FantLab ru

Все отзывы посетителя Екклизиаст

Отзывы

Рейтинг отзыва


Сортировка: по дате | по рейтингу | по оценке
–  [  20  ]  +

Роберт Хайнлайн «Чужак в чужой стране»

Екклизиаст, 25 февраля 2018 г. 20:12

МАРСИАНСКИЙ СУПЕРЧЕЛОВЕК – СУПЕРХИППИ, ЛЮБИМЕЦ ЖЕНЩИН, МЕССИЯ, ПРОПАГАНДИСТ СВОБОДНОЙ ЛЮБВИ, ПРОТИВНИК ВОЙН, ИСЧЕЗАТЕЛЬ ПИСТОЛЕТОВ И ПРОСТО ОТЛИЧНЫЙ ПАРЕНЬ ВАЛЕЙТАЙН МАЙКЛ СМИТ! ТРОЕКРАТНОЕ УРА!

Эээээ… Что?..

МЫ ЛЕТИМ НА МАРС! ЭКСПЕДИЦИЯ ДОСТИГЛА МАРСА! СВЯЗЬ С КОМАНДОЙ ПОТЕРЯНА… ВТОРАЯ ЭКСПЕДИЦИЯ ОТПРАВЛЯЕТСЯ ВСЛЕД ЗА ПРОПАВШЕЙ! НА МАРСЕ ЕСТЬ ЖИЗНЬ! ПЕРВЫЙ КОНТАКТ СОСТОЯЛСЯ! РЕБЕНОК ПЕРВЫХ КОЛОНИСТОВ КРАСНОЙ ПЛАНЕТЫ ЖИВ! МАРСИАНСКИЙ МАУГЛИ ЛЕТИТ НА ЗЕМЛЮ! КОРОЛЬ МАРСА — НАИВНЫЙ РЕБЕНОК! МАРСИАНИН – МИЛЛИАРДЕР!

Что это такое? Что это за жанр? Научная фантастика? Но ведь мы знаем, что Марс – пустыня и жизни, а тем более развитой цивилизации на ней нет. Но на момент написания романа об этом было не известно, поэтому тогда это была научная фантастика. Точно научная? Очень сомневаюсь, но с этим разберемся чуть позже.

Главное на данный момент это то, что Марс в романе Чужак в чужой стране – это не тот Марс, который четвертая от Солнца планета. На ладно, пусть, ведь это же ЭПОХАЛЬНОЕ ПРОИЗВЕДЕНИЕ ПАТРИАРХА НАУЧНОЙ ФАСТАСТИКИ!!! Кто это пишет? Кто это врывается в мой текст? Хм… Ладно попробуем ещё раз: ведь это ОДНА ИЗ ОСНОВОПОЛАГАЮЩИХ КНИГ ШЕСТИДЕСЯТЫХ ГОДОВ ПРОШЛОГО ВЕКА, ИЗМЕНИВШАЯ МИРОВОЗЗРЕНИЕ МОЛОДЁЖИ ТОГО ВРЕМЕНИ!!! Так, хватит, прочь. Уберите отсюда свои косяки с марихуаной, и что это у вас на голове? Дреды? Ну ладно, но почему они такие грязные? А, не важно, просто перестаньте целоваться хоть пока я с вами разговариваю и идите себе в свои коммуны. Вот уж эти хиппи. Вроде ушли. Продолжаем.

Марс – не Марс. А что насчет Земли.

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
Представим себе, что земляне пройдя через тьму веков впервые встречаются с инопланетным разумом, развитой цивилизацией. И представим себе, что эта цивилизация воспитала одного из людей, сделала из него своего рода передатчик марсианской мысли, поистине посла Марса. Как думаете, где разместят после прилета на Землю это уникальное существо? В специально подготовленном для него месте, тщательно охраняемом суперобъекте, чем-то средним между военным, медицинским учреждением и посольством? На нашей Земле было бы так. А что же на Земле Хайлайна? Его помещают… в обычную местную больницу (sic!). Что серьезно?! Ну ладно, идем дальше. Марсианского посла в больнице, еще еле пришедшего в себя (sic!) посещает глава западного мира Генеральный Секретарь Дуглас. Как вы думаете, о чем бы стал говорить этот мегаполитик с послом марсианской цивилизации (конечно спустя время, дав Смиту отдохнуть и акклиматизироваться на земле), говорить через переводчика с марсианского, ведь английского в той мере, чтобы вести такие переговоры Смит не знает? О целях марсиан, о той миссии, которую ему поручили загадочные марсианские Старшие? Скорее всего на той земле, где живем мы с вами было бы так. Я думаю уже понятно, что Генеральный Секретарь станет говорить с Послом Марса совсем не об этом? А знаете, о чем? О его наследстве, о деньгах (sic!). Но все это еще цветочки по сравнению с тем, кто и как охраняют Смита в больнице (sic!). Ведь к нему через соседнюю палату, у которой есть общая дверь с той, в которую помещен Смит (в которой нет ни одной видео камеры, за которой бы бдительно следили охранники (sic!)), которую никто не охраняет (sic!) запросто проникает и в итоге крадет его (sic!) из больницы на виду у охраны в коридорах… Кто? Агент другой страны? Представить какой-нибудь корпорации? Да нет же, просто медсестра (sic!).

Забористое начало, ничего не скажешь. Забавно, что подобные несуразности в сюжете будут сопровождать читателя сего «эпохального» произведения на протяжении всего романа.

Вернемся к жанровой классификации. Что в этом романе от научной фантастики, кроме того, что там есть марсиане, полет на Марс и т.д.? Какие-то технологии будущего, соответствующие уровню, необходимому для пилотируемого полета на Марс? Марсианин умеет творить чудеса. Мы знаем, что он как-то перемещает (силой мысли?) безвозвратно (sic!) плохие вещи (которые он ГРОКАЕТ плохими) в направлении перпендикулярном всем остальным, а значит в четвертое пространственное измерение. Эти чудеса как-то обоснованы с точки зрения науки с того времени? НЕТ КОНЕЧНО, ЗАЧЕМ?! ВЕДЬ ЧЕЛОВЕК С МАРСА МЕССИЯ, ОН ЧУДОТВОРЕЦ, ЕГО ЗАДАЧА ОБЪЕДИНИТЬ ВСЕХ ХИППИ ЗЕМЛИ, СОЗДАТЬ ДЛЯ НИХ ТЕПЛЫЕ И УЮТНЫЕ ГНЕЗДА, ГДЕ НЕ НАДО БУДЕТ НОСИТЬ ОДЕЖДУ, ГДЕ НЕ НАДО БУДЕТ ДУМАТЬ О ДЕНЬГАХ, ГДЕ МОЖНО ЛЮБИТЬ ДРУГ ДРУГА, СТЫД ПРОЧЬ, ДА!!! СКАЖЕМ ДА ГРУППОВЫМ ОРГИЯМ, ГДЕ МУЖЧИНЫ БУДУТ ЛЮБИТЬ МУЖЧИН И ЖЕНЩИНЫ ЖЕНЩИН, ЕСТЕСТВЕННЕЕ НЕКУДА!1адын!! И ПУСТЬ У НЕГО БУДУТ ЖРИЦЫ, КОТОРЫЕ СТАНУТ ЗАНИМАТЬСЯ ЛЮБОВЬЮ С ДЕСЯТКАМИ МУЖЧИН, КОТОРЫХ ТАК БУДУТ ПОСВЯЩАТЬ В ВЫСШИЕ КРУГИ ЭТОЙ СОВЕРШЕННОЙ ЦЕРКВИ!!! ДА ЗДРАВСТВУЕТ ВАЛЕНТАЙН МАЙКЛ СМИТ! ПРОРОК, ЧУДОТВОРЕЦ, РЕФОРМАТОР!

ЧЧЧерт! Они опять тут! Они опять размахивают своими трусами, насаженным на древки на манер флагов! Пошли прочь! Как они вошли? Через заднюю дверь. Закрыть и подпереть шкафом. Фух, насилу удалось от них избавиться.

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
Но, я думаю, вы поняли, суперчеловек с Марса решает создать секту на манер коммун хиппи и фостеритов (массовой религии «Земли» Хайлайна). Берет в эту секту всех подряд и обучает их марсианскому языку (sic!) (не забываем, что марсиане – негуманоидные и общаются по большей части мысленно), а потом те, кто лучше всех выучил грамматику может переспать с одной из верховных жриц марсианской секты и попасть в высшие круги этого балагана (Смит на самом деле показывает фокусы для неофитов). А еще

1) марсиане едят своих мертвых, чтобы грокнуть их и чтобы еда не пропадала;

2) вода у них большая редкость на Марсе (это уже в 60-х было известно, в том числе и автору сего «шедевра» Хайлайну), ведь они ничего не умеют доставать из четвертого измерения, а умеют лишь разрушать и «исчезать» туда что угодно (преимущественно пистолеты и «плохих» «пистолетоносителей» и поэтому попив стаканчик воды с любым грокающим, вы автоматически делаетесь братьями, за которых и жизнь отдать можно; (трижды sic!)

3) марсианский человек заявляет, что наука фуфло и все, что знают ученые земли ему известно и даже более того, но все это нафиг не надо и этому учить он никого не будет;

4) в тот момент, когда база его секты разрушена, на участников начались гонения и все висит на волоске, он… решает стать мучеником за марсианский язык, зачеркнуть «марсианский язык», марсианскую церковь.

Что мы имеем на выходе: это не научная фантастика даже на то время, это социально-религиозная фантастика на потребу популярной в те годы хиппи-культуре. Это попса 60-х. А философия и идеология, заложенные в произведении, методы, применяемые Смитом и его последователями очень напоминают методы показушных сект, где клоуны-проповедники вели себя и выглядели подобно Смиту. В общем потакание чаяниям малообразованных масс.

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
Есть еще кое-что, о чем я не могу не упомянуть: основатель секты, с которой в некотором роде брал пример Смит, Фостер и его последователь (который, меж делом, убил Фостера, чтобы занять его место во главе фостеризма (sic!) ) после смерти попали на «небеса» (sic!) и, в какой то момент говорят о том, что Валентайн Майкл Смит, ключевое слово Майкл, так-так Майкл=Михаил=Архангел Михаил, который сошел с «небес» на Марс (лол) в виде Смита (сто раз sic!).

В общем, на мой взгляд сей раздутый шедевр, сия попса 60-х достойна почетной оценки !!! В смысле ! А если ещё точнее, 1 балл.

Оценка: 1
–  [  15  ]  +

Сергей Лукьяненко «Лорд с планеты Земля»

Екклизиаст, 12 марта 2014 г. 17:31

Есть главный герой.

Он вполне себе обычный, правильный человек: не слишком умен, не слишком амбициозен, умеет получать удовольствие от малого, обязательно знает толк в алкоголе, разбирается в каких нибудь «деликатесах» будь то коллекционирование чего либо, или те же самые познания на тему «изысканные алкогольные напитки и иже с ними».

Этот главный герой наделяется какой нибудь сверхчеловеческой способностью или силой, которой он никак не заслуживает и толком не понимает почему и как он это делает. Или может что-то такое находит, что делает его тем же мессией-сверхчеловеком, но при этом он тоже толком ничего не понимает и остается «своим парнем».

Его сила начинает экспоненциально расти до масштабов «божественной», «вселенной».

Главный герой встает перед выбором: либо отказаться от «дара»-«силы» и остаться обычным человеком (оставить всё таким, как было) либо стать супер-пупер-сверхчеловеком.

И, само собой, «свой парень» выбирает полную маленьких радостей обычную жизнь.

Практически универсальный сюжет автора.

Каким может быть к этому отношение? Литературный ширпотреб: редкий читатель, потребитель литературной пищи для ума, не употреблял в качестве оной творчество автора, не слишком напрягает, почитать можно, но лишь в перерывах между более серьезными произведениями.

Оценка: 6
–  [  14  ]  +

Мервин Пик «Титус Гроан»

Екклизиаст, 14 мая 2018 г. 15:56

Для начала краткая характеристика произведения: «Титус Гроан», как и весь цикл «Горменгаст» будет интересен и органично принят людьми с развитым художественным воображением, поскольку роман надо именно «видеть» перед внутренним взором. Обилие описаний и тщательная проработка деталей, вкупе с очень медленно развивающимся сюжетом (который к тому же далеко не является главным объектом внимания автора) отпугнут очень многих и сделают чтение романа очень скучным, однако те, кто смогут прочувствовать угрюмую, несколько гнетущую, но все же красоту Горменгаста, получат особое удовольствие от созерцания романа-картины. Задайте себе вопрос: можете ли вы получать удовольствие от картины, далекой от реализма, можете ли вы позволить себе не спешить и попытаться расшифровать сложные переплетенные образы, заложенные в фантасмагорической, гротеской, вычурной манере? Если да, то попробуйте этот роман-деликатес, если нет, то не утруждайте себя, здесь нет гамбургеров, поп-корна, борща, вкус этого блюда неявный, тонкий, но уникальный.

Теперь подробнее.

Обычно, для того, чтобы проанализировать литературное произведение очень полезно определиться с его жанром, а вместе с тем, с глобальной точкой отсчёта, понять, с каких позиций рассматривать заложенные образы, символы, идеи.

Однако говоря о романе Титус Гроан (как впрочем и обо всем цикле Горменгаст), приходится говорить не столько о жанре, сколько о манере автора, о его методике создания и описания персонажей, окружения и вообще, о его подходе к тексту.

Наверное, главное, что можно сказать об этом литературном произведении, это то, что перед нами не просто роман, но РОМАН-КАРТИНА. Причем, это тот редкий случай, когда это не просто образное сравнение, которое используется для характеристики литературы со значимой описательной частью; это тот случай, когда роман-картина — это набор ключей, которым открываются заложенные образы и при помощи которого приходит понимание того, как работать с текстом.

Автор романа — Мервин Пик, в первую и главную очередь — художник. А цикл Горменгаст — это попытка написать литературное произведение, используя методы из изобразительного искусства.

То, что автор уделяет огромное значение описанию той среды, в которой развиваются события романа, становится очевидным с первых страниц. Пик детально и тщательно прорабатывает фон (фон ли?), на котором, в котором живут персонажи. На протяжении всего романа очень бросается в глаза, то что при в целом реалистической манере, большое место занимает гротеск и преувеличение: стоит только вспомнить описание чрезмерных просторов каменной громады замка Горменгаст, огромного, бесформенно, мерзкого Свелтера или же маленькую, невесомую, сморщенную карлицу Шлакк. Впрочем, можно сказать, что все части романа-картины выполнены в едином стиле с использованием метода преувеличения.

На мой взгляд, очень хорошим ключом, оставленным автором в тексте, является вот этот отрывок из главы Баркентин и Стирпайк: «Въедливость, написанная на лице старика, была слишком неприкрытой, чтобы вглядываться в него долее единого мига. Стирпайк, торопливо обозрев его, смог прийти лишь к одному выводу – либо плоть этой головы и ярость, в ней поселившаяся, слились в единое вещество, из которого и изготовлен старик; либо все прочие головы, какие он когда-либо видел, были масками – масками вещества per se, без каких либо примесей бестелесности. Голова старого деспота и была его сознанием. Она была создана по образцу и подобию оного и из него одного». То же можно сказать буквально обо всех персонажах и обо всем, что происходит в романе: всё является таким же внутри, как оно выглядит снаружи. Автор применяет те средства изображения, которые есть у художника: он рисует нам персонажей и окружение, при этом почти ничего о них не рассказывает. Это, значит, что автор хочет, чтобы мы воспринимали его персонажей так, как будто мы видим их, пусть и детально проработанных, но все же только видим глазами на картине. Мы должны транспонировать внешний облик на внутренний мир персонажей. И нельзя, просто нельзя воспринимать образы из романа буквально. Автор — не реалист, но он хочет донести до нас реалистичные и живые образы, выпятив и преувеличив их наиболее характерные черты: и Горменгаст не столь огромен, и Свелтер не столь тучен и неприятен, и Шлакк не столь мала и глупа.

Тяжело и непривычно читать литературу, которую надо именно ВИДЕТЬ, которая говорит с нами языком изобразительного искусства. В кажущейся статичности заложено потенциальное действие. Большую часть романа ничего не происходит, да и что может произойти, если все находится на своих местах, каждому уготована четкая роль. События начитают развиваться тогда, когда равновесие нарушается, а катализатором становится появление в замке чужака наделенного не только живым умом, но и стремлением действовать, человека которого не устраивает его нынешнее положение.

Тут следует сказать о важности окружения. Фон, на котором развиваются события, является столь же важной и неотъемлимой частью картины, которая позволяет понять идеи и образы.

Говоря же о расшифровке образов и поисках идейной части надо сказать, что как это зачастую бывает с картинами художников пишущих не в жанре реализма, у зрителей возникают различные, порой диаметральные трактовки. В этом смысле «Титуса Гроан» можно сравнить с «Процессом» и тем более с «Замком» Франца Кафки. Читая роман словно пытаешься нащупать, тонко почувствовать взаимосвязи и взаимозависимости, а нащупав, не можешь быть уверен, что нащупал правильно, ведь автор не стремиться донести до читателей четкую мораль, а пытается спровоцировать у нас сотворчество, позволяет нам оживить свой ум и воображение, тонко их настроить. Однако это требует от читателя определенных усилий, тем больших, чем менее привычен человек к поискам неявных закономерностей. И если читать роман «по верхам», не пытаясь постоянно погрузиться на глубину, то он покажется скучным и бессодержательным.

Как и это зачастую бывает с произведениями изобразительного искусства, сложно сказать «о чем картина» (о чем роман?) можно лишь сказать, что на ней изображено, и попытаться поискать закономерности, хотя и это необязательно. Главное живо себе все представлять, войти в Горменгаст, взглянуть на него глазами множества столь разных персонажей.

Подводя итоги, могу сказать, что несмотря на то, что мне было нелегко читать-смотреть роман, несмотря на то, что сложно четко сформулировать то, что именно я увидел между строк, за необычную уникальную манеру автора, слияние изобразительного и литературного искусства, за эту монументальную картину-роман я ставлю ему 10 из 10.

Оценка: 10
–  [  13  ]  +

Питер Уоттс «Ложная слепота»

Екклизиаст, 16 марта 2016 г. 10:30

Главное отличие данного произведения от широкой массы НФ — это СОВРЕМЕННАЯ НАУЧНАЯ фантастика.

Немного поясню акценты: современная, потому что применяются новейшие достижения науки, причем не всегда близкой к той её популярной части, которую теперь знает мало мальски заинтересованный обыватель, научная, потому что большинство предположений сделанных автором и основа основ — это научные разработки и гипотезы. НО НЕ НАДО БОЯТЬСЯ НАУЧНОСТИ, ведь множество ссылок, которые присутствуют в тексте, могут лишь ПОЯСНИТЬ И УТОЧНИТЬ, понимание сущности почти всегда возможно и без точного анализа терминов.

В качестве резюме: если вы читали Лема, Стругацких, Саймака и прочих отцов-основателей и титанов НФ прошлого, и вы являетесь любителем жанра НФ, вам обязательно стоит прочитать Ложную слепоту хотя бы для того, чтобы расширить свое представление об НФ, дополнив её замечательным современным образчиком.

И в качестве постскриптума: да, правы те, кто обвиняет автора в излишней научности, да, произведение похоже на научную работу лишь со слабо развитым событийным рядом, НО ведь иначе не написать СОВРЕМЕННОЕ НАУЧНО-ФАНТАСТИЧЕСКОЕ произведение, ведь уровень науки шагнул так далеко, что уже невозможно на общем уровне эрудиции знать большинство разработок и теорий, приходится действительно окунуться в нечто новое, с точки зрения области знаний.

Оценка: 10
–  [  13  ]  +

Святослав Логинов «Многорукий бог далайна»

Екклизиаст, 7 марта 2014 г. 11:19

Выверенное, самодостаточное, логичное произведение.

Да, пусть мир Далайна фантастичен, но он продуман до мелочей, в нём всё происходящее очень правдоподобно: начиная от общих законов жизни людей и созданий, да и вообще всего мира в целом, и заканчивая мотивацией поступков и психологией персонажей.

Автор даёт возможность и читателю предвидеть происходящее, ставит его наравне с собой: читатель ведь тоже знаком с непреложными законами Далайна и поэтому может внимательно следить за логикой событий и непозволительным, в таком случае, для автора становятся всяческие даже мелкие промахи в развитии событий и совершении поступков героями.

Автор ставит себе непростую задачу ещё и потому, что в качестве народа, который будет населять его мир, выбирает тот, который живет ёмко, предметно и очень практично.

И речь его тоже должна быть под стать их жизни: краткой, полной смысла и глубины.

Автор — трудяга, который справляется с поставленной самому себе задачей прекрасно и каждый смелый и любопытный может пройти вместе, сначала с мальчиком, а затем и с мужчиной Шоораном, по неприветливому, жестокому миру Далайна и понять в очередной раз и добавить новые краски в важный и мотивирующий закон жизни: «не место красит человека, а человек место» и то, что любое кажущееся на первый взгляд добром добро может обернуться своей противоположностью, а зло может быть «добрее « добра.

Оценка: 10
–  [  12  ]  +

Мэттью Стокоу «Коровы»

Екклизиаст, 1 ноября 2018 г. 17:02

Так много хочется сказать, после прочтения Коров, что сложно начать с чего-то конкретного. Поэтому начну несколько издалека.

Фанатам мульсериала Южный парк хорошо известно, что такое «История о Скроти Макбугерболлзе», и, читая «Коров», мне не раз приходило в голову то, что данный роман является своего рода аналогом «Истории» в реальном мире. Для более широкой публики поясню: в свое время роман «Над пропастью во ржи» Джерома Дэвида Селлинжера считался очень смелым и скандальным, по причине того, что в отличие от других произведений большой литературы тех лет, в романе был «грубый язык», незавуалированные упоминания о сексе, считалось, что роман поощряет в детях склонность к бунту, пьянству и разврату. Главным героям Южного парка задают почитать эту «скандальную» книгу в школе, предупредив, обо всем сказанном выше. Однако прочитав роман, герои приходят к выводу, что на их современный взгляд совершенно ничего скандального в тексте нет, и шумиха относительно него сильно преувеличена. Они решают написать свой по настоящему скандальный роман с грубым языком и обилием разврата. Сей шедевр получает название «История о Скроти Макбугерболлзе» и становится мировым бестселлером. Несмотря на то, что читатели уже после нескольких прочитанных строк начинают безудержно блевать и делают это на протяжении всей книги, в итоге они находят во множественных извращениях, вульгарностях и т.д. множество скрытого смысла. Роман становится современным аналогом «Над пропастью во ржи». Стоит правда заметить, что сами авторы «Истории о Скроти Макбугерболлзе» никакого скрытого глубинного смысла в свое «гениальное творение» не закладывали и просто от души и красочно выложили свои грязные фантазии на бумагу, а вся «найденная» читателями в романе глубина полностью является плодом их личного восприятия текста.

И вот в этом контексте хотелось бы рассмотреть «Коров».

В наши дни уже сложно кого-то удивить «грязными» словами и сценами. Широкая доступность любой информации практически окончательно стерла рамки дозволенности и приличия. Современная молодежь, даже можно сказать дети, с ранних лет знакомы с понятиями секса, нецензурными выражениями, различными извращениями в первую очередь потому, что все это легко можно увидеть по телевизору или в интернете. Однако «Коровы» даже для подготовленного современного читателя могут оказаться шок-контентом и вызвать «блевательный» рефлекс.

Если объединить все множество «грязи» и извращений в романе, можно выделить четыре главных субстанции: это кровь, мясо, дерьмо и сперма. И, соответственно, практически каждый условный квадратный сантиметр текста покрыт одной или сразу несколькми субстанциями во всевозможных комбинациях.

Перед непосредственным переходом к анализу образов и символов романа, хотелось бы сказать пару слов о нем в литературном смысле.

«Коровы» предсталяют собой короткий, но все же определенно роман. Плотность текста очень высока, все без исключения сцены и персонажи являются обязательными и никакой «воды» в романе нет. Что является большим плюсом как в плане сохранения яркости «грязи», так и не позволяет роману стать кашей из четырех обозначенных выше субстанций. Нецензурная лексика, в изобилии присутствующая в романе, также очень уместна, органично вписывается в общую картину и не используется просто ради «черного словца» (по аналогии с красным словцом, применить кое выражение кажется неуместным в отношени текста «Коров»). Говоря о жанровой принадлежности я не могу согласиться с тем, что перед нами психоделика или хоррор, на мой взгляд перед нами концетрированный продукт постмодернизма приправленный сплаттерпанком, но лишь присыпанный им сверху для «красоты». Также большим плюсом романа для меня является то, что, несмотря на множество заявленных в романе проблем, в какой то момент кажущихся непреодолимыми и беспросветными, в итоге автор находит для главного героя выход из капкана несчастья и тем самым в романе появляется программа, а сам он становится своего рода манифестом контркультуры.

А теперь пришла пора нырнуть в смесь из четырех субстанций и попытаться вынырнуть оттуда с «бриллиатом» в руках.

Главное, с чего я бы хотел начать анализ романа это то, что, на мой взгляд, та «грязь», которая появляется с первых строк романа и практически сразу набирает безудержные обороты является ни в коем случае не самоцелью и шок-эффект тоже не является окончательной целью автора. За пеленой из субстанций скрыто множество проблем современного мира и современного человека. При этом, образы и посылы зашифрованные в романе нельзя сказать, что поданы очень явно и прямо. Говоря это, я прекрасно понимаю то, что, вероятно, все сказанное мной далее касательно расшифровки образов будет продуктом СПГС (синдрома поиска глубинного смысла) и опять же, вполне вероятно, что другие читатели да и сам автор не совсем это имели в виду (вспоминаем «Историю о Скроти»).

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
Начинается роман с того, что перед нами предстает главный герой романа Скроти, в смысле Стивен и его мать, Зверюга. Живут они в небогатом многоэтажном доме и не хватают звезд с неба и это очень мягко сказано. Стивен несчастен, он вынужден жить той жизнью, которую во многом предопределил социальный статус и образ жизни его матери (об отце мы ничего не знаем, но можем предположить, что Зверюга «залетела» от случайного ухажера). Мать судя по всему воспитывала Стивена одна и одна же вынужденна была его содержать, что не приносило ей большой радости, потому что она вынуждена была во многом себя ущемлять «из-за сына». Этот невыплачиваемый грех рождения или долг перед матерью выражен в образе кровавого пятна от месячных выделений Зверюги, который она всегда незримо, я подчеркиваю это слово, носит с собой и, опять же, неявно демонстрирует эту свою боль и лишения, в которых, по ее мнению, виноват ее сын, и Стивен «видит» его не глазами, а чувствами.

Зверюга никогда не любила Стивена, однако при этом она очень к нему привязана, ведь у нее кроме него никого нет. Зверюга — тиран, она практически диктует Стивену его образ жизни. Таким образом мы подбираемся к ответу на вопрос расшифровки образов кормления Стивена мерзким плохо приготовленным «мясом» и ответное кормление Зверюги «дерьмом». На мой взгляд, это «мясо» ни что иное, как тот самый образ жизни, образ мысли, который Зверюга годами навязывает Стивену. Мы знаем, что много лет до начала непосредственных событий романа Зверюга «кормила» Стивена «мясом», чем и сделала его таким, каким он стал. Самой Зверюге ее отвратительно приготовленное «мясо» очень нравится (вернее было бы сказать, что она испытывает извращенное удовольствие на грани мазохизма, но это не главное здесь), но Стивен так и не привык к нему, он испытывает к «мясу» отвращение и в нем зреет бунт. Стивен видет альтернативу в той жизни, которую показывает «телевизор». Где под «телевизором» можно понимать всю существующую пропаганду типичного счастья, которую мы видим вокруг себя. Однако Стивен понимает, что пока «жива» Зверюга, она не даст, не позволит ему уйти в сторону с той дорожки, которую она диктует. Однако по порядку: если «мясо» Зверюги это ее образ жизни, видение мира и т.д., то те ответные меры, которые Стивен противопоставляет ей, это его «дерьмо»: переработанное Зверюгино «мясо», еще более отвратительный и практически невозможный образ жизни. Тут надо заметить, что и самому Стивену по началу бесконечно мерко «есть свое же дерьмо», однако через некоторое время он адаптируется к нему, ведь это же в конце концов его собственный, хоть и практически неприемлимый образ жизни. Стоит ли в таком контексте воспринимать смерть Зверюги буквально? Думаю, что в итоге она умерла, но не потому, что Стивен убил ее в прямом смысле слова, он «убил» ее тем, что предложил ей такой образ жизни, который для ее уже немолодого тела стал фатален.

Далее я умышленно пропущу образы связанные с «коровами», которые являются, на мой взгляд, наиболее сложными и неявными, и рассмотрю пока образ Люси.

Люси, это человек, который любит «копаться в себе». Причем, в переносном смысле, хотя в самом романе, в свойственном ему стиле, она копается и призывает Стивена копаться в ней в прямом смысле. Она верит, что есть «внутри» нее, по сути в ее психике, какая-то ключевая проблема, не свойственная ей одной, но общая для всех людей ядовитая сердцевина, которая и делает людей по самой природе своей злыми, завистливыми, жестокими, в общем есть нечто такое, что является корнем всех бед человека. И если найти его, вычленить его и «удалить» из себя, то тут же все станет на свои места и жизнь станет раем. Таким образом, Люси «копается» в себе, ищет абсолютное зло, которое мешает ей жить и при это так зацикливается на этих поисках, что не видит ничего вокруг. После многочисленных тщательных усилий поиски ядовитой сердцевины заходят в тупик. Стивен «убивает» Зверюгу, обретает уверенность в себе и строит таки с Люси такую жизнь, которую показывает «телевизор». Стивен находит свое земное счастье, питается исключительно «фруктами», что стоит понимать, как «ведет здоровый образ жизни» как в плане физическом, так и в моральном. Он пытается не замечасть существующих у Люси недостатков и жить «счастливо». Однако в какой-то очень (?) скорый момент (не думаю, что стоит понимать буквально несколько недель, которые прошли с тех пор, как Стивен и Люси начали жить вместе, здесь видимо надо понимать, что время, проведенное в относительном монотонном счастье пролетает незаметно), этого «простого счастья из телевизора» ему становится мало, и он снова возвращается к «коровам».

Итак, пришла пора поговорить о центральном образе романа, «коровах». Отмечу, что в особенности касательно этого образа возможны различные толкования, однако я отчетливо вижу следующее.

«Коровы» — это люди. Люди, которых безжалостно эксплуатируют другие люди, представленные например образом работников мясокомбината. А сам «мясокомбинат», это тот сложившийся уклад, при котором люди, для того, чтобы жить лучше должны эксплуатировать других людей более низкого класса, которых они и людьми-то не считают. Быдло, вот они кто. Коровы. Они просто рождены, чтобы делать тяжелую, грязную работу, а настоящие люди, воспользуются плодами их труда, «сожрут» их. Подводя промежуточный итог, можно обобщить, что «коровы» — это низший социальный класс, ведущий практически животное существование, лишенный высоких целей и, в основном, смирившийся с таким положением вещей. Образ «лугов», с которых привели «коров» на бойню, можно понимать, как беззаботное детство, с окончанием которого, «коровы», как в прочем и другие люди, вынуждены начинать самостоятельно заботиться о своем существовании и попадают на «мясокомбинат».

В таком свете образ Крипса можно воспринимать как человека, который считает такой порядок вещей не просто неизбежным, а единственно правильным. Крипс умеет получать удовольствие от эксплуатации «коров», от той власти, которая есть у него над ними. Однако он перешагнул уже через первую ступень: непосредственную эксплуатацию, порабощение «коров», которое метафорически представлено как «убийство» посредством введения в мозг жестокой правды жизни, металлического стержня, который превращает еще все же «живого» человека, «живую» «корову» в уже «мертвое» «мясо», «мясо», которое должно быть должным образом применено и «съедено».

Крипс — эксплуататор-идеолог. Крипс большой босс, капиталист. Он получает особое удовольствие от инициации новых «работников мясокомбината», одним из которых становится и Стивен. Таким образом можно понимать то, что Крипс получает сексуальное удовлетворение от того, как Стивен принимает его образ мыслей, он метафорически «кончает» от ощущения своей власти как над «коровами», так и над людьми, к коим относятся работники «мясокомбината» и новичек Стивен.

«Коровы» живущие в «подземных туннелях под городом», это образ революционеров, бунтовщиков, которые уже переступили последнюю степень недовольства, у которых уже есть ненависть к эксплуататорам, но еще нет лидера, нет той воли, которая заставит их не просто лелеять мечты осуществить месть, а реально приступить к действиям. Все-таки, «коровы» — это «коровы», они безвольны и слабы духом (что никак не значит, что они ничего не могут поделать, что они и докажут осуществив «набеги» на людей). Среди «коров» есть «вожак», который, однако, все же является «своим парнем», тоже «коровой» и другие «коровы» не воспринимают его как возможного идеолога нового мышления и деятельного лидера. Таким лидером становится Стивен. Замечу, что при этом он изначально преследует цели меркантильного характера, то есть им движет жажда наживы и он отправляет «коров» в «набеги» на кассу строителей чтобы получить легкие деньги, но затем, уже после «счастливой жизни как в телевизоре» с Люси, он возвращается к «коровам» вновь уже потому, что ему не хватает той власти, которую он над ними имеет, не хватает того простого, можно сказать примитивного, животного общества, в котором живут «коровы». Можно представить себе «коров» Стивена, как, например, банду молодых скинхедов, вчерашних послушных детей-«телят», которые под руководством взрослого идеолога становятся опасной силой. И в самом конце Стивен окончательно разочаровывается в «жизни как в телевизоре» после того, как Люси «убивает» их «дитя», которое как мне кажется опять же не надо понимать буквально как ребенка, но как их семью, их попытку счастья, их образ жизни. Люси «убивает» это их «дитя» потому, что все таки она так и не смогла избавиться от мысли, что не способна «породить» ничего хорошего, до тех пор, пока в ней зреет и набирает силу ядовитый стержень. И то «семейное счастье», которое, как казалось Стивену поначалу — их общее счастье, на самом деле было лишь его «счастьем», важную роль в котором играла Люси, но сама она продолжала копаться в себе в поисках зла. То есть, «убийство ребенка» и, в итоге, себя вместе с ним, можно воспринимать, как например разрыв отношений со Стивеном (тогда получается, что и Люси «убив» его пусть и иллюзорное, но все же семейное счастье, автоматически «умерла» для него сама).

Подводя итог, и в качестве морали, которую, как мне кажется заложил в роман автор, Стивен приходит к тому, что единственным выходом для человека, который находится примерно посередине между коровами и людьми является не невозможный для него путь «наверх», путь в мир счастливых людей, который стал невозможным в силу всего его горького жизненного опыта из детства и юности, и даже не только его жизни, а жизни его матери, Зверюги, которая навязала ему свой образ жизни. Автор предлагает «Стивенам» путь «вниз» путь «бунтовщика». Путь «коров», которые попробовали человеческого «мяса» и поняли, что они такие же как люди, и даже лучше людей.

P.s. Моя оценка роману 9 из 10 за оригинальный и смелый подход к формированию образно-символьной системы, за то, что автор использует «грязь» лишь как метод шифровки образов, придающий, однако, им особую выпуклость и колорит, за то, что заставил меня о многом задуматься. Однако я не могу поставить роману высшую оценку за то, что автор хоть и предлагает выход из «порочного круга», но выход этот — путь деградации, путь отказа от высокого. Автор не признает даже возможности настоящего счастья, а не кальки навязанного образа жизни «из телевизора». Я лично не могу принять такой путь, а выводы, которые я делаю, видя окружающий мир, далеки от того, к чему приводит читателя автор.

Оценка: 9
–  [  12  ]  +

Яцек Дукай «Лёд»

Екклизиаст, 2 ноября 2016 г. 15:45

Первое, что стоит отметить для того, кто раздумывает о том, стоит ли браться за это поистине крупное произведение: перевод, выполненный В.Б. Марченко (тот самый, который доступен в сети) хорош и позволяет пройти различные смысловые и надсмысловые пути вслед за героями, НО по словам другого переводчика с польского Сергея Легезы (который перевел другой крупный роман Дукая «Иные песни») одним из ключевых аспектов романа является то, что автор придумал (!) своеобразный «новый» язык: польский, каким он мог бы стать, если бы Польша оказалась под длительной оккупацией Российской империи. Плюс нельзя не упомянуть несколько режущее глаза «я-оно», которое используется главным героем, чтобы показать свою отстраненность от своих же поступков, показать, что он лишь щепка, несомая обстоятельствами. Да и вообще, есть множество словесных конструкций, которые так и остались загадкой для переводчика (в чем он сам признается в примечаниях). При этом, официального перевода возможно придется ждать ещё несколько лет, поэтому, за неимением лучшего, вполне можно читать перевод Марченко.

Теперь немного о содержании романа, который в общем то можно было бы смело называть эпопеей, а то, что он вышел одним томом отнести лишь к тому, что Дукай не гоняется за гонорарами и позволил своим читателям увидеть произведение сразу целиком.

В романе огромное количество героев. При том, трудно сказать, что они второстепенны, ведь сам главный герой, молодой польский математик, азартный игрок и человек «который не существует» по его же словам, попадает в череду событий и лиц, которые много больше, чем он сам и, соответственно, он не может заслонить их собой. Редкость, когда автору удается это многоликое повествование без перегибов в различные стороны.

Роман изобилует различными рассуждениями героев обо всем на свете, но в первую очередь об Истории. История в романе подается как одна из фундаментальных движущих сил, которая не подвластна даже владыкам, даже императорам. Не История подчиняется им, а они Истории.

Мне особенно хочется отметить очень сложную и красивую любовную линию в романе. Она пронзительна, реалистична, многоярусна и заставляет сопереживать.

Немаловажная роль уделяется черной физике (так в романе называется физика Льда лютов, физика где температуры могут быть ниже абсолютного нуля) и двузначной логике и психологии людей (такая особая логика, где есть только да или нет, где человек «замерзает» в определенном характере, который без особых проблем читается другими).

ИТОГ: если вас не пугает объем и медленно развивающийся сюжет, если вы любите не просто развлекательную литературу, но такую, которая заставляет задуматься и в чем то даже переступить через себя, обязательно читайте. В романе есть все: и НФ, и философия, и психология, и история. И ещё, это такое произведение, в которое надо сначала погрузиться (прочитать страниц 50-100), потом уже будет легче.

Оценка: 10
–  [  10  ]  +

Алексей Иванов «Сердце пармы»

Екклизиаст, 9 декабря 2019 г. 15:05

«Мы рождены, чтоб сказку сделать былью...» П. Герман, зачернуть, исправить на князь Пермский Михаил Ермолаевич

Чтобы с самого начала быть откровенным, отмечу, что «Сердце пармы» это первый исторический роман, который я прочитал в осознанном возрасте. И сейчас речь не о тех литературных произведениях, фоном для которых являются реальные исторические события, а лишь о тех, которые широтой размаха и глубиной погружения, обилием персонажей и тщательностью их проработки не просто выхватывают кадры исторической хроники, не просто рассказывают нам историю на фоне Истории, но являют нам часть полотна времён со множеством отдельных нитей и хитросплетений, плотную, живую, пульсирующую ткань Истории.

Что ж, а теперь пришла пора сказать, что о событиях, описываемых в романе, равно как и об одном из главных антагонистов (протогонистов?) романа — язычестве на территории нынешних русских земель, известно очень мало, если известно хоть что нибудь. Автор романа Алексей Иванов наполняет жизнью не те события, которые произошли, но заполняет белые пятна истории: повествует нам о сожженных идолах, о срубленных священных деревьях, о разрушенных капищах, о забытых обрядах, об утраченных реликвиях. «Сердце пармы» — это исторический роман о событиях, которых скорее всего не происходило в действительности.

Ещё одним камнем, зачеркнуть, исправить на булыжником в огород «историчности» является наличие в романе элементов фэнтези: женщины-оборотни ламии, бессмертные хумляльты и кое-что или кое-кто ещё. Однако это только на первый взгляд является элементами фэнтези. На деле же, это лишь одно из проявлений особенностей восприятия мира, где есть место загадкам и тайнам, где бескрайняя парма является одновременно и средой обитания, и богом, и дьяволом.

Пусть это мое субъективное мнение, но я отчётливо вижу перед собой не ламий, но своенравных горячих хитрых женщин, которые выделяются из массы других безвольных рабынь своего времени; вижу не хумляльтов, но людей с горящими глазами и целью в жизни, о которых мы говорим «человек неопределенного возраста» или «ему/ей может быть от 35 до 70 лет», уверен, что в современном мире каждый может припомнить как минимум пяток «хумляльтов», а «ламий» теперь стало в десятки раз больше, и каждый лично знает несколько «ламий».

«Сердце пармы» это исторический роман о покорении воинственным московским княжеством восточных земель, роман о том, как пермяки превращаются в русских, как на место капищ становятся монастыри, как языческая сказка становится христианской былью. Роман о том, как вместо такого разного счастья пермяков, которое всегда идёт рука об руку с трудностями и горем, но и свободой и чувством своей уникальности и цели в жизни, приходит гордость и величие даже не русских, но князя Московского, который шаг за шагом, поколение за поколением идёт к тому, чтобы стать царем и великим князем всея Руси.

В романе множество персонажей, которые могли бы разбежаться перед внутренним взором читателя как муравьи, однако вместо этого каждый из них занимает строго отведенное ему мыслью автора место, каждый является живым человеком со своими печалями и радостями, со своей глупостью, мудростью и своей правдой.

Христианство против язычества? Православный князь Пермский Михаил Ермолаевич против окутанного тайной хумляльта Асыки? Епископ против пама? Монах против шамана? Да.

Но все далеко не так просто. Человека можно убить, можно сделать пленником, но нельзя заставить стать русским, нельзя заставить отбросить свою историю и веру и стать православным. Но можно полить землю русской кровью, пропитать ее своими жизнями на глубину, принести свой уклад, поселиться рядом, жить и умирать рядом с язычниками. И со временем священные луга, обиталища духов станут пахотным полем, где вместо разнотравья пармы будет колоситься рожь.

Просто не верится, что для Алексея Иванова «Сердце пармы» это одно из дебютных произведений. Насколько мастерски Алексей создаёт этот эпический роман, насколько смело вплетает в историческую канву мистическое видение мира языческими обитателями бескрайних лесов, что остаётся только аплодировать ему.

Пожалуй в будущем я смогу сказать, что именно «Сердце пармы» Алексея Иванова открыло для меня мир исторического романа. Однако есть у романа и серьезный недостаток. Уже сейчас мне стало намного сложнее погружаться в более «мелкие» сюжеты как в литературе, так и в кино. «Сердце пармы» становится для меня одной из вершин в мире искусства.

Моя оценка 9 из 10.

Оценка: 9
–  [  10  ]  +

Дэн Симмонс «Террор»

Екклизиаст, 2 августа 2018 г. 11:48

Терро́р от латинского terror «страх, ужас». Эре́бус от слова Эреб от др.-греч. Ἔρεβος, «мрак»; → лат. Erebus.

«Как корабль назовешь, так он и поплывет» (Капитан Врунгель)

Внимание! Убийца дворецкий! Ой, ошибочка. В конце все умрут!

Спойлер ли это? Нисколько.

А теперь с начала. Роман «Террор» основан реальных событиях, и можно сказать даже больше: он максимально приближен к тому, что было известно изначально и тому, что стало известно после поисковых операций, после раскопок и т.д. об экспедиции сэра Джона Франклина: маршруте, кораблях, численном составе, лично о каждом члене команд обоих кораблей. Перед написанием романа Дэном Симмонсом было изучено колоссальное количество материала, касающегося как непосредственно самой экспедиции, так и сопутствующих ей событий. Особый интерес, прикованный к этому далеко не первому и тем более далеко не последнему походу в Арктику, объясняется тем, что после такой достаточно крупной для своего времени исследовательской экспедиции осталось так мало следов. Да и сами эти следы путаны и оставляют значительное поле для домыслов и интерпретаций.

Настолько доскональная и тщательная проработка фактического материала с особым вниманием к деталям и, казалось бы, мелочам, помноженная на писательское мастерство Симмонса, на мой взгляд позволяют называть «Террор» не просто реалистическим, но даже историческим романом.

С первых глав автору удается передать суровую, можно даже сказать жестокую эстетику крайнего севера. Читатель имеет возможность буквально оказаться на борту одного из кораблей. Имеет возможность пусть даже лишь мысленно, но бросить себе вызов. Смог ли я на месте члена экспедиции справиться с этими тяготами? И ладно еще, если речь идет о матросах или солдатах, у них во многом нет выбора, им приходилось искать заработок для себя и своих семей. А вот мотивация и сила духа офицеров действительно восхищает. Лютый мороз, нехватка пищи, болезни, и все это на фоне осознания того, что помощь не придет, что выживать в случае неудачи экспедиции придется каждый день и каждый час, сжав зубы отвоевывать время у смерти… Чего стоят только железобетонная выдержка и характер ледового лоцмана Блэнки и доктора (я подчеркиваю это слова) Гудсира. Да, конечно можно говорить о том, что причины поиска Северо-западного прохода во многом обусловлены экономически, очень выгодно было на то время найти северный морской путь, связывающий Атлантический и Тихий океан. Можно говорить о том, что лавры первооткрывателей для офицеров и особенно руководителей экспедиции потенциально являлись мощнейшим социальным лифтом, и даже ирландец Фрэнсис Крозье имел не иллюзорные шансы стать британским рыцарем. Однако всего этого достаточно для того, чтобы решиться пойти в экспедицию, но, когда ты, выбиваясь из сил, тянешь тяжелые лодки по совсем не скользкому паковому льду, когда ты обливаешься потом, который превратится в ледовую корку, стоит тебе лишь на короткое время остановиться, когда ты болен цингой, когда тебе нечего есть… Вот тогда для того чтобы не сдаться, надо кое что большее, чем просто жажда славы или денег.

И вот если бы Симмонс рассказал, используя свои писательский талант и навыки эту историю о героических людях, о нечеловеческих условиях, о преодолении обстоятельств и самих себя, то роман, на мой взгляд, достоин был бы высшей оценки. И вот здесь мы приходим к тому самому НО… Этих НО будет лишь два, однако эти НО навешивают на прекрасный исторический роман совершенно ненужную и искусственную дымку мистики, которая мало того, что не добавляет ничего роману, но только рассеивает и уводит внимание читателя.

НО №1: Туунбак

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
Во льдах крайнего севера живет один одинешенек, сам по себе, без тебе какой то самки (самца), детенышей, других членов популяции (sic!) (собственно нет никаких свидетельств существования этого существа, кроме легенд коренных жителей тех мест, инуитов) супер-хищник, а возможно даже и без малого демон (!) загадочным образом очень похожий на большого белого медведя. И этот хищник умен и хитер. Он появляется как призрак и исчезает в мгновение ока, его практически невозможно ранить ни из дробовика, ни из мушкета. Он не просто охотится на людей, он делает это с чрезмерной жестокостью и устрашением. Он настоящее воплощение террора.

И тут надо сказать, что пусть и Туунбак сам по себе, на мой взгляд лишний в романе, но наличие туманного жестокого призрака, как воплощение образа жестокого севера еще можно оправдать, но здесь включается второе НО.

НО №2: Инуитский национализм и фольклор

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
Представьте себе, что вы житель крайнего севера. Вся ваша жизнь проходит в борьбе с холодом и голодом. Полярная ночь, длящаяся долгие месяцы заставляет вас запасаться провиантом впрок и спать сутками напролет в ожидании полярного дня. И мало того, в одной с вами пищевой нише находится один из самых опасных хищников на планете земля – белый медведь. Жизнь тяжела и жить тяжело. Нередки случаи, когда один из членов общины пропадает, а потом находят лишь кровавые пятна на снегу… Совершенно неудивительно, что в фольклоре инуитов появился такой персонаж, как особо хитрый, особо жестокий супер-медведь. Шаманы, само собой, используют этот образ в своих целях и заявят, что они знают, как ублажить Туумбака и защитить общину от набегов этого безжалостного демона.

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
Однако Симмонс вдохновившись тем, как в столь суровых условиях люди живут не просто год или два, а всю свою жизнь, в романе, опять же, на мой субъективный взгляд, излишне идеализировал образ инуитов. Они добры и гостеприимны. Они мудры и находчивы. И мало того, они нашли подход к Туумбаку, они действительно заключили с ним перемирие: особая каста шаманов живет еще севернее, чем все остальные инуиты и они могут общаться с Туумбаком. Естественно, что кроме этого, Туумбак в лице своих адептов одним из условий своей относительной благосклонности делает то, чтобы инуиты приносили жертвы в виде тюленей и прочего жиро-мяса. То есть приходят шаманы к инуитским охотникам и заявляют: Туумбак требует жертву в виде двух тюленей в месяц, например. Мы, шаманы, будем приходить к вам на стоянку, и вы будете отдавать нам пойманных вами тюленей, а мы отдадим их Туумбаку (ога, конечно, ололо, отдадим, а не съедим большую часть сами).

Но Симмонс не хочет видеть этих вполне очевидных объяснений. Он вводит в повествование как самого мистического демона Туумбака, так и идеальных инуитов, тем самым смещая акцент от реалистической исторической канвы. Как будто недостаточно тех сложностей и невзгод, которые довелось вынести членам экспедиции сэра Джона. Получается, что в итоге мы имеем не историю о героических первооткрывателях, а о том, как «глупые» цивилизованные люди пришли в чужую церковь со своим уставом. И получили по заслугам.

В общем, для меня роман является тем редким случаем, когда фантастическое допущение просто излишне, и делает роман только хуже.

И в заключение несколько слов о концовке. Это просто фиаско.

Моя оценка роману могла бы быть 9 из 10 при условии отсутствия двух НО. Однако они есть, и потому я ставлю потенциально блестящему «Террору» лишь 6 из 10.

Оценка: 6
–  [  10  ]  +

Дж. Р. Р. Толкин «Властелин Колец»

Екклизиаст, 2 ноября 2016 г. 14:30

Для начала отмечу, что я считаю данный цикл сильно переоцененным. Причин множество:

1. Он был у так называемых «истоков» и многими ценится за то, что был «первым». Хотя все эти первенства и истоки весьма относительны. Да и вообще, мы ведь не ценим камень как лучший молоток просто потому, что он был раньше. Всему свое время. Фэнтези развивается и переходит в новые формы и на новый уровень.

2. Много уже говорилось о том, насколько несуразен сам принцип, заложенный в путешествие к Роковой горе (те же самые пресловутые орлы).

3. Идея красной нитью проходящая через цикл («пролетарии всех стран объединяйтесь» или «даешь глобализацию») кажется на первый взгляд очень гуманистичной, хотя если задуматься, то не факт, что много хорошего в том, что объединенные даже в рамках Средиземья расы не потеряют свой колорит и особенности. Я не говорю даже об объединении эльфов и гномов, а хотя бы о Рохане и Гондоре.

4. Многие смотрели фильм и поставили оценки даже не читая самого текста, как бы по умолчанию предполагая, что там всё так же. И опять же это многократно отмечалось ранее, но несколько повторюсь: фильмы намного сильнее самого текста. Редко такое случается, но тут вышло именно так. Дело в том, что фильмы умышленно были переработаны в эпическое фэнтези, а в оригинале же Властелин колец напоминает скорее просто сказку, даже без претензии на психологическую реалистичность и разумность поступков героев.

В общем и целом итог таков: стоит бегло почитать хотя бы один роман, но только для того, чтобы так сказать приобщиться.

Оценка: 6
–  [  9  ]  +

Харуки Мураками «1Q84. Тысяча Невестьсот Восемьдесят Четыре»

Екклизиаст, 30 января 2020 г. 08:29

— Что это, каша что ли?

— Овсянка, сэр.

Из фильма «Приключения Шерлока Холмса и доктора Ватсона: Собака Баскервилей»

Рецепт овсянки по Муракамски (иногда ее также называют роман-эпопея «1Q84»):

Для приготовления блюда на одного человека вам понадобится:

Два стакана овсяной крупы марки «Гиперреализм» смешать в неглубокой миске с одним стаканом чечевицы марки «Магический реализм», все это должна быть крупа отличного качества, обязательно выращенная над полях писательского мастерства,

На заметку хозяюшкам: если вам не удастся найти крупу подходящего качества данная смесь будет совершенно несъедобной

Столовая ложка острого соевого соуса «Эротика» (внимание, не подходит для детей)

Щепотку приправы «Экзистенция»

Все это высыпать в 15 (!) литровый чан и залить ведром воды.

Варить на медленном огне. На очень медленном огне.

Готовую кашу подавать на стол в пиале разогретой до комнатной температуры.

Употреблять на завтрак, обед и ужин в течение недели.

Отзыв от дегустатора:

Пожалуй, можно сказать, что данное блюдо можно отнести к яркому представителю современной литературной кухни, когда к основному ингредиенту-жанру добавляется несколько, казалось бы, несовместимых ингредиентов, и здесь немалую роль играет опытный японский повар Харуки, который правильно все это приготовил в особой манере, которая позволит вкусам не перебивать друг друга, а дополнять, наполняя простые и привычные мотивы необычными и изысканными нотками.

Данный продукт очень легко усваивается и имеет низкую энергетическую ценность, что с одной стороны хорошо, но с другой стороны, огромное количество добавляемой при варке воды делает вкус блюда очень слабым, а консистенцию очень жидкой.

Также определенное недоумение вызывает количество блюда. Повар Харуки уверяет, что для того, чтобы полностью ощутить данное блюдо необходимо потребить оного целых 15 литров, день за днём.

Пожалуй, овсянка по Муракамски могла бы стать намного более вкусной, если бы повар Харуки не настаивал на добавление такого большого количества воды. Однако, именно вода делает довольно странный и необычный вкус блюда более приглушённым, более жизненным, и потенциальный деликатес становится намного более демократичным и применимым для широких масс потребителей.

Как итог: если рассматривать овсянку по Муракамски в качестве своего рода сериала, низкокалорийного блюда на каждый день, то это будет отличный выбор, любителям же более насыщенных блюд можно посоветовать пить эту кашу большими глотками, чтобы утолить информационный голод и полюбоваться вкусом блюда.

P. s. слышал от знакомой забавную историю: она разлила чан с кашей в небольшие порции на один прием пищи и, подписав их от завтрака понедельника до ужина воскресенья, поставила в холодильник. Однако, пока дошло дело до употребления блюда, «обеды» и «ужины» задвинула вглубь холодильника и заставила другими продуктами. В итоге, после завтрака понедельника по ошибке, минуя обед и ужин того же дня, сразу перешла к завтраку вторника. Ошибка была выявлена лишь ближе к концу недели. Думаю, что данная история хорошо иллюстрирует все вышесказанное.

Оценка: 6
–  [  9  ]  +

Эрнест Хемингуэй «По ком звонит колокол»

Екклизиаст, 17 июня 2018 г. 14:45

Роман Эрнеста Хемингуэя «По ком звонит колокол» написан автором в 1940 г. в период начала второй мировой войны.

События романа происходят в Испании, за три года до даты написания: в мае 1937 г.

Как утверждал сам автор — описанные в романе события полностью вымышлены, как и большинство персонажей романа. Однако исторические события, на самом деле происходившие в мае 1937 г., практически идентичны тем, что являются фоном для событий романа.

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
Приведу небольшую историческую справку: «Спасти Страну Басков Негрин и Прието (лидеры республиканцев) попытались путём возобновления отложенного из-за мятежа ПОУМ наступления на Центральном фронте. Однако последствия метаний войск с фронта и обратно привело к тому, что франкистская агентура выяснила не только численность республиканских сил, но и направления ударов, приняв соответствующие контрмеры. 27 мая республиканский корпус генерала Доминго Морионеса двинулся на удерживаемый националистами город Сеговия. Вскоре он был остановлен войсками генерала Варелы у населённого пункта Ла-Гранха, в ходе боев под которым республиканцы потеряли треть личного состава, тогда как потери националистов были ничтожны».

Убеждают нас в точности определения времени действия романа как упоминания неудавшегося мятежа ПОУМ, так и планируемое наступление республиканцев на Сеговию. Таким образом, если внимательный и любознательный читатель захочет параллельно с чтением романа изучить исторические события в Испании тех дней, то ему, дабы преждевременно не разрушать часть интриги следует остановиться на событиях начала весны 1937 г.

А что же сам автор? Как он пришел к написанию такого романа?

Опять обратимся к истории: Эрнест Хемингуэй родился и вырос в обеспеченной интеллигентной семье в США. Его отец был врачом, а мать оперной певицей. Неудивительно, что мать пыталась привить своему сыну любовь к музыке, и заставляла сына учиться играть на виолончели. Однако у Эрнеста не было таланта к этому или же просто душа не лежала, но музыка не стала любовью будущего писателя. Чего не сказать о том, чему его с самого раннего детства учил отец: уже с четырехлетнего возраста отец учил Эрнеста охотиться, ловить рыбу, строить лагеря в лесах и на озерах Северного Мичигана. Его ранние опыты в мире природы привили ему страсть к приключениям и жизни в отдаленных и изолированных местах.

После окончания школы вместо того, чтобы поступать в университет, как того хотели родители Эрнест устраивается на работу репортером в газету и с жаром отдается этому делу. Он выезжал на все происшествия в городе, наблюдал за людьми, улавливал жесты, манеры, в общем изучал особенности человеческой природы и общества.

После вступления США в Первую мировую войну Хемингуэй вызывается добровольцем и становится водителем кареты скорой помощи на итальянском фронте. На войне Хемингуэй получает осколочное ранение от минометного огня и попадает в госпиталь. В процессе выздоровления после ранения он встречает свою первую любовь – медсестру по имени Агнес. Перед возвращением в Америку Агнес и Эрнест решили жениться в течение нескольких месяцев, однако незадолго до отъезда Агнес сообщает, что она уже обручилась с итальянским офицером. Этот отказ сыграл важную роль в жизни и мировоззрении писателя.

Пропустим ту часть жизни писателя, которая проходила между двух мировых войн.

Когда в 1937 г. начинается гражданская война в Испании, Эрнест сразу же принимает сторону республиканцев и организовывает сбор пожертвований в Америке в пользу республиканцев Испании. После Эрнест оказывается в составе съемочной группы, которая собирается снимать документальный фильм «Земля Испании». Сценаристом картины выступает сам Хемингуэй.

В самые тяжёлые дни войны Эрнест находился в осаждённом франкистами Мадриде, в отеле «Флорида», который на время стал Штабом интернационалистов и клубом корреспондентов. Отражение этого отеля мы видим в романе. В подобном же отеле Роберт Джордан встречается в вождями республиканского движения, полевыми командирами, журналистами.

Что ж, теперь, вооружившись знаниями из истории и жизни автора, обратимся непосредственно к роману

Как мы видим Эрнест Хемингуэй не понаслышке знаком с войной, и в частности с гражданской войной в Испании. Это становится одной из составляющих того, как точно удается автору в романе передать дух места и времени. Позволяет создать по-настоящему живых персонажей, описать их психологию и поведение так, что не возникает сомнения в их реалистичности. То же можно сказать и о исторической точности фоновых событий.

Рассмотрим чуть внимательнее главного героя, американского учителя испанского языка, ставшего специалистом-подрывником в составе интернациональной бригады.

Хемингуэю очень хорошо известно, как принцип, идея, могут заставить обеспеченного гражданина США бросить мирную жизнь и окунуться в одну из самых страшных атмосфер – в горнило войны, ведь он сам поступил подобным образом.

Роберт Джордан – идеалист. Он верит в то, что свобода и равенство являются высшими ценностями и ради того, чтобы люди могли их иметь, не жалко отдать не только чужие, но и свою жизнь. Он не может спокойно жить в мире и благоденствии, зная, что где-то его братья по идее умирают за правое дело.

Он раз за разом проникает в тыл франкистов для совершения там диверсионно-подрывных действий. И вот на одно из таких заданий республиканский генерал отправляет его в начале романа.

Поскольку реалистичность действий персонажей не вызывает сомнения, психология очень живо передана, и нам остается лишь наблюдать за ними и доверять опыту автора, думаю что стоит внимательнее изучить идейный уровень романа.

Первое, на что хотелось бы обратить внимание, это не столь уж редкая в искусстве, но, тем не менее, очень интересная идея: обострение восприятия, чувств и эмоций в условиях смертельной опасности. Каждый из нас, даже на своем жизненном опыте знает, что в периоды опасности, в стрессе восприятие обостряется, и жизнь кажется ярче. Тому есть физиологические причины и это прекрасно описано в психологии и физиологии стресса. Поэтому и здесь автору можно верить и не кажется столь уж необычным, сколько эмоций посещает Роберта Джордана за короткий промежуток действий в романе.

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
Роберт Джордан попадает в партизанский отряд на 3 дня, ровно столько длится основная сюжетная линия романа. Однако за это время Роберт Джордан проживает целую жизнь, поскольку он знает, что задание смертельно опасно, и у него просто может не быть больше времени, все что происходит с ним за эти такие короткие и такие длинные три дня окрашено максимально ярко. В партизанском отряде Роберт Джордан находит свою любовь, которая вспыхивает мгновенно и разгорается ярким костром. И особенно на фоне того, насколько возрастает в связи с этим ценность жизни Роберта Джордана, можно оценить глубину его преданности своему делу. Любовь, как бы она ни была важна для него, остается лишь второй по значимости. На первом месте по-прежнему остается долг, преданность идее, принцип. Мы много раз на протяжении романа замечаем, как Роберт Джордан мгновенно переключается на дело и подавляет свои чувства, как только появляется необходимость.

И именно эта любовь с первого взгляда, вспыхнувшая между Робертом Джорданом и Марией, такая яркая и горячая и кажется мне каким то муляжом, какой то размалеванной картонкой. Давайте задумаемся, что вообще связывает Роберта Джордана и Марию? Практически ничего. Что они знают друг о друге? Опять же, очень мало. Пытается ли Роберт Джордан что-то узнать о своей возлюбленной? Нет, он и сам не спрашивает и старается переводить разговор на другие темы, когда речь заходит о чем то кроме: «зайчонок, как я тебя люблю, мы поедем в Мадрид», «ingles, я буду тебе хорошей женой, я буду заботиться о тебе и любить тебя». Это ли настоящая любовь? Да они даже не знают друг друга и старательно избегают узнать. Можно ли это понять? Конечно можно, ведь узнав друг друга получше, они могут выяснить, что не подходят друг другу и вся магия чистой и яркой любви испарится. Делает ли Роберт Джордан это намеренно? Вполне возможно. Но ощущение от того, что любовь мне подсунули ненастоящую, не покидало меня на протяжении всего романа.

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
Следующая идея, которую бы хотелось рассмотреть, это безоговорочная преданность долгу, а значит безоговорочное исполнение приказа. Примерно к середине романа Роберт Джордан понимает, что франкистам стало известно о готовящемся «неожиданном» наступлении республиканцев. Также он понимает, что в связи с этим, не только само наступление, но и его в высшей мере рискованное задание теряют всякий смысл. Единственная мысль, которая заставляет его остаться верным приказу это: «а вдруг так и планировалось, вдруг задача этого наступления лишь оттянуть силы противника, и то, что мы все здесь умрем лишь часть плана? А ведь победа в этой войне стоит любых жертв, ведь без победы не может быть нормальной жизни». Стоит ли отдавать свою жизнь, свою любовь, жизнь своей возлюбленной, жизнь своих друзей, коими за три коротких-длинных дня стали члены партизанского отряда Пабло, по сути отдать все, что у тебя есть ради исполнения самоубийственного приказа? Ответ на этот вопрос для Роберта Джордана известен и ясен: да стоит. При всем мастерском изложении этой идеи автором, меня все же не покинула мысль, что этот идеологический элемент слишком идеализирован и сам Роберт Джордан слишком, СЛИШКОМ УЖ предан своим принципам. И ведь Роберт Джордан на самом деле и не делал выбора между а) уйти вместе с партизанским отрядом вглубь тыла или уйти с Марией на другую сторону фронта, б) несмотря ни на что, пусть даже ценой жизни всех этих людей и себя в том числе выполнять приказ. На мой взгляд, на протяжении романа создается лишь видимость выбора, а на самом деле выбор сделан с самого начала и ничто НЕ МОЖЕТ изменить его. Опять же мне здесь видится определенный идеолого-пропагандистский ход: во время Второй мировой войны людям надо показать, что приказ превыше всего, показать, что жизнь любого человека вместе с любыми его чувствами и мечтами ничто, по сравнению с правым делом.

Ещё одним положительным персонажем со сходной идеологией является старик Ансельмо, охотник и следопыт (вспоминаем о любви автора к охоте и следопытству). Ансельмо готов замерзнуть на посту, но не покинуть его, не нарушить приказа, Ансельмо жалко убивать людей, это до слез его расстраивает и он видит в этом большой грех, но ради правого дела он все же убивает людей. Да, показаны его колебания, тут тоже нельзя поставить автору это в упрек, но все же, несмотря на это, охотник Ансельмо — еще один показательный персонаж. Таким должен быть идеальный партизан: добрый, сострадательный, хороший человек, но безоговорочно надежный и преданный приказу.

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
Главным же отрицательным персонажем романа показан глава партизанского отряда Пабло. Несмотря на его активные действия на благо республики в самом начале гражданской войны, в период событий романа главное, чего хочет Пабло – выжить. Вместе с тем, он хочет, чтобы выжил и его партизанский отряд, но опять же это лишь для того, чтобы выжить самому. Я не стану подробно разбираться в его психологии, но отмечу, что образ человека, который ставит ценность своей жизни выше всего, показан в романе в крайне негативном ключе и всячески очерняется. И опять же, здесь видится идеолого-пропагандистский ход.

Подводя итоги, отмечу, что на мой взгляд, роман в значительной мере является идеолого-пропагандистким, и это откладывает определенный отпечаток, однако при этом автор, пусть и оставаясь верным приверженцем идей республиканцев, показывает нам очень живую, очень реалистичную, очень пронзительную историю жизни людей на войне. Автор показывает нам, пусть и мельком, франкистов как тоже обычных людей, которые может и не хотели бы воевать и убивать, но волей случая оказались по другую сторону баррикад и тоже вынуждены исполнять приказ. В романе Хемигнуэю удается очень точно передать дух времени и колорит Испании. В сумме всего этого, «По ком звонит колокол» несомненно является прекрасным, не побоюсь этого слова, историческим произведением пропитанным духом своего времени.

Моя оценка роману 9 из 10.

Оценка: 9
–  [  9  ]  +

Аркадий и Борис Стругацкие «Обитаемый остров»

Екклизиаст, 22 октября 2013 г. 19:34

Динамичный, искренний, активный и активирующий.

Эти слова равно можно отнести и к самому роману и к главному герою.

Роман при всех возникающих в нём сложных проблемах общества и человека, по моему скромного мнению, всё же очень жизнеутверждающий и оптимистичный.

Ведь при всех проблемах на обитаемом острове, земляне то другие: они мудрые, честные, жертвующие собой ради высших целей.

Роман, пропитанный настроениями утопизма, красивый, яркий боевик. Но при этом не стоит забывать, что это Стругацкие.

В качестве итога могу сказать: обязателен к прочтению. Даже если вы не любите фантастику в целом, некоторое особые её жемчужины универсальны для всего читающего общества.

Оценка: 9
–  [  8  ]  +

Франц Кафка «Процесс»

Екклизиаст, 2 ноября 2016 г. 16:31

Общеизвестно, что Кафка перед своей смертью попросил своего друга Макса Брода (если вообще у него были друзья в этом мире) сжечь все им написанное и уж тем более не публиковать массово. То, что мы имеем сегодня возможность читать Кафку, погружаться в его фантасмагории, говорит о том, что Брод ослушался.

Также известно, что Кафка во многом соотносит самого себя с главными героями своих произведений. В них есть много личного, пусть и преображенного особой призмой, которую теперь принято называть кафкианством. Процесс относится именно к таким произведениям.

Процесс читается сложно, описания изобилуют множеством абсурдных деталей, все происходящее оборачивается и выворачивается совершенно немыслимым образом. Образы переплетены и зачастую представляют собой сплошную путаную завесу, в которой видятся некоторые закономерности, за них хочется ухватиться, понять их, но новые нити, вплетаемые в повествование, заставляют изменить свое мнение.

Да, есть один из явных символов: бессмысленная и беспощадная машина правосудия, с которой можно сражаться, но невозможно победить. Но я считаю, что особой ценностью Процесса в частности и вообще прозы Кафки в целом является сам процесс. И пусть это не кажется тавтологией. Процесс поиска образов, процесс распознавания символов. Процесс мне видится одним из таких вот мегасмысловых полотен, которые мы как бы рассматриваем вблизи и поэтому не можем, не должны уловить всей картины, мы должны мучатся сжав зубы, пытаться это сделать. Процесс — своего рода тренажер для ума. А тот факт, что мы вроде бы различили что-то, дело сугубо личное и не может здесь быть единого толкования.

Оценка: 10
–  [  8  ]  +

Михаил Булгаков «Мастер и Маргарита»

Екклизиаст, 12 августа 2015 г. 14:55

Штампы-штампы.

Не поспоришь: произведение сильное, глубокое, взаимонепротиворечивое.

Но все это отчасти потому, что она подобно автомобилю серийного производства в единственном экземпляре. Создается специальный завод, огромные механизмы, длинные сложные конвееры, множество цехов, для того, чтобы создать на выходе добротную — да, надежную — да, но Волгу.

Традиционно принято считать это произведения мистическим, даже фантастическим и реалистичным одновременно. Но это потому, что фантастичность и мистичность здесь необязательна, можно было намного проще, можно было намного точнее, можно было намного оригинальнее.

Сквозь текст невооруженным взглядом видно: вот тут автор решил усилить нажим и выдать штампованный участок текста «сильный», «добротный», далее следует связка до другого такого же. В итоге произведение превращается в бег от дерева к дереву в пустыне, или если проще от одного смыслового, если можно так выразиться, участка к другому. Говоря о «смысловом» участке я несколько кривлю душой ибо штампованный смысл превращается скорее в афоризм. И в этом Мастер и Маргарита напоминает сборник афоризмов, который зачем то превратили в роман.

Оценка: 5
–  [  8  ]  +

Михаил Веллер «Хочу быть дворником»

Екклизиаст, 12 марта 2014 г. 15:30

Рассказ о том, как на протяжении большей части своей жизни человеку приходится в силу тех или иных обстоятельств не быть собой, играть роль, в которой его хотят видеть родные, близки, друзья, коллеги...

И тогда этому человеку приходится убеждать себя в том, что он счастлив, что он действительно живет, а не просто играет плохо выученную роль.

Он заставляет себя верить в то, что он на самом деле всё сам так решил и хочет, чтобы всё было именно так.

И очень большой редкостью являются такие примеры, как описаны в этом рассказе:

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
когда человек проносит свою мечту, простую и понятную сквозь жизнь, не растеряв её по пути и не поверив в реальность той игры, где значительно больше актер, чем автор в своей жизни

Оценка: 9
–  [  8  ]  +

Джин Вулф «Пыточных дел мастер»

Екклизиаст, 21 октября 2013 г. 19:15

Сложный, как будто потусторонний роман.

Автор пишет на том уровне, когда уже может себе позволить быть непонятым или, по крайней мере, быть понятым не так и не до конца.

Но он и не ставит себе такой цели.

В романе больше внимания уделяется особенностям психологии и восприятия жителей Урса, нежели развитию сюжета и персонажей самих.

Автор не автор, а переводчик, цель которого оставить всё как есть, но лишь сделать текст доступным землянам.

В общем стоит читать лишь тем, кто уже достаточно повидал в литературном широком поле.

Оценка: 9
–  [  8  ]  +

Генри Лайон Олди «Герой должен быть один»

Екклизиаст, 10 октября 2013 г. 00:50

Осмысление мифов: одна из лучших деталей творчества господина Олди.

Простые плоские картинки сказки под их пером превращаются в выпуклые многоцветные барельефы, полные жизни и давно утерянного смысла.

Мифы оживают, их персонажи ставшие под многовековой пылью лишь деревянными фигурками снова живут, любят и умирают на страницах романа и в душах благодарных читателей...

Тем, кому понравился этот произведение настоятельно рекомендую к прочтению цикл «Чёрный баламут» и роман «Мессия очищает диск»

Оценка: 10
–  [  8  ]  +

Генри Лайон Олди «Маг в законе»

Екклизиаст, 8 октября 2013 г. 17:53

Особое произведение. Даже для таких мастеров слова как Г.Л. Олди.

Необычная вязкость и тягучесть повествования, которая может показаться людям, привыкшим к лёгкому чтиву, отталкивающей, создает ту самую атмосферу и настроение которое витает в умах у магов в законе, да и у большинства персонажей романа: смутное предчувствие апокалипсиса и упадка. Однако упадку всегда предшествует небывалый взлет, отголоски которого мы и видим в ходе повествования.

Роман напоминает хорошее вино, оно как особый деликатес для ума оставляет необычное «послевкусие».

Несомненно одно из лучших творений Олди.

Оценка: 10
–  [  7  ]  +

Яцек Дукай «Иные песни»

Екклизиаст, 19 октября 2016 г. 14:59

Я долго готовился к тому, чтобы написать этот отзыв.

Готовился, читая. Понаблюдал через толстое стекло Школы за Пуньо и вместе с ним совершил прыжок в будущее; увидел несущуюся на всех парусах Золотую Галеру; взглянул из-за плеча настоящего героя(?) Генерала и сопереживал его любящим подопечным; прошелся в тени Собора и остался там до самого его конца; Пока ночь и живы страхи, и когда живет и дышит старый дом (дом ли?), разделял ужас с паном Трудным. Ну и отдельно следует выделить непростой и длинный путь Бенедикта Герославского сквозь Лёд лютов и лёд людских сердец.

Что же касается Иных песен, то именно с этого произведения началось мое погружение в творчество Яцека Дукая, в его особый творческий мир тонкого интеллигента и интеллектуала, патриота Польши (что можно сказать как о нём самом, так и об одной из сквозных линий, идущих через большинство его произведений).

Сложно читать Дукая. Автор даже не пытается облегчить труд читателя искусственным ускорением или оживлением событий в своих трудах. Можно его за это ругать, и сложно этого миновать впервые читая пана Яцека.

Но тот смелый читатель, который сможет терпеливо и кропотливо погрузиться, уйти в глубину (что малопривычно для читателя фантастики развлекающей, фантастики популярной), будет одарен за это сполна.

Дукай видит своего читателя, как человека образованного и думающего, можно сказать, что автор пишет для своих друзей, коими заочно становятся все те, кто допустил его творчество в свою душу.

Иные песни... Действительно иные. Трудно говорить об Иных песнях, как впрочем и о большинстве произведений Дукая, как о фантастике. Дукай как будто и не фантаст. Да, во всех его творениях присутствует фантастический элемент, но на это не делается упор. Главное, на что стоит обратить внимание читателю, это атмосфера, это мир в который автор зовет за собой. И пусть не смущает кажущаяся фантастичность, ведь то лишь способ оказаться свободным от оков привычного мира, сковывающего предрассудками и устоями.

Читатель Дукая имеет возможность стать соавтором, сотворцом, следующим за подсказками пана Яцека. Дукай создает настроение, состояние души, в котором читатель-творец может жить в его мире. Он не заставляет нас внимательно следить за каждым движением героев, не дает слишком много деталей, ведь необходимо оставить свободу для сотворчества.

Рассказывать что-то непосредственно о сюжете или идеях, заложенных в Иных песнях, не вижу ни малейшего смысла. Ведь это уже сделал Дукай, а мы имеем возможность (с помощью замечательного перевода Легезы) послушать внутри самих себя Иные песни.

Оценка: 10
–  [  7  ]  +

Генри Лайон Олди «Герой вашего времени»

Екклизиаст, 23 марта 2016 г. 11:03

Первое и главное: этот цикл ТОЛЬКО для тех, кто любит и знает Олди. И по этой причине на этот цикл может и должно быть два взгляда.

Взгляд опытного «олдевца»: характерный язык и манера игры словами и темпоритмом фраз. Забавные и простые, хотя от этого не менее точные философские намеки. Местами действительно смешно, местами слишком уж «смишьно».

Взгляд со стороны: слабый научно-фантастический сатирический цикл высмеивающий советского обывателя и советский быт в манере, характерной писателям сатирикам советской эпохи, правда со странным зачастую сложночитаемым языком.

И ещё, у меня возникло неприятное ощущение от названия цикла. Какого такого нашего времени это герой? Какой он такой герой вообще? Следовало четче подать мысль о том, что это антигерой любого времени. (хотя и понятно, что речь о советской эпохе и что это тоже шутка, но все же)

Оценка: 4
–  [  7  ]  +

Г. Ф. Лавкрафт «Страшный старик»

Екклизиаст, 12 декабря 2013 г. 13:29

Этот рассказ, как карандашная зарисовка. Он статичен, прямолинеен, обозрим целиком почти с первого взгляда.

Но в этом то и состоит его особая, простая красота.

Рассказ-образ, рассказ-взгляд и именно таким его и должно воспринимать. Он позволяет читателю сформировать в своем сознании целостную картинку, не красочное яркое полотно, а именно картинку, но при этом такую, которую мы сможем держать в уме целиком.

Касательно отношения этого рассказа к жанру лавкрафтовского хоррора: конечно это он, ведь читателю и здесь дается возможность оказаться лицом к лицу со стариком, предчувствовать беду (а ведь собеседники старика тоже её предчувствовали),

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
надеяться на положительный исход и пасть в конце в пучину.

Оценка: 10
–  [  7  ]  +

Клиффорд Саймак «Заповедник гоблинов»

Екклизиаст, 29 ноября 2013 г. 15:48

Подвижный, веселый, легкий роман.

Читая его, мне не раз приходила на ум такая ассоциация: передо мной пляшет задорный и энергичный старичок-лепрекон, в зеленом камзоле и в туфлях с загнутыми носами, кривляется и кувыркается, но в угольках его глаз таится мудрость.

В каждой шутке есть доля шутки, но лишь доля, остальное правда.

Оценка: 8
–  [  7  ]  +

Аркадий и Борис Стругацкие «Отягощённые злом, или Сорок лет спустя»

Екклизиаст, 22 октября 2013 г. 20:28

Хотел написать отвлеченный, лично мой отзыв, но передумал.

Хочу обратиться к тем, кто хулит роман за ошибки в трактовании Святого Писания.

Господа, опомнитесь, это художественное произведение, никак не претендующее на историчность.

Да и нельзя в полной мере считать историчным само Святое Писание.

Отбросьте навязанные вам стереотипы о апостолах и самом Иисусе.

Попробуйте подумать о событиях тех лет с точки зрения мастеров слова и мысли, Аркадия и Бориса.

Не связывайте свой интеллект догмами.

Будьте шире, господа и дамы, будьте шире.

Оценка: 10
–  [  7  ]  +

Аркадий и Борис Стругацкие «Второе нашествие марсиан»

Екклизиаст, 22 октября 2013 г. 19:59

Иронические, сатирические Стругацкие.

Скажу прямо: не слишком мне нравятся такие Стругацкие. Возможно они имеют право на существование, вернее они даже должны были бы существовать, ибо такие сильные авторы как они должны были себя попробовать и в таком направлении тоже.

Но мне гораздо ближе ироничность Стругацких устами Изи Кацмана в Граде Обряченном. Ироничность на фоне, а не фон из ироничности.

К прочтению рекомендую только настоящим любителям авторов.

Остальным же лучше почитать нечто другое.

Оценка: 7
–  [  7  ]  +

Аркадий и Борис Стругацкие «Волны гасят ветер»

Екклизиаст, 22 октября 2013 г. 18:54

Роман-размышление, роман-предположение в типичном сильном стругацком стиле.

Глубокий, реалистичный.

Очень точно передана психология многогранных живых персонажей.

Красивый смелый посыл и фирменная реализация Струкацких.

Достойная концовка достойного цикла с участием Максима Камерера.

Цикл как бы взрослел и старел вместе с осевым персонажем, которого никак не поворачивается язык назвать главным (да одним из главных, но и не более того).

Эталонный, обязательный роман для всех любителей фантастики.

Оценка: 9
–  [  7  ]  +

Генри Лайон Олди «Богадельня»

Екклизиаст, 10 октября 2013 г. 22:02

Аристократичный, изысканный, стильный роман.

В нём пересеклись многие ключевые идеи более ранних творений господина Олди.

Богадельня стала как бы апогеем их творчества, хотя уже трудно было ожидать чего то лучшего, чем блистательный «Маг в законе», но всё же появился это произведение, этот шедевр слова.

Богадельня относится к той самой литературе, которая Высокое искусство, которая трогает за душу и занимает там свое особое место.

В черном бархатном переплете слов Олди оказалась такая красивая легенда как история о Вавилонской башне, и маэстро справились с задачей.

Определенно вершина.

Определенно шедевр.

Оценка: 10
–  [  6  ]  +

Вальтер Моэрс «Город Мечтающих Книг»

Екклизиаст, 5 апреля 2018 г. 09:24

Возьму за пример манеру Вальтера Моэрса и сразу выложу перед вами итоги:

Моя оценка романа 7 из 10.

Жанровая принадлежность – сказка для взрослых (что никак не значит 18+, а значит именно то, что перед нами сказка, но понять ее полно и получить удовольствие от нее смогут скорее взрослые, чем дети).

Основными плюсами для меня являются:

1. Способность романа погрузить читателей в магический мир книг и всего с ними связанного.

2. То, что автор проносит через весь текст свою любовь к писательству и читательству, и заражает нас этой любовью.

3. Множество ребусов, загадок и отсылок и другим литературным произведениям и органичное вплетение всего этого в сюжет.

4. Высокий уровень писательского мастерства автора и высокое качество самого текста.

Основными минусами:

1. Излишняя сказочность.

2. Шаблонность и однобокость персонажей.

3. Излишняя простота и легкость (чисто субъективный минус, возможно, кому то покажется плюсом)

4. Затянутость.

И вот теперь, когда вы знаете основу того, о чем пойдет речь дальше можно произнести магическую формулу

Здесь начинается рассказ…

Город мечтающих книг – такое произведение, говоря о котором, как никогда важно сразу определиться с той системой отсчета, в которой оно будет рассматриваться.

Сразу предупреждаю, что точкой отсчета является то, что перед нами сказка. Со всеми вытекающими из этого последствиями. Написанное ниже может вас испугать, заставить с отвращением отбросить от себя этот милый томик с романом Город мечтающих книг подальше в дальний пыльный угол и обходить этот угол стороной. Но если нижеследующие сказочно ужасные и ужасно сказочные пункта вас не испугают, то вы можете получить от Города особое редкое удовольствие. Что ж, я вас предупредил. А теперь поехали.

Первый ужасно сказочный пункт.

В создании персонажей предпочтение отдается яркости и функциональности, а не реалистичности и правдоподобности. Из этого автоматически следует то, что герои получаются избыточно «хорошими» и избыточно «плохими». Вместо слов «хорошие» и «плохие» можно подставить множество других определений, характерных черт героев и т.д. Т.е. получаются яркие и показательные персонажи, которые хорошо отрабатывают свою сюжетную и идейную цель, но при этом из-за этого же они становятся очень предсказуемыми, а их психология и мотивация поступков очень примитивной. И вообще, присутствует характерная для сказок гипертрофированность ситуаций и поступков. Что делает героев размалеванными куклами, полыми внутри.

Второй сказочно ужасный пункт.

Нам сразу заявляют: главный герой пройдет через все передряги, отделавшись лишь легким испугом и точка. При этом, довольно быстро становится понятно, что его будут выручать случайно подвернувшиеся в самый последний распоследний момент спасители. И когда приближается очередной «критический момент», то заведомая известность того, что все закончится «хорошо», а-ля «злодей занес на головой добряка огромный ужасный топор, добряк зажмурился предчувствую неминуемую погибель, но когда через секунду он открыл глаза, то увидел, что кто-то мелькнувший в тени отвел руку злодея». Такие вот «неожиданные» повороты истории напрочь убивает интригу и делает показно яркий сюжет неинтересным. Особенно в той его части, в которой Мифорез попадает в катакомбы Книгогорода.

Третий сказочно ужасный пункт.

Само фантастическое допущение (которое бы стоило в случае этого романа называть сказочным допущением) настолько сказочно, что практически не имеет границ и ограничений, что означает то, что автор волен «вынимать из шляпы» одного «кролика» за другим, предъявлять нам одну невероятную магическую особенность мира за другой, а мы лишь хлопая глазами должны будем смиряться, с появлением очередного «кролика» и идти, нестись, лететь по сюжету дальше.

Что не испугались? Ни один из трех сказочно ужасных и ужасно сказочных пунктов не заставил вас выбросить через плечо книгу с романом? Что ж, значит вам по пути с Хильдегунстом Мифорезом в Книгогород, с его загадками и тайнами, шелестом страниц и потрескиванием дров в камине, с ароматным какао и теплым пледом, с приятными воспоминаниями от множества прочитанных ранее замечательных произведений литературы, о многих из которых вам напомнят в Городе мечтающих книг.

Пришла пора поговорить о том, что перед нами не просто сказка, а сказка для взрослых, добрая, милая и уютная, написанная ловко и умно, сказка, раскрывающая нам в ярких и понятных образах мир писателей, издателей, читателей, книжных магазинов и многого другого связанного с книгами, в мир в котором верят в Орм и в Звездный Алфавит, открывающийся писателям в минуты сильнейшего вдохновения.

Все в романе крутится вокруг книг: книги всему голова (а кому то даже не только голова, но и прочие части тела), книги заставляют героев романа жить и умирать; книги влекут к приключениям; книги становятся путеводной нитью в лабиринте; книги пишут, издают, печатают, продают, читают, едят, едят, читая, читают за едой; книги ползают, летают, кусают, жалят и чего они только не делают.

Автор много играет с читателем: намеренно применяет избитые писательские приемы и тут же сам себя за это же высмеивает, создает забавные ребусы из имен и фамилий писателей (и не только) и ненавязчиво предлагает нам догадаться, кто же скрывается за такими именами как Фистомефель Смайк, Бальоно де Закер или Окра да Уйлс и многие другие.

Отдельно стоит упомянуть о необычной нумерации глав, разгадать «тайну» которых, также ненавязчиво предлагает автор.

Лично мне намного более понравилась часть, происходящая на поверхности Кногогорода и часть, в Кожаном гроте: в них без лишней беготни с погонями, арбалетами и прочего безудержного экшна автор спокойно и доверительно создает атмосферу уютного чтения, заставляет нас вспомнить и свои приятные моменты за книгами.

А вот экшна мне показалось замного и часть в подземельях показалась затянутой. Возможно это отчасти потому, что после первой части на поверхности уже привыкаешь к манере автора совершать «неожиданные» повороты сюжета, когда рояль за поворотом виден чуть менее чем полностью уже издали.

И в завершение несколько слов о простоте и развлекательности. Роман написан так, чтобы не вызывать у читателя необходимости напрягаться за чтением: вникать в сложные перипетии сюжета; глубокую психологию и мотивацию поступков, разгадывать слишком сложные символы и загадки. Вместо этого яркие запоминающиеся образы и довольно простые ребусы.

Таким образом, мы получаем хороший и качественный, но простой и развлекательный роман, представляющий необычный жанр сказки для взрослых.

А насчет оценки – 10 минус 3 ужасно сказочных и сказочно ужасных пункта, получаем 7 баллов. И могло ли получиться иначе? Тут меня поймут те, кто разгадал загадку нумерации глав ;)

Оценка: 7
–  [  6  ]  +

Святослав Логинов «Гибель замка Рэндол»

Екклизиаст, 21 марта 2014 г. 14:22

Фантастика Логинова такова: придумывается несколько фантастических законов, герои наделяются особыми способностями, миры населяются различными фантастическими существами, но дальше, в отличие фэнтези, таких двенадцать на дюжину, автор принимает свои законы и дальше начинается реализм в фантастическом мире. Всё происходящее абсолютно логично, особенно с психологической точки зрения, мотивации поступков, сложностей и неоднозначности поведения героев и окружения.

Этот же рассказ является очередным блестящим примером «логиновской» фантастики: продуманный, взвешенный, сложный и реалистичный.

Оценка: 10
–  [  6  ]  +

Стивен Кинг «Женщина в палате»

Екклизиаст, 11 декабря 2013 г. 21:05

Очень близкий и интимный рассказ.

Отбросив всю мишуру фантастичности у Кинга получилось создать то самое произведение, которое можно считать частью души самого автора, души облаченной в слова.

И вообще, слова тут излишни. Молчание будет намного красноречивее.

Оценка: 9
–  [  6  ]  +

Альфред Ван Вогт «Чудовище»

Екклизиаст, 29 ноября 2013 г. 15:28

Рассказ-мелодия, рассказ-картина.

В нём смысл как бы отходит на второй план, главное — это ощущения, которые он вызывает.

Он красив как эстетический объект и не надо пытаться искать среди смыслового наполнения предпосылок тому, почему он так хорош.

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
Гимн Человеку? — Увольте, господа. Какая же это может быть хвалебная песнь, если человечество в этом рассказе полностью вымерло, несмотря, а может и из-за своей высокой развитости.

Человек здесь не властелин и не высшее существо, он именно и только чудовище, намного опередившее деловитых и старательных инопланетян в развитии.

Это заслуга человечества? — Нет, конечно. Ведь не на беговой же дорожке истории сошлись инопланетяне и люди. У каждого были свои условия жизни, свои космические условия существования.

Человек намного быстрее инопланетян. Но и это не его заслуга, а просто особенность.

Итог: наслаждайтесь красотой, не ищите подвоха.

Оценка: 10
–  [  6  ]  +

Генри Лайон Олди «Витражи патриархов»

Екклизиаст, 10 октября 2013 г. 00:40

Очень красивый, сурово-красочный, вдохновляющий, дорогой, изысканный, но при этом холодный и неживой витраж в окне готического собора рук господина Архитектора, холодный бриллиант в короне господина Олди.

Оценка: 10
–  [  5  ]  +

Яцек Дукай «Школа»

Екклизиаст, 16 февраля 2016 г. 10:30

Бескомпромиссный, жесткий, атмосферный.

Дукаю неизменно удается рассказать словами то, что казалось бы невозможно передать без искажения, разрушающего суть.

Особый сорт интеллектуальной фантастики.

Автор окунает читателя в самую суть. Говорит с нами тем языком и такими средствами, которые позволяют не просто понять «о чем», но и проникнуться самим духом происходящего, стать почти реальным наблюдателем за событиями. Позволяет, насколько это возможно, взглянуть на мир глазами совершенно непривычного и непонятного для большинства из нас человека — подростка из трущоб, зверенка.

Оценка: 10
–  [  5  ]  +

Виктор Пелевин «Проблема верволка в Средней полосе»

Екклизиаст, 12 марта 2014 г. 17:04

Не характерный для Пелевина внятный и определенный рассказ на вполне понятную тему.

Да, сдобренный характерными автору особенностями изложения текста и легким «туманом», но при этом сквозь всё это проступает картина пусть фантастическая, но написанная в реалистичной манере.

Такой Пелевин мне по душе.

Оценка: 8
–  [  5  ]  +

Г. Ф. Лавкрафт «Хребты безумия»

Екклизиаст, 2 декабря 2013 г. 19:03

В этом романе автор очень тонко прочувствовал то тонкое равновесие между наукой и фантастикой.

Автору в этом романе удалось сделать то, что удается очень редко и далеко не всем: ему удалось не сказать ничего лишнего.

И за это я особенно ценю это произведение. Оно реалистично и пугающе именно потому, что минималистично: читателю не лишенному воображение удается в своем воображении оказаться на месте героев, удается окутаться ореолом тайны.

Я до самого конца надеялся на то, что автор не бросится в омут наслоения каких нибудь сверхфантастичных моделей, и он оправдал ожидания.

Всем ценителям Лавкрафта, хоррора и НФ рекомендую.

Оценка: 9
–  [  5  ]  +

Брайан Олдисс «Гелликония»

Екклизиаст, 29 ноября 2013 г. 15:39

Сложное, монументальное полотно.

Цикл ближе к популярной науке, чем к научной фантастике. Слишком много места и внимания уделяется наукообразности происходящего и слишком мало психологического и приключенческого аспекта.

Читается как учебник по истории. Истории другой планеты, лишь отдаленно напоминающий нашу. Однако отсутствие строгого учителя, который обязательно завтра спросит на уроке: «Ребята, кто мне ответит, сколько длится большой год Гелликонии?», лишает всякой мотивации дочитывать этот учебник.

Оценка: 7
–  [  5  ]  +

Аркадий и Борис Стругацкие «Страна багровых туч»

Екклизиаст, 22 октября 2013 г. 18:43

Роман с верой в будущее. С верой в человечество и человека.

Роман с верой в то, что в будущем перед людьми станут проблемы совсем иного рода и откроются горизонты небывалые.

Что ж, теперь мы знаем, что этого не случилось. Или по крайней мере случилось нечто совсем другое. Поэтому с современной точки зрения роман можно считать утопическим. Но он от того не становится менее реалистичным: такой вариант тоже был возможен в те годы энтузиастов и активистов.

Не смотря ни на что, очень позитивный, жизнеутверждающий, светлый роман. Это Стругацкие в полной силе.

Стругацкие с верой в будущее.

Оценка: 9
–  [  4  ]  +

Дон Делилло «Ноль К»

Екклизиаст, 8 декабря 2018 г. 20:18

В качестве вступления представлю слоган романа, каким я его вижу, и который содержит в себе значительную часть смысла произведения:

Ноль К — «нулевой» роман о «нулевой» температуре. И несмотря на кажущуюся негативную окраску слогана, он почти не является негативным. Но к слогану я вернусь чуть после того, как роман получит ещё несколько характеристик.

Ноль К написан стариком (Дону Делилло на момент написания романа было 80 лет) и о стариках, коими, несмотря на их зачастую далеко не старческий возраст по своей сути являются все персонажи. Все персонажи романа, если можно так сказать, изжились, они уже не видят смысла жизни, да и вообще сколь нибудь реальных целей, все они — глубокие старики, все они потенциальные клиенты Ноль К.

Если многие литературные произведения можно сравнить с рекой, которая течет и разветвляется, меняет скорость своего течения, и то замирает, то бурно стремится вперёд, рекой которая таит в своих заводях много тайн, рекой, течение которой мы не видим дальше очередного поворота на ее пути, Ноль К напротив по своей «динамике» развития событий и их абсолютной предсказуемости, полной статичности персонажей и сюжета, напоминает кристалл, молекулы которого, практически не перемещаются относительно друг друга, не видоизменяются, а лишь немного колеблются, не меняя картину в целом. И ещё, этот кристалл мутный, и это единственное, что мешает нам с первых страниц сказать, что мы уже все поняли, и больше говорить не о чем. Сквозь статичную и прозрачную сеть персонажей и сюжета проглядывают разрозненные части того, что впаяно в кристалл. Если «растопить» кристалл Ноль К, слить получившую «воду», то в сухом остатке мы получим едва ли короткий рассказ, а скорее даже мини-рассказ.

На мой взгляд, сам роман-рассказ содержит в себе свою же копию. Речь о самом комплексе проекта Ноль К, который предоставляет собой совершенно однородное и безликое многоуровневое подземелье, в котором множество одинаковых коридоров и множество дверей, выкрашенных в почти одинаковые цвета, за абсолютным большинством из которых ничего нет. В этом смысле Ноль К очень мне напомнил работы американского же художника-минималиста Дональда Джадда, с его башнями, или если угодно стопками бесполезных одинаковых «полок». Очень советую посмотреть на них. Дональд Джадд стремился к созданию «нулевого» объекта искусства, коим в его понимании являлись эти «специальные объекты», так вот на мой взгляд, Дону Делилло удалось создать подобное работам Джадда «нулевое» литературное произведение. Весь смысл работ Джадда скрывается не в самих «полках», а в пустоте между ними, в том ритме, что эти пустоты создают, так и у Делилло, персонажи и события романа, это полки, а то, о чем автор лишь призрачно намекает и есть смысл и цель создания романа-рассказа. Главное в Ноль К — это то, чего там нет. Таким образом Ноль К, не нулевой, а как бы нулевой роман.

Итак, вырисовалось то, почему в моем слогане для романа, я называю его «нулевым». Теперь несколько слов о том, почему это ещё и роман о нулевой температуре. Само название Ноль К отсылает нас к абсолютному и недостижимому нулю температур, нулю кельвинов, 0° К. Метод криогенной заморозки, который становится технологической базой для проекта Ноль К, стремится на время приблизить температуру тела к абсолютному нулю и к этому же абсолютному нулю температур, то есть по сути к полной неподвижности всего стремится и сам роман. Стремится, не значит достигает. И таким образом сам роман не имеет нулевую температуру, он лишь стремится к ней, и потому он о «нулевой» температуре.

И в завершение: стоило ли продолжать мой отзыв после объявления слогана, или уже в нем содержалась вся суть? Этот же вопрос стоит себе задать тому, кто начинает читать роман-рассказ. Ноль К это яркий пример современного американского минималистского искусства. Это произведение не лишено глубины и своеобразной красоты, заключающихся в самой манере автора излагать, в том, о чем он НЕ говорит, но при этом совершенно не зазорно, на мой взгляд, не дочитать этот роман, ведь если вы не являетесь почитателем минимализма, для вас он будет обозрим, предсказуем и понятен с первых страниц и совершенно не обязательно перелистывать последнюю страницу, чтобы увидеть Ноль К целиком.

Моя оценка этому «нулевому» роману однако далеко не ноль, целых 6 из 10.

Оценка: 6
–  [  4  ]  +

Стеф Свэйнстон «Год нашей войны»

Екклизиаст, 23 марта 2016 г. 10:43

Первое, что хочется отметить это то, что этот роман, это пища для любителей фэнтези, которые пресыщены классическими его представителями, для тех, кто хочет свежего и нового.

Второе, да, многое в данном произведении не доработано и выглядит весьма сыро. Часто возникают вопросы о странности поступков героев, банальной нелогичности и необоснованности их решений и действий. Бросаются в глаза странные несостыковки по уровню технологий и забавное летоисчисление (хотя возможно это намек на то, что действия происходят как бы параллельно с событиями в нашем мире, и мир Четырехземелья один из миров, параллельных нашему и того и гляди нагрянут Насекомые и к нам ;)). Нельзя сказать, что в романе множество принципиально новых идей или глубокий философский или психологический подтекст, НО...

Третье, при всех своих неоспоримых недостатках каким-то особым образом автору удается держать внимание читателя буквально прикованным к тексту, возможно тут свою роль играет то, что не получается составить стройную картину мира и поэтому читатель бежит по тексту, чтобы прояснить для себя вопросы, которые возникают по ходу, разъяснить «непонятности» и нащупать идейную составляющую. Роман читается легко и приятно, пусть и в некотором напряжении. ОДНАКО, после того как перевернешь последнюю страницу множество вопросов так и останутся без ответа, множество героев так и не оправдают свои неразумные и временами безумные поступки, сама необходимость наличия некоторых персонажей весьма спорна. Правда хочется выразить благодарность автору за то, что она хотя бы ответила на важный вопрос

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
является ли Перевоплощение просто наркотическим бредом или все же это и правда параллельный мир.
и
Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
рассказала откуда берутся насекомые и что она на самом деле как бы «всемирные» захватчики, в том смысле, что путешествуют между многими мирами
.

ИТОГ: свежо, необычно, читаестя на одном дыхании, читать тем, кто имеет достаточный опыт в жанре фэнтези и в литературе в целом, тем, кто не боится натыкаться на «дыры» в сюжете и психологии героев.

Оценка: 9
–  [  4  ]  +

Святослав Логинов «Нобелевская премия»

Екклизиаст, 13 августа 2015 г. 11:55

Логинов удивительный писатель: ему в одинаково-качественной и непревзойденной манере удается писать фэнтези о мирах, полностью им вымышленных и о реальных людях.

И особенно интересно при этом, что зачастую трудно будет сказать, что получается реалистичнее с точки зрения психологии поступков героев.

Этот рассказ из ряда определенно удачных. Также его польза для читателя заключается в том, что рассказ заставит его задуматься о том, что люди науки далеко не просто скучные дяди в очках и с взъерошенной прической фриков — зачастую величайшие ученые одновременно величайшие герои, люди ставившие мораль выше всего остального.

Оценка: 8
–  [  4  ]  +

Стивен Кинг «Мужчина, который любил цветы»

Екклизиаст, 12 августа 2015 г. 15:10

Не совсем типичный для Кинга рассказ. Но все же это Кинг. В своей предсказуемой непредсказуемости Кинга приятно читать не имея опыта чтения его произведений.

Если же вы уже прочитали хотя бы некоторую часть его творений, для вас этот рассказ окажется предсказуемым с первых слов.

Оценка: 6
–  [  4  ]  +

Святослав Логинов «Имперские ведьмы»

Екклизиаст, 12 августа 2015 г. 14:07

Прекрасный, глубокий, многогранный, запредельный.

Достойное творение великого нашего современника. Психологические ходы точны, научно-фантастический элемент правдоподобен, живые, настоящие персонажи.

Оценка: 10
–  [  4  ]  +

Святослав Логинов «Закат на планете Земля»

Екклизиаст, 12 августа 2015 г. 13:49

В первую очередь напрашивается эпитет: реалистично. А это первый шаг к тому, чтобы заставить читателя глубоко проникнуть в суть произведения: оно не отпугивает своей надуманностью и поэтому хочется детальнее с ним разобраться. Но при этом не нет той занудливости излишне реалистичной НФ, которая читается как учебник по физике.

ИТОГ: удачное произведение заслуженного автора, глубокое, полезное, как витамин для сознания, оставляющее отпечаток в памяти и душе.

Оценка: 10
–  [  4  ]  +

Святослав Логинов «Равен богу»

Екклизиаст, 12 августа 2015 г. 13:46

Главный герой — настоящий герой. И, несмотря на каламбур, я абсолютно серьезен.

Человек настолько верен своему делу и душой и телом, что готов пойти на смерть лишь бы не зря была его жизнь.

Оценка: 10
–  [  4  ]  +

Орхан Памук «Меня зовут красный»

Екклизиаст, 12 марта 2014 г. 17:17

Особый восточный колорит.

Непривычный для европейцев стиль мышления и жизни.

Роман оставил после себя главную для меня мысль: в корне неправильно равнять всех под одно понятие о красоте и качестве, особенно если это касается искусства, высокомерно и несправедливо считать, что красиво только то, что красиво для меня или для «нас» в узком смысла этого слова, под которым подразумевается люди одной со мной системой ценностей, нет и не может быть единого понятия о красоте.

Оценка: 8
–  [  4  ]  +

Стивен Кинг «Дети кукурузы»

Екклизиаст, 12 марта 2014 г. 16:59

Ещё один рассказ о классической изолированной секте, со своеобразными оторванными от внешнего «большого мира» устоями и обычаями, определяемые локальной данностью. В этом рассказе, например, такой данностью оказалась кукуруза, окружающая со всех сторон, стоящая стеной, являющаяся источником и жизни,и смерти.

Характерный для творчества Кинга, и вообще характерный для данной тематики.

Но классика и поэтому достоин большей оценки, чем заслуживает объективно.

Оценка: 8
–  [  4  ]  +

Генри Лайон Олди «Волк»

Екклизиаст, 29 января 2014 г. 17:22

Этот роман как доказательство того, что Олди не выдохлись.

Яркие живые персонажи, с тонкой точно выверенной психологией.

Пример той фантастики, которая с точки зрения мотивации поступков и поведения, логики происходящего и реалистичности мотивов, может на равных соперничать с реализмом.

Да, Ойкумена Марка Тумидуса отличается от Ойкумены Лючано Борготты, она проще, конкретнее, прямее, но и должна быть такой, ибо армия, ибо дисциплина, ибо «приказы не обсуждаются».

Оценка: 10
–  [  4  ]  +

Г. Ф. Лавкрафт, Кеннет Стерлинг «В стенах Эрикса»

Екклизиаст, 11 декабря 2013 г. 20:30

Реалистичный, доверительный, проникающий рассказ.

Автору удалось позволить читателю почувствовать себя на месте главного героя, удалось не перешагнуть грань фантастичности, за которой она уже не воспринимается как реальность, напротив, у читателя есть возможность в своем воображении пройти как будто бок о бок с героем, как будто видеть всё из-за его плеча.

В лучших традициях лавкрафтовского хоррора пугают не какие-то события, а атмосфера происходящего в целом, страх неопределенности.

Читать его нужно в спокойном состоянии духа, желательно в одиночестве и сумраке.

Оценка: 9
–  [  4  ]  +

Аркадий и Борис Стругацкие «Пикник на обочине»

Екклизиаст, 22 октября 2013 г. 20:19

Определенно одно из наиболее ярких полотен, созданных Стругацкими.

В характерном для этого романа стиле антиутопии авторы просто блистательны.

Они перепробовали за свою длительную и продуктивную творческую карьеру много стилей, но можно определенно сказать, что именно антиутопия у них получается наиболее остро, жизненно, многозначительно, глубоко.

В более поздних произведениях тоже насыщенных антиутопией они ещё не раз это докажут.

Резюме: редкий фантастические роман, который с большой долей вероятности может понравиться не только любителям фантастики, почти идеальное произведение в своем стиле. Обязательно к прочтению всем любителям фантастики, да и литературы в целом.

Оценка: 10
–  [  4  ]  +

Аркадий и Борис Стругацкие «Трудно быть богом»

Екклизиаст, 22 октября 2013 г. 19:52

Эту книгу я прочитал, а вернее прослушал в исполнении Леонида Ярмольника.

И знаете, господа, на удивление я не прогадал. Голос и интонации в данном случае были только к месту.

Необычайно яркий роман, сильное произведение, сильное даже для таких традиционно сильных и многогранных авторов как Стругацкие.

Раскаляющийся, развивающийся, парадоксальный роман.

Нет никакой возможности, будучи вдумчивым читателем, остаться холодным в этом горниле креативности и реалистичности.

Да это фантастика, но она более реальна, чем большинство современного (да и не только) реализма.

Резюме: читать обязательно, равнодушными останутся только черствые.

Оценка: 9
⇑ Наверх