Блог


Вы здесь: Авторские колонки FantLab.ru > Авторская колонка «nikalexey» облако тэгов
Поиск статьи:
   расширенный поиск »


Статья написана 1 октября 2009 г. 13:21

Многие исследователи и ученые сходятся к мнению, что религия в той или иной мере всегда была присуща человечеству. Даже на этапе формирования человеческой расы, еще во времена кроманьонцев, неандертальцев (хотя прямое родство последних с современным человеком и спорно) существовали уже зачатки религии, веры в более могучие и всезнающие силы, вера в загробную жизнь (об этом можно судить по раскопкам захоронений того времени). Кстати, в те же времена, вполне, вероятно, зародились и рассказы о невероятных вещах, событиях, сущностях, рассказываемые возле костра в свободное время (иногда, и придуманные для развлечения и коротания вечеров). В те времена еще фантазии людей и религия находились в тесной связи, дополняя и поддерживая друг друга.

Позже религия стала преследовать инакомыслящих, к которым причисляла и людей, чьи фантазии шли вразрез с общепринятыми религиозными догмами.

С появлением письменности, а в особенности книгопечатаньем, конфликт приобрел еще больший размах.

Фантастика и Фентези, как правило, не уживаются с большинством религиозных течений. Авторы в своих книгах придумывают вещи, противоречащие догмам веры, а иногда и высмеивая и вообще ставя под сомнения, либо трактуя иначе факты, изложенные в священных книгах. Представители религии в свою очередь запрещают верующим читать подобные книги. Так было с Гарри Поттером, цикле о Роберте Ленгдоне и многие других. И хотя в нынешние времена вопросы противостояния решаются более цивилизованными путями (а не как во времена Средних веков) конфликт неисчерпан. Борьба религии и ФиФ за право давай пояснения своим почитателям о тайнах природы и, самое главное, говорить что будет в будущем, продолжается

Писатели по разному изображают религию в фантастике, начинаю от откровенной сатиры, до попытки переосмысления религии (Искатели Неба Лукьяненко), и даже построения новых религиозных учений, причем не только для книжных героев (культ Ктулху Лавкрафта и Сильмариллион Толкиена), но и в реальную жизнь – самый яркий пример Саентология Хаббарда.

И все-таки религия как была, так и остается одной из любимых тем в ФиФ, даже если и религия не играет основную роль в повествовании, ее могут использовать для более детальной прорисовки мира, в особенности это касается мира далекого будущего и нечеловеческих рас.

Хоть Айзек Азимов и однажды сказал, что фантастику пишут атеисты, я не могу согласиться с этим.


P.S. хотелось бы еще пару слов сказать о классификаторе Лаборатории, а именно расширение пункта "Общие характеристики/Религиозное". По моему мнению, данный пункт освещает не все стороны религиозной тематики в ФиФ, а именно в следующих пунктах:

1. Сектантство, в т.ч. сатанизм

К примеру, сатанизм — его едва ли стоит относить к христианству, во-первых, его догматы предусматривают отрицание основных постулатов веры христианства, во-вторых, сатанизм своими корнями уходит в Каббалу и более древние языческие религии. Кроме того, часто в произведениях упоминаются различные секты, которые по большей степени отрицают основные догмы традиционных религий.

2. Ксенорелигии

пункт включает в себя произведения, в которых описываются религии нечеловеческих цивилизаций (в фэнтези нечеловеческих рас), как, к примеру, Чужак в чужой стране Хайнлайна

естественно, можно предложить, что данный пункт включается в "Сюжетные ходы/Ксенофантастика (Психология и внутренний мир инопланетных рас)", хотя понятие религия более широкое, чем только психология и внутренний мир, да и описание религии нечеловеческих цивилизаций — процесс довольно сложный, но крайне интересный

3. Придуманные религии

пункт включает в себя полностью придуманные автором религии, такие как культ Ктулху

придумать иную религию также сложно, а может и труднее, чем придумать иной мир, взять хотя бы Древних Лавкрафта, который придумал для Ктулху не только религию, но и даже свою историю и мифологию, хотя и частично основанную на азиатских источниках

4. Измененные религии

религии Анклавов Панова, Псалмы Ирода Эстер Фриснер

пункт включает в себя религиозные верования будущего, в которых либо сильно изменились существующие догмы веры, либо произошло смешение нескольких религиозных течений, в результате чего образуется некий симбиоз двух или более учений. Данное явление особенности особенно часто встречается в постапокалиптике и описывающих далекое будущее книгах, где авторы довольно часто сильно изменяю современные религии, иногда объединяя, изменяя их.

К тому же если религию выдели в отдельный пункт, надо наиболее полно освятить это направление.


Статья написана 30 июля 2009 г. 13:30

Довольно часто в фантастике главными героями становятся дети. При этом условно можно выделить две категории произведений с детьми: детские и произведения для взрослых.

Если с первым все понятно — дети использованы в качестве героев для того, чтобы приблизить произведения к детской аудитории, показать восприятие мира максимально близким к мировоззрению ребенка, через призму его чувств и эмоций. Ведь все знают, что дети по-другому видят этот мир.

Мне хотелось бы более подробно остановиться на произведениях, главными героями в которых являются дети, рассчитанные на более взрослую аудиторию, а именно на проявлении жестокости детей.

Авторы довольно часто уделяют этому внимание детскому миру. Каков он? Такой ли он добрый? Ведь через этот мир прошел каждый из нас, и каждого свои впечатления, причем очень часто эти впечатления довольно отличаются.

Детская жестокость — что это: необходимость для воспитания или порок человеческого общества?

Примеры этому могут служить Уильям Голдинг «Повелитель мух», Сергей Лукьяненко «Рыцари Сорока Островов», Рэй Брэдбери «Всё лето в один день», Рэй Брэдбери «Детская площадка», частично Орсон Скотт Кард «Тень Эндера», Андрей Лазарчук, Ирина Андронати «За право летать».

Объединяет их одно — детская жестокость, которая страшна многими вещами: во-первых, это дети — идеал непорочности, во-вторых, кто из этих детей после вырастет, и, в-третьих, детская жестокость страшна тем, что дети часто не понимают всей полноты последствий своих действий и поэтому их действия зачатую более жестоки, чем взрослых. Ведь ребенок еще не обладает тем опытом, в том числе горечью от поражений, который присущ взрослым. Дети видят мир в двух цветах – белое и черное, компромисс зачастую отсутствует (по крайней мере, по мнению детей). Хотя следует различать детскую жестокость исходя из побудительных факторов: внешнего и внутреннего. Так в рассказе Брэдбери "Все лето в один день" дети жесткого обошлись с девочкой с Земли, которая теперь живет на Венере, где постоянно идут дожди и люди не видят солнца годами, а маленькая землянка его видела. И этим она отличается от других, в лучшую или худшую сторону, не важно. Она другая. И остальные дети чувствуют это и решают ей отомстить, ибо она, по их мнению, стоит на ступеньку выше их. И они не могут простить ей этого. В "Детской площадке" того же автора мы видим несколько иную картину. Детская жесткость навеяна некой мистической силой, а мир детей – представляется этакой визжащей и безжалостной безликой массы, наделенной чем-то демоническим и с целями далекой от детских беззаботных забав.

Хотелось также остановиться на произведениях, где дети по сюжету оказываются предоставленными самим себе. То есть остаются без надзора взрослых (эх, сколько детей мечтает об этом – полная свобода, делай, что хочу). Вот только вместе с надзором (или вниманием, как кому больше нравится) взрослых, как оказывается, теряется довольно многое. В первую очередь теряется ощущение возможных последствий за совершенные действия. Никто не придет, не поставит в угол, не погрозит пальцем, не лишит сладкого, не оставит на ночь без мультфильмов (многие, думаю, помнят еще и такое). Эта ситуация расписана во многих романах, мне бы хотелось остановиться на двух из них: Лукьяненко "Рыцари сорока островов" и Уильям Голдинг "Повелитель мух" (к сожалению, данный автор пока не представлен на сайте). Не смотря на общность сюжета, в этих книгах есть и довольно много различий, в том числе и в побудительных причинах агрессии. Так у Лукьяненко несколько подростков (отобранных специально "чужими") попадают на ограниченную территорию, где по приказу "чужих" (внешние побудительные факторы) вынуждены сражаться друг с другом. Голдинг же больше внимания уделял психологическому аспекту. В "Повелителе мух" группа подростков терпит крушение на самолете (случайно попадает) над островом, где в результате определенных событий (больше внутренние факторы) начинает войну друг против друга. Хотя относительно побудительных причин не так все просто. Некоторые подростки говорят, что это их заставлял делать Повелитель мух. Название книги Повелитель мух является буквальным переводом имени древнееврейского бога — Бааль звув, несколько измененное имя которого (Вельзевул) в дальнейшем в христианстве стало ассоциироваться с дьяволом.

То есть нечто мистическое все же присутствует в романе Голдинга. И на это сверхъестественное так удобно списывать свои ошибки и поступки.

Особенно если подобные проступки делаются коллективно, подстегаемые неким Повелителем мух, который тайно наблюдает за всеми из чащи леса, требуя все новых и новых жертв. Этот феномен, феномен толпы, которая в одночасье превращается в дикого зверя, ведомого лишь примитивными и злобными инстинктами, способного снести все на своем пути, после чего пропасть – распасться снова на отдельных людей, каждый из которых не сможет понять, что произошло. И после списать это все на Повелителя мух, как дети на необитаемом острове Голдинга, либо же заключенные сорока островов Лукьяненко. Это делали ведь не они, их заставляли. Но так ли это?

Что легче — стать волчонком, как и другие, развлекая невидимых зрителей, или бросить вызов всем, с той же детской непосредственностью в войне против всего мира? Рыдая после "над прежней невинностью, над тем, как темна человеческая душа".

Дети не должны лишиться детства, взрослые же должны обеспечить это детство, также как и правильное воспитание.


Тэги: Жанры
Статья написана 20 июля 2009 г. 18:25

Старые предсказания будущего

Многие писатели способны, заглядывать в будущее, предвидя развитие науки и техники, другие же своими произведениями сами строят это будущее. Хрестоматийным примеров этому может служить всем известный робот Чапека, ведь именно благодаря ему появилось этот термин. Не меньше подобных предсказаний у Жюля Верна, взять хотя бы его знаменитый Наутилус.

Все писатели-фантасты в своих произведениях используют описание различных технологий, которые, как правило, базируются на изобретениях того времени, естественно приукрашивая и усовершенствуя их. Но ведь за последние годы произошел серьезный скачек технологий, и, читая фантастику таких метров, как, к примеру, Азимов и Саймак, довольно часто это "бросается в глаза". (Такой жанр как стимпанк в данном случае не берется во внимание).

Так, на пример, в романе "Город" /1952 год/ одним из достижений цивилизации Саймак видит использование личных вертолетов. Современные авторы используют уже флаера и кабины мгновенного перемещения. В цикле Основание (Фонд, Академия) /основная трилогия 1951-1953/ Сэлдон в своих расчетах использует только калькулятор, а современные авторы предпочли бы встроенный в мозг микрокомпьютер. В произведениях того же Жюль Верна «С Земли на Луну» главный герой для полета на Луну использует гигантскую пушку, которая выстреливает его на орбиту. В романе Френсис Карсака "Пришельцы из ниоткуда" есть такое описание прибора для межзвездной связи: "Я ожидал увидеть примитивную схему, а вместо этого передо мной была великолепная конструкция из металлических и стеклянных трубок, прозрачных и матовых ламп, туго натянутых проводов. На многочисленных циферблатах странные двойные стрелки указывали деления непонятных для меня величин", в этом случае автор старается хоть как-то завуалировать описание неизвестного устройства, но все использование ламп сразу сводит на нет футуристичность данного прибора для современного читателя.

Этот список можно продолжать довольно долго.

Оно и понятно, откуда мог тот же Карсак знание о транзисторах или полупроводниках, Верн о ракетах и т.д.

Некоторые писателя выходили из положения другим способом — введением новых материалов и источников энергии, не имеющих даже отдаленных аналогов в науке того времени. Хотя и эта идея находила противников даже среди коллег-писателей. Так Жуль Верн высказался насчет фантазии Герберта Уэлса ("Первом человеке на Луне") и выдуманного им каворита — субстанции, неподвластную гравитации: "Я отправил своих героев на Луну с порохом, такое может случиться на самом деле. А где мистер Уэллс найдет свой «каворит»?"

Все это больше характерно для твердой научной фантастики, хотличающейся тем, что повествование не нарушает известных научных законов ( в данном случае можно сделать поправку – не нарушает известных научных законов на время написания произведения). Ведь неизвестно, какие еще изобретения ждут человечество впереди, не окажется ли, к примеру, использование кремниевых соединений в компьютерной технике следующего столетия таким же тупиковым направлением, как лампы накаливания, либо переход на новые источники энергии сделает атомные реакторы жутким анахронизмом. В этой связи писателям становится все труднее и труднее, ведь наука шагает вперед все быстрее и быстрее. И то, что еще лет десять назад могло считаться плодом творчества фантаста, сейчас может уже быть действующим прототипом.

Другое дело читатель, который берет в руки подобную "старую" фантастику. Что он испытывает, беря в руки старые романы? Интересны ли они нынешнему поколению? Не "спотыкается" ли читатель, увидев в тексте подобные несуразицы? Не отвлекает ли это от чтения, уводя в своих размышлениях далеко от сюжета, либо наоборот подстегивает читателя к размышлениям и большему погружению в книги?

И самое главное — какое будет отношение к нынешней фантастике через лет сто, когда наука продвинется далеко вперед? Насколько будут точны их "прогнозы"? Будет ли она интересна нашим потомкам, ведь того же Верна, Уэллса читают и сейчас…

P.s. Ни в коем случае не хочу обидеть фантастов прошлых лет, считая что их творчество уже не нужно.


Тэги: Жанры



  Подписка

Количество подписчиков: 35

⇑ Наверх