fantlab ru

Все отзывы посетителя Грей

Отзывы

Рейтинг отзыва


– [  1  ] +

Элан Мэстай «Все наши ложные «сегодня»

Грей, 10 августа 2018 г. 21:57

История о том, как важно ценить то, что у тебя есть, рассказанная языком ретрофутуристической НФ. Довольно тяжёлый язык — много длинных подробных отвлечённых рассуждений героя о себе и своей горестной судьбе (жизнь у него правда не сахар, так сложилось), зато есть ретрофутуристичные подробные описания технологий. Живые персонажи, автор их искренне любит, и в них не путаешься. Сюжет медленный и тяжеловесный, что-то интересное в нём начинается только в момент смены сеттинга на наш мир, а большая часть до того — большая экспозиция. Кульминация совершенно логична и вытекает из того, что было сказано или сделано раньше, тем не менее, у меня осталось ощущение того, что автор «недожал».

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
Я был уверен, что, не найдя возможности вернуть техноутопию будущего, герой посвятит жизнь тому, чтобы по возможности приблизить наш мир к ней, но технологии альтернативного настоящего в итоге оказываются доступны ему в полной мере, и книга заканчивается на том, что их осталось только осторожно внедрить, не вызвав серьёзных потрясений.

Читать — если в душе есть тоска по миру из старых фантастических книжек.

Не читать — если хочется экшена.

Оценка: 7
– [  18  ] +

Ханну Райаниеми «Квантовый вор»

Грей, 19 октября 2014 г. 00:50

«Квантовый вор» — фантастика о технологической Сингулярности. Не то чтобы обычно «на этих словах можно заканчивать рецензию», но вокруг Сингулярности сформирован определённый комплекс мыслей и идей, которые принято обсуждать среди трансгуманистов и показывать в трансгуманистстких книгах. Автор «Вора» тоже на первый взгляд не обманывает читателя — герой сидит (за воровство, не иначе) в трансгуманистической виртуальной тюрьме «Дилемма», где должен играть с заключёнными, ну да, в дилемму заключённых, до того момента, пока не начнёт предпочитать альтруизм эгоизму. Девушка-наёмница подстраивает ему побег, выдаёт тело из трансгуманистических нанороботов (при загрузке в виртуальную тюрьму своё у него, естественно, отобрали) и говорит: «Теперь ты работаешь на меня». Первый звоночек — в антураже сингулярной хард-НФ разыграна классическая киберпанковская завязка.

Читателю ещё дают посмотреть на трансгуманистический космический бой трансгуманистических нанокораблей, а потом переносят в марсианский город Ублиетт и окончательно выбивают почву из-под ног. Спокойные? Наставники? Гевулот? Эй, что это за леди и джентльмены в шляпах, где киберпанк? Где загрузка сознания и нанороботы? Я не Агату Кристи читать пришёл, верните мне мою сингулярную антиутопию! И что, что здесь вообще, ради всего святого, происходит?

Райаниеми играет с читателем, предоставляя самому разобраться в том, что творится в этом мире, подбрасывая информацию понемногу. На фоне увлекательной задачи «пойми, что это они вообще здесь все делают и как дошли до жизни такой» как-то меркнет и борьба Ле Фламбера и Миели за свою свободу, и поиск ответов на вопросы сыщика Исидора Ботреле. Персонажи, кстати говоря, действительно не особо впечетляют (кроме, разве только, протагониста, который ближе к концу всё же продемонстрирует себя с неожиданных сторон).

Распутывая клубок сюжетных нитей и флэшбеков, понимаешь, впрочем, что название и аннотация ни в коем случае не обманывают читателя. Это действительно твёрдая НФ, а не фэнтези, не киберпанк и не антиутопия. Большей части странностей в устройстве мира есть логичное объяснение. Только одно «но»: перед нами в первую очередь социальная фантастика. Все эти квантово-сингулярные трансгуманистичные элементы здесь на своём месте и выбрасывать их ни в коем случае нельзя, но главное — не они. Главное — то, каким стало человечество. Почему Ублиетт так тщательно подражает викторианскому стилю? Потому что его основа основ — уединение, необходимой жертвой ради которого стала дистанция между людьми. В мире, который медленно и неотвратимо поглощает тоталитарно-коллективистская Соборность, марсианский город — один из последних оплотов всевозможных диссидентов. Индивидуализм возводится в нём в абсолют, вплоть до того, что любой может стереть воспоминания о себе из чужой памяти, если посчитает нужным. Хитрые механизмы компьютерной криптографии — а здесь, всё-таки, сингулярность, и компьютерами управляется буквально всё — исключают попадание какой-либо приватной информации в чужие руки. Жители Ублиетта полностью пользуются своим правом быть одинокими, ни в коем случае не позволяя кому бы то ни было пересечь границы своего частного пространства. За это надо платить — человек Ублиетта при видимости демократии не знает, как его решения влияют на жизнь общества и почему оно именно такое. Каждый обязан периодически отбывать долгую вахту в роли Спокойного — механизма, работающего на благо общества, немого и лишённого эмоций, а время, оставшееся на пребывание в человеческом облике, здесь служит валютой. Вопросы вроде «почему это нельзя повесить на неразумные машины, а людям оставить человеческую жизнь» здесь волнуют только откровенных маргиналов, от отчаяния обращающихся к Соборности. И да, это — буквально самая незначительная из проблем города-забвения.

Книгу закрываешь с одной мыслью — мало! Не только субъективно (про Ублиетт мы поняли, а Соборность? а Оорт? а зоку?), но и фактически:

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
Ле Фламбер не смог вернуть себе память о прошлом, запоров свой квест. И, соответственно, о нём мы почти ничего и не узнаем, хотя он, без сомнения, заслуживает обратного. Исидор стал королём и решать марсианские проблемы теперь ему, но он, конечно, справится, и через не столь большой промежуток времени гоголь-пираты будут выловлены, а Спокойные отменены. А вот линия Ле Фламбера и Миели и не думает заканчиваться — напротив, книга завершается на том, что они оказываются в большой опасности, а ни одна из их проблем не получила хоть какого-то решения.

Так что читаем «Фрактального принца», что лично я в ближайшее время и буду делать.

Оценка: 8
– [  14  ] +

Александр Лукьянов «Чёрная пешка»

Грей, 21 августа 2014 г. 04:22

Фффффууу...

Монументальный апокриф к Стругацким прочитан, можно и отзыв писать.

«Пешка» — здоровенный псевдодокументальный текст. Как и положено документальному проведению, он состоит в основном из писем и отчётов и переполнен датами, уровнями конфиденциальности, конспектами лекций о саракшграфии, стенограммами переговоров КОМКОНа и ТТХ танка «Государь». В лучших традициях ретроНФ, читать эти сухие тексты интересно, хотя это требует некоторой вдумчивости — проглотить нахрапом такой материал нельзя. Язык лапидарен, информативен и не лишён стиля (хотя бы одно «Бацу га-дацу!» — тот же «массаракш», но на языке Островной Империи — чего стоит!). Сюжет развивается неторопливо и без сюрпризов, он здесь — вообще не главное. Правда, очень раздражают ляпы — не искал их специально, но заметны и мелкие (сначала нам говорят, что в Империи нет рекламы, потом говорят, что рекламы нет в Чёрном поясе, потому что «чёрные» её не терпят, то бишь, во всей остальной Империи она всё-таки есть), и крупные (сначала пишут, что в мире Полудня жил историк Переслегин, который написал комментарии к историческим романам братьев Стругацких, а потом уверяют, что СССР победил в ВМВ, хотя по Переслегину Полдень возник в мире с альтернативной историей, где победила гитлеровская Германия). Неприятны и периодические лобовые отсылки к новейшей истории России — очень уж чуждо смотрятся на Саракше. Персонажи — они есть, и они выглядят достоверными, если забыть про то, что перенесённые из канона образы жестоко деформированы в угоду авторскому вкусу — из Корнея Яшмаа сделали сентиментального и философствующего типа, из Камерера — бездарность и эгоманьяка, этакого Златопуста Локонса мира Полудня.

Идея. Ради неё писалась вся книга. Если честно, мне несколько раз казалось, что в тексте есть намёки на то, что описываемый мир — никакая не утопия (как с «Выбраковкой» Дивова) — очень уж примитивны демагогические ловушки идеологии Островной Империи, но никакого подтверждения этому в интернете не нашлось. Как минимум автор считает, что Островная Империя действительно идеальна. Отчасти он прав — она неуязвима для кризисов, например. Она действительно даёт субъективное чувство комфорта тем, кто смог стать её гражданами. Но при этом она абсолютно и совершенно антигуманистична. Это принципиальная позиция автора: гуманизм — не этическая философия, а куча несвязанных друг с другом нелогичных умопостроений, в которые оформлены человеческие эмоции. Человек — по определению сволочь, рвань и грязь, которую не жалко уничтожить и которая должна быть счастлива, если ей выпал случай доказать обратное (примерно такими словами высказывается главный герой, прогрессор-перебежчик Лунин, после чего тут же приводит пример: в Империи искоренена проституция и это, по его мнению, во многом оправдывает существование в ней рабства, системы концлагерей и геноцида для континенталов). Империя — доведённый до высшей точки воплощения итальянский фашизм, без расовых предрассудков, но с культом государства и «классовым сотрудничеством». Общество не существует для человека, это человек существует для общества. Одна из упомянутых логических ловушек: в посланиях КОМКОНу Лунин в стиле типичнейшего чёрррного властелина толкает лекцию «знаешь, а ты не так уж и отличаешься от меня...», доказывая, что Островная Империя и цивилизация Полудня не несут в себе качественных различий. Ни ему, ни автору не видно, что мир Полудня таков и стал таким именно потому, что не позволял себе видеть в человеке ресурс и расходный материал — никогда, ни под каким видом, возведя в ранг идеи общества тот самый «абстрактный гуманизм», в сторону которого презрительно плюётся Лунин (а ещё Учителем был... представляю, кого навоспитывал). Очевидно, лежит на поверхности и игнорируется автором, для которого тезис «политика вне морали» не подлежит обсуждению. Это действительно утопия государства ради самого государства и человека как части государства, но не больше.

С завидной регулярностью в Империи повторяют: «Справедливость и Разум!». Интересно, что бы островитяне сказали в ответ на то, что по-настоящему справедливый и разумный подход не нуждается в подчёркивании — в отличии от подхода несправедливого и неразумного, о котором зачем-то надо думать иначе?

Оценка: 7
– [  47  ] +

Иар Эльтеррус «Отзвуки серебряного ветра»

Грей, 10 августа 2014 г. 15:01

В далёкой-далёкой галактике погибает от рук местных спецслужб во время поездки к родственникам представитель некоей Организации. Глава сией Организации в качестве мести обращается с к местным жителям с примерно следующими словами: «Или вы найдёте и убьёте всех спецслужбистов до последней уборщицы, или будете уничтожены вместе со своей планетой. И не беспокойтесь, силы и власти у меня хватит на сотню таких планеток, как ваша.». Не врёт, кстати. На планете учиняется паника и большой погром, в ходе которого большая часть спецслужбистов гибнет (а с ними погибает и множество непричастных, но до них представителям Организации, довольно потирающим руки на своих космических суперлинкорах от наслаждения местью, конечно, никакого дела нет). Глава Организации благодушно прощает жителям планеты, что те не смогли исполнить его барскую волю в полном объёме и расстреливает из орудий космического суперлинкора только убежища уцелевших спецслужбистов. Победа отмечается праздничной вербовкой коллаборационистов в Организацию и оргией на самом большом космическом суперлинкоре, который моргает на прощание своими дюзами разорённой планете...

Вы только что прочитали описание того, чем обычно занимается Орден Аарн, благой союз желающих странного и не желающих ничего для себя, живущих мечтой и смело подставляющих лицо серебрянному ветру. Да-да, это не опечатка — эти милые люди, которые не стесняясь прихлопнут вас и ещё пару тысяч таких, как вы, за то, что какие-то ваши соотечественники, которых вы в глаза не видели, убили кого-то из них — хорошие. Остаётся только спросить: «Если эти — хорошие, то какие же тогда плохие?».

Тут, впрочем, автор оправдывает ожидания: плохие здесь настолько отвратительны и гнилы, что на их фоне даже эгоистичные и агрессивные аарн кажутся вполне симпатичными.

Язык цикла чудовищен: монотонно повторяющиеся метафоры про «серебряный ветер», неуклюжие просторечные выражения вроде «не все хотят жрать и насиловать друг друга», а про то, кто такой «фокальный персонаж» автору явно так и не объяснили. Персонажи плоские (вообще это не всегда плохо, но это плохо в книге с претензией на психологизм). Логика отсутствует в принципе:

В открывающей первый роман новелле тупые крестьяне обсуждают, что: «Высочайшим повелением по всему Скоплению Парг приказано упрятать под замок всех «странных». А кто это такие – «странные» – не сказано.» Крестьяне-то, понятно, тупые. А вот высочайший повелитель на кой чёрт подрывает свой авторитет, отдавая такие приказы, которые:

Раз — никто из его подданных никогда не выполнит, потому что не поймёт их сути.

Два — выполнение которых невозможно проконтролировать.

Три — которые в случае выполнения не принесут нужного результата (аарн умеют открывать порталы куда угодно, в том числе и в закрытые помещения, и это общеизвестно).

Четыре — даже в случае достижения нужного результата в лучшем случае не дадут никакой пользы, а в худшем — принесут один вред (зачем силой удерживать заведомо бесполезных асоциалов, которые ещё и могут угрожать общественному порядку?).

А мир цикла откровенно скучен — технофэнтези, да ну? Средневековье в космосе, неужели? После «Дюны» это неоригинально, после «Саги о Форкосиганах» малоперспективно, после «Звёздных войн» заезжено, а после «Warahammer 40k» избито. Все сюжетные ходы (люди-носители Зла с большой буквы З, брошенный предтечами космофлот) уже где-то были и не один раз.

Так за что же это вообще любят?

Признаюсь, на меня самого отчасти действует очаровние «ОСВ». Очень хочется, чтобы тебя всегда поддерживали и защищали. Очень хочется быть своим среди своих. Очень хочется отомстить всякой швали. Романы (они скомпонованы как цепочки коротких новелл) многократно и на разные лады повторяют одну и ту же ситуацию: есть кто-то отверженный обществом, не нашедший своего места, страдающий (типажей строго ограниченное количество: девушка-мечательница с тонким складом характера, зажатая социальными условностями, военный, сохранивший верность кодексу чести, учёный или поэт, погружённый в мир абстракций и неприспсобленный к жизни). Его мучения в обществе, где ему нет места, достигают кульминации (опасно приближая его к гибели, физической или духовной). Но тут внезапно приходят Аарн (или он сам приходит к ним, но вслепую и не зная, кто они такие, так что всё равно получается внезапно). Они в последний момент успевают его спасти (не успевают, но мстят за его физическую смерть либо с переменным успехом собирают по кусочкам после морального уничтожения). Среди них он находит своё место, обретает призвание, любовь и счастье (о нём помнят в моменты светлой грусти). И так сто раз подряд. Всё это успешно вызывает одно ощущение — что это лично ТЕБЯ ждут аарн, чтобы принять, как брата по ордену, ведь это ТЫ страдаешь от непонимания и равнодушия, ТЕБЕ не нашлось места в этом мире. Эльтеррус пишет свои книги нечестно. Он не показывает жизнь каких-то людей самих по себе, а, цепляя когтями под сердце, запихивает в свой мир читателя — на это работает и крайняя обезличенность текста, накачанная под завязку эмоциями, которые читателю придётся инстинктивно принять на свой счёт, и одна и та же повторяющаяся многократно сюжетная ситуация, заставляющая переживать момент выхода к свету из чёрной бездны. Болезненное, мучительное освобождение, глоток свежего воздуха и опять душная тьма ради ещё одного приступа боли и ещё одного освобождения. Думаю, многие, кому в жизни плохо, подсаживаются на эти переживания и осиливают цикл до конца (меня хватило только на первые две книги, на добрых белогвардейцах, которые в жизни вешали рабочих, пороли крестьян и отнимали у них землю в пользу помещиков, а в книге несправедливо страдают от грязных лап красных и зелёных бандитов, градус фальши оказался таков, что меня настигло окончательное протрезвление), усваивая заодно и идеи автора.

А идеи эти далеко не так светлы, как кажется после удара потоком эмоций из книги. Аарн с их жестокостью, слащавостью, самовлюблённостью и отсутствием самоконтроля — не те, кого было бы удачей встретить на узкой дорожке. И это не просто недоработка — все эпизоды с процедурой «избрания» (мозгопрощупывания в поисках нужных и ненужных качеств) направлены на то, чтобы вызвать у читателя одну реакцию — да, да, я такой! Я не такой, как все! Меня тоже обижают! Я тоже хочу в прекрасную утопию! Мир «ОСВ» — мир очень заниженных моральных стандартов. Даже не предлагается за что-то бороться и куда-то бежать — аарн сами найдут, сами спасут — сиди и жди чуда. Может быть, как организация Орден всё-таки переделывает мир своими силами? Нет, есть такой всемогущий маг и ещё более всемогущий бог, которые им везде проложат зелёный коридор. Кстати, если хотите узнать больше про этого бога: он послал в мир своего мессию, чьё основное колдунство — промывать людям мозги, делая их «добрыми» (а я-то думал, что это всё равно, что стереть нас с лица земли и создать заново... я-то, глупый, думал, что сердце бога полно жалости и он не сможет этого сделать). И нет, аарн даже не надо стремиться быть хорошими — все мерзкие «пашу» (это значит «быдло» на санскрите... почему на санскрите? а чтоб поумнее звучало) такие уж отвратительные, жестокие и тупые, что на их фоне не стыдно быть малость несовершенным. Квинтэссенция инфантилизма.

Каково же устройство общества Аарн, делающее его утопией? Почему оно работает и там всем хорошо? Во-первых, оно аристократическое — в аарн принимают только немногих избранных. Во-вторых, оно авторитарное — единоличная власть Командора никем не оспаривается. В-третьих, оно коллективистское — церемонии принятия в аарн предполагают подключение к коллективной телепатической сети с возможностью читать мысли всех остальных. В-четвёртых, оно пронизано культурой эроса — оргии на церемонии посвящения, шведские семьи, вообще всяческий промискуитет, большая роль визуального искусства, внешняя политика, строящаяся в основном на эмоциях Командора (ну, и сочувствующих ему вообще всех аарн... они, кстати, телепаты... кстати, Командор — единственный, кто может надолго закрываться от чужой телепатии... данунеможетбыть?!). В пятых, оно довольно воинственно.

Что это всё напоминает? Был такой персонаж в истории двадцатого века — поэт Д'Аннунцио, который года два удерживал диктаторскую власть в городе Фиуме на берегу Средиземного моря. Он проповедовал гедонизм, экстаз и дионисийский эмоциональный подход к жизни (например, поэты в Фиуме были официально правящей кастой). Ещё он одно время мечтал о возрождении имперской Италии, но итальянское правительство не согласилось. Несмотря на свободу нравов в его республике, многие черты её организации — в первую очередь коллективизм, воинственность и всеобщую сопричастность духу нации — перенял в своём аскетичном государстве Муссолини.

И, если почитать те места в тексте, где говорится о взаимоотношениях Аарн со всеми остальными, то увидим вполне себе муссолинистский подход к устройству общества — там, где Орден вмешивается в политическую жизнь, он стремится построить сильное государство под властью одного правителя или небольшого олигархата избранных. В вики по миру Эльтерруса вообще сказанно, что в результате чуть ли не идеальным обществом, которое аарн построили для тупых и злобных пашу, оказывается совершенно фашистский режим в Ка Эль Энах, где тюрем нет, а за кражу шоколадки из супермаркета сразу вешают. Вот тебе и утопия, мда.

«Отзвуки серебряного ветра» — очень глупая и злая книга. Читать, конечно, можно (если совсем нечего делать), но ничего оригинального, умного или светлого там нет.

Оценка: 2
– [  26  ] +

Дж. К. Роулинг «Гарри Поттер и философский камень»

Грей, 5 августа 2014 г. 16:30

Отзывы на такие книги, как ГП, требуют абстракции. Прежде всего — от собственных эмоциональных впечатлений, во вторую очередь — от общественного мнения, разделившегося на лагеря фанатов и хейтеров.

Если мысленно удалиться как от этого, так и от контекста всего цикла, то в остатке видим следующее: очень яркий мир, очень яркие персонажи и сюжет, производящий ложное впечатление простоты и алогичности до самого финала, где раскрываются все карты.

Роулинг пишет лаконично и сохраняя высокий темп повествования, несколькими штрихами создаёт в воображении читателя объёмную и красочную картину. За достоверную атмосферу чуда и тайны (кстати, в выпущенных после основного цикла «Фантастических зверях и...» прямо упоминается НИИЧаВо Стругацких) — однозначный плюс.

Впечатления, которые создают персонажи, трудно передать словами. Дети — реальные, нефальшивые. Взрослые волшебники — яркие и колоритные. Даже маглы ухитряются проявлять конформизм как-то очень творчески.

При этом текст из тех, что не обязывают и не претендуют. Здравый смысл? Его, заодно с дверью в убежище Дурслей, начисто сшибает с петель Хагрид, который в это убежище «эээ... прилетел». Письма носят совы, портреты разговаривают, мотоцикл летает, коридор справа на третьем этаже закрыт для всех, кто не хочет умереть мучительной смертью, а первокурсник дерётся со злым властелином и побеждает его. Ну, сказка это, что хотите, не нравится — читайте «Войну и мир». При этом нам прямо говорят, что Поттер не знает всего, и что то, что мы видели — только верхушка айсберга, заставляя мучиться над вопросами вроде «зачем главгаду было убивать его и его семью?» и «что, что, во имя Мерлина, видел Дамблдор в том зеркале?» — кому надо, тот не пройдёт мимо них. Да и не важно, на самом деле, в какой там школе волшебников троица героев подружилась и выступила против гада, не надеясь на победу. Детская история — в том смысле, что её поймут даже дети, — о недетских вещах, простая, красивая и добрая. Ничего, что может увлечь с головой, никаких претензий на то, чтобы быть шедевром и жемчужиной мировой литературы.

Так ФК выглядит, если его рассматривать в отрыве от остального цикла, но, к счастью, рассмотреть его так возможно только умозрительно. Перечитывая цикл, очень хорошо осознаёшь, что видишь происходящее глазами протагониста, а он пока обращает внимание только на верхний, «праздничный» слой волшебного мира, тот, где играют в квиддич и едят дражже Берти-Ботс (да, они действительно самого разного вкуса, и вкусы несъедобных вещей тоже включены). Но крыса Рона — не крыса, и еда в Большом Зале не создаётся магически, а у Дамблдора были резоны организовать защиту философского камня именно так, чтобы её могли пройти первокурсники. В этом же ярком, весёлом мире водятся дементоры и стоит жуткая арка в Отделе Тайн... но сейчас это не важно. Сейчас важно только чувство искренней, бесконечной радости от встречи с миром волшебников, сияющим тысячей свечей в Большом Зале Хогвратса.

ФК — экспозиция, демонстрирующая реалии мира и в сжатой форме указывающая на то, что будет дальше. Как экспозиция, он не блистает и не стягивает на себя всё внимание, да и не должен. Его задача — быть началом цикла, и он её полностью выполняет.

Оценка: 9
– [  8  ] +

Юрий Нестеренко «Время меча»

Грей, 30 июля 2014 г. 18:15

После эссе «фэнтези — это диагноз» того же автора можно ждать от «Времени меча» жестокой деконструкции всех и вся фэнтезийных штампов. Можно, но не нужно. Да, есть оригинальный элемент альтернативной истории с развилкой на существовании магии, но книга, к сожалению, не про него. Книга про то, как приключенцы долго шли, а потом пришли, случайно наткнулись на слабое место гадов и победили их.

Начало текста (я бы его назвал не романом, а очень растянутой повестью), правда, хорошее — там и посольство от хана, и рыцарский турнир, и маги какие-то свои интриги плетут — слить текст при таком начале трудно, но, как доказывает автор, вполне выполнимо. Если наивные читатели ждут, что принц Артен, не владеющий магией и не умеющий драться на мечах, но имеющий мозги, на протяжении цепи политических интриг будет раскрывать замысел магов, то нет же, нет — сюжет переключается на занудную партию приключенцев и дальше занудно следует строго в соответствии с «Малым типовым набором». Всё путешествие героев в Зурбестан вообще можно безболезненно из книги выбросить, и единственное, что пострадает — это история Йолленгела, которая тут далеко не центральная. Состоит оно из последовательности злоключений и неприятностей, в которые попадают герои без всякого соответствия с сюжетом и здравым смыслом — если они оказались в деревянном городе луситов (славян), то его непременно сожгут, а если на корабле, то его обязательно захватят пираты, а если на приёме у раджи, то как раз именно в этот момент родственнички раджи устроят дворцовый переворот, а если по пустыне шли, то сначала, ясен пень, попадут под самум, а потом ещё и напорются на караван работорговцев, который специально ради них, конечно, развернётся и начнёт захватывать в рабство. Вся эта хрень, вроде как, хоть и случается в этом мире время от времени, но она далеко не перманентна, и то, что всё это валится на голову героям раз за разом объяснить можно только авторским произволом ради того, чтобы... ну, не знаю, растянуть текст, да ещё, может быть, объяснить (повторив двадцать раз одно и то же), что средневековье — плохо, Восток — тоже плохо, а средневековый Восток — вообще замогильно погано.

В самом Зурбестане ситуация, правда, оживляется неплохим экшеном, загадками про подбор пароля и подробностями уклада жизни Зурбестана, но и там ничего принципиально оригинального нет. Все сюжетные узлы разрубаются унылым нахождением кнопки самоуничтожения, вот и всё.

Персонажи? Они неплохи, но очень уж одномерны, а все попытки создать интригу с ними проваливаются.

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
Эйрих — ниндзя, когда он показывает Урмаранду тайные знаки тайного ордена, это становится ясно, а какой ниндзя и что ниндзи в этом мире делают — уже вторично, хоть и раскрывается текстом на пару страниц в конце. Ральтиван — гад, и это ясно вообще с первых страниц, когда нам говорят, что маги здесь — гады, тогда, как Ральтиван — маг.

А ещё маги клинически безмозглы:

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
запирают пленников в архиве зурбестанского учёного, ещё и связанном с поземными катакомбами — эй, маги ведь когда-то видели любой заговор заранее, что им стоило сейчас заранее проинспектировать область на наличие подземных каверн? Я, если честно, рассчитывал, что запереть ботаника в библиотеке — это такой хитрый ход с тем, чтобы он сам добровольно и с песней эту библиотеку исследовал, а магам потом осталось только забрать готовый отчёт о работе, но нет, эти маги действительно оказались настолько непроходимо тупы.

Идеи? Многие тут упоминали антисексуализм, хотя он здесь где-то на периферии и, в общем, обоснован воспитанием тех персонажей, что ведут себя асексуально. Что раздражало лично меня, так это некритичное западничество с элементами белого расизма, но это субъективно. А вообще книга явно должна была быть про столкновение магической и научно-технической логики, магократического и технократического обществ, но последователи магической логики здесь авторским произволом низведены до уровня самоуверенных олигофренов, а техническая логика здесь на уровне «нажал кнопку — взорвал Зурбестан» (каковая кнопка, опять же, по сути авторская подачка персонажам, которые бы не справились по другому).

Всё это не отменяет наличия некоторых оригинальных идей и образов (взять хотя бы описания мира под властью магов), но это на любителя, очень сильно на любителя.

Оценка: 5
– [  8  ] +

Эрнест Клайн «Первому игроку приготовиться»

Грей, 30 июля 2014 г. 14:21

О будущем компьютерных игр и виртуальной реальности обычно пишут с двух точек зрения: алармистской («все предпочитают иллюзорный мир реальному, какой ужас!») и наивно-восхищённой («теперь прекрасный мир грёз будет почти таким же настоящим, как реальный, только лучше!»). Слегка выделяется только Лукьяненко с его циничным «дадим быдлу виртуальность — оно не будет бунтовать из-за реальных проблем», и, вот, Клайн.

Мир книги — это доведённая до предела и во многом даже до гротеска картина информационного общества. Человечество не строило космические корабли, не синтезировало биомассу и не изобретало лекарство от рака, зато штамповало компьютеры — вот и осталось без углеводородов, нормального жилья, водопровода с канализацией и чуть ли не штанов, зато с интернетом и даже его продвинутым вариантом — ОАЗИСом. Ужас? А вот и нет, в этот мир мы все идём, и жить там нам всем будет довольно-таки комфортно.

Так, для главного героя ОАЗИС — единственный способ глотнуть свежего воздуха (или чистой воды? оазис же) в гнилом насквозь мире. Уэйду-Парсифалю симпатизируешь — он компьютерный задрот, он не вылезает из виртуального мира — но при этом он собирает на коленке компьютеры, а все окружающие его жители «реального» мира в принципе в состоянии думать только о деньгах и алкоголе. Иначе и быть не может — в мире тотальной безысходности, где из-за энергетического кризиса и на работу-то не устроиться, будь ты хоть какой профессионал, всем носителям IQ, превышающего уровень табуретки, только и остаётся переселиться в виртуальность и стать гиками. Для подавляющего большинства человечества ОАЗИС — вообще единственный смысл существования, настолько, что самая стабильная валюта в мире — игровые деньги ОАЗИСа.

В рунете про эту книгу неоднократно говорят, что она «про гиков и для гиков». Это верно, но не совсем точно. Эта книга — про то, как гики захватили мир и делят его на своих гиковских игрищах, соревнуясь в знании символики «Бегущего по лезвию» и текстов рок-музыки восьмидесятых, где гики — элита общества и настоящие правители мира, которые несут ответственность за весь мир. Но эта книга и о своего рода пути гика, о том, как, изучив «на ять» геймерскую культуру, действительно вернуться в реальность ради настоящей дружбы, настоящей любви и настоящей борьбы. Проще говоря — о том, что, если уж у тебя хватает мозгов, терпения, выносливости и силы воли на то, чтобы сутками искать решения игровых квестов nightmare-уровня, проходить «пакмана» без единой ошибки, вдумчиво читать книги правил D&D (не для того, чтобы играть, конечно, просто ради наслаждения красотой системы) и чуть ли не выигрывать в тетрис, то хватит и на то, чтобы победить злодеев, защитить друзей и завоевать любовь. Вот так просто и по-доброму. Неизвестно, что уж сделают герои, получив в свои руки власть над ОАЗИСом (это не спойлер — никто же не думал всерьёз, что у них может не получиться?), но уж точно что-то сделают и что-то изменят. И финальным аккордом над всей гиковской реальностью нависает дамоклов меч в виде большой красной кнопки с надписью «ВЫКЛ»...

Сюжет книги в меру динамичен и в меру разбавлен лирикой и размышлениями, логичен — ни одного рояля в виртуальных кустах не обнаружится (ну, только гитара), зато чеховские ружья в изобилии развешены на стенах, валяются на полу и вращаются в синеньких кругах — только успевай грести в инвентарь. При этом автор не забывает, о чём пишет, используя для ключевых моментов такие замечательные вещи, как, скажем, бой огромных боевых роботов. Персонажи, кроме главного героя, его девушки и создателей ОАЗИСа (их история тоже раскрывается по ходу действия) довольно простые, но яркие — вот два японца, которые по жизни — хикки и отаку, а по игре — бесстрашные самураи, а вот эффективный-топ-бизнес-менеджер, он ради денег родную маму киллеру закажет, а вот Эйч — его история порадует всех, кто устал от засилья борьбы с засильем политкорректности (а сказать больше — будет спойлер). Единственное, что не позволяет приравнять книгу к идеалу и библии всех гиков, это то, что ей не хватает многогранности в описании мира, он тут, при всей его пугающей достоверности, всего лишь декорация к идее — на это указывают такие явно пародийные моменты, как, например,

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
Корпорация IOI, которая обращает людей в рабство за долги (!), чтобы заставить их сидеть в центре техподдержки на телефоне и объяснять всяким ламерам, почему у них ничего не работает (!!), а в промежутках крутит у них перед глазами рекламные ролики в стиле «только у нас — самая лучшая кабалла, самые блестящие цепи и самые хлёсткие кнуты!» (!!!), и это всё в мире, где больше половины населения безработные (!!!!!!!!!!!).

Но уж свою задачу «Первому игроку приготовиться» выполняет хоть и не на 150, и даже не на 110, но железно на 100%. Её, конечно, следует прочитать всем, в чьей жизни старая фантастика, компьютерные игры и интернет занимают хоть какое-то место.

Оценка: 8
– [  19  ] +

Ольга Чигиринская «По ту сторону рассвета»

Грей, 30 июля 2014 г. 05:37

Первое впечатление, которое получаешь, читая ПТСР — объём. Язык ни разу не беден, но крайне лаконичен, так что в единицу времени получаешь максимум информации и полностью погружаешься в книгу. Средиземье, простите, Белерианд, конечно, можно попробовать на вкус и пощупать руками. При этом мир книги не только глубок, но и широк — глазами Финрода нам покажут Аман, легенды, которые рассказывает Берен, повествуют о прошлом людей, пока над ними властвовал Мелькор и незадолго после их освобождения. Всё это полностью погружает именно в тот самый мир, который описан в «Сильмариллионе» — здесь есть прекрасные и гармоничные эльфы, грубые и злобные орки, Мелькор с его кажущимся всемогуществом и некая неосязаемая надежда на лучшее...

Второе впечатление — динамика. Сюжет не провисает, даже такие опасные моменты, как плен Берена у Саурона читаются на одном дыхании. На протяжении всей книги всё время что-то происходит, и читать это просто безумно интересно. Тут и битва горцев Дортониона с армией «Хэлгор», и мирное лишь на первый взгляд обсуждение захваченной у морготовцев «Чёрной книги Арды», и переговоры с эльфами о союзе, и палантир, и обсуждение того, есть ли у эльфов секс, и символичная партия в игру «Башни» (кстати, её разработка — отдельное достижение автора) между Сауроном и обречённым Финородом... Воды в ПТСР нет, все 1000+ страниц написаны не зря и по делу.

Если всего этого недостаточно, чтобы полюбить ПТСР, то остаются ещё и герои. Берен — он невероятно харизматичен, жесток, храбр, верен друзьям, любимой и той идее, за которую борется, да и, наконец, попросту обалденно крут. При всей неортодоксальности его полубандитского образа, не сочетающегося чуть меньше, чем никак с тем одиноким влюблённым рыцарем, которого представляешь, читая «Сильмариллион», именно такому Берену веришь и сопереживаешь, и именно такой Берен выглядит уместно в чёрные времена наступления Моргота. Финрод — для меня он до ПТСР был (Тано, файэ мэи!) безликим эльфом, который построил какой-то там подземный город, но эта книга всё расставляет на свои места — этого исследователя и искателя надежды с его умом и благородством точно ни с чем не спутаешь. Саурон — в нём сила, ум, размах, стиль, наконец, — это настоящий враг, и его нелегко победить! А ещё Илльо, рыцарь Мелькора, Руско, из обывателя становящийся воином, Даэйрет, перековывающаяся из верной последовательницы Моргота в истинную дочь Эдайн — все они живые и настоящие.

И за всем этим смысл и идея не то что «не теряются» — книга полностью и неразрывно работает на то, чтобы раскрыть авторский замысел. И поступки героев, и реалии мира диктуются логикой, железной, как корона Моргота, и столь же железно финальным выводом следует христианская идея. Автор — католик, как и Толкин, и полностью проникает разумом в толкиновскую логику, но если для Толкина его моральный компас есть нечто незыблемое и неподлежащее обсуждению, а проблематика его книг лежит в иной плоскости — «как сохранить верность и исполнить долг» — то Чигиринская прямо спрашивает «почему мой долг именно такой?». Если у Толкина мир строился по христианскому образцу (по какому же ещё? ведь кроме христиан никто не может быть хорошим, вот вообще совсем!), но христианство там было, скажем так, ненавязчивым, то Чигиринская прямо и неоднократно фокусирует внимание на Мелькоре — змее-искусителе и Эру — единственном источнике надежды, а так же на том, почему именно против первого надо выступать с оружием, и никакие средства тут плохими не будут. Всё это делается с последовательностью, убеждённостью и, опять же, логикой иранского богослова, который в труде на пятистах страницах со ссылками на Коран, Шариат и других арабских богословов доказывает, что человек был сотворён чудесным божественным вмешательством из глины, Земля плоская, а тех, кто не согласен принять ислам, следует умертвить, всех, до последнего человека, включая маленьких детей. При этом этот самый богослов вовсе не злобный кровожадный садист, наверняка в быту он даже очень милый и доброжелательный человек... просто в Коране так написано, а как же там может быть написано что-то неправильное? История о том, как православные предложили языческому волхву предсказать своё будущее, а потом сказали «не, неправильно, на самом деле ты прямо щас сдохнешь» и убили его на месте, разыгрывалась и в Белерианде — только вместо христиан были Верные, а вместо язычника — мелькоровец. И не поспоришь ведь — этот парень на Сатану работал, о каких благородстве, толерантности и гуманизме можно говорить по отношению к нему? Мочить и радоваться, что замочили! И опять хочется восхититься автором — она не даёт своей идее поблажек, она даже рисует вражескую сторону по самому сильному на тот момент тексту от лица чёрных — «Чёрной книге Арды» (да, позор чёрным, что этот текст — лучшее, что нашлось с тёмной стороны, согласен, его философию, эстетику и характеры Чигиринская, конечно, громит вдребезги несколькими изящными росчерками), она делает рыцарей Аст-Ахэ во многом более благородными и цивилизованными, чем горцев Дортониона, но всё равно в результате Гортхауэр, защитник цивилизации, — это тот, кто бросил Финрода в волчью яму, а Берен, террорист и раубриттер, — тот, кто помог найти Даэйрет место в мире, и Эру — тот, кто всех в конце спасёт. Нет, конечно, и внутри авторской аргументации можно найти слабые места, но в целом христианская и вообще теистическая идея неверна, потому что неверны её исходные предпосылки — а в реальности Толкина они как раз абсолютно и объективно истинны. Да и литературно книга, чего уж говорить, от степени адекватности своих идей реальности хуже не становится.

Кроме этого безоговорочную десятку не позволяет поставить ещё один крайне неудачный момент — слабый, имхо, образ Мелькора. Когда читаешь про то, как он написал «Чёрную книгу Арды» и ломающий волю новояз ах'энн, придумал хитрый план с тем, чтобы нолдор погнались за похищенными Сильмариллами и Валар не скинули на Ангбанд ядрёну бомбу, чтобы их не задеть, создал орден рыцарей Аст-Ахэ, служащих ему не от страха и по принуждению, а искренне, и убеждением склоняющих других на его сторону, использовал не подчиняющихся ему орков-кочевников, чтобы те ослабляли противника, и добавил в игру «Башни» кости ради эстетики хаоса, видится образ некоего злого гения, инженера, пусть и инженера Гарина. А то, что видят Берен и Лютиэн в Ангбанде — это не Тано, и не Мелькор, и не Моргот даже, а какое-то злобное, безмозглое, самоуверенное и похотливое животное. Это — вождь и тиран? Он не может ни приказать отконвоировать Берена с Лютиэн в камеру, ни прихлопнуть на месте, потому что тогда ему будет не оправдаться перед рыцарями Аст-Ахэ. Это — гуру и владыка умов? Да ему даже в образе благородного Учителя оставаться трудно, и ведёт он себя в нём скованно и неуверенно. Это — гений войны, мозг Ангбанда? Да он творит за одну только свою сцену такое количество идиотизмов в худших традициях «ста правил злого властелина», что остаётся только удивляться, как он вообще до сих пор сидит на своём троне.

Впрочем, среди всего остального этот неприятный момент теряется, а ПТСР — великолепный роман и «must read».

Оценка: 9
⇑ Наверх