FantLab ru

Все отзывы посетителя Ny

Отзывы

Рейтинг отзыва


Сортировка: по дате | по рейтингу | по оценке
–  [  2  ]  +

Айзек Азимов «Мёртвое прошлое»

Ny, 29 декабря 2011 г. 06:16

Ещё один рассказ-предупреждение: мол, наука может натворить бед.

Да сколько можно предупреждать-то?! Не надоело со Средневековья?

Бед может натворить не наука, а наплевательское отношение к последствиям поступков в любой сфере жизни (в политике, культуре, быту, на производстве).

Есть такая шуточка:

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
Если мозгами не думать, то девственности можно лишиться и при игре на скрипке

Она довольно точно передаёт суть проблемы и при этом немного короче рассказа.

В плюсы произведению, пожалуй, стоит записать сложное, интересное действие с элементами детектива, затрагивающее несколько разных проблем. Кроме того, в рассказе хорошо отражена суть нашей жизни — даже в Будущем, где всё рассчитывает всевидящий Мильтивак, случайность играет решающую роль, стирая различия между правыми и виноватыми, умыслом и недосмотром, тотальным контролем и безответственностью.

В целом же достаточно средний рассказ. У Азимова есть вещи сильнее.

Оценка: 6
–  [  18  ]  +

Мюррей Лейнстер «Первый контакт»

Ny, 28 декабря 2011 г. 09:58

Один из бездарнейших фантастических рассказов, который мне только попадался. На мой взгляд, крупная неудача писателя, которую ещё ухитрились наградить известной премией.

Во-первых, «крупнейший автор американской НФ» и вообще литератор со стажем (несколько десятков романов и не менее сотни рассказов) элементарно не умеет писать. Текст пестрит повторами, словно автор боится, что читатель вот-вот забудет надуманные подробности глупейшей ситуации. Героев как таковых у истории нет (точнее, в роли главного героя — маниакальная подозрительность), вместо этого дана избитая детективная пара типажей — «Шерлок Холмс» (учёный) и «Ватсон» (его здесь играет капитан). Их личности почти не описаны (индивидуальностям действующих лиц вообще не уделено внимания) — так автор торопился с событиями. Сюжет обычнейший — первый контакт. С юмором плохо — пара шуток, словно бы насильно инкрустированных в текст, у меня никакого желания улыбнуться не вызвала. Сам рассказ читается донельзя скучно, скороговоркой, без плавной подготовки читателя к событиям, без создания атмосферы дальнего космического перелёта, без каких-либо внятных попыток анализа ситуации: «только прилетели — сразу сели, если он меня прикончит матом, то я его — через бедро с захватом, или — ход конем — по голове». Лишь бы побыстрее создать «патовую» ситуацию и показать её решение. Не чувствуется здесь руки Мастера. Топорная, плотницкая работа.

Во-вторых, идея истории (ради чего, собственно, рассказ и написан) мёртворождённая. Политика здесь полностью задушила фантастику – даже свет на инопланетном корабле красного цвета. Не хватает только надписи «СССР» на борту.

Всё время чтения (с момента наступления «пата») меня мучил вопрос: «Почему бы им, не вступая в непосредственный контакт, просто не обменяться общей информацией, назначить нейтральное место встречи дипломатических миссий (например, в той же Крабовидной туманности через 5 лет) и не разлететься к чёртовой матери в разные стороны?». Чтобы не допустить расчета конечной точки маршрута (не выдать расположения Земли), достаточно несколько раз сменить курс или ускорение. Неужели это так сложно сообразить за несколько суток переговоров? В свете других промахов космонавтов, создаётся впечатление, что в оба экипажа с большим тщанием были отобраны круглые болваны.

Рассказ переполнен ошибками и натяжками. Ну отчего земляне загодя уверены, что инопланетяне испытывают те же затруднения, что они сами? Это инопланетный разум, который вообще может не иметь аналогичных с человеческим мышлением понятий. Вдруг это роботы или разумные кристаллы — экспансивность или ксенофобия вообще могут отсутствовать у них как физическая или психологическая категория. Может, сначала стоит проверить, чем заранее потеть от страха? А может, это корабль цивилизованного сообщества, которое уже благополучно разрешило все затруднения контакта? А почему исследовательский корабль вообще не имеет чётких инструкций, разработанных военными экспертами и дипломатами, на случай контакта? И т.д. и т.п.

Потом далее, насколько вероятна космическая война между двумя цивилизациями, отдалёнными на 1 год (по земному времени) перелёта со сверхсветовой скоростью? Земляне в рассказе летели к месту контакта полгода, значит, примерно столько же находились в пути и инопланетчики. Сначала …дцать лет строить боевой флот, потом …дцать лет искать родную планету противника (который тоже не сидит сложа руки), потом потерять этот флот (вместе с целым поколением первоклассных специалистов в составе экипажей) в кровопролитной схватке за контроль над солнечной системой врага, потом потерять миллионы солдат-десантников для установления контроля над самой планетой, потом потратить массу ресурсов на колонизацию планеты и её адаптацию для человека. Причём, бои придётся вести на вражеской «территории» (где «местное население» все эти годы готовилось к упорной обороне) и без прямой, оперативной связи с родиной (новости и подкрепления будут запаздывать на год) и за счёт жесточайшей экономии собственных ресурсов, которые могли бы пойти на ускорение прогресса. Каких же усилий будет стоить подобная малоперспективная война? Товарищ автор, а не проще ли сразу торговать? Мне кажется, реальная альтернатива ясна и очевидна. Похоже, к такому же выводу пришёл Ефремов в «Сердце змеи», написав не только красивую литературно, но и логически трезвую вещь.

Даже если бы события развивались по благоприятному для землян агрессивному сценарию (начался бой и корабль инопланетян был уничтожен или захвачен), то каковы были бы дальнейшие действия человечества? До самой тепловой смерти Вселенной, трясясь от страха за собственную безопасность, разыскивать и уничтожать обнаруженные цивилизации? Ну не бред ли? Рано или поздно мирное сотрудничество всё равно придётся наладить. Эта нехитрая истина давно уже известна в виде поговорки: «Худой мир лучше доброй войны». Раз инопланетчики так похожи по складу ума на людей, как утверждает автор, то они наверняка на собственном опыте пришли к аналогичному заключению. В рассказе же, по-моему, на практически пустом месте из мухи выдувается огромный слон.

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
И, наконец, почему капитан такая рохля? Как мне кажется, чтобы быть капитаном космического корабля, трудные ситуации и их решения не надо даже предугадывать (как внушает автор) — достаточно уметь вовремя решения принимать. Раз оптимальным выходом из ситуации считалось уничтожение корабля «вероятного противника», нужно было сделать это сразу, а не тянуть кота за хвост. Хорошо, предположим, технически обхитрить пришельцев не получается, но ведь известно, что на их корабле гравитация меньше – значит, они слабее физически и можно попытаться перебить инопланетных космонавтов в рукопашной схватке во время монтажа оборудования.

Особенно меня поразил финал и предложенное автором решение. Где гарантия, что земляне не помрут в инопланетном «троянском коне» от диверсии (например, неизвестного медленного яда или взрыва двигателя) или (если обе стороны играли честно) что оба корабля элементарно не гробанутся по пути домой из-за незнания тонкостей чужих технологий (навигации, ТБ, или правил эксплуатации)?

Ради справедливости надо сказать, что более бестолковые решения «патовых» трудностей в фантастике мне приходилось встречать, но редко.

Кроме того, необходимо особо отметить, что подобным обменом обе команды с треском провалили инкогнито родных планет. Дотошно изучив инопланетный корабль в лабораторных условиях, наверняка можно с высокой точностью установить сектор космоса, где следует вести поиски. По износу двигателя или отдельных его частей можно сделать более-менее точное заключение о времени и режимах его работы. Максимальная скорость корабля известна из его испытаний (или принципа работы двигателя). Умножаем скорость на время и получаем расстояние от места контакта до планеты противника, чертим радиус – получаем сферу поиска. Спектральный класс солнца противника известен (освещение на корабле). Выбираем в сфере поиска звёзды с нужным спектром. С помощью спектрометрии находим системы с кислородными планетами (едва ли их будет слишком много) нужной массы (подскажет сила тяжести на корабле). Далее, изучив примеси и пропорции элементов в составе материалов инопланетного корабля, начинаем отправлять к каждой системе автоматический зонд-разведчик, настроенный на поиск нужных соотношений элементов в составе планет. Максимальное время полёта зонда в оба конца со сверхсветовой скоростью – 2 года. Следовательно, если пренебречь техническими трудностями и разными случайностями, поиск родины инопланетян займёт считанные годы. Провальный финал, ставящий крест на замысле произведения.

Причем, для того чтобы дойти до этих выводов, достаточно воспользоваться простейшими арифметическими расчётами типа «расстояние равно скорости умноженной на время», не в даваясь в тонкости физики. Методика спектрального анализа в астрономии (как и теория космических полётов) разрабатывалась с 19 века и применялась на практике во времена написания рассказа. Значит, никакой скидки на «космический век ещё не наступил — автор не мог знать о таких вещах» быть не должно. Даже грубые прикидки дадут представление о фактической и логической необоснованности рассказа.

Итог: Очередная поделка (очень характерная для НФ первой половины прошлого века) из серии «лишь бы — лишь бы», глупейший, бездарный рассказ. Я ещё понимаю обычную ситуацию, когда фантастику привлекают в качестве инструмента для раскрашивания политики или украшения социальной критики. Но, когда вот так прямолинейно и некрасиво на почве фантастики пытаются обыграть какую-то искусственную ситуацию (причём конъюнктурную) – это уже неприятно. Фантастика, в первую очередь литература, а уж после — приём. Она, по возможности, изначально должна обладать всеми атрибутами литературного произведения и ещё иметь адекватную, собственно «фантастическую» надстройку. Здесь нужно уметь писать особо: вдумчиво, с запасом и оглядкой, подходить к сюжету, ролям действующих лиц, обстановке, логичности и правдоподобию фантастической истории. А не просто копировать земные события, человеческие взгляды и известные факты куда-нибудь «в космос».

Может, данный рассказ и веха в фантастике, но настолько мелкая и кривая, что, пройдя мимо, много не потеряешь.

Стоит прочесть только чтобы понять «ответ» Ефремова.

Оценка: 2
–  [  9  ]  +

Димитр Ангелов «Когда человека не было»

Ny, 19 декабря 2011 г. 11:24

Примечательный роман.

Первый раз познакомился с ним в старших классах школы, случайно взяв в руки какую-то методичку по естествознанию (или как там у них сейчас называется природоведение?) для средних классов. И, надо сказать, не смог оторваться от неё пока не прочитал. Как было интересно! Куски романа, использованные в брошюрке в качестве учебного материала, ясно и доступно шаг за шагом иллюстрировали историю становления человека разумного. «Зашифрованные» по-первобытному имена зверей превращались в отдельную увлекательную игру — нужно было по описанию опознать животное. Тогда я и подумать не мог, что куски текста являются отдельным произведением.

Случайно узнал о романе совсем недавно. Купил, прочитал.

Конечно, впечатления уже не те. Автор явно не был блестящим литератором, да и сама история, кажется, изначально рассчитана на детей — настолько всё упрощено и преадаптированно. Видно логические натяжки и невнятную структуру произведения, несколько неуклюжий язык.

Наибольшей мощью в романе, конечно, обладает только идея наглядной демонстрации эволюции с детальным разбором основных ключевых моментов — здесь Д. Ангелову нельзя не отдать должного. Гениальный ход, вознёсший данный роман над многими аналогичными классическими произведениями. Кроме того, достаточно удачно выбран в меру приключенческий и драматичный сюжет, выгодно и ненавязчиво выстраивающий все необходимые моменты в целостный рассказ. И ещё — книга, несмотря на значительный объём, очень легко читается и усваивается в детском возрасте.

И всё же, это вещь выдающаяся. Я бы сделал её обязательной к прочтению в школе. Тут, помимо основного замысла, уместилось немало наглядно-воспитательных моментов: суровость мира (автор совершенно не смягчает жестоких сцен — добро и зло ещё не появились на свет, а человек уже был), первобытная жизнь без прикрас (сложность существования очень реалистична), эволюция не только тела, но и психики, появление этики. Есть изрядное количество фактических знаний о живой природе, определённый «чёткий» ракурс взгляда на причины прогресса и высокая оценка культурных достижений человека. Книга также несёт в себе значительный антирелигиозный заряд, похоже не созданный автором специально, но весьма отчётливый. Зарождение религии передано так просто и логично, что разом снимает все «сложные», надуманные вопросы (Боюсь, что именно по этой причине в школьную хрестоматию книга не попадёт никогда). В диком мире царит такой жуткий «этический вакуум», что человек невольно должен был придумать себе судью и собеседника, которого потом назвали «бог».

Итог: Замечательная, обязательная к прочтению детская книжка. Тем более важная сейчас, когда изобилие материальных ценностей требует осознанного понимания их исторической «цены». Книга исподволь учит уважать Человека, как результат долгого и трудного пути.

Оценка: 8
–  [  6  ]  +

Виктор Милан «Рукопашный бой»

Ny, 16 декабря 2011 г. 10:13

Наиболее интересная и полнокровная, на мой взгляд, книга о мире боевых роботов.

Прежде всего хочется сказать о переводе. Он ужасен. И во многом благодаря переводу я выставил произведению низкую оценку.

Безусловно, С. Берков заслуживает расстрела за подобную работу — я вообще затрудняюсь назвать какие-либо причины, по которым текст выглядит настолько странно. А ведь человек получил за свою работу деньги! Не скажу что у меня большой опыт переводов, но специальные и научно-популярные тексты изредка приходится переводить на русский, и при чтении зарубежных художественных произведений иногда помимо воли отмечаешь, что здесь, допустим, «сложный» абзац переведён гладко, а здесь — коряво. Так вот, «Рукопашный бой» переведён странно. С отдельными «сложными» участками явно работал человек — они переведены приемлемо, а многие «простые» места — как попало. Такое ощущение, что сначала был сделан машинный перевод, позднее, в самых жутких местах бегло просмотренный корректором и наскоро доработанный переводчиком. В любом случае, книга во многом погублена именно переводом. Странно переведены многие слова из других языков — неужели лень было ну хотя бы в словаре глянуть? Например, «асигару» переписано с английского как «ашигару», хотя есть традиционное написание этого слова для русского языка — я с трудом понял из текста, что речь идёт о солдатах полка «Призраков», управляющих лёгкими машинами. Название боевой машины «Требучет» (и без того редкое) почему-то на русском приведено в ещё более редком французом варианте: «Требюше». Точно так же странно выглядит сноска к испанскому слову (почему-то написанному по-русски) «гуерита», утверждающая, что сие надо понимать как «партизанка». Открыл словарь — нет такого слова в испанском, а партизанка пишется «guerrillera». Возможно, здесь использован жаргон, либо изменённое латиноамериканское слово, либо переводчик напутал с близкими по написанию словами. Таких примеров десятки. Не слишком удачно переведено и само название — тогда уж «Ближний бой» или «Схватка»; «Рукопашный бой» выглядит как название пособия по самообороне и не слишком хорошо передаёт замысел истории. Словом, я в очередной раз убедился, что некоторые переводчики, привлекаемые «Армадой», или крайне ленивы или имеют низкую квалификацию.

Чем же этот роман так хорош?

А многим. Прежде всего, это практически единственная книга из цикла «Боевые роботы» (среди тех, до которых мне, естественно, удалось добраться), которая более-менее целостно и органично отражает человеческую жизнь в фантастическом обществе Будущего. Автор сравнительно хорошо показал нам будни, быт, психологию и различные социальные аспекты войны и мира XXXI века. Такую книгу не удалось написать ни Стакполу, который вынужден работать только с монументальными главными героями истории, ни Кейту, который полностью сосредоточился разнообразных подробностях военных операций, ни многим другим авторам. Нечто похожее смог сделать только Торстон — в первом романа о Эйдене Прайде. «Рукопашный бой», на мой взгляд, обладает наиболее высокой художественной ценностью среди множества книг цикла. Это действительно роман (хотя и посредственный, если сравнивать с книгами «высшей лиги» фантастики), а не хроника или киносценарий. Прочие авторы крайне мало внимания уделяют прорисовке мира: война, политика и немного романтических отношений (или секса) — вот основной рецепт книг «BattleTech» (кстати, мало отличимый от сценариев «презренного» аниме).

Милан сделал гораздо больше. Мы видим целостную историю жизни главной героини, постепенную эволюцию её психики, сложные личные отношения, хорошую (я бы даже сказал — искусную) прорисовку характеров не только основных персонажей, но и многих второстепенных. Персонажи едят, ссорятся, спят, слушают музыку, терзаются страхами, по-разному занимают свой досуг, имеют хобби и маленькие слабости — словом ведут себя как живые люди, чего почти нет у других авторов. В романе Милана есть религия, есть трущобы большого города, нужда, преступность, народные праздники. Здесь чётко выражен национальный колорит — японец выглядит японцем, европеец — европейцем, солдаты «Кабальерос» разных наций — цыганским табором. Используются характерные слова, поведение, ритуалы, привычки. Здесь видна настоящая жизнь наёмного соединения: дефицит запчастей, проблемы с обучением и кадровым составом, экзотическая иерархия, родственные связи, невосполнимость утрат, дух военного братства. И опять же, «Кабальерос» — это живые люди, которые влюбляются, женятся, воспитывают детей, презирают чужаков, берут с собой в битву талисманы и т.п. Их пилоты выходцы из простонародья, академиев не кончали: тихая мать троих детей может управлять артиллерийским мехом, дикий индеец — водить робота-разведчика, эмансипированная блондинка — командир роты, рабби и патер — могут сражаться бок о бок, а простой парень-пастух — пилотировать громадного штурмового «Повелителя битв». Здесь сержант может быть допущен на совет офицеров, только потому, что ему привиделась святая Дева Мария — покровительница полка «Кабальерос». Всё это довольно ярко, зримо, выпукло — с должной долей правдоподобия, иронии, безумия, и фантазии.

Неплохо удались центральные фигуры книги. Разведчица-диверсантка Кассиопея почти не выглядит супергероем — это лицедейка, настоящая актриса и мастер боевых искусств, которая точно знает где можно рискнуть, а когда отступить. Как противовес поразительным навыкам этой героини выступает больная, неустойчивая психика. Ей постоянно приходится держать себя в руках, чтобы не спятить окончательно. Что касается уничтожения военной техники практически голыми руками — здесь есть некоторый «перегиб», но по крупному, тактика Кассиопеи гораздо более логична и продуктивна, чем способы атаки на боевых роботов у тех же элементалов. Мне вообще, честно сказать, любопытно до крайности какой дурак предложил именно такой идиотский способ (как в книгах Стакпола, например) боя бронированной пехоты с мехами? Стоит 5 минут подумать, чтобы обнаружить более эффективные возможности нападения пехоты Кланов на боевые роботы.

Хорош и лорд Курита — «дядюшка Ченди». Культурный капиталист, тонкий политический игрок и амбициозный правитель собственной маленькой империи. Первое впечатление (розовый беззащитный пупс, хе-хе) обманчиво. Только в финале понимаешь, как ловко хитрый Курита лёгкими щелчками подталкивал фигурки смертельной «шахматной» партии к нужным ему ходам. Порядочность этого персонажа тоже вызывает симпатию — несмотря на тщательно подготовленную в верхах Синдиката и «за кулисами» якудзи «грязную» историю, в которую влип «дядюшка», ему удалось не только выйти сухим из воды, но и предоставить каждому из действующих лиц поступить в лад со своими убеждениями, не уронив достоинства.

Неплохо подан образ командира «Кабальерос» — Карлоса Камачо. Солдат старой закалки, прошедший гражданскую войну в Лиге Свободных Миров, утративший дом, семью, цель в жизни, он продолжает существовать по инерции. Старший Камачо почему-то напомнил мне испанских республиканцев Второй Мировой.

Любопытной фигурой оказалась командир «Призраков» Элеонора Шимацу. Эдакая бой-баба — коня на скаку остановит и т.п. Экзотическая «внешняя» смесь из офицера Империи Драконис (со всей их спесью), невольного пособника якудзи (с их клановостью и послушанием) и уличной преступницы не может скрыть харАктерную, но ещё слишком молодую и неопытную житейски, женщину, потрясённую несправедливостью мира. Да, именно так! Верная приказу, наводя орудия на боевого робота своей подруги Кали в финале 5 главы, она чисто по-женски начинает реветь в голос. Жаль, что солдатам Синдиката автор в целом уделил так мало внимания.

Помимо линии основных персонажей, автор ухитрился добавить в роман и шпионскую интригу, и упомянуть о последних событиях во Внутренней Сфере, и рассказать о прошлом «Кабальерос», продемонстрировать конфликт поколений. Замечательно, я бы сказал «точно», если это слово применимо к фантастике, изображены сражения. Милан сделал упор на ощущениях пилота «меха», а не на его действиях — и выиграл. Короткие, быстрые но одновременно страшные своей противоречивостью и сильные по психологическому накалу, сценки отдельных столкновений громадных роботов посреди мегаполиса хорошо подкрашены индивидуальностью персонажей. По сравнению с книгами того же Кейта и многих, многих других — земля и небо: они, вообще не сумели убедительно показать своих героев во время боя, сведя всё к наведению прицела и уточнениям куда именно попал снаряд. Автор не забывает обновлять и атмосферу — она своя в каждой из глав: опасение сменяется оптимизмом и снова тревогой, духовное родство «Кабальерос» и «Призраков» во время мира оборачивается разрушительной и отчаянной схваткой, где каждая из сторон просто выполняет свой долг, а души обгорают не хуже тел в кабинах «мехов». Даже погода влияет на восприятие истории — момент, когда в канун праздника пошёл снег, а на центр горящего города не упало и снежинки, ещё долго вспоминался мне после прочтения романа.

Естественно, не обошлось без недостатков.

Роман в чём-то получился легковесным, достаточно предсказуемым и во многом поверхностным. Хорошо, что эти детали всё же не превалируют. Несмотря на серьёзную детализацию, часть событий и эпизодов выглядит наигранными, наивно-детскими. Бросается в глаза совершенно неправдоподобное противостояние разведки «Кабальерос» и местной контрразведки — ОДОНа. Особенно дико смотрится последняя сцена, в которой главная героиня, силой пробивается к «серому кардиналу» Нинью, чтобы предоставить ему свидетельства невиновности владельца «Хашиман Таро» — словно врезка из фильма «Убить Билла». Сюжет тоже особо оригинальным назвать нельзя — «Сын полка» на американский манер — знаем, проходили. Есть и мелкие недочёты вроде отдельных шаблонных персонажей, характерных сцен-клише, повторов и т.п. Всё это скажется в последующих томах истории — они гораздо слабее. Приключения Кэсси принимают там совсем фантастический, неправдоподобный вид и становятся скучными.

Итог: Крепенький приключенческий роман-боевик. Читабельный, но изрядно покалеченный переводчиком. Неплохо проработанный, в чём-то даже красивый, но закономерно-предсказуемый. Для серии «BattleTech» — выдающееся произведение, успех автора, читать обязательно.

P.S. А какой бы получился фильм! В меру попсовый, в меру пафосный, в меру жестокий, достаточно интересный и очень зрелищный. Вот где можно было развернуться со спецэффектами так, что «Аватар» позавидовал бы! Здесь есть десятки ролей для самых разных актёров и масса работы для хорошего звукорежиссёра — от возможности сделать «Песню Пэтси» до необходимости подбора атмосферного звука и музыкальных тем к множеству разнообразных сцен. Каскадёры и постановщики драк тоже не остались бы в стороне. Да, помечтать не вредно...

Оценка: 7
–  [  3  ]  +

Айзек Азимов «Они не прилетят»

Ny, 12 декабря 2011 г. 06:43

Очередной глупый рассказ, который спасает только год написания.

А простите, уважаемый автор, где ещё проводить испытания? И, собственно, почему этот факт как-то должен помешать человечеству по мере развития техники перенести подобные эксперименты в ближний космос (что опять же далеко не «гут»)? Маленький ребёнок тоже сначала какает прямо под себя. Почему-то Бертольда Шварца «глупым ослом» по той же причине до сих пор никто не назвал...

Странно, что такой популяризатор науки, как Азимов, не стал учитывать этот момент. Ну не бывает развития без ущерба и опасности. В древние времена выделка кожи, красители и свинцовые водопроводы сильно загрязняли окружающую среду, в средние века добавилась проблема нечистот, в современности — оружие массового поражения, химическое загрязнение, выбросы в атмосферу и свалки. Но человечество не стоит на месте и активно пытается свести негативные последствия прогресса к минимуму. В результате «развитые инопланетяне» из рассказа выглядят узколобыми бюрократами, а не посвящёнными и опытными «наставниками». Вот ведь какие молодцы — наблюдают, учитывают, а рассказать, помочь — в лом.

Тон рассказа несколько извиняют его притчеобразность, и желание автора во чтобы то ни стало (пренебрегая всеми «но») поставить проблему атомного оружия остро — международная обстановка тогда могла в любой момент обернуться Третьей мировой войной.

Яркий, но чрезмерно одиозный и неглубокий рассказ.

Оценка: 5
–  [  16  ]  +

Роберт Шекли «Пушка, которая не бабахает»

Ny, 12 декабря 2011 г. 05:22

Глупый рассказ.

У Шекли почти всегда так — или оригинальный угол зрения на события скрывает все недостатки, или из рассказа начинают выглядывать корявости и он превращается в нелепицу. Вместе с издёвкой над судьбой главных персонажей это всегда мешало мне гладко воспринимать произведения автора.

Вот и опять... Шутки-шутками, но юмор должен тонко сочетаться с обстановкой и логикой событий — а здесь сразу по ходу чтения начинаешь удивляться: космонавт не взял с собой иного оружия, кроме экспериментального дезинтегратора? Почему опытный образец отрегулирован на максимальную мощность и дальность? Почему бы не отстрелить «собаке» лапы или заднюю часть туловища, чтобы она завизжала? Почему на корабле нет автоматического маяка, дающего в эфир «SOS» при сильных повреждениях космического аппарата? Автор не смог (похоже, не особенно-то и старался) удачно замаскировать все нестыковки — это сильно портит впечатление.

Таких «кривых» одноразовых рассказов у Шекли десятки — то про неудобный скафандр, то про опасное оружие, то про дурацкие инструкции. Как предостережение рассказ мог бы ещё смотреться, если бы не тот факт, что предостережение уже давно услышано — достаточно взглянуть в любую брошюру по ТБ, которая касается оружия.

Подобные опусы больше годны для детских журналов, чем для «взрослых» юмористических сборников.

Дополнено 27.08.2013

Был не прав. Автор в очередной раз показал мне, что в его рассказы заложено несколько больше, чем можно увидеть сразу. Так, я, начавший самостоятельно думать уже после прекращения гонки ядерных вооружений, не смог сходу понять, что под видом совершенного оружия здесь скрывается образ оружия абсолютного. Оружия, способного быстро и тихо уничтожить не только любого врага, но и вообще всё вокруг, включая своего владельца. Развязка только кажется нелепой — на самом деле она предостерегает от погони за разрушением и показывает в каком положении окажется человек, нажавший на спуск «абсолютного оружия».

Рассказ сработал именно так, как и должен был — я удивился нелепости нового изобретения (подумаешь, мощный пистолет!), совершенно не восприняв предостережения и поняв всё буквально. Значит, даже в XXI веке нужны старые рассказы Шекли, раз уж и моё поколение не разучилось думать по-старому.

Оценка: 9
–  [  2  ]  +

Блейн Ли Пардоу «Двойная игра»

Ny, 28 ноября 2011 г. 12:54

Ещё одна довольно низкопробная книга-поделка. «Операция Горец» была несколько интереснее.

Сюжет годится исключительно для боевичка-однодневки: «Красная армия» (читай — «Горцы») всех сильней, мой танк самый быстрый, самый проходимый и т.п. Проработка персонажей неудовлетворительная — только отдельные воины-Ягуары получились сколь-нибудь самостоятельными и подходящими к образу, зато сфероиды почти не прописаны. Описание сцен, мест, природы, боёв, технических подробностей лишь обозначено — никакой конкретики. Любой детали уделяется не более нескольких строк. Межличностные отношения показаны прямолинейно и безыскусно.

Художественные достоинства текста крайне низкие — нет красивой атмосферы, нет уместного пафоса, нет художественной реалистичности. Замысел книги провальный: выдумка-выдумкой, но настолько примитивно объяснить военные успехи «Горцев» — просто глупо. Похоже, что автору было лень выдумывать что-то оригинальное.

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
Конечно, клановцы — полные дураки и не могут отличить десантные дроп-шипы, построенные во Внутренней сфере, от собственных. А ведь на этом основана основная интрига! Как таким идиотам вообще удалось хоть что-то завоевать?

В этом романе автор свёл богатый потенциал (политика, харизматичные герои, столкновение культур, сложные военные операции) романов «BattleTech» к узкой форме квеста-стрелялки. Что-то подобное у нас пишет Алекс Орлов, но получается у него гораздо увлекательнее. Книга быстро читается и так же быстро забывается.

Оценка: 4
–  [  1  ]  +

Майкл Стэкпол «Смертоносное наследство»

Ny, 21 ноября 2011 г. 11:48

Роман значительно разочаровал. Я ожидал от первой книги эпопеи нечто выдающееся. А получил довольно сухую хронику с минимумом литературной обработки...

Вместо вводных данных о мире Будущего, создания грозных признаков наступления Кланов, кропотливого формирования «портретов» основных действующих лиц автор быстренько расставил фигурки персонажей по шахматной доске, черкнул десяток эпизодов, кратко характеризующих их и приспустил к описанию конфликта.

Это работа сценариста, а не писателя.

Нет ни ощущения надвигающейся катастрофы, ни гнетущей атмосферы военных поражений Внутренней Сферы, ни какой-то особой загадочности Кланов. А язык? Не знаю что там у переводчика с профессионализмом, но фразы типа «...и ужас вскипел у него в кишках...» вызывают желание дико расхохотаться, вместо переживаний за главного героя. С логикой у персонажей тоже не всё в порядке: когда военный регент Анастасий Фохт (пожилой человек с огромным опытом) начал, глядя на только на изображение вражеской боевой машины, рассказывать какую-то дичь про то, что генерала Керенского съели пришельцы и, приняв облик армии Звёздной Лиги, готовят вторжение — я решил что это гэг такой. Но оказалось, автор пишет вполне серьёзно.

Итог: Стакпол начал цикл до смешного коряво и примитивно, не сумев должным образом подать завязку действия и красиво начать все интриги сюжета (разве что появление Наташи Керенской на ритуале принятия Фелана в Клан Волка было обставлено приемлемо). Книга напоминает фрагменты кинохроники, а не литературное произведение как таковое. У отдельных эпизодов нет ни завязки, ни окончания. Персонажи поданы без какого-либо предварительного «знакомства» с читателем. В результате многие вещи, о которых идёт речь, на первый взгляд совершенно не понятны. Книга практически не читабельна без дополнительной информации.

Относительно высокую оценку выставил с учётом общей авторской задачи, которая стояла перед Стакполом, — создать «каркас» сюжетной линии цикла. С ней он справился удовлетворительно.

Оценка: 5
–  [  2  ]  +

Джей Х. Уильямс «Хищник»

Ny, 28 октября 2011 г. 06:57

Очень простой, безыскусный, почти прямолинейный рассказ.

Эдакая попытка показать человеческое невежество в инопланетной экологии, завязав нехитрый узелок загадки, на которой строится действие. Одновременно чётко подано убеждение, сейчас кажущееся уже наивным, что «во Вселенной мы не одиноки». Таких вещей пруд пруди.

Единственное, что показалось примечательным — кажется, данный рассказ лёг в основу сценария для замечательного двухсерийного мультфильма Г. Тищенко «Вампиры Геоны». Очень похожая ситуация. Однако, в мультфильме фантастическая сторона загадки проявилась гораздо ярче, а экологическая — глубже и интереснее.

После него рассказ смотрится весьма блёкло.

Оценка: 4
–  [  9  ]  +

Брайан Олдисс «Слюнное дерево»

Ny, 21 октября 2011 г. 10:16

Прочитал и удивился — это же пересказ лавкравтовского рассказа 1927 года «Цвет из иных миров». Причём, пересказ практически (в отношении сюжета) прямой...

Ну добавил автор любовную линию и мистический сон героя, ну попытался втиснуть в рассказ какие-то метафилософские рассуждения, ну попытался копировать Уэллса, а ничего хорошего не получилось.

У Лавкрафта текст был ёмкий, атмосферный и лаконичный. Здесь же архаика построения сюжета сочетается с затянутым изложением и околонаучными гипотезами а-ля Герберт Уэллс. Действие в этой каше просто тонет. Интересной показалась только реакция людей начала XX века на инопланетное вторжение.

В целом всё это смотрится очень вторично и как-то искусственно.

Оценка: 4
–  [  14  ]  +

Октавия Батлер «Мы все — одна семья...»

Ny, 20 октября 2011 г. 07:59

Рассказ, на мой взгляд, столь же оригинален, как и отвратителен. Но автору нельзя не отдать должного — всё правильно. Крайняя «неаппетитность» здесь совершенна оправдана сложным этическим противоречием (что, как мне кажется, не так-то уж часто встречается). И всё же высокий балл поставить не могу — не нравится рассказ! Хотя нужно бы поставить десятку — это настоящая сложная и интересная ксенофантастика. Дать однозначную оценку ситуации очень непросто.

С одной стороны, мы видим в рассказе чёткую тенденцию к деградации человеческой колонии. Во-первых, как ни крути, Тлики являются паразитами (о симбиозе речи не идёт — выгоду от совместного сосуществования получают только аборигены-инопланетяне). Они физически, биохимически (вспомним «укусы» и неоплодотворённые яйца, изменяющие гормональный баланс человека) и юридически управляют человеческим обществом, регулируя почти все аспекты жизни, подавляя всякий намёк на самостоятельность. Люди с каждым поколением всё больше начинают зависеть от «опеки» инопланетян. Предыдущие «жертвы» Тликов неспроста выработали способность губить их кладку внутри собственного тела. Во-вторых, колонистам активно навязывается чуждое поведение, инопланетная мораль, неестественное воспитание. Как видно, не все члены общества воспринимают это положительно, но «думающих» становится всё меньше. Люди теряют знания — от уровня межзвёздных перелётов они скатились к уровню натурального хозяйства и примитивной техники. В-третьих, люди всё же содержатся на положении пленников — в резервациях. В значительной степени это обусловлено агрессивным поведением большинства Тликов в период размножения, но тем не менее четко говорит об отсутствии настоящего равноправного общества. Да и сам процесс подселения и инкубации потомства инопланетян — это акт насилия над человеческой природой, в какой бы моральной и психологической обстановке он ни проходил.

С другой стороны, автору удалось к банально, много раз обыгранной в фантастике, модели «паразит-жертва» приложить нетривиальную этическую проблему. Действительно, должен ли человек в этой ситуации, проявляя гуманизм, предоставить инопланетянину ресурсы своего организма или нет? Ведь без человеческого участия они просто вымрут. Тлики многое простили людям и постарались (сложно сказать насколько успешно) по-настоящему сродниться с ними, обеспечивая приемлемое существование обоим видам разумных существ. Тем более, проиграв захватническую войну, люди полностью оказались во власти аборигенов — и те проявили гуманность (правда, весьма утилитарную).

Учитывая это, выбор героя сложен...

Он одновременно проявляет участие к своей покровительнице, которая искренне тратит усилия на установление хороших взаимоотношений (если это так можно назвать при паразитизме) и, вместе с тем, жертвуя собой, даёт возможность другим членам своей семьи избежать кошмара положения «жертвы», который ему внезапно открылся.

Что же ждёт население этой планеты?

Автор не сказала последнего слова. Из данной ситуации может возникнуть кровавый мятеж, после которого люди получат свободу либо окончательно обретут роль «живых инкубаторов». Или будет найден настоящий разумный и равносторонний компромисс: «Паразитизм — первый этап на пути к симбиозу», как гласит одна гипотеза.

Оценка: 6
–  [  7  ]  +

Роберт И. Говард «Сумерки Ксутала»

Ny, 12 сентября 2011 г. 06:36

Ну и муть!

Великий Конан, с которого всё как с гуся вода, посетил очередной заброшенный город, опять ухайдокал очередного монстра, спас очередную красавицу, опять трупы «плавали в луже крови и мозгов», опять «её обнажённое тело светилось белизной кожи»...

Нехитрые приключения из-под копирки, кровь, насилие, секс.

Эдакий фентезийно-приключенческий гамбургер — проглотить и забыть.

Оценка: 3
–  [  18  ]  +

Ганс Христиан Андерсен «Оле-Лукойе»

Ny, 22 августа 2011 г. 10:30

Надо сказать, я мало чего так боялся в детстве, как «прекрасных сказок доброго датского писателя Андерсона». Не знаю, кто решил, что все эти истории с массой противоестественных и крайне неприятных подробностей относятся к «чудесным» детским сказкам, но я совершенно с ним не согласен.

Детская сказка, как мне думается, должна быть нарочно доброй. Сказочное Добро обязано торжествовать над Злом, показывая ребёнку пример и формируя у него представление о незыблемой победе положительного начала. Истории Андерсона за редким исключением наполнены фатализмом, пессимизмом, преобладанием греховного над праведным, жестокими карами за проступки и желания. Эти «сказки» больше передают реальный мир в фантастической оболочке, но без смягчающих вуалей – они предназначены для подростков, взрослых, и никак не для детей. Торжество Добра в них занимает весьма скромное место – главным образом, в качестве вселенской печали по ушедшему или потерянному благу. И уж никогда настоящая сказка не должна пугать ребёнка триумфом враждебных человеку сил и так, как у Андерсона, давить атмосферой надвигающегося несчастья. Он даже в счастливый конец ухитрялся подсыпать соли: «Там Трубочист и Пастушка стояли вместе. Пока не разбились». Конечно, красота, доброта, любовь присутствуют в андерсоновских историях, однако чистые души положительных героев сказки прямо-таки горят в аду настоящей «взрослой» реальности.

Перечитав недавно сборник произведений Андерсона и познакомившись подробнее с его судьбой, я сейчас многое принял и простил ему. Тем не менее, тот маленький «я» из детства никогда не назовёт знаменитого датчанина другом. Тогда у меня в голове не укладывались (и сейчас укладываются плохо): ведьма, озолотившая солдата, и зарубленная им ради старого огнива; отрезанный язычок Русалочки; отрубленные ножки с красными башмаками; похлёбка из мышиных хвостов; бредовая свадьба Крота и Дюймовочки; замерзающий Гадкий Утёнок; сгоревшие Солдатик и Балерина; иголка, ржавеющая в водосточной трубе и многое другое. Ты был смел, сказочник, и ты был прав, но ты написал над своими строками «для детей», метким броском через время отправив свою изломанную жизнь прямо в моё безоблачное детство. И за это я тебя не люблю.

И до сих пор единственным, по-настоящему вызывающим неприязнь, персонажем останется Оле-Лукойе. Ненормальный тип с волшебной клизмой, по ночам брызгающий детям в глаза маковое молоко, — это что-то недоброе, какой-то инкуб. Не вижу я в нём доброго духа снов!

Несмотря на удивительную фантазию автора, на вложенный им в каждую историю смысл, на прекрасное воплощение отдельных тем, я не могу назвать сказки Андерсона хорошими детскими сказками.

Оценка: 2
–  [  1  ]  +

Карл Фредерик «Скорость жизни»

Ny, 14 июня 2011 г. 07:17

Как-то очень сдержано написано.

Персонажи, словно толкиеновские эльфы, ведут разговоры только о возвышенном: быть или не быть, тварь я дрожащая или как?

Не чувствуется в них жизни — это бумажные фигурки с заданными параметрами, которые автор двигает по доске сюжета.

Идея хороша, но её наполнение — пшик. Ну, предположим, нейромедиаторы-энантиомеры и что? Где описание (хотя бы обоснование) химического механизма ускорения нервной системы? Почему автор решил, что изомеры дадут какое-то преимущество их владельцу? Где доказательства?

В рассказе, кроме терминов, их краткой расшифровки и описания эффекта, нет никакой научной составляющей. Остальное — просто слова.

Итог: довольно блёклый фантик без конфетки.

Оценка: 4
–  [  5  ]  +

Дэвид Бартелл «Спелеонавты»

Ny, 14 июня 2011 г. 06:54

Занимательный рассказ об освоении космоса. С точки зрения технических подробностей.

Но как очень часто бывает, автор слишком много внимания уделил действию, рассказывая о работе космических спелеологов, совершенно подчас оставляя в стороне объяснения происходящих событий. Конечно, «на пыльных тропинках... останутся наши следы», «служба и опасна и трудна» и «как вечным огнём сияет днём, вершина изумрудным льдом», но, товарищ автор, где связь между событиями и зачем вообще всё это было затеяно? Кто такие главные герои? Что ими движет в жизни? Почему они покинули Каллисто, если учёных нужно было постоянно курировать? По какой общей причине погибли планетологи? Почему такая загадочность? В чём суть случившегося? А оно вообще было надо? И т.д. и т.п. Из-за подобных вопросов, встающих по ходу действия, события не выглядят мотивированными и логичными. Кроме того, рассказу, как я уже говорил, остро не хватает некой концептуальной «оси», на которую можно было бы нанизать события и убрать общую хаотичность.

Словом, над литературной стороной дела Д. Бартеллу ещё нужно поработать.

Оценка: 5
–  [  4  ]  +

Павел Кузьменко «Система Ада»

Ny, 30 мая 2011 г. 09:43

Любопытная книга.

Относиться к ней можно по-разному, но скучной она точно не покажется.

Прежде всего, мне очень мало попадалось вот таких «спелеологических» книг. Кроме небольших эпизодов «гуляния» по пещерам в разных романах и мелких рассказов-ужастиков, могу назвать единственное знакомое произведение, построенное на аналогичной основе – «Семь подземных королей» Волкова (хотя, у Булычева тоже есть «пещерная» повесть — «Подземная лодка»). По увлекательности и оригинальности мира «Система Ада», на мой взгляд, не уступит знаменитой детской книжке, хотя произведение Кузьменко наполнено совсем иным содержанием.

Роман безусловно интересен и героями, и узнаваемой обстановкой на поверхности, и отголосками чеченской войны, очень хорошо воспроизводящими своеобразную атмосферу 90-ых годов. Главные персонажи романа вообще оказались практически моими сверстниками, с соответствующим набором проблем, увлечений, привычек и с очень сходным мировоззрением. А самое страшное (при чтении волосы пару раз вставали дыбом) и почти магическое совпадение пришлось на имена и фамилии некоторых знакомых – настолько незначительными были различия. Дело здесь не в капризной случайности, а в том, насколько удачно автору удалось зафиксировать тонкости определённого периода жизни российского общества. Не могу не отметить это большим плюсом.

О самой истории можно говорить долго. Здесь, как мне кажется, даже сложно определить жанр. Достаточно «бытовая» завязка, вытекающая из обычнейшего (с поправкой на увлечение пещерами) по тем временам желания персонажей «пересидеть» призыв в армию, переходя к основному действию, оборачивается к читателю то приключенческим боком, то стороной драмы, а то превращается в безумный фарс. Роман пересыпан юмористическими вставками, которые выгодно и значимо подчеркивают не только абсурдность комичных ситуаций, но и очень уместно, на мой взгляд, оттеняют действительно страшные вещи. В юморе этого произведения нет прямого цинизма – он предельно конструктивен: ведь мы действительно почти перестали замечать страшное в смешном, а смешное – в страшном. Финал исключительно удачен уже одной своей трагикомичностью, силён и плотно сопряжён с основным действием.

Роман носит в себе изрядное количество знаков и буквально пронизан разными мотивами. Здесь достаточно подробно рассмотрен комплекс проблем, встающий перед молодёжью. Причём проблемы эти взаимодействуют по ходу сюжета с распространёнными чертами характера современного молодого человека, раскрывая их. Роман грубо, настойчиво (даже, возможно, неприятно) намекает, что беззаботная жизнь под крылом родителей скоро кончится, что бегство от проблемы не решает самой проблемы, что «судьба – суровая баба», а градус дури и абсурда в России целиком и полностью зависит от личного вклада каждого гражданина и является, в конечном счёте, коллективной заслугой населения. Чрезвычайно понравилось само «подгорное царство» как образ спрессованной истории нашего государства. Вот на поверхности уже наступило новое время – сменились власть, политика, порядок, свободы. А отголоски событий, скрытые предпосылки сегодняшних дней и живые ещё деятели прячутся где-то в тени подземных нор совсем рядом. Они никуда не исчезли и могут увлечь тебя самым непредсказуемым образом в любой момент. Интересной, символичной фигурой оказался и Крот – эдакий проводник в Прошлое, творящий настоящее. Замечательно передана судьба главных героев, которых бредовое общество сразу же начало пробовать «на зуб» в своих жерновах. Кто-то поплыл по течению, приняв правила игры; кто-то потерял разум или погиб; а кто-то как всегда оказался в родстве с Большой Шишкой.

Кое-что, конечно, забылось (прошло почти 10 лет с момента прочтения) – мне сейчас будет трудно поставить объективную оценку и что-то внятное сказать, например, о языке. Тем не менее, на основном сером фоне российской фантастики, прочитанной в студенчестве, эта книга осталась для меня ярким пятном. Старшему поколению она, вероятно, будет не слишком любопытна, но в моём случае автор точно попал в мишень.

Оценка: 8
–  [  3  ]  +

Кир Булычев «Терпение и труд»

Ny, 24 мая 2011 г. 12:35

Обычнейший рассказ про социальный эксперимент.

Жаль, что здесь почти нет фирменной Булычевской иронии, подчас превращающей заурядную историю в забавное происшествие или юмореску. Отсутствует и меткое бытописание, нередко присущее автору. Бедноват язык, персонажи бледноваты. Идея рассказа любопытна, но как-то вяло представлена.

Словом, ловить особо нечего — средняя, проходная вещь, написанная на скорую руку.

Что-то я большего ожидал при такой многообещающей завязке.

Оценка: 6
–  [  6  ]  +

Межавторский цикл «Saga of the Gray Death Legion 2»

Ny, 19 мая 2011 г. 10:57

Вторая часть истории о Сером Легионе Смерти, как и первая, читалась долго, с трудом.

Ощущения остались не слишком приятные. Такие книги, действительно, лучше читать лет в 15, когда в глаза бросаются только приключения, перестрелки и пафос.

Не мастак я писать структурированные отзывы. Больше хочется поделиться впечатлениями.

Нельзя сказать, что Уильям Кейт совсем плохо поработал (как-никак он специализируется именно на теме гигантских боевых машин), но и назвать данный цикл романов «хорошим» язык не поворачивается. Скорее всего, романы, посвящённые Вселенной «BattleTech» стали пробным камнем (или первым блином) этого автора.

В первую очередь, раздражает авторский способ рассказывать историю: Кейт нередко начинает описывать какую-нибудь сцену, быстро перескакивает с действия на мысли очередного героя, потом на сиюминутную политику, а на закуску делает краткий исторический экскурс, умещая всё страниц в 5, после чего первоначальная сценка доигрывается. И вспоминаешь: «Ах, да! Идёт же бой.»

Вторая отличительная авторская черта — обсасывание мотивов «Легион опять подставили» и «мне нужна планета, где живет Серый Легион Смерти» из книги в книгу. Первый раз, если мне память не изменяет, подставили ещё отца Грейсона Карлайла (с чего и началась история «Легиона») и далее в каждом из шести романов это дело повторяется сызнова. Сколько можно-то?! Да и редкостная нелогичность (даже глупость) военно-политических авантюр в романах изрядно отравляет чтение. Чего только стоит совершенно идиотский план регента Ком-Стар Рашана по овладению планетой Хельм из «Цены славы» или нерациональный план операции «Экскалибур» по захвату Гленгарри. Мало того, что они однотипны по замыслу (фантазии автору не хватило?) так оба ещё и жутко затратны по исполнению, что вообще ставит под сомнение какую-либо реальность подобных прожектов даже в условиях выдуманного мира.

В-третьих, к моему удивлению, во всех произведениях виден дикий контраст между заявленным и реально осуществлённым. Вероятно, автора сковывали какие-то ограничения, оговоренные заказчиком – так я могу объяснить для себя явную несуразицу прочитанного. Достаточно просмотреть введение к самому первому роману о Легионе — «Битве», чтобы понять, что во главу угла всего цикла были положены политика и феодальные черты общества Будущего, но отнюдь не реалистичность – это коснулось и военной техники. Вот Кейт описывает технологии XXXI века: межзвёздная связь, спутники-шпионы, миомерные волокна, портативные атомные реакторы, лазерное и плазменное оружие, подпространственные двигатели, терраформирование и т.п. — всё это в повседневном обиходе, как сотовые телефоны. И тут же рядом какая-то дичь: роботы, которые по идее должны перемещаться с помощью искусственных мышц, почему-то завывают сервоприводами и снабжены какими-то ещё «двигателями»; при потрясающих возможностях систем наблюдения и связи, системы захвата цели и ведения огня эффективны на расстоянии не более нескольких сотен метров; на столичных планетах существуют огромные научные центры, но за десятки веков (!) образцы вооружений и техники не только не изменились, но даже ухудшились. Как вам видеомониторы (электронно-лучевые? в 31 веке?), взрывающиеся при аварии и осыпающие пилота осколками стекла, или отсутствие устойчивой связи из-за помех (про оцифровку сигналов автор, видимо, ничего не знал) или латунные гильзы унитарных боеприпасов к автопушке (в 31 веке?!) боевого робота? А «эстонская» динамика боёв? Машины иногда успевают обменяться десятком залпов или только сблизиться на расстояние рукопашной схватки, как узнаёшь, что оказывается прошло 10-15 минут (при заявленных скоростях боевых роботов от 60 до 100 км)! Даже не буду перечислять — книги под завязку набиты такими контрастами. Совершенно непонятно, почему одни технические направления так развиты, если научная и производственная база не способна обеспечить другие. Не менее нелепы некоторые объяснения принципов работы оружия или событий. Например, протонно-ионные излучатели стреляют именно высокотемпературной плазмой (чем автору не понравилась низкотемпературная?), т.е. раскалённой до температуры звёздного ядра: да это пострашней атомного взрыва будет. После вылета плазменного сгустка из магнитного поля всё и вся вокруг просто обратиться в пар, включая машину самого стрелка. Кроме того, желание автора «подыграть» своим героям иногда лезет в глаза: боевые роботы легионеров перестают перегреваться, когда требуется совершить что-то героическое, или враг вдруг в самый ответственный момент теряет выдержку, терпение, безупречно демонстрировавшееся им ранее. Хотя нужно отметить, что в книгах второй трилогии это происходить гораздо менее отчётливо, чем в первых романах.

Наконец, подход автора к планированию и ведению военных действий XXXI века, сразил меня наповал. Это просто мрак! Я прекрасно понимаю, что хорошо ругать и трудно придумывать, но, читая Кейта, создаётся ощущение полной утраты человечеством (в лице героев книг) всего военного опыта. Таких вещей как штабная работа, постановка боевой задачи, боевое донесение, оперативный резерв, тактическое взаимодействие родов войск и т.п. в книгах почти не существует. Старший командир (обычно в ранге майора или полковника, хотя попадаются даже маршалы) полчаса смотрит на карту (видимо запоминает где «белые»), потом лично садиться за рычаги боевой машины, кричит «За мной!» и одерживает победу в стиле Чапаева. Трындец! Так воевали в только те времена, когда командовать приходилось огромным числом низкодисциплинированных и слабоорганизованных бойцов. Возможности техники в книгах позволяют в режиме реального времени (!) воспроизводить бой на карте, мгновенно получать и передавать исчерпывающую (!) информацию о цели (иногда — вплоть до марки и года выпуска отдельных частей механизма!!!) и своевременно отдавать команды с учётом изменений обстановки. Пилоты роботов (опять же, как описано в книгах) готовятся к своему ремеслу годами, некоторые имеют даже высшее техническое образование. Вопросам тактики в их подготовке уделяется превалирующее внимание. Всё это в разы должно облегчать принятие тактических и оперативных решений командира старшего звена, сводя сложность командования полком или бригадой (например, современной бронетехники) до уровня сложности командования взводом. Однако! Гениальные полководцы Кейта считают, что командир способен выиграть битву, только находясь в гуще боя. Единственное исключение – Брандел Гарет, но он все свои сражения против «Легиона» проиграл :smile:. Автор или бесконечно далёк от военных реалий или я чего-то не понимаю. Лучше бы его герои читали Гудериана и Фуллера, а не Клаузевица и Сунь-Цзы (того, который древний :smile:), ибо офицеры из книг практически не пользуются возможностями, имеющимися в распоряжении боевых машин, и владеют лишь основами тактического искусства. Господи, да если уж авторитет командира играет такую важную роль, что ему приходится возглавлять войска в бою, то почему бы за оперативный пульт командования сражением не посадить офицера-координатора?! И этого в книгах почти нет. Я бы посмотрел на полковника, которому одновременно приходится отдавать приказы сражающимся батальонам, курировать действия отдельных рот на важнейших направлениях, подгонять тыловое обеспечение, выслушивать доклады разведки, отдавать команды артиллеристам и указывать цели для авиации, держать в голове план боя, успевать раздумывать над действиями противника и при этом ещё управлять собственным боевым роботом, что само по себе даже в компьютерной игре (где всё предельно упрощено) достаточно непросто. У Кейта такая несуразица сплошь и рядом: он почему-то не чувствует технической «почвы» фантастического произведения, отрывая тактику и характер боя от возможностей боевых средств и прочей механики, в буквальном смысле опуская своих героев в Средневековье. Почти каждый, изобретённый ещё греческими стратегами, элементарный тактический ход (например, обход с фланга) преподносится автором словно гениальное озарение персонажа из книги. Ладно, критика сражений в фантастических романах сродни борьбы с ветряными мельницами — бесполезное занятие. Скорее всего, это следствие работы «на заказ», по шаблону, допускающему лишь ТАКОЙ мир с ТАКИМИ особенностями. Хотя доля вины автора здесь явно есть.

Ещё одной неприятной чертой автора является сосредоточенность на избранных героях, остальные лишь на краткие мгновения выскакивают из тени. История громко называется «Вторая Сага о Сером Легионе Смерти», отряд насчитывает несколько тысяч человек. В текстах же 90 % времени уделяется 5 главным персонажам, бледно прорисовываются ещё 5-7 человек и… всё. Остальных просто нет – они статисты. Таким образом, прочитав очередную книгу, постепенно понимаешь, что Карлайл – это «Легион», а «Легион» — это Карлайл. Получается рассказ о военных приключениях семьи и друзей командира наёмников, но не о самом отряде. Даже отношения Александра Карлайла с его девушкой или самого Грейсона с женой (казалось бы – какой замечательный случай разбавить боевик любовной линией) используются в действии там, где это необходимо для основного сюжета и практически не освещены. Несколько спасают положение детализированные и хорошо привязанные к идее произведения «крупные кадры» — эпизоды, раскрывающие черты характера и мотивы героев (главным образом, Грейсона Карлайла), в которых подробно описываются важнейшие моменты романов. Но в целом тексты выходят нудными, неритмичными, холодными. Атмосфера произведений тускловата. Исключением назову «Кровь героев» (правда, здесь У. Кейт был только соавтором или автором замысла), но этот роман имеет непродуманный сюжет и слишком «суперменский» тон, что оборачивается действием, зашедшим в тупик, и отсутствием развязки (по-хорошему книга осталась незавершённой). Таким образом, трилогия к литературным недостаткам имеет композиционный — «яму» в событиях между «Кровью героев» и «Тактикой долга». Вероятно, кто-то должен был написать книгу про освобождение Гленгарри «Горцами Нортвинда» (в хронологии цикла «BattleTech» и книгах есть упоминания об этом событии), но что-то разладилось и романа не получилось.

К плюсам, с моей точки зрения, можно отнести чередование (хоть и не сбалансированное) политики, боевых сцен, психологических зарисовок, детективных эпизодов и пафосной героики. Опять же, автор излишне перегружает тексты разговорами о политике или истории. Делает он это в своей многословной, скучной манере, изливая море воды, там, где достаточно горсти слов по существу вкупе с краткой обрисовкой международной ситуации. И больше запутывает начинающего читателя, чем просвещает: с ходу из пояснений Кейта совершенно нельзя разобраться почему Федеративное Содружество дошло до такой жизни (Карлайла дважды вызывают на суд работодателя в столицы разных государств), а понять политические тонкости (и, кстати, ошибки планирования) операции «Эскалибур», а так же её значение для Внутренней Сферы, не зная истории 3020-60 годов, вообще невозможно.

Стоит отметить слабость Кейта как писателя. Не умеет (или не хочет?) он вычленить побочные линии в сюжете; пишет монотонно, пресно; всегда от третьего лица. Если присмотреться, то даже в разных переводах заметно однотипное, шаблонное описание сцен и сражений. Персонаж обязательно «подавляет вспышку раздражения» или «находиться в полной растерянности»; снаряды обычно «с грохотом попадают в броню» или «прошивают подлесок» и т.п. В историях Кейта всегда стоит хорошая погода (если дело происходит на планете земного типа), почти всегда лето. Люди могут получать раны, но никогда не болеют, могут страдать депрессией из-за безысходного положения, упрямо двигаясь к цели, намеченной автором, но никогда не скажут: «Да ну оно всё к черту! Надоело!» и не отчебучат что-то своё, личное. Детективная составляющая всегда надуманная, незавершенная: мотивы власть имущих и шпионов не раскрыты или оказываются до смешного наивными, автор по ходу сюжета оставляет невыстрелившие ружья. Например, какие цели преследовал двойной агент Йошитоми, нанятый для внедрения в штаб Гарета на Гесперидах? Он ведь явно не для «Легиона» старался! Другой неприятный момент — Карлайл в любой ситуации практически сразу придумывает план спасения и приступает к его исполнению (обычно, не посвятив в подробности даже ближайших сподвижников), но автор ограничивает рассказ лишь описанием его действий и распоряжений, не раскрывая (иногда даже намёками) суть плана. В результате, читатель вынужден с полным непониманием наблюдать за чередой странных поступков персонажей (апогей этого безобразия отмечается в романе «Операция «Экскалибур»»). Чрезвычайно странный и плохой способ создать эффективную развязку, на мой взгляд. Стакпол, работающий в подобной же манере, делает это значительно лучше, без многих недостатков, свойственных Кейту.

Не понравилась сериальность книг. Кейт в конце почти каждого романа оставляет место для дальнейшего продолжения истории. Это ещё смотрится в начале цикла, но когда последний роман заканчивается открытым финалом… Ну победил опять «Легион» всех кого можно, врагов уже на горизонте не осталось, а намёк на дальнейшие интриги, которые продолжаются уже в пустоту, остается. Зачем тянуть резину?

Не понравились сами легионеры. Как персонажи фантастического боевика выглядят они вполне нормально. А как люди… Грейсон Карлайл, который вечно трындит насчёт необходимости сохранения знаний и технологических ресурсов человечества, подготавливает атаку на уникальную орбитальную энергостанцию, грозя её разрушением и превращает в развалины цеха завода по производству военной техники на Гесперидах. Александр Карлайл, «отличный» солдат и командир, не уверенный в себе настолько, что не может устроить даже личную жизнь. Прочие бойцы высококультурного «Легиона», не гнушающиеся вести огонь прямо по рубке горящего боевого робота противника, стараясь наверняка убить пилота. Я понимаю, что они солдаты, а война – дело такое: ты или тебя, но те же «Горцы» из романов Пардоу или «дикие» кланеры Торстона и Стакпола, точно так же рискуя собственной жизнью, ведут себя вполне по-рыцарски, предлагая противнику сдаться.

И всё же, при массе недостатков, положительные стороны у трилогии есть. Она вносит свой неповторимый вклад в описание Вселенной «BattleTech», рассказывает о похождениях удачливого, умного и харизматичного командира наёмников и его людей, подсвечивает (пусть даже бледно) политические игры и конфронтации в агонизирующем Федеративном Содружестве, несёт определённый заряд оптимизма и романтики. Если снизить планку требовательности и закрыть глаза на некоторые несуразицы, то можно с определённой долей восхищения внимать рассказу об изворотливости и стойкости командира «Серого Легиона Смерти» и его людей.

Итог: трилогия представляет собой своеобразную замедленную и укрупнённую хронику жизни отряда наёмников Будущего (точнее небольшого её куска) с изрядной примесью боевика и политической интриги. Хорошо продемонстрированного и любопытно изложенного философского подтекста или глубокого нравственного смысла романы не несут. Ярко выраженного окончания нет. Читается всё это легко, но требует хорошего знания фантастического мира. Написано неровно, местами скучно, части не всегда удачно стыкуются между собой. История имеет, как мне кажется, несомненные претензии к логике событий. Благодаря многоступенчатости действия и остроте пиковых моментов может прилично увлечь читателя. Общий замысел романов (о небольшом военном отряде, интересы и действия которого оказывают решающее влияние на исход крупных военно-политических событий) не нов, но вполне удовлетворительно обыгран для Вселенной боевых роботов.

Оценка: 6
–  [  4  ]  +

Клиффорд Саймак «Утраченная вечность»

Ny, 2 марта 2011 г. 10:50

Весьма странный рассказ. Хотя у Саймака время от времени отдельные произведения вызывают подобное недоверие.

Вот, ну не могу я поверить с первых страниц,

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
что член правительства, за 500 лет съевший на политике не одну собаку, начал решать основную свою трудность в последний момент. Т.е. человек 500 лет председательствовавший в кометете по вопросам продления жизни не только не подготовил для себя «блата» в этой области, но и даже не знал как к этому делу подступиться. Более того, чиновник такой высокой должности почему-то вдруг оказался не в курсе демографических, политических и научных тенденций общества (даже не новостей, а тенденций!). Леонард совершенно не ориентируется в происходящих вокруг него событиях, он словно изолирован от общества. У него даже нет нормального секретаря для планирования работы. Как можно занимать подобный пост, не имея общих представлений о приоритетах в исследованиях космоса, о достижениях геронтологии, о социальных настроениях; без связей в организациях, осуществляющих омоложение, и комиссиях по контролю; не владея новостями и слухами с политической кухни?
Полная ерунда!

В конце концов многие проблемы с продлением жизни по частным заявкам могла бы решить коммерческая фирма (легальная, полулегальная или экстерриториальная), делающая это за деньги клиента. Автор оставил в логическом полотне истории слишком крупные дыры.

Изложенные в тексте события и факты настолько нереальны, что полностью ломают всё впечатление от рассказа, делая его насквозь искусственным.

Оценка: 4
–  [  3  ]  +

Евгений Сыч «Инкский» цикл»

Ny, 18 февраля 2011 г. 05:40

Социальная проза Сыча всё же не понравилась. Возможно мне сложно понять и оценить — как-никак я, по большему счёту, пропустил ту эпоху.

Цикл представляет собой попытку проанализировать советское наследие (от быта до этики) и сделать своеобразную ревизию ценностей, прикинуть, что можно унести с собой дальше.

Тем не менее, как мне показалось, автор в текстах цикла прямо-таки кидается в крайности. Казуистичность повестей мешает их воспринимать: простые вещи даны сложными, сложные — упрощены. Тяга к странным аналогиям и гипертрофированному символизму нередко почти разлучает отражаемую сущность или явление с его смыслом. Повести значительно разнятся и стилистически (даже внутри себя) — то читаешь притчу, то подобие воспоминаний, то проповедь, то исповедь, то рифмованный текст. Юмор у Сыча очень своеобразный и, на мой вкус, не всегда уместный. Очень тяжёлое чтение.

Темы взяты вполне обыденные для 80-ых, ракурс раскрытия даже не оригинален. Примерно то же можно увидеть в соответствующих времени произведениях Л. Кудрявцева, О. Корабельникова, плодовитого К. Булычева. И получить при этом гораздо большую отдачу.

Кроме того, прочитанное как-то плохо укладывается в голове, забывается. Повести больше удивляют необычными формами, приемами, чем сутью или выводами, что в итоге делает их малоинтересными.

Оценка: 5
–  [  2  ]  +

Евгений Сыч «После начала»

Ny, 3 февраля 2011 г. 05:49

Ну и номер!

Это же «Чайка по имени Джонатан Ливингстон» советской действительности! Ох, автор, ох, язва — как подколол...

Теперь даже не знаю что делать: то ли Баху снизить оценку за многословность, то ли Сычу повысить за конкретику и терпкий юмор.

Оценка: 8
–  [  6  ]  +

Евгений Сыч «Микроб Вася»

Ny, 28 января 2011 г. 07:05

Сплав сказки, бытового ужастика и горчайшей жизненной драмы с добавлением микробиологической составляющей под завязку набит даже не иронией — сарказмом. Вася так низко пал, так отдалился от человеческого мира, что стал почти «святым» — редкий азиатский аскет может похвастать столь суровым образом жизни и не менее тяжёлым, но благостным обетом (ежедневным употреблением спирта). Человек за пределами добра и зла — своеобразное «вознесение» и «лучшая жизнь» вполне закономерны для него. Автор столь искусно передаёт атмосферу происходящего, настроение героя и все его душевные метания, что сквозь первоначальный смех с ужасом замечается сегодняшнее общество в лице Васи. Это не Стивен Кинг со своими детскими страшилками. Это наше, родное: читайте, завидуйте, я — гражданин Советского Союза.

А рассказ — всего 3 страницы.

Беру Сыча на заметку. Обязательно буду читать. Так надо.

Оценка: 9
–  [  21  ]  +

Иван Ефремов «Таис Афинская»

Ny, 21 января 2011 г. 06:44

Эта книга оказалась для меня едва ли не самым сложным для восприятия художественным текстом. Сразу хочется предостеречь тех, кто еще за роман не брался и широтой познаний блеснуть не может. Уверения автора, содержащиеся в предисловии, что книга, мол, только по началу трудна из-за обилия незнакомых деталей, — наивное заявление, а куцая справка (опять же авторская) для читателя и пояснения в тексте положения не спасают. Для полноценного понимания и интерпретации книги, на мой взгляд, необходима отдельная подготовка. «Таис» потребует знания не только истории греко-персидских войн и похода Александра Великого, но и знания истории всего древнего Средиземноморья (не путать со Средиземьем и Земноморьем! — эти знания не пригодятся :smile:). Обязательно следует уделить внимание общественному устройству и образу жизни хотя бы греческих полисов, сделав упор на традиции и обряды. Общие представления о зарождении и развитии религиозных культов, мифах и космогонии древности, философских учениях, организации армий, государственных законах, экономике и иерархии, символике, торговых связях будут совсем не лишними. Обязательно надо разбираться в физической и политической географии IV века до нашей эры. Наконец, неплохо иметь под рукой энциклопедический словарь, чтобы не ломать голову над очередным названием какого-нибудь анахронизма. Можно, конечно, и плюнуть на все это дело, но тогда свободно ориентироваться в происходящих событиях и делать какие-либо выводы о прочитанном сможет, вероятно, лишь профессиональный историк или подлинный эрудит. Мне, например, пришлось практически перечитывать книгу заново, обложившись справочниками.

Однако, хватит предупреждать. Перед непосредственно впечатлениями, хотелось бы сделать несколько замечаний о подходе автора к написанию книги. Прежде всего, меня озадачила пометка «исторический роман». Ефремов сделал столько умозрительных дополнений к истории (даже не в смысле достоверности событий или фактов, а, просто, фантазируя жизнь главной героини), что роман, пожалуй, можно назвать «псевдоисторическим». Действительных исторических (известных по письменным источникам) событий в романе слишком немного, значительная часть — мысленная реконструкция.

«Таис Афинская» оказалась довольно необычной книгой – философским произведением с углублением в истоки культуры человечества, причем краеугольным камнем стала… эротика. Зачин любопытнейший (тем более для советского времени), если бы не двойственность подачи событий и самой идеи. С исторической точки зрения возникают сложности, когда реальные или выдуманные личности начинают тезисно излагать основы современной космогонии или делать точные прогнозы будущего. Не смотрится это, на мой взгляд. Такая подача (устами персонажей) рассуждений автора не всегда согласуется с обстановкой и атмосферой романа. С другой стороны, увязка хода событий в философскую канву в книге опять же с недостатком – автора здорово ограничивает действие, за которым надо поспевать, и явно не хватает объема произведения. Отсюда, как мне показалось, недораскрытость отдельных вопросов и невнимание к достоверности обобщений.

Например, критика института рабства выглядит чужеродной, ведь рабы в то время являлись основой могущества практически любого государства, а этика, законодательство и религиозные нормы находились в соответствии с таким положением. Всерьез с идеологических позиций рабство могли осуждать разве что редкие «утописты» античности. Или взять, к примеру, авторское представление о «слабости» в военном и культурном отношении народов, в религии которых присутствует табу на эротику, женщина ограничена в правах и не почитается как символ красоты. Почему-то с ходу вспоминаются достаточно патриархальные по нраву и религии викинги, арабы, монголы, гунны, чьим завоеваниям мог бы позавидовать сам Александр, а культурные достижения весьма ощутимы. Словом, мне показалось, что Ефремов не слишком удачно и ровно расставил акценты на причины отдельных исторических процессов и сделал недостаточно точные заключения о роли некоторых явлений в древнем и современном обществе. Кроме того, постоянное чередование (несмотря на замечательное исполнение) философской аналитики, исторических фактов, нравоучений с художественным действием не всегда проходило гладко. Например, автор по какой-то причине «забыл» завершить историю покорения Персии, оборвав её на Персепольком пожаре, переключился далее на личную жизнь Таис и войну со скифами. Гибель Дария осталась за рамками повествования, хотя это был немаловажный эпизод в создании империи Александра Македонского.

И, наконец, можно заметить уж очень поверхностное местами изображение жизни человеческого общества. Стоило ли делать главным персонажем именно эту женщину? Если стоило, то почему вместо сравнения социального статуса, культурного уровня и образа жизни свободной гетеры с аспектами жизни женщин других классов общества, автор сразу погнал Таис по пирушкам, полям битв, мистериям, дворцам правителей? В тексте можно встретить, главным образом, только упоминание о наличии разницы в социальном статусе между жрицей любви и гражданкой Афин. Конкретных фактов нет, а истории рабынь Таис ничего нового не добавляют. Мне кажется, что если бы автор по мере повествования, для контраста сравнил Таис с женщинами Эллады, Египта, Аравии и Двуречья, то роман получился бы менее сухим. Кроме того, это позволило бы избежать восприятия непростого образа служительницы Афродиты через призму современных представлений об «элитной» куртизанке. Да и не так-то уж гетеры были свободны, как пытается представить автор: в летописях встречаются упоминания о покупке услуг гетер одним лицом для другого, о дарении «нанятых» гетер и т.п. Другому ключевому персонажу — Александру Македонскому — уделено достаточно мало внимания, не рассмотрен период восхождения молодого царя к власти над Элладой, нет анализа македонской экспансии в Грецию и экспансии искусственного Панэллинистического союза на Восток. Александр представлен в первую очередь как талантливый полководец и практичный романтик, но о дипломатическом гении и почти дьявольском политическом коварстве этого человека автор умолчал. Нет замечаний и о роли Филиппа во всей истории Македонских завоеваний. Таким образом, личность Александра, как и общая подача событий с ним связанных, получилась несколько однобокой. Птолемея постигла иная судьба — автор его «потерял» и персонаж, так основательно раскрученный в первой части романа, практически исчез в дальнейшем из поля зрения читателя.

Теперь непосредственно ощущения от персонажей и событий.

Ефремов без сомнения прав, пытаясь ретроспективно продемонстрировать нам косность современных сложившихся традиций, касающихся культуры тела. Физическое совершенство и красота не должны затмеваться нелепыми табу, появившихся из-за каприза истории. Возможно требуется пересмотр эстетических и моральных аспектов отношения между членами общества. Однако для этого понадобится перестройка социального сознания, привыкшего в массе воспринимать наготу грубо и однозначно. Автор, по ходу повествования, постепенно формирует у читателя новое представление о эротике, как искусстве, одновременно (правда, на мой взгляд, неуверенно и невнятно) предостерегая от уклонения в порнографию. Эротика (способность ощущать гармонию тела, и, прежде всего, в любви) должна служить созидающим и возвышающим началом в человеке. В то время как стремление к порнографии (откровенной и однозначной демонстрации половых отношений) раскрывает в человеке примитивные черты, низводя красоту до роли посредницы в сексе. Роман Ефремова указывает путь к некой «золотой середине», возвышению культурного сознания, способного противостоять ханжеству и прямой грубости, почти безраздельно властвующих в нашем обществе.

Тем не менее, некоторые способы и методы подобного указания опять же не показались мне достойными подражания. Сознание античного человека, каким его передаёт автор в романе, нравственно лишь в зачаточной степени, и поэтому, в первую очередь, органичнее воспринимает эротику и поддаётся порывам тех или иных поступков. Идеализированные люди древности, как видно из текста, почти не знают глубокой духовной любви, верности в интимных отношениях и в жизненных ситуациях, терпимости между личностями и народами, сострадания (не жалости, а именно сострадания) и прощения. Эти духовные свойства станут культурным достоянием позже и возникнут в лоне тех цивилизаций, которые автор обозначил «замкнутыми в кольцо», противопоставив их «открытым», спирально развивающимся культурам. Современный человек во многом сформирован нравственными достижениями и промахами «кольцевых» культур, как ни странно. Критиковать его легко, а найти способ преображения (не возвращения к античным нормам, но способ обогащения и переосмысления) социального сознания куда сложнее.

Что касается самой Таис, то её жизнь, несмотря на женственность, ум и готовность служить прекрасному, не показалась мне верной. Гетера не сделала для родного полиса и народа практически ничего значимого. Искренне полюбить Птолемея (как впрочем и любого другого своего поклонника) Таис не смогла, стать хорошей матерью у неё не получилось (детей воспитали другие люди). Таис ни дня не работала физически (не опошлять! :smile:) для своего материального благополучия, получая деньги в дар. Не смогла она проявить себя и как царствующая особа – в жизни подданных не наступило каких-либо перемен (не считать же за достижение организацию спасательных команд на Ниле, отбивающих у крокодилов глупый скот и не менее глупых пастушков). Красота, искусство и знания этой женщины, выразившиеся в её влиянии, требовались (если, конечно, опять не опошлять :smile:) и были доступны только верхушке знати – для рядового обитателя Ойкумены её всё равно что не существовало. Географические данные, сбором которых царица занималась со скуки, остались невостребованными. Сожжение столичного города персов также, несмотря на классическую трактовку событий (а почему бы вместо возвышенной мести не предположить дикий каприз фаворитки завоевателя? – остальные участники пожога были сильно пьяны), вряд ли можно считать заслугой. Персеполис прежде всего был архитектурным памятником, принадлежащим всему человечеству. Какое бы он символическое значение не имел, для кого бы не строился, город всё равно мог бы послужить для будущих поколений уроком и предостережением. Странно, что Таис, при всей её просвещенности, этого не осознавала. Вдвойне странно после трогательного посещения руин на Крите. Служение Таис людям в качестве жительницы утопического идеального полиса (куда гетера удалилась на старости лет), вообще не имеет описания и, как мне кажется, любого смысла. Так что же осталось от прекрасной и умной афинянки, кроме нескольких недолговечных статуй и воспоминаний летописцев? Сомнительный символ женской свободы?

Всё, пора заканчивать – отзыв уже превращается в сочинение графомана. Роман понравился в первую очередь интересной реконструкцией истории, подробным перечислением деталей и фактов, во многом достоверными и живыми персонажами. Общее направление авторского замысла и многие-многие размышлизмы-нравоучения особого одобрения не получили.

Оценка: 8
–  [  2  ]  +

Дмитрий Быков «"Он жил у железной дороги..."»

Ny, 19 января 2011 г. 13:22

При всём моём уважении к поэзии и поэтам, я не думал, что найдётся кто-то из этой братии, кто сможет в стихотворной форме так точно и подробно передать ощущение ночного вокзала и поезда, тихо, словно наощуп, проходящего полутёмную станцию по дальним путям.

Даже не так. Я не думал, что подобные стихи смогут так хорошо передать мои впечатления.

Понравилось с первого раза. С удовольствием слушаю эту вещь в песенном варианте. Не надоедает.

Оценка: 9
–  [  4  ]  +

Павел Шумил «Кошкин дом»

Ny, 12 января 2011 г. 12:30

Рассказ оказался для меня весьма примечательным.

Довольно стройный и логичный сюжет, удовлетворительные объяснения и подходящая обстановка.

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
Хотя я позабавился, читая, как автор, руками героя, приспособил технологию электромагнитной разведки недр для снятия карты электроактивности головного мозга. Ну хорошо, ещё возможно, наверное, откалибровать приборы, датчики, переписать программы и т.п. для совершенно иной задачи, но понять, что же получившаяся картинка изображает и целенаправленно повлиять на деятельность мозга, с помощью «метода тыка», едва ли реально. Опять же, как можно согласовать и адаптировать поступление информации для «прокачки» мозга из компьютера в нервные клетки? Компьютер-то не имеет никакого представления о работе мозга. Ладно, автор ссылается на большой опыт героя и появление «нейроиндукторов», способных соединять мозг с компьютером – примем это как фантастическое допущение.

Второй забавный момент – объяснение высокой техники чтения кошки меньшим размером её мозга, а, следовательно, меньшей длиной нервных волокон, которую должен преодолеть импульс. Скорость прохождения по нервным волокнам, насколько я помню физиологию, достаточно велика (покопался в справочнике — 100м/сек, у человека и близких к нему по физиологии животных – более-менее равна). Т.е. расстояние от глаза до участка мозга, отвечающего за зрение (в затылочной части, как мы помним), будь оно, скажем, 15 см у человека и 5 см у кошки, не способно существенно повлиять, при такой скорости прохождения импульса, на технику чтения. Следовательно, кошка могла читать быстрее, скорее всего, по иной причине (например, из-за способа обработки мозгом зрительной информации или совершенно иной интерпретации сигналов, вызываемых буквами).

Наконец, непонятно, почему кошка съедает таблетку «Контрасекса» перед тем, как отправиться на «любовную» встречу с котами. Подобные препараты для животных убирают тягу к противоположному полу, прекращая синтез половых гормонов. Но кошка в рассказе хочет как раз противоположного! Во-первых, «контрасекс» создаёт сильный физиологический стресс для самого животного (вряд ли бы кошка, даже разумная, стала так издеваться над собой). Во-вторых, не гарантирует 100% контрацептивного эффекта при однократном приёме. Какую роль тогда играла злосчастная таблетка? Я не понял.

Тема взята непростая – настоящая этическая головоломка. Правда, копья над этой проблемой ломали ещё с середины XX века. «Мы не можем признать наличие разума у животных — иначе мы не сможем их убивать» — сказал кто-то из французских мыслителей. Ничего нового для философии в данном рассказе мы не найдём, но за выбор персонажей, постановку вопроса, поучительное предупреждение и конкретизацию событий, произведение оценивается весьма высоко.

Для меня же, «Кошкин дом» стал ещё и ключевым звеном, эдаким триггером. Первый раз, когда автор упомянул корову, я списал на случайное совпадение, но корова никуда в дальнейшем не делась – исправно использовалась в качестве примера этического тупика до конца истории. А ведь есть фантастический рассказ с точно таким сюжетом, как и предрекает Шумил, — «Машка» М. Михеева! Несмотря на то, что произведение Михеева более узко и сосредоточено только на одном аспекте проблемы, а текст Шумила актуальнее, полнее в постановке вопроса и вообще выстраивает довольно конкретный вектор сюжета, рассказы четко соединяются друг с другом. Герой Шумила даже опасается, что кто-то сделает подобное открытие, а оно – вот. Уже сделано гораздо раньше и оценено во плоти, так сказать, со всеми вытекающими.

И это ещё не всё. Пару дней подумал и пристыковал к рассказам роман Д. Летема «Пистолет с музыкой». Из отзывов видно, что и Летем не первопроходец этой темы на западе – роман базируется на творчестве других писателей. Ну, тут извините – не читал. Значит — для меня будет Летем.

«Пистолет с музыкой» реализовал всё, что вызывало опасения в «Кошкином доме»: животные получают разум, общество получает граждан второго сорта, «прокачка» мозга становится обычным делом – в некоторых детей с рождения закладывается потенциал «гения», поступки человека быстро отражаются на его социальном статусе – «карме». Мир такого будущего оказался знаком, достаточно реален и не так-то невероятен. Акцент в романе, конечно, сделан уже на другие вещи, но ситуация (за исключением нескольких деталей), только намеченная отечественными авторами, является прямым продолжением их рассказов и частичным ответом на основной заданный вопрос.

Все три произведения, как мне показалось, прямо-таки мистически точно переходят одно в другое – хоть в цикл ставь.

Вот такая вот необычная ситуация сложилась.

Рад, что прочитал «Кошкин дом». Теперь будет возможность переосмыслить уже обдуманное и заново оценить свои впечатления.

Оценка: 8
–  [  4  ]  +

Питер Райс «Далекая страна»

Ny, 11 января 2011 г. 12:28

Одна из наиболее убогих, на мой взгляд, книг цикла.

Трудно, конечно, по переводу оценить литературный уровень автора, но кое-что бросается в глаза. Прежде всего, как мне показалось, на первое место выходит крайне неровный сюжет и некая «рассеянность» романа. За основу была взята классическая история с робинзонадой в мире дикарей, но интригующее начало завершилось оптимистическим «ничем».

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
Куда и почему герои рванули на древнем, не способном даже выйти за пределы солнечной системы, корабле, осталось для меня загадкой.
Вероятно, они после всех пережитых мытарств просто сошли с ума.

Сюжет романа в общих чертах напоминает сценарий компьютерной игры «Gothic»: к какому лагерю присоединиться? (Ещё не играли? Тогда бросайте эту книгу и скорее садитесь за игру — будет гораздо интереснее :smile:)

Если в первых главах ещё любопытно гадать как же сложатся отношения между солдатами разных отрядов, между туземцами и людьми и как разделят власть Такуда и Вост, то в дальнейшем, после открытого конфликта, эти многообещающие моменты превращаются в скучнейшее перечисление тех или иных действий главных персонажей. Автор слишком быстро, рано и предсказуемо наметил направление событий. Кроме того, значительная часть персонажей работает «вхолостую». Они появляются чтобы сказать или совершить что-то в 1-2 эпизодах, после чего бесследно исчезают, либо постоянно пассивно присутствуют в качестве фона. Зачем было тогда давать им характеристики, имена, снабжать описанием?

И, конечно, как мне лично показалось, в романе почти напрочь отсутствует тот специфический шарм, атмосфера «BattleTech». Может и стоило провести эксперимент — показать солдат XXXI века в почти средневековых условиях, без обычной поддержки их футуристических технологий. Автор даже сделал удачные шаги в этом направлении: привёл мысли «робинзонов» о устройстве будущего общества, показал исчерпаемость боекомплекта и топлива у механизмов, продемонстрировал деградацию моральных установок некоторых персонажей. Но довести до ума этот момент не получилось, сюжет с середины перескочил на знакомые рельсы «избранные спасутся и вернутся к прежней жизни». Нет, спасибо, я уж лучше про войну и хитрости политики почитаю, чем про такие «приключения».

Небольшим плюсом для меня стала внимательность автора к техническим деталям. Он старается объяснить почему в одних случаях пользовались таким оружием, а в других — таким; рассказать кто и чем был занят по ходу истории, кто что умел и как действовал в определённых ситуациях; обращает внимание на проходимость почвы или грунта, что довольно редко делается другими авторами. Плюсом можно считать и довольно подробные психологические портреты основных действующих лиц, некоторые объяснения ключевых поступков.

В целом же роман произвёл негативное впечатление. Скучно, долго (для такой небольшой по времени истории), излишне просто, не в тему, дурацкая концовка. Плохих «попаданцев» как всегда обуревает непонятная жажда наживы и власти, «хорошая» оппозиция до вульгарности благородна и самоотвержена, местные поселенцы привычно демонстрируют тупость и консерватизм, аборигены получились какими-то кукольными, безвольными. Сыграть на подобной сцене нечто оригинальное или хотя бы необычное Питеру Райсу не удалось.

Оценка: 2
–  [  3  ]  +

Келли Линк «Хортлак»

Ny, 6 января 2011 г. 12:28

Прочёл не без удовольствия.

Чем-то смахивает на ранние рассказы Кудрявцева. Хорошо сработана атмосфера абсурда, вписанного в действительность.

Автор, раз за разом, заполняя страницы действием, бьёт с немой яростью, красноречиво выражающей всё, по гладкой поверхности зеркала, в котором отражается наша жизнь. Осколки взлетают и сыплются вниз, падая и боком и изнанкой, постепенно складываясь в мозаику иной картины.

Оценка: 7
–  [  4  ]  +

Брайан Ходж «Сунь Цзы с благодарностью»

Ny, 6 января 2011 г. 11:27

Это только американские корреспонденты в воображении автора, приехав в горячую точку — в самое пекло — могут снять номер в отеле, провести ночь с любовницей, поучаствовать в допросе пленного (который обязательно окажется безумным маньяком). Ну что за ерунда и инерция мышления! Что за идеологические шоры! Они бы ещё аккредитацию у боевиков попросили...

Добавлено в 2016: сейчас американцы, похоже, так и делают. Это я по наивности раньше полагал, что «злые боевики» убивают всех — нет, сейчас так уже не принято. Сейчас действительно хорошим тоном считается отправить приглашение на казнь иностранным журналистам. И те едут — работа такая. Одни убивают, другие снимают — бизнес идёт, все трудоустроены. Убийцы при деле, медиа получает кадры из первых рук.

Как же до «них» за океаном долго доходит (или быстро забывается), что в военном кошмаре виноват не бог и не Сун Цу, а человеческое неравенство, что их же государство провоцирует добрую половину войн на Земле. Да, война может появиться и накатить в любой момент, может разом сломать привычный образ жизни, убить тебя, наконец. Но зачем так трястись над этим? К Войне нужно быть готовым (как и к Миру) — и если уж приходится воевать, то искусство войны состоит в быстрейшей победе с минимумом разрушений, жертв для всех сторон, а не в эстетике смерти.

Самые потрясающие снимки никогда не получаются потому что нужно отбросить фотокамеру и начать что-то делать, а не стоять и наблюдать. Иначе жизнь так и разменивается — снимками. Герой рассказа (при его-то профессии!) дошёл до этой мысли только под старость и после потери близкого человека. Автор, конечно, всё это бодро обсасывает, пытаясь построить текст как рассказ-хоррор. Совсем обалдел что ли?

В очередной раз удивляюсь американской косности. Или это не косность, а «нормальное» цивилизованное зверство наших современников?

Оценка: 3
–  [  3  ]  +

Лэрд Баррон «Старая Виргиния»

Ny, 29 декабря 2010 г. 07:01

Вот уж не думал встретить такой анахронизм!

Кажется, мода на мистические рассказы о «детях дьявола» прошла ещё 50 лет назад. Исполнено в лучших традициях жанра (у нас так Головачёв пишет): ЦРУ, эксперименты по разработке психотропного оружия, «проклятые комми» терроризируют Америку, «зло из азиатских джунглей» вырывается на свободу, пожирая бедных американцев... всё в кучу. Стандартный, на мой взгляд, иррациональный ужастик без примечательного замысла и смысла — «гроб на колёсиках». Не люблю такие вещи.

Хотя... Галина написала на подобной же основе вполне современный «Дагор» и получилось неплохо. Но «Дагор» удачно выстроен, имеет целостный фундамент «тропического» мифа, пронизан чёткой идеей, мистика в нём не вступает в противоборство с атмосферой и обстановкой. Здесь, как мне кажется, этого нет. Горка кое-как увязанных страшилок, а в конце «все умерли», став обедом для «чёрта». Какая «жуть» и «редкая» оригинальность!

Жаль, что линия с вмешательством КГБ не получила продолжения. Вот если бы старушка-ведьма, сбросив личину немощной развалины, оказалась советским разведчиком с паранормальными способностями! Ментальными атаками и верной финкой (с дарственной надписью: «Марии — от главковерха, 1915») она незаметно приканчивает врачей-убийц и охрану. А затем, напевая вполголоса «Ты только нам скажи — и их не будет...» или «Как на службу меня Мать провожала...», диверсантка сходится в смертельном поединке со своим антиподом — престарелым капитаном американской разведки, слабой, но твёрдой рукой, достающим из сапога «боуи». Это бы да, был бы финт!

А так — набившая оскомину нуднятина, головачёвщина-лавкрафтщина.

Оценка: 2
–  [  0  ]  +

Стив Резник Тем «Кость»

Ny, 29 декабря 2010 г. 06:26

Это называется «остались от козлика рожки да ножки».

Понять смысл рифмованных строк можно, а оценить поэтичность, красоту, суть — нет. Не «вытянул» переводчик стихов.

Оценка: нет
–  [  3  ]  +

Джордж Сондерс «Красная ленточка»

Ny, 28 декабря 2010 г. 06:04

В первый момент подумал, что рассказ жестоко изувечен переводчиком. Совершенно нечитаемые предложения, чёткого хода событий нет — он почти превращается в «поток сознания», постоянные повторы, какой-то жуткий замес невнятицы.

Если бы не видел своими глазами перевод других рассказов в исполнении Мусиной, то повесил бы всех собак на неё. Но, похоже, основная заслуга тут принадлежит автору.

Подход к изложению довольно прост, ничего интересного, а вот замысел очень понравился: люди так дружно, согласованно и, на первый взгляд, логично направили усилия против беды, что не заметили настоящего её прихода. Болезнь, с которой они боролись, уже поразила их и попытка оградить общество от опасности стала бешеной охотой на ведьм. Исключительно удачная гипербола.

Если бы не полубессвязный текст, рассказ действительно оказался бы красивым.

Оценка: 5
–  [  1  ]  +

Галина Толмачева-Федоренко «Космическая робинзонада»

Ny, 24 декабря 2010 г. 10:43

Долго колебался, кое-что не понравилось, но я всё же считаю, что рассказ вышел приличным.

Один из немногих в сборнике «Право на пиво», которые обратили на себя моё внимание. Сюжетно, этот рассказ представляет собой почти классическую смесь забавных парадоксов, определений, событий и прочих невероятностей, которую так любил писать Шекли. Оформленный в виде дневника, текст кажется насквозь юмористическим (меня, по крайней мере, сильно позабавили день рожденья хомяка, физиология линкакуса и назначение груза), но иногда в шутливых словах автора что-то промелькнёт, тон лишь на миг станет серьёзным... и понимаешь, что рассказ не так прост как кажется.

Оценка: 7
–  [  6  ]  +

Кидж Джонсон «Устье Пчелиной Реки»

Ny, 24 декабря 2010 г. 08:06

Рассказ категорически не понравился. Довольно много претензий вызвала как работа автора, так и работа переводчика.

Начнём с переводчика. Чтение текста ощущается (мной, по крайней мере) как прожёвывение мороженного вместе с картонным стаканчиком. Холодные глухие фразы; логические куски, которые не знаешь куда приткнуть; неумение адекватно интерпретировать обычные понятия.

Например, читаешь «…деревянная церковь, сквозь щели в стенах которой пробивался дневной свет». Героиня наблюдает церковь днём, снаружи с некоторого расстояния. Кажется, что солнце находится внутри церкви, а в мире царит мрак.

Среди списка довольно компактных вещей, хранящихся в сумке, вдруг обнаруживается «лопата». Под этим словом я понимаю совковую или штыковую лопату, достающую в стоячем положении до грудной клетки взрослого человека. Очевидно, переводчик не знакома со словом «лопатка», которым можно обозначить лопату относительно небольшого размера.

Читаешь «…жадно лакая [собака], поглощает почти целый галлон [4,5 литра] воды» и непонятно за какой промежуток это происходит – за раз или за сутки?

Дороги «…посыпанные гравием…» соседствуют с «грунтовыми дорогами». Переводчик, очевидно, не в курсе, что существуют гравийные дороги, покрытие которых сложено из толстого слоя песочно-гравийной смеси для улучшения проходимости в сырую погоду. Тонкий слой гравия на грунтовке (не говоря про асфальт) ничего не даст. Посыпать всю дорогу гравием можно только зимой в гололёд или летом, в качестве тонкой издёвки над водителями (а-ля ремонт). Работа на «3 с минусом». Такому переводчику смело можно доверить для перевода только таблицы Брадиса.

К автору претензий ещё больше. Удивил сам стиль рассказа. Читателя просто ставят перед дикими фактами, не пытаясь ничего объяснять. Плюс почти полное отсутствие какой-либо оценки ситуации со стороны героини. Я бы понял и принял всё это, если бы был сделан акцент на абсурдности происходящего. Но автор ограничилась коротким: «Это Монтана», словно в данном штате Америки ежедневно происходят чудеса и все уже к ним привыкли. Понятно, что идея истории требует самооценки читателя, но вкупе с упрощённым и оторванным от действительности повествованием, всё это смахивает то ли на недостаток писательского мастерства, то ли на специально выбранный и неоправданный «примитивизм» стиля, что одинаково плохо выглядит для меня.

Далее, у автора по-моему проблема с восприятием цветов: медовым в рассказе успело побывать почти всё – солнечный свет, грозовые тучи, цвет земли и кожа королевы пчёл. Видимо слово «honey», в контексте сюжета близкое к пчёлам, автору и без того очень нравиться. Также странно выглядит сама королева: героиня воспринимает её двояко – как человека и как пчелу. Тело удивительного существа на глазах перетекает из одной формы в другую. Но, дама, давайте определимся какого цвета у неё всё же руки: медового (как было сказано в самом начале), чёрного (пчела) или белого (человек)? Не слишком ли много вариантов для двух образов?

Содержание произведения восторга тоже не вызвало. Что же это за гуманизм такой, когда близкое существо, пусть даже это собака, годами заставляют страдать от боли, кормя таблетками? Нужна ли такая привязанность, если она оборачивается страданием того, кого любишь? И, заметьте, что героиня готова убить собаку, если той станет совсем плохо. Значит, зверь остаётся живым только из-за потребности хозяйки в нём. Ну и цинизм!

Я вообще поражён сутью «западной» культуры, которая как-то неожиданно открылась в этом рассказе. Люди обязательно улыбаются друг другу, вне зависимости от симпатий и антипатий – воспитание требует. Посторонние легко раздают пустые похвалы (в тексте часто без причины хвалят собаку), не имея на то основания – культура требует. Текст в личностном плане (контакт автора и читателя), на мой взгляд, слишком «открыт» и выражает множество интимных вещей. Интересно, а автор не задумалась, что читатель может обладать иной эстетикой и культурными ценностями? Что если мне претит описание подробностей актов мочеиспускания или глубоко чужды мотивы героя? Можно быть и скромнее.

Далее, тётенька несколько суток едет по глухим местам, время от времени проезжая маленькие городки: не моется, питается бутербродами, какой-то сухой смесью, пьёт воду из бутылок, но на бензин у неё денег хватает. Ну почему же нельзя остановиться в гостинице (по ночам она всё равно спит в машине), нормально перекусить, помыться? На худой конец, можно быстренько купить в магазине колбаски, зелени, картошки и т.п., вечером у костра сварганить из этого супчик; спать в спальном мешке; набрать воды из реки, натянуть одеяло между деревьями и помыться (у неё есть водоочистительные таблетки – воду можно будет даже пить). Как это препятствует её движению к цели? Взрослый человек в отрыве от «благ цивилизации» не может о себе позаботиться. Она так беспомощна в одиночестве, что просто не может без кого-то рядом, кто бы разделил эту беспомощность. Традиция, которая требует изливать свои чувства и потребности наружу, требовать их удовлетворения извне, вместо самостоятельных усилий по решению создавшихся проблем или переживания радости. Ответ, неизменно приходящий со стороны такого общества, всегда должен быть положительным и полон терпимости. Люди-динозавры. Те жили за счёт щедрости природы, а эти живут – за счёт щедрости «гуманного» общества. Не станет толерантной, тепличной опеки и они вымрут. Прав был Хайнлайн в «Звёздном десанте» — человек должен заслужить право быть гражданином, а не родиться им. Человек должен делать сам себя, зависеть сам от себя, а не висеть пустым грузом на чужих плечах.

Как же люди, оказывается, могут бояться самих себя!

Рассказ полностью чужд и неприятен для меня.

Оценка: 2
–  [  2  ]  +

Юрий Томин «Так устроен компас»

Ny, 13 декабря 2010 г. 07:15

Юрий Томин — вкрадчивый и созерцательный рассказчик. Для детской литературы, я бы сказал, — мастер. Рассказ посильнее будет, чем «Честное слово» и «Васюткино озеро».

Перед такими миниатюрами — простыми и почти трагикомическими — меркнут толстовские нравоучения, гайдаровские идейные были и астафьевские укоры-жалобы. Мальчик, сам того не зная, совершил подвиг. Тот житейский подвиг, которые не видят, про которые быстро забывают:

«У меня был компас... И стрелка показывала всё время прямо. Я же не виноват, что он так устроен...»

Да, парень, у тебя есть в жизни компас, и ты, конечно, не виноват, что не можешь свернуть.

Оценка: 10
–  [  3  ]  +

Виктор Пелевин «Зомбификация. Опыт сравнительной антропологии»

Ny, 2 ноября 2010 г. 07:07

Сходство культа личности Сталина и вообще советской идеологии с религией было отмечено ещё в 60-70-ых. Вдоволь наговорились про это в 80-ые, даже у Райкина есть шуточный монолог старухи, которая валит в кучу Пасху, Первомай и прочие праздники без учёта их смысла и сути. Иконы заменили лики вождей, вместо крестного хода появились демонстрации, генсек — «проводник» идей Маркса-Ленина на Земле. Сходство жуткое.

Любой «культурный» социум порождает определённый набор абстрактных установок, плохо согласующийся с реальностью, но заставляющих верить в нужное. Всё ведь уже было. Вот, мол, большевики породили языковую шизофрению. Так названия фирм и продукции в рекламе дореволюционных газет не слишком отличались по благозвучности от советских сокращений! Копнём глубже: слово «куролесить» откуда взялось?

А, любопытно, почему Пелевин не припомнил крещение Руси? Не задумался о том, что тогда вылезло из-под спуда? Почему не проанализировал социальные реформы Петра Великого? Не задал вопрос: «Являются ли религия и идеология своеобразной зомбификацией общества в равной степени?» В религиозных обрядах монотеизма можно выделить почти те же стадии и ритуалы. Вот это было бы интересно.

Автор сосредоточился на каком-то малосерьёзном, почти шуточном сравнении советской социализации с гаитянскими ритуалами. Анализ узкий, ограниченный и затеянный, на мой взгляд, больше из самолюбования. Получилось не ново, не злободневно и не в точку.

Оценка: 4
–  [  1  ]  +

Владимир Баканов «Ореховый торт с селёдочной начинкой»

Ny, 15 июля 2010 г. 07:55

Этот короткий рассказ по сути является переложением на российские реалии 90-ых годов блестящего рассказа Д. Ганна «Девушки, сработанные по науке».

Ну, взял В. Баканов немного другой ракурс (пессимистический и критический, вместо оптимистически-озорного у Ганна). Ну, несколько упорядочил ситуацию, намекнув, что человечество можно угробить этим же способом, но быстрее. Ну и что?

Всё равно получилось скучно и вторично до неприличия.

Оценка: 2
–  [  4  ]  +

Дж. Г. Баллард «Прима Белладонна»

Ny, 4 июня 2010 г. 07:58

Наиболее любимый рассказ Балларда из цикла «Пурпурные пески». Почти вровень с «Облачными Скульпторами».

Если «Скульпторы» берут идеей, романтикой и каскадом событий, то «Прима Белладонна» — экзотика сюжета и притча.

Балларду, в контрасте с некоторыми его рассказами, здесь в полной мере удалось отпустить на свободу воображение читателя. Определённый шарм, конечно, создает и сама атмосфера Пурпурных Песков, отражённая в других историях, но «Прима» — воистину скрупулёзная работа, на мой взгляд.

Повествование идёт в такт словам рассказчика, незаметно обретая собственную призрачно-фантастическую жизнь, от которой приходиться очнуться лишь в финале. Действие столь же незаметно убыстряется, не только набирая скорость, но и почти возносясь в мистику в пиковой точке. Замечательно подана атмосфера — жизнь и нравы Пурпурных Песков раскрываются и в описании сцены «знакомства» мужской компании с Джейн (Балларду — аплодисменты!), и в беглом научном экскурсе последних достижений селекции растений, иллюстрирующем суть работы цветочного магазина. Проскакивает нечастая, но весьма уместная ирония. Соревнование двух Орхидей прекрасно выделяет основную идею, конец отрезвляет беззлобной моралью, а коротенькая любовная линия добавляет лирики.

Словом, здесь старый миф о женском коварстве очень прилично оформлен.

Рекомендую ознакомиться. Неплох перевод Черных (перевод Елькова и Копцова хуже).

Оценка: 9
–  [  0  ]  +

Наталья Егорова «Пушистик»

Ny, 19 мая 2010 г. 08:58

Приятный рассказ.

Сюжет с самого начала не предвещает ничего сверхъестественного, идея самая рядовая, романтических подробностей и литературных изысков не будет, конец стандартен.

Тем не менее, автору удалось мелкими штрихами, обыкновенными короткими характеристиками придать персонажем если не объем, то своеобразие. Ещё рассказ реалистичен — спокойное описание быта и поведения людей дало в этом случае больше, чем показная демонстрация «иной» жизни, которую так часто применяют для этой цели.

Весьма неплохой, на мой взгляд, образец фантастического рассказа для подростков.

Оценка: 7
–  [  3  ]  +

Владимир Баканов «Чёрное чудовище»

Ny, 5 мая 2010 г. 08:59

Приличная проза, во главе угла — психологизм.

Минусов отмечу всего два:

1) Про одиночество в толпе не писал только ленивый,

2) К фантастике данный рассказ не имеет отношения — в нём нет ни одного фантастического элемента.

Странный выбор для публикации в антологии, посвящённой фантастике.

Оценка: 5
–  [  2  ]  +

Владимир Баканов «Ирэн»

Ny, 5 мая 2010 г. 08:52

Конечно, если бы этот рассказ опубликовать где-нибудь в «Сельской молодёжи» в 1974 (год начала работы над произведением), то он произвёл бы определённое впечатление (правда, боюсь, обратное современному) и в чём-то был бы новаторским. Однако, печатать такую вещь в сборнике фантастики 2005 года — вытаскивать на свет довольно уродливый, на мой взгляд, анахронизм.

От лидера отечественных переводчиков в качестве автора я ожидал гораздо большего.

Оценка: 1
–  [  1  ]  +

Борис Руденко «Проект «Статис»

Ny, 5 мая 2010 г. 08:43

Ну, дела...

Вот не перестаю удивляться, читая последние вещи этого автора: зачем написано? У Руденко, пусть он никогда не был заметным и интересным фантастом, большой опыт и неслабая писательская школа. Неужели он сам не чувствует, что ничего интересного и оригинального в фантастике выдать не может.

Рассказ построен на голой идее, завёрнутой в неплотную бумажку современного детектива. Персонажи едва сформированы, сюжет весьма прост, значимой морали нет, инопланетяне зачем-то прилеплены...

Стоило ли показывать таким примитивным текстом, что жадность и беспринципность наказуемы, если это сделано уже сто раз более талантливыми людьми?

Чтение этого рассказа — потеря времени, на мой взгляд.

Оценка: 2
–  [  3  ]  +

Вадим Панов «Таганский перекрёсток»

Ny, 13 апреля 2010 г. 07:58

Взялся за сборник из-за постоянно всплывающих в рекомендациях рассказов Панова, с которым я был почти незнаком.

Прочесть смог 5 рассказов из 9 — быстро разочаровался и заскучал.

Во-первых, я не люблю «бандитских» сюжетов. Во-вторых, тексты напоминали детские истории из цикла «Гроб на колёсиках», переписанные на новый лад. Оригинального стиля и языка автор не продемонстрировал (наоборот, создалось ощущение, что тексты упрощены до школьного уровня владения языком — короткие предложения, относительная бедность эпитетов, небольшое общее разнообразие используемых слов), сюжеты оказались банальными, персонажи — слишком простыми, проработка сцен — минимальна. Иногда выявлялись забавные небрежности: в стекло (именно в стекло) джипа кидают кумулятивную (интересно зачем?) гранату, правоверные мусульмане ругаются словом «чёрт», из уличной торговой палатки на задворках Москвы выносят товара на десять тысяч долларов (10.000$ !!!). Юмора нет. Лирические моменты и выделение морали в рассказах передавались такими затёртыми и банальными фразами, что желание читать дальше пропадало. В-третьих, часто хотелось сказать «не верю».

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
Например, мне странно было читать, что дух японского самурая, вселившийся в купленный в супермаркете бонсай, внезапно проникся горячими чувствами и вассальной зависимостью к российскому нуворишу средней руки и его семье. С чего бы вдруг? У А. Грина есть рассказ с похожей идеей («Убийство в Кунст-Фише», если не ошибаюсь). Он лучше на порядок: нет смешных ползающих кустов и лишней многословной предыстории. Произведение Грина (само по себе не идеальное) действительно напоминает удар самурайского меча — мистический, страшный и молниеносный. «Бонсай» Панова в сравнении сильно проигрывает.

Единственный момент, который мне пришёлся по душе — эпизодическое появление в одних рассказах второстепенных персонажей из других историй. Более-менее понравился только рассказ «Таганский перекрёсток».

Автор, на мой взгляд, работает слишком прямолинейно и упрощённо.

Оценка: нет
–  [  2  ]  +

Стив Бейн «Информацид»

Ny, 26 марта 2010 г. 05:58

Интересно написано и приятно переведено.

Если раньше «эпикаки» взрывались, а «алданы» висли, получив неразрешимую задачу из раздела «Человеческая мораль», то сейчас компьютер учится играть в карты и спорит с человеком на равных. Рассуждения и линия поведения «Артура» мне понравились.

У рассказа, как обычно, есть логические минусы: я так и не понял смысла нелепой операции с засылкой агента-программиста. Есть другие, более простые и дешёвые, способы уладить дело.

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
1) В рассказе упомянут запрет на политику, наложенный на вычислительные машины, подобные «Артуру». А слабо было и этому компьютеру запретить политические прогнозы?

2) А слабо было просто выключить «Артура» на время проведения выборов?

3) Хорошо, первый и второй вариант по каким-то причинам невозможны. А слабо просто физически демонтировать жёсткие диски, или отключить их питание, или распилить их ножовкой по металлу, или пережечь перепадом напряжения? Зачем гнать хакера из Японии с вирусом?

Автор же предпочёл самый нелепый и затратный вариант.

Оценка: 7
–  [  1  ]  +

Ричард Ловетт, Марк Ниманн-Росс «Смертельное желание»

Ny, 17 марта 2010 г. 05:13

На мой взгляд, авторы взяли для подобного рассказа идеального героя и идеальный тон. Грег получился как живой — знающий почём фунт лиха, немногословный, рациональный человек. Второй персонаж-женщина вышел гораздо бледнее, но это и понятно — она в действии больше элемент обстановки, чем действующее лицо. Классический сюжет смеси детектива с триллером, замкнутый на риск внедрения новых технологий, выглядел бы довольно приятно, если не недостатки.

А недостатки перевешивают — здесь и слабоватое описание происходящего, и, как следствие, отсутствие должной «атмосферы» (прямые отсылки к Лавкрафту мало помогают) и слишком быстрая развязка.

Главный промах авторами (которые на двоих имеют три высших образования, но, вероятно, не знают, что человеческое тело, в отличии от палатки, газом не наполнено и имеет несколько другие параметры теплообмена со средой) сделан в самом принципе работы нанороботов:

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
Я не физик и возможно не понимаю каких-то тонкостей, но вообще-то демон Максвелла (точнее, принцип, который он иллюстрирует) наиболее эффективно работает с жидкостями и газами. Тело человека состоит из полимеров и разнообразных молекул плотных веществ, надёжно спаянных между собой. Таким образом, разделение молекул с высокой и низкой энергией возможно только на участках клеточных и органеллярных (принадлежащих внутриклеточным образованиям) мембран, а это даст площадь, вероятно большую, чем площадь палатки, на которой работали нанороботы и в разы снизит эффективность процесса. Во-вторых, по этим же причинам данный процесс пойдёт значительно медленнее, чем для молекул газа. В-третьих, если теплоотдача организма превышает теплопродукцию (что и произошло, когда нанороботы стали перегонять высокоэнергетические частицы к поверхности кожи), то человек в норме испытывает чувство холода, а не жара (температура кожи здесь особого влияния не оказывает). Значит, Кортни могла почувствовать жар только будучи одетой (одежда препятствует теплообмену) — и только она разделась в палатке, как должна была начать мёрзнуть. Выбегать на холод она бы не стала — не было причины. В-четвёртых, на втором этапе замерзания человеческий организм, рефлекторно суживая сосуды, ограничивает доступ крови к поверхности кожи, резко сокращая теплоотдачу, что сделало бы работу наночастиц неэффективной. Наконец, авторы сами себе противоречат, заявив, что кожа трупа была тёплой, т.к. извлечение тепла продолжалось из окружающего труп снега и льда. Наночастицы, если верить написанному несколько страниц ранее тексту, перегоняли тепло из организма наружу, а не наоборот.

Следовательно, Кортни вообще не могла оказаться в описанной ситуации и погибнуть от термического дисбаланса.

Неплохо задуманный и исполненный рассказ, к сожалению, совершенно не выдерживающий критики своей основной составляющей — научной достоверности.

Оценка: 2
–  [  9  ]  +

Джордж Оруэлл «Скотный двор»

Ny, 11 марта 2010 г. 06:05

Много слышал об этом произведении (увиденный как-то мимоходом мультфильм по мотивам только подогрел интерес) и вот решился-таки прочитать.

Сильно, что тут говорить! Злая, беспощадная и очень правдивая сатира. Исполнение тоже очень понравилось: «не будем говорить кто, но это был слонёнок». Смысл исторических событий в России-СССР подан хирургически точно, лишние наслоения убраны. Автор прекрасно продемонстрировал как лидеры превращаются в вождей, вожди — в господ и всё возвращается на круги своя. Показал, как переписывается история, как ищут виноватых, как ради тёплого места продают товарищей, как «идея» подменяется «курсом». Почему мне в школе это не давали?

Однако автор весьма смел и решителен только пока описывает события на Скотном дворе. Что же Вы, мистер Оруэлл при всём своём правдолюбии начинаете мямлить, когда речь заходит о соседской ферме Фоксвуд? Раз уж взялись резать правду-свиноматку, то идите до конца. Где описание похода мистера Фредерика с ружьём наперевес по Англии? Что же Вы не написали как Пилкингтон и Фредерик делили окрестные фермы и как потом владелец Пинчфилда надавал пинков хозяину Фоксвуда? Почему я не прочитал о песнях и танцах, которые с подачи владельцев исполняли в 30-40 годы животные фермы Фоксвуд? Может потому, что на Вашей благополучной ферме всех поросят-мятежников резали в срок ещё со Средних веков, а либеральных свиней (и некоторых других животных) постепенно начали допускать к управлению фермой и прикармливать отрубями?

Бросать камни в чужой огород (ферму?), оказывается, не только легче, но и приятнее.

Тем не менее, ёмкость и краткость анализа событий на Скотном дворе перевешивает в этом произведении политическую недосказанность.

Оценка: 8
–  [  7  ]  +

Павел Шумил «Переведи меня через майдан»

Ny, 25 февраля 2010 г. 13:17

С интересом прочитал повесть П. Шумила «Переведи меня через майдан». Такой тип фантастики я наиболее приветствую – написано увлекательно, мощно, живо, плюс некая научная составляющая. Приключенческая струя сюжета удачно разбавлена информационными отступлениями и размышлениями. Лирические вставки в виде стихов очень хорошо дополняют атмосферу произведения, а воспоминания героя ненавязчиво и своевременно разрешают вопросы читателя. Произведение во многом скорее «настроенческое» (т.е. воспринимаемое через сопереживание), чем научно-фантастическое. Сам автор очень правильно определил его как сказку.

Положительное впечатление здорово подпортили многочисленные мелкие и крупные недочёты. Автор перемудрил, пытаясь сделать арену для похождений героя сложнее, а ситуации – драматичнее.

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
Например, ещё при чтении удивила ситуация в завязке, когда дроп-шип автоматически катапультирует экипаж при аварии. Пилот получает смертельную травму черепа, ударившись головой об неотделившийся лист обшивки над креслом. Это что же за нормы безопасности в будущем, если человека катапультируют головой в потолок? Противоперегрузочное кресло спускаемого аппарата не имеет подголовника или высокой спинки, возвышающейся над головой? Курам на смех! Сейчас в автомобилях кресла надёжнее, ибо указанную деталь имеют. С другим ситуационным ляпом столкнулся, когда слегка обдумал эпизод на технохуторе Лианы. Склад с запчастями засыпан оползнем – три поколения мутантов-интеллектуалов не смогли выдумать средство для проникновения на этот склад. Игнат прокладывает себе путь через вентиляцию (классика жанра!), ползком передвигаюсь в узком тоннеле. Примечательно, что на технохуторе имелся многофункциональный некрупный робот (который в тексте всё время мельтешит вокруг персонажей). Неужели сложно было пустить в вентиляцию его? Другой вариант очистить проход к воротам снаружи – отвести ближайший ручей (в тексте он упомянут) и за несколько лет размыть потоком воды тело оползня. Обладая оборудованием для терраформирования и массой свободного времени, мутанты вполне смогли бы реализовать оба варианта. Оба примера ухудшают историю: первый – некорректностью детализации и обстановки, второй – несоответствием между ролью персонажей в произведении и реальными их действиями.

Далее, меня очень удивила мнимая безвыходность положения человечества на Менте, с таким трагизмом развёрнутая в эпизодах повести. Прежде всего, неясно что это за зверь такой – мутация поворачивающая эволюцию вспять. Мутация – это аномальное изменение в генотипе. Эволюция — это процесс изменения живых существ под влиянием среды, грубо говоря. Как мутация может запустить процесс наоборот? Тут и факторы отбора должны действовать в сторону регресса (хотя даже при этом эволюционный процесс не идёт в обратном направлении!). Неясно откуда вообще появились три «чистые» популяции (деги, голыши и мунты), если первоначально последние волны колонизации свободно скрещивались. Автор, вероятно, туманно представляет себе механизмы эволюционного процесса. Хорошо, предположим, даже такая мутация появилась и закрепилась в период высококультурного общества (фантастика ведь!). Но сообщество дегов, опускаясь до уровня животных, снова окажется в природных условиях под действием естественного отбора и вредная мутация будет отсеяна автоматически. Причём, известно, что мутация имеет доминантный характер, а значит геном популяции дегов, если верить законам Менделя, включает гетерозиготные и гомозиготные рецессивные по этой мутации генотипы. Мунты, имея в своём распоряжении, переносное оборудование для определения генотипа, могут без проблем отобрать (или вывести) дегов, не несущих вредных генов и строить из них любое общество. Более того, голыши, обладая безопасным (от деградации) геномом представляют собой отличную базу для социализации и окультуривания. Разговоры о том, что язык делает культуру в данном случае — глупость. Язык – это средство передачи информации. Есть информация – есть культура. Языка в данной ситуации и не нужно – мунты и голыши необходимым «языком» уже владеют. Достаточно найти способ заинтересовать голышей информацией. Нужно разработать методику обучения, что и было замечательно продемонстрировано на примере Зверька. Таким образом, мрачная картина упадка, набросанная автором, — мираж (даже на первый взгляд видны ошибки). Усилия мунтов по стабилизации генофонда – некорректны (есть несколько более простых решений). Часть приключений героя – иллюзорна (они не могли произойти по указанным выше причинам). Перечисленные ошибки вызвали у меня от повести ощущение бутафории и спектакля. Внутренние переживания героя, причины поступков персонажей и острые моменты, вместо того, чтобы сыграть отведённую им роль, из-за невнимательного отношения автора обернулись клоунадой. Очень жаль.

Ещё один неприятный для меня момент – постельные сцены. Не люблю я открытого физиологизма. Можно было всё это показать и скромнее.

Оцениваю данное произведение как приличную приключенческую историю, где о логике происходящих событий лучше не задумываться, подчиняясь исключительно действию. Тогда от текста вполне можно получить удовольствие и эмоциональную нагрузку.

Оценка: 7
–  [  3  ]  +

Антология «Фэнтези-2009»

Ny, 3 февраля 2010 г. 08:26

Прочёл, да не возрадовался.

Сразу оговорюсь, что фэнтези я недолюбливаю. Много за что.

Зачем читал? Купили, принесли, в руки вложили, похвалили. Ну и рассказ Осояну мне был рекомендован.

Сборник я бы не назвал ни ровным, ни добротным. Это где ровность-то? От «Собаки в вазе» Олди и Валентинова, где персонажи действительно живые и сюжет со смыслом закручен, до литературно «никаких» текстов Вербининой и ненавязчиво-пустых — Папсуева. Добротность опять же под вопросом. Большинству авторов просто нечего сказать читателям. Более-менее свежую тему кто-нибудь поднял? Никто. Ладным слогом кто-нибудь блеснул? Олди, Осояну. Кто фантазией похвастался? Единицы: Олди, Осояну, Алёхин. Может кто-то скрупулёзно выстроил обстановку или показал запоминающихся персонажей? И тут негусто. Интересный и сложный сюжет, философские находки, юмор? Всё это не в избытке — на манеже всё те же. Части рассказов явно «мала» шкурка краткой формы — видно, что это эпизоды или эмбрионы романов. Критическая и ироническая вещь Олди «Мы плывем на Запад» довольно нелепо выглядит между «серьезными» рассказами, а статья супругов Белаш (я, кстати, только из самого текста узнал что это статья) каким-то боком попадает под определение «фэнтези».

Сборник напомнил мне ежегодное школьное празднование какой-нибудь даты революции в советское время. Большинство не знает что сказать и долго, нудно пересказывает другими словами старую речь; кто-то лихо, сорвав аплодисменты, оттарабанил классическое стихотворение; кто-то вообще пустился рассуждать в сторону, не по делу; и лишь немногие попытались творчески показать что-то своё собственное.

Не удовлетворён, как подборкой произведений, так и их компоновкой и некоторой неряшливостью оформления сборника.

Если это срез творчества современных русскоязычных авторов, работающих на ниве фэнтези, то кажется, в Серых горах не только нет золота — сами горы измельчали в холмы.

Оценка: 5
–  [  5  ]  +

Александр Грин «Состязание в Лиссе»

Ny, 14 января 2010 г. 12:12

Занятно, что у Грина язык бы не повернулся назвать корабль «корытом из досок, пеньки и парусины», а моряка «ремесленником воды». Зато самолёт и пилота — легко!

Несмотря на замечательную работу со словом и стиль, гриновский романтический сенсуализм в данном вопросе малоуместен. Пилот может быть таким же романтиком каким и прагматиком. Почувствовать силу и послушность машины в своих руках ничуть не ниже ощущений от свободы собственного тела в пространстве. Никто не осудит мастера за то, что он пользуется инструментом для воплощения своего искусства — будь это хоть музыкант, хоть лётчик.

Даже приняв во внимание, что в рассказе помимо противостояния идей есть ещё противостояние личностей (вернее, типажей), даже представив самолёты того времени, мои симпатии оказались не на стороне авторской позиции.

Оценка: 7
–  [  4  ]  +

Валерия Вербинина «Там, за горами, в запретном саду»

Ny, 25 декабря 2009 г. 05:45

Ужас! Тема стара как сказки братьев Гримм, исполнение — стандартное, идея — ноль. Единственный плюс — обошлось без «чернухи».

Более всего рассказ напоминает мне одно школьное сочинение «Как я провел лето»:

«Папа и дядя Андрей выпили бутылку водки, взяли КАМАЗ соседа дяди Саши и поехали ловить рыбу. Меня они взяли с собой. Мы приехали на озеро. Папа и дядя Андрей выпили еще бутылку водки и стали бросать в воду шахтовые запалы. Мы наглушили четыре мешка рыбы и ондатру. И потом утром мы поехали домой, а нас остановил милиционер. Папа сказал мне спрятаться под ногами, а дядя Андрей говорил с милиционером. Пришлось отдать ему два мешка рыбы. Папа сказал, что это хорошо — если милиционер увидел меня, пришлось бы отдать всю рыбу.» И т.п. Учительница не знала смеяться или звонить в прокуратуру.

Уважаемая автор! Ну неужели Вы не чувствуете, что получилось ниже плинтуса? Я понимаю, что сам лучше бы не написал, но у меня хватает такта не пытаться печатать такие опусы.

Оценка: 2
–  [  12  ]  +

Ольга Громыко «Послушай, как падают листья»

Ny, 24 декабря 2009 г. 09:05

Второй раз покупаюсь на рекомендации и уделяю время рассказам О. Громыко.

Елки-палки! Второй раз читаю нечто по мотивам «Ведьмака» А. Сапковского. Второй раз вижу заезженную тему, к которой автор ничего не добавила. Второй раз спотыкаюсь о языковые загогулины. Второй раз замечаю, что автор знакома с природой по школьному курсу биологии, зверей видела только по телевизору, а деревенский быт знает, вероятно, по книгам. Второй раз удивляюсь предсказуемости сюжета и шаблонности куцых образов. Всё второй раз — как по трафарету.

В рассказе есть небольшая деталь, превращающая его в мыльный пузырь. Красивый и пустой. Вот, хорошо, есть некий ведьмарь (гибрид друида и охотника за нечистью), защищающий деревню. Светловолосый, мудрый, неразговорчивый, справедливый и т.п. — на лицо ужасный, добрый внутри. Понятно откуда копировалось, причём копировалось бездумно, для красивости образа. «Воин добра», годами сосуществуя с жителями деревни, по непонятной причине не удосуживается объяснять им суть своих (весьма зловещих со стороны) поступков и дел. Это, конечно, от случая к случаю очень «успокаивает» селян. Создаётся ощущение, что он узколобый социопат или полный пофигист, способный исключительно ухмыляться про себя, наблюдая непонимание. Однако, автору без «молчаливости» ведьмаря никак не обойтись — именно эта черта служит основой для «интриги» и запускает действие. Будь отшельник немного более человечен и писать бы было не о чем.

Читать рассказ действительно грустно. Грустно от того, что автор не пытается, используя жанр в качестве инструмента, показать Жизнь, сложную и неповторимую, а на пустом месте создает из мухи слона, выдувая мыльный пузырь в фэнтезийных декорациях, искусственную драму для детей школьного возраста.

Очевидно, для О. Громыко характерна черта современных «мастеров фэнтези» — неудержимое желание усердно толочь воду в ступе, не имея сказать ничего собственного.

Читать можно, но... зачем?

Оценка: 4
⇑ Наверх