Блог


Вы здесь: Авторские колонки FantLab.ru > Авторская колонка «Zivitas» облако тэгов
Поиск статьи:
   расширенный поиск »

1903, 1904, 1907, 1909, 1910, 1911, 1913, 1919, 1922, 1923, 1925, 1926, 1928, 1929, 1933, 1934, 1935, 1936, 1937, 1938, 1940, 1942, 1943, 1945, 1946, 1947, 1948, 1949, 1950, 1951, 1952, 1953, 1954, 1955, 1958, 1959, 1960, 1961, 1962, 1963, 1964, 1965, 1966, 1967, 1968, 1969, 1970, 1971, 1972, 1973, 1974, 1975, 1976, 1977, 1978, 1979, 1980, 1981, 1982, 1983, 1984, 1985, 1986, 1987, 1988, 1989, 1990, 1991, 1992, 1993, 1994, 1995, 1996, 1997, 1998, 1999, 2000, 2002, 2004, 2005, 2007, 2008, 2009, 2010, 2011, 2012, 2013, 2014, 2015, 2016, 2017, 2018, 2019, Eichenberg, Аземша, Алекс А., Алексеев А.А., Алексеев Н., Алексеев Н.В., Алякринский, Андреева А., Андриевич, Аникеев, Антокольская, Антоненков, Анчар, Арзамасцев, Арсенин, Артюшенко, Багин, Багина, Баданина, Бажов, Бакулевский, Басманов, Бастрыкин, Баюскин, Белюкин, Белюкин А., Белюкин Д., Бенуа, Берштейн, Бесы, Бехтеев, Билибин, Бокарев, Бордюг, Браташевский, Бретт, Брюханов Н., Булатов/Васильев, Бунин П., Буреев Г., Бухарев, Бычков, Вагин, Ванециан, Васильев В., Васильева Т., Васнецов Ю., Ващенко, Вересковый мед, Веселов, Вийральт, Владимирский, Власова А., Волович, Выстрел, Гавриилиада, Гапей, Гельмерсен, Герасимов А., Головаш, Гольц Н., Гончаров, Гордеева, Горяев, Граф Нулин, Гурьев, Гюзелев, Делла-Вос-Кардовская, Демидова, Дехтерев, Диодоров, Добрицын, Добужинский, Дозорец, Домик в Коломне, Древний мир, Дувидов, Дудоров, Евгений Онегин, Египетские ночи, Елисеев, Емельянова, Епифанов, Жолткевич, Жужнев, Забирохин, Зворыкин, Золушка, Зотов, Иванов Ю., Иванюк И., Игнатьев, Ильин, Ионайтис, История села Горюхина, Иткин, Кайрамбаева, Канторов, Капустина Т., Кардовский, Карпенко, Кент, Кибрик, Клаве, Клементьева, Ковалев А., Ковалев Ст., Козлова, Козлова Г., Коковкин, Кокорин, Комаров А., Конашевич, Коновалов, Коноплев, Константинов, Констинтинов, Коровин О., Коротаева, Костин, Косульников, Кочергин, Кошкин, Кравченко, Кузнецов И., Кузнецов К., Кузнецов Л., Кузьмин, Кукулиев, Кукулиева, Купманс, Куркин, Курчевский, Кустодиев, Лагуна, Ладягин, Ларская, Левшичин, Леда, Лемкуль, Лопата В., Лосенко, Лосин, Лось, Лукина, Лышко, Маврина, Майофис, Маркелов, Марочкова, Маршак, Масютин, Мезерницкий, Мельников, Метель, Микешин, Милашевский, Минкина, Митурич, Михайлов А., Могилевский А., Монина, Морковкина, Мосин, Мосягина, Назарук, Нарбут, Насибулин, Нахова, Ненов, Непомнящий Д., Непомнящий Л., Непринцев, Никитин, Никитина Т., Николаев А., Николаев Ю., Никольский, Носков, Овчинников, Огородников, Озаринская, Олейников, Ольшанский, Орданьян, Оринянский, Орленко, Остров, Панин А., Панов, Парилов, Пашков, Перебатов, Перевезенцев, Перро, Перцов, Пиков, Пиковая дама, Пир Петра Первого, Пискарев, Пихлер, Плаксин А., Плаксин Д., Плехан, Повести Белкина, Подивилов, Полтава, Поляков, Понамарёва, Попкова, Поплавская Н., Попугаева, Правдин, Правосудович, Пушкин, Пшинка, Рачев, Рейндорф, Рейпольский, Рейхет, Репин, Рибейрон, Родионов, Рожков, Ростова, Рудаков, Рушева, Рыжков, Рязанцев, Самокиш-Судковская, Самохвалов, Свешников, Свитальский, Селещук, Серебряное копытце, Серебряное копытце, Серов Вл., Симаков, Сказка о золотом петушке, Сказки, Слаук, Смирнов, Соколов П., Соловьева Г., Соловьева Т., Сомов, Спасский, Стивенсон, Стихотворения, Стопа, Суриков, Тауберг, Таюткино зеркальце, Теремок, Тесаржикова, Тимошенко, Тихомиров В., Тишина, Токмаков, Траугот, Туманов, Тырса, Тяпина, У Лукоморья, Усатова, Успенская, Устинов, Фаворский, Фандерфлит, Фатеева, Федоров М., Федоров С., Филиппова, Фильчаков, Харшак, Хижинский, Хлебникова, Чапля, Чарушин Е., Чеботарев, Чернышков, Шаймарданов, Шаповалова Л., Шефер, Шишмарева, Шмаринов, Шурлапова, Шухаев, Юдин В., Юдина Д., Юкина, Якобсон, Яковлев А., Яковлев С., Якутович, Яр-Кравченко, Яровой, детская литература, ксилография
либо поиск по названию статьи или автору: 


Страницы: [1] 2

Статья написана 5 июля 21:14

Заканчиваю обзор иллюстрированных "Полтав" из моей коллекции. Сегодня — советское издание 1973 года. Художники легендарные: Трауготы — двое братьев (псевдоним — Г.А.В. Траугот), целая эпоха. Много они сделали для модернизации отечественной книжной иллюстрации в после-сталинское время. Хорошо, что обращались к Пушкину (неоднократно, кстати).

"Полтава", худ. Траугот, 1973
"Полтава", худ. Траугот, 1973

Даю библиографическое описание из каталога-справочника:

Дополнение к библиографии: тираж 50 тыс. экз., цена 59 коп. Совсем недорого за изящный томик со множеством картинок. Может, такая низкая цена из-за адресата: указано, что книга "для детей среднего и страшего школьного возраста". Логику советского ценообразования 1970-х годов я так и не смог понять (сталинское ценообразование вроде бы на рыночных принципах основывалось: цена зависит от тиража, качества бумаги и переплёта и сложности полиграфических работ).

Полностью (вплоть до последней буковки в выходных данных) в электронном виде книга представлена на сайте "Книжная иллюстрация и детские книги" (http://www.book-illustration.ru/read-dets..., среди прочих трауготовских книг).

Художники на Фантлабе, понятно, представлены (https://fantlab.ru/art774). Книга на Фантлабе пока не представлена, подал заявку.

Несколько слов о манере Трауготов (коль в первый раз у нас встречаются). Их иллюсмтрации всегда узнаваемые, но очень разные. Я думаю, узнаваемые они из-за контура рисунков, а разные — из-за цвета (заливки). Тут встречается и буйство красок, и стильные мазки по чёрному фону, и рафинированные контуры по светлому фону и квази-гравюры. Вот попробую шкалу выстроить от буйного разноцветья к простому контуру (от Ш.Перро к А.Блоку).

"Полтава" в иллюстрациях Трауготов занимает место где-то посередине этой шкалы.




Трауготы всегда рисовали много, могли и к каждой строчке по картинке дать, если редакторы не останавливали. В пушкинской "Полтаве" 40 страничных иллюстраций на 140 страниц текста. Так что сюжет охвачен полностью.

Художники были неформалами, но активно публиковались в советское время. Позволялось им многое... Есть у Трауготов пара шокирующих (для тех времён) картинок и в "Полтаве": палач с отрубленными головами и серьёзный такой православный поп (не окарикатуренный).

По концепции сюиты к "Полтаве" — это, наверное, историцизм. Частная линия скомкана. Много политической линии: Петра, Карла и особенно Мазепы. Но мало военных сцен и нет официозного восхваления Империи. Наверное, хотели художники раскрыть психологию и мотивы поступков политических деятелей. Да ведь какая может быть психология в романтической поэме!

1) Мазепа

С интересом рисуют Мазепу художники...

Мазепа с заговорщиками
Мазепа с заговорщиками
Мазепа мрачен...
Мазепа мрачен...
"Тиха украинская ночь..."
"Тиха украинская ночь..."

Мазепа-притворщик
Мазепа-притворщик
В ночь перед битвой. Мазепа и Орлик
В ночь перед битвой. Мазепа и Орлик

2) Украйна глухо волновалась...

Эту тему художники тоже привязывают к Мазепе — и это по-пушкински, ведь языки развязываются на пирах. А Мазепа пока слушает и внешне демонстрирует верность русскому царю.

3) Мария и Мазепа

Ну, на самом деле, Мария здесь на втором месте. Эта линия — продолжение темы Мазепы, особенно у Трауготов.

Мария в девичестве
Мария в девичестве
Счастье Марии
Счастье Марии

Разговор с Мазепой (начало)
Разговор с Мазепой (начало)
Разговор с Мазепой (конец)
Разговор с Мазепой (конец)

Сумасшествие Марии
Сумасшествие Марии

4) Казнь Кочубея и Искры

У Трауготов это центральный эпизод, переломный момент всей поэмы: судьба Мазепы предрешена. Даётся пошаговое развитие.

Кочубей в темнице
Кочубей в темнице
Орлик угрожает Кочубею
Орлик угрожает Кочубею
Кочубея ждёт предсмертная пытка
Кочубея ждёт предсмертная пытка

Кочубей и Искра на эшафоте
Кочубей и Искра на эшафоте
Палач показывает толпе головы
Палач показывает толпе головы

5) Пётр Первый и Карл Двенадцатый

Россия молодая мужала с гением Петра
Россия молодая мужала с гением Петра
Отважный Карл скользил над бездной
Отважный Карл скользил над бездной

Пётр амнистирует врагов Мазепы
Пётр амнистирует врагов Мазепы
Карл принял решение о генеральном сражнении
Карл принял решение о генеральном сражнении

Пётр в бою
Пётр в бою
Карл в бою
Карл в бою

Пир Петра после Виктории
Пир Петра после Виктории

6) Полтавский бой

Северную войну художники подают как противостояние двух самодержцев (тоже, в общем-то, по Пушкину). От собственно батальных массовых сцен (в которых традиционно видят противостояние народов) Трауготы уклоняются. Показательная позиция художников насчёт Полтавского боя, так подробно и со вкусом описанного Пушкиным: во всей сюите у Трауготов только одна батальная сцена.

Уходит Розен сквозь теснины // Сдаётся пылкий Шлиппенбах
Уходит Розен сквозь теснины // Сдаётся пылкий Шлиппенбах

7) Концовка

А вот и православный суровый (но не фанатичный) поп — в качестве положительного персонажа не частный гость в книжной советской графике, особенно для детей. Его появление в концовке связано, конечно, с пушкинскими строками:

цитата

Забыт Мазепа с давних пор!

Лишь в торжествующей святыне

Раз в год анафемой доныне,

Грозя, гремит о нем собор.

Гремит анафема в соборах
Гремит анафема в соборах


Статья написана 2 июля 16:53

Прибыла ко мне по почте ещё одна сталинская "Полтава" в составе сборника-омнибуса. Вроде бы это последняя сюита сталинских времён. Всё тот же 1949 год (полуюбилейный). Художник М.Родионов. Серия "Школьная библиотека" (с уточнением "Для семилетней школы"). Кстати, и у Рудакова картинки к "Полтаве" тоже в Детгизе издали. Но в "Школьной библиотеке" самый большой тираж (и самая низкая цена).

"Полтава", худ. М.Родионов, 1949
"Полтава", худ. М.Родионов, 1949

Даю библиографическое описание из каталога-справочника:

Дополнение к библиографии: тираж 100 тыс. экз., цена 3 руб.

Художник на Фантлабе представлен (https://fantlab.ru/art15119). Книги пока на "Фантлабе" нет, подал заявку.

Одна большая иллюстрация Родионова из "Полтавы" был представлена в альбомах, которые мы уже просматривали (https://fantlab.ru/blogarticle60776). Чёрно-белый рисунок, очень традиционная техника. Полную сюиту этого художника я обнаружил пару недель назад как побочный результат поисков другой книги. Продавали на "Алибе" за 50 рублей (+доставка 110 рублей). Почта теперь нормально работает. Как было не купить?

По технике никаких сюрпризов не последовало, а вот концепция сюиты удивила — не ожидал такого миролюбия. На эту миролюбивую концепцию и блеклый колорит картинок хорошо работает. В общем, противоположность другой сюиты 1949 года (худ. Вл.Серов) — пышной и горделивой. Было, конечно, чем после Победы гордиться. А художник Родионов, может, перестроиться не успел, не поверил тому, что надо теперь царей славить? Но как бы то ни было, а картинки не раздражающие.

Шмуцтитул к "Полтаве", худ. М.Родионов
Шмуцтитул к "Полтаве", худ. М.Родионов

Миролюбивость концепции художника Родионова намечена уже в шмуцтитуле к поэме. Нет здесь ни русского царя (как обычно), ни Марии (как можно было бы представить). Слабой тенью в нижней половине страницы дана военная сцена. А в глаза бросается центральная композиция, где изображены заключительные сроки "Полтавы": хлопцы и дивчины слушают бандуриста спустя 100 лет после Полтавской битвы (на самом деле, спустя 120 лет — Пушкин описывает свои дни).

Усталость от страшной недавней войны, эпоха стабильности государя императора Николая Первого...

ПЕСНЬ ПЕРВАЯ

Ко всем частям поэмы есть заставки. Заставка к Песне первой — точное воспроизведение первых строк про табуны Кочубея.

Заставка к Песни первой
Заставка к Песни первой

1) Мазепа

Странно, но линия Марии и Мазепы у художника отсутствует. Нет портрета Марии, нет привычной сцены побега Марии к Мазепе. Есть только парадный портрет Мазепы.

Гетман Мазепа
Гетман Мазепа

Завязка отношений Марии и Мазепы, как выясняется, задавала тему конфликта для всей поэмы. Уход от этой линии сделал Песнь первую чересчур мирной — пожалуй, даже сонной и вялой.

2) Кочубей

Трагедийный эпизод с доносом Кочубея дан на страничной иллюстрации. Структура у страничных иллюстраций имеется: на большей части страницы размещена основная иллюстрация, а внизу — маленькая ремарка. Так вот, собственно составление доноса Кочубеем — это ремарка, а основная иллюстрация — гонец от Кочубея к русскому царю. Ну, как мы знаем, этого гонца все художники любят.

Гонец к царю от Кочубея
Гонец к царю от Кочубея

3) Мазепа строит козни

Все художники, если они решают эту сцену изобразить, рисуют сходку Мазепы с заговорщиками: с непривлекательной старой княгиней и с католическим попом-иезуитом. Но в числе заговорщиков были ещё и второстепенные персонажи, например, лазутчик в образе нищего. Вот этого лазутчика и изображает художник: его проводят к Мазепе. Очень спокойно этот эпизод подан Родионовым, без напряжения и конфликта.

Лазутчик в образе нищего
Лазутчик в образе нищего

ПЕСНЬ ВТОРАЯ

1) "И знамя вольности кровавой я поднимаю на Петра..."

Заставка к Песне второй
Заставка к Песне второй

Это заставка ко всей Песне: беседа Мазепы с Марией, где раскрыты планы Мазепы и показан его нехороший характер. Но, глядя на заставку, ничего такого предположить нельзя. Мазепа, кстати, очень положительно выглядит.

2) Казнь Кочубея

Кочубей в застенках
Кочубей в застенках
Палач
Палач

Никакой рефлексии Мазепы во второй Песне у художника нет — а, значит, и никакой "Тиха украинская ночь..." тоже нет.

ПЕСНЬ ТРЕТИЯ

1) Военно-имперская линия

Военная линия отражена — и формально достаточно полно. Но нет кровожадности и упоения боем.

Заставка к Песни третьей
Заставка к Песни третьей
Пётр промчался пред полками
Пётр промчался пред полками
Пир Петра
Пир Петра

Пир Петра после виктории: очень сдержанно Пётр пирует, культурно — это художник ему польстил. Отсутствует в иллюстрациях шведский король Карл. Тема бегства проигравших — Карла XII и Мазепы — внизу картинки с пирующим Петром. Это единственное упоминание о противниках русского царя.

2) Частная линия

Сцену встречи безумной Марии с Мазепой пока ни один художник не смог обойти.

Последняя встреча Мазепы с Марией
Последняя встреча Мазепы с Марией

Скромная концовка — бандурист. Но она важна, поскольку перекликается со шмуцтитулом, закольцовывая поэму.

Концовка
Концовка




Помню, насколько нестандартной показалась одна точка зрения авиаконструктора Яковлева (знаменитый "як-истребитель") в его книге "Цель жизни". Яковлев написал, что в США конкуренции в авиастроении не было: всё "Боинг" да "Боинг". А в СССР конкуренция была между КБ как творческими коллективами (и "Як", и "ЛаГГ", и "Ил", и "По", и "Пе", и "МиГ" и т.д.). Подтверждается этот тезис при сравнении иллюстрированных "Полтав" одного только 1949 года.

Была всё-таки конкуренция в творческих отношениях даже и в сталинские времена. Побеждал, как положено, сильнейший. В соревновании по "Полтаве" в 1949 году родионовская мирная концепция по силе воздействия явно уступила серовской имперско-военной концепции. Серовские картинки попали в подарочное издание — вроде бы он победил. Но зато сюита Родионова пошла массовым тиражом в школы. Берегли детскую психику, хотя перестарались, наверное: пресновато для детишек получилось. А школы-то тогда раздельные были. Можно же было "Полтаву" в школьной серии выпускать отдельно для мальчиков (про войну) и отдельно для девочек (про бандуристов).


Статья написана 27 июня 18:55

Сегодня — "Полтава", изданная в Харькове в 1974 году. Художник — Ю.М. Головаш. На Фантлабе такого художника я не нашёл. Книжка небольшого формата, в суперобложке, с ляссе. Уютное издание. Билингва, кстати (текст параллельный русский и украинский).

"Полтава", Ю.Головаш, в супере
"Полтава", Ю.Головаш, в супере
"Полтава", Ю.Головаш, без супера
"Полтава", Ю.Головаш, без супера

Даю библиографическое описание из каталога-справочника:

Дополнение к библиографии. Тираж 150 тыс. экз. Часть тиража отпечатана на мелованной бумаге (120 грамм). Поэтому разная цена в зависимости от бумаги: цена экземпляра на обычной бумаге 65 коп., на мелованной — 96 коп.

У меня, понятное дело, книжка за 65 коп. (о существовании улучшенных экземпляров узнаю всегда из выходных данных уже после приобретения экземпляра обычного).

Книги на Фантлабе ещё нет — подал заявку.

До сих пор все иллюстрации к "Полтаве" разных художников были исполнены в манере реализма. В харьковском издании — графика оформительского типа, этакий орнамент с условными изображениями. А композиция — как рисунки индейцев, когда надо на одном клочке бересты рассказать всё-всё. Получился ребус, который разгадываешь с настоящим интересом. Посмотрим титульный разворот. Фронтиспис на левой стороне разворота.

Титульный разворот
Титульный разворот

В центре — женский профиль. Вверху — дворец и герб (Кочубея? города Полтавы?). По бокам — роза и терновый венец, а также пушки. Внизу — украинский пейзаж. Символизм незатейливый, но передаёт все сюжетные линии поэмы (война и мир, любовь и мучения). Но главное — в центре не русский царь, а Мария, что редко увидишь у иллюстраторов "Полтавы". Мария — центр поэмы, её главный герой. Вот такой отказ от традиционного имперского "петроцентризма".

Художник представил продуманный макет. Схема одинаковая для всех трёх песен: к каждому шмуцтитулу примыкает страничная иллюстрация (всего три) и в каждой песне внутри по одному развороту (тоже всего три получается).

Картинки, открывающие каждую из песен — пейзажи, они не очень интересны ни по технике, ни по содержанию. Вот образец к первой песне.

Иллюстрация к шмуцтитулу Песни первой
Иллюстрация к шмуцтитулу Песни первой

А вот внутренние развороты — те самые ребусы, индейские рисованные послания. Посмотрим их.

ПЕСНЬ ПЕРВАЯ

Слева — Мария в окружении семьи (отец, мать по бокам) и поклонников — гарных хлопцев (сверху). А справа — злобный скрюченный карлик Мазепа. Он окружён символами гетманской власти, скорбящими женщинами и злыми башибузуками. А ещё — змея его символ. Что в нём Мария нашла?

ПЕСНЬ ВТОРАЯ

Слева — Мазепа рефлексируют у постели спящей Марии (уже после всех разговоров, где он и в сепаратизме признался, и заставил Марию выбор совершать между собой и семьёй), а внизу-то — связанные руки Кочубея. Справа — казнь Кочубея, тоже со всеми символами и эпизодами сюжета.

ПЕСНЬ ТРЕТИЯ

Слева — военная тема, где единственный раз за всю поэму портрет царя Петра дан. Справа — пересказ концовки: вверху памятник Петру, лицо безумной Марии внизу, в центре — бандурист, в обрамлении — новое счастливое поколение, не знавшее ужасов войны, смуты и петровских реформ.




Вот такая интересная сюита: оригинальное исполнение и свежее прочтение "Полтавы" как частной хроники. Я вот всё думаю: а ведь, наверное, "Полтаву" следует отнести к творческим неудачам Пушкина, раз читатели единодушно воспринимают поэму искажённо только как гимн Петру? Настолько ярко дана переферийная имперская линия, что она гипертрофировалась и задушила все прочие (главные) линии сюжета. Может, и Пушкин это понимал и именно поэтому в следующей поэме "про Петра" ("Медный всадник"), учитывая предшествующий опыт, сумел гармонично провести частную и имперскую линии?


Статья написана 20 июня 20:43

Почему в коллекцию попадают книги в плохом состоянии? Потому что задёшево и/или для академического интереса.

Уже несколько раз звучало у меня в связи с иллюстрациями к пушкинской "Полтаве" 1980-х гг., что "при Сталине такого не было". На самом-то деле существует совсем немного полных сюит иллюстраций к "Полтаве" сталинского времени (царя Петра прогрессивным признали только перед самой войной, художники не успели откликнуться на новый заказ). Сюиту К.Рудакова 1948 года я показывал (тут), но Рудаков — выдающийся график, он вне сталинской конъюнктуры. Типичный сталинский художник, у которого есть полная сюита к "Полтаве" — это Владимир Серов. На Фантлабе представлен: http://fantlab.ru/art23953.

Большинство иллюстраций "лауреата Сталинской премии" к поэме мы уже видели в гигантских юбилейных однотомниках 1949 года.

Полная сюита, изданная в том же 1949 году, никаких сюрпризов принести уже не могла. Но нельзя было упускать возможности погладить руками эту книгу. В продаже в полном комплекте серовскую "Полтаву" предлагают и за несколько тысяч: сталинский большой стиль в книжной иллюстрации на неискушённых книголюбов производит сильное впечатление — кажется, что подарочные издания той эпохи должны стоить больших денег. Это не так. Мне сильно потрёпанный и чуть разрисованный, но целый экземпляр достался за 50 рублей (плюс доставка 140 руб.). Достаточно для того, чтобы пощупать, оценить формат и понять структуру книги.

Даю библиографическое описание из каталога-справочника:

Дополнение к библиографии: тираж 10 тыс. экз., цена 8 руб.

Книги пока на "Фантлабе" нет, подал заявку.

Перейдём к рассматриванию книги. Сначала о составе. Книга вышла в мягкой обложке и в суперобложке. Мой экземпляр — без суперобложки. Вот он.

"Полтава", Вл.Серов, без супера
"Полтава", Вл.Серов, без супера

Пока искал в Интернете, запутался, какие предложения были с супером, а какие — без. И не мудрено: незначительно облик суперобложки отличается от обложки. Вот чужие фото отдельно суперобложки и супера вместе с книгой.

"Полтава", Вл.Серов, в супере
"Полтава", Вл.Серов, в супере

Весь комплект
Весь комплект

Автор суперобложки и просто обложки — знаменитый Хижинский (на Фантлабе хорошо представлен — https://fantlab.ru/art6617 — а ведь не лауреат). Зачем он такое сотворил? В чём смысл? Возможно, первоначально замышлялся переплёт (твёрдая обложка), он был бы каким-нибудь более бурым и тогда контрастировал бы с белой суперобложкой. Возможно...

Почти все серовские иллюстрации уже известны из других изданий. Мы часть смотрели в однотомных юбилейных сборниках того же 1949 года. Формат отдельного издания — ещё огромнее, чем у однотомников, если мерять по книжному блоку (хотя уж дальше, казалось, некуда). Вот они — слева направо: "Сочинения" (1949), "Поэзия" (1949) и "Полтава" (1949).

Что меня озадачило при подготовке заявки: у "Полтавы" не указан формат книги, хотя в 1949 году его уже повсеместно проставляли. Проверил. Формат есть у самого маленького томища "Сочинения" — 84х108/16, т.е. 205х260 мм. У "Поэзии" и у "Полтавы", которые явно больше, формат в выходных данных не указан. Видимо, это нестандартные обрезы. У "Полтавы" размеры фактически 245х300 мм — такого формата в справочниках нет.

Нет ли в этом какой-то страшной тайны книгоиздания мрачных сталинских времян?




Вот что по-настоящему впечатляет в старых книгах, так это вклеенные иллюстрации. Вклеенные, конечно, вручную. Что-то такое живое, ремесленное ("крафтовое"). Это особенности несовершенной технологии: для качественных изданий книга и иллюстрации печатались в разных местах, поэтому соединить их можно было только путём вклеек. Ну а особый шик — приклейка картинок на вклейки. О, какая у меня терминология получилась! В общем, это "живые" книги (как для меломанов "живой" звук — только винил, а не цифровая запись). За это, конечно, парадным книгам сталинской эпохи многое прощается.

В этой "Полтаве" клей нанесён только на верхний край рисунков (по-моему, тогда так всегда делали — видимо, если целиком приклеивать, могли бы морщины получаться). Листы, на которые наклеены картинки — плотная рыхлая бумага с выдавленными рамочками. Это, по сути, паспарту.

Что сказать по концепции всей сюиты? Из семи иллюстраций три посвящены царю Петру (портрет на фронтисписе, Пётр на коне в бою, Пётр "заздравный кубок поднимает" после Полтавской битвы). В общем-то титульный лист уже свидетельствует о том, что художник рассматривает поэму через призму имперско-военной линии.

Титульный разворот с Петром на фронтисписе
Титульный разворот с Петром на фронтисписе

Две иллюстрации — линия Марии и Мазепы (их знаменательная беседа и последняя встреча), ещё одна — предположительно бегство Марии к Мазепе. И последняя — Кочубей в темнице.

Сравнение с юбилейными однотомниками, где были даны цветные иллюстрации Серова, показывает значительные отличия в цветопередаче (на фото, конечно, не так бросается в глаза). Видимо, цвета отдельного издания — эталонные.

Слева — отдельное издание
Слева — отдельное издание
Слева — отдельное издание
Слева — отдельное издание
Слева — отдельное издание
Слева — отдельное издание

Ну, сравнение с чёрно-белой иллюстрацией понятно в чью пользу.

Слева — отдельное издание
Слева — отдельное издание

Ещё в альбоме "Пушкин в русской и советской иллюстрации" (1987) были даны целых три серовских иллюстрации (составитель оценил сталинский большой стиль). Там уже была современная фототехника воспроизведения, и ощущение подлинного эстампа (как в сталинской книге) совсем утрачено.

Отдельное издание 1949 года — справа
Отдельное издание 1949 года — справа

И вот с этой иллюстрацией — скачущие в ночи всадники, которых не распознать — возникают сложности при соотнесении с определённым эпизодом.

Ночь, всадники, река...
Ночь, всадники, река...

Это очень похоже на бегство Марии с Мазепой (ночь, река, несколько всадников), но в моём экземпляре картинка расположена в начале Песни третьей — и тогда это бегство Карла и Мазепы после поражения при Полтаве. А в Песне первой — Пётр в бою на коне. Однако никакой битвы там нет (правда, есть общая картина: "Россия, силы напрягая..."). В общем, я сомневаюсь: вдруг при ручной вклейке перепутали картинки местами. Ночные всадники тогда должны быть в Песне первой, а Пётр в бою — в Песне третьей. Хорошо бы с другими экземплярами сравнить.

Неохваченной другими изданиями осталась только иллюстрация последней встречи Мазепы и сошедшей с ума Марии. А она очень эффектна. Посмотрим её в завершение.




P.S.

Всегда с грустью читаю чужие дарственные надписи на книгах — они, чаще всего, трогательные свидетели чьей-то прошедшей жизни.


Статья написана 17 июня 11:39

Ещё одна пушкинская "Полтава" позднесоветского периода. На сей раз столичное издание 1983 года, художник Ф.Константинов. Предыдущие иллюстраторы "Полтавы" 1980-х гг. (В.Перцов и В.Лопата) в тот период были состоявшимися, но ещё молодыми художниками, их творчество всё пришлось на после-сталинский период. А Константинов в 1983 году был уже очень пожилым человеком (1910 года рождения). Интересно, какая у него трактовка поэмы вышла.

"Полтава", Ф.Константинов, в супере
"Полтава", Ф.Константинов, в супере
"Полтава", Ф.Константинов, без супера
"Полтава", Ф.Константинов, без супера

Даю библиографическое описание из каталога-справочника:

Дополнение к библиографии: тираж 100 тыс. экз., цена 2 руб.

Книги пока на "Фантлабе" нет, подал заявку.

Художник Ф.Константинов на Фантлабе присутствует (https://fantlab.ru/art3133); он — ученик и последователь Фаворского. С Константиновым мы встречались по поводу цикла гравюр к "Онегину" 1954 года (https://fantlab.ru/blogarticle53516).

Вводные иллюстрации

Полтава — это и прелестный городок, и место кровавой битвы. Пушкин своим названием поэмы вообще-то вносит интригу (эпиграф интригу устраняет, но кто читает эпиграфы?). А вот художник с самого начала обрушивает на нас имперско-военную линию "Полтавы", устраняя двойственность названия поэмы.

Развёрнутая суперобложка
Развёрнутая суперобложка
Форзац
Форзац

Авантитул
Авантитул
Титульный разворот
Титульный разворот

Эпиграф
Эпиграф

Это у художника послезнание. У Пушкина в Первой части поэмы тема Петра и войны со шведами обрисована мощно, но пока ещё очень кратко. А художник эту тему непропорционально раздувает, раскрывает прежде времени замысел Пушкина. Впрочем, только в преждевременности Константинова и можно упрекнуть — он навязывает свою трактовку лишь тем, кто будет читать поэму в первый раз. А так-то классику иллюстрируют, не опасаясь спойлеров.

Но вот в числе вводных иллюстраций — гравюра к Посвящению. Портрет Марии Волконской (сам-то Пушкин имя адресата утаил, это пушкинисты большинством голосов назначили адресатом Волконскую, уже уехавшую к этому времени в Сибирь вслед за нелюбимым мужем-декабристом).

Волконская — адресат Посвящения
Волконская — адресат Посвящения

Резкий скачок через столетие (от Петра к пушкинским временам) и резкий переход на лирический тон (в Посвящении Пушкин говорит о своей "потаённой любви"). Это у Константинова мощно получилось. Мастер...

ПЕСНЬ ПЕРВАЯ

После бурного преддверия поэмы, Песнь первая у Константинова намеренно спокойная.

1) Мирная Украйна

Константинов даёт много украинских пейзажей и бытовых сценок, иногда даже парадоксально. Вот заглавная иллюстрация ко всей Песни первой: "Богат и славен Кочубей..." — ладно, первым строкам соответствует. А вот место, где у Пушкина говорится о том, что "Украйна глухо волновалась" — но художник идиллически рисует бродячего бандуриста с мальчиком. Надо полагать, этим противопоставлением художник поясняет, что волновалась и требовала войны с Москвой верхушка казачества, а не бродячие бандуристы?

Поля Кочубея
Поля Кочубея
Украйна ропщет?
Украйна ропщет?

2) Мария и Мазепа

Линию Марии и Мазепы Константинов даёт посредством тех же эпизодов, что и украинский художник В.Лопата несколькими годами ранее. При этом у Константинова мотивов к очеловечиванию Мазепы не было. Видимо, Пушкин так эту линию и подавал: Константинов здесь бесстрастный наблюдатель. Ай да Пушкин! А художник опять даёт идиллические картины. Вот сцена побега Марии к Мазепе (вторая картинка): пруд, лунная ночь, рыбак. И только на заднем плане кто-то скачет. И ведь не придерёшься — у Пушкина сказано: "Лишь рыбак //Той ночью слышал конской топот...".

Мария
Мария
Побег
Побег

Счастливая пара
Счастливая пара

3) Донос Кочубея

Традиционная сцена.

4) Гонец к Петру с доносом

Тоже традиционная сцена

5) Мазепа строит козни

А вот сцены антипетровского заговора (с непременным иезуитом) у Константинова нет. Он предпочёл завершающей иллюстрацией в Первой части поэмы дать сцену семейного счастья Марии и Мазепы. Но дело в том, что Константинов искусный конструктор книги и, кроме того, как выясняется, любитель парадоксов и контрастов. Все грозовые предчувствия он вынес в маленькие картинки: заставку на шмуцтитуле и концовочку Песни первой. Орёл у него там парит, добычу выискивает, кровавый пир готовит.

Заставка
Заставка
Концовка
Концовка

ПЕСНЬ ВТОРАЯ

Видимо, Константинов был очень уравновешенным человеком. Во второй части поэмы, где у многих художников кипят романтические или трагедийные страсти, у Константинова всё очень выдержано.

1) "И знамя вольности кровавой я поднимаю на Петра..."

Очень спокойная беседа Мазепы с Марией. Вот как надо знамёна поднимать, по Константинову.

2) Кочубей в темнице перед казнью

Застывший Кочубей.

3) "Тиха украинская ночь..."

Мазепа со своими романтическими метаниями — маленькая фигурка в правом нижнем углу, почти незаметная на фоне величественного пейзажа.

ПЕСНЬ ТРЕТИЯ

Константинов по полной отработал батальные сцены — завершил начатое в вводных иллюстрациях.

1) Перед сражением

Удивительно, но художник не рисует традиционных Петра и Карла, обходящих перед сражением свои войска. Только Мазепа, ведущий своих казаков к шведскому королю.

2) Полтавское сражение

Батальные сцены.

3) Пир Петра

О, давненько мы в иллюстрациях этой сцены не видели.

4) Бегство Мазепы

Карл и Мазепа бегут
Карл и Мазепа бегут

5) Последняя встреча Мазепы с Марией

Сумасшествие Марии
Сумасшествие Марии

6) Завершение

Бандурист в концовке всей поэмы имеется, как и в советских иллюстрациях 1940-х гг. Но тема бандуриста не раздута до главного героя (до страничной иллюстрации), как у В.Лопаты. У Константинова (как и Пушкина) баланс: на предпоследней-то картинке памятник Петру Первому ("Лишь ты воздвиг, герой Полтавы, // Огромный памятник себе").

Памятник Петру
Памятник Петру
Бандурист
Бандурист




Константинов — очень гармоничный и открытый человек. И он, конечно, прочёл "Полтаву" так, как её задумал Пушкин. Время создания сюиты художнику тоже помогло. Наверное, в 1940-е гг. пришлось бы Пушкина трактовать согласно линии партии. А тут стало посвободнее (в трактовке Пушкина). Диссидентством художник не занимался, так что создал вполне сбалансированный цикл иллюстраций.

В "Онегине" 1954 года мне Константинов показался устарелым, а вот через 30 лет в "Полтаве" — наоборот, очень современным.


Страницы: [1] 2




  Подписка

Количество подписчиков: 31

⇑ Наверх