Блог


Вы здесь: Авторские колонки FantLab.ru > Авторская колонка «nikalexey» облако тэгов
Поиск статьи:
   расширенный поиск »


Статья написана 24 мая 2011 г. 10:33

Начав роман Джек из Тени Желязны, я был просто поражен созданным миром. Миры Желязны и до того отличались своей самобытностью и проработанностью, взять тот же Амбер и Хаос (хоть этот цикл многие и не любят) или мир Князя Света. Автор меня и привлекает в первую очередь своей способностью создавать новые необычные, порой парадоксальные миры.

Первое впечатления о мире (первые главы) — это нечто, напоминающее ад, но только не тот, который со сковородками, муками и котлами с кипящей смолой для грешников, а ад населенный демонами и другими сущностями. Более всего мир Джека мне напомнил мир Хаоса из Хроник Амбера — те же Лорды, обличенные могуществом, силой и волшебством... Но, как оказалось, на этом мир не заканчивается — есть еще и Светлая сторона. Планета по сути поделена на две части — на одной царит день, на другой — ночь. Дневная сторона занимается наукой, а ночная — магией. При этом миры практически не пересекаются.

Причем читателя знакомят только с темной стороной, и эта сторона заслуживает того, чтобы ей посвятить книгу. Мир живет по своим законам, его обитатели практически бессмертны. Их, конечно же, можно убить, но при этом через определенное время они снова возрождаются в Навозных ямах Глива /довольно оригинальный вариант реинкарнации — возрождаться в грязи, окруженном зловонием — тут есть и своеобразный юмор и в какой-то мере философские размышления/. При этом большая часть могущественных лордов Темной стороны привязаны к определенным локациям, где их сила максимальна.

Главный же герой — Джек из тени — вор, черпающий свою силу из теней (собственно откуда и получил такое имя). Поэтому и получается у Джека колесить по всей Темной стороне, осуществляя то тут то там тайное изъятие вещей у законных (или не совсем законных) владельцев, то есть по сути дела воровством. Причем по ходу повествования выясняется, что Джек практически у всех, что-нибудь, да украл, в большинстве случаев, просто так (видать форму поддерживает).

Одним словом, как уже говорилось, Мир у Желязны удался, за это можно ставить твердую пятерку. Но вот с остальным — получилось не так уж хорошо. Произведение по сути можно разделить на две части — до того, как Джек попал на Светлую сторону и после. Если первую часть читать очень интересно, то вторая — имхо полностью провальная. Во-первых, неясно как Джек туда попал и почему до него это никто не предпринимал, как он, житель Темной стороны, мог жить и уж тем более выдавать себя за жителя Светлой (одно отсутствие загара должно было вызвать вопросы), во-вторых, резко меняются характеры героев: сам Джек предстает своего рода злодеем, а его враги чуть ли не доброжелателями, В-третьих, резко падает темп повествования. У меня вообще создалось стойкое ощущение, будто роман начинал Роджер Желязны, а вторую часть дописывал уже совсем другой человек по скупым наброскам и черновикам Роджера. Разница просто разящая.

Одним словом после прочтения остались двоякие воспоминание — от радостного предвкушения очередных приключений после первой части, до занудного замучивания текста после второй.

Немного порадовал открытый финал романа, хотя некоторые элементы и были предсказуемы.


Статья написана 24 декабря 2010 г. 07:56

цитата

Один студент университета во время визита к Гадзану спросил его:"Читал ли ты Библию христиан?"
"Нет. Почитай мне ее,"- ответил Гадзан.
Студент открыл Библию и начал читать из Евангелия от Матфея: "И об одежде что заботитесь? Посмотрите на полевые лилии, как они растут: не трудятся, не прядут. Но говорю вам, что и Соломон во всей славе своей не одевался так, как всякое из них. И так, не заботьтесь о завтрашнем дне, ибо завтрашний день сам будет заботиться о своем."
Гадзан ответил: "Тот, кто произнес эти слова — просветленный человек."
Студент продолжал чтение:"Просите, и дано вам будет; ищите и найдете, стучите и отворят вам. Ибо всякий просящий получает, и ищущий -находит, и стучащемуся отворяют."
Гадзан заметил: "Это прекрасно. Тот, кто так сказал — не далек от Буддизма."

"101 Дзенская история". История №16

С самого начала романа Князь Света автор погружает читателя в новый неизведанный мир. При этом с первых же строк читателя ждут несколько неожиданностей. Во-первых, основа – не так уж и много произведений построено на индуистской мифологии. Ну не популярно это в западном мире, несмотря на повальное нынешнее увлечение индуистскими религиями и обилие соответствующей литературы, которую пытаются продавать везде, даже прямо на улицах. Тем не менее, мало кто из писателей настолько разбирается в индуистской мифологии, что рискнет написать по ней роман.
Во-вторых, мир – с самого начала – после упоминания молитвенной машины, построенной в монастыре для вызова Будды из нирваны — читатель сразу настраивается на новый мир, в котором будут переплетены технологии с мифическими временами, когда боги спускались на землю и вершили свои дела среди людей.
Дальнейшее, в принципе, повторяет многие книги – есть боги, и есть тот, кто собирается бросить им всем вызов, будет пытаться любой ценой «скинуть иго» богов и освободить угнетаемый простой народ. В этом отношении Желязны не проявил какой либо оригинальности – этот сюжет известен еще со времен древних мифов. Тем не менее, и тут Желязны внес свою авторскую новинку. Несмотря на то, что речь идет о противостоянии богов, экшена как такого в книге почти нет. Нет великих битв, от которых будет содрогаться земля и падать звезды с небес и других катаклизмов, дерзких героев с клинком, бросающих с вызов богам, тысячных армий сходящихся на бескрайних полях. Конечно же, будет пару сражений, но не таких уж масштабных, не того «размера», которые были бы присущи обычным войнам богов.
Герой Желязны – Князь Света решил пойти другим путем, за что и получил свое прозвище, ставшее названием романа. Он решил бороться с богами их же собственным оружием – верой и религией. Причем не религией противостояния, которая бы противостояла богам, показывала бы их порочность и «незаконность». Нет, Сэм провозгласил себя Буддой и решил проповедовать буддизм (практически не измененный «земной» вариант), который, как известно, является одной из самых терпимых религий. Учил мир терпению и смирению, побеждая этим оружием своих врагов. И, как оказалось, путь его был выбран верно.
Текст представляет собой, в особенности условная первая часть, сборник небольших сказаний о начале пути Сэма, как он постепенно шел к своей цели – низвержения Небесного града. Вот на и описании этого пути и стоит обратить внимание. Ибо именно тут Желязны и показал себя как блестящий писатель, представив читателям замечательные философские и морально-этические размышления на многие темы. Это и религия, и межчеловеческие отношение, и отношения человека с миром, и восприятие мира, и попытки изменить мил или себя. Одним словом здесь есть много чего, о чем стоит задуматься. Более интересно это потому, что данные размышления подаются через призму буддизма.
Что до самого противостояния и целей, каковые преследовал Сэм и каковые защищал Небесный град, то тут также нельзя выделить исключительно положительную и отрицательные стороны.
Присутствует в романе и христианство, но оно играет довольно неприметную роль, да и представлено отнюдь не с лучшей стороны.
Нужно также остановиться и на языке романа. Как и всегда у Желязны, он чрезвычайно ярок, в особенности, когда это касается описаний мест. И уж полностью раскрывается, когда дело заходит об описаниях неких нереальных и призрачных локациях, существование которых в обычных условиях невозможно. Кстати, это довольно характерно для всего творчества автора. К тому же по манере письма автор старался максимально приблизиться к стилю древних сказаний, в духе Махабхараты. И это у него получилось. Восточный колорит виден не только в диалогах персонажей, но и в описаниях.
Еще хотелось бы пару слов сказать о недостатках в построении мира, которые бросились мне в глаза. Первое — наличие ракшасев, демонов, которые были, судя по всему, в этом мире до прибытия людей, хотя об этом и упоминается вскользь

цитата

они — исконные обитатели этого мира, что они были здесь еще до появления человека с исчезнувшей Симлы
Тем не менее, они каким-то образом вписались в существующий порядок, стали абсолютно похожи на демонов индуизма, а главное — воспринимают пришедших людей как богов. Не спорю, после пришествия в этот мир люди победили демонов, тем не менее, все ракшасы воспринимают существующий порядок и «следуют линии религии» диктуемой Небесным градом, хотя и помнят те времена, когда люди еще не были богами. И не разу в разговорах с Танакой не прозвучало слово «пришелец». Довольно странное поведение для аборигенов по отношению к захватчикам.
Второе — это сам факт наличия богов и «обычных» людей. Ведь, по сути, все боги этого мира, просто люди, прожившие не одну сотню жизней. Да и на протяжении всего романа автор так и не дал ответа — каким же образом первые стали богами, где грань между технологиями и их внутренними силами (как, к примеру, убийство взглядом у Ямы). Эта смесь между технологиями, людскими и божественными возможностями, которые перетекают из одного в другое, часто даже без определения, что перед нами (взять того же Мару), делает довольно существенную прореху в мире, созданному автором. Такое ощущение, что даже сам Желязны не определился по многим вопросам. Ведь ни разу никто, даже Сэм, ни разу не произнес: «Мы просто обычные люди, обладающие большими знаниями, чем простые смертные». Даже между собой они упорно именуют себя богами.
Крайне редко обращаю внимание на перевод. Но вот одно место сильно резало глаза: Яма, также именуемый Смертью, в данный момент является особью мужского пола. Когда речь шла о нем под именем Яма — переводчик писал о нем в мужском роде: «пошел», «сделал» и т.д. Но если повествование велось о нем, как о Смерти, то уже было: «сделала», «пошла», хотя Яма-то не менял свой пол. Неужели нельзя было писать: «смерть пошел», «Смерть сделал» и так далее. Также хотелось бы провести некую параллель между двумя романами Желязны: Князь Света и мои любимые Хроники Амбера. Хотя, на первый взгляд романы абсолютно разные, все же между ними есть много общего по построению сюжета и главными героями: во-первых, борьба одного против всех — Князя Света против Небесного Града (ну чем ни битва Корвина против Эрика, возглавлявшего в свое время Амбер); во-вторых, главные герои — бессмертные боги в Князе Света (почти как амбериты и хаоситы в Хрониках); в-третьих, в Князе есть Яма — прекрасный фехтовальщик и воин, ну чем не Бенедикт – такой же спокойный и уравновешенный, блестящий фехтовальщик, между Ямой и Сэмом, также как и между Корвином и Бенедиктом было противостояние, как в настоящей битве, так и в поединках, также и Бенедикт и Яма смогли бы победить своего соперника и самостоятельно возглавить движение, если бы захотели, также можно провести параллель между Агни и Джулианом и Каином, ; в-четвертых, постепенное раскрытие сущности Ниритти или Чёрного, дарящее много неожиданностей, также как и с Хаосом; ну и, конечно же, борьба за престол, хотя Сэм не так и стремился занять его. В общем, общие черты довольно таки заметны.


Тем, кто не читал роман, даже не могу с уверенностью сказать — понравится ли этот роман другим. Довольно трудно подобрать похожий роман, чтобы провести параллели, с чем-то сравнить его. Романов на индуистской мифологии практически нет (по крайней мере, я не могу вспомнить ни одного).
Одно могу сказать – если привыкнуть к манере повествования и труднопроизносисмым и тяжелозапоминаемым именам героев – удовольствие от прочтения гарантировано.

Статья написана 7 декабря 2010 г. 13:11

Недавно снова прочитал роман Долина проклятий Роджера Желязны. Ну что ж сказать, роман вызвал двоякие чувства. С одной стороны Желязны все-таки отменно владеет пером, поэтому язык повествования отменный. С другой стороны некоторые моменты вызывают ряд вопросов. Но обо всем по порядку. Роман относится к жанру постапокалиптика – мир после ядерной катастрофы, в котором оплот и надежда всей человеческой цивилизации – Соединенные Штаты Америки – лежат в руинах, более того, разделены на два независимых государства – Бостон и Лос Анжелес, которые ввиду удаленности и отсутствия возможности сообщения (радио, самолеты, да и другая связь вышла из строя) практически выживают поодиночке. Но вот, в Бостоне происходит вспышка болезни, лекарство от которой, естественно, по закону жанра, есть только на другом конце континента – в Лос Анжелесе (Бостон почему-то не запасся некой сывороткой Хавкина).

И вот возникает необходимость кому-то ехать через весь континент мчаться с сывороткой. Посылают туда самых лучших – то есть главного героя – отъявленного преступника и злодея, грабителя и насильника, одним словом крутого парня. При этом его в первой же сцене ловят крутые полицейские и отправляют к главному боссу, который со словами: «Парень, ты нужен Америке», объяснив всю серьезность ситуации под дулами пистолетов запихивает ГГ в крутейшую машину на восьми колесах с пулеметами, ракетами, огнеметами и прочими прибамбасами. Кстати, имя главное героя – Чёрт, так уж назвал его отец.

Далее следует путешествие по Долине проклятий – центральной части нынешних США наиболее пострадавшей от последствий ядерной войны. В пути будут и монстры-мутанты, и озверевшие бандиты (но, естественно, в подметки не годящиеся Чёрту Таннеру), природные катаклизмы и многое другое. Из-за этого, в принципе, и было прервано сообщение между двумя постСША странами.

Любопытно расположение выбранных мест расположение государств – Лос анжелес и Бостон – Восток и Запад. Именно из Лос Анжелеса (читай дикого Запада) отправляется водитель (читай ковбой — одиночка) на Восток. Да и ГГ – Чёрт Таннер получился настоящим героем вестренов – в меру зрелый, с частью индейской крови, одиночка, не расстающийся со своим байком, гоняющий без страха по всей Америке, прекрасно владеющим всеми видами оружия, но предпочитающим револьвер, немногословный. В общем, классический герой вестерна, не расстающийся с сигаретами, кофе, беконом с яйцами на завтрак, револьвером и который прищуром глаз может сказать больше и яснее, чем любой актер в роли Гамлета. Одним словом роман можно назвать модифицированным вестерном (по духу) с элементами постапокалиптики. Как и полагается по классике жанра, главный герой в начале бандит и злодей, к концу становится ярым поборником за правое дело, причем делающий добро с некоторым пренебрежением и сарказмом, пытаясь оправдать имидж плохого ковбоя, к которому лучше не цепляться.

Очень улыбнуло фамилия одного из второстепенных героев – Поттер. Правда, ни его, ни его детей не звали Гарри (Роулинг прочитал не далее как годик назад).

Теперь о моментах, которые вызвали вопросы. Во-первых, главный герой – Черт Таннер, бандит и убийца слишком уж быстро превратился в законопослушного гражданина, не щадящего жизнь для общественного блага и сохранения оплота цивилизации в лице Бостона. Слишком уж быстро произошли перемены, причем кардинальные.

Во-вторых, некоторые аспекты мира после ядерной войны. Одним из последствий бомбардировки стало радикальное изменение погоды: обычным явлением стали ветра

цитата

Самолеты давно не летали. Ни один аппарат не мог подняться выше двухсот футов — туда, где начинались ветры. Свирепые ветры, опоясывающие земной шар, срывающие вершины гор, гигантские секвойи, развалины зданий; зашвыривающие птиц, летучих мышей и насекомых в мертвую зону; ветры, пронизывающие небеса черными полосами мусора. Эти полосы иногда встречались, сталкивались, сливались, обрушивая на землю тонны месива всякий раз, когда масса их оказывалась слишком большой. Воздушное сообщение абсолютно исключалось, ибо ветры повсюду и никогда не утихали.

По крайней мере, на 25-летней памяти Черта Таннера.

Кроме того бури с камнепадами

цитата

Вода низвергалась потоками, и камни с футбольный мяч колотили в броню автомобилей.

При всем при этом люди живут более менее нормальной жизнью – осталось целая большая часть строений (это при таких то дождичках), а главное – судя по всему живо сельское хозяйство. Чёрт не расстается с сигаретами, пьет кофе. А как можно вырастить что-то при таких погодных условиях? Первый же дождик с каменным градом размером с футбольный мяч напрочь должен уничтожить все посевы. А выращивать в больших количествах растения под землей едва ли рентабельно. Тем более ничего не говорится о дефиците. Наоборот, Таннер курит сигарету за сигаретой. Как выращивали табак, производили сигареты в пачках – так и остается большим вопросом. В общем, такие детали с миром граничат с откровенным ляпом.

А так роман удался, в особенности, если принять во внимание год написания – 1969 (к счастью, автор не стал останавливаться на причинах войны, чем избежал неминуемого бы упоминания о коварстве русских, начавших Армагеддон).


Статья написана 18 августа 2009 г. 20:10

К превеликому сожалению, последний роман Хроник Амбера (Повелитель Хаоса) Желязны закончил всего за несколько лет до своей смерти. Хотя логически чувствуется, что у серии должно быть продолжение – слишком уж много сюжетных нитей осталось незаконченными, слишком много недосказанного: это и вопрос с престолонаследием Хаоса, противостояние Логруса и Лабиринта, возвращение Корвина, да много еще чего. На некоторые вопросы отвечает серия Амберских рассказов. Тем не менее, после их прочтения остается чувство недосказанного, а также того, что эти рассказы представляют собой только часть, они только элементы сложной мозаики, которую начал складывать Желязны, но, к сожалению, так и не успел.

Если пойти в рассуждениях дальше, а именно по структуре произведения, то получается, что Хроники делятся на пятикнижье, причем в каждом из них автор приносит в мир что-то новое. В первом пятикнижье появляется Амбер – истинный мир, центр всего сущего. В конце пятикнижья (роман Владения Хаоса) более четкую картину начинает обретать Хаос, можно даже сказать, что принцип мира Хроник меняется: это уже не однополярный мир с центром в Амбере. Далее во втором пятикнижье читатель все больше знакомится с миром Владений, узнает его историю, в том числе и тот факт, что представление о мире с центром в Амбере, скажем так, не совсем верно отражало реальность. Хаос также являлся центром притяжения, влияя на окружающие тени и вступая в противоборство с Амбером. Таким образом, у нас получился биполярный мир "Амбер — Владения Хаоса".

Если же продолжить свои размышления дальше, можно предположить, что автор, вполне возможно, и в третьем пятикнижье (если уж придерживаться логики о продолжении Хроник и сохранении структуры цикла) появится "третий центр" вселенной, либо третья сила. Именно этим прогнозам (многие их, наверное, посчитают еретическими) хотелось бы уделит внимание.

Ведь Хроники Амбера, несмотря на свою популярность, имеют довольно небольшое число сиквелов, приквелов или вбоквелов других авторов (к счастью или сожалению – это уж пусть решает каждый сам для себя). Более-менее внятные получились продолжения у Мзареулова, да предыстория у Бетанкура.

Тем не менее хотелось бы высказать некоторые свои рассуждения, о том, какая именно сила бы появилась в третьем патикнижье.

Всего таких теорий у меня получилось три:

Первая. Самая логичная на первый взгляд – Лабиринт Корвина, который он создал по пути к финальной битве между Амбером и Хаосом, думая, что Оберон не смог починить Истинный Лабиринт (Владения Хаоса). Таким образом, возник еще один Лабиринт, который, вопреки ожиданиям, не слился с Лабиринтом Дворкина и начал вести собственную игру на фоне противоборства Лабиринта Дворкина и Логруса. Хотя эта игра была рассчитана в основном только на выживание, но это пока. Как видно из последних книг новый Лабиринт активно вербует себе сторонников, предоставляя им защиту, как от Лабиринта Дворкина, так и Логруса. Кроме того, в финале Принца Хаоса на сцену снова выходит Корвин, демиург нового Лабиринта, что существенно увеличивает силу нового Узора. Да и Мерлин, Далт, Джарт и Ринальдо также решили скрыться на время под покровительством нового Лабиринта. К тому же новый узор заполучил (пусть, возможно, и временно) Корал с Глазом Хаоса, которая скрывается под его защитой от Лабиринта Дворкина и Логруса. А если учесть, как обошлись с Корал две силы до этого, вряд ли она согласится по доброй воле возвращаться во Владения или Амбер. Таком образом новый Лабиринт сильно упрочил свои позиции, и, возможно, сможет соперничать с более древними и могущественными силами.

Из слабых сторон этой теории можно назвать тот факт, что у Лабиринта Корвина пока что нет структуры (как то города Амбера либо Владений Хаоса) способных защищать его и династии, к которой будет привязан узор, либо наоборот, которая будет привязана к узору. Да и новый Лабиринт пока что прошли только Корвин и его сын Мерлин (призраки пока не в счет). Хотя можно предположить, что и город и династия появятся гораздо позже, но в настоящий момент (окончание 10 романа) такого пока нет. Кроме того, есть еще один аспект – ни исследования Мендора и Фионы, ни Сухая не показали факт появления Теней отбрасываемых новым Лабиринтом (уж если бы такое произошло, вряд ли этому не придали бы значение).

Вторая. Новой силой, успешно конкурирующей с Лабиринтом и Логрусом, является также Призрачное колесо – суперкомпьютер, созданный Мерлином и способным путешествовать по Теням, перенося не только себя, но и другие предметы и людей. Кроме того всех возможностей Призрачного колеса, по всей видимости, не знает даже сам Мерлин, его творец. Но, тем не менее, Колесо уже неоднократно сталкивалось с другими силами – Змеей и Единорогом. Нельзя сказать, что в этих противостояниях был победитель, хотя уже тот факт, что Силы не справились с Колесом, говорит о многом.

Теперь встает закономерный вопрос с династией и центром мира. Насчет династии вопрос крайне сложный ввиду природы Колеса, с другой стороны оно называет Мерлина отцом.

Что до центра нового мира, то им могла бы послужить Земля. Да, наша Земля, которой в Хрониках уделено довольно много внимания. Здесь долгое время жил Корвин и Фиона, здесь учился Мерлин и Люк, и именно здесь Мерлину пришла в голову идея создания Призрачного колеса. Конечно, все это можно списать на то, что живя долгое время на Земле, Корвин тем самым усиливал ее, как в свое время усилил Авалон (кстати, по странному стечению обстоятельств только Корвин /имеется ввиду второе поколение амберитов/ обзавелся подобным миром, как то Авалон и Земля, и только он же смог нарисовать еще один Узор). К тому же Земля сильно отличается в своем развитии как от Амбера, так и от Хаоса. Она выбрала свой путь отличный от магии Амбера и Хаоса, развивая технологию. И именно эта технология стала основой для создания Призрачного колеса.

Тем не менее, эта теория маловероятная и едва ли продолжение Хроник пошло бы таким путем.

Третья. Появление протосилы, первичной по отношению к Хаосу и, естественно, Амберу.

По моему мнению, наиболее вероятный и наиболее интересный для читателей вариант.

Так, к примеру, поступил Мзареулов в трилогии Хроники Фауста (альтернативное продолжение Хроник Амбера Роджера Желязны), когда ввел в повествование Нирвану, но в дальнейшем произведение скатилось чуть ли не в открытый стеб, тем самым разрушив создаваемый мир.

Тем не менее, появление такой протосилы (буду ее в дальнейшем называть так) вполне обосновано некоторыми причинами, на которых остановлюсь подробнее. В первых романах автор представил Землю всего лишь как отражение Амбера, впоследствии Амбер оказался, беспристрастно говоря, всего лишь мятежным пространством Хаоса, созданным бежавшим из Хаоса Дворкиным. Так что вполне вероятно Желязны мог бы ввести протосилу, существование которой обуславливало бы вторичность и Хаоса, погружая читателя все дальше и дальше к истокам (хотя возможно и не совсем к истокам) создания вселенной Хаоса-Амбера.

Кроме того, если в тексте Хроник (в честности Принц Хаоса и сборник Амберских рассказов) можно встретить косвенные упоминания о некой неизвестной доселе силы. Одним из таких упоминаний являются спикарды – кольца, которые являются источниками силы, сравнимые по мощи со знаком Логруса и Лабиринта, и использующие энергии, не принадлежащие к известным источникам, то есть не зависящие ни от Логруса ни от Лабиринта. Одно из таких колец помогает Мерлину в противостоянии с Дарой и Мендором, причем последних поддерживал Логрус. Полостью о могуществе спикардов мало что известно, также как об их создателях и источниках. Но создать такие артефакты можно только используя колоссальные затраты мощности и подключив спикарды к неиссякаемым источникам энергии. Одним из объяснений существования спикардов может быть протосила, более могущественная чем Логрус и Амбер.

Информация о спикардах крайне отрывчатая, да и знают об этом немногие: Сухай, да разве что Делвин – сын Оберона, возможно частично еще Мендор и Дара, но знания последних двух скорее всего прикладного характера. О Сухае, хранителе Логруса, знающего очень многие тайны мироздания, можно предполагать многие вещи, вплоть до того, что именно он является создателем Логруса. (Кстати, тогда, возможно, таким образом объяснить его силу, могущество и знания, а также то, откуда он знает о спикардах).

О Делвине известно также мало. Он сын Оберона, но очень давно по каким-то причинам покинул Амбер. Где он сейчас и чем занимается неизвестно. Но именно он, совместно с Блейзом, подменил спикард для Мерлина. Благодаря чему Мерлин получил не тот спикард, на который рассчитывали Дара и Мендор. В разговоре с Мерлином Делвин говорит:

цитата

Мое имя Делвин, и мы можем не встретиться никогда… если древние силы не вырвутся на свободу. Принц Хаоса.

Не уточняя при этом, о каких древних силах идет речь, но и не скрывает наличие этих самых сил.

Еще где-то среди теней есть Страж Четырех Миров – место где сходятся четыре Тени, создавая при этом поток энергии, по мощности могущий поспорить с силой Логруса и Лабиринта.

И спикарды и Страж Четырех Миров могут представлять собой артефакты, оставленные протосилой. Причем их мощность настолько велика, что в известной вселенной едва ли найдутся аналоги. А ведь это по сути всего лишь частички нечто большего.

Кроме того в рассказе Сокрытая и гизель появляется новая раса – Сокрытые, живущие в таинственном Зазеркалье. Об этом народе известно крайне мало – они смогли сохранить свое существование в тайне как от Логруса так и от Лабиринта. Более того, согласны помочь Мерлину в его борьбе в ответ на его услугу по уничтожению гизели.

В общем, к концу пятой книги второго петикнижья уже скопилось довольно много вопросов, требующих пояснений. Одним из таких пояснений могло бы стать появление третьей силы, до сих пор остающейся в тайне.

Если уж эта протосила вдруг бы заявила о своем существовании, хотелось бы еще предположить о месте ее нахождении. Таких версий может быть несколько:

- таинственное зазеркалье, где живут сокрытые;

- Преисподняя (граница Дворов Хаоса). Наиболее подходящее место для нахождения протосилы – за гранью исследованного, там где царит только первозданный Хаос. (Кстати, ныряльщики заметили, что в Преисподни начались волнения и необъяснимые вещи – вполне возможно, что это предвестники появления протосилы).

Итак, все три теории о возможном дальнейшем ходе событий при продолжении Хроник Амбера рассмотрены. Но все это только рассуждения и догадки. Правды о том, что было бы дальше, к сожалению, мы не узнаем никогда.


Статья написана 31 июля 2009 г. 17:23

Когда Роджер Желязны написал Хроники Амбера, он создал новую мультивселенную, включающую в себя множество миров, но, тем не менее, имеющую двухполюсную систему – Амбер и Хаос (хотя в первых романах вселенная была однополюсная – только Амбер выступал центром мира). Впоследствии, при прочтении остальных книг, перед читателем открываются все новые и новые грани этого чудесного мира. На устройстве этого мира и хотелось бы остановиться поподробнее.

По сути первородным (по отношению к Амберу) был Хаос, это видно, как и из произведений (есть прямая ссылка на то, что Дворкин из Дворов Хаоса), так и из самой системы Порядок-Хаос. Ведь Хаос по своей сути является безбрежным и случайным, неупорядоченным состоянием пространства, времени, материи и энергии. В нем могут присутствовать различные варианты и формы этого состояния, в том числе и тот, который мы привыкли понимать под порядком. То есть можно сделать о том, что Порядок – лишь частный случай одного из возможных состояний Хаоса.

Частично эта теория находит подтверждение и в Хрониках – Дворкин (основатель Амбера) является одним из многих представителей Дворов Хаоса, то есть по сути одним из вариантов развития Хаоса и был Амбер. Кроме того, Истинный Лабиринт создается Камнем Правосудия, известным также как Око Хаоса, Око Змеи, и создается на территории Хаоса. Ведь первоначально был только Хаос, который и занимал все пространство мира) одним из представителей Дворов Хаоса. Кроме того, как известно, Дворнику в его начинаниях помогал Единорог, а если учесть, что на то время кроме порождений Хаоса еще ничего не существовало, то напрашивается вывод, что и Единорог являлась порождением Хаоса, хотя и таким порождением, которому Хаос был категорически неприемлем. Поэтому Единорог отыскала Дворкина – представителя дворов Хаоса, который под ее руководством помог создать новый центр притяжения во вселенной – Лабиринт и Амбер.

Все это больше напоминает, если приводить земные аналогии, бунт /революцию/ с последующим отделениям части мятежных провинций от основной метрополии и создания независимого государственного образования.

Хотелось также подробнее остановиться на процессе создания Логруса и Амбера. Как уже говорилось, Истинный Путь создал бывший дворянин Хаоса – Дворкин. Об этом есть неоднократные упоминания, кто же создал Логрус, доподлинно не известно, как и то, каким способом и когда он был создан. Кроме того, известно, что Лабиринт можно повредить, использую для этого кровь потомков Дворкина, о попытках и способах повреждения Логруса ничего неизвестно (пока). Также, при помощи Камня Правосудия (украденное из Хаоса Око Змеи) можно создать еще один Лабиринт, как сделал Корвин и пытался сделать Бренд. Никаких попыток о создании варианта Логруса не было упомянуто.

Кроме того, созданный Корвином Лабиринт не является копией Лабиринта Дворкина, и не был поглощен им. Таким образом, получается, что у сил порядка есть два Лабиринта, причем они еще и не очень ладят между собою, тогда как у Хаоса есть только Логрус, причем один, и довольно успешно противостоящий двум Лабиринтам, правда один из них пока не вступил в полную силу и еще не вышел на арену противостояния.

В этой связи подтверждается мнение о вторичности Амбера по отношению к Хаосу, о его большей уязвимости, также как и о том, что Лабиринт явление менее уникальное, чем Логрус.

Если рассмотреть политическую и социальную жизнь Дворов и Амбера, то преимущество снова остается за Хаосом. Во-первых, в Амбере присутствует только одна династия – Дворкина, только его потомки могут пройти Лабиринт и имеют власть над тенями. Во Дворах же количество династий намного больше, как соответственно и прошедших Логрус. Дворы Хаоса более многочисленны, соответственно более сильны и могущественны, по сравнению с Амбером.

Кроме того, если рассмотреть социальную жизнь Двором и Амбера и сопоставить их, то получается что ввиду малочисленности амберитов, многие должности либо совмещаются, либо вообще отсутствую. Так, король Амбера является и верховным жрецом Единорога, тогда как во Дворах Хаоса, эти должности разделены. Кроме того, при описании Дворов Хаоса есть упоминания не только о сановниках, придворных, свите. Налицо более развитая и активная социальная структура.

После Войны Падения Пути состоялось подписание договора между Амбером и Хаосом, что может свидетельствовать, с юридической точки зрения, о признании Хаосом Амбера как равного и независимого государства, тем более что в той войне Амбер нанес поражение Хаосу. До этого, судя по всему, официальных взаимоотношений между Амбером и Хаосом не было.

Логрус является трехмерным, в то время как Лабиринт двухмерным, пространством на порядок более сложным. Да и само прохождение Логруса более сложное.

Следующий большой блок – магия и уровень силы Лабиринта и Хаоса. Амбериты и хаоситы обретают власть над тенями, а также, возможно, магические способности либо усиливают их после прохождения Лабиринта или Логруса. При создании карт также используются эти же силы.

Тем не менее, карты, нарисованные при помощи Лабиринта, не работают вблизи Хаоса, тогда как Мерлин спокойно пользуется картами, созданными при помощи Логруса в самом Амбере, где довольно успешно использует и другие возможности Логруса.

Кроме того, магия Логруса оказывается намного сильнее и разнообразнее магии Лабиринта, что может подтверждаться тем фактом, что Бренд для захвата власти пытается использовать Логрус, кроме того, таких аналогов, как зрение Логруса, манипуляторы Логруса, Лабиринт не имеет. Да и магов среди прошедших Логрус намного больше, чем среди прошедших Лабиринт.

Также, при первом попадании в преддверия Хаоса, Корвин испытывает определенный дискомфорт (головокружение, временная потеря ориентации), а Мерлин и Мендор, также как и Дара, спокойно переносят прибытие в Амбер.

Из всего этого можно сделать выводы о превосходстве Логруса над Лабиринтом, как более древнего, сильного и могущественного центра Вселенной.

Единственный факт, не входящий в теорию о превосходстве и силе Логруса является, во-первых, сам факт создание Лабиринта, во-вторых, победа Амбера в войне Падения Лабиринта.

Если по первому пункту можно привести доводы, что Логрус (Змея) до конца не осознавали последствий действия Единорога и Дворкина, то со вторым все гораздо сложнее. Все-таки армии Амбера победили в этой войне, несмотря на повреждение Лабиринта, хотя само название говорит о многом: именно Падение Лабиринта, а не его восстановление. Тем более что война шла на территории Хаоса. Из возможных причин побед Амбера можно назвать несколько: неожиданность нападения (Хаос сам собирался нападать на Амбер и считал Лабиринт слабым для того, чтобы самому нападать), стратегический талант Бенедикта, поддержка Единорога, старость короля Свейвила, а также то, что амбериты сражались за свою жизнь, за свою землю, в то время как Хаос всего лишь поддерживал восставшего принца Амбера, ничем практически не рискуя. Кроме того, по мирному договору после войны, практически восстанавливалось статус кво, которое было до повреждения Лабиринта. Тем более что Единорог выиграл одно сражение, а не войну (противостояние Логруса и Амбера). Логрус в результате проигрыша в войне Падения Лабиринта, практически ничего не лишился, разве что превосходства, добытого им после повреждения Брендом Изначального Лабиринта.





  Подписка

Количество подписчиков: 35

⇑ Наверх