Блог


Вы здесь: Авторские колонки FantLab.ru > Авторская колонка «beskarss78» облако тэгов
Поиск статьи:
   расширенный поиск »


Страницы:  1  2  3  4  5  6  7  8  9 ... 61  62  63  64 [65] 66  67  68  69 ... 123  124  125

Статья написана 12 августа 2016 г. 16:49

сопроводительный текст

Краткое обоснование призыва "Господь — жги!"

Если взять первую пару глав "Острова Пингвинов" Анатоля Франца, прибавить в ним двадцать минут ядрёного Тарантино, отполировать "Настоящим детективом" — и, конечно, залить много-много "Настоящей крови"...

Мы получим именно тот коктейль.

Жаркий американский юг. Компани-сити, где всю власть держит старикашка с явными психическими отклонениями. Священник, который унаследовал приход от папочки, но сам занимался бандитизмом, да и сейчас такие мысли бродят у него в голове. Разумеется, опрятная девушка (то есть мать-одиночка, но молодая), к которой захаживает местный тюфяк-мэр, влюблена в этого священника. Но есть еще одна — которая за пулей в карман не лезет, и вполне обосновано считает священника своим парнем. Есть вампир — киник, циник и эпикуреец в одном лице, который видит в священнике советстливого человека.

И есть "генезис" — некая сущность, которая раньше жила в консервной банке, а поток переселилась в священника.

Дальше начинается повышение ставок — куда? — и безумие в хрустящих валенках скачет по сюжету.

Несомненная удача сериала — это некоторая степень зрительского доверия к каждому следующему витку безумия. Попытки нейтрализовать ангела, вызвать по телефону бога (то есть Бога) в местную церковь, штурм этой церкви с группой реконструкторов, одним бульдозером и одним отстреленным фаллосом. Каждый из них случается не без резона. Обосновано.

Авторы пытаются показать, что человек может в рамках такого безумия не просто остаться человеком (затертое обозначение, тем более, если человеком пытается остаться вампир), но сохранить некую долю душевной теплоты, сочувствия и готовности пересмотреть свою точку зрения.

Самоирония — спасательный круг в Бедламе.

А операторская работа — залог изложения такого вот сюжета.

Понятно, что никакие декорации не могут выдержать такую концентрацию черного ехидства. Те, кто не сможет уехать из города — сгорят адским пламенем на метановой основе. Просто потому, что в городе — все это заслуживают. Это Содом и Гоморра (а еще больше этого — типичный город грешников, описанный в протестантской литературе) Кто-то выйдет из ада — не самые добродетельные сущности — но они хотя бы пытаются быть лучше.

Если фильм "Догма" — был матерной пропагандой католицизма, то это — тарантиновская (по стилю) пропаганда богоискательства.

Подобная пропаганда, кроме операторской работы, чертовски сильно зависит от исполнителей — и все они дают прикурить.

Ирландец-вампир — находка сериала (исполнительница главной роли тоже, вы могли видеть её в фильме "Мировая война Z").

Угарно выступают и персонажи второго плана.

Естественно — чем дальше, тем больше намеков, что при полном тождестве в форме бутылок кока-колы и о деталях полицейских мундиров — перед нами не наша реальность, а какая-то другая...

Первому сезону 10/10 — рекомендую посмотреть, потому как в религиозных боевиках и сюр-файер-стилистике — это удача.


Статья написана 8 августа 2016 г. 11:50

сопроводительный текст

Есть такой поджанр — "камерный постапокалипсис" — когда после катастрофы/войны/чумы в бункере сидят оставшиеся люди и разыгрывают драму.

Наснимали подобного очень много. Дешево. Атмосферно. Можно сочетать ужастик с хайтеком, с разными приемчиками по выживанию. Декорации ведь маленькие, потому могут быть любыми. Наконец, это выигрышно в плане актерского мастерства — лицо будет в кадре не три минуты, а верные полчаса.

После явного успеха этого года — "Кловерфилд, 10" — киношники сподобились выдать очень сильный дубль.

Повтор, разумеется, лишь в самой концепции — сидящие в бункере — все остальное сменили.

Как?

Важнейшая составляющая "камерного постапокалипсиса" — это финт в конце. Просто сидеть, ждать, ждать, ждать, ждать — ноль драматизма. Героически прочищать вентиляцию, канализацию и водопровод? Не романтично. Задача-максимум, которую ставит перед собой фильм — добиться, чтобы его посмотрели второй раз. Потому как первые сцены, где легкие несоответствия мешают понять логику персонажей — получают своё объяснение, надо увидеть всё еще раз. Стало быть, в финале это самое объяснение должно прозвучать, и быть максимально неожиданным. Как имя убийцы в хорошем детективе.

Итак — есть убежище, в котором семья уже год прячется от не слишком понятной катастрофы. Родители изо всех сил пытаются быть культурными. Воспитывают дочку. Самоконтроль — это главное. Снаружи ходят какие-то смутно обозначаемые чудовища.

Все три лица "уже где-то мелькали" — и, надо сказать, актеры не подводят. Потому как первые сцены это "один день в убежище", и оживить мрачную обстановку с жалкими попытками разнообразить быть (вырезанные из жестянок отражатели, которые делают керосиновую лампу похожей на солнце) — могут только человеческие лица. Электричества нет, только свечи. Шуметь нельзя.

Флешбэками они вспоминают начало катастрофы.

Одновременно идет накопление противоречий: с одной стороны зритель не понимает "мелких черточек" в поведении персонажей, с другой — вот именно сегодня жить в убежище становится невозможно: крыса пожрала консервы, её попытались убить, из-за этого пожар, огонь прошел наверх и теперь дым обозначает место убежища.

Показателен момент с перископом — когда отец выходит наружу, мать дает дочери палку с зеркальцем, выглянуть сквозь вентиляционное отверстие — хотя раньше запрещала смотреть, потому что это грозило смертью.

В итоге пожар они тушат — сверху облачность, сумрак прям чернобыльский, везде развалины — но сквозь развалины пробежали олени, кем-то напуганные.

На место убежища приходит "дышащий". Один. Лезет внутрь, но не может сломать люк и ждет других таких же. Тут активное нагнетание и одновременно флешбэки начала эпидемии.

скрытый текст (кликните по нему, чтобы увидеть)

В результате — ломятся через люк, их пытается задержать отец семейства, а мать с дочерью кидаются через вентиляцию. Их ловят снаружи.

Тут флешбэки и недомолвки сходятся: изолированную горную долину разбомбили в пыль потому как карантин — там началась зомби-эпидемия. Семье повезло добежать до школьного бомбоубежища. Они заразились — вирус в воздухе. Спокойный человек — остается человеком, а впавший в истерику — вполне себе зомбифицируется. Как успокоится — снова человек.

Семейка рвет на части группу спецназа, но отец получил настолько серьезные ранения, что уже никуда не пойдёт. Дочка обретает самоконтроль. В этом самоконтроле — важнейшая победа и самый явный результат года сидения под землей.

После схватки они пытаются прятаться в каких-то подземных ходах — и их находит мальчик-зомби из флешбэка. Соседнее убежище занято именно соседями, и они приглашают их к себе. Финал — отчасти хэппи-энд. Дескать, посидим еще капельку. Или поживём.

Явным проколом смотрится пожалуй, только отсутствие любого оружия в бункере. за год сидения, даже постоянно пытаясь себя контролировать, они бы наверняка сделали какую-то пику, дубинку, примотали бы на палку заточенный кусок железа...

Да, подобные финты — мы маленькая семейная группа прячемся от ужаса, но при том сами мы ужас — уже встречались. И детишки с кожной болезнью, требовавшей темноты, оказывались привидениями, и много чего еще. Здесь взяли декорации "постапокалипсиса". Какое-то общественное содержание, социалка и прочее — всё редуцировано до жанровой рамки ужастика. Но сделали серьезно, поработали.

Добротная работа в рамках жанра. Рекомендую любителям.


Статья написана 7 августа 2016 г. 17:51

сопроводительный текст

Первый том анонсированного двухтомника.

Основной стержень книги – разобраны важнейшие сражения начала Первой мировой, рассмотрены их возможные альтернативы. То есть перед нами – результаты отыгрыша, обработки «командно-штабных» игр. Автор не первый раз обращается к теме, потому в тексте много самоцитирования, равно как комментариев к самым разным источникам, самоцитирования комментариев и т.п. Но в этот раз он копает особенно глубоко – со схемами, диаграммами, расчетами.

Так же очень интересны – хотя и весьма кратки – политические альтернативы. Что если одно из государств поведет себя иначе? РИ при живом Столыпине – что это будет за игрок?

Так же интересны рассуждения автора с общей оценкой вероятностного поля первой мировой. Количество «чудес», шансы той или иной стороны выиграть благодаря еще одному «чуду». Оценка качества армейских машин. Выводы автора: поскольку сценарное пространство вырождено, т.е. нет инерционного сценария – то Первая мировая это цивилизационная катастрофа.

Чертовски интересно, весьма и весьма познавательно. Подобные «черновики военной истории» очень редки, а на фоне нынешнего вала попаданцев, походя меняющих ход битв прошлого – смотрятся просто великолепно. Словом, много плюсов и крепкая похвала автору за эту работу.

Но дальше – будет критика :) . Единственно, что скажу — критика человека, который второй том еще не читал, и не знаком с авторским же анализом распада социально-политических машин 1917-1918 гг. – текст, насколько я понял, еще не написан.

Во-первых: автор довольно подробно рассуждает об исторических «столетиях» — длительных периодах. Много усилий посвящено и описанию политического устройства основных игроков. Пересказывается дело Дрейфуса.

И?

Как это проецируется на действие армейских машин?

Да, упоминается, что сразу после Марны в германском руководстве не было понимания, что это катастрофа и фонтаном били идеи о продолжении наступления.

Но речь о немного других вещах, которые в полную силу покажут себя после. Первая мировая – это соревнование именно социально-политических машин, соревнование экономик – потому что на поле боя армии оказались неспособны разбить друг друга. Лишь истребить друг друга. И требовалось будто из кармана вынимать очередной десяток дивизий. В 1917-м – все стало ясно.

А в 1914-м? Разве что расхождения между «грюндерами» и «юнкерами» получают отражение в описаниях сражений того года – в основном потому, что немецкий флот описывается, как «игрушка кайзера».

В остальном – связь между статусом Франции как республики – и особенностью подготовки к войне «неочевидна». Проблемы РИ – да, уже в 1914-м — а где они? Лишь есть упоминание, что в случае проигрыша туркам битвы за Кавказ – очагом революционных настроений стал бы черноморский флот.

Почему Австро-Венгрия, на тот момент идущая по внутриполитическим рельсам распада (венгры строили свою, отдельную нацию, и у них получалось!) смогла так бодро влезть в войну? Для чего рассуждать колониях, старых империях, новых империях, выстраивать в эту структуру двуединую монархию, если нет ответа на вопрос – за каким рожном практически суверенные венгры поперлись умирать за Габсбурга?

Неким исключением показана Турция – автор намекает, что прорыв «Гебена» в Мраморное море произвел едва ли не решающее действие на позицию Турции именно потому, что младотурки на тот момент действительно молоды, и увлечены духом авантюры.

Да, есть действие социально-политических структур, и есть действие чисто армейских машин (где военные постоянно копируют находки другой стороны) – но если эти процесс переплелись в 1917-м, то какие-то эффекты должны были проявляться и в 1914?

Во-вторых, больше всего вызывает удивление — отказ рассматривать технические альтернативы!

/Сам Переслегин ранее писал, например, о возможности радикально повысить автономность германских кораблей — таким образом куда более серьёзную войну рейдеров можно было начать уже в 1914м.../

Попытаемся сформулировать требование для такой альтернативы:

- технология уже существует хотя бы в сыром виде (мы не должны вытаскивать из цилиндра белого кролика атомную бомбу);

- требуется её доработать и принять на вооружение перед войной. Причем новаторы должны сработать на опережение — и противник не успеет широко внедрить "противоядие" на момент начала войны (Франция 1940-го — это залежи новаций, воплощенных в одном или в дюжине экземпляров).

- технология должна давать преимущество одной из сторон в решающий момент. Замечу, не абсолютное преимущество, а достаточное. Если смотреть на системы вооружений, которые могли появиться сразу после войны (книга «1919» — рекомендую), то видно, что решающего преимущества они еще дать не могут. Потому речь идет именно о первом годе боевых действий.

Техно-альтернатива 1. Что есть немецкое командование перед войной (конкретные сроки назовут историки немецкой промышленности) рассмотрит и реализует моторизацию скольких-то дивизий/корпусов? Автор сами пишет, что в критические мгновения 1914-го, видя немцев под Парижем — один из французских военачальников конфисковал все парижские такси и смог за ночь перебросить шесть тысяч человек на участок прорыва, а немецкие маршевые батальоны шли пешком.

Понесут ли потери немецкие грузовики/легковушки с поставленными на вертлюги пулеметами и умеренным бронированием? Или грузовики с пушками? Вот такие.

сопроводительный текст

Да. Логично предположить, что они кончатся в первые три месяца войны. Но немецкие войска в сентябрьском Париже 14-го — это совершено другая Мировая война. Италия, выходя из состояния нейтралитета, вынуждена будет выбрать не Британию, а Германию. Это практически конфигурация начала 41-го года, только Россия не провела модернизацию, у неё нет нормального выпуска вооружений... А США — слишком далеки и еще не смогли так шикарно заработать, как у них получилось к 1918-му...

Техно-альтернатива 2. Что если российское командование в 1911-1914 чуть лучше подумает о тяжелых бомбардировщиках «Илья Муромец»? И к 1 августа 1914-го их будет не четыре штуки, а, скажем, двадцать четыре. И большая часть из них будет сосредоточена на маневрах в Крыму.

Это значит, что они — с долей вероятности, смогут целенаправленно бороться с линейным крейсером "Гебен" — горизонтальное бомбометание не слишком эффективно, однако, ПВО на флоте — тогда еще менее развито.

А равновесие на черноморском театре военных действий держалось только одним линейном крейсере "Гебен", который приблудился к турецкому флоту в первые дни войны. Его уничтожение — при прочих равных — развязывает руки Черноморскому флоту РИ. Причем развязывает их — пока на складах еще не кончились запасы кардифского угля, и пока не растрачен энтузиазм первого года войны.

Речь не идет о немедленном десанте на Константинополь :). Но в 1917-м, с появлением линкоров в черноморском флоте – удалось парализовать снабжения Стамбула углем – он доставлялся по морю. И весь 1917-й «Гебен» стоял на приколе. Речь идет о том, что высадка союзников на Дарданеллы, будет проведена при дефиците угля у турок и одновременной высадке на Босфор.

И это тоже – совсем другая война.

Итого: если вы желаете написать авантюрный роман по действиям 1914-го – то эту книгу надо читать – так вы поймете, где может быть выдумка, а где будет фантастика в плохом смысле слова. Но текст этой книги – не художественный. Это публицистическая и научно-популярная литература.


Статья написана 29 июля 2016 г. 08:51

Как еще показать мистическую изнанку Лондона?

Ведь трюк этот проделывали сотни раз и заштамповали кучу решений.

Вампиры и оборотни, "теневой город", "вторая подземка", история отдельных улиц и домов, знаменитых людей и даже немецких бомбежек с дирижаблей — только схватишься за идею, как по тебе будто 220 пропускают. "Уже было".

И?

Приходится идти на нестандартные решения и обдумывать — какой еще может быть мистическая составляющая? Вот из чего она может родиться? Как существовать, развиваться?

Мьевиль создает мир, в котором объектам культа — с реальными магическим последствиями! — может стать все.

Совсем все.

Куклы. Океан. Рыба. Хомячок. Амуниция "Звездного пути".

При том единого, всеобъемлющего божества не возникает, хотя чуть не каждый божок претендует на возможность апокалипсиса, начатого своей волей.

Теневой Лондон становится слабо олигполизированным рынком, на котором есть пара серьезных игроков (даже если один существует в виде татуировки на спине постороннего человека), несколько десятков церквей разной степени безумия (и церковь Кракена — в первую голову), сотни мелкобуржуазных волшебников, стачка их фамильяров и даже отдел полиции (куда без него?) который занимается культами.

Слишком много разнородных сил, чтобы установилась четкая иерархия. Слишком много новых магико-технических выдумок, чтобы все продолжали размахивать волшебными палочками.

В исторической перспективе такой бедлам довольно быстро должен бы закончиться — но только Мьевиль показывает, что новые/проснувшиеся/уходящие силы создают постоянный хоровод, в котором долго существуют разве что отстраненные историки. А мистически группировки возникают так же быстро, как молодежные субкультуры. На этом фоне "старые культы" есть, но критическую долю рынка и власти они взять не могут.

"Нацисты хаоса"? А вот они. Посольство океана (как отдельной силы)? За углом. Наймиты — монстропасы? Организуются в соседнем переулке.

Лондон Мьевиля по сочетанию нового и старого похож на традиционное фэнтези — как современные задворки британской столицы на викторианский город времен Диккенса. Сходство есть. Но кто все эти люди со странными штуковинами в руках?

/хотя конечно, вопросы взаимодействия с государством традиционно для подобных вещей оставлены в сторонке и стыдливо прикрыты непонятным отделом полиции/

Подобная топология — отличный фон для сюжета, у которого в завязке обычная краеведческая лекция в музее (шухер начинается), в кульминации два апокалипсиса, а в финале — частично стертая память персонажей. Будет мораль и жизнеутверждение, скепсис и отчаяние, стоицизм и ажитация. Грамотное нагнетание атмосферы и выведение на сцену новых персонажей. Все карты будут сыграны, все идеалы воплощены и преданы одновременно, каждый герой встретит свою судьбу (и эта судьба будет отличаться от финала других значимых героев).

Соответственно подобраны и персонажи. Классический "ученый, который вдруг увидел магию", его женщина. Есть фанатик-церковник с навыками бойца и конспиратора. Есть два злодея самой телесно-отмороженной природы (Госс и Сабби напоминают двух отморозков из "Никогде" Нила Геймана), есть пара злодеев инфернально-отсутствующих. Есть профсоюзный лидер, живущий со времен Древнего Египта. Ведьма-полицейская. И еще две дюжины относительно значимых деятелей.

Местами текст аналитичен и повествователен, а местами до крайности кинемиатографичен, мы видим картинку. Есть нуар.

Итого: роман сильный, обладающий всеми признаками романа. Единственный его недостаток, это вопрос "Для чего?"

Автор придал теневому Лондону ещё одно измерение. Вплел в текст немного социалистических тезисов. И?

Правда, если вы любите городскую фэнтези — таких вопросов не возникнет.


Статья написана 28 июля 2016 г. 20:04

сопроводительный текст

Увы и ах, второй сезон — это попытка повторить удачу первого, но сюжет теряет темп и кульминацию.

В первом сезон были Тайна и Вторжение (как минимум две сюжетообразующие кульминации), юность против старости (4-5 личностных трансформаций) и масса побочных фокусов.

Во втором:

- долго возились и толкались с идеей возможной телепатии у абби (или той системы, которая бы позволила им общаться без ярко выраженной речи), но тему нормально не раскрыли;

- попытались заменить Тайну — Борьбой с Диктатурой. В городке с населением меньше семисот человек, где нехватка ресурсов и вообще-то еле задавили вооруженное подполье. Лидер "первого поколения" корчит из себя фюрера и требует от всех размножаться при недостатке питания;

- Вторжение сменилось Ожиданием Вторжения — тысячи абби стоят за забором и ждут /а что жрёт эта прорва млекопитающих во время ожидания?/. Ждет приказа от доминирующей самки, которая все никак его не дает...

- особо доставила фигура следопыта (в финальной серии это не его младенец?), который шлялся промеж абби черт знает сколько времени, а когда вернулся к людям — бухал, но ничего существенного не сказал.

- финальное выступление доктора — протагониста второго сезона, это шедевр либеральной мысли в голове хорошего человека:

скрытый текст (кликните по нему, чтобы увидеть)

он говорит, что создатель городка был кругом неправ, ни черта у него не получилось /и это в сохраненном городке!/, нет понятия высшего блага, потому он сейчас вколет себе 3 самых опасных вируса (ну нечем было бороться с абби первые 9 серий, а на 10-й — как солнце засияло) и отправится на съедение.

Количество ляпов — увы, начало зашкаливать.

На фоне сюжетной хромоты: неплохо выехали с личностными трансформациями. Протагонист второго сезона — получился. Юный фюрер — тоже неплох. /собственно их конфликт и вытягивает половину сезона/ Не совсем жена фюрера — тоже "попытка засчитана". Человек, следивший две тысячи лет за капсулами — удача сериала (и эпизоды его вахты — просто отлично).

К актерам я не могу предъявить почти никаких претензий — они оживляю ситуацию.

Во втором сезоне есть очень сильный момент. Это изменение амплуа подросших (с первого сезона) актеров. Отлично проиллюстрирован процесс смены поколений, о котором так часто рассуждают персонажи.

Декорации и "материальная культура". Если не считать волшебного источника энергии, который пахал 2 тысячи лет, если не считать просто адового количества вещей, которые во второй раз восстановленном городе просто не могли появиться, если не считать отсутствия такого же адового количества деревянных/каменных/плетеных поделок (и вообще всевозможных эрзацев), если не считать...

Ладно.

Надо считать.

Материальная культура начала попахивать плохой фантастикой. Декорации первого сезона попросту сохранили, денежку сберегли.

Итого: создатели снижают темп сериала, толсто намекая, что вот в третьем-то сезоне — и про телепатию мы узнаем, и про много чего еще. Но это так же снижает и качество. Сохраняй они темп первого сезона — мы бы увидели, что пойманную самку отпускают за ограду, нашпиговав вирусами — и уже в 8-й серии. Ну а к десятой стало бы ясно, что такие меры работают чуть хуже, чем хотелось бы.

Если понравился первый сезон — второй можно посмотреть, но "без фанатизма".


Страницы:  1  2  3  4  5  6  7  8  9 ... 61  62  63  64 [65] 66  67  68  69 ... 123  124  125




  Подписка

Количество подписчиков: 114

⇑ Наверх