FantLab ru

Все отзывы посетителя Ny

Отзывы

Рейтинг отзыва


Сортировка: по дате | по рейтингу | по оценке
–  [  5  ]  +

Урсула К. Ле Гуин «Дело о Сеггри»

Ny, 7 мая 23:51

Какая чепуха!

Такие вещи ещё можно было писать в 60-ых, они недурно бы смотрелись в 80-ых, но к концу века повесть Ле Гуин уже выглядит детским лепетом — неравенство полов основательно побороли (глядишь, скоро обратно за «равенство» придётся бороться). Поздно уже вокруг проблемы прыгать, если ты, конечно, не упёртая феменистка или не фантаст-социолог. Но в любом случае, неужели нельзя прорабатывать историю серьёзнее и писать убедительнее?

Автор, «моделируя» экзотический социум, не придумала ничего сложнее, чем просто поменять мужчин и женщин местами, показав вместо утрированно патриархального общества гипертрофированно матриархальное. Естественно, со всеми классическими вывертами феминистки: руководящая роль у женщин, производством и наукой занимаются только женщины, мужчины в публичных домах, сегрегация и дискриминация по половому признаку. И однополые отношения бонусом, причём гомосексуалы, конечно, белые и пушистые. По таким книжкам можно диагнозы ставить...

Если бы автор не поленилась почитать этнографию и социологию, то узнала бы, что дефицит мужского пола в популяции вызывает социальную формацию типа «многожёнство» — с руководящей ролью мужчин, а не обратное ему «многомужество». Причём гомосексуальные отношения при любых типах половой структуры популяции считаются сублимационным типом связи, а не основным. Кроме того, в достаточно благополучных социумах индивидуумы хорошо обеспечены материальными благами, поэтому степень личной свободы перестаёт зависеть от социальной и половой роли особи. Таким образом, общество, описанное в повести, не могло сформироваться в условиях краха цивилизации и необходимости выживать — здесь волей-неволей ведущую роль начинают играть мужчины, т.к. женщины постоянно заняты заботой о потомстве (царят промискуитет и естественный отбор). Оно не является естественным и традиционным. Такое общество могло сформироваться только в благополучной среде при наличии мощных искусственных факторов, которые вели бы к изоляции полов и получению максимальной выгоды от такой изоляции. А их в произведении нет: кто именно поддерживает описанные порядки? Кто строит «Замки», кто ведёт в них хозяйство и почему полиция арестовывает мужчин вне их территории? Ну не бывает законов и традиций без необходимости — они быстро устаревают и пропадают. Даже если бы сохранялась диспропорция полов и дефицит половых контактов, приводящих к беременности (что крайне странно при уровне технического развития и науки, который подразумевает не только двигатель внутреннего сгорания, но и искусственное оплодотворение), то мужчины давно бы пользовались свободой, т.к. получали бы больше благ и в сексуальном плане были бы доступнее женскому социуму, чем сидя в «замках». Кто и что их там держит — даже персонажи повести не могут ответить на этот вопрос.

Выходит, автор просто поставила всё с ног на голову, но не потрудилась как-то адекватно подкрепить продемонстрированную систему. Умственного и литературного туда я здесь не вижу, как и социологического эксперимента — совершенно искусственный, нежизнеспособный конструкт. Зато вижу ответ на запрос определённой и специфической доли читательниц.

По уровню проработки и выбранной теме я бы сравнил неуклюжую феминистическую поделку Ле Гуин с «Умирающим светом» Мартина (который, кстати, написан гораздо раньше). При этом, Мартин хотя бы попытался дать обоснование «многомужеству» (вкупе с гомосексуализмом, между прочим) и убедительно показал как непрочны искусственные формации при исчезновении материальных стимулов, не уклоняясь в заигрывание с конъюнктурой. Даже личные драмы героев у Мартина выглядят естественнее и острее, чем у автора-женщины (хотя ожидать следовало бы обратного). Поэтому, читать «Умирающий свет» мне было интересно и сейчас, а более свежее «Дело о Сеггри» кажется выписанным по устаревшим клише, давно набившим оскомину.

Оценка: 3
–  [  1  ]  +

Юрий Бархатов «Подобно дафниям»

Ny, 13 марта 06:34

Несмотря на неточности, рассказ вызывает интерес.

Сейчас редко пишут «настоящую НФ старой закалки», ту, в которой прямо обыгрываются научные законы и принципы. Всем сейчас подавай какие-то новинки да ещё и обязательно из физики и обязательно в дальнем космосе. А мир и без того сложен — стоит открыть учебник по любой естественной дисциплине и сразу потонешь в законах и сложностях природы нашей планеты.

Замысел произведения опирается на достаточно обычный, но малоизвестный принцип чередования способов размножения в жизненном цикле организма (смена классического полового размножения с оплодотворением на партеногенез). С этим фокусом сталкивался каждый, кто травил тлю в саду: летние партеногенетические поколения стремительно наращивают численность, буквально на глазах в геометрической прогрессии заполоняя все доступные кормовые растения. Каждая крылатая тлюшка-девочка даёт начало новой колонии своих полных генетических копий — клонов. Лишь к осени начинают появляться самцы, которые, оплодотворяя самок, дают возможность разным популяциям обменяться генами и перезимовать на стадии яйца. К такому же способу прибегают и дафнии (примитивные рачки, повсеместно обитающие в пресных водоемах) — им нечем защититься от хищников и пересыхания, остаётся только «давить» численностью. Это чередование происходит каждый год — как по часам. Природа уже давно пользуется клонированием, до которого человек с его интеллектом дополз только сейчас и сразу начал шурудить шаловливыми ручонками там, где не нужно.

Ну как было пройти мимо такого явного маркера в названии?

Автор предложил, хоть и не новую (например, у Жулавского в «Победителе» система была ещё сложнее), но вполне интересную трактовку партеногенеза и гипотезы «мусорных генов», увязав их с загрязнением окружающей среды. Тут при желании можно разглядеть и «Превращение» Кафки, и популярную во второй половине прошлого века тему мутаций, и сегодняшний тренд на выживание после конца света. Набор богатый.

К недостаткам рассказа можно отнести лишь торопливость действия и, пожалуй, некоторую незавершённость.

А в целом, по-моему, вполне удачный дебют.

Оценка: 7
–  [  4  ]  +

Юлия Федотова «Наёмники Судьбы»

Ny, 10 января 07:43

Уже начинаю побаиваться обложек серии «Магия фэнтези», её пора переименовывать в «Магия халтуры» — новых авторов, конечно, нужно находить, а книги продавать, но зачем же выпускать в печать полуфабрикаты? И откуда такая запредельная оценка читателей?

Текст под обложкой — не роман. Это какой-то кривобокий сборник анекдотов разной степени свежести, похожий на пьяного Змея Горыныча (куча лишних голов, рык, хаос, разговорный язык) или затянувшийся рассказ (совершенно простая приключенческо-повествовательная линия без каких-либо надстроек). Роман, пусть даже самый плохой у никудышного писателя, подразумевает более глубокое освещение событий, описание жизни героя или героев, раскрытие характеров. Здесь вместо нормального произведения мне почему-то подсунули черновик с общими сюжетными намётками. Где описание окружения, где введение в действие, где история героев, где общие сведения о мире, в котором происходит приключение? Где, в конце-концов, хотя бы внутренние диалоги или конфликт идей?

Это что за недострой с голыми стенами, без окон, с торчащей наружу арматурой, отсутствием водопровода и электричества? Где сам роман-то?

Да, автор умеет острить, но это не повод писать книгу и вообще называться писателем. Я, например, умею свистеть, но не иду же петь на эстраду!

Не стал читать. Халтура. Автор, перепиши как следует, не ленись.

Оценка: нет
–  [  13  ]  +

Юрий Никитин «Мегамир»

Ny, 16 декабря 2019 г. 23:14

Тот случай, когда не знаешь плакать или смеяться...

Такой дури я не читал уже давно, пожалуй, она отмерла вместе с культурой 90-ых, когда вовсю буйствовали Кашпировский и Чумак, инопланетяне каждую неделю похищали людей, а по окрестностям любого крупного города бродил снежный человек, убежавший из Атлантиды.

Текст о путешествии в страну насекомых сделан настолько антинаучно, технически и стилистически плохо, что можно даже не упоминать тупейших героев и полнейшую безвкусицу. Книгу бы стоило резать на самокрутки и курить вместо наркотической смеси — настолько высока в ней концентрация дури. Если кому-то для литературного анализа потребуется наиболее безграмотный, топорный и дрянной образец, я рекомендую обратиться именно к данному опусу — ничего хуже ещё не видел. Настоящий эталон, того как не надо делать! Рекорд!

Чтобы не быть голословным, приведу выдержки из книги:

1. «Станция обходится недешево, зато решает задачи, немыслимые для Большого Мира, Старого Света, как его еще называют. Мы наладили плавку особо чистых металлов, растим кристаллы с заданными решетками... Переворот не только в науке, это ожидалось, даже в экономике! Наши работы дают возможность построить корабли, которые пронижут насквозь Солнце, этот газовый пузырь... Мы уже начали проковыривать окошко в вакуумный мир, откуда будем черпать неисчерпаемую энергию. Это все здесь, в Малом Мире. И только мы, никто больше, сидим на мешке с сокровищами!»

Кто именно называет обычный мир Старым светом? — на микро-станции десяток человек и она засекречена. В чём конкретно выражается переворот в экономике? Выращивание каких-то кристаллов и выплавка металла — как этому способствуют микроразмеры? Солнце — газовый пузырь, который зачем-то нужно пронзить. Окошко в вакуумный мир (что это?) с бесконечной энергией! Браво!

2. «Сегодня, когда мельком увидел некоторых специалистов, решил, что улавливает причины неблагополучия. Таких встречал даже в МГУ, хотя подобные ребята предпочитают ящики, там такие возможности. Со школы уже ориентированы, в пятнадцать-шестнадцать лет — студенты, в двадцать — аспиранты, через три года — кандидаты, под тридцать — доктора. И не потому, что делают карьеру, степени к ним приходят сами, потому как работают каторжно. Хватает и прилипалам, и соавторам, и замам директоров по научной и хозяйственной части. Но парни, увы, узкие спецы, никто из них не видит дальше собственного стола или пробирки... Они технари, а технари не могут быть специалистами по выживанию в этом мире. Кирилл ходил безостановочно по квартире, благо ходить можно и по стенам, а при некоторой сноровке даже по потолку, раздраженно отшвыривал с дороги нелепые стулья.»

Автор считает, что человек блестяще окончивший школу, университет, аспирантуру, докторантуру обязательно будет каким-то грибом, не видящим дальше своего носа. Очнитесь, Никитин — это называется «научная интеллигенция», которая как раз формирует мнение общества. Кроме того, многие специалисты работают не в кабинетах, а в поле, проводя несколько месяцев в горах, лесах или тундре. Геолог или биофизик может знать о природе не меньше охотника или профильного биолога. И вообще, самые авторитетные специалисты (в том числе по муравьям) сидят не в МГУ, а в разнообразных НИИ, — видимо, Никитин не в курсе существования академической науки. А представление автора, что при малом весе можно ходить по потолку и стенам относится к области средневекового невежества. Муха бегает по стенам не из-за веса, а из-за устройства подошвы ног: там и присоски, и коготки, и даже эффект магнитного прилипания. Но если обработать конечности насекомого или поверхность составом, снижающим эффекты сцепления, то членистоногие перестают держаться и падают вниз. На этом принципе работают энтомологические ловушки для насекомых. Поэтому, человек, от природы имеющий гладкие ступни, даже при малом весе не сможет ходить по стенам.

3. «Кирилл, лежа, проводил взглядом чистоплотного паучка-путешественника. В середке паутины, такой же серебряный, незаметный. От полета ни шума, ни запаха... Так и до экстрасенсорной чуши можно дойти! Уже не колеблясь, содрал комбинезон. Теплые ладони воздуха быстро высушили вспотевшее тело. Хлынул поток информации, истончившаяся кожа не комбинезон, от мира не отгораживает. Запахи идут прямо в тело. Кирилл в подражание муравьям перешел на трахейное дыхание. Еще не понял, чем пахнет, под кем как дрожит почва, кто как трясет плотный, как кисель, воздух — здесь все хитрят, имитируют, прикидываются, но чувства уже начинали делать первую важнейшую прикидку: опасно — безопасно.»

Пауки не летают на ловчей паутине, — летают молодые, почти невесомые паучата, выпуская одну единственную длинную нить. Об этом знают дети! Запахи прямо в тело — это сильно! А переход на трахейное дыхание (у людей нет трахей — это органы дыхания насекомых) вообще неподражаемый момент — очевидно, герой начал дышать жопой.

4. «Зажав себя в кулак, он твердым шагом двинулся к Мазохину»

Тут комментарии вообще не нужны. И так не просто на каждой странице — этот поток идёт непрерывно: в каждом абзаце и предложении. Добавлю, что книга отправлена в печать без редактуры и вычитки корректора. Фактически, опубликован черновик.

Сначала подумалось, что пишет натуральный старорежимный «совок» (в худшем смысле этого слова) — ржавый такой, с кривой ручкой и коркой грязи, «ничего не видящий дальше своего носа», едва окончивший рабфак, путающий «Сартра с сортиром». Открыл биографию — да, плотогон из глубинки в 40-50-ые ещё мог бы такое накропать, но член Союза писателей СССР, окончивший Литинститут в 1981 году?

Лишь потом до меня дошло, что текст «ухудшен» специально. Автор совершенно верно уловил тред 70-80 годов на снижение планки образования и исчезновение требовательной, взыскательной аудитории настоящей научной фантастики. Чем хуже и глупее написана книга, лишь слегка приправленная какой-никакой экзотикой, тем она восторженнее будет воспринята новым поколением наивных, малограмотных читателей. На этом коньке в царство коммерческой литературы в 90-ые годы с триумфом въехали такие «фантасты» как, например, Головачёв, Гуляковский, С. Алексеев, Петухов. Зачем напрягаться, если люди готовы читать что угодно, лишь бы смотрелось необычно? Наоборот, нужно расслабиться и даже выхолащивать любую стоящую мысль, уродовать язык.

О полном успехе подобной тактики свидетельствует подборка отзывов на роман (как фантлабовских, так и оставленных на других сайтах). Многие благодарят автора за интересную книгу и преклоняются перед его научными знаниями. Даже «Мир фантастики» выделился, выпустив в 2015 году статью «Место действия — микромир», где книге Никитина практически поются дифирамбы. Да вы что, люди?! Текст почти не имеет точек сцепления с реальностью. Вы прочитали почти фэнтези — события происходят в выдуманном мире с выдуманной физикой и биологией. Он просто немного похож на наш. Это сказка! Вам опять впарили Шамбалу, лох-несское чудовище и чупакабру, только в другой упаковке. А вы и не почувствовали, да? Достаточно нескольких «умных» слов-маркеров и можно безоглядно поверить всему остальному?

Хотите я расскажу как писался текст? Автор пошёл в библиотеку и попросил всё, что можно по муравьям. Ему дали детскую книжку Козлова «Не просто букашки», научно-популярную брошюру Халифмана «Операция «Лесные муравьи», том Брэма и сборник рассказов Мариковского «Маленькие труженики леса». Затем автор сходил на секцию мирмекологии какой-то научной конференции или, что вероятнее, пролистал сборник трудов научного симпозиума (отсюда упоминание имён настоящих мирмекологов, работавших лет 20-40 назад). Потом Никитин вытащил из закромов свой старый рассказ «Муравьи» (довольно приличный по времени написания), положил рядом «Карика и Валю», возможно роман Брагина «В Стране Дремучих Трав». И работа закипела: научпоп резался на цитаты (они идут в романе сплошным потоком, вплоть до копирования стихов из книги Козлова), из Брэма взяты «сяжки» (устаревшее лет на 150 название усиков насекомых), которые вставлены в роман к месту и не к месту. Всё это натянуто на сюжет рассказа и дополнено чем только можно. Десантники-космонавты щёлкают голыми пятками и скрипят горами мышц (буквально), в научную экспедицию посылают какого-то ВУЗовского профессора, сидящего в башне из слоновой кости, который мигом становится «специалистом по выживанию». Мирмекологией по мнению автора занимаются, пересчитывая тлей на листочке сорняка или собирая пробы растительного сока. Лапы насекомых, имеющих наружный жесткий скелет, «бугрятся мышцами», муравьи раздают всем «чистый мёд» и братаются с людьми, пожимающими им усики. Все куда-то несутся, работают с бешеной энергией, бегают, прыгают, сталкиваются с треском или влетают в двери подобно пушечному ядру, глаза загораются факелами и прожекторами. Создаётся ощущение, что описано какое-то буйное помешательство на почве психических расстройств.

И лейтмотив книги, естественно, ниже плинтуса: О каком заселении микромира может идти речь, если группа исследователей практически ничего не сделала: не изучила предполагаемую нишу микрочеловека в экосистеме, не проводила экспериментов по выживанию (выходы «десантников» наоборот показали высокую опасность окружающей среды), не анализировала последствий питания новыми продуктами. И вообще, где гарантия, что после уменьшения и калечащей операции по изъятию лишних тканей, люди способны размножаться? Автор просто вываливает на читателя какие-то безумные утверждения, даже не пытаясь их обосновать.

Причём, настоящие факты и дичайшие выдумки перемешены в какое-то ужасное варево по типу смеси из отрубей. И ладно бы писал полный дурак — я бы закрыл книгу и больше о ней не вспоминал. Но автор ведь когда-то серьёзно размышлял над физическими особенностями путешествия в микромир. У него худо-бедно описана сама проблема уменьшения, имеющая всего два решения — уменьшение клеток тела и сокращение числа клеток в организме (без изменения их размера). Сделана попытка передать ощущения от миниатюризации (взаимодействие с микрообъектами, изменение силы мышц, капиллярные эффекты жидкостей). Предложен удачный вариант предотвращения потери влаги уменьшившегося организма (использование изолирующего костюма-доспеха). И все эти находки Никитин запросто пустил под нож, написав не просто плохой роман, а специально изуродовав текст до нужного уровня непотребства, чтобы скормить получившееся хрючево непритязательному читателю.

Но я не свинья, помоев не ем, и на дворе не 90-ые, чтобы проглотить такое отношение к себе. «Мегамир» — почти эталонный образец той самой «нуль-литературы», «нуль-фантастики», которую всё искали в сборниках «Молодой гвардии», ещё не ведая, что даже сочинение автора-неудачника лучше коммерческого продукта, предназначенного специально для любителей увлекательной чепухи.

Интересно, как автор смотрит в глаза поклонников на встречах? Может быть, тоже гасит невольную ухмылку, как Головачёв?

Оценка: 1
–  [  6  ]  +

Энн Маккефри «Скороходы Перна»

Ny, 2 декабря 2019 г. 20:53

Повесть приличная — почти бытовая история с легкими приключениями. В меру увлекательная, не кровожадная, спокойная.

Но мелочи, как это нередко бывает, портят картину. Я не понял зачем существует служба скороходов, если жители Перна разводят верховых животных типа лошадей? В земной истории, например, известен, пожалуй, лишь один случай, когда гонец на своих ногах принёс важную новость — победа греков при Марафоне. А почему? Да просто верхом быстрей получается. На Перне же твориться какая-то неразбериха — параллельно существуют барабанные башни (передача новостей звуком), верховые гонцы, наездники на драконах и скороходы. Объяснения автора, что, мол, верховой не везде пройдёт, звуковые сообщения бесполезны в ветер, а драконы дороги — это наив. Она тут же показывает некий город Форт, где все службы сообщения существуют параллельно. Однако зачем такое излишество и почему в пределах города нужно бежать пешком, если можно оседлать коня, автор, конечно, не поясняет. Всё это вдвойне странно, т.к. с древнейших времён известна передача информации визуальными сигналами и при помощи животных. Гелиограф, флажковый семафор, голубиная почта сохраняли свои позиции вплоть до середины XX века. Неужели на Перне до этого не додумались? А уж если скороходам вдобавок требуются благоустроенные беговые «трассы», то вопрос с «непроходимостью» всадников ответа не получает — почему бы сразу не проложить дороги для коней?

Также странновато выглядят другие подробности жизни скороходов. Зачем героиня бежит ночью, в шипованной обуви, да ещё и в гору? Обувь с шипами будет цепляться за любую неровность, за траву, за штанины — она годна лишь для гладкой или скользкой поверхности, но летом-то на ровном месте зачем? Бегать ночью опасно — любое случайное препятствие (допустим, тонкое, упавшее поперёк тропы деревце, которого день назад не было) может стоить перелома. Бегать в крутую гору — просто глупость. Это скажет любой турист или спортсмен. Пустая трата сил, допустимая лишь при экстренных обстоятельствах. Поэтому, описательная составляющая произведения выглядит натянуто.

Не менее странно смотрятся многочисленные травмы, которые бегуны получают при выполнении задания на спокойной трассе. Тут и ушибы, и вывихи, растяжения, судороги, занозы. Такое ощущение, что речь идёт о футболистах или игроках регби. Мне приходилось заниматься стайерским бегом, а работа требует передвижения по нехоженому лесу. То подскользнёшься, то в рытвину провалишься, то ногу в буреломе защемишь, то колено острым суком поцарапаешь, даже на стадионе можно получить растяжение или вывих. Но чтобы за один раз организовать столько травм, как в повести... Может быть, действительно, не стоит бегать ночью?

Как-то у Маккефри с достоверностью неважно выходит. Читать можно, но проработка должна быть качественней или объяснения — подробнее.

Оценка: 5
–  [  1  ]  +

Раймонд Фэйст «Гонец»

Ny, 21 ноября 2019 г. 07:32

Странно, что рассказ так ругают...

Ровная вещица о верности долгу и самопожертвовании. По нынешним временам, когда в герои фэнтези больше стараются вывести душегубов, ворьё, подлецов и даже дураков, я бы сказал, — удачный оптимистический этюд.

Да, автора можно укорить за отсутствие логики в деталях: армия, годами воюющая на своей территории, не обмундирована для зимы и солдаты постоянно мёрзнут. Люди поздней осенью неделями спят на земле и живут в палатках, даже не пытаясь раздобыть тёплых вещей и устроить постоянное жильё. Средневековые солдаты по мнению автора, конечно носят носки! Гонец-фельдъегерь не в состоянии выжить за пределами обустроенного лагеря, он сразу простывает и с содроганием думает о неминуемой смерти, случись ему потерять лошадь и остаться с природой один на один — это нечто невероятное! Такой человек выбыл бы из строя в первые дни полевой жизни. В подобном стиле, выдумывая несуществующие трудности наперекор практике и здравому смыслу, обычно пишут горожане, плохо представляющие существование без удобств.

Но как много в этой истории другого — хорошего! В батальных произведениях, да и вообще в литературе, не так уж часто встречается образ гонца — маленького винтика военной машины, тем не менее влияющего на судьбы тысяч людей. Уже поэтому тема рассказа интересна. Прежде всего, следует выделить стойкость центрального персонажа, граничащую с отвагой или даже глупостью. Можно только позавидовать такому внутреннему стержню и самообладанию. Герой в меру своих слабых сил стоически разрешает все трудности, хотя кажется, что шквал неприятностей вот-вот захлестнёт его с головой. Причём, все это передано без тени самолюбования.

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
Неудивительно, что герой чудесным образом выздоравливает под конец (я похоронил его примерно к середине истории — с такой простудой нередко умирают даже сейчас), ведь он настолько самоотвержен, что просто не может погибнуть обычной смертью: совершённый подвиг требует соразмерной награды, пусть не от людей, так от небес.

Автор правдоподобно описывает впечатления и беспокойства всадника, посланного с донесением, — заботу о коне, постоянные наблюдения за погодой и местностью, тревогу за безопасность, планирование выездов и важность ориентирования. Кроме того, здесь нет обычного для фэнтези «бога из машины» — гонца никто не спасает в последний момент. Он действует на свой страх и риск.

Любопытно, по римскому образцу, даже с уклоном в эпоху Византии, показаны боевые действия. Беглыми, но яркими получились портреты военачальников, солдат, обозников. «Волшебность» мира отражена кратко, одним лишь присутствием полкового мага-лекаря, однако как здорово передана эта толика «магичности» — и жрец, и целитель должны соединить усилия, чтобы спасти человека: «я удерживал твою душу в теле, пока чары лечили недуг».

Отлично! Автору пять за один только образ героя.

Оценка: 8
–  [  2  ]  +

Алексей Буцайло «Мастер по нечисти»

Ny, 10 сентября 2019 г. 12:11

Судя по доступному отрывку, дубовое и бесхитростное подражение «Ведьмаку» Сапковского, причём с тем самым ужасающим по качеству «уклоном в историчность», который зовётся псевдославянщиной. На пятнадцатистраничном отрезке текста понатыкано столько кривостей и глупостей, что вердикт очевиден — даже открывать не стоит.

Вот тебе и «Рукопись года»... Да такого чтива на Самиздате горы лежат!

Оценка: нет
–  [  2  ]  +

Полина Матыцына «Два мага»

Ny, 19 июля 2019 г. 10:07

Кошмар!

Авторша оперирует таким чудовищным наивно-слащавым слогом, что её рассказы почти невозможно читать. Что этот, что более поздние. Словно третьеклассница, старательно подделываясь под взрослую, взахлёб рассказывает о выдуманных отважных принцах и блистательных принцессах, скопированных из детских аниме. Что-то подобное, липучее от патоки и бессмысленное, можно обнаружить во французских сказках для детей знати, бытовавших в XVII-XVIII веках.

Путано, нелогично, примитивно, глупо, коряво! Для зрелого человека, тем более — писателя — публиковать такое просто пОшло. Даже неловко читать.

Пропускаю — очередной графоман, которому следовало бы запретить «портить бумагу».

Оценка: 1
–  [  3  ]  +

Сергей Анатольевич Смирнов «Цветок в дорожной сумке»

Ny, 14 июня 2019 г. 07:26

Прочитал в детстве, в журнале «ТМ». И запомнил на всю жизнь. Отчасти из-за этого рассказа выбрана профессия, которой уже отдано немало лет.

Да, очень простенькая вещица, но она без напрасных любомудрствований, присущих многим «взрослым» произведениям, доходчиво показывает, что наша планета — точно такая же оранжерея. Со всеми вытекающими последствиями.

Настоящий экологический рассказ. Откладываю его в копилку «Хрестоматии юнната» и буду обязательно давать читать ученикам в школе.

Оценка: 8
–  [  6  ]  +

Ольга Валентеева «Факультет чудовищ»

Ny, 6 июня 2019 г. 10:53

Обнаружил у себя в папке с рассказами ознакомительный фрагмент этого романа — видимо, случайно затянуло. Ну, прочитал...

Типичная пустышка, как и львиная доля «женского фэнтези».

Автор начиталась «Гарри Поттера» и слепила по образу и подобию что-то своё. Тяп-ляп, ляп-тяп.

Тут и язык, которым надо всё-таки владеть лучше. И отсутствие фантазии. И неумение делать текст — рассказывать о персонажах, описывать пейзажи, интерьеры, выстраивать сюжет. И жонглирование штампами. И просто всякие глупости.

Автор в целом не знает жизни и преподавательской «кухни» — студенты выглядят школьниками, а профессора (интересно, кто им сразу такие высокие звания присвоил?) — пионервожатыми. И на самом-то деле, в ВУЗ приходят, чтобы стать специалистом, а не чтобы, как в этой книжке, упрочить авторитет среди сверстников или ради разборок с одногруппниками.

Кроме того, роман написан скучно. Валентеева, очевидно, не умеет шутить и даже не пытается ретушировать современность, везде выпирающую из фэнтезийности её мира.

Захочется мне авантюрных романов с неожиданностями, так я лучше древнего Хаггарда открою. Он, несмотря на время и наивность, смотрится приличнее.

Оценка: нет
–  [  8  ]  +

Теодор Старджон «Громы и розы»

Ny, 4 апреля 2019 г. 11:38

Занимательный рассказ.

1947 год — ещё не остыли толком Хиросима с Нагасаки, ещё дымится Бикини, ещё совсем свежа фултонская филиппика Черчилля, только что обнародована «доктрина Трумэна»...

А здесь описывается такая прелесть — антивоенное благородство американской военщины. Мол, мы на самом деле парни мирные, если до дела дойдёт, то подставим все щёки и даже станем молиться за наших врагов. А бомба у нас случайно оказалась и грозим мы ей тоже понарошку.

Не вполне понятно — или автор наивен до крайности, или лицемерен до наивности. Или просто страшно стало? Сейчас после рассказа можно лишь рассмеяться. Несколько извиняет только общий мирный посыл. Но обстоятельства, идея, исполнение, подробности — это мрак!

Мне другое интересно. Всю холодную войну вытащили на себе вот такие же «обычные американские парни», которые с одной стороны всё понимали и как бы не хотели настоящего военного ада, который прошёлся бы по их стране, но с другой стороны всячески способствовали разжиганию противостояния — устраняли несговорчивых лидеров, душили коммунистическое движение, продавали кому нужно оружие, охотно шли на провокации, служили на иностранных военных базах, без особых хлопот и задних мыслей участвовали в прямых интервенциях. Интересно, почему они не задумывались над возможным возмездием и совсем не стремились к гуманизму? Неужели, действительно, нет никаких 9 заповедей, а есть только ядерная дубина, которой нужно бить «партнёров» по наглым, загребущим пальцам?

Оценка: 2
–  [  6  ]  +

Виктор Петрович Буря «Карик, Валя и... ГУЛАГ»

Ny, 12 марта 2019 г. 10:39

Заметка очень страдательная. Только автор зря пытается разжалобить своего читателя математикой.

Во-первых, были народные стройки и без зэков. Причём, иногда в таких условиях, что бараки с постельными клопами могли показаться роскошью.

А во-вторых, могу сообщить, что клопы-хищнецы (те самые «редувии» из книжки Ларри) имеют довольно крупный размер — до 2 см в длину (тропические ещё крупнее). Поэтому, полведра — по десятку хищнецов на барак — не так уж много. Получается комсомольский городок с 2-3 десятками бараков-времянок, а не бесконечные периметры с колючей проволокой.

Не нужно из художественной литературы на почве собственных фантазий выдувать миллионные жертвы режима.

Оценка: 5
–  [  7  ]  +

Сергей Коротков «Головастик»

Ny, 23 февраля 2019 г. 08:12

Чудовищно!

Человек просто не умеет писать. Не как сочинитель и автор, а как пятиклассник-двоечник, который прогулял все уроки по программе. Текст рассказа отражает такой уровень общей необразованности, какой редко встречается даже среди сетевых авторов-графоманов. Здесь не корректор с редактором нужны, а учитель русского языка и литературы. Заодно было бы неплохо биологию подтянуть, начиная с 3 класса.

А ещё лучше, совсем не брать в руки ручку с бумагой.

Интересно, кто решил, что романы этого «автора» можно публиковать?

P.S. Он оказывается ещё и кандидат технических наук, доцент, член Союза писателей! Это финиш...

Оценка: 1
–  [  3  ]  +

Александр Куприн «Механическое правосудие»

Ny, 4 февраля 2019 г. 21:26

Куприн рисует «очередную» попытку автоматизации общественной жизни — в области исполнения наказаний. И жесточайшим образом нокаутирует её сюжетом, иронией.

Уж сколько раз твердили миру, что нельзя всех мерить одной меркой, а за каждым преступлением лежит первопричина, истоки которой нередко кроются в несовершенстве самого общества. В этом отношении вспоминается приказчик Поротя из сказки Бажова «Малахитовая шкатулка» — такие люди могут не только механически выписывать суровые наказания всем без разбору, не вникая в степень виновности преступника, но часто даже рады «зацепить» невиновного. А вина найдётся, ведь, как говорили раньше «Не согрешишь — не покаешься, а не покаешься — не спасёшься». Выходит, все виноваты для своего же блага. Какой выход?

Герой рассказа пришёл к мысли, что порка делает человека нравственнее, лучше. По его замыслу, наказание нужно принимать добровольно, как лекарство. Причём, дозирование чудодейственной «берёзовой каши» по замыслу изобретателя всецело передано механизму. В принципе, концовка уже просматривается, авторский ход очевиден. Но бессмысленно рассказывать КАК великолепно это описано!

Рассказ нужно читать. Вслух, публично. Желательно, в школе. Но можно и в государственных учреждениях.

Оценка: 9
–  [  6  ]  +

Антон Вильгоцкий «Энтомологи»

Ny, 31 января 2019 г. 11:08

После прочтения у меня только один вопрос «Что это было?».

Если хоррор, то он слишком примитивен и способен напугать лишь очень впечатлительного подростка. Если попытка чего-то более сложного — драмы, детектива, НФ — то ситуация ещё хуже: общая неграмотность автора фатально подкашивает и без того невысокое писательское мастерство. И читать, собственно, не о чем. Сюжет, факты и технические детали, тем более концовка интереса не представляют.

Например, автор не в курсе, что в России/СССР нет такого понятия «профессор энтомологии» (в рассказе прямо указан один из отечественных ВУЗов). Профессор — это звание преподавателя высшей школы или должность на кафедре. Может быть профессор биологического факультета, но не профессор энтомологии.

Например, автор не в курсе, что многочисленную коллекцию живых насекомых держать дома нельзя по очень простой причине — членистоногие недолго живут. Чаще всего, несколько месяцев. А уж разнообразие условий, которые им могут потребоваться, заставит поднапрячься даже крупные зоопарки. В рассказе же с подобной задачей справляется один человек.

Например, автор не знает, что скрестить скорпиона с жуком-оленем и пауком нельзя — эти животные состоят в таком неблизком родстве, что попытка обречена на провал. С равным успехом можно было написать, допустим, про гибридизацию сома, медведя и кальмара. Даже близкие виды с некоторым трудом поддаются прямому скрещиванию — иначе они бы не были разными видами. Это проходят в школе! Наконец, фраза о том, что никто не занимался выведением новых видов членистоногих — ерунда. Так, опыты советского энтомолога с мировым именем Г.Х. Шапошникова по выведению новых видов тлей проведены совсем недавно — в 80-е годы 20 века и неплохо известны за рубежом.

Рассказ прочитать можно, можно даже поужасаться произошедшему. Но перед нами, к сожалению, не благородный хоррор, а всего лишь простенький кровавый трэш, целиком делающий ставку на шок и омерзение.

Оценка: 3
–  [  2  ]  +

Джефф Райман «Детский сад»

Ny, 23 ноября 2018 г. 10:57

Читал полтора года. Вспоминаю это время с ужасом!

Повёлся на издательскую аннотацию – ожидал рибофанк на фоне утопии или антиутопии. Ничего подобного. Какой-то жуткий поток сознания, где сюжет полностью подчинён изменениям психики персонажей. Обстановка больше вяжется с постапокалипсисом, чем с антиутопией. Подробности быта, порядок повествования и поведение героев приближают книгу к сюрреализму. Роман выглядит смесью «Алисы в Зазеркалье» и «Нейроманта». Прибавим сюда что-нибудь нарочно технически безграмотное (скажем, Головачёва) и поставим Кафку помешивать варево. Мне не хватает читательского опыта чтобы указать аналогичные произведения. Мерещится то «Ювенильное море» Платонова, то «Голубое сало» Сорокина, то что-нибудь отвязно-беспощадное из Покровского. Здесь нет привычных понятий – слова и термины совершенно не обязательно означают то, что они должны выражать. Например, «партийная номенклатура» — это просто люди, которые со скучным видом тормозят жизнь других людей. С равным успехом эта прослойка могла бы называться «египетскими жрецами» или «китайскими мандаринами». Вирусы здесь – это такая вещь, которая переносит знания между организмами. Как переносит, почему переносит, как вирус можно вырастить на агар-агаре в чашке Петри – этого автор знать не желает. Просто ему хочется, чтобы штуковина, которая должна переносить техническую информацию в другой мозг, называлась «вирус», а тот индуистско-квакерский бардак, что царит на страницах романа, должен называться «победой коммунизма во всём мире». Поэтому, вся история тоже не имеет чётко выраженных привычных форм и образов. Шпион может превратиться в поэта, а мастер по свету – в безумного садиста. Здесь всем рационально управляет страшно умный компьютер-сверхразум-поливселенная, но люди продолжают голодать и месят в лужах шистосому. Здесь важнее спектр ощущений, который возникает при взаимодействии неких явлений, заменяющих в книге героев, поступки, принципы, события. Порой автор углубляется в какой-либо поднятый вопрос, но потом лихо топит образованную конструкцию в сюжетном болоте. Говорить что-то конкретное о героях или их окружении нет смысла, т.к. отдельные детали в замысле произведения незначимы, значима их совокупность. Просто автор очень много места тратит на выкладывание общей мозаики, что создаёт подобие действия. На самом деле, как мне показалось, никаких заметных перемен не происходит — героиню лишь переставляют со сцены на сцену и демонстрируют как она там выглядит на общем фоне.

Я плохо понял зачем всё это стоило городить – идейно роман не так уж глубок. В принципе, практически любой человек рано или поздно на основе жизненного опыта самостоятельно приходит к мысли что все явления и события в природе взаимосвязаны. Сильнее или слабее, но связаны. Про то, что «ничего никуда не исчезает – если в одном месте убавилось, то в другом прибавилось», говорят ещё в школе на уроках физики. Этот принцип верен не только для материи или энергии, но часто и для исторических процессов, и онтологии. Да, конструкция романа и воплощение авторского замысла может выглядеть таинственно и причудливо, особенно, если как следует приукрасить и обвешать разными чисто литературными бирюльками, но и в сухом остатке при таком объёме хотелось бы получить больше, чем пару избитых истин.

Рад за автора, что он может так сложно закручивать собственные фантазии, но я лучше почитаю аналогично нестандартные, но всё-таки с нормальным сюжетом произведения Дяченок, чем переваривать такую порцию малосъедобной сенсуативной каши.

Продвигаясь по тексту, постоянно вспоминал Кэрролла: «Нужно бежать со всех ног, чтобы только оставаться на месте, а чтобы куда-то попасть, надо бежать как минимум вдвое быстрее!», «Мало кто находит выход, некоторые не видят его, даже если найдут, а многие даже не ищут», «Никогда не думай, что ты иная, чем могла бы быть иначе, чем будучи иной в тех случаях, когда иначе нельзя не быть». Эти высказывания очень ярко иллюстрируют суть «Детского сада».

Роман написан рыхло и многословно – охватить его на раз невозможно. Получить удовольствие от чтения получится лишь при склонности к сюрру, игре абстракций, тягучим сюжетам. Можно сэкономить много времени, если не читать данную книгу, а сразу обратиться к рассказам Раймана. Там совершенно то же.

Оценка: 3
–  [  6  ]  +

Василий Головачёв «Спящий джинн»

Ny, 22 октября 2018 г. 07:08

Опять по рекомендации беру в руки книгу Головачёва и опять какая-то шляпа...

Сначала порадовался как советский автор конца 80-ых смог передать своё видение Будущего – техника, быт, способы связи, транспорт. Радовался до тех пор, пока не стал узнавать старых знакомых.

Невооружённым глазом видно, что роман в плане футурологии является компиляцией произведений известных фантастов. Техника, управление климатом, бытовые условия и обстановка в целом скопированы у Булычева. Так, допустим, борьба с «тяжёлым наследием мирового империализма» (ликвидация арсеналов и микробиологических лабораторий НАТО) напрямую подхвачена из повести «Остров ржавого лейтенанта». Корпус спасателей и сама идея о суперхомо переписаны у Стругацких (допустим, «Десантники», «Волны гасят ветер»). Терминология, образы героев и частично идея экспедиции к флоту с древним оружием взяты у Павлова (первый том «Лунной радуги»). К примеру, поведение Зо Ли скопировано с поведения экзотов (например, того же Девида Нортона) или люденов. Контакт с инопланетной угрозой и многие технические детали позаимствованы у Лема («Непобедимый»). Вставки о происшествиях — вообще стандартный приём боевиков «со спецслужбами» – в изобилии есть, например, у Богомолова («Момент истины»). Попытка ввести героинь женского пола (только чтобы ими восхищаться) за версту отсвечивает Ефремовым.

От Головачёва здесь не так много – кривые фразы, нелепые словосочетания, неумение расшифровать придуманные слова, странные герои и странная работа крутейших «спасателей».

Логика в романе и не ночевала.

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
Происходит ужасная катастрофа с человеческими жертвами на месте бывшей лаборатории, занимавшейся разработкой биологического оружия. Причиной гибели людей — лучшей (!) спецгруппы «ликвидаторов», которых, между прочим, «подняли по тревоге», и которые без защитной одежды устроили пикник прямо в зоне предполагаемой опасности — признан вирус. Вирус убил полдюжины человек за считанные секунды (sic!) – интересно, автор представляет себе как действует вирусная инфекция на организм человека? Однако, вместо того, чтобы бить во все колокола, принимать меры к ликвидации ЧП и крайней биологической опасности, служба спасения тихонько проводит поверхностное расследование, организует какую-то «дегазацию» местности, а единственного выжившего спокойно отпускает на все четыре стороны и сдаёт дело в архив. Да в реальности Зо Ли сидел бы под строгим карантином и охраной до конца жизни! А заповедник был бы закрыт для посещения на десятилетия.
И такая лапша далее во всех эпизодах… «Спасатели» большую часть времени тусуются по пляжам, барам или бесконечно болтают друг с другом, надувая для важности щёки и загадочно перемигиваясь. Чип и Дейл, ёлки-палки!

У произведения нет адекватности. Острые моменты служат лишь для демонстрации мнимой крутости героев. Не смог читать.

Оценка: нет
–  [  13  ]  +

Алексей Провоторов «Костяной»

Ny, 18 октября 2018 г. 12:50

Не люблю ужасы. Не ценю атмосферу хоррора, не вижу в них почти ничего интересного, большинство считаю недостаточно страшными.

Поэтому редко получаю хорошие впечатления от прочтения подобных произведений. И за подборку рассказов Алексея Провоторова, посмотреть которую мне неоднократно рекомендовали, брался с долей скепсиса — изрядное число молодых авторов хвалят зазря. А тут ещё и ужасы...

Поначалу попались чисто мистические и приключенческие вещи. Ничего особенного в них не было, а специфический отрывистый авторский стиль показался основательным недостатком. Затем, за один вечер подряд были прочитаны несколько «страшилок» в антураже постапокалипсиса и фэнтези. Эти понравились значительно больше. Особенно запомнились рассказы «Костяной», «Эффект дефекта».

С одной стороны, нельзя не отметить скованность, характерную для всех прочитанных рассказов. Автор ухитряется от истории к истории использовать всего 3-4 сюжетных варианта, неизменно во многих рассказах фокусируется на нескольких определённых деталях (осень, лес, луна, сумерки, холод), постоянно ограничивается переходящими чертами, впечатлениями, описаниями, но не желает или не может показать происходящее более полно. События обычно начинается с середины, начало опущено. Это создаёт впечатление недосказанности, неоконченности — рассказы выглядят зарисовками, фрагментами, которые нужно и можно расписать шире.

С другой стороны, автор умеет увлечь действием, блеснуть неожиданной деталью, втянуть читателя в произведение словами. Самыми же сильными писательскими достоинствами я бы назвал умение создать образ и мастерскую передачу ощущений героев, атмосферы событий. В рассказе «Костяной», на мой взгляд, автор смог развернуть свой талант в полную силу.

Рассказ тяжёлый: нечистый, тоскливый, странный. Но буквально с первых абзацев я забыл, что читаю ужасы, сюжет перестал быть важен. Настолько мощно затопило волной живых, прямо-таки личных переживаний, пропало понимание определённости и желание анализировать текст. Захотелось просто чувствовать: и серость уходящего дня, и усталость персонажа, и его неуверенность, и горький, противный привкус дыма, и шелест раздвигаемой сухой травы. Вот-вот пойдёт снег, опустится ночь. И дальше… Деловое равнодушие ведьмы. Неуют прогнившего хутора. Обманчивое тепло неприятного жилья. Нежелание выходить в темень, что-то делать. Попытка отмыть пальцы в ледяной воде от жира и сукровицы. Утрата страха перед страшным, бессильное ожидание хоть какого-то конца. Всё это зримо, выпукло, очень чётко. На уровне тактильных ощущений.

Конец прорывается внезапной, немного ошеломляющей развязкой – поставлена жирная точка. Но даже после неё продолжает чувствоваться умелая чересполосица впечатлений, на которой построен текст: чувство долга и томительная невозможность достичь цели, отчуждённая потерянность и давящее соседство с опасностью, слабость добра и сила зла. Словно опять «Сказку странствий» посмотрел.

Интересно, необычно. Можно простить недостатки и даже общую шаблонность истории. По стилю чем-то напоминает Ш. Врочека, по замыслу – Леонида Алёхина (вот у кого бы поучиться гладкости текста), по необычным образам – Кирилла Бенедиктова.

Хочется пожелать автору развиваться дальше, не зацикливаться на короткой форме, больше экспериментировать.

Оценка: 8
–  [  3  ]  +

Сергей Мусаниф «Осина и серебро»

Ny, 15 октября 2018 г. 10:04

Написано коряво, чуть-чуть выше школьного уровня.

Здесь весь набор «начинающего фантаста»: незнание смысла отдельных слов (осиновый кол, к примеру, назван «чуркой»; «милиция» вдруг стала «спецслужбой»), ужасно построенные фразы (например, «из-за памятника выскочил славянский военный тип» — это про солдата славянской внешности); бесконечные повторы (через весь текст упорно идёт словосочетание «отец Доминик» — персонажа так называют все: автор, другие герои, он сам); нелепейшие и труднопонятные предложения («К моему удивлению, что-то в этом кресте было, какая-то незримая сила, вливающая слабость в мои черёсла, не позволяющая мне подойти ближе.» — сила, вливающая слабость; черёсла ослабли, поэтому нельзя подойти???); неудачное применение устаревших слов; дурной пафос (особенно, в названиях эпизодов); технические и логические промахи (например, импозантный тысячелетний вампир испанского происхождения походя использует словечки из жаргона российской уличной шпаны; автор на полном серьёзе предлагает персонажу убить вампира, гоняясь за ним с молотком и колом, чтобы прямо на ходу вбить последний чудовищу в сердце).

Сюжет и общую идею из этого киселя я выловить уже не смог — не было желания.

Тем не менее, ругать С. Мусанифа, пожалуй, не стоит. По-первых, это дебют, который обычно «блин комом». Во-вторых, автор справедливо не стал публиковать повесть на бумаге. В-третьих, видно — над текстом по мере сил работали, а не просто записали что в голове накопилось.

Будет любопытно почитать более свежие произведения, посмотреть что получилось из «кандидата в фантасты».

Оценка: 2
–  [  7  ]  +

Игорь Пидоренко «Про зайцев»

Ny, 8 октября 2018 г. 07:26

Сейчас такие вещи стыдно читать. Стыдно за отечественную фантастику.

Огорчение вызывает буквально всё — и мелкость идеи, которая зиждется лишь на двух моментах «дети за отцов не в ответе»/«моя милиция меня бережёт», и наивность, граничащая с издёвкой, и ужасная провинциальность повестей, где все, включая рассказчика, патриархально величают друг друга по имени-отчеству. Над персонажами автор почти не задумывался, их характеристики введены для галочки (так, дядя центрального героя якобы недурной художник, который, тем не менее, ничего не рисует годами и даже не вспоминает о рисовании). Интересны лишь загадка цивилизации «зайцев» (раскрыть которую автор не смог и, похоже, не пытался — введена для завязки) и сцены противостояния с пришельцами (тоже довольно-таки простецкие).

По прочтении мне захотелось закопать книгу, чтобы её никто больше не нашёл и не прочитал. Однако, поздно. Закопать рукопись должен был ещё редактор. Ведь потомки узнают, что такие штуки издавались в позднесоветское время как «Новая волна» или «Голоса молодых» — засмеют.

Для примера — «Вторжение» Лукиных (написано в 1981 году) было опубликовано примерно в то же время, что и «Зайцы». Но качество произведений едва ли можно сравнивать.

Оценка: 3
–  [  4  ]  +

Елизавета Дворецкая «Как огонь от огня»

Ny, 30 сентября 2018 г. 08:10

Наконец-то коротенькая фэнтезийная повесть, в которой никого не убивают и не мучат!

Сколько уж перебрал русскоязычных авторов фэнтези — или графомань и пафос через край, или чернуха. А здесь прямо-таки отдохнул.

Спокойное бытовое любовное приключение. Не такая уж редкость, тем не менее, впечатление самое благоприятное. Автор отлично справилась: мистика и художественная историчность неплохо дополняют друг друга. Фантастическая часть так хорошо поддерживает сюжет, а несложная интрига настолько плотно прошита этикой, что прочитав, невозможно не задуматься над повестью. Особенно понравились ненавязчивые пояснения, касающиеся традиций, обычаев, уклада жизни дохристианских славян.

Неужели в прежние времена этапы взросления человека были настолько естественно и хорошо регламентированы? Если так, то, утратив традиции, мы много потеряли. Дело даже не в культурном наследии или удобных традиционных нормах отношений между людьми. Беда в другом — жалко романтики, красоты. Ведь сейчас знакомство между парнем и девушкой обычно начинается с бутылки пива на скамейке. Первое свидание случается в подворотне среди дыма сигарет и мата, а ночь любви совершается в лучшем случае на заднем сиденье машины.

Проходя по задам ночных клубов в городе или по придорожным лескам и наблюдая свидетельства современных «брачных обрядов», больше всего хочется плюнуть с досады. Обыкновенное скотство.

Е. Дворецкая напоминает читателю, что связь между молодыми людьми должна начинаться совсем иначе.

Оценка: 8
–  [  5  ]  +

Иван Тяглов «Круги Магистра»

Ny, 20 сентября 2018 г. 12:58

В повести причудливо сошлось всё, что можно было встретить у Гайдара, Кассиля, П. Бляхина, А. Рыбакова: горнисты, пробитые штуцерными пулями, моряки десанта, дерущиеся со стражниками короля, автомат под локтем и меч в ножнах, рыцари ордена Радуги, встающие заставой против напасти Иномирья, тайны Древних Мастеров, гремящие в небе Великие Кольца... Мальчики, на полном серьёзе решающие взрослые вопросы: худые ножки в сандаликах и острые мечи в руках — именно так, по детскому разумению, дерутся со злом.

Чем больше проходит лет от появления «Красных дьяволят», тем больше фантастики появляется в книгах о юных героях. И вот уже не Мальчиш-Кибальчиш в последний раз поднимает свой крохотный отряд против буржуин, а принцесса Ториль ищет чёрный меч и взмахивают над миром Золотые крылья дракона или выходят для боя на мостики Рыцари Сорока Островов.

Нетрудно увидеть, что произведение Ивана Тяглова в этом отношении отпочковалось от творчества В. Крапивина, фактически является идейным продолжением. Причём, автор ещё не попал на перекрёсток, окончательно разводящий старый сюжет о «взрослых мальчиках с оружием» на три дороги, ведущие в разные современные зоны-поджанры: ЛитРПГ (например, «Сон» Вартанова, 1998), боевик («Линия Грёз» Лукьяненко, 1996) и фэнтези («Хроники Лотара Желтоголового» Басова, 1995). Тяглов ещё находится перед развилкой — примерно на уровне «Белой дороги» того же Вартанова или «Дороги на Веллесберг» Лукьяненко. Ещё не забыты советские установки и наследие Крапивина, герои ещё пытаются самоотверженно переделать реальность взрослых, волшебным образом решить все её несправедливости. Но по отрывистости действия видно, что сказочный мир, не несущий с собой ничего, кроме приключений, вот-вот захлестнёт если не их, то других героев, идущих по шкале времени следующими. Борьба за правду и счастье будет забыта, а во главу угла, сменив недолгий этап спасения миров, встанут карьера, боевые подвиги, удаль, исторический реванш или полубесцельное бродяжничество, характерные для львиной доли сегодняшней фантастики.

Хорошо это или плохо? Трудно сказать...

Автора нельзя упрекнуть в позёрстве, фальши — повесть не выглядит неискренней. И написана отлично. Ведь, по детской наивности так и казалось: вот-вот наступит некое сказочное время, когда на Землю придёт мир, люди окончательно поймут друг друга, вектор освоения новых миров и пространств погасит любые разногласия, исчезнут нужда и тяжёлый труд, наука станет сродни волшебству, дети станут столь же умны и ответственны, как отцы, а любая беда получит дружный отпор. Даже удивительно как глубоко Тяглов смог погрузиться в эту простую веру, искусно передать детское стремление завоевать и защитить такой мир.

С другой стороны, никаких юных бойцов вместе с волшебством справедливости уже можно было не выдумывать. Они известными сотнями и неизвестными тысячами уже были в истории по все стороны баррикад. Узнав раз, невозможно забыть рассказы о жизни и смерти пионеров-героев, детей Революции, юнкерах. Такой же ужас испытываешь, читая о гибели подростков в рядах фольксштурма. Они ведь тоже до последнего бились каждый за свою правду, за некий чудесный мир, готовый наступить. Но ребёнку не место на войне. Каждый маленький человек — это семечка с нераскрытым потенциалом. Зачаток большого человека. Бросать семена в огонь — последнее дело. Сколь благородным бы этот огонь ни был. Пусть взрослые сами прыгают через свои костры. Их право. Для ребёнка принести с улицы щенка и вырастить его — уже большой внутренний подвиг. Вот именно в таких измерениях должна начинаться борьба со злом. А не с мечом в руке.

Мне сложно одобрить стремление автора ещё раз бросить мальчишек на войну, в кровь и пули. Не следует даже понарошку создавать очередной гитлерюгенд, юнггвардию и орден Радуги. Это обман, что ребёнок может, как взрослый, терпеть невзгоды, боль, страх и принимать жестокие решения. Обман, что есть какое-то зло, на борьбу с которым следует положить даже самую молодую жизнь. Не может и не должен. Просто не его функция.

Меньше должно быть дурной романтики, искусственно растравленного желания сквозь сухие слёзы ярости занести карающий меч правосудия. Хватит, уже навоевались. Неспроста один детский писатель, послуживший в бурной молодости в отрядах ЧОНа и наворотивший там по юношескому максимализму дел, потом всю недолгую жизнь лечил нервы и писал книги о дружбе.

Оценка: 6
–  [  2  ]  +

Василий Головачёв «Огнетушитель дьявола»

Ny, 5 сентября 2018 г. 06:22

Первых 10 страниц хватило с избытком. Эдакий «Доширак» от фантастики — «бомж-пакет», чтобы в поезде перекусить.

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
Цивилизация, которая сотни лет летает к другим галактикам, как в магазин за кефиром, не может справиться с гаснущим солнцем родной системы и погибает. Переселиться на другую планету они тоже по какой-то причине не могут — религия не позволяет. В «светлом будущем» Земли, где полно служб безопасности (упомянуты минимум 3 штуки), а перелететь в мгновение ока с Марса на Землю — всё равно что чихнуть, совершенно обычным явлением становится массовая драка с применением боевого оружия. И ни у кого проблем с законом не возникает. Героя во время драки дубасили несколько минут, уронили с приличной высоты, и ничего — отряхнулся, пошёл дальше.

Особенно мне понравилось, как во время боя между звездолётами, летящими со скоростью, превышающей световую в 200000 раз, противники пуляли друг в друга лазером. А камнями кидаться не пробовали?

Такое ощущение, что читаю новеллизацию комедии с Джеки Чаном. Сложно сказать на кого рассчитана эта... книга. Вероятно, на школьников средних классов.

Оценка: нет
–  [  3  ]  +

Владимир Кузнецов «Испытание»

Ny, 3 сентября 2018 г. 07:00

Замечательно. Не шедевр, но очень понравилось.

Вроде бы и ничего нового в рассказе нет — такой набор условий, ход событий и героев можно встретить не так уж редко. Тем не менее, В. Кузнецову удалось заинтриговать меня этой фэнтезийной историей. Автор не давит на мораль и жалость, не пытается потрясти чудесами, не создаёт героев-завоевателей или, что стало невероятно модным, подлецов, иногда совершающих для успокоения совести пару добрых поступков. Мир неудобный, тоскливый, страшноватый. Герои почти не раскрыты, события едва проглядывают, диалоги имеют много недоговорок. Но ощущения склеенного диафильма (как от рассказов Ш. Врочека) или тягучей бессмыслицы (как бывает в произведениях Д. Колодана) не возникает. В целом, по атмосфере «Испытание» напоминает некоторые рассказы К. Э. Смита или «Тёмный мир» Г. Каттнера. Следить за происходящим действительно интересно. Хочется самому осмысливать и додумывать.

Надеюсь, автор не испортит дело и никогда не напишет продолжения истории, клепая из неё бесконечный цикл. Уже так хорошо.

Оценка: 9
–  [  2  ]  +

Елена Самойлова «Волчья верность»

Ny, 31 августа 2018 г. 07:57

»...российская писательница, работающая в жанре фэнтези...» На заводе бы авторше крановщиком работать, а не «в жанре фэнтези».

Случай типичный — очередной ролевик решил поделиться с миром бальзамом своего писательского таланта. Зачем же переводить типографскую бумагу? При «кровавом Союзе» был, как ни странно, очень эффективный способ творческого саморазвития — писали в стол. Настоятельно рекомендую его всем начинающим авторам фантастики. Дисциплинирует, нередко изгоняет дурь.

В рассказе Е. Самойловой присутствует классический набор МТА — псевдославянщина замечательно сочетается с исторической безграмотностью, а отсутствие логики — с неумением запоминать уже прописанные факты. Рассказ глуп от начала до конца. Автор громоздит нелепицу на нелепицу, создавая пустую историю-слезокапку. Даже лень перечислять все огрехи. Уже одно начало задаёт темп: ему под 40, ей 23, живут в одной деревне. Ага, и только сейчас встретились и влюбились с первого взгляда. Видимо, у мужика совсем плохо с глазами — пять лет минимум разглядеть не мог, а вот в лесу сразу нащупал.

Чтение не стоит затраченного времени. Вычёркиваю ещё одно имя из списка на знакомство.

Оценка: 2
–  [  8  ]  +

Ольга Ларионова «Чёрная вода у лесопильни»

Ny, 29 августа 2018 г. 07:32

Большой недостаток (может быть, даже беда) некоторых произведений О. Ларионовой — неглубокая разработка идеи. Порой читаешь и создаётся ощущение совершенно искусственного мелодраматического подхода к проблеме. Вот что-то забрезжило и автор быстренько начинает это что-то гнуть в сторону трагедии или сложной этической проблемы, примазывая сбоку любовные страсти. А идея гнётся плохо. Получается классический сюжет — Он из-за любви и переизбытка/недостатка ума совершил безумство, сломавшее жизнь и себе и Ей. Мир разрушен, все страдают. Красиво, но недостоверно.

Сядешь, пять минут подумаешь — выясняется, что проблемы-то и нет. Зачем страдают — не вполне понятно. Больше того, анализируя историю, замечаешь, что страданий и даже гибели можно было избежать очень легко. Возникает неприятное чувство, словно тебя за дурака держат или автор нарочно глупит.

Так и здесь.

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
Вот разработан способ искусственного «усиления» нервной системы человека. Предложено снабдить пальцы дополнительными нервными узлами, которые способны в локальном масштабе самостоятельно собирать информацию, обрабатывать и принимать решения независимо от головного мозга.
Да это же находка для специалистов, выполняющих руками тончайшие операции: хирургов, музыкантов, зоологов, ювелиров, сборщиков микросхем, лётчиков, подводников и космонавтов! Можно только радоваться такому достижению. Но автор, действуя по своему обычному шаблону или из творческой близорукости, сводит ситуацию только к сомнительному антивоенному алармизму.
Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
Мол, такими руками удобно на кнопки нажимать, чтобы бомбы сбросить.

Дорогая Ольга Николаевна, на кнопки нажать может даже обезьяна, а подорвать бомбу могут и собака, и дельфин. Для этого вообще не надо иметь ни развитого мозга, ни рук. Если уж так случится, самую страшную кнопку в глубоком бункере нажмёт по сигналу безмолвной лампочки обычный рядовой и помощь киберимплантов ему не понадобится. Даже если спустить проблему с глобального уровня на уровень индивидуальный, то не вполне ясно стоит ли переживать, что «умные» пальцы будут замечательно точно нажимать на спуск автомата, выкашивая цели по безумному приказу. Поверьте, убийц, автоматически раздающих смерть по своей внутренней сути, в мире гораздо больше, чем единичных дорогостоящих киборгов. Поэтому, боязнь какой-то мнимой утраты контроля над оружием у Вас в рассказе запоздала на много лет и вообще не имеет особого смысла. С равным успехом следовало бы поплакать над кошкой, которая убивает не задумываясь, на одних рефлексах.

А вот знали бы Вы как трясутся руки, когда битый час пытаешься на ощупь в темноте и холоде загнать мелкий болтик в фигурное гнездо. Или когда кончиком волоска через щель в стёклах расправляешь усики тли, лежащей в жидкости Фора-Берлезе под микроскопом, и на всё про всё есть только 5 минут (потом раствор застынет). Вот в такие моменты начинаешь безумно завидовать герою рассказа. Хочется крикнуть «Подожди, дурак, ещё сутки! Ты же уникум! Всё стерпится-слюбится.» Но потом понимаешь, что перед тобой всего лишь фантастика, с подачи автора — лёгкий жанр литературы.

Красиво, но недостоверно.

Оценка: 5
–  [  8  ]  +

Лин Картер «Колдун Лемурии»

Ny, 28 августа 2018 г. 06:45

Просто абзац! Какой-то ужасный, словно специально изуродованный, вариант берроузовщины самого глупого типа.

Содержимое можно кратко пародировать так: «Огромный варвар подошёл к огромной горе, вершина которой терялась в облаках. Огромные ворота с чудовищным гулом открылись перед ним. Он вошёл в гигантскую пещеру и там, впереди, в непроницаемом мраке мраке увидел огромного дракона. Чудовище издало страшный рёв. Варвар ещё громче ответил ему своим знаменитым кличем, вытащил огромный варварский клинок. И они свирепо кинулись друг на друга...». И ладно бы тупые приключения! Но когда звероподобный варвар в суматохе бегства приводит в действие и спокойно пилотирует первый в Лемурийском мире летательный аппарат, хочется немедленно заглянуть в толковый словарь, чтобы проверить правильно ли в школе было усвоено значение слова «варвар».

Трудно передать словами, что я чувствовал после непрерывного пятичасового чтения книжек Картера, но остальных пассажиров междугороднего автобуса заметно мутило. Боюсь, причиной недомогания окружающих были совсем не извилистая дорога и сильная жара, а вредные эманации моего мозга, основательно отравленного пером автора. Развлёкся в пути, называется.

Книга годится лишь на растопку — до того безобразно! Это была моя третья и последняя попытка приобщиться к творчеству Л. Картера. Удалил его из всех планов и списков чтения.

Оценка: 2
–  [  7  ]  +

Ольга Ларионова «Чакра Кентавра»

Ny, 28 августа 2018 г. 06:17

Советский женский любовный роман-космоопера. 1988 год.

Написан, конечно, уже поздновато (раньше, видимо, было совсем нельзя), но что есть — то есть. Это вам не «Таис Афинская», где героиня жила и даже страдала строго по схеме золотого сечения. Здесь, как обычно у Ларионовой, персонажи «летят» вперёд, едва чуя под собой ноги. Вопросы «Как так?» «Почему?» «А чего он умер-то?» игнорируются начисто. Шпаги, замки, звездолёты, прекрасные рыцари и мрачные тайны космоса. Наивность вкупе с красивостями просто восхищает.

Очевидно, потребность в иррациональной приключенческой и романтической фантастике к 80-ым уже назрела настолько, что стала прорываться даже у некоторых убеждённых сторонников НФ. Так, меня, например, когда-то сразил М. Михеев с его откровенно попаданческим «Год тысяча шестьсот...» (1984).

Можно и прочитать. Хотя бы для сравнения с современным российским любовным романом. Может быть, после нынешнего многообразия старушек, пишущих под девическими псевдонимами, и девиц, пытающихся на основе собственного трёхгодичного обучения в ПТУ изобразить магическую академию, «Чакра Кентавра» и не покажется чем-то выдающимся, однако на звание вехи в истории фантастики эта книга претендовать вправе.

Оценка: 7
–  [  1  ]  +

Роман Дибров «Светлейший»

Ny, 26 апреля 2018 г. 07:16

Неожиданно хороший рассказ. Действительно не ожидал от самиздатовского автора. Тяжеловатый поначалу, жестокий, однако совершенно оправданный в этой жестокости и замыслом, и финалом.

Хотя здесь всего лишь отражена мысль о том, что каждый человек должен быть человеком, а не винтиком в социуме и не волком среди волков, но автор, на удивление, смог просто и увлекательно прописать сюжет. Этические установки красиво накладываются на средневековую религиозность и структуру общества. Отношения между персонажами выглядят естественно. Сама история не провисает и не заваливается набок — автор ловко удерживает её ход между притчей и фэнтезийным приключением, успевая уделять должное внимание обстановке, центральным и второстепенным героям, острым сценам. Несмотря на нарочно «европейские» признаки и метки, заметен «японский» культурный колорит.

Финал получился красивым, с хорошо рассчитанной долей пафоса. А эпизод со старым рыцарем (видимо, гроссмейстером или старейшиной Первого круга), движением руки отменившим распоряжение короля, по моему мнению, самый удачный в рассказе.

Эх, а в сборниках часто публикуют всякую муть под видом «лучшего за год«! Приходится годные вещи самому раскапывать.

Оценка: 8
–  [  12  ]  +

Ольга Голотвина «Представление для богов»

Ny, 12 апреля 2018 г. 10:28

Рекомендовали как одно из старых, приличных российских фэнтези. Прочитал — середняк, каких на хороший десяток половина наберётся.

Обычный феодально-рабовладельческий мир, нередкий для фэнтези, ну разве что с примесью «Пикника на обочине». Почти классическое обязательно-кастовое деление на социальные уровни. Низам почему-то в голову не приходит радикально изменить своё положение (ну неужели никто не усомнился ни разу в божественной воле настолько, чтобы не попробовать всерьёз — раз и навсегда), а верхи по большей части столь выдержанны и мудры, что подданные довольны. Прямо небесная гармония. Но не без странностей. Перед нами развитое феодальное общество (сложившиеся государства, династии, дипломатические отношения, государственная экономика, феодальная лестница, сеньории и т.п.), но почти никаких социальных образований, кроме родовых кланов, нет. Цеха, вольные города, торговые союзы, купеческие гильдии, студенческие братства, дворцовые группировки, церковные ордена? — нет, не слышали.

География и история прописаны слабо, в виде неясных сказаний и легенд. Местность состоит только из городов, крепостей, заброшенных храмов и лесов/пустынь, которые их соединяют. Отрицательные персонажи и враги представлены лишь двумя категориями — полуаморфные чудовища или озлобившиеся неудачники. Хотя, нет — был один злой бог, но и тот оказался неудачником; злой король — аналогично, злой маг — аналогично. Положительные герои — обычные приключенцы без запоминающихся черт, каких пруд пруди. Никого не смог запомнить. Набор героев стандартный (центральная пара типа «жених-невеста», мудрый старец, пара друзей с твёрдыми кулаками, на заднем фоне сочувствующие и финансирующие сильные мира сего) — почти строго по Свиридову («Малый типовой набор для создания гениальных произведений в стиле 'фэнтези', пригодных к употреблению на территории бывшего СССР», 1993). Прочие персонажи не запомнились — сплошь наёмники или разбойники. Активные женщины исключительно наёмницы или принцессы (причём, все молодые, бойкие, отважные — как отлитые на заводе по одной форме). Мир очень косный, непрописанный, неподробный — я удивлён, что автор смогла в таких ограниченных условиях развернуть действие. Это действительно производит впечатление. Здесь могу только похвалить.

Сюжет некоторое любопытство вызвал. Я даже рассчитывал, что герой после своего возвышения займётся какими-то глобальными этическими проблемами из классического цикла «Почему людям плохо?», но он лишь затеял авантюрное «интересное представление», каких ещё до Берроуза написано столь внушительное количество, что подробности перестают иметь значение. Похожий сюжет можно легко найти где угодно, допустим, навскидку «Кровь и честь» Саймона Грина, где герой-актёр действует в схожей ситуации (замки, кланы, интриги и подмены, завязка на сиюминутную, но исключительную политическую и властную роль подменыша). Нет, приключения сами по себе даже увлекают, но ведь и кроме них что-то должно быть.

Абстрактная доброта и стандартное торжество справедливости, конечно, в наличии, но нет ни серьёзного идейного конфликта, ни настоящих оригинальных эпизодов, персонажей, обстановки, мыслей. Приключалово чистой воды.

Я понимаю, что книга писалась давно, сильных образцов для подражания тогда было негусто, что дальше по циклу автор наверняка прописала мир подробнее и сделала героев объёмнее. Но порции информации из первого романа мне хватило до конца. Это не значит, что он плох, просто все базовые, обязательные приключения с героями уже случились, сюжет дошёл до финальной точки и логически завершился. Дальше будут только повторения или параллельные приключения новых действующих лиц.

Есть ли что-то понравившееся? Есть.

Понравились имена, названия, замысловатые прозвища. Понравилось мягко-ироничное и добродушное (но не слащавое) отношение автора ко всей истории. Нормальное распределение серьёзных и шутливых моментов, отсутствие дурного пафоса и прямо-таки хтонических по мощи героев (которых так любил Перумов и прочие брали на вооружение).

Книга в целом написана добротно, средне, без перегибов в любую сторону. Читать, безусловно, можно. Видимо, мне не совсем подошло.

Оценка: 5
–  [  5  ]  +

Алексей Глушановский «Паучиха»

Ny, 11 апреля 2018 г. 07:55

Карамельно-графоманский рассказ с претензией на любовное приключение, малоотличимый от т.н. «женского фэнтези». Присутсвует стандартный типовой набор фэнтези последних 10 лет — попаданец, демон, охотник на нежить, магическая академия. Писать автор не умеет, пользуясь вместо литературного языка смесью разговорной речи и различных бестолково-нелепых словосочетаний. Вместо нормального сюжета и героев почти сплошные заимствования, расхожие типажи. Только новое поколение «мастеров фэнтези» теперь копирует не Сапковского и Толкиена, а Зыкова, Пехова и Майер. И, естественно, автор стандартно путает пауков с насекомыми — это к общему уровню, так сказать.

Прочитал два варианта рассказа — длинный совсем плох. И диалоги, и авторская речь, и тема — картон, банальщина, скука. Короткий несколько лучше. Автор просто не успевает нагородить глупостей и рассказец, даже несмотря на плохие стихи, выглядит бледным клоном историй в стиле, например, О. Громыко. Но официально опубликована именно занудно-графоманская длинная версия.

Поражаюсь упорству подобных авторов. Неужели не надоело копировать?

Оценка: 2
–  [  14  ]  +

Джо Аберкромби «Дурацкое задание»

Ny, 22 февраля 2018 г. 06:39

Вот ЭТО хвалёный Аберкромби, которому уже несколько лет критики и читатели бьют поклоны? Товарищи люди, серьёзно что ли?

Сюжетец под стать квесту из любой компьютерной игры — что-то принести. Толком не показаны ни крупные мотивы, ни личные интересы. Герои — пятнами. Главным образом, только внешность, повадки. Передать типажи средневековых головорезов и вообще изобразить «тёмное фэнтези» автору не удалось. Главарь, например, весь рассказ постоянно чего-то боится или от чего-то страдает. Боится, что дело не выгорит вообще, боится, что кого-нибудь убьют, боится не найти искомого предмета, боится испугаться ещё больше. Его серьёзно мучает даже равный носок (в условном Средневековье!). А болтают-то сколько и как художественно! Словно это не бандиты, а молодёжь на вечеринке. Периодически кто-то встаёт в позу и в шекспировском стиле что-то изрекает. Нет слов — одни нецензурные мысли! Центральный персонаж напоминает героиню-истеричку из повести Джеймса «Поворот винта», которая на ровном месте из ничего накрутила себе психическое расстройство с галлюцинациями. Автор совершенно не смог показать закоренелых налётчиков — он просто не знает как такие люди живут, как ведут себя, как говорят и о чём думают. И не умеет найти материала. С ходу вспомнилась банда Чёрной кошки из романа «Эра милосердия», которая действительно выглядит как банда, а не как кучка хулиганов, которые пошли на первое дело. Обстановка в рассказе схематичная, подробностей нет — какая-то деревня, какие-то люди. Предыстории нет, идейное наполнение отсутствует, действие сужено до крохотного пятачка, вместо интриги ситуационный казус — зацепиться не за что. Это не рассказ — это эпизод из какого-то романа. Такое нельзя публиковать отдельно. Художественных достоинств, видимого стиля или своеобразного языка не замечено.

Текст бледный и бедный, почти не цепляет, не вызывает нормальной заинтересованности. А я ещё недавно возмущался прочитанным отечественным фэнтези (ну, стандартные историйки про то, как дриада спасает человека и влюбляется в него, или как герой наводит порядок в стране)! Написано на одном уровне. Автор, к сожалению, отправляется в дальний ящик с надписью «раки на сезон безрыбья».

Оценка: 4
–  [  3  ]  +

Марина Ясинская «Библиотекарь»

Ny, 12 февраля 2018 г. 10:13

Слабовато.

Живём в XXI веке, в быт потихоньку выползают «космические» технологии, о которых говорили фантасты. Уже понятно, что любая структура вещества является носителем информации, грубо говоря, мир — это текст. Расшифровывай и пользуйся.

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
А здесь герой опять ищет сакральное знание в древних манускриптах, которые должны дать какое-то могущество. Ну что сейчас может дать «Канон врачебной науки» или «Стратагемы»? Идея никакая — для облегчения освоения книг перевод информации идёт через браузер, а книжки из мозга сами закачиваются на читалку. Прямо мечта Вовки из Тридевятого царства.
Сюжет дохлый — почему товарищ стал хранителем, кто и зачем ему это передал? Ну обретёт он могущество и что дальше? Почему обряд поглощения знания требует внешнего превращения? Почему «скачивание» книги требует нападения на человека и вообще сопровождается какими-то негативными явлениями? Без ответов. Просто автору так захотелось.

Что-то подобное любили писать в конце XIX века, когда была тяга на теософские общества, месмеризм, медиумов. Ладно бы ещё рассказ был написан под магический реализм или фэнтези, так нет — гуманитарная фантастика.

Старо, несвязно и не слишком интересно.

Оценка: 3
–  [  1  ]  +

Ольга Моисеева «Золотой сад»

Ny, 11 января 2018 г. 09:42

Хороший образец классической экологической фантастики.

Обычнейший сюжет, абсолютно узнаваемые слагаемые, рядовой главный герой, но автор смогла выгодно — в стиле приключенческих произведений — завязать интригу. Экологическая связь между представителями биосферы здесь выстроена не менее экзотически, чем в «Неукротимой планете» Гаррисона, но гораздо интереснее, адекватнее. Прочитал — словно вернулся в 80-ые, когда было модно писать подобные штуки. Тон рассказа очень спокойный, ровный, без драматического надрыва, как можно встретить у Другаля, или пространных нагромождений, как в «Землепашце» Логинова.

Замечательно!

Оценка: 8
–  [  3  ]  +

Ирина Скидневская «Сны в начале тумана»

Ny, 2 января 2018 г. 20:52

Что-то автор дала маху — к тексту накопилось много вопросов.

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
Почему айны (морские охотники) вдруг живут живут в тундре в ярангах? Автор их явно с ительменами или чукчами перепутала. Почему охотник вдруг «стреляет» дубинкой в тюленя? Автор не знает слова «бросил»? Непонятна география местности — то племя айнов через перевал уходит в тайгу к оленеводам, то вдруг снова оказывается в тундре. Если дело происходит на побережье Северного ледовитого океана, то неясно откуда среди сплошных льдов взялся китобойный корабль и отчего его непременно должно было унести весенним ветром. Если это Приморье, то непонятно откуда прямо на берегу взялась обширная тундра со свирепыми морозами. Далее, околдованная девица за несколько минут в чуме ухитряется повеситься на кожаном ремне — вот профессионалка! И ремень сразу затянулся, и крепление для петли нашлось, и высота свода оказалась подходящей, и задушиться она успела насмерть. Так удачно редко кто вешается.

Сюжет похож на сборную солянку. Сначала в племени гибнут девушки. Шаман, так и не разобравшись в причине проклятья, вдруг начинает бороться с каким-то пришлым чудовищем, убивающем мужчин. Где связь? Самый ловкий охотник побережья не может отыскать следов племени, которое пообещало невесту и обмануло, и ничего не предпринимает для поисков жены и сына долгих 14 лет? Почему победитель чудовища сам превращается в него, а все другие охотники, выходившие на бой прежде, просто канули в Лету?

Ничего не понятно. Автор хватается за один эпизод, не доводит его до конца, бросает и начинает выстраивать что-то другое.

Замысел рассказа интересен, любопытна и обстановка произведения — редко кто пишет мистические боевики о народах Севера, но И. Скидневской не хватает умения и последовательности.

Оценка: 6
–  [  4  ]  +

Евгений Замятин «Огненное А»

Ny, 9 октября 2017 г. 10:57

Вот так всегда — сначала интеллигенция «зовёт на баррикады», а потом недоумевает за что страдает. Оказывается, нужно думать не только о высоком, но и о возможных земных последствиях.

Очень хороший рассказ. А главное, поучительный: до сих пор благодарен автору и людям, включившим его в школьную программу, — за детские годы, проведённые с разными шалостями на стройках и в чужих огородах, я ни разу не попался в такой же ситуации.

Оценка: 8
–  [  6  ]  +

Виктория Угрюмова, Олег Угрюмов «Некромерон»

Ny, 18 сентября 2017 г. 11:36

Воды — хоть отжимай! Такую ерунду можно писать километрами.

Роман настолько затянут, что автор в последних главах прямо взывает к терпению читателя, убеждая — мол, потерпи ещё немного, я уже заканчиваю. Роман имеет столько всего лишнего (героев, диалогов, отступлений, бессмысленных эпиграфов), что напоминает ужасно долгую пьесу, где в каждом акте многочисленные персонажи обязательно высказываются, выражая своё отношение к любому пустяку. В романе взят такой легкомысленный тон, что не вполне понятно к какому жанру его отнести: для детской литературы он слишком громоздкий и глупый, для героического фэнтези слишком скучный и детский, для юмористического фэнтези — слишком долгий и недостаточно смешной.

Я просто устал от болтовни, повторений, странноватых героев и постоянных попыток автора к месту и не к месту иронизировать. Даже без очков видно, что пёстрый бестиарий и основные персонажи взяты из популярной компьютерной игры Heroes of Might and Magic, сюжет в общих чертах — оттуда же. Остальной объём занимает, главным образом, авторское остроумие (сомнительного качества, по-моему) и бесконечные литературные отсылки или прямые цитаты. Заигравшись, В. Угрюмова, как и некоторые наши «высококультурные» интеллигенты (ум и совесть нации, ага), иногда «теряет берега». Мне не понравились шуточки насчёт «28 троглодитов, героически оборонявших институт благородных девиц» или «детского истребительного батальона скелетов». Над историей, конечно, рано или поздно начинают шутить, но ведь нужно понимать грань, чувствовать этику шутки. В романе нет ничего однозначно предосудительного, но осадок остаётся.

Сериальность ощущается уже в первой книге цикла; пропорцию смешного и серьёзного автор соблюдать не умеет; место сюжетной интриги практически полностью занимают филологические экзерсисы и неуместные отсылки ко всему, что попалось автору в жизни; персонажи и события никакого интереса не представляют (таких книг в 90-ые было написано столько, что жанр скоморошечного юмористического фэнтези ныне практически вымер, как динозавр); стремление затащить на страницы романа буквально все, что увидели глаза, и дать слово каждой букашке, выдаёт обыкновенное неумение нормально писать, местами переходящее в сюсюканье.

Итог: Книга выглядит как гибрид словаря-цитатника, женского романа и сборника анекдотов. На очень большого любителя. На огромного.

Оценка: 3
–  [  2  ]  +

Елена Ахметова «Хелльская нелюдь»

Ny, 30 августа 2017 г. 07:16

Ужасно!

Нечитаемый язык, почти полная бессюжетность, неумение четко обозначить события и внятно показать мотивы, неоформленность персонажей, и совершенно анимэшная обстановка: что почём — хоккей с мячом. В лучшем случае сойдёт за черновик начинающего писателя, но не за победителя престижного конкурса.

Ужасно!

Оценка: 1
–  [  2  ]  +

Ральф Адамс Крэм «В Кропфсбергской башне»

Ny, 29 августа 2017 г. 18:57

Три бутылки вина на двоих за вечер... Неудивительно, что призрак появился.

К сожалению, львиная доля старых рассказов о призраках никуда не годится — фантазия автора не идёт дальше идеи о доме (башне, кладбище), где «нечисто». Далее следует история какого-нибудь нелепого убийства, объясняющего появление призрака. И почти обязательным персонажем будет «Фома-неверующий-в-призраков», который остаётся ночевать в «проклятом месте».

Не стал исключением и этот рассказ. Совершенно типовая вещь.

Оценка: 5
–  [  2  ]  +

Наталия Ипатова «Леди Декабря»

Ny, 25 августа 2017 г. 13:05

У Ипатовой бывает очень неровно — не знаешь где зря потратишь время, а где найдёшь что-то любопытное.

Начало очень не понравилось. Ну, думаю, сейчас начнётся занудная история про необъяснимые мытарства пьяного. И ошибся. Автор не смогла задать нужного тона при переходе в иной мир, поэтому поначалу история кажется грубоватой, приземлённо-реалистичной. Манерность «месяцев» даже раздражает. Но постепенно вникаешь в идею, начинают работать контрасты между мирами и... как-то плавно (после июля) я стал получать от путешествия героя удовольствие. Так бывает, когда бросаешь опостылевший город и отправляешься в путь, оставив позади все заботы.

Конечно, ничего нового и сверхординарного в замысле повести нет. Даже наполнение каждого месяца событиями ничего важного не несёт. Но зато щедро рассыпанные знаки, эмоции и кусочки впечатлений начинают подцеплять и в конце-концов вытягивают наружу всю цепочку образов, которые проходят мимо любого человека в его жизни.

Повесть ничего не навязывает, она лишь заставляет в очередной раз вспомнить о неумолимом ходе времени, перебрать всё дурное и хорошее, что накопилось в памяти, и вернуться в настоящий день с ощущением изобилия возможностей, которое даёт каждый прожитый момент.

Только за одно это я бы хотел сказать автору спасибо.

Оценка: 8
–  [  2  ]  +

Ирина Сыромятникова «Меч Лун»

Ny, 14 августа 2017 г. 12:27

Взялся читать для знакомства с автором...

Обычное сочинение графомана.

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
Опять обширная страна со множество внутренних проблем и внешней угрозой от чёрных сил, шаткая королевская династия, маги-перебежчики, могущественный артефакт и наследник древнего рода, который сидел сиднем на печи до 19 лет, а потом его ка-а-ак выпустили на врагов. И сразу пошли клочки по закоулочкам! Знаете как герцогский род героя называется? Икторны! (Я тоже любил «Мишек Гамми», но было это 25 лет назад!) А фамильное приведение как зовут? Крабат! (Неужели автору фантазии не хватает свои имена придумывать?) Разные ляпы и несуразицы (как в речи, так и в фактах) присутствуют в изобилии. Например, два в одном сразу: «Тяжелые ворота из лучшей стали, обитые кованным железом, бывало, сдерживали напор целых армий, то перед этими людьми не устояли.»

Сюжет типично приключенческий. Герои типовые. Вторичные персонажи чёрно-белые. Детский сад!

Сколько раз такие опусы уже были?

Читать-то можно... Но лучше не читать.

Оценка: 4
–  [  4  ]  +

Проспер Мериме «Венера Илльская»

Ny, 20 июля 2017 г. 10:07

Очень понравилось!

Без маниакального упора на сгущение тайны и дурные предчувствия, как у Лавкрафта. Без прямолинейного подсовывания неожиданностей, которые больше смешат, чем пугают, как у Джеймса Монтегю. Без старомодной необъяснимой мистики, как у Мейчена.

История очень живая, ровная, я бы даже сказал — естественная. Читателя не пытаются чем-нибудь огорошить, намеренно устраивая недостаток информации, как это делает подавляющее большинство «мастеров ужаса». Всё логично, прозрачно — герои и мотивы их поступков хорошо понятны, ход событий последователен. Мистическая сторона происшествия отлично сопряжена и с атмосферой, и с обстановкой. Идея со свадебным кольцом воплощена, на мой вкус, просто замечательно! Доза страха и ожидания развязки тоже отмерена совершенно верно, без перекосов.

Если бы не имя автора и приметы времени, я бы вообще не догадался, что рассказ такой старый. Умели же писать!

Оценка: 9
–  [  5  ]  +

Вадим Арчер «Алтари Келады»

Ny, 18 июля 2017 г. 08:48

Конечно, книга пустовата.

Автор разметил территорию, изрядно напустил героев, набросал интригу, определил баланс сил, но вдохнуть в книгу настоящую жизнь в полной мере не смог. Осталось не только ощущение вакуума вокруг персонажей и событий, но и некоторое количество свободных концов, не связанных должным образом. Кое-где отчаянно не хватает предыстории, отдельным моментам недостаёт естественности. И, пожалуй, романы можно было бы сократить по объёму.

В плюсах могу отметить нетипичность замысла. К середине 90-ых ещё не было такой зацикленности на подражании Толкиену и книга Арчера напоминает старые приключенческие романы, а не типичные фэнтези-эпопеи. Нет, можно при желании разглядеть в центральных героях братство Хранителей, в уттаках — орков, а в Каморре — Сарумана. Но всё-таки роман по атмосфере и отдельным элементам несколько ближе к «Земноморью» Ле Гуин. А больше всего он, как мне кажется, опирается на классические приключенческие книжки (Хаггард, Берроуз, Рид) — остров, дикари, путешествия по таинственным и опасным местам. Надо сказать, лично мне читать было нескучно. Герои и их противники здесь показаны обычными людьми, которые подвержены сомнениям и ошибкам. Здесь талантливого негодяя нередко губит амбициозность, а находчивый простец подчас выпутывается умением молчать. Интриги не превращаются в архисложный узел, где уже непонятно кто за кого и почему. Битвы и поединки обставлены просто и реалистично. Присутствует как минимум один любопытный типаж (Скампада). Автор не слишком часто обращается к подробному описанию местности, но если уж это делает, то впечатление остаётся приятное (моим любимым местом в книге стала история путешествия за Красным камнем). Магическая система позволяет записать «Алтари Келады» в одну из первых русскоязычных science fantasy, хотя стоило бы подробней разработать магические законы и связи. Персонажи довольно типичны, но автору удаётся хорошо разыграть их.

В целом история напоминает ту старую хохму про парня из глухого горного аула, которому поручили спуститься к людям и купить соли. Что он и сделал, вернувшись к родным пенатам через 7 лет ( попутно отслужив в армии и закончив рабфак), искренне полагая свои приключения этапами похода в магазин.

Получилась, может быть и не слишком выдающаяся книга, но уж точно своеобразная вещь, непохожая на волну стандартно-подражательной фэнтези, которая буквально задушила почти все попытки уйти в сторону от канона известных зарубежных авторов.

Оценка: 6
–  [  1  ]  +

Андрей Левицкий «Неестественность»

Ny, 12 июля 2017 г. 07:03

Странные у автора представления о фэнтези...

Медведь, скажем, тоже сильнее и опаснее человека, но ведь охотятся на него. А ведь когда-то с копьями охотились. Кроме того, сам жанр фэнтези подразумевает деформацию нормальности — эдакое реалистичное оживление сказки, где возможно невозможное.

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
И вообще, автор недалеко зашёл: нужно было показать, что дракон тоже устроен несерьёзно (должен быть гораздо меньше и без крыльев), да и убивать драконов глупо (наоборот, нужно их разводить, чтобы не исчезли) и т.п.
Может быть, хотя бы смешно получилось.

Зачем написано, для чего?

После подобных «остроумных» рассказов иной раз хочется написать свою версию.

Оценка: 3
–  [  5  ]  +

Роберт Торстон «Freebirth»

Ny, 2 июня 2017 г. 09:59

Низкопробный комикс.

Или автору надоело играться с идеей цикла и он начал «отбывать номер», или сам формат сериала о выдуманной вселенной требует перехода на вот такой картон... Первые-то книги о Прайде были вполне ничего себе для боевичков — что-то литературоподобное даже местами проглядывало, автор не гнушался расписывать психологию персонажей, логика сюжета не валялась под забором, а огрехи в конструкции сеттинга умело маскировались масштабом действия.

И вот теперь читаю «Вольнягу» — настоящий мусорный текст, где автор почти не напрягается, чтобы хоть как-то подыграть и без того аховой адекватности.

Во-первых, больше всего разочарован именно детализацией социума Кланов, их быта, атмосферы, воспитания, отношений. И раньше было понятно, что идея о кастовом обществе BattleTech прямолинейно и безыскусно позаимствована у Платона, дополнена легендами про завоевателей-монголов и наспех запущена в игры, книги, сорс-буки под соусом философии спартанского образа жизни. Достаточно задать несколько очевидных вопросов, чтобы поставить крест на подобии адекватности окружающей обстановки. Например, какой резон низшим кастам работать на высшие при постоянной социальной дискриминации, сегрегации и полном неравенстве? Только не надо говорить, что воины заставляли крестьян и рабочих служить себе силой оружия и угрозой расправы. Из-под палки много не наработаешь, да и сама воинская каста совершенно беспомощна без тех же техников. Стоит раз умело подготовить мятеж и высшую касту просто закидают шапками — роботы встанут без боеприпасов и ремонта. Пилоты умеют только воевать и больше ничего. Некоторые даже неграмотны — да, не умеют писать и читать. Или подготовить диверсию и изолировать основные военные силы на одной из планет, скажем, во время очередного выбора хана. Военные перевороты, подкуп, теневое управление через подставные фигуры и политические игры тоже никто не отменял. И настал бы конец диктату воинов. Какой смысл на них работать без выгоды для себя, подвергаясь постоянному угнетению, вплоть до убийства? Может быть, дисциплину плебейских сословий поддерживает идеология? Может и поддерживает, но автор никак не объясняет почему мечта о возрождении Звёздной Лиги должна быть дорога тому же технику, которого варвароподобные «освободители» могут в любой момент прибить за косой взгляд.

Далее, где производство бытовой продукции, где развитое сельское хозяйство с инфраструктурой, чем торгует каста купцов, если обмен военными технологиями запрещён, — сувенирами? Где специалисты кланов получают образование? Где больницы, парикмахерские и магазины? Ничего этого нет — всё подчинено военной экономике. Гражданского сектора нет ФИЗИЧЕСКИ. Побочные персонажи не-воины — просто статисты без начинки. Буковки в книжке.

Не текст настоящего романа, а киносценарий или убогий черновик, неполная схема.

Тем не менее, раньше Торстону как-то удавалось держать своих героев в стороне от самых очевидных проблем такой кривобокой реальности. Но всё это дело полезло безобразной кашей, как только автор увеличил масштаб событий и перестал следить за качеством книг, встав на ниву сериальщины. В книгах нигде так и не показано как живёт сообщество Кланов вне поля боя. Даже на материнской планете ничего нет кроме милитаристических атрибутов — военных складов, памятников, ангаров с техникой, казарм, штабов, производственно-научных комплексов, производящих что-то военное (от солдат до патронов). Мля, а где вообще инженеры, учителя, академическая наука, культура, пресса — любые социальные институты и признаки их наличия? Кроме упоминаний о каком-то баре ничего нет. Неужели автор всерьёз рассчитывает, что читатель ничего не заметит? Или он считает, что военная инфраструктура может существовать в вакууме? Ну нельзя из бывших, отбракованных солдат с отбитыми мозгами получить учёных, художников или грамотных инженеров! Этому учатся с детства. Есть научные школы, авторитетные специалисты, научные центры, учебные заведения. Есть досуг, культура, производство и быт. В любом тоталитарном обществе: у Гитлера, у Чингизхана, даже в США. А в книге нет... Здесь люди только воюют или разговаривают на простенькие политические и военные темы. Всё. Комикс? Комикс!

В-третьих, сюжет. Нелепица на нелепице. Важное задание поручают третьесортному воину, причём даже не в статусе полного офицера. Причём, в сообществе, где процветает расизм. Потом «героя» по ошибке или из прихоти берут в плен представители ещё более нетерпимого Клана. И убивают? Нет. Заставляют лопатой добывать уран? Нет. Его заставляют стать солдатом и воевать за новых хозяев! Блин, это там, где солдаты — знать и элита! А попасть в их число даже для привилегированной расы — огромная честь. Продолжают безобразие дурацкие сцены сражений каких-то непонятных конструкций, отсутствие нормальной военной разведки и контрразведки (шпионы шныряют прямо в штабе). Дурковатые моменты психического давления и пыток и нелепейшая обстановка создают ощущение полного трэша. Общее впечатление от столичной планеты, которую защищают худшие части во главе с ненормальным командиром (ну почему им столицу-то доверили?) — лишь усугубляет впечатление бреда.

Итог: плохой роман с малоинтересным сюжетом, неправдоподобный технически и психологически.

Оценка: 1
–  [  5  ]  +

Дэйв Волвертон «На пути в рай»

Ny, 25 мая 2017 г. 21:09

Один из тех редких случаев, когда я, несмотря на некоторый опыт в выборе книг, оказался жестоко обманут как издательской аннотацией, так и отзывами на странице произведения. Хотя признаю, был знак — книга выпускалась в серии «Сокровищница боевой фантастики и приключений», куда, как на подбор, почти всегда попадали пространные, унылые романы в переводе «на троечку», если и заслуживающие прочтения, то, на мой взгляд, в последнюю очередь.

Я ожидал, что внутри книги размещается экобоевик (что-то типа «Неукротимой планеты» Гаррисона или «Чумной звезды» Мартина), а в качестве гарнира пойдут психо-социальные или философские вставки.

На деле же полный облом. В книге, несмотря на намёки из аннотации, нет интересного контраста между биотой планеты и вооружённым человеческим коллективом. Нет и специфичной атмосферы боёв в экзотической биосфере. Есть отдельные эпизоды и описания пейзажа планеты, но цельной картины они не составляют.

Волвертон написал рядовой боевичок, осложнённый многочисленными перезатянутыми попытками героя разобраться с этикой своих поступков. Причём, автор забыл указать что именно он считает добром, а что злом (что есть правильно-этическое общество — абсолютно непонятно даже под конец), поэтому все рассуждения персонажей слабо привязаны к событиям. Обыкновенны сцены, когда после долгих и маловнятных отступлений действующие лица приходят к какому-либо выводу или вырабатывают приемлемую линию поведения. А потом ничего не делают, чтобы этому следовать. Все рассуждения о политической обстановке на Земле или преимуществах социальных формаций ведут в пустоту, т.к. расшифровка различных идеологий подаётся почти в самом конце и понять о чём разглагольствуют персонажи большую часть книги можно только перечитав произведение.

Сюжет скучен. Первая «земная» тереть романа меня немного заинтриговала вставками про медицину Будущего, авантюрной завязкой и почти киберпанковским контрастом между уровнем развития техники и низким уровнем жизни. Но когда автор начал разбавлять действие всякой снотворной психоделикой и совершенно неестественно стал подцеплять к сюжету политические закулисные игры, толком ничего не поясняя, всё это дело быстро надоело. Вторая «космическая» часть не только скучна из-за постоянного непродуктивного псевдоморализаторства и сюжетного топтания на месте, но и жутко нелепа технически (более странного способа обучения солдат и более чем спорного устройства быта мне встречать ещё не приходилось). Третья «инопланетная» составляющая романа наконец-то делает рывок и демонстрирует некоторую подвижку событий, но понять логику происходящего я уже не смог —

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
почему генерал наёмников (чисто номинальный, кстати) вдруг решился на авантюру по захвату власти или зачем потребовался тотальный геноцид населения местных городов-корпораций или почему наниматели оказались слабее малочисленных наёмников (хотя на корабле легко их побеждали)? Почему ООН вдруг одобряет пиратский набег, сопровождающийся террором и военными преступлениями? Почему японцы упорно продолжают задабривать наёмников, если с каждым днём ситуация всё больше выходит из-под контроля?

Апофеозом лоскутного, словно бабушкин половичок, и бестолкового сюжета является финальная сцена начала расцвета новой эры истории Пекаря, которая по замыслу автора должна наступить после тотального уничтожения технической инфраструктуры и убийства/депортации подавляющего большинства местных специалистов (при почти полном отсутствии своих). Ага, конечно — на мой взгляд, экипаж следующего транспорта с Земли в лучшем случае обнаружит племена варваров, опустившиеся до общинно-родового строя. Я бы на месте героини радоваться не торопился — ибо нечему.

Наконец, раскрывается центральная интрига и получает объяснение диковатое поведение главного героя. У меня вопрос к автору — хорошо, этот начудил из-за гипнотической установки.

Ладно, поверим. Но остальные-то персонажи где головой ударились?

В целом, по общему впечатлению книга показалась мне не настоящей космооперой, а своеобразной футуристической пародией на «Чёрный отряд» Кука.

Оценка: 3
–  [  5  ]  +

Александр Розов «Сердце Змеи 200 лет спустя»

Ny, 6 марта 2017 г. 11:25

Интересная версия.

Действительно, теперь, после ослабления идеологического конфликта между Западом и Россией (СССР) и обрушения (чисто в идейном плане) ефремовских представлений о всегалактическом пацифизме, знакомый сюжет, который так часто обыгрывался в старой фантастике, стоит вытащить из дальних закоулков и пересмотреть.

На мой взгляд, автору это удалось. Пусть не по языку и художественным параметрам, так хотя бы по замыслу. Ведь, кажется, никто прежде не предполагал, что в контакт могут вступить вот такие простые ребята, рядовые работники Внеземелья, ценящие в первую очередь суть инопланетного визави, его кредо «по жизни», так сказать. Участники контакта здесь не потеют от ужаса перед своими же безумными ксенофобными фантазиями, и не разводят геометрически правильных политесов. Наоборот, контакт сведён к чисто рабочим отношениям — через них автору удаётся неплохо передать и нормальную терпимость зрелого общества (у нас это принято называть «здоровым пофигизмом»), и адекватные представления о сотрудничестве в космосе, и своё представление о человечестве будущего.

К минусам я бы отнёс некоторую рыхловатость повести — многовато разных отступлений, описаний. И собственно, эпизод с перечитыванием Ефремова — не нужно делать уж таких явных отсылок (в сюжете эпизод никакой роли не играет), названия достаточно.

Но в целом ревизию «Первого контакта» одобряю. Понравилось.

Оценка: 7
–  [  2  ]  +

Павел Вежинов «Барьер»

Ny, 13 февраля 2017 г. 11:03

Не смог оценить достоинств произведения. Возможно, сработала моя предвзятость — не люблю восточноевропейских авторов. За редким исключением, всё, встреченное в сборниках советского периода, совершенно не находило отклика.

И Вежинова не собирался читать, кабы не обстоятельства: повесть «Барьер» несколько лет мозолила глаза в персональных рекомендациях и бумажная книга, доставшаяся «за так», на столике книгообмена в библиотеке. Нехорошие ожидания оправдались в полной мере...

История не психологична и не художественна — автор скупо, словно чего-то боясь, рассказывает о героях повести. Если Манев более-менее раскрыт, то Доротея так и осталась до конца скопищем отрывочных ощущений, воспоминаний, предположений и отдельных поступков. Её характер, личность и необычные способности не увязаны в цельный, понятный персонаж. Почему она такая, с чем связаны сверхспособности, что конкретно она может и как это соединено с её настроением, почему ведёт такой образ жизни? Ответы на часть вопросов, конечно, даны, но в адекватной форме не представлены и не обобщены. Феноменальность героини почти не вовлечена в сюжет — ну вот телепат она, ну так давай: описывай, показывай, разрабатывай на этой почве взаимодействие с прочими героями. Но дальше «Кастильских ночей» Вежинов так никуда и не тронулся с места. Чего боялся-то?

Отношение и настроение Манева даны кусками — то он необъяснимо злится, то его необъяснимо тянет к Доротее, то он куда-то сбегает... Почему человек такой тонкой душевной организации вдруг перепугался полёта, да ещё и утвердился во мнении будто бы произошло что-то радикально неестественное? Непонятно. Ну и что, что консерватор, но ведь композитор, художник, романтик! Не раскрыта вся гамма реакций человека. Юрукова вообще неизвестно зачем введена. То автор некстати отмечает её девические груди, то намекает на более широкое (чем у Манева) понимание ситуации, то обрушивает от её лица (на Манева и читателя) какую-то дичь про параненормальные явления. Однако в сюжете всё это задействовано слабо. Кто такой генерал Крыстев абсолютно непонятно. Почему вдруг так покровительствует Маневу и Доротее? Как связан с уголовным следствием?..

А главное, что за барьер такой? О нём упомянуто всего два раза и сделан ворох туманных намёков. Если автор так сложно и запутанно пытался мне втолковать про барьер недоверия к непонятному или враждебность среднестатистического к чуду, то он зря потратил слова и время. Я откровенно надеялся на большее и предполагал, что мужской персонаж должен пройти некий психо-физический барьер — чувственного восприятия или иного осознания реальности, например.

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
Зачем, в конце-концов, Доротея сиганула с крыши, если автор большую часть книги утверждал, что она малочувствительна к внешним событиям, живёт внутренним миром? Я так и не понял что такого рокового совершил Манев, фатально повлияв на её...

Ну и довольно сумбурный сюжет, где бытовое перемежается с буколикой и внезапными душевными разладами.

По-моему скучная, сухая, старомодная повесть. Действие на смысловом уровне подано малосвязными кусками. Персонажи полноценно не показаны. Главная идея слабо вычленена. Мне интересно было читать только про сам факт существования такой девушки-феномена и череду её мытарств в жизни. Всё остальное словно осталось в стороне, показалось маловажным. Нет хорошо обозначенных выводов, нет художественного анализа столкновения с чудом. Какая-то механическая, неживая книга.

Оценка: 4
–  [  3  ]  +

Макс Фрай «Снуснумрик»

Ny, 7 февраля 2017 г. 08:07

М-да... Что-то у Фрая Снусмумрик по замашкам больше на Винни-Пуха похож, чем на себя самого. Стоило ли так грубо хватать образ из чужой сказки, не зная ни биографии персонажа, ни толком его психологии? Не удивлюсь, если Фраю проще пареной репы даже Юксаре (хорошо, что она, вероятно, не знает кто это такой) сделать Исусом Христом.

Это же так легко и просто — играться с известными именами!

Оценка: 3
–  [  8  ]  +

Урсула К. Ле Гуин «Автор «Записок на семенах акации» и другие статьи из «Журнала ассоциации теролингвистов»

Ny, 20 января 2017 г. 08:26

Смешались в кучу кони, люди и залпы тысячи орудий слились в протяжный вой...

Что-то автор непонятное наворотила. Ну какая поэзия может быть у мозга, который не осознаёт себя в личностном плане и не пользуется абстракциями? И какая литература возникнет у растений, не только не имеющих нервной системы (т.е. информации просто негде храниться), но и не умеющих писать или оставлять знаки о своём состоянии? Ле Гуин явно путает или смешивает язык с мимикой и чувствами, а культуру и литературу — с фольклором и эмоциями. Какой-то совершенно дурной антропоморфизм! На кой ляд поэзия, когда нужно предать только информацию о пище, погоде, опасности... Ещё бы раскрыть эпос транзисторов или консервных банок! Или дойти до рассуждений о поэмах тонко чувствующей скрипящей двери!

Если уж писать серьёзно, то, как мне кажется, лучше делать это без логического и понятийного бреда. А сказки и красивые метафоры лучше оставить сказочникам — у Андерсена хорошо получалась поэзия соловья, у Киплинга был крокодил-философ, а у Гаршина тонко чувствующая пальма.

Если же брать общий посыл рассказа о сложной системе информации, заложенной в каждом объекте живой и неживой природы, то и опять вышло слабенько. Здесь можно вспомнить Ефремова с его идеей расшифровки гео-палеонтологической информации и в частности повесть «Тень минувшего». Или, если рассматривать язык насекомых, то Никитана (да-да, который Гай Юлий Цезарь-Орловский) с короткой повестью «Оппант принимает бой».

В самом крайнем случае рассказ Ле Гуин можно воспринимать в качестве иллюстрации к учению Вернадского о биосфере, но вышло не интересное, полнокровное произведение, а игривая зарисовочка, лишь касающаяся сложной, интригующей темы.

Оценка: 4
–  [  3  ]  +

Генри Феррис Арнольд «The Night Wire»

Ny, 29 декабря 2016 г. 08:24

Не пойму за что хвалят — анахронизм ведь даже для своего 1926 года. Рассказы о живых мертвяках были страшно популярны в 19 веке и тогда, возможно, выглядели свежо. Лучше всего получалось, по-моему, у Ирвинга с его довольно забавными постоянными непонятками жив герой или нет. А здесь... Нет развитого, аккуратного пролога, нет давящей атмосферы, ужасы с туманом и описанием паники людей показаны невнятно и примитивно. Всё как-то быстро, галопом — испугаться-то не успеваешь. Что за радужные призраки, какой туман, как все жители города, где стоят 13-этажные небоскрёбы, поместились в одной церкви? Последнее сообщение телеграфиста из Зибико вообще отдаёт дешёвой драмой. И конец из серии «было или не было»...

Не хватает только таинственного кольца из забытой могилы и какого-нибудь магнетизёра — и можно, убрав упоминание про печатную машинку, смело отправлять рассказ куда-нибудь в 1850 год.

Оценка: 3
–  [  4  ]  +

Виталий Забирко «Сторожевой пёс корпорации»

Ny, 21 декабря 2016 г. 08:02

Читал первоначальную версию, которую выклянчил у автора. Читал уже после журнальной урезанной, бестолковой.

Для 1971 года — отлично. Тем более, дебют. Эдакая отдалённая перекличка с «Полигоном» Гансовского. Машина, созданная из-за утилитарной прихоти человека и человеку же не подчиняющаяся, побеждающая его.

Хорошо обозначены социальные проблемы будущего — материальное неравенство и бесчеловечность под прикрытием официальной гуманности и заботы о демократии. Ничего не напоминает? Причём система работает автоматически, как бы намекая, что добрая и злая маска по сути являются лишь инструментами, последовательно задействованными в едином процессе.

И, конечно, фирменные штуки, характерные для Забирко — инопланетные сценки из жизни будущего, краткое описание фантастических бытовых приспособлений (сапожки с восстанавливающейся подошвой, обёртка-холодильник для банки пива).

Нет, авторский вариант заметно лучше, мягче, полнее. Журнал подстриг рассказ как горозеленение подстригает тополь — обрубив все ветки до состояния столба.

Оценка: 6
–  [  2  ]  +

Г. Ф. Лавкрафт «Селефаис»

Ny, 4 ноября 2016 г. 02:25

Какой ещё «брульянт творчества автора»? Где тут «омут печали»? Лавкрафт лишь описывает какие-то личные переживания, почти не посвящая в них читателя.

Рассказ прост и прям как палка. Искусственно усложнён излишним описанием «похода» (причём, пресным и однообразным). Все словесные красивости никак не реализованы. Ну, описывает автор закаты, путешествие на галере и незыблемость стен. А толку? Они никак не работают в тексте. Вот, скажем, есть предложение «Все мужчины там носят бороды» — у меня тысяча вопросов «И что? Почему? Какой длины? Зачем? А женщины?», но автор никак факт не поясняет и не увязывает его с темой рассказа или хотя бы с прочими фактами. Но ведь автор зачем-то выделил именно наличие бороды у мужчин; следовательно, предложение должно быть продолжено объяснением «потому что...». А его нет! И всё — фраза написана впустую. И так везде! Сюжет — отдельно, обстановка — отдельно.

Нормальной интерпретации чувств и желаний героя тоже нет. Не раскрыт внутренний мир героя — я толком не понимаю что он чувствует, когда стремится к городу. Мне мало туманных намёков. Автор всё объясняет непонятной «тоской по неведомому». Так Ганс Христиан Андерсен в своё время сказки писал и получалось у него заметно лучше, достовернее и красочней.

Рассказ давно написан и тогда не было ничего похожего? Ерунда полная! Предлагаю открыть «Дверь в стене» старика Уэллса и сравнить.

У Лавкрафта вышло прямолинейно, скупо, сухо, скучно.

Оценка: 3
–  [  2  ]  +

Ника Батхен «Круги Своя»

Ny, 3 октября 2016 г. 10:27

Занятный рассказ.

Он выписан спокойно, подробно, изящно. Интонации автора напоминают сказку. Атмосфера паропанка (если я правильно определил жанр) гармонично соединена с фэнтезийно-сказочной основой рассказа. Описательная «механизированная» завязка, знакомящая читателя с миром и героем, разворачивается в небольшой обзор быта эпохи пара и оживших машин. Очень понравились действия мастера-механика во время поиска старых роботов. Отрывки местами сразу напомнили поведение Геральта из рассказа «Ведьмак» Сапковского (только аналогия возникла, естественно, по методизму, а не по цели героя). А вот Васильев с циклом «Большой Киев» почему-то даже не всплыл – всё-таки рассказ Вероники Батхен в плане натурализма темы одушевлённых машин куда живее и художественней. Хотя, возможно, причина здесь лишь в положительности героя Батхен и общем сказочном тоне рассказа. Прямо так и слышишь щелчки рычагов, звук вращающихся шестерней и скрип механических суставов. Красиво!

Ближе к концу рассказ становится детективом – мастер-механик нападает на след выдающегося изобретателя и гениального изобретения. Неторопливые действия главного персонажа теперь похожи на методы Шерлока Холмса — кропотливый учёт улик, «полевой» сбор фактов и рассылка писем. Конфликт с жадным коммерсантом отражён очень мягко, цельным, исчерпывающим эпизодом. Рассказу даже не нужен чёткий сюжет – происходящее настолько увлекательно в одних только деталях, что полностью занимает собой воображение.

И лишь конец несколько подводит этот замечательный образец хорошей фантастики. Герой слишком очевидно и быстро принимает решение. А стоило бы потянуть, рассказать больше о содержании писем, решающих судьбу открытия. История очень уж резко заканчивается.

Отлично! Замечательно! Очень понравилось. Настоящая музыкальная шкатулка, а не рассказ.

Оценка: 8
–  [  6  ]  +

Наталья Игнатова, Василина Кукаркина «Сказка о любви»

Ny, 29 сентября 2016 г. 05:22

Пространная, малопонятная история.

Решил прочитать, чтобы познакомиться с автором. Думал, «чего там — повесть — быстро проскочу». А вот фиг! Объём оказался как у небольшого романа. И накручено, накручено! История напоминает гибрид «Звёздных войн», доброй половины саг Муркока и романов Лукьяненко типа «Лорд с планеты Земля», по краям для пущей пикантности приправлено Булычевым.

Все друг друга любят. Отношения молниеносно складываются в любовные геометрические фигуры, паузы в событиях следуют только затем, чтобы девочки успели переговорить и установить расклад — кто с кем. Даже злодеи кого-то любят, автор просто не всех успевает толком раскрыть, ведь концентрация подвигов (уничтожение злодеев) составляет примерно 1/10 страницам текста. Слово «любовь» встречается чаще, чем некоторые распространённые глаголы.

Краснеют как всегда «стремительно», во время опасности всё вокруг, как это обычно бывает, «словно замедлилось», эльфийка стандартно «юная» (товарищи авторы, ну хоть один раз сделайте её старой каргой для разнообразия, а?), и т.д и т.п. Девицы все прекрасны и царственны (хотя, как можно быть «царственной» в 18 лет, если одеваешься как на дискотеку и говоришь на молодёжном жаргоне), герои мужского пола — экзотические высокие красавцы со странным психическим расстройством, сочетающим гиперответсвенность и равнодушие. Женщины, естественно, выстраиваются в очередь к самым симпатичным, чтобы поцеловать или сразу запрыгнуть в постель. Сюжета в привычном понимании нет — его заменяет череда малосвязанных событий без начала и конца, причины поступков нередко оставлены за кадром.

Впечатление после окончания повести примерно следующие: «Я не забуду даже во сне её голубые глаза на сосне!»

Винегрет!

Не то, что совсем плохо, но никакого стимула к чтению других произведений автора не появляется.

Оценка: 4
–  [  1  ]  +

Василий Мельник «Ястреб и скорпион»

Ny, 22 августа 2016 г. 10:28

Мидянин/Мельник обычно не силён в рассказах и повестях, но вот эта его штука мне почему-то понравилась.

Есть в рассказе что-то игровое, наивно-рыцарское, почти фэнтезийное. Герои просты как апельсин, но для сюжета именно такие и нужны. Сама история напоминает эпизод-квест из компьютерных онлайн-игр, однако прописана в каком-то неуловимо классическом стиле, напоминающем одновременно о «Звёздных войнах» и Рыцарях Круглого Стола короля Артура. Автор не старался подробно раскрыть мир, в котором идут события повести, но ему как-то удалось, не сорвавшись в фальшь, передать и должную серьёзность поступков, и характер своих персонажей, и начертать интригующую модель жизни космических охотников. Здесь всё на месте.

Финальный фаталистический эпизод укрепляет в целом удачную историю. Не шедевр, но — достоверно, увлекательно, красиво.

Оценка: 8
–  [  2  ]  +

Елена Арифуллина «Хранитель перехода»

Ny, 15 августа 2016 г. 11:01

Автор основательно, даже я бы сказал — излишне подробно для небольшого рассказа — прописала своих героев и окружающий их мир. Да, сразу веришь, что она такая-то, а он такой-то. Да, очень хорошо представляешь этот переход, повседневную толкотню. И очень точно передано то особое ощущение, возникающее в жизни, когда надо бы остановиться, что-то сделать, вмешаться, но вроде бы как некогда, не вовремя, недосуг. И лишь потом понимаешь, что всё-таки поступил неверно, только уже безнадёжно поздно. Пишет Елена Арифуллина убедительно.

Обкатка идеи, на первый взгляд, тоже на уровне: что там за порогом смерти? Хочется же верить, что не можешь просто так исчезнуть. Должен же человек БЫТЬ и заниматься чем-то важным. Даже после кончины. Но, к сожалению, таких рассказов с сюжетом типа «жук в янтаре» (когда герой вдруг оказывается в незнакомом месте со странными законами природы и не может его покинуть, гадая жив или нет) даже в советское время хватало. Допустим, первое, что пришло на ум из аналогичных вещей — ставшая почти классической «Сказка королей» Ларионовой. Поэтому, все трогательные сцены о домике в степи, где «встретились два одиночества», и разговоры «пост сдал — пост принял», конечно уместны и положительны, но несколько потёрты от повторов и, на мой взгляд, наивны. Не до пошлости — конечно, нет, но до обыденности уж точно. Кроме того, я совсем не увидел искренности за отношениями героев. Ну какую же он проявил о ней «заботу», лишь донеся пару раз до кровати и накормив? Совсем не заметил настоящих, внутренних причин для рождения глубокого чувства между столь серьёзными, попробовавшими жизнь людьми. Здесь скорее сиюминутный порыв, коварство физиологии и желание забыться друг в друге. Дальше, название рассказа слишком прямолинейно намекает на очевидный сюжетный ход — мол, переход — не просто переход, а собака — не просто собака. Ну очень уж легко догадаться, а это сминает впечатление от последующих событий. Может быть, ещё за мужчиной закреплено слишком много образов — филин, собака, супергерой, инвалид. Не успеваешь фиксироваться, даже мелькает мысль «А не наплёл ли он ей?».

Неплохо для среднего проходного рассказа-мистики, но на современный магреализм это как-то слабо тянет. Нечто подобное по обстановке и ощущениям, но с уклоном к боевику любил писать в 90-ых Евгений Гуляковкий. Да и нынче почти каждый начинающий автор выдаёт 1-2 рассказа про то, как он и она встречаются на пороге жизни.

Написано хорошо, но не хватает новизны.

Оценка: 6
–  [  2  ]  +

Александр Лычёв «Дезинсекция»

Ny, 14 августа 2016 г. 15:44

В целом неплохо.

Один из немногих НФ рассказов, где автор пытается вовлечь в сюжет биологические особенности организмов и вообще как-то поиграть с научными гипотезами развития жизни на Земле. Кроме того, тот редкий случай в фантастике когда разумные организмы грамотно названы «видами», а не «расами». Приличная завязка, в меру увлекательные события, интересно проведена центральная идея — читать можно.

Но и слабых моментов хватает. Персонажи едва намечены — даже антропоморфный ракурс взгляда на героев не помогает. Слишком скупо обставлена сама сцена конфликта, недостаёт подробностей, характеристик и предыстории — рассказ можно смело переработать в повесть. Непонятно почему артефакты древнейших эпох носят названия, вытекающие из человеческой мифологии. Не хватает более стройного и подробного окончания истории.

Тем не менее, автор смог меня заинтересовать. Беру на заметку.

Оценка: 6
–  [  3  ]  +

Анна Клименко «Правило Анх-Мезора»

Ny, 28 июля 2016 г. 07:36

Рассказ оказался слишком простым — всё-таки проба пера. Не зря автор сказала о нём «Сейчас бы я написала иначе».

Очень простой сюжет о коварстве, жажде власти и самоуверенной слепоте. Простые, без побочных отступлений и подробностей, герои. Простая мораль «что посеешь, то и пожнёшь». Очень бедная обстановка — текст страшно скуп на детали.

Вместе с тем, ругать рассказ не за что. Хоть и слабо, но идея до читателя донесена. Хорошо, чисто переданы события. Набросан кое-какой антураж.

Я бы посоветовал Анне Клименко переписать этот рассказик. Переделать его в повесть — раскрасить подробностями, углубить героев, усложнить события. И может быть, выйдет вполне интересная, яркая история.

Оценка: 4
–  [  9  ]  +

Ольга Громыко, Андрей Уланов «Космобиолухи»

Ny, 15 апреля 2016 г. 06:29

Четыре раза начинал читать. За полгода так и не добрался до середины романа. Не выдержал — бросил.

Ну скучно же! Страшно до-о-лгая для юмористического произведения история. Персонажей много, все они невзрачные как мыши. Главы постоянно перескакивают на новое действие и на чём там остановились в прошлый раз я успевал потерять. Юмор какой-то был, но ничего вспомнить уже не могу. Ориентируясь на название, ждал научных приколов, подробностей и хитрушек — не дождался. Внятной сюжетной линии нет — авторы бесконечно переводят персонажей с одной сцены на другую: вот посмотрите, здесь надо посмеяться, а здесь поглядите налево — нужно удивиться, а сейчас, внимание, пока двигатели прогреваются, будет длинный комментарий. И этому конца нет как в плохом театре.

Книга по стилю похожа на вялого, долго не поливавшегося Роберта Асприна.

Оценка: нет
–  [  8  ]  +

Бэзил Коппер «Янычары из Эмильона»

Ny, 7 апреля 2016 г. 10:45

Интересно, а к какому году можно отнести рассказанную автором историю?

У меня возникло ощущение, что персонаж проживает на стыке XIX и XX веков или даже в более ранее время. Ну разве стал бы человек из XX века (особенно из послевоенного периода хоть первой, хоть второй половины) так покорно ждать своей участи, впадая то в экстаз, то в депрессию? Почему-то он не пытается активнее исследовать новый мир и оказывается совершенно беспомощным перед внезапной угрозой.

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
Покорно, месяцами ждёт страшного конца, позволяет добровольно заключить себя в дом сумасшедших, смирившись с лечением, которое не приносит результатов. Повествование в основной части было интересно для меня больше неспешным проявлением новых «симптомов», чем собственно картиной, являющейся во сне. Герой — удивительно инертная личность, на грани недостоверности. Или действительно, является доиндустриальным фаталистом века из XVIII, что позволяет ему подавлено-стоически относиться к поразительным событиям. Если в самом начале его реакцию на мистический сон ещё можно объяснить так, как предлагает автор, то к концу явно требуются дополнительные пояснения.

И вообще конец немного противоречит завязке: события запускаются строго определённым условием — Фарлоу утомлён дневными заботами и недосыпает. Таким образом, избавиться от опасности ему проще простого — нужно только установить нормальный режим дня и увеличить время ночного отдыха. Поэтому вся часть рассказа с дурдомом, психиатром и приближающейся опасностью выглядит надуманной, искусственной.

Дочитав, сразу представил, что сделал бы с рассказом менее сдержанный автор. Например, Генри Каттнер, у которого подобной шизы тоже хватает:

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
если персонаж имеет возможность взаимодействовать с иллюзорным миром (принёс же он оттуда камень), то почему бы ему не попробовать, экспериментируя с собственным состоянием, протащить из реальности в сон, скажем, винтовку с ящиком патронов или хотя бы музейную алебарду?
Времени для этого достаточно, а финал был бы гораздо более непредсказуем, даже если оставить всю неопределённость и недосказанность.

Интересный рассказ, но какой-то зажатый. По-моему, замысел даёт гораздо больше возможностей, чем было реализовано.

Оценка: 5
–  [  3  ]  +

Томас Грессмен, Роберт Торстон «Охотники»

Ny, 4 апреля 2016 г. 12:05

Достаточно низкокачественная книга.

Перевод явно машинный — в 29 главе идут типичные компьютерные словосочетания «светлая лошадь» вместо «Легкая кавалерия». Человек-переводчик лишь задним числом сглаживал огрехи программы, что привело к слабой связанности эпизодов и общей невнятности текста. Книга читается словно пересказ малопонятного сна. Юмор почти всегда непонятен.

Вдобавок сам Т. Грессмен, как и подавляющее число его коллег, подрядившихся писать новеллизации по игровой вселенной «BattleTech», не блещет литературным талантом. Его потолок — изготовление посредственных сценариев, но не настоящих книг. Герои романа ведут себя неестественно: то глуповато шутят в самых неподходящих местах, то наоборот, начинают нагнетать обстановку или орут на подчинённых там, где нужны спокойствие и крепкая рука. Обстановка подана расплывчато, схематично. Внимание подчас уделено маловажным эпизодам, хотя это место могли бы занять более интересные сцены. Введено множество второстепенных персонажей и статистов, которые в общем-то не особо нужны, но ощутимо оттягивают объём и без того тощей книги на себя. Космические бои описаны в стилистике эпохи морского парусного флота, постоянно звучат команды «Право руля!», «Левый борт, пли!» и т.п., что при высоких космических скоростях и озвученных смешных расстояниях в сотни километров выглядит даже не фантастикой для детей, а скорее волшебной сказкой. Клановские элементалы — мастера рукопашных схваток — вдруг пугаются и пасуют перед абордажниками из Внутренней сферы, что лично мне кажется несоответствующим образу солдат Кланов. Некоторые важные эпизоды никак не раскрыты и не объяснены. Впрочем, можно перечислить ещё множество мелких огрехов и претензий...

Всё это складывается в общую довольно безрадостную картину. Книга, к сожалению, читабельна лишь в качестве бледного художественного приложения к исторической линии сюжета цикла, касающейся операции «Змея». Никаких художественных достоинств за ней не замечено. Этот том можно смело пропустить, ограничившись обзором событий на каком-нибудь тематическом сайте. Очень сэкономит время.

Оценка: 4
–  [  9  ]  +

Барри Лонгиер «Враг мой»

Ny, 30 марта 2016 г. 06:09

За что так ценят «Враг мой»? Не понял...

Довольно простая робинзонада даже без особых находок и изысков. Опять перед нами почти классические Робинзон и Пятница. Разве что здесь они представлены как враги, но позднее, когда драк превращается в детёныша, всё встаёт на свои места. Белый человек учит наивного «дикаря» жизни, одновременно проникаясь самобытностью иной культуры.

Ну, разыгран мотив терпимости и сострадания. Но автор, явно боясь замочить ноги, лишь слегка попробовал глубину темы. Инопланетянин-драк настолько практичен в быту и потребностях, что фактически отличается от человеческого ребёнка лишь внешним видом. Быстро растёт, не болеет, не капризничает, какакет только в лоток. Он даже лучше человека! Найти с таким общий язык и вообще подружиться в условиях полной изоляции дело вполне очевидное. А если бы он был негуманоидом, не умеющим издавать звуки? А если бы он был хищником, которому позарез необходимо свежее мясо? А если бы он дышал хлором? А если бы ради него пришлось рисковать или вообще пожертвовать жизнью? Была бы так проста эта история?

Например, в одно время с Лонгиером писала Октавия Батлер, которая действительно умела очень резко (даже неприятно) и нестандартно раскрыть вопросы, касающиеся ксенофобии. Поэтому популярность конкретно этой книги Лонгиера обусловлена скорее всего лишь удачным переложением старой истории о Робинзоне на модный фантастический фон. Читатель принял это не напрягаясь — обошлось без настоящих этических проблем и ломки стереотипов. Ведь очевидность и логика ситуаций, показанных в романе «Враг мой» давно стала привычной ещё по книгам Майна Рида, Фенимора Купера, Луи Буссенара, Генри Хаггарда и других классических авторов — белый учится дружить с индейцами.

По-настоящему Лонгиер проявился себя, пытаясь развить сюжет дальше. «Грядущий завет» оказался скучноватой, довольно стандартной антивоенной книгой, где компактные тезисы из «Враг мой» раздувались до размеров слона и всячески обсасывались, чтобы соответствовать актуальной проблематике текущего момента. Адекватная идея о всеобщем культурном равенстве начала сползать в область спорных понятий о всеобщем психо-физическом подобии, полезли эпизоды явно гомосексуальной направленности. Кроме того, чем дальше в лес, тем меньше драки напоминают инопланетян, всё больше рисуясь скорее некой разновидностью человечества, чем чуждыми существами. Получается, что Лонгиер здесь выехал только на остатках антуража от первой книги. Наконец, очевидную творческую импотенцию автор продемонстрировал в «Последнем враге», бездарно-банально, недостоверно обозначив причины войны между драками и землянами, и предложив совершенно антигуманное, людоедское решение конфликта. Это только американец мог додуматься до мысли остановить войну, не устраняя причины конфликта, а устрашая противников акциями геноцида! Нашему «гуманисту» даже в голову не пришло, например, просто выселить анклавы с Амадина. Нет — только кровавая «миротворческая» мясорубка может быть противопоставлена традиционной жестокости. И, конечно, гомосексуализм и анормальность психо-сексуальной идентификации здесь уже цветут пышным цветом без всякого стеснения. Ей-богу, книгу хочется швырнуть в стену!

Вот это человечность! А ведь цикл так хорошо начинался, но постепенно вылился в обширнейший конъюнктурный ряд образов и проблем. Впрочем, даже это можно было бы простить, если бы автор решал их искусно или предлагал необычную трактовку.

Единственное, за что мне хочется похвалить Лонгиера, так это за Талман. Вот он отдельно от цикла весьма интересен — красиво играет биологией драков, и самой идеей инопланетной Библии, и множеством интересных эпизодов, и десятком изящных логических парадоксов.

Сложный и одновременно простой цикл, который, как мне кажется, выродился после первой же книги, подарив нам больше любопытных побочных эффектов, чем собственно смысла.

Оценка: 7
–  [  3  ]  +

Анна Клименко «Танцующая-со-смертью»

Ny, 2 марта 2016 г. 06:23

Очень ценю рассказы, в которых читателю от автора не требуется никаких объяснений. Бывает, напишет Нил Гейман или Харлан Эллисон текстик, и давай потом объяснять что он хотел в рассказе показать. Срамота! Ну были же времена Джека Вэнса или Роберта Шекли, когда никаких пояснений не требовалось: бумага с буковками сама все рассказывала — сколько было нужно.

Особенно органично выглядит самодостаточность в фэнтези. Ведь всё равно в двух словах весь сказочный мир не опишешь — так умей сделать чтобы тебе поверили в двух словах.

Не знаю кто такая Анна Клименко и совершенно не ценю Ника Перумова, но рассказ, написанный в качестве «расширения» к какому-то перумовскому циклу, пришёлся по душе. Не вполне обычные герои, в меру боевитое действие, явный стилевой нажим «старой школы фэнтези» (на который из наших сейчас способны разве что Олди — и то редко), самодостаточные персонажи, отсутствие вымученной морали или невразумительных страданий. Всё точно, чётко, вкусно.

Прочитал с удовольствием. Оценку снизил лишь из-за собственного незнания «концов» истории. Нужно бы посмотреть что там у автора есть ещё...

Оценка: 7
–  [  8  ]  +

Антология «Ведьмачьи легенды»

Ny, 24 февраля 2016 г. 11:14

Почти неудовлетворительно, к сожалению.

Антология привлекла внимание ещё по анонсам — и обложечка что надо, и тема в самый раз, и состав авторов позволял надеяться. Самое же главное, ждал от книги дополнений к похождениям героя Сапковского. У польского автора приключения, постель, политика, этика, история, сюжет — всё представлено в должной мере. И стоило бы попытаться разыграть самые сильные стороны оригинала: обаяние героя, стильность описаний, авантюрную нотку. Но вышедший сборник получился на мой вкус «с бору по сосенке».

Кудрявцев что-то наляпал на скорую руку. Украл у Нортон мастера зверей. Вообще неинтересно и плохо написано литературно. Повесть Васильева на фоне рассказа-нескладухи Кудрявцева смотрится даже выгодно, если не по сюжету (обычные бандитские разборки в сеттинге «Shadowrun», можно было и не примазываться к Сапковскому), то хотя бы по языку и стилю. Успенский замаскировал под рассказ какие-то свои выяснения отношений в союзе писателей или среди фантастов, не по делу кидался грязью, как всегда думая, что остроумно шутит. Скучно. Белянина оценить не могу — я плохо понял что он вообще написал и о чём. Золотько, пожалуй, единственный из основного ряда авторов сборника, чей персонаж попал в Красную армию (а не в другое место) — некоторый интерес к тексту у меня возник. Но вместо задействования всего потенциала ведьмачьего цикла, автор принялся тянуть из богатой кудели фантастики нудную нить политики. Легеза и раньше-то не славился удачными рассказами, и сейчас вышло сумбурно. Так писали в середине 90-ых по мотивам произведений Стругацких, продолжая их на события ГКЧП и октябрь 1993, с путанным наполнением и «сленговыми» словами-намёками. Было что-то подобное в сборниках «Время учеников»: «... если бы Слон, Жилин и Горбовский встали тогда «горынычем», то VIPы в Доме Советов могли бы не волноваться...». А Легеза переложил Сапковского на модную сейчас виртуалку (литРПГ) и якобы политические амбиции России (далась им политика и зачем здесь опять ведьмак?).

Кто в лес, кто по дрова, лишь ведьмак так и остался за кадром. Всё это смело можно не читать — ничего не потеряешь. Вернее, прочитав, ничего не получишь.

Отдельно стоят только два произведения — очень аккуратная, выверенная, даже немного изящная повесть Галиной, написанная действительно по делу. Понравилось, автор здорово сумела связать некоторые «концы» из оригинальной саги. Это именно то, что я ждал от сборника.

И затянутая, сложная для восприятия, но крайне любопытная в плане литературной игры и трансформации знакомых образов, вещь Аренева. Сбивает с толку, ошарашивает, необычно.

Вот и всё. Не знаю, что послужило поводом для хвалебных рецензий от поляков, упомянутых на обложке, но мне сборник до 80% содержания показался «мимо кассы».

P.S. Кстати, непонятно почему составители проигнорировали другие произведения по миру Сапковского. Например, рассказ О. Громыко «The Witcher: задание «Ужасная незнакомка»» (2008) не только популярен, но и стоит гораздо ближе к теме сборника, чем половина вошедших в него рассказов.

Оценка: 4
–  [  5  ]  +

Владимир Аренев «Весёлый, простодушный, бессердечный»

Ny, 18 февраля 2016 г. 07:42

Сначала очень понравилось — «мэтр Журавль» и всё... автор сразил меня этим именем, подцепил на крючок, обрисовывая увлекательный, прагматичный мир, сложившийся спустя годы и годы после канонической истории с Геральтом. Часто говорят о «попадании» автора в запросы читателя, в мейнстрим, или ещё в какие другие места. Так вот, это попадание случилось!

Я уже почувствовал себя Винни-Пухом, летящим на воздушном шарике к дуплу с мёдом. Но повесть неожиданно затянулась, обросла множеством подробностей, персонажей, таинственных разговоров, непрозрачных намёков и отсылок. На меня, коварно спущенные автором, кинулись сразу «Моби Дик», «Питер Пэн», «Остров сокровищ», «Повелитель мух», даже кажется что-то ещё... Словом, случился у Винни-Пуха полный облом — автор внезапно саданул из ружья прямо в дупло, а когда вылетели пчёлы, то стрельба вообще пошла неприцельно: досталось и медвежонку, и дубу, и шарику, и даже пчёлам — на мёд я только издали посмотрел. И полетел вниз. Неправильное ружьё попалось!

Нельзя сказать, что повесть плохая. Она, безусловно, очень интересна одним только замыслом, необычным сплавом сюжетов и наслоением образов. Но вот сделать бы её раза в два короче, твёрже прописать героев, убрать лишние объяснения, детали и ярче подать ключевые сцены. Сильно уж здесь всего много. Произведение похоже скорее на роман. И не понравились постоянные контрасты (по-моему, автор не смог с ними справиться должным образом): серьёзная завязка оборачивается детективом, продолжается боевиком, переходит в таинственную историю, потом начинает отсвечивать мистикой, с середины клонится в фарс, затем проявляются элементы хоррора и оканчивается всё это дело условным хэппи-эндом. Теперь посадим сверху на тортик ведьмака, который в сюжете практически исполняет роль Панурга.

Оригинально, но сразу усвоить и получить удовольствие затруднительно.

Оценка: 6
–  [  4  ]  +

Михаил Успенский «Одноглазый Орфей»

Ny, 15 февраля 2016 г. 06:12

Для писателя с таким стажем получилось весьма убого.

Начиная от непонятно откуда взявшегося в фэнтезийном мире упоминания про кегельбан и заканчивая гнусноватыми переделками классических стихов и песен. Особенно меня поразила фраза что «Этого-то дерьма у меня навалом». Вот уж действительно!

И постепенно рассказ стал восприниматься не как подражание Сапковскому, а как «замаскированный» памфлет о самом Успенском под видом то ли Лютика, то ли Орфея.

Автор столько лет пародировал, насмехался и поругивал, что в конце-концов, видимо, утратил способность писать что-то иное вне скоморошечно-эпатажного стёба. А когда из литературных приёмов у писателя остается лишь умение метко кидать разные неаппетитные снаряды, то подобное творчество ну явно уходит за пределы актуальной литературы. Пусть даже фантастики. Пусть даже юмористической.

Зачем же вы так, Михаил Глебович? Ведь уже не смешно и не интересно. Я уже много раз видел Жихаря и устал от его повторений. Звать «на бис» не хочется.

Разочарование.

Оценка: 3
–  [  9  ]  +

Александр Студитский «Ущелье Батырлар-джол»

Ny, 5 февраля 2016 г. 07:14

Очень интересное произведение, хоть и глупое донельзя.

Прежде всего, его выручает действие, сюжет — история увлекательна, авантюрна, интересна в плане научного противостояния. В меру занимательны персонажи, которые хоть и ведут себя как подростки из анимэ, постоянно то находясь в напряжённых бесплодных раздумьях, то взрываясь эмоциями, но всё-таки даже полуслепая тяга героев совершить что-то выглядит занимательно. Несколько подкупает готовность людей к тяжёлой работе, трудностям, опасности.

К отрицательным чертам повести относится поразительный научный дилетантизм автора. Я даже готов оставить в стороне его позицию сторонника Лысенко — пусть. Но когда гистолог, профессор МГУ и ДОКТОР НАУК пишет, что персонаж видит невооружённым глазом клеточную структуру гигантской гидры, а потом вдруг замечает совершенно обычные растения (только огромных размеров), почему-то не видя крупных клеток... это как-то из ряда вон! Ты, гистолог, вообще лист под увеличением смотрел? Ты уверен, что человек примет растение из увеличенных клеток за «обычное»?

И много других непоняток, раз и навсегда уронивших в моих глазах научный авторитет Студитского:

Непонятно, почему организм, выращенный из культуры крупных клеток корня, унаследует увеличенную морфологию — ткани-то имеют разную функцию (даже без учёта генетики)

Непонятно, почему бы не решить проблему кок-сагыза поэтапно — методами селекции увеличить размеры корня, а каучуконосность повысить полиплоидией (учёные выглядят туповато)

Непонятно как работает экология в ущелье — ведь увеличенные размеры организма требуют иного образа жизни (мир-то вокруг не изменился)

Непонятно, почему советских учёных интересует только узкая прикладная задача, когда перед ними целая новая страна с уникальной жизнью (учёные опять выглядят туповато)

Непонятно, почему никто не пытается найти вещество, вызывающее гигантизм, и не пытается тупо использовать его для опытов напрямую, хотя для решения этой проблемы достаточно было взять в экспедицию почвоведа (учёные выглядят уже просто ослами)

Непонятно, почему гигантизм обусловлен размером клеток, а не общим увеличением массы и размера при нормальной величине клеток, как это обычно и бывает (вообще сомневаюсь, что гигантские клетки жизнеспособны)

И, конечно, рассуждения автора о наследственности — это мрак. Даже со скидкой на лысенковщину. Вот у тебя в руках крупный экземпляр, который нужно скрестить с дальним родственником для повышения продуктивности. Зачем рвать жопу по горам, чтобы добыть натурную пыльцу гигантов, если у тебя есть цветущие дикоросы (их каучуконосность никто из «учёных» проверить, естественно, не догадался), выращенные из семян , собранных в той же местности?

Жалею только об одном — автор не реализовал заветы Мичурина. Я аж дыхание затаил, когда классика селекции начали цитировать в тексте. Ну, думаю, сейчас они будут одуванчик к местным тополям прививать, чтобы улучшить его свойства (причём, выполняя пятилетний план за четыре года). Или гевею для скрещивания из Южной Америки выпишут. Вот это был бы научный триллер! К моему огромному разочарованию, Студитский, полностью поглощённый замыслом альпинистских авантюр, до такого очевидного поворота событий не дошёл.

Да, страшное было время... Неужели Акимушкин был совершенно прав, утверждая, что в СССР обитает около 25 тысяч ослов?!

Повесть — отличный пример советской фантастики первой половины XX века, когда именитый автор мог нести любую глупость вперемешку с неправдоподобием, выезжая исключительно на героико-производственном сюжете. И ничего ему за это не было...

Так хоть сейчас пропесочим!

Оценка: 7
–  [  7  ]  +

Виталий Забирко «Путевые записки эстет-энтомолога»

Ny, 15 января 2016 г. 10:07

Понравилось. Ровная, приятная вещь. Пожалуй, выполненная даже в традициях классической фантастики.

Автор неплохо вылепил персонажа — коллекционера до мозга костей. Без перегибов, спокойно обрисовал круг его интересов, эмоции, мелкие беспокойства. Хорошо, в нейтральном тоне, без всякой оценки поданы поступки героя. Из-за этого события нередко кажутся наблюдаемыми со стороны, хотя текст и написан от первого лица. Всё получилось очень правдиво — примерно так и выглядит изнутри коллекционер средней руки, движимый исключительно тягой к накоплению, и сочетающий в себе профессионализм методов с расчётливостью небрезгливого добытчика.

Может быть, приключенческая составляющая и вышла суховатой, но это с горкой компенсируется небольшими, интересными экскурсами в быт и особенности жизни общества будущего. В произведениях показаны приборы и приспособления, импланты и гаджеты с очень необычным, порой остроумным назначением. В целом сюжет напоминает не рассказы об экспедициях фанатика, собирающего бабочек, а больше документальную хронику спецопераций. Есть даже неплохие моменты (типа посещения озера Великого Ухтары) завораживающие своеобразной фантазией и полубезумным сочетанием условий, событий, деталей...

В финальной повести автор старается полностью раскрыть персонажа, заставить его переоценить жизнь, принять ответственность за поступки. Т.е. здесь сконцентрирована та самая «мораль», которую читатель по привычке начинает искать сразу же и не находит. Лично мне такая асимметрия очень понравилась.

И конечно, всё покрыто едва заметным, но ощутимым флёром «пыли иных миров», который появляется, когда автору удаётся удачно, доверительно прописать детали.

Есть мелкие недочёты, невнятности, но общее впечатление от работы Забирко положительное.

Оценка: 7
–  [  10  ]  +

Артём Белоглазов «Не люди»

Ny, 8 декабря 2015 г. 07:35

Ну ёлки-палки! 2007 год написания!

Товарищ автор, если вы взялись за избитую тему, по которой не проехал только ленивый (введём название «Не люди» в поисковик и получим массу рассказов с близким заголовком и похожей идеей), то извольте не переливать из пустого в порожнее, а хоть какую уникальную мелочь от себя вставить.

Если уж так глянулся вариант агрессивного церковного диктата, то напишите как Лазарчук что-нибудь витиевато-необычное («Священный месяц Ринь»), чтобы хотя бы развлечь читателя обстановкой. Или, если хочется впечатлить читателя контрастом между чуждыми существами и людьми, то расстарайтесь на красивую драму, как Гаррисон («Чужая агония»). Наконец, можно пойти лёгким путём и просто удачно спроецировать очевидный вывод через непредвзятого наблюдателя, что успешно проделал Лукьяненко («Люди и не-люди»). Можно вообще на почве этики конфликта, последовавшего за контактом, завернуть что-то совсем оригинальное — шиворот-навыворот (Бушков «Здесь всё иначе»).

Но зачем же писать антивоенную банальщину? Это пошло! Не нужно такие истории, требующие деликатности, яркости и чёткой выверенности морального заряда, делать постными и предсказуемо-однообразными. Напротив, они должны быть запоминающимися, серьёзно-страшными, стоящими в памяти.

Нельзя быть маляром от фантастики и красить по трафарету — даже название рассказа стандартное, очевидное...

Где авторская самоцензура?

Оценка: 3
–  [  2  ]  +

Олег Гаврилин «Энтомология третьего тысячелетия»

Ny, 28 ноября 2015 г. 23:02

Вот если бы автор статьи ещё в словарь заглянул, то узнал бы, что пауков изучает арахнология, а не энтомология. Обычно подобной неграмотностью страдают журналисты развлекательных изданий и руководители различных медицинских и санитарных контор. Возможно, О. Гаврилину следует попробовать писать именно для глянцевых журналов или санэпидемстанции, а не вводить читателей «Мира фантастики» в заблуждение странными заголовками.

Оценка: 3
–  [  2  ]  +

Олег Костман «Избыточное звено»

Ny, 16 ноября 2015 г. 17:17

И всё бы хорошо — идея правильная, но рассказ Гансовского «Спасти декабра» написан гораздо раньше.

Вдобавок, автору не хватило умения всё расписать красивей и подробней. Ну опять стандартные типажи — пытливый учёный и алчный чиновник, почти без попытки как-то персонализировать героев. Опять заезженная тема «слабого звена», без которого всё рухнет. И почти стандартный ход с вмешательством в хрупкий баланс экосистемы. Даже для 80-ых годов тема не нова: «Срубить дерево» Янга, «Ветер чужого мира» Саймака, «Сбалансированная экология» Шмица. Про наших авторов я уже и не говорю.

Слабо. «Вампиры Геоны» Тищенко (мультфильм, а не слабенький рассказ), основанные на аналогичном сюжете, выглядят ну просто чем-то гениальным по сравнению с такими вот типовыми рассказами.

Оценка: 5
–  [  5  ]  +

Михаил Шаламов «Серая хризантема»

Ny, 2 ноября 2015 г. 09:15

Для 1981 года написано отлично.

У автора неплохой образный стиль. Он умеет коротко раскрыть персонажа, ловко подать обстановку и ровно ввести читателя в действие.

Слабое место М. Шаламова — сюжет. Рассказ получился почти прямолинейным и однозначным. Развязка — слишком простой. Между тем, немного усложнив историю, можно было сделать из неё довольно острую, экзотическую повесть.

И всё-таки для 3-страничного рассказа написано весьма неплохо. Любопытный автор.

Оценка: 6
–  [  2  ]  +

Джо Холдеман «Вспомнятся мои грехи...»

Ny, 20 июля 2015 г. 08:46

Очень интересный, как мне показалось, гибрид истории тайного агента разведки и исповеди бывалого человека, оценившего изнанку своей работы. Автор смог незаметно вплести в почти классический джеймс-бондовский сюжет небольшие штришки-сцены, напрочь разбивающие стереотип и грубо затирающие фальшивый блеск романтики, обнажая бездушный, безотказный механизм государственной машины: да, ты действительно «им» нужен пока работаешь. Пока работаешь правильно. Трудно ли быть винтиком, пусть даже самым крутым и незаменимым?

Система снова смогла победить человека, но не смогла победить правду.

Хорошо! Даже отлично! Обязательно давать читать молодёжи!

Оценка: 9
–  [  0  ]  +

Энн Маккефри, Элизабет Энн Скарборо «Майор запаса»

Ny, 17 июля 2015 г. 21:02

Одна из самых глупых и бестолковых книг, которые мне только попадались. Очень не советую читать.

Роман стоило бы назвать «Анжелика у чукчей» — получилось бы ближе к сути.

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
Героиня якобы всю жизнь (до 40 лет с копейками) прослужила в армии, участвовала в десятке военных экспедиций, владеет различными специальными навыками и вообще — тёртый калач. Думаете что-то из этого есть в книге (300 стр)? Фиг! «Майор» только и делает, что млеет от взглядов и прикосновений перспективного любовника или созерцает быт аборигенов. Она не умеет готовить (!), вести работу резидента (которую ей поручили), не носит оружия в потенциально опасной обстановке, вообще не приспособлена к самостоятельной жизни в холодном климате. Просто выступает пассивным объектом, вокруг которого строится действие. Всё её «военное» прошлое сводится к каким-то невнятным воспоминаниям, а самое «боевое» событие — отравление газом где-то в заштатном углу Вселенной. Тем не менее, о подвигах ГГ все наслышаны. Какая-то ерунда! Главного героя попросту нет.

События тоже развиваются на уровне бреда. Кой смысл давать сложнейшее задание по раскрытию мятежа или саботажа неподготовленному человеку, не способному без помощи местных жителей даже есть и передвигаться? Если на планете регулярно пропадают экспедиции (причина-то как раз предельно ясна читателю по описанию очередной такой изыскательной партии — руководитель круглый придурок, не послушавший проводника из местных), то зачем слать новые партии и тиранить местное население допросами, не доверяя собранным фактам? Не проще ли забросить в аномальную зону профессиональных фронтовых разведчиков с оборудованием и держать транспорт для их мгновенной эвакуации? Нет, руководство несколько лет упорно гробит ценные научные кадры. В конце книги вопрос о пропавших людях так и остаётся открытым. Сам текст романа написан буднично, неторопливо, скучновато и не представляет ни эмоциональной, ни стилевой ценности. Страницы переполнены «водой» — книгу смело можно сократить раза в 3-4 без всякого ущерба. Правда, тогда получится рассказ Бредбери «Здесь могут водиться тигры» и говорить, собственно, будет не о чем.

Концентрация ляпов настолько велика, что они скорее всего сделаны умышлено. Причём ляпы не просто детского уровня, а принадлежат, вероятно, воспитаннику детского сада, чем более-менее взрослому человеку. Ну, например, авторы уверяют, что героиня прибыла на планету, единственный материк которой находится в полярной области (постоянные морозы 30-70 по Цельсию) в период смены полярной ночи и дня (правда, не сказано что кончается, а что начинается). Тем не менее, периодически «темнеет» или «наступает день», а героиня то наблюдает «уходящее через несколько часов за горизонт солнце», то любуется звёздами на фоне чёрного неба. Воду местные почему-то добывают, растапливая речной лёд на кострах, и затем разносят её в термосах по посёлку! А просто выйти из дому, зачерпнуть котелком снег с крыши и растопить его? Сани катятся «ломая тонкую корочку наста и подпрыгивая на неровностях почвы». Ага, это в мире, где «зима длится 10 месяцев» и постоянно идёт снег. Прямо вокруг посёлка в приполярной зоне растёт строевой лес и его сразу рубят на дрова (специально на зиму дрова никто не запасает — вероятно, такая предусмотрительность выше умственного уровня местных жителей), прямо на корню, сырьём! Прелесть! Охотница рассказывает, что гуманизм запрещает ей убивать дичь капканами — это приносит страдание зверькам. Она ставит в лесу силки и через пару суток собирает живых зайчиков. Вот добрая душа, посидела бы ты сама в силках на 30 градусном морозе хотя бы пару часов! А ещё персонажи периодически то бегут рядом с упряжкой по глубокому снегу в снегоступах (!), то, сидя в санях, наслаждаются свежим воздухом и упругим ветром (при минимум 30 градусах мороза). А купание в тёплых источниках с последующим возвращением в посёлок за несколько километров по страшному холоду? Ещё мне очень понравились «геологи-солдаты» — не какие-нибудь там военные геологи, а именно «солдаты»; и убийство оленя одним метким броском копья в голову (!) — чтобы не портить шкуру. И многое, многое другое...

Неужели тётки-авторши поленились пролистать хотя бы юконские рассказы Д. Лондона?

Книга исключительно плоха сразу по многим параметрам (более-менее читабельны лишь некоторые сцены культурной жизни аборигенов и отдельные ключевые события). Общий уровень романа соответствует нашим книгам, которые сгоряча публикуют в самиздате малолетки-МТА. Краткую оценку работе тандема авторов могу дать только нецензурную.

Оценка: 1
–  [  4  ]  +

Александр и Людмила Белаш «Охота на Белого Оленя»

Ny, 14 октября 2014 г. 08:46

Это не сказка и не фэнтези. Это прямой потомок социально-политической притчи Оруэлла «Скотный двор».

Повесть несколько лет была в очереди на знакомство. Всё руки не доходили прочитать, я даже не знал что там внутри файла. Вечером взялся, да так и не смог оторваться. И ведь нельзя сказать, что написано блестяще. Скорее как-то простовато, по-детски. С небольшим и не всегда нужными отступлениями, в жанре «репортажа с поля боя», с наспех замаскированными под зверей людьми, с относительно благополучным концом.

Но КАК написано! Нарочитая поверхностная «маскировка» совершенно не скрывает условности образов, событий, отсылок к недавней истории. Замечательно применён оруэлловский приём «Не будем говорить кто, но это был слонёнок». Страшные события повести, несмотря на схематичность, отлично контрастируют с её сказочным оформлением, убедительно обнажая истинные намерения отрицательных персонажей. Полное совпадение с сегодняшними реалиями по всему миру усиливает эффект от прочтения.

Самое главное, что заставило выставить высокую оценку, — жуткое совпадение событий «Охоты на Белого оленя» с текущим конфликтом в одной неназываемой стране. Невероятно, как же авторам удалось так предугадать? Их ни в чём нельзя обвинить — повесть издана аж 2006 году. Но получилось — не в бровь, а в глаз!

Редкий случай удачного фантастического прогноза при высочайшей актуальности.

Пожалуй, так или иначе, стоит прочесть.

Как говорил персонаж мультфильма: «Мы там все, Лосяш. Мы там ВСЕ... Ну, кроме кроликов.»

Оценка: 8
–  [  6  ]  +

Рэй Брэдбери «Из праха восставшие. Семейные воспоминания»

Ny, 5 сентября 2014 г. 09:07

Значительно не понравилось.

Автор по непонятной причине изменил концепцию цикла. И хорошо известные, знакомые рассказы, частично оставшись сами собой, превратились тем не менее в гимн тлену, увяданию, смерти. Старые рассказы оказались переписаны (так, действие «Апрельского колдовства» происходит теперь осенью и больше напоминает новые дурацкие истории Стефани Майер про паразитов мозга), напичканы какой-то нездоровой мешаниной образов. Автора бросает в крайности — он то восхваляет жизнь, то с видимым удовольствием говорит о мудрости смерти, или, напрочь разрушая прежнюю атмосферу романтической недосказанности, бросается описывать неаппетитные подробности быта Семьи. Я оказался засыпан вурдалаками, пыльными мумиями, чудовищами, пожирающими мухоморы, уродцами разных мастей и прочими трупоподобными личностями. В некоторых местах («К западу от октября») Брэдбери, на мой взгляд, потерял творческую чуткость и почти приблизился к пошлости. Семья перестала быть таинственным и немножко страшноватым, но обязательно добрым прибежищем волшебных существ, последним оплотом Сказки в современном мире, а превратилась в кунсткамеру жутковатых отщепенцев, враждебных человеку. Я не понял мистерию мрачного праздника, холодный осенний сквозняк и бессмысленно-недобрые выходки обитателей дома. Человеческого ребёнка, брошенного судьбой в такое гиблое место, просто жаль.

Автор явно перестарался, пытаясь совместить романтическую Сказку и классическую Мистику. Чердак утратил ореол Храма Одиночества, его пыль не выглядит украшением — от неё теперь просто хочется чихнуть. Подвал уже не Таинственная Пещера, плесень на стенах вызывает отвращение. А дядюшка Эйнар слишком легко сбросил образ вечного странника, приносящего радость одним своим видом, — теперь это сумрачный калека, не замечающий любви жены и красоты мира. Будет ли он снова счастлив, заняв место воздушного змея на конце бельевой верёвки? Раньше такого вопроса не возникало...

Где ты, отзвук бегущего лета? Где молодость, преодолевающая любые преграды? Где звонкие голоса и любопытные глаза живых героев с добрым сердцем? Романтик постарел, постарели и его книги. Жестокий ужас «Эшера II» стал реальностью и вытеснил прекрасный Гринтаун.

Книга меня просто напугала. Это не моё. Я здесь не был. И не могу видеть.

Оценка: 4
–  [  10  ]  +

Брэм Стокер «Скво»

Ny, 19 мая 2014 г. 12:08

По-моему, ни события (очень искусственная, надуманная история), ни персонажи (люди описаны весьма слабо, а кошка — скорее элемент обстановки) здесь особо не интересны.

Но вот психология героев рассказа на самом деле стоит внимания. Кто они, эти герои? Культурные джентльмены и леди конца девятнадцатого века, проводящие культурный досуг в культурной Европе. Только истинному джентльмену придёт в голову посещать в медовый месяц музей пыток. Только настоящий «сэр», совершив нечаянное убийство, может шутить по этому поводу и видеть случившееся «пустяком». Вероятно человек того времени, считавший, что подчиняется законам западной цивилизации, а значит обладает некой «высокой культурой», полагал возможным оценивать свои поступки с точки зрения своей «культурности», не забывая, впрочем, про пистолет. Всё, что стояло ниже такой «колониальной» культуры (индейцы, там, или животные) полноценного сострадания и вообще настоящего внимания не заслуживало. Поэтому, герои рассказа ужасаются в первую очередь неаппетитному зрелищу, а не чудовищной причине (хочу — значит могу) произошедшего несчастья с котёнком. Но когда у них на глазах по своей дури и ветхозаватному принципу «око за око, жизнь за жизнь» гибнет вот такой вот «джентльмен из Сан-Франциско», свидетелям неожиданно становится ясно, что причастность к сообществу «белых людей» не отменяет простого принципа справедливости. Реальность напоминает о прямой ответственности за высокомерие, в сторону отлетает вся придуманная идеологическая корка, наросшая за века на учении одного самоотверженного гуманиста из Назарета, и честной расплатой за глумление над чужой бедой становится бесславная гибель циничного идиота. Или будь Человеком, или «око за око».

Перепуганный таким откровением, рассказчик старается вычеркнуть из реальности существо, восстановившее справедливость, иначе ему придётся жить с осознанием ущербности собственного мировоззрения. А решать проблемы мировоззрения подобные «джентльмены» могут только одним способом — через новое убийство.

Рассказ мерзковатый и оправдать его, на мой взгляд, может только авторское и читательское несогласие с последним абзацем. Человек не должен пренебрегать своей ответственностью и уж тем более — бедой ближнего. В этом я совершенно согласен с авторами, писавшими достаточно жестокие рассказы о животных без всякой мистики: Сетон-Томпсон («Виннипегский волк», «Королевская аналостанка»), Ушинский («Орёл и кошка»), Астафьев («Зачем я убил коростеля?»), Айтматов «Плаха» и т.п.

Оценка: 4
–  [  6  ]  +

Михаил Петрович Михеев «Год тысяча шестьсот...»

Ny, 4 апреля 2014 г. 12:29

Написано очень бодро. Видно, автор, даже после пропесочивания его ранней фантастики критиками, не утратил тягу к приключениям. Читателя практически захлёстывает жажда романтики, стремление отправиться в путешествие, желание столкнуться с тайной. М. Михеев довольно удачно выбрал пропорцию между детективом, фантастикой и жанром авантюрного приключения с участием пиратов. Он успевает в тексте поработать с героями, пробежаться по пейзажу, сделать коротенькое пояснение, закрутить острый поворот сюжета. Действие повести не останавливается ни на минуту и она, вероятно, достойно смотрелась в середине 80-ых.

Но автор почему-то воспользовался для создания произведения далеко не лучшими приёмами, которые позднее прочно вошли в арсенал сериальщиков, наплодивших массу посредственной фантастики. Нет убедительных завязки и развязки, невнятное и какое-то детское обоснование переноса во времени (чего я от технаря Михеева никак не ожидал), новые персонажи стремительно появляются и исчезают подчас без всяких объяснений, герои по чистой случайности обладают выдающимися навыками, загадки и побочные сюжетные линии не имеют ответа или окончания, совершенно серьёзный финал выполнен в стиле авторской мистификации «Всё это настоящая правда — вот статья в журнале!», концентрация совпадений и необъяснимых случайностей слишком высока.

В итоге получилась типичная по сегодняшним меркам история про попаданцев. Автор, безусловно, честно пытался подвести под повесть какую-то твёрдую основу — показал жестокие нравы людей из Прошлого, ввёл интересную мотивацию для своих героев, попробовал коснуться быта отдалённой эпохи, отступил насколько это было возможно от советских стандартов поведения и личных отношений героев подобных произведений. Но всё забивает безудержный, головокружительный рывок к «флибустьерскому дальнему синему морю». Заметно, что самих приключений хочется больше, чем каких-либо строгих объяснений. Возможно, что для творчества М. Михеева это даже не так уж плохо. Возможно, душа автора сумела один единственный раз вырваться туда, куда её не выпускали долгие годы.

Поэтому, не стоит судить строго.

Оценка: 5
–  [  6  ]  +

Урсула К. Ле Гуин «Уходящие из Омеласа»

Ny, 5 марта 2014 г. 13:11

В городе не осталось нормальных людей — только психические калеки. Тот, что сидел взаперти — спятил от своего горя. Те, что остались снаружи — сошли с ума от страха за своё счастье. Никто не попытался спасти человека. Большинство жителей лишь научились закрывать глаза на чужие страдания. Единицы решили уйти подальше, словно расстояние способно сделать чьё-то горе меньше.

А я всегда думал, что счастье надо заработать, добыть собственными руками. Оказывается, есть другое «счастье» — жить на дивиденды от страданий ближнего.

Тема «маленькой жертвы» далеко не нова. Древнегреческие Тесей и Минотавр, ветхозаветные Авраам и Исаак, библейские Иисус и Пётр в Гефсиманском саду — аналогии можно найти с древнейших времён по сегодняшний день. Поэтому рассказ Ле Гуин показался мне недостаточно глубоким. Он лишь прикасается к проблеме и сразу же прячется за флёром фентезийного фатализма. Вопрос ставится, но ответа на него не даётся. Автор лишь намекает, что «уходящему от беды прочь» все знаки и названия видятся прочитанными наоборот. Отсюда — Омелас, где нет правды, справедливости, истинной свободы и настоящего счастья.

Однако, ответ на заданный вопрос можно легко найти у отечественных авторов. И он не меняется со временем. Допустим, советский «Дракон» Евгения Шварца и относительно свежий «Держись, брат!» Юрия Погуляя. Чтобы прекратить беду, вернуть правду, не нужно уходить. Герои наших произведений приходят и возвращаются. Лишь приходящим в Омелас дорожные знаки читаются правильно.

Оценка: 5
–  [  6  ]  +

Дженнифер Роберсон «Танцор меча»

Ny, 22 февраля 2014 г. 00:20

Скучная, пустоватая и отчасти глуповатая книга.

Он и она едут через опасности куда-то там. Куда — не так уж важно. Опасности стандартные — дикари, ураган, работорговцы, пустыня. Обстановка по минимуму. Персонажи однотипные. Приключения списаны даже не у Говарда, а, похоже, у Майн Рида. Герои с упорством слабоумных не желают принимать очевидных вещей, которые видят глазами. Логика поступков иногда не просто сомнительна — она уходит в минус. Например, едва отъехав в пустыне от оазиса, герои попадают в песчаную бурю, чудом переживают её, потеряв почти все припасы, но вместо того, чтобы вернуться к оазису и хотя бы набрать воды, они, страдая от жажды, углубляются в пески. Языка нет. Все разговоры ведутся в современном стиле. Автор лишь заменила некоторые слова или понятия экзотическими наборами букв. Колорита нет. В ходу такие установки как «Юг — это Юг, он совсем не похож на Север, сам понимаешь», «Что это за меч? Сложно объяснить... В твоём языке нет таких слов». Какого-то особого смысла в книге нет. Многочисленные и утомительные разборки в отношениях между главными героями трудно назвать интересными и стоящими внимания.

Небольшим плюсом можно отметить внимание автора к мелочам, которое, однако, не слишком роман укрепляет.

Типичная «конина» в стиле Лина Картера и ему подобных. По-моему, читать не стоит.

Оценка: 3
–  [  5  ]  +

Борис Лапин «Потаенное ныряющее судно»

Ny, 17 января 2014 г. 09:55

Не нужно уже было к 90-ым писать таких книг!

Автор хорошо подал атмосферу сибирской глубинки, образы мальчишек, трепет перед необъятностью природы и её загадками, тягу к истории родного края. Замечательно, в ироническом ключе показано первоначальное противостояние двух групп подростков. Первые главы повести в этом отношении приближаются к «Тимуру и его команде» на современный лад. Можно только похвалить.

Но как уныло сделана историческая привязка к «героической революции«! К 90-ым годам этот грандиозный переворот уже порядком подзабылся и слабо интересовал молодое поколение. История прихода большевиков к власти до такой степени обросла легендами, сказками, мифами и откровенным враньём, что превратилась в абсолютно неживую сагу библейского толка про доброго, мудрого Ильича и подлых буржуинов. Автор же с неизменной энергией робота снова попытался запустить здоровую тягу молодого поколения к познанию, изобретательству и истории на рельсы священного преклонения перед злоключениями ссыльных революционеров. «Потаённое ныряющее судно» пытается пойти по стопам «Неуловимых мстителей», «Кортика» и «Бронзовой птицы», но получается это страшно грубо и бесконечно нудно. Идейное противостояние в современности запускается с момента, когда дети обнаруживают: один потомок царского шпика, другой сопричастен ссыльным социалистам. Продолжения классовой борьбы захотелось? Детей-то зачем втягивать?

Нудность детективной части и исторических отрывков зашкаливает. Ей-богу, детские рассказы Бонч-Бруевича о Ленине и революционных событиях по сравнению с текстом Лапина видятся настоящим экшном-боевиком. Ну ты же для детей пишешь! Ты же на такую жилу напал — кустарная подводная лодка на Байкале! Ты же современный прогрессивный автор, не боящийся правды! Почему в детской повести опять тоннами идут замшелые, мёртвые рассуждения о справедливой жизни и борьбе за свободу, которые на деле показали себя не в лучшем свете? Почему опять по старым лекалам выискиваем врагов? Да что за бред?!

Приезд молоденькой учительницы и появление около посёлка научной глубоководной экспедиции немножко разбавляют концентрат политизированной истории, которой заложен в сердцевину произведения, делая концовку интересней, легче.

Но общее впечатление достаточно удручающее. Нужно же уметь так решительно похоронить живых персонажей и прекрасную атмосферу тайны под желанием в очередной раз угодить красным знамёнам! Почему, допустим Томин в 1959 году смог написать практически в том же ключе прекрасную, лирическую, лишённую даже тени идеологии «Повесть об Атлантиде», а Лапин в 1990, несмотря на отличный замысел, выпустил корявый анахронизм, более пригодный для 30-50 годов?

Справедливо забытая книга.

Оценка: 5
–  [  15  ]  +

Джек Финней «О пропавших без вести»

Ny, 27 декабря 2013 г. 23:11

Эх, куда же делся джеклондоновский герой из рассказа «Любовь к жизни» (1903) ?! Тот, который нёс свою мечту о счастье в мешочке из оленьей кожи, и был вынужден бросить этот груз — фокус всех его чаяний — когда понял, что только Жизнь сама по себе является билетом в мечту. Неужели герой Финнея забыл об этом в 1955? Странный человек и отношение автора к нему не совсем ясно для меня. Он молод, здоров, свободен. Что же мешает уже сейчас жить так, как хочется? Его ничто не удерживает от перемен — ни семья, ни работа, ни долг перед близкими. Сядь на поезд в один конец, завербуйся в армию, устройся лесником или пожарным. Перед тобой открыты все дороги, а ты ищешь счастья за стойкой бара! Лежачий камень.

Мне всегда будет ближе тот рисковый малый, выдуманный Шекли («Особый старательский», 1959), — да, сто раз буржуй, мещанин и жадина, но бьющийся за свою мечту до последнего! Он не знает, хватит ли сил пойти до конца и будет ли в конце награда, но он готов пойти, а герой Финнея — нет. И как страшно был обманут персонаж Грина («Сердце пустыни», 1923), но не дрогнул, смог устремиться дальше, став выше горестей мира, построил мечту собственными руками. Для подобных людей на пути к мечте нет поражения, ибо они веруют не отрекаясь, работают без отдыха. Даже смерть оказалась не властна над персонажем из рассказа «Мираж» Саймака (1950). Он дошёл.

Нужно не ждать и просить — нужно отправляться в путь и добиваться своего. Кто ничего не делает — получает ничто.

И так ли благородны цели раздающих халяву? Стоит ли та вера доверия? Старый сарай сразу напомнил никуда не летящий барак из повести Шоу «Стой, кто идёт?» (1977) и подлый обман вербовки дураков в армию из «Билл — герой Галактики» Гаррисона (1965). Идею произведения Финнея в этом отношении совершенно нокаутирует рассказ Варшавского «Побег» (1968). Здесь герой тоже рвётся к мечте. Трудности и проблемы жизни персонажей вообще не сопоставимы; прикосновение к мечте, на первый взгляд, на самом деле достойно усилий; финал, в контрасте с мечтательностью «Пропавших», страшен приземлённым реализмом.

Поэтому, я разочарован в рассказе. Эта вещь Финнея подкупает лишь хорошо взятым тоном и правдивой подробностью событий, так удачно прописанных автором. Но в смысловом плане рассказанная история сильно не дотянула до классической «Двери в стене» Уэллса (1906) и подобных произведений, упомянутых выше.

Оценка: 4
–  [  6  ]  +

Андрей Балабуха «Могильщик»

Ny, 23 декабря 2013 г. 22:30

Странный рассказ.

Автор явно переборщил с атмосферой тайны и игрой «Я здесь главный».

Сама история подозрительно напоминает «Непобедимый» Лема, но рассказана в несколько ином ключе. Сюжет строится вокруг таинственного появления корабля-призрака, потенциально несущего угрозу населённым планетам.

Сначала вроде увлекает — космоскафы, шеф-пилоты, Планетарный совет... загадочно и красиво. Таинственная планета Карантин, с которой не вернулась ни одна экспедиция, не менее таинственное появление древнего «Велоса», умудрённый опытом капитан, принявший непопулярное решение... И только дочитав, понимаешь, что вместо рассказа — мыльный пузырь.

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
Прежде всего: а был ли мальчик? А посещал ли «Велос» опасную планету вообще? Неизвестно. Опасен ли корабль-скиталец для окружающих? Крайне сомнительно, ведь ничего плохого пока не случилось. Во-вторых, чем вызвана такая спешка с принятием решения? Опасность, критическая ситуация, ответственность знающего человека? Нет ничего. Если герой и знал какую-то тайну, связанную с событиями на Карантине, то почему молчал столько лет? Автор на пустом месте накручивает таинственность. Наконец, в-третьих, было ли мудрым решение? На первый взгляд, если учесть неведомую опасность, которой мистифицируют читателя, — да. А если копнуть глубже, выходит ерунда какая-то... Опасен ли корабль — большой вопрос. Сам Карантин явно не опасен — за 300 лет орбитального патрулирования никто за пределами планеты не пострадал. А если угроза и существует, то какой смысл от неё бежать. Рано или поздно всё равно придётся что-то делать. И жертвы неизбежно будут. «Велос» давал хоть какой-то шанс получить представление о тайне, но капитан его обрубил, «мудро» приговорив к смерти следующую экспедицию на Карантин. Достаточно нелепо выглядит использование «права старшего» — карт-бланш на решение. Экипаж против, Совет против, здравый смысл и человеческое любопытство против. Может стоит задуматься при таком раскладе — прав ли ты?

Итого, принятое решение выглядит в моих глазах поступком перестраховщика, руководимого не опытом, а странноватым желанием избежать малых жертв во имя мнимого спокойствия. Поведение страуса, предпочитающего не замечать проблемы, которая рано или поздно заявит о себе. На мой взгляд, главного героя нужно судить за самоуправство, профессиональную непригодность и уничтожение ценного объекта, изучение которого позволило бы предотвратить дальнейшие несчастья.

Художественные достоинства произведение тоже невелики — нарочитая таинственность событий, сомнительная логика капитана, введённые без объяснения и наполнения понятия, краткость действия и неопределённость обстановки. В результате рассказ получился крайне спорным и без внятного смысла. Как раз мыльный пузырь.

Была бы повесть — с подробностью, адекватным героем, прописанным антуражем — совсем другое дело. Рассказ же не получился.

Оценка: 3
–  [  1  ]  +

Роберт Черрит «Наследник Дракона»

Ny, 25 апреля 2013 г. 07:35

Очередная книга-хронология из серии «Боевые роботы».

Текст нельзя назвать полноценным романом — это набор эпизодов из жизни Теодора Куриты. Почти фотографий: вот Теодор у тела деда, Теодор проводит время с любовницей, Теодор на фронте, Теодор — заговорщик, и, наконец, Теодор, говорящий отцу «Партия, дай порулить!».

Книга нудна и скучна. Кроме главного персонажа никто толком не обрисован. События не состыкованы друг с другом и следуют с большими пробелами. Словом, здесь нам под видом художественного произведения подсовывают сорс-бук «Наследник Империи Драконис и все братья-сёстры: 3004-3040 гг.» Читать только фанатам и только для ознакомления с последовательностью событий.

Единственное, чем этот увесистый том может быть полезен, — подробным описанием становления очередного Куриты, которому суждено возглавить Империю в дни самых тяжёлых её испытаний. Ну, может быть, в какой-то мере удастся получить представление о полубезумном Такаси Курите. Определённый плюс в этом есть — прочие романы Battletech практически не освещают историю Синдиката.

Однако для развлекательного чтения книга не годится совершенно.

Оценка: 6
–  [  25  ]  +

Николай Басов «Хроники Лотара Желтоголового»

Ny, 29 марта 2013 г. 10:01

Попробую-ка я написать отзыв к данному циклу. Книги о Лотаре, как мне кажется, недаром вызывают столь противоречивые отклики. Есть в них (книгах) и хорошее, и плохое. Басов довольно крепко держит свою манеру романтической серьёзности и даёт простор для воображения читателя. Это и привлекает. Более поздние его романы тяжеловесны лишними рассуждениями и не совсем комфортны для чтения. «Лотар» — самый интересный, успешный, на мой взгляд, из циклов автора. Разберём?

Буду, в основном, спорить с уже озвученным здесь в отзывах, но и замысел цикла тоже попытаюсь раскрыть.

Прежде всего, следует отметить, что романы явно рассчитаны на подростка-мальчика. Замысел истории и вообще обстановка вряд ли смогут сильно увлечь женщину любого возраста (кроме, разве что завзятой старушки-критика) — собственно из статистики видно, что мужчины поставили в 10 раз больше оценок циклу, чем женщины. Более того, по гендерному рейтингу Фантлаба Н. Басов является одним из самых «мужских» авторов. Т.е. если вы дама, то лучше сразу (с вероятностью 90%) пройти по коридору дальше, первая дверь направо с надписью «В. Камша». Для взрослого читателя с широким кругозором «Лотар» тоже будет малоинтересен просто из-за наличия более глубоких и красивых аналогичных проектов у самых разных авторов. Зато в качестве целевой подростковой литературы книги Н. Басова смотрятся достаточно выгодно.

Мне кажется, в данном случае не стоит жаловаться на то, что автор, мол, плох, глуп и т.п. — нужно уметь определять для себя характер произведения, попавшего в руки. И в оценке отталкиваться от этого критерия. Например, многие классические «детские» сказки губит именно непонимание автором подросткового или детского восприятия истории — в результате произведение полно лишних деталей, переусложнено и скучно для начинающего читателя. Для детей вполне можно писать проще, если это необходимо и уместно. На мой взгляд, Н. Басов (вольно или невольно — кто знает?) свой «дебют» уместил в рамках юношеской рыцарской саги с огромной долей фэнтези. Часть авторских посылок читателю можно расшифровать только анализируя поступки героев, а не общую логику событий. По отдельным параметрам, допустим, «Чёрная стрела» Стивенсона не будет слишком отличаться от «Лотара» — и персонажи чем-то похожи, если отбросить фантастику.

Если же взять язык, то, конечно, перед нами не Чехов, и не Грин. Аккуратность текста оставляет желать лучшего, а порой автор ухитряется дописаться до настоящих словесных парадоксов, над которыми можно похихикать, но такие вещи встречаются практически у всех — недоработка редактора. Язык романов довольно прост — без куртуазности, без лёгких и красивых фраз. Можно ли это назвать несомненным минусом? Мне кажется, нет, если не заостряться именно на языке. Что касается современных слов и вообще наполнения речи персонажей, то почему-то сходу припоминается пример фэнтезийной саги Сапковского о ведьмаке Геральте. Там можно наблюдать всё то же самое (хотя, надо отметить, — у Сапковского это дело с гораздо большим мастерством вписано в текст). И ничего – никто не возмущается… Далее, странно, что никто из «плохих» критиков не обратил внимания — действие цикла разворачивается не на Земле и прямо не связано с нашей историей. Более того, эпоха не вполне соответствует Средневековью, т.к. описываемый уровень развития человечества (наёмные армии, обширная торговля, города-республики, глобальные географические знания) и технические достижения (дирижабли, аналог пороха) позволяют предположить, что мир Басова больше похож на эпоху Возрождения. Опять же не будем забывать о Сухмете — маг постоянно и целенаправленно «натаскивает» Лотара в самых разнообразных областях знаний. Почему бы при всём этом автору не использовать современные или наукообразные слова? Что мешает?

О сюжете. Да, простая героика. Да, простые истории о том, в какой последовательности и что именно делают персонажи. Где-то боевик, а где-то почти чистый детектив, а иногда попадаются совсем буссенаровские приключения. Лотар плавно продвигается в противостоянии со Злом от безвестного «новичка» до уважаемого «полевого командира». Зло строит козни, пыжится, но повергается самым героическим образом. Многие читатели сразу начинают жаловаться — банальщина, конина. Э, нет — не нужно делать поспешных выводов. К «конине» я бы безусловно отнёс большинство книг про Трола: моральный выбор Лотара уже не довлеет над Тролом и его история становится рядовой эпопеей «могучего воина». Цикл о Лотаре всё же глубже. Героический фон истории хоть и выступает на первый план, но заметно разбавлен линией нравственного становления (пусть даже не слишком подробной) и философией. Кроме того, социальный статус и житейский опыт Лотара от романа к роману заметно изменяются — он был и молодым глупеньким «варягом», и опытным странником-наёмником, и «мэром» собственного города, и магистром воинского ордена. История Лотара по внутреннему содержанию несколько ближе к «Ведьмаку» Сапковского, чем к многочисленным конанам и волкоудавам, где герой внутренне не меняется от начала и до конца. Герой Басова не валандается по городам и весям, демонстрируя благородство натуры и раздавая люли недругам — он пытается определить своё место в жизни, понять свой «дар» и найти Предназначение. Путь Лотара лежит именно через осознание своего долга перед людьми, а не через абстрактное 100% желание нести добро. И хотя судьба героя-оборотня оказалось судьбой банального «борца со злом», но Лотар выбрал её по собственному жребию, не оглядываясь на приказы, всякие «заветы рода» или «...а у нас в Киммерии...». Это, прежде всего, история о выборе человека и понимании морали. Во вторую очередь – о личной ответственности за свои возможности. И только после этого – боевик с рубиловом и мочиловом.

Классическая компоновка сюжета в принципе сыграла на руку — почти говардовская завязка продолжается приключениями в духе средневекового коммандос и оканчивается пафосной битвой-квестом, опять же вполне в стиле Говарда. Как отголосок 80-ых, в текстах витает восточная «философия воина». Цикл, несмотря на объём, читается практически за раз (если вам повезло, конечно), не оставляя ощущения незавершённости, обычно свойственного сериалам. Последний рассказ намекает на продолжение, но если бы «Трола» никогда бы не было, то «Выкуп» вполне оригинально венчал бы цикл, подводя итог, завершая истории отдельных персонажей и внушая читателю оптимизм. Словом, история смотрится достаточно монолитно, без ощутимых «провисаний» и отступлений.

Миру, в котором идёт действие, уделено мало внимания. Автор редко углубляется в географию или подробно рассказывает о пейзаже (исключения встречаются, главным образом, в начале цикла), лишь иногда намекая на полное соответствие с земной природой. Некоторые оговорки персонажей как из «Лотара», так и из «Трола» позволяют предположить, что мы видим альтернативное прошлое, где допустимо волшебство и прочие фэнтезийные штуки.

Точно так же как мироустройство, слабо подсвечена обстановка событий. Вводная, первичная информация о месте действия и общем положении вещей дополняется очень редко — автор целиком рассчитывает на воображение читателя.

В противовес декорациям много места оставлено за диалогами персонажей и сознанием самого героя. Несмотря на то, что формально автор подает действие в 3 лице, история цикла (кроме рассказа «Выкуп») исходит от самого Лотара. Подход скучноватый, не слишком удачный, но необходимый. Без него автору было бы слишком трудно раскрыть такого героя перед читателем. Ради этого, собственно, и были принесены в жертву обстановка, реализм, амуры. Т.е. «Лотара» никак нельзя полностью оценивать по антуражу и событиям. Те, кто это сделал, посмотрели лишь на оформление сцены театра, так и не увидев самого спектакля.

Собственно, цикл и читается ради главного героя. Автор недаром постоянно выделяет его не как «цепного пса» Добра, а в качестве миротворца или «противоядия» Злу. Несмотря на то, что Лотар обычно выступает в роли Добра-с-кулаками, его победы над демонами определяются жизненным кредо, а не силой оружия. Это подчёркнуто многократно! Перед каждой схваткой он ведёт с противником отнюдь не пустой разговор, оценивая и обвиняя своего оппонента с точки зрения морали. Фехтовальный поединок совершается практически как приговор, где убивает не охотник на демонов, а суровые правила воинского кодекса: подлец не может победить честно. Его ждёт только гибель.

И здесь Басов, как мне кажется, без преувеличения великолепен! Мало кто из авторов так показал этот тонкий момент. Как же не вспомнить: «Не меч делает самурая самураем».

Однако автор не забывает и о прагматизме, что в фэнтези вообще редкость. Лотар постоянно тренируется. Постоянно! И не просто тупо разучивает приёмы боя с холодным оружием, обкатывая их до идеала, но ведёт почти научную работу, экспериментируя, изобретая новые движения, приёмы, стойки. Он тщательно обдумывает проведённые поединки и целенаправленно ищет наиболее эффективные способы сражения со своими необычными противниками. Герой на глазах читателя создаёт фехтовальную школу – это очень увлекательный момент. Я почти не знаю аналогичных фигур в фэнтези. Как правило, среднестатистический матёрый рубака либо всё умеет с пелёнок, либо учёба для него осталась где-то там, далеко, а он теперь взрослый, опытный, ага, воин, озабоченный такими почётными занятиями как пьянство, обжираловка, томное почивание на лаврах или бродяжничество. Тренируются подобные герои с неохотой, редко, словно стыдясь. Чаще всего вообще этого не делают. И это бойцы, Мастера меча? По-моему, в лучшем случае – подмастерья. Может, конечно, показаться излишней такая зацикленность на описании учебных упражнений. Тем не менее, в свете постоянных усилий по развитию искусства владения холодным оружием, фантастическая эффективность и неуязвимость главного героя в качестве фехтовальщика не смотрится фарсом или произволом автора. Лотар побеждает, потому что умеет это делать, а умеет, поскольку знает и может, а может, так как хочет и учится. И никакой искусственной неубиваемости а-ля Конан.

Здесь есть интересный педагогический нюанс. Лотар учится САМ. Он не служил в «эскадронах смерти»; не накуривался зелий или не общался с духами по методикам «ускоренного курса бойца», к которым всегда любили прибегать авторы от Бэрроуза до Зыкова; не впитывал военную науку с пелёнок под надзором «мудрого» наставника. Он сам желает стать Мастером фехтования и учит других. Это здорово отличается от общепринятой военной системы Запада: не можешь – научим, не хочешь – заставим. Так автор даёт понять, что человек в любом деле способен стать профессионалом, элитой только по собственному желанию учиться и думать самому. Без личной инициативы такого результата не добиться и любая учёба, пусть даже у «самых лучших» пойдёт не в прок. Безусловно, Лотар получил сверхспособности не сам, однако также очевидно, что колдовство Гханаши дало ему лишь базу, выше которой герой вырос уже самостоятельно.

Далее о фехтовании — лирика. Книги Басова о Лотаре особенно нравятся мне тонкой прорисовкой поединков — такой лёгкости, правдоподобия и целостности боя мне не приходилось встречать ни у одного писателя-фантаста. Обычно пишут что-то маловразумительное типа «…он окружил себя стеной стали, убивая врагов одного за другим…» или начинают грузить читателя зверской терминологией, почерпнутой из учебника по спортивному фехтованию XIX века, не заморочиваясь тем, что рапирная или сабельная школа совершенно не подходят для владения архаичным мечом. Басов же смог прекрасно описать ощущения героя от поединка – без ненужных подробностей, простыми словами, но чётко и вместе с тем очень зрелищно. Его боевые сцены приятно читать, они красивы, плотно сопряжены с действиями и мировоззрением персонажей. Осмелюсь сказать больше: привязка событий цикла к фехтованию оказалась такой прочной, что именно диалоги перед боем и моменты схваток оказались наиболее значительными идейными зеркалами истории о Лотаре. Вместе со спецификой героя это позволяет, как мне кажется, выделить подобные книги в особый раздел «фехтовального боевика».

Магия занимает у Басова особую нишу. Маг – скорее мировоззрение, чем профессия. Автор не старается придать волшебным чарам чудовищную мощь и размах, как делают например, Перумов или Пехов. Маги Басова заняты перестройкой мира в соответствии с определёнными нуждами при помощи своих возможностей. Кто-то желает купаться в золоте, кто-то хочет изучать физические свойства пространства, есть любители генетических экспериментов или власти в чистом виде. Самые могущественные артефакты служат для получения магической энергии, материальных благ или исследований – это в первую очередь приборы. Для войны, как Добро, так и Зло, используют их лишь в качестве крайней меры. Маги собирают энергию, исследуют природу, накапливают информацию – но в драки вступают вынуждено. Боевая магия – узкий раздел в талмудах здешних мудрецов. Волшебство в романах о Лотаре отражает лишь сложность мира, процессов происходящих в нём и в некоторой степени науку. Колдуны настолько заняты своими неведомыми проблемами, что размениваются лишь на создание предметов с волшебными свойствами, которые могут быть использованы другим человеком или существом. Некоторые читатели напрасно недоумевают «А чего он с помощью такого крутого артефакта просто не завяжет всех в узелок?» — магические артефакты в этом мире служат скорее для исследования, чем для боя — гвозди микроскопом не забивают. Здесь автор практически стоит на позиции классической научной фантастики, которая любит постулировать принцип «Любое средство можно обернуть во зло или на благо». Цикл «Трол» в этом отношении хуже, автор свёл роль колдунов исключительно к двум вариантам: злодейский злодей и добрый волшебник, защищающий воинов от магических нападок противников. Это, само собой, сказалось в худшую сторону на типизации персонажей.

Из всех героев цикла внимания заслуживают лишь центральные: Лотар и Сухмет.

Лотар, как характер, интересен уравновешенностью, целеустремлённостью и харизмой. Это типичный лидер, чей авторитет основан на опыте и уважении. Однако, одиночную игру он предпочитает командной, всеми силами стараясь избавится от ответственности за соратников. Где-то это выглядит уместно, где-то – нет. Первоначально автор так и прописывал самодостаточную двойку Лотар-Сухмет, но дальнейшее развитие сюжета потребовало увеличения количества второстепенных персонажей, что и привело к возникновению у Лотара очень неприятной черты – непогрешимости. Возникла она, вероятно, из слияния флегматичности и абсолютного авторитета. В какую бы ситуацию ни попали герои, кто бы ни высказывал свои соображения, но Лотар всегда оказывается прав. Это не бросается в глаза и вообще смотрится в разрезе специфики книг нормально, однако в конце концов начинает чуточку раздражать. Более того, непогрешимость Лотара наследуют другие центральные фигуры иных произведений Басова: Трол из цикла-продолжения и Ростислав Гринёв из «Мира Вечного Полдня». А вот здесь уверенное спокойствие опытного Лотара уже отрицательно сказывается на героях, создавая им ауру молодых самоуверенных всезнаек, любое возражение (верное или неверное) против которых обречено на осмеяние и опровержение. Такая модель отношений между персонажами очень искусственна и я считаю её авторским промахом – характер нового героя не должен слепо копироваться.

Сухмет выполняет роль консультанта по неизвестным вопросам и помощника Лотара. Эта фигура более яркая внешне – мудрый, добрый, сентиментальный старик с повадками то ли средневекового шута, то ли юмориста Петросяна. Хотя на деле этот ходячий компактный справочник с широким ассортиментом функций (от философии и медицины до стратегии и боевой магии) с успехом заменяет сразу несколько типичных персонажей-спутников главного героя. Сухмет, как личность, интересен, на мой взгляд, лишь своим философским восприятием событий и хитроватыми фокусами, которые он иногда выкидывает, внося разнообразие в поведение подобных фэнтезийных типажей.

Вижу ещё два момента, которые стоит отметить: секс и деньги. Что касается секса, то его нет. Замысел произведения не требует постельных сцен – действие спокойно развивается без них. Не будем забывать и о целевой аудитории книг, вспомним детство: пока мальчики играют в войну, девочки их не интересуют. Что касается меня, то я и сейчас не против поиграть, снова взяв в руки романы про охотника на демонов. С деньгами же не так просто. Автор упорно заставляет героя каждый раз требовать вознаграждения за доброе дело. Лотар под конец уже и сам не понимает зачем ему деньги, но Сухмет, защищая какие-то соображения автора, настаивает. Мне сложно сказать в чём тут секрет. Практических и этических доводов можно привести несколько, хотя по идее Лотару следует быть бескорыстным. И всё же превалирует мысль, что любой труд нужно оценивать и оплачивать в той или иной форме. Не знаю насколько я верно интерпретировал авторский посыл, но очень близкие мысли проскакивают в сообщениях и статьях Н. Басова.

Итог: «Лотар» относится к тем ранним попыткам русскоязычных авторов писать, подражая зарубежному жанру «меча и магии», которые плохо скроены, да крепко сшиты. Не было в начале 90-ых торных, хорошо накатанных дорог отечественного фэнтези — работали кто как может. Нельзя сказать, что получалось очень здОрово, но своеобразно — это точно. Один «Путь меча» Олди чего стоит!

Смертельно серьёзный, героический и одновременно наивно-романтический цикл. Схожие по тону произведения, как мне кажется, получаются у Э. Раткевич и С. Садова. Истоки, вероятно, следует искать в детских повестях Л. Кассиля и А. Гайдара. Замысел не нов, но всё же образ «рыцаря без страха и упрёка», далеко не идеально обыгранный Н. Басовым в фэнтезийных декорациях, не лишён некоторых достоинств. Лотар на заключительном этапе жизни – совершенный человек, идеальный воин, практически ангел-мститель. Ради этого образа автор частично отказался от реалистичности, натурализма, а от любовной части приключений — практически полностью. Тем не менее, мессианство центрального персонажа саги в такой оболочке выглядит уместно, позволяя избежать обычной для фэнтези ультра-героической искусственности. Кроме того, произведение очень патриотичное, мужское, мужественное – на честность, товарищество, благородство, верность долгу автор не поскупился. В романах нет сюсюканья, панибратства, фальшивого лоска, разнообразных надуманных красивостей или истеричных политических воплей, часто безнадёжно портящих подобные книги.

Словом, даже с учётом простоты центральной идеи и неглубокой проработанности мира, заметно ослабляющих цикл, «Лотар» — одна из немногих отечественных фэнтези, которую можно без опаски дать в руки подрастающему мальчику. Гораздо хуже получилось продолжение – цикл «Трол». Его книги ориентированны на достаточно взрослого читателя, знакомого с манерой автора делать текст; действие-боевик неудачно дополнено вязкими нравоучительно-философскими отступлениями; а сюжет в общих чертах повторяет «Лотара». Вторичность и отсутствие самобытных персонажей на пару с банальностью фантастического мира и необоснованной на первый взгляд героикой напрочь губят «Трола» среди тех, кто взялся за него без прочтения «Лотара». Отдельные интересные моменты (например, черви-паразиты) положения не исправляют.

Напоследок не удержусь от шпильки в адрес «отрицательных» критиков цикла, отзывы которых получили такое одобрение общественности.

Логика и писательское мастерство автора действительно не отличается гладкостью, но в чём нельзя отказать Н. Басову, так это в последовательности. В произведениях ДЕТАЛЬНО объяснено и рассказано почему демоны предпочитали поединок с оружием колдовству, и почему с помощью «офигено крутого» Посоха Гурама нельзя было раскатывать врагов в лепёшку, и почему нельзя было сразу выбраться из сети в жилище птицы Сроф, и когда именно Сухмет с Лотаром пришли в Пастарину. Персонажи романов не забывают спать, есть, пить, болеют от ран и даже (невероятно, но факт!) успевают шутить и ходят по нужде.

Просто текст нужно читать полностью. Или, когда «не моё», не читать вообще.

Оценка: 8
–  [  6  ]  +

Джордж Р. Р. Мартин «Рывок к звёздному свету»

Ny, 15 февраля 2013 г. 07:52

Понравился рассказ. Не смогли меня отпугнуть американский футбол и кажущаяся «примитивность» идеи.

По-моему, для восприятия рассказа не так уж трудно посмотреть правила и принципы игры. Они достаточно просты — я далёк от спорта, но смог без проблем ориентироваться в событиях на стадионе. Что касается завязки на национальный вид футбола — грешно укорять автора за выбор. Можно подумать, у нас не играют в регби и вообще не существует иных распространённых вариантов такой игры. Как активное силовое состязание, американский футбол, вполне интересен, оригинален. И, естественно, нужно связывать выбор игры с тоном политической проблемы, обозначенной в рассказе.

Так уж ли примитивна эта история? Здесь обыгрываются теория физической неполноценности, послевоенная, почти физическая ненависть к противнику и ксенофобия. Неужели мало? Потом, чисто в практическом смысле взята чудесная тема межпланетного спорта. Помните какие у Булычева в «Тайне Третьей планеты» кипели страсти вокруг футбольного матча на Луне между марсианами и землянами: кто получит преимущество при низкой гравитации? Это же конфетка, такие вещи расписывать! Частично Мартин взял на вооружение этот момент — сила против скорости, выносливость против опыта.

И, наконец, есть чистая политика с социологией на фоне фантастики. Спорт показан в качестве инструмента космической политики, упомянуты правовые тонкости межпланетного спорта. В дополнение заданы отличные вопросы: как поведёт себя простой человек, зная, что зажат между настроениями толпы и общепланетным интересом? Как общество воспримет бывшего врага на спортивной арене?

Согласен, слабо и прямолинейно прописан способ улаживания неудобной ситуации. Бледноваты персонажи. Явный компромисс ослабляет рассказ, лишая его остроты. Автору нужно было углубиться в специфику игры между земной и инопланетной командами, сделать несколько поворотов сюжета, придумать необычное действующее лицо, добавить финтифлюшку (отсылку к чему-нибудь или детективный момент). Возможно, рассказ получился бы ярче.

Однако даже в настоящем виде здесь есть на что посмотреть и над чем подумать. Для сравнения можно взять оценки подзатянутой повести Хайнлайна «Человек, который продал Луну». Написано живенько, с юмором, но какая зубодробительная углублённость в банковское дело, право, экономические игры! И ничего — наставили десяток... Чем Мартин с футболом хуже?

Оценка: 7
–  [  7  ]  +

Эрнест Сетон-Томпсон «Виннипегский волк»

Ny, 30 января 2013 г. 07:08

Главная беда Сетон-Томпсона в том, что он был в первую очередь натуралистом, а не писателем. Ему блестяще удавались строки, в которых говорилось о животных и птицах. Однако, толком говорить о людях он не умел или не желал. И очень жаль, иначе мы бы с детства читали второго Даррелла.

Но всё же порой, несмотря на такой пробел, автор через рассказ о детях природы начинает с большой силой отдавать со своих страниц впечатления эпохи. Её атмосферу, быт, человеческие характеры и судьбы. Сетон-Томпсон чрезвычайно редко прямо выражает своё отношение к происходящему — как настоящий историк или криминалист он описывает факты. Я всегда восхищаюсь подходом этого человека к своим историям — так ёмко показать живую жизнь через простое перечисление событий может только Сетон-Томпсон. За каждым человеческим поступком и за каждым шагом зверя встаёт целый сгусток ощущений, переживаний, решений, последствий.

Особенно ярким примером, как мне кажется, здесь будет «Виннипегский волк». Рассказ, несмотря на внешнюю простоту, зримый, острый, страшный, свежий и поныне. Трагическая судьба лесного зверя с изломанной психикой раскрывается через бытующие нравы, через описания города и его обитателей, через жуткую обыкновенность смерти в то время. И постепенно осознаёшь — то, что сейчас кажется экзотикой, дикостью, невероятным стечением обстоятельств, на самом деле никуда не делось. Чтобы почувствовать Жизнь не нужны искусственные кошмары и радости, которые нам с готовностью подсовывает нынешняя культура, норовя отвести глаза.

Виннипегский волк — страшный и трогательный символ покалеченной природы, человеческой бездумной саможестокости — не погиб. Он отступил в мегаполисах на страницы книг, притаился по подворотням в пригородах, залёг в дальних оврагах на селе. Почти исчез. Но очень редко нет-нет да мелькнёт в сумерках тень, ощетинятся домашние породистые псы, ёкнет сердце мигом протрезвевшего пьяницы. Вроде бы и нет его... Только далеко за несуществующим кладбищенским лесом кто-то воет, оплакивая этот бестолковый мир.

История не фантастическая, но по общему сплаву необычности событий и вложенного смысла, не уступающая самым выдающимся художественным произведениям.

Оценка: 9
–  [  4  ]  +

Виктор Колупаев «Любовь к Земле»

Ny, 23 января 2013 г. 07:46

Ох уж эти фантасты! Каждый городит свой огород, у каждого свои подход, манера, опыт. Каждый запоминается по-своему – какими-то произведениями, особенными ощущениями от текста, отдельными сценами. И каждому важно совершенно особенным — «своим» — способом донести до читателя что-то, что побудило сесть за перо.

Так вот, В. Колупаева забыть очень трудно. Есть для меня в советской фантастике 2 главных автора, за которыми я вижу прямо-таки неудержимое желание понапрасну пытать и убивать своих героев: Колупаев и Ларионова. Оба очень любят выстраивать драму, атмосферно и красиво оформляя срежессированную беду. Персонажи их книг нередко терзаются жизненными трудностями или страдают от смертельных опасностей, избежать которых совсем просто. Но автор почему-то упрямо настраивает их: «…здесь можно свернуть, обрыв обогнуть, но мы выбираем трудный путь. Опасный, как военная тропа…». Я понимаю – советская ментальность требовала от героев книг подвига, призывала к самоотверженности, к бесстрашию перед риском. Но она не призывала к прямому самоубийству или напрасным мукам.

Только начав знакомиться с творчеством Колупаева, я купился на его амплуа «доброго волшебника». «Девочка», «Случиться же с человеком такое!» и иже с ними вроде бы вполне соответствовали первму впечатлению. Но постепенно всё чаще стали попадаться вещи спорные, требующие вопросов к автору («Самый большой дом», «Газетный киоск»). Здесь Колупаев почти насильно навязывал читателю определенную реакцию на драматические события рассказа. Зачем так делать? Пока, наконец, меня просто добили «Качели Отшельника» и «Любовь к Земле». Да что же это за научное исследование, когда беспомощные люди намеренно работают в заведомо опасной обстановке – любая оплошность ведёт к опасным последствиям. Да кто же, словно обезьяна, станет наугад дёргать рычаги неведомой техники, только для того, чтобы посмотреть на результат? Ради какого блага космонавтов отправляют в пожизненное путешествие, отрывая от семей, нормальной жизни, человеческого общества? Что нельзя отправить в полёт женатые пары или завзятых индивидуалистов? Разве гуманно, этично ради неясной цели навсегда лишить обычного человека всего потенциала его существования? Так в петровские времена рекрутов в солдаты забирали или команды «пресс-ганг» Англии XVIII века ловили в приморских городах матросов для королевского флота. И то – был шанс вернуться. У К. Булычева есть небольшое и не слишком удачное произведение «Тринадцать лет пути», дающее, тем не менее, хороший, психологически достоверный анализ поведения людей в подобных условиях и справедливо критикующий возможные долгосрочные полёты за антигуманность. Неудивительно, что колупаевские космонавты стали «сбегать» из «полётов». Что же за цель у человечества Будущего нуждалась в таких жертвах?

Ответов для себя не нашёл. Могу только предположить, что автора больше волновал замысел произведения, чем адекватность событий. Отсюда в упомянутых рассказах столько внимания к последствиям и полное отсутствие какой-либо оценки причин произошедших трагедий.

Отдельные драмы Колупаева искусственны до такой степени, что персонажи выглядят жертвами непосредственно автора, а не обстоятельств историй. Урока, насильно выдавленного из колупаевских рассказов, я не принимаю и не одобряю. Автор слишком грубо строит свои произведения по принципу «Лес рубят – щепки летят», компенсируя угловатость действия романтикой или темой сострадания. В этом плане «Оптимистический зонг» Л. Филатова как нельзя лучше отражает настроение и суть подобных опусов В. Колупаева.

Оценка: 4
–  [  3  ]  +

Алексей Гравицкий «Карлсоны»

Ny, 12 ноября 2012 г. 06:16

«Спешились Карлсоны, их баки пусты,

Прут через периметры в рост.

В морды им впиваются осколки звезды

Самой развеселой из звезд.

Их огонек мигнул вдали и зачах,

Тропка потерялась в лесу.

Сказку убитую на крепких плечах

Хмурые Карлсоны несут.»

Да, сказка рано или поздно кончается, но не умирает. Тогда приходится спешиваться и идти в рост. И нести сказку с собой. Сказка не умирает, если её не пытаться убить, пусть иногда даже с самыми лучшими намерениями.

А это очень важно – не убить сказку.

Имея такую нехитрую истину, трудно взяться за перо. Наверно, трудно. Трудно, как прыгнуть с моста. Внизу вода безразлично кружится в водоворотах, а, бывает, плывут льдины. Мало ли зачем человек хочет прыгнуть с моста или написать книгу?

Но сказки должны оставаться живыми! Чтобы не было совестно глядеть в глаза Карлсону. Чтобы не хотелось выключить свет и вырубить звук.

Спасибо автору за рассказ. Барду – за песню. Жму руку, ребята.

Оценка: 8
–  [  7  ]  +

Томас Шерред «Щедрость»

Ny, 23 октября 2012 г. 07:33

Лаконичный, достаточно реалистично написанный, но очень уж наивный рассказ.

Если таким простым способом можно было бы избавиться от грабежей, то та же Америка во времена пионеров была бы благодатным краем, а оружие носили исключительно для защиты от индейцев. Краткость здесь также не оправдала своё призвание сестры таланта: углубись автор немного в суть проблемы и читать было бы значительно интереснее.

И, конечно, перевод. Работа Молокина (Щедрость) никуда не годится — дрянной перевод, даже читать не стоит, а Воеводин (Награда) справился очень хорошо, но зачем-то убрал из текста несколько строк.

Оценка: 5
–  [  6  ]  +

Виктор Колупаев «Самый большой дом»

Ny, 3 октября 2012 г. 07:22

Мне трудно оценивать произведения В. Колупаева. Да и не так-то их много прочитано для сложившегося мнения — с десяток. Но общие черты, кажется, обозначились ярче всего в этом рассказе.

С одной стороны, автор силён в отображении аллегорических символов. Земля и люди — дом и семья для любого сироты («Самый большой дом», «Девочка»). Или Россия-СССР, как общее пространство-время-Родина, с которым кровно связаны её жители («На дворе XX век»). И тому подобное.

С другой стороны, рассказы автора прямо-таки брызжут эмоциями. Эмоциями простыми, мощными, почти первобытными — жалостью, страхом, болью, радостью. Причём автор почти везде не старается искусно связывать эмоциональное наполнение текста с действием, а «грубо» давит на читателя, показывая ему определённую ситуацию, однозначно рассчитанную на определённый резонанс. Нужно чтобы кого-то пожалели — пусть он обгорит или останется сиротой. Нужна трагическая любовь — пусть будет измена. Нужна радость — пусть будет чудесное спасение. Такие ситуации мощными, но корявыми мазками вписаны в сюжет. Не нравится мне колупаевский стиль — словно шпалой в витраж.

Вот и «Самый большой дом» вызывает диссонанс. Рассказ с самого начала ассоциируется с «Малышом» Стругацких. Однако в «Малыше» всё уместно — необычное происшествие логично увязано с обстановкой, трагизм происходящего плотно связан с философским наполнением произведения, присутствуют фантазия и новизна сюжета, отлично сделана перекличка с «Маугли» Киплинга и неоднозначная концовка. Что же у Колупаева? Могучим ударом молотобойца по нервам читателя он громадными буквами сочувствия выбивает символ-девочку. И всё. Персонажи, нехитрая завязка и обрывочное действие играют роль антуража, крупными стрелками указывая на центральную фигуру. Смотрите — вот кому нужно сопереживать.

Нельзя, конечно, так просто сравнивать крупное произведение и коротенький рассказ. Из рассказа тоже можно многое извлечь при желании.

И всё же, прочитанные работы В. Колупаева, за очень немногим исключением, несмотря на сильное впечатление, не понравились. Слишком уж они наивно-пафосны, как-то по-детски грубовато выполнены и не очень-то сильны литературно, как мне кажется. У автора яркий, запоминающийся стиль, но подход к взаимодействию с читателем достаточно неприятный.

Оценка: 7
–  [  6  ]  +

Станислав Лем «Системы оружия двадцать первого века, или Эволюция вверх ногами»

Ny, 13 сентября 2012 г. 05:55

Замечательная попытка прогноза!

Более всего ценю Лема именно за такие вещи, а не за явную фантастику. Автор очень точно подметил ряд тенденций разработки, производства и применения оружия. Замечательно сделан прогноз стратегических задач, отлично подана сама идея произведения. Сейчас читать это даже интереснее, чем 30 лет назад, т.к. предсказание почти точно осуществляется и возникает ощущение полного доверия к словам автора, якобы получившего информацию из Будущего.

Но, на мой взгляд, автор, начав шутить, увлёкся и несколько заигрался. Он долго рассказывал о стратегических вооружениях, почти умолчав о тактических действиях и средствах. Какой толк от всепроникающего микроскопического глобального оружия, способного наносить массовые удары, если война всё равно сводится к противостоянию человека и человека? Разве это оружие способно мгновенно распознать где свой, а где чужой солдат, способно оно отличить мирного жителя от комбатанта или террориста от заложника? Нет, не способно. Лем совершенно не учёл, что прямое противоборство за кусок хлеба, клочок земли или гражданские права всё равно будут вести между собой люди. Это можно делать даже при помощи палок и камней. Ибо самое смертоносное, безотказное и высокоточное стратегическое оружие нельзя заставить истреблять людей выборочно. Оно нанесёт удар сразу по всем.

Толку-то от погодного или биологического оружия, если нужно штурмом вот прямо сейчас взять город. Даже при частичном уничтожении военного потенциала противника, чтобы захватить страну, потребуется вводить в неё войска. Как можно заставить население такой страны прекратить сопротивление или выполнить волю агрессора, не прибегая к тотальному истреблению? Только прямым принуждением с применением классических способов войны. А как вести такую войну в условиях работы автоматических вездесущих и безмозглых наночастиц? Собственные же бойцы или мирные жители станут такими же целями, как и вражеские солдаты. Словом, подобное оружие с успехом способно уничтожать армии и народы, но предотвратить переворот, разгромить партизан или подавить восстание оно не в состоянии. Не нужно захватывать стратегическую инициативу там, где требуется лишь разбить врагу нос.

Кроме того, автор совершенно умолчал ещё о двух вещах:

1) Если оружие стало неотличимо от природных явлений или животных, то разве не будут эффективны против него обычнейшие средства защиты (костюм ПХЗ, противогаз, санобработка, электромагнитное поле и т.п.)?

2) Если цели для вездесущих неуязвимых наночастиц выбираются при помощи программирования, то не перейдёт ли при равных возможностях противников конфликт технологий автоматически к конфликту информации? Если можешь воздействовать на процесс программирования оружия, значит можешь контролировать его работу.

И все же это фантастическое эссе могло бы стать первой ласточкой в ряду интереснейших предсказательных работ, посвящённых формам и методам войны Будущего. Как тут не вспомнить «Сталь разящую» Лукиных или «Магию» Каганова?

Жаль, что автор не развил тему более детально и точно.

Оценка: 8
–  [  2  ]  +

Бертрам Чандлер «Всё началось со спутника…»

Ny, 22 августа 2012 г. 06:10

В принципе, любопытный рассказ.

Если бы развернуть его в повесть, убрать аляповатую мистику (заменив её хотя бы на неизвестность), подробнее остановиться на деталях и атмосфере, подобрать стройный сюжет, выдумать подходящего главного героя, то получился бы достаточно оригинальный и, возможно, интересный «философский» боевик-апокалипсис. Чем не зоологический вариант «Дня триффидов»?

А так из рассказа выглядывают огромные уши марсиан Г. Уэллса и невольно напрашивается сравнение с «Планетой обезьян» П. Буля, которая получилась гораздо удачнее.

Кроме того, не совсем ясно откуда взялся египетский собакоголовый бог, ведь там поклонялись Анубису с головой шакала. И совершенно непонятно чем обезьяны насолили кошкам.

Произведение вышло неожиданным и перспективным, но слишком сырым и полным натяжек, как мне кажется.

Оценка: 6
–  [  3  ]  +

Георгий Шах «Объект МКАНФ»

Ny, 7 августа 2012 г. 10:53

М-да...

Совершенно не ожидал встретить такой оголтелый выпад среди произведений вроде бы трезвомыслящего и неглупого человека.

На мой взгляд, малообоснованная и немотивированная критика. Хорошо, пусть советскому автору не понравились приключенческие романы чистой воды, подобные произведениям Л. Картера. Но, извините, в «Ночной прогулке» Р. Шоу «научности» гораздо больше, чем во всех произведениях самого Г. Шахназарова.

Отношение к зарубежной западной фантастике, показанное здесь, априори предвзятое, лишённое всякой аналитики. Можно точно такой же памфлет написать на советскую фантастику 60-70-ых (что, кстати, с удовольствием и делали отечественные авторы в 90-ые).

Вот уж действительно — соринка в чужом глазу видна лучше бревна в собственном.

Оценка: 2
–  [  2  ]  +

Харлан Эллисон «Пылающее небо»

Ny, 17 мая 2012 г. 05:16

Х. Эллисон достаточно привлекательно выглядит, когда его фантазия работает в пространстве сюрреализма или в плоскости вымышленных, условных миров Будущего. Но как только автор начинает прорабатывать что-то близкое к реализму — ничего хорошего не выходит. Эллисон настолько слабо и неровно связывает свои произведения (по крайней мере рассказы) с известными фактами, что такая привязка граничит с наивностью, а может и с небрежностью.

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
Вот, конечно, ведущие астрономы Земли только от пришельца узнали, что Солнечная система находится на краю нашей галактики (вероятно, и сам автор узнал об этом в 1958 году среди прочих новостей о космосе, связанных с запуском первого ИСЗ, что всё же, на мой взгляд, не обязывает к написанию рассказа). Это, безусловно, весомый повод удавиться от безнадёжности. Пипец...

Почему вдруг выход в космос и его освоение стали невозможны, я не понял. С чего бы у землян неожиданно взялось такое горе, словно ничего интересного вокруг не стало?

Слабый рассказ, немногие художественные достоинства которого совершенно испорчены пустым трагическим пафосом.

Оценка: 2
–  [  10  ]  +

Харлан Эллисон «Парень и его пёс»

Ny, 26 марта 2012 г. 05:24

Очередное людоедское произведение Х. Эллисона.

Автор верен своему стилю — множество гадких подробностей «настоящей жизни», расписанных как можно смачнее, и лишь слегка (похоже, для порядка) задеты некие этические условности.

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
Сюжет для меня был неинтересен — боевик-мочилово-дрочилово.

Прорисовка мира — тяп-ляп. События, по-моему, далеки хоть от какого-либо правдоподобия. Например, я сильно сомневаюсь, что «чистенькая» девушка, взятая из «стерильной» среды, вот так сразу и в таких условиях станет лихо стрелять или всю ночь трахаться. Например, я сомневаюсь, что подросток сможет стрелять из автомата Томпсона (описаны случаи, когда взрослым мужчинам отдачей этого оружия ломало руки). И таких «например» целая куча.

Идейное наполнение рассказа — на пол-пальца.

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
На мой взгляд, с подобным утилитарным отношением к жизни американский Стенька Разин в следующий раз, когда «прижмёт», сожрёт не случайную девку-дуру, а своего «любимого» пса. Сделает это так же хладнокровно — се ля ви — всегда можно найти другой «ходячий запас хавки» и полюбить его. На время.

Что касается человеческой духовной деградации, которую Эллисон попытался показать в двух диаметрально противоположных обществах — смех на палочке. Пыжился, автор, пыжился, но толку не вышло. Нет в тексте ни любви, ни дружбы. Получилась только вседозволенность и сиюминутная «рациональность».

Подобные вещи расписаны гораздо глубже и страшнее более талантливыми людьми.

Что безусловно порадовало, так это работа переводчика. В моём случае всё было выдано подходящей русской нецензурщиной — наверняка немалый труд.

Оценка: 1
–  [  8  ]  +

Андрей Дмитрук «Формика»

Ny, 1 марта 2012 г. 06:05

Польстился на «энтомологическое» название рассказа и, к сожалению, не прочитал ничего хорошего.

Заметно, что в научном плане автор не удосужился пойти глубже популярной брошюры о социальных насекомых годов эдак 60-ых прошлого века. Сам он в половине упомянутых фактов не понимает о чём пишет. И похоже, без наивных книг доктора Мариковского, который был знаменит идеями о телепатии у различных членистоногих, здесь не обошлось.

Во-первых, почему «формика»? Это родовое название (название целой группы муравьёв), а не название конкретного вида, хотя в рассказе чётко обозначено русское название вида. Тогда уж рассказ следовало назвать «Формика руфа» или «Рыжая формика».

Во-вторых, автор практически незнаком с повадками и возможностями муравьёв. Учёный-энтомолог в его произведении рассуждает и действует как ученик 3 класса общеобразовательной школы. И автор, и персонаж не владеют конкретной информацией о механизмах поведения муравьев, устройстве их общества, биологии. В кучу почти без разбору свалено всё, что известно о общественных насекомых — и что относится к данному виду, и что не относится, есть и другие мелкие фактические и логические ошибки. Идея о коллективном разуме муравьёв, к сожалению, имеет седую, окладистую бороду — кажется, только ленивый об этом не писал.

В-третьих, сюжет, на мой взгляд, напоминает дешёвую драму. Автор скорее всего копирует С. Лема, с его рассказами о безумных затворниках, ставящих зловещие эксперименты. Но делает это неумело, пытаясь втиснуть в маленький объём текста всего побольше: взбунтовавшийся нечеловеческий разум, уголовное следствие, любовные закидоны гениального учёного-подкаблучника и его взбалмошной жены, «страшных» муравьёв-убийц. Это здорово отдаёт сюжетом американских третьесортных романов про смертоносных пауков (тараканов, крабов, пчёл, муравьёв и т.п.)-мутантов помноженным на классическую, набившую оскомину, русскую историю о бытовой пьяной ссоре супругов с последующим выносом тела. Поведение главных персонажей рассказа не выходит за рамки обыденности и не вызывает никакого сочувствия: он — типичный очкарик-тряпка, для которого любимые муравьи дороже всего; она — типичная баба-дура, которая сама не знает чего хочет. Собственно, труп в такой ситуации должен был появиться рано или поздно обязательно. Муравейник понадобился автору лишь в качестве драматической и фантастической добавки-катализатора.

Нелепо выглядит привлечение военных для изоляции муравейника и человеческие жертвы вообще. Даже ребёнок знает, что лесные муравьи больно кусаются, но к смерти (а уж тем более к параличу) это не приводит. Достаточно чиркнуть спичкой, чтобы превратить их муравейник в костёр. Если взрослого человека съели муравьи, значит он был пьян до полной потери чувствительности и способности передвигаться. Это, безусловно, трагедия, только муравьи здесь совсем не виноваты.

Не хотелось бы сильно ругать автора (похоже, он всё же старался в силу способностей), но получилась история скорее нелепая и странная, чем страшная и трагическая. Заурядный рассказ. Если сравнить его общий «фон» даже с такими простыми книгами, как «В Стране Дремучих Трав» и «Приключения Карика и Вали» (в которых дана масса научной информации, но в достоверной форме и без явных ошибок), то, к сожалению, он выглядит не слишком блестяще. Похожие по смыслу и сюжеты рассказы я специально для сравнения перечислил в списке под аннотацией на странице произведения — вошло всего пять (больше система не позволяет), но на деле их гораздо больше. И ей-богу, даже древний Саймак в 1944 году лучше написал о цивилизации насекомых, чем наш автор в 1985-ом.

Если же вдумчивому читателю действительно интересна тема и хочется самому разобраться в ошибках, допущенных автором, то предлагаю ознакомиться с книгой В.Е. Кипяткова «Мир общественных насекомых», где в популярной форме, но достаточно глубоко, изложены самые современные сведения об организации семьи муравьёв.

P.S. И, Long Kiber, мне, как работающему энтомологу, очень хотелось бы узнать имя «видного украинского учёного», который так опозорился, подтвердив «достоверность» всех ошибок сделанных в рассказе.

Оценка: 4
–  [  46  ]  +

Р. Скотт Бэккер «Тьма прежних времён»

Ny, 24 февраля 2012 г. 08:17

Не смог читать.

Еле переполз пролог и намертво застрял в первой части. Такое же яркое ощущение отчаяния и непонимания припомнил у себя только от текстов по высшей математике: я твёрдо знал, что за буквами и цифрами есть смысл, но совсем не мог его распознать.

Очень тяжело и скучно написано! Едва углубился в книгу, как показалось, что я уже пропустил 2-3 тома истории — автор что-то сам себе рассказывает, идёт какое-то бессвязное действие, персонажи говорят что-то неясное о чём-то непонятном... а я стою, как идиот, на обочине и думаю «Что это, Пух?».

Р. Бэккер возможно и придумал интереснейший, самобытный мир, но абсолютно не смог мне его показать. Я совершенно не понял почему автор рассказывает именно о этих персонажах и почему именно эти события столь важны, я не уловил преемственности событий — они идут настолько фрагментарно и непоследовательно, что кажутся хаотическими. Я не осознал до конца мотивов и не понял характеров персонажей — автор практически не уделил этому внимания, а мне, в свою очередь, было абсолютно нелюбопытно читать о них. Я не смог справиться с массой непроизносимых названий и имён, словно позаимствованных у тихоокеанских людоедов. Я не заинтересовался мироустройством, историей и политикой этого мира, т.к. автор не удосужился до начала действия хотя бы в общих чертах посвятить меня в какие-либо значимые подробности, имеющие отношение к сюжету. Я не получил даже намёков кто такие Нелюди и шранки (шранк — по-немецки означает «шкаф» и это всё, что я могу сказать по поводу данного слова сходу, видимо человечество в романе терроризируют ожившие шкафы), хотя они уже появились по ходу действия. Примечание в конце книги практически не даёт информации: три страницы названий вперемешку с именами, и несколько страниц с названиями десятков языков, на которых кто-то говорит. К чему это приложить и, главное, как?

Всё перечисленное вкупе с угнетающей толщиной книги напрочь убило желание читать. Просто неинтересно.

Оценка: нет
–  [  11  ]  +

Александр Житинский «Эффект Брумма»

Ny, 8 февраля 2012 г. 08:22

Неудачным вышло у меня знакомство с автором. Рассказ давно мелькал в рекомендациях, но как-то руки не доходили. А потом... потом сообщение о смерти автора, некрологи, масса хороших слов. Решил прочитать.

Рассказ лёгкий, юморной, пожалуй, достаточно актуальный в деталях и сейчас.

Но есть в нём по-моему одно «но», которое всё портит — он неправильный. Напутал что-то автор.

Дело в том, что наука сродни религии. Это вера человека в способность постичь мир самостоятельно. Это карта знаний об окружающей действительности, на которую из поколения в поколение тысячи адептов наносят границы, высоты, глубины, перевалы, размечая ещё не разведанные области. Можно быть рядовым этой «церкви» и спокойно делать своё дело по мере сил. Можно потерять «веру» или никогда её не иметь – и тащить науку равнодушно, как лошадь тянет воз. Можно быть администратором или карьеристом – и отмерять прогресс в премиях, званиях и количеством международных конференций. Можно быть безумцем или «кипучим бездельником» — и заниматься всем сразу, и ничем конкретно. Кого здесь только нет… Но самыми «главными» в науке становятся очень немногие «зрячие» — люди, не только владеющие массой информации в своей области, но и «видящие» во что эта информация складывается. Вот они-то и «двигают» науку: предлагают гипотезы, проверяют их экспериментами, интерпретируют результаты и, наконец, укладывают на карту науки ещё одну «страну»-теорию, на которую сможет твёрдо опереться практика. Если копнуть глубже, то все остальные работают только для них. Именно «мастера» науки медленно и планомерно освещают человечеству «вакуум» неизвестного, превращая его в знакомый мир. Они не обязательно именитые академики – кто-то так на всю жизнь и остаётся в «рядовом» звании. Но уважение, проявляемое к таким людям в кругах специалистов, гораздо ярче любых регалий говорит об их роли. Именно теория даёт возможность человечеству двигаться вперёд планомерно и устойчиво. Совершенно неважно, что твою работу в скромной, далёкой от практики области «смогут понять только семнадцать человек во всём мире». Это шаг в Вечность, и шаг не твой, а человечества. Совершенно неважно, что сам исследователь извлёк из своей работы для себя. Важно, в конечном счёте, только то, что получило человечество. Медленная, неблагодарная, требующая самоотречения, работа над теорией – основа науки. Она безмерно важнее, чем самые интересные практические результаты.

Безусловно, есть другие люди. Самородки-практики с живым умом и золотыми руками. Они могут создавать сразу вещи, а не теории. Для них преодолимы трудности – если приложат старание, даже чёрта могут заставить давать электрический ток. Это тоже очень хорошо и ценно. Но это дар от Гефеста, а не Афины. И к науке он не имеет никакого отношения. Сколь бы ни было ценно одиночное изобретение, сделанное на волне неугомонного интереса, нередко оно оказывается неповторимым и очень часто – оторванным от фронта человеческого знания.

Я совершенно не принимаю морали рассказа и всячески осуждаю главного героя. Стоит ли ненаписанной диссертации о свойствах солей висмута плазма над трубой деревенской бани? Стоит ли скромного вклада в теорию потрясающий, но неповторимый эксперимент? По-моему – нет. Это погоня за быстрым результатом, бег по торной тропе, игра в «угадай-ка», любовь к фокусам.

Если же говорить о других достоинствах рассказа, то я особо не впечатлился. Атмосфера 60-70-ых, типажи научных работников, командировки из НИИ в колхозы, контраст между селом и городом, деревенский кулибин, герой – «м.н.с.», народный юмор – было уже не раз. С гораздо большим удовольствием по этому поводу можно прочитать «Понедельник начинается в субботу».

Данный рассказ напоминает мальчишескую выходку: засунуть на секунду голову в окно лаборатории с серьёзными дядями и скорчить смешную рожицу. Забавно, и ничего кроме.

Оценка: 5
–  [  2  ]  +

Айзек Азимов «Мёртвое прошлое»

Ny, 29 декабря 2011 г. 06:16

Ещё один рассказ-предупреждение: мол, наука может натворить бед.

Да сколько можно предупреждать-то?! Не надоело со Средневековья?

Бед может натворить не наука, а наплевательское отношение к последствиям поступков в любой сфере жизни (в политике, культуре, быту, на производстве).

Есть такая шуточка:

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
Если мозгами не думать, то девственности можно лишиться и при игре на скрипке

Она довольно точно передаёт суть проблемы и при этом немного короче рассказа.

В плюсы произведению, пожалуй, стоит записать сложное, интересное действие с элементами детектива, затрагивающее несколько разных проблем. Кроме того, в рассказе хорошо отражена суть нашей жизни — даже в Будущем, где всё рассчитывает всевидящий Мильтивак, случайность играет решающую роль, стирая различия между правыми и виноватыми, умыслом и недосмотром, тотальным контролем и безответственностью.

В целом же достаточно средний рассказ. У Азимова есть вещи сильнее.

Оценка: 6
–  [  18  ]  +

Мюррей Лейнстер «Первый контакт»

Ny, 28 декабря 2011 г. 09:58

Один из бездарнейших фантастических рассказов, который мне только попадался. На мой взгляд, крупная неудача писателя, которую ещё ухитрились наградить известной премией.

Во-первых, «крупнейший автор американской НФ» и вообще литератор со стажем (несколько десятков романов и не менее сотни рассказов) элементарно не умеет писать. Текст пестрит повторами, словно автор боится, что читатель вот-вот забудет надуманные подробности глупейшей ситуации. Героев как таковых у истории нет (точнее, в роли главного героя — маниакальная подозрительность), вместо этого дана избитая детективная пара типажей — «Шерлок Холмс» (учёный) и «Ватсон» (его здесь играет капитан). Их личности почти не описаны (индивидуальностям действующих лиц вообще не уделено внимания) — так автор торопился с событиями. Сюжет обычнейший — первый контакт. С юмором плохо — пара шуток, словно бы насильно инкрустированных в текст, у меня никакого желания улыбнуться не вызвала. Сам рассказ читается донельзя скучно, скороговоркой, без плавной подготовки читателя к событиям, без создания атмосферы дальнего космического перелёта, без каких-либо внятных попыток анализа ситуации: «только прилетели — сразу сели, если он меня прикончит матом, то я его — через бедро с захватом, или — ход конем — по голове». Лишь бы побыстрее создать «патовую» ситуацию и показать её решение. Не чувствуется здесь руки Мастера. Топорная, плотницкая работа.

Во-вторых, идея истории (ради чего, собственно, рассказ и написан) мёртворождённая. Политика здесь полностью задушила фантастику – даже свет на инопланетном корабле красного цвета. Не хватает только надписи «СССР» на борту.

Всё время чтения (с момента наступления «пата») меня мучил вопрос: «Почему бы им, не вступая в непосредственный контакт, просто не обменяться общей информацией, назначить нейтральное место встречи дипломатических миссий (например, в той же Крабовидной туманности через 5 лет) и не разлететься к чёртовой матери в разные стороны?». Чтобы не допустить расчета конечной точки маршрута (не выдать расположения Земли), достаточно несколько раз сменить курс или ускорение. Неужели это так сложно сообразить за несколько суток переговоров? В свете других промахов космонавтов, создаётся впечатление, что в оба экипажа с большим тщанием были отобраны круглые болваны.

Рассказ переполнен ошибками и натяжками. Ну отчего земляне загодя уверены, что инопланетяне испытывают те же затруднения, что они сами? Это инопланетный разум, который вообще может не иметь аналогичных с человеческим мышлением понятий. Вдруг это роботы или разумные кристаллы — экспансивность или ксенофобия вообще могут отсутствовать у них как физическая или психологическая категория. Может, сначала стоит проверить, чем заранее потеть от страха? А может, это корабль цивилизованного сообщества, которое уже благополучно разрешило все затруднения контакта? А почему исследовательский корабль вообще не имеет чётких инструкций, разработанных военными экспертами и дипломатами, на случай контакта? И т.д. и т.п.

Потом далее, насколько вероятна космическая война между двумя цивилизациями, отдалёнными на 1 год (по земному времени) перелёта со сверхсветовой скоростью? Земляне в рассказе летели к месту контакта полгода, значит, примерно столько же находились в пути и инопланетчики. Сначала …дцать лет строить боевой флот, потом …дцать лет искать родную планету противника (который тоже не сидит сложа руки), потом потерять этот флот (вместе с целым поколением первоклассных специалистов в составе экипажей) в кровопролитной схватке за контроль над солнечной системой врага, потом потерять миллионы солдат-десантников для установления контроля над самой планетой, потом потратить массу ресурсов на колонизацию планеты и её адаптацию для человека. Причём, бои придётся вести на вражеской «территории» (где «местное население» все эти годы готовилось к упорной обороне) и без прямой, оперативной связи с родиной (новости и подкрепления будут запаздывать на год) и за счёт жесточайшей экономии собственных ресурсов, которые могли бы пойти на ускорение прогресса. Каких же усилий будет стоить подобная малоперспективная война? Товарищ автор, а не проще ли сразу торговать? Мне кажется, реальная альтернатива ясна и очевидна. Похоже, к такому же выводу пришёл Ефремов в «Сердце змеи», написав не только красивую литературно, но и логически трезвую вещь.

Даже если бы события развивались по благоприятному для землян агрессивному сценарию (начался бой и корабль инопланетян был уничтожен или захвачен), то каковы были бы дальнейшие действия человечества? До самой тепловой смерти Вселенной, трясясь от страха за собственную безопасность, разыскивать и уничтожать обнаруженные цивилизации? Ну не бред ли? Рано или поздно мирное сотрудничество всё равно придётся наладить. Эта нехитрая истина давно уже известна в виде поговорки: «Худой мир лучше доброй войны». Раз инопланетчики так похожи по складу ума на людей, как утверждает автор, то они наверняка на собственном опыте пришли к аналогичному заключению. В рассказе же, по-моему, на практически пустом месте из мухи выдувается огромный слон.

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
И, наконец, почему капитан такая рохля? Как мне кажется, чтобы быть капитаном космического корабля, трудные ситуации и их решения не надо даже предугадывать (как внушает автор) — достаточно уметь вовремя решения принимать. Раз оптимальным выходом из ситуации считалось уничтожение корабля «вероятного противника», нужно было сделать это сразу, а не тянуть кота за хвост. Хорошо, предположим, технически обхитрить пришельцев не получается, но ведь известно, что на их корабле гравитация меньше – значит, они слабее физически и можно попытаться перебить инопланетных космонавтов в рукопашной схватке во время монтажа оборудования.

Особенно меня поразил финал и предложенное автором решение. Где гарантия, что земляне не помрут в инопланетном «троянском коне» от диверсии (например, неизвестного медленного яда или взрыва двигателя) или (если обе стороны играли честно) что оба корабля элементарно не гробанутся по пути домой из-за незнания тонкостей чужих технологий (навигации, ТБ, или правил эксплуатации)?

Ради справедливости надо сказать, что более бестолковые решения «патовых» трудностей в фантастике мне приходилось встречать, но редко.

Кроме того, необходимо особо отметить, что подобным обменом обе команды с треском провалили инкогнито родных планет. Дотошно изучив инопланетный корабль в лабораторных условиях, наверняка можно с высокой точностью установить сектор космоса, где следует вести поиски. По износу двигателя или отдельных его частей можно сделать более-менее точное заключение о времени и режимах его работы. Максимальная скорость корабля известна из его испытаний (или принципа работы двигателя). Умножаем скорость на время и получаем расстояние от места контакта до планеты противника, чертим радиус – получаем сферу поиска. Спектральный класс солнца противника известен (освещение на корабле). Выбираем в сфере поиска звёзды с нужным спектром. С помощью спектрометрии находим системы с кислородными планетами (едва ли их будет слишком много) нужной массы (подскажет сила тяжести на корабле). Далее, изучив примеси и пропорции элементов в составе материалов инопланетного корабля, начинаем отправлять к каждой системе автоматический зонд-разведчик, настроенный на поиск нужных соотношений элементов в составе планет. Максимальное время полёта зонда в оба конца со сверхсветовой скоростью – 2 года. Следовательно, если пренебречь техническими трудностями и разными случайностями, поиск родины инопланетян займёт считанные годы. Провальный финал, ставящий крест на замысле произведения.

Причем, для того чтобы дойти до этих выводов, достаточно воспользоваться простейшими арифметическими расчётами типа «расстояние равно скорости умноженной на время», не в даваясь в тонкости физики. Методика спектрального анализа в астрономии (как и теория космических полётов) разрабатывалась с 19 века и применялась на практике во времена написания рассказа. Значит, никакой скидки на «космический век ещё не наступил — автор не мог знать о таких вещах» быть не должно. Даже грубые прикидки дадут представление о фактической и логической необоснованности рассказа.

Итог: Очередная поделка (очень характерная для НФ первой половины прошлого века) из серии «лишь бы — лишь бы», глупейший, бездарный рассказ. Я ещё понимаю обычную ситуацию, когда фантастику привлекают в качестве инструмента для раскрашивания политики или украшения социальной критики. Но, когда вот так прямолинейно и некрасиво на почве фантастики пытаются обыграть какую-то искусственную ситуацию (причём конъюнктурную) – это уже неприятно. Фантастика, в первую очередь литература, а уж после — приём. Она, по возможности, изначально должна обладать всеми атрибутами литературного произведения и ещё иметь адекватную, собственно «фантастическую» надстройку. Здесь нужно уметь писать особо: вдумчиво, с запасом и оглядкой, подходить к сюжету, ролям действующих лиц, обстановке, логичности и правдоподобию фантастической истории. А не просто копировать земные события, человеческие взгляды и известные факты куда-нибудь «в космос».

Может, данный рассказ и веха в фантастике, но настолько мелкая и кривая, что, пройдя мимо, много не потеряешь.

Стоит прочесть только чтобы понять «ответ» Ефремова.

Оценка: 2
–  [  9  ]  +

Димитр Ангелов «Когда человека не было»

Ny, 19 декабря 2011 г. 11:24

Примечательный роман.

Первый раз познакомился с ним в старших классах школы, случайно взяв в руки какую-то методичку по естествознанию (или как там у них сейчас называется природоведение?) для средних классов. И, надо сказать, не смог оторваться от неё пока не прочитал. Как было интересно! Куски романа, использованные в брошюрке в качестве учебного материала, ясно и доступно шаг за шагом иллюстрировали историю становления человека разумного. «Зашифрованные» по-первобытному имена зверей превращались в отдельную увлекательную игру — нужно было по описанию опознать животное. Тогда я и подумать не мог, что куски текста являются отдельным произведением.

Случайно узнал о романе совсем недавно. Купил, прочитал.

Конечно, впечатления уже не те. Автор явно не был блестящим литератором, да и сама история, кажется, изначально рассчитана на детей — настолько всё упрощено и преадаптированно. Видно логические натяжки и невнятную структуру произведения, несколько неуклюжий язык.

Наибольшей мощью в романе, конечно, обладает только идея наглядной демонстрации эволюции с детальным разбором основных ключевых моментов — здесь Д. Ангелову нельзя не отдать должного. Гениальный ход, вознёсший данный роман над многими аналогичными классическими произведениями. Кроме того, достаточно удачно выбран в меру приключенческий и драматичный сюжет, выгодно и ненавязчиво выстраивающий все необходимые моменты в целостный рассказ. И ещё — книга, несмотря на значительный объём, очень легко читается и усваивается в детском возрасте.

И всё же, это вещь выдающаяся. Я бы сделал её обязательной к прочтению в школе. Тут, помимо основного замысла, уместилось немало наглядно-воспитательных моментов: суровость мира (автор совершенно не смягчает жестоких сцен — добро и зло ещё не появились на свет, а человек уже был), первобытная жизнь без прикрас (сложность существования очень реалистична), эволюция не только тела, но и психики, появление этики. Есть изрядное количество фактических знаний о живой природе, определённый «чёткий» ракурс взгляда на причины прогресса и высокая оценка культурных достижений человека. Книга также несёт в себе значительный антирелигиозный заряд, похоже не созданный автором специально, но весьма отчётливый. Зарождение религии передано так просто и логично, что разом снимает все «сложные», надуманные вопросы (Боюсь, что именно по этой причине в школьную хрестоматию книга не попадёт никогда). В диком мире царит такой жуткий «этический вакуум», что человек невольно должен был придумать себе судью и собеседника, которого потом назвали «бог».

Итог: Замечательная, обязательная к прочтению детская книжка. Тем более важная сейчас, когда изобилие материальных ценностей требует осознанного понимания их исторической «цены». Книга исподволь учит уважать Человека, как результат долгого и трудного пути.

Оценка: 8
–  [  6  ]  +

Виктор Милан «Рукопашный бой»

Ny, 16 декабря 2011 г. 10:13

Наиболее интересная и полнокровная, на мой взгляд, книга о мире боевых роботов.

Прежде всего хочется сказать о переводе. Он ужасен. И во многом благодаря переводу я выставил произведению низкую оценку.

Безусловно, С. Берков заслуживает расстрела за подобную работу — я вообще затрудняюсь назвать какие-либо причины, по которым текст выглядит настолько странно. А ведь человек получил за свою работу деньги! Не скажу что у меня большой опыт переводов, но специальные и научно-популярные тексты изредка приходится переводить на русский, и при чтении зарубежных художественных произведений иногда помимо воли отмечаешь, что здесь, допустим, «сложный» абзац переведён гладко, а здесь — коряво. Так вот, «Рукопашный бой» переведён странно. С отдельными «сложными» участками явно работал человек — они переведены приемлемо, а многие «простые» места — как попало. Такое ощущение, что сначала был сделан машинный перевод, позднее, в самых жутких местах бегло просмотренный корректором и наскоро доработанный переводчиком. В любом случае, книга во многом погублена именно переводом. Странно переведены многие слова из других языков — неужели лень было ну хотя бы в словаре глянуть? Например, «асигару» переписано с английского как «ашигару», хотя есть традиционное написание этого слова для русского языка — я с трудом понял из текста, что речь идёт о солдатах полка «Призраков», управляющих лёгкими машинами. Название боевой машины «Требучет» (и без того редкое) почему-то на русском приведено в ещё более редком французом варианте: «Требюше». Точно так же странно выглядит сноска к испанскому слову (почему-то написанному по-русски) «гуерита», утверждающая, что сие надо понимать как «партизанка». Открыл словарь — нет такого слова в испанском, а партизанка пишется «guerrillera». Возможно, здесь использован жаргон, либо изменённое латиноамериканское слово, либо переводчик напутал с близкими по написанию словами. Таких примеров десятки. Не слишком удачно переведено и само название — тогда уж «Ближний бой» или «Схватка»; «Рукопашный бой» выглядит как название пособия по самообороне и не слишком хорошо передаёт замысел истории. Словом, я в очередной раз убедился, что некоторые переводчики, привлекаемые «Армадой», или крайне ленивы или имеют низкую квалификацию.

Чем же этот роман так хорош?

А многим. Прежде всего, это практически единственная книга из цикла «Боевые роботы» (среди тех, до которых мне, естественно, удалось добраться), которая более-менее целостно и органично отражает человеческую жизнь в фантастическом обществе Будущего. Автор сравнительно хорошо показал нам будни, быт, психологию и различные социальные аспекты войны и мира XXXI века. Такую книгу не удалось написать ни Стакполу, который вынужден работать только с монументальными главными героями истории, ни Кейту, который полностью сосредоточился разнообразных подробностях военных операций, ни многим другим авторам. Нечто похожее смог сделать только Торстон — в первом романа о Эйдене Прайде. «Рукопашный бой», на мой взгляд, обладает наиболее высокой художественной ценностью среди множества книг цикла. Это действительно роман (хотя и посредственный, если сравнивать с книгами «высшей лиги» фантастики), а не хроника или киносценарий. Прочие авторы крайне мало внимания уделяют прорисовке мира: война, политика и немного романтических отношений (или секса) — вот основной рецепт книг «BattleTech» (кстати, мало отличимый от сценариев «презренного» аниме).

Милан сделал гораздо больше. Мы видим целостную историю жизни главной героини, постепенную эволюцию её психики, сложные личные отношения, хорошую (я бы даже сказал — искусную) прорисовку характеров не только основных персонажей, но и многих второстепенных. Персонажи едят, ссорятся, спят, слушают музыку, терзаются страхами, по-разному занимают свой досуг, имеют хобби и маленькие слабости — словом ведут себя как живые люди, чего почти нет у других авторов. В романе Милана есть религия, есть трущобы большого города, нужда, преступность, народные праздники. Здесь чётко выражен национальный колорит — японец выглядит японцем, европеец — европейцем, солдаты «Кабальерос» разных наций — цыганским табором. Используются характерные слова, поведение, ритуалы, привычки. Здесь видна настоящая жизнь наёмного соединения: дефицит запчастей, проблемы с обучением и кадровым составом, экзотическая иерархия, родственные связи, невосполнимость утрат, дух военного братства. И опять же, «Кабальерос» — это живые люди, которые влюбляются, женятся, воспитывают детей, презирают чужаков, берут с собой в битву талисманы и т.п. Их пилоты выходцы из простонародья, академиев не кончали: тихая мать троих детей может управлять артиллерийским мехом, дикий индеец — водить робота-разведчика, эмансипированная блондинка — командир роты, рабби и патер — могут сражаться бок о бок, а простой парень-пастух — пилотировать громадного штурмового «Повелителя битв». Здесь сержант может быть допущен на совет офицеров, только потому, что ему привиделась святая Дева Мария — покровительница полка «Кабальерос». Всё это довольно ярко, зримо, выпукло — с должной долей правдоподобия, иронии, безумия, и фантазии.

Неплохо удались центральные фигуры книги. Разведчица-диверсантка Кассиопея почти не выглядит супергероем — это лицедейка, настоящая актриса и мастер боевых искусств, которая точно знает где можно рискнуть, а когда отступить. Как противовес поразительным навыкам этой героини выступает больная, неустойчивая психика. Ей постоянно приходится держать себя в руках, чтобы не спятить окончательно. Что касается уничтожения военной техники практически голыми руками — здесь есть некоторый «перегиб», но по крупному, тактика Кассиопеи гораздо более логична и продуктивна, чем способы атаки на боевых роботов у тех же элементалов. Мне вообще, честно сказать, любопытно до крайности какой дурак предложил именно такой идиотский способ (как в книгах Стакпола, например) боя бронированной пехоты с мехами? Стоит 5 минут подумать, чтобы обнаружить более эффективные возможности нападения пехоты Кланов на боевые роботы.

Хорош и лорд Курита — «дядюшка Ченди». Культурный капиталист, тонкий политический игрок и амбициозный правитель собственной маленькой империи. Первое впечатление (розовый беззащитный пупс, хе-хе) обманчиво. Только в финале понимаешь, как ловко хитрый Курита лёгкими щелчками подталкивал фигурки смертельной «шахматной» партии к нужным ему ходам. Порядочность этого персонажа тоже вызывает симпатию — несмотря на тщательно подготовленную в верхах Синдиката и «за кулисами» якудзи «грязную» историю, в которую влип «дядюшка», ему удалось не только выйти сухим из воды, но и предоставить каждому из действующих лиц поступить в лад со своими убеждениями, не уронив достоинства.

Неплохо подан образ командира «Кабальерос» — Карлоса Камачо. Солдат старой закалки, прошедший гражданскую войну в Лиге Свободных Миров, утративший дом, семью, цель в жизни, он продолжает существовать по инерции. Старший Камачо почему-то напомнил мне испанских республиканцев Второй Мировой.

Любопытной фигурой оказалась командир «Призраков» Элеонора Шимацу. Эдакая бой-баба — коня на скаку остановит и т.п. Экзотическая «внешняя» смесь из офицера Империи Драконис (со всей их спесью), невольного пособника якудзи (с их клановостью и послушанием) и уличной преступницы не может скрыть харАктерную, но ещё слишком молодую и неопытную житейски, женщину, потрясённую несправедливостью мира. Да, именно так! Верная приказу, наводя орудия на боевого робота своей подруги Кали в финале 5 главы, она чисто по-женски начинает реветь в голос. Жаль, что солдатам Синдиката автор в целом уделил так мало внимания.

Помимо линии основных персонажей, автор ухитрился добавить в роман и шпионскую интригу, и упомянуть о последних событиях во Внутренней Сфере, и рассказать о прошлом «Кабальерос», продемонстрировать конфликт поколений. Замечательно, я бы сказал «точно», если это слово применимо к фантастике, изображены сражения. Милан сделал упор на ощущениях пилота «меха», а не на его действиях — и выиграл. Короткие, быстрые но одновременно страшные своей противоречивостью и сильные по психологическому накалу, сценки отдельных столкновений громадных роботов посреди мегаполиса хорошо подкрашены индивидуальностью персонажей. По сравнению с книгами того же Кейта и многих, многих других — земля и небо: они, вообще не сумели убедительно показать своих героев во время боя, сведя всё к наведению прицела и уточнениям куда именно попал снаряд. Автор не забывает обновлять и атмосферу — она своя в каждой из глав: опасение сменяется оптимизмом и снова тревогой, духовное родство «Кабальерос» и «Призраков» во время мира оборачивается разрушительной и отчаянной схваткой, где каждая из сторон просто выполняет свой долг, а души обгорают не хуже тел в кабинах «мехов». Даже погода влияет на восприятие истории — момент, когда в канун праздника пошёл снег, а на центр горящего города не упало и снежинки, ещё долго вспоминался мне после прочтения романа.

Естественно, не обошлось без недостатков.

Роман в чём-то получился легковесным, достаточно предсказуемым и во многом поверхностным. Хорошо, что эти детали всё же не превалируют. Несмотря на серьёзную детализацию, часть событий и эпизодов выглядит наигранными, наивно-детскими. Бросается в глаза совершенно неправдоподобное противостояние разведки «Кабальерос» и местной контрразведки — ОДОНа. Особенно дико смотрится последняя сцена, в которой главная героиня, силой пробивается к «серому кардиналу» Нинью, чтобы предоставить ему свидетельства невиновности владельца «Хашиман Таро» — словно врезка из фильма «Убить Билла». Сюжет тоже особо оригинальным назвать нельзя — «Сын полка» на американский манер — знаем, проходили. Есть и мелкие недочёты вроде отдельных шаблонных персонажей, характерных сцен-клише, повторов и т.п. Всё это скажется в последующих томах истории — они гораздо слабее. Приключения Кэсси принимают там совсем фантастический, неправдоподобный вид и становятся скучными.

Итог: Крепенький приключенческий роман-боевик. Читабельный, но изрядно покалеченный переводчиком. Неплохо проработанный, в чём-то даже красивый, но закономерно-предсказуемый. Для серии «BattleTech» — выдающееся произведение, успех автора, читать обязательно.

P.S. А какой бы получился фильм! В меру попсовый, в меру пафосный, в меру жестокий, достаточно интересный и очень зрелищный. Вот где можно было развернуться со спецэффектами так, что «Аватар» позавидовал бы! Здесь есть десятки ролей для самых разных актёров и масса работы для хорошего звукорежиссёра — от возможности сделать «Песню Пэтси» до необходимости подбора атмосферного звука и музыкальных тем к множеству разнообразных сцен. Каскадёры и постановщики драк тоже не остались бы в стороне. Да, помечтать не вредно...

Оценка: 7
–  [  3  ]  +

Айзек Азимов «Они не прилетят»

Ny, 12 декабря 2011 г. 06:43

Очередной глупый рассказ, который спасает только год написания.

А простите, уважаемый автор, где ещё проводить испытания? И, собственно, почему этот факт как-то должен помешать человечеству по мере развития техники перенести подобные эксперименты в ближний космос (что опять же далеко не «гут»)? Маленький ребёнок тоже сначала какает прямо под себя. Почему-то Бертольда Шварца «глупым ослом» по той же причине до сих пор никто не назвал...

Странно, что такой популяризатор науки, как Азимов, не стал учитывать этот момент. Ну не бывает развития без ущерба и опасности. В древние времена выделка кожи, красители и свинцовые водопроводы сильно загрязняли окружающую среду, в средние века добавилась проблема нечистот, в современности — оружие массового поражения, химическое загрязнение, выбросы в атмосферу и свалки. Но человечество не стоит на месте и активно пытается свести негативные последствия прогресса к минимуму. В результате «развитые инопланетяне» из рассказа выглядят узколобыми бюрократами, а не посвящёнными и опытными «наставниками». Вот ведь какие молодцы — наблюдают, учитывают, а рассказать, помочь — в лом.

Тон рассказа несколько извиняют его притчеобразность, и желание автора во чтобы то ни стало (пренебрегая всеми «но») поставить проблему атомного оружия остро — международная обстановка тогда могла в любой момент обернуться Третьей мировой войной.

Яркий, но чрезмерно одиозный и неглубокий рассказ.

Оценка: 5
–  [  16  ]  +

Роберт Шекли «Пушка, которая не бабахает»

Ny, 12 декабря 2011 г. 05:22

Глупый рассказ.

У Шекли почти всегда так — или оригинальный угол зрения на события скрывает все недостатки, или из рассказа начинают выглядывать корявости и он превращается в нелепицу. Вместе с издёвкой над судьбой главных персонажей это всегда мешало мне гладко воспринимать произведения автора.

Вот и опять... Шутки-шутками, но юмор должен тонко сочетаться с обстановкой и логикой событий — а здесь сразу по ходу чтения начинаешь удивляться: космонавт не взял с собой иного оружия, кроме экспериментального дезинтегратора? Почему опытный образец отрегулирован на максимальную мощность и дальность? Почему бы не отстрелить «собаке» лапы или заднюю часть туловища, чтобы она завизжала? Почему на корабле нет автоматического маяка, дающего в эфир «SOS» при сильных повреждениях космического аппарата? Автор не смог (похоже, не особенно-то и старался) удачно замаскировать все нестыковки — это сильно портит впечатление.

Таких «кривых» одноразовых рассказов у Шекли десятки — то про неудобный скафандр, то про опасное оружие, то про дурацкие инструкции. Как предостережение рассказ мог бы ещё смотреться, если бы не тот факт, что предостережение уже давно услышано — достаточно взглянуть в любую брошюру по ТБ, которая касается оружия.

Подобные опусы больше годны для детских журналов, чем для «взрослых» юмористических сборников.

Дополнено 27.08.2013

Был не прав. Автор в очередной раз показал мне, что в его рассказы заложено несколько больше, чем можно увидеть сразу. Так, я, начавший самостоятельно думать уже после прекращения гонки ядерных вооружений, не смог сходу понять, что под видом совершенного оружия здесь скрывается образ оружия абсолютного. Оружия, способного быстро и тихо уничтожить не только любого врага, но и вообще всё вокруг, включая своего владельца. Развязка только кажется нелепой — на самом деле она предостерегает от погони за разрушением и показывает в каком положении окажется человек, нажавший на спуск «абсолютного оружия».

Рассказ сработал именно так, как и должен был — я удивился нелепости нового изобретения (подумаешь, мощный пистолет!), совершенно не восприняв предостережения и поняв всё буквально. Значит, даже в XXI веке нужны старые рассказы Шекли, раз уж и моё поколение не разучилось думать по-старому.

Оценка: 9
–  [  2  ]  +

Блейн Ли Пардоу «Двойная игра»

Ny, 28 ноября 2011 г. 12:54

Ещё одна довольно низкопробная книга-поделка. «Операция Горец» была несколько интереснее.

Сюжет годится исключительно для боевичка-однодневки: «Красная армия» (читай — «Горцы») всех сильней, мой танк самый быстрый, самый проходимый и т.п. Проработка персонажей неудовлетворительная — только отдельные воины-Ягуары получились сколь-нибудь самостоятельными и подходящими к образу, зато сфероиды почти не прописаны. Описание сцен, мест, природы, боёв, технических подробностей лишь обозначено — никакой конкретики. Любой детали уделяется не более нескольких строк. Межличностные отношения показаны прямолинейно и безыскусно.

Художественные достоинства текста крайне низкие — нет красивой атмосферы, нет уместного пафоса, нет художественной реалистичности. Замысел книги провальный: выдумка-выдумкой, но настолько примитивно объяснить военные успехи «Горцев» — просто глупо. Похоже, что автору было лень выдумывать что-то оригинальное.

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
Конечно, клановцы — полные дураки и не могут отличить десантные дроп-шипы, построенные во Внутренней сфере, от собственных. А ведь на этом основана основная интрига! Как таким идиотам вообще удалось хоть что-то завоевать?

В этом романе автор свёл богатый потенциал (политика, харизматичные герои, столкновение культур, сложные военные операции) романов «BattleTech» к узкой форме квеста-стрелялки. Что-то подобное у нас пишет Алекс Орлов, но получается у него гораздо увлекательнее. Книга быстро читается и так же быстро забывается.

Оценка: 4
–  [  1  ]  +

Майкл Стэкпол «Смертоносное наследство»

Ny, 21 ноября 2011 г. 11:48

Роман значительно разочаровал. Я ожидал от первой книги эпопеи нечто выдающееся. А получил довольно сухую хронику с минимумом литературной обработки...

Вместо вводных данных о мире Будущего, создания грозных признаков наступления Кланов, кропотливого формирования «портретов» основных действующих лиц автор быстренько расставил фигурки персонажей по шахматной доске, черкнул десяток эпизодов, кратко характеризующих их и приспустил к описанию конфликта.

Это работа сценариста, а не писателя.

Нет ни ощущения надвигающейся катастрофы, ни гнетущей атмосферы военных поражений Внутренней Сферы, ни какой-то особой загадочности Кланов. А язык? Не знаю что там у переводчика с профессионализмом, но фразы типа «...и ужас вскипел у него в кишках...» вызывают желание дико расхохотаться, вместо переживаний за главного героя. С логикой у персонажей тоже не всё в порядке: когда военный регент Анастасий Фохт (пожилой человек с огромным опытом) начал, глядя на только на изображение вражеской боевой машины, рассказывать какую-то дичь про то, что генерала Керенского съели пришельцы и, приняв облик армии Звёздной Лиги, готовят вторжение — я решил что это гэг такой. Но оказалось, автор пишет вполне серьёзно.

Итог: Стакпол начал цикл до смешного коряво и примитивно, не сумев должным образом подать завязку действия и красиво начать все интриги сюжета (разве что появление Наташи Керенской на ритуале принятия Фелана в Клан Волка было обставлено приемлемо). Книга напоминает фрагменты кинохроники, а не литературное произведение как таковое. У отдельных эпизодов нет ни завязки, ни окончания. Персонажи поданы без какого-либо предварительного «знакомства» с читателем. В результате многие вещи, о которых идёт речь, на первый взгляд совершенно не понятны. Книга практически не читабельна без дополнительной информации.

Относительно высокую оценку выставил с учётом общей авторской задачи, которая стояла перед Стакполом, — создать «каркас» сюжетной линии цикла. С ней он справился удовлетворительно.

Оценка: 5
–  [  2  ]  +

Джей Х. Уильямс «Хищник»

Ny, 28 октября 2011 г. 06:57

Очень простой, безыскусный, почти прямолинейный рассказ.

Эдакая попытка показать человеческое невежество в инопланетной экологии, завязав нехитрый узелок загадки, на которой строится действие. Одновременно чётко подано убеждение, сейчас кажущееся уже наивным, что «во Вселенной мы не одиноки». Таких вещей пруд пруди.

Единственное, что показалось примечательным — кажется, данный рассказ лёг в основу сценария для замечательного двухсерийного мультфильма Г. Тищенко «Вампиры Геоны». Очень похожая ситуация. Однако, в мультфильме фантастическая сторона загадки проявилась гораздо ярче, а экологическая — глубже и интереснее.

После него рассказ смотрится весьма блёкло.

Оценка: 4
–  [  9  ]  +

Брайан Олдисс «Слюнное дерево»

Ny, 21 октября 2011 г. 10:16

Прочитал и удивился — это же пересказ лавкравтовского рассказа 1927 года «Цвет из иных миров». Причём, пересказ практически (в отношении сюжета) прямой...

Ну добавил автор любовную линию и мистический сон героя, ну попытался втиснуть в рассказ какие-то метафилософские рассуждения, ну попытался копировать Уэллса, а ничего хорошего не получилось.

У Лавкрафта текст был ёмкий, атмосферный и лаконичный. Здесь же архаика построения сюжета сочетается с затянутым изложением и околонаучными гипотезами а-ля Герберт Уэллс. Действие в этой каше просто тонет. Интересной показалась только реакция людей начала XX века на инопланетное вторжение.

В целом всё это смотрится очень вторично и как-то искусственно.

Оценка: 4
–  [  14  ]  +

Октавия Батлер «Мы все — одна семья...»

Ny, 20 октября 2011 г. 07:59

Рассказ, на мой взгляд, столь же оригинален, как и отвратителен. Но автору нельзя не отдать должного — всё правильно. Крайняя «неаппетитность» здесь совершенна оправдана сложным этическим противоречием (что, как мне кажется, не так-то уж часто встречается). И всё же высокий балл поставить не могу — не нравится рассказ! Хотя нужно бы поставить десятку — это настоящая сложная и интересная ксенофантастика. Дать однозначную оценку ситуации очень непросто.

С одной стороны, мы видим в рассказе чёткую тенденцию к деградации человеческой колонии. Во-первых, как ни крути, Тлики являются паразитами (о симбиозе речи не идёт — выгоду от совместного сосуществования получают только аборигены-инопланетяне). Они физически, биохимически (вспомним «укусы» и неоплодотворённые яйца, изменяющие гормональный баланс человека) и юридически управляют человеческим обществом, регулируя почти все аспекты жизни, подавляя всякий намёк на самостоятельность. Люди с каждым поколением всё больше начинают зависеть от «опеки» инопланетян. Предыдущие «жертвы» Тликов неспроста выработали способность губить их кладку внутри собственного тела. Во-вторых, колонистам активно навязывается чуждое поведение, инопланетная мораль, неестественное воспитание. Как видно, не все члены общества воспринимают это положительно, но «думающих» становится всё меньше. Люди теряют знания — от уровня межзвёздных перелётов они скатились к уровню натурального хозяйства и примитивной техники. В-третьих, люди всё же содержатся на положении пленников — в резервациях. В значительной степени это обусловлено агрессивным поведением большинства Тликов в период размножения, но тем не менее четко говорит об отсутствии настоящего равноправного общества. Да и сам процесс подселения и инкубации потомства инопланетян — это акт насилия над человеческой природой, в какой бы моральной и психологической обстановке он ни проходил.

С другой стороны, автору удалось к банально, много раз обыгранной в фантастике, модели «паразит-жертва» приложить нетривиальную этическую проблему. Действительно, должен ли человек в этой ситуации, проявляя гуманизм, предоставить инопланетянину ресурсы своего организма или нет? Ведь без человеческого участия они просто вымрут. Тлики многое простили людям и постарались (сложно сказать насколько успешно) по-настоящему сродниться с ними, обеспечивая приемлемое существование обоим видам разумных существ. Тем более, проиграв захватническую войну, люди полностью оказались во власти аборигенов — и те проявили гуманность (правда, весьма утилитарную).

Учитывая это, выбор героя сложен...

Он одновременно проявляет участие к своей покровительнице, которая искренне тратит усилия на установление хороших взаимоотношений (если это так можно назвать при паразитизме) и, вместе с тем, жертвуя собой, даёт возможность другим членам своей семьи избежать кошмара положения «жертвы», который ему внезапно открылся.

Что же ждёт население этой планеты?

Автор не сказала последнего слова. Из данной ситуации может возникнуть кровавый мятеж, после которого люди получат свободу либо окончательно обретут роль «живых инкубаторов». Или будет найден настоящий разумный и равносторонний компромисс: «Паразитизм — первый этап на пути к симбиозу», как гласит одна гипотеза.

Оценка: 6
–  [  7  ]  +

Роберт И. Говард «Сумерки Ксутала»

Ny, 12 сентября 2011 г. 06:36

Ну и муть!

Великий Конан, с которого всё как с гуся вода, посетил очередной заброшенный город, опять ухайдокал очередного монстра, спас очередную красавицу, опять трупы «плавали в луже крови и мозгов», опять «её обнажённое тело светилось белизной кожи»...

Нехитрые приключения из-под копирки, кровь, насилие, секс.

Эдакий фентезийно-приключенческий гамбургер — проглотить и забыть.

Оценка: 3
–  [  18  ]  +

Ганс Христиан Андерсен «Оле-Лукойе»

Ny, 22 августа 2011 г. 10:30

Надо сказать, я мало чего так боялся в детстве, как «прекрасных сказок доброго датского писателя Андерсона». Не знаю, кто решил, что все эти истории с массой противоестественных и крайне неприятных подробностей относятся к «чудесным» детским сказкам, но я совершенно с ним не согласен.

Детская сказка, как мне думается, должна быть нарочно доброй. Сказочное Добро обязано торжествовать над Злом, показывая ребёнку пример и формируя у него представление о незыблемой победе положительного начала. Истории Андерсона за редким исключением наполнены фатализмом, пессимизмом, преобладанием греховного над праведным, жестокими карами за проступки и желания. Эти «сказки» больше передают реальный мир в фантастической оболочке, но без смягчающих вуалей – они предназначены для подростков, взрослых, и никак не для детей. Торжество Добра в них занимает весьма скромное место – главным образом, в качестве вселенской печали по ушедшему или потерянному благу. И уж никогда настоящая сказка не должна пугать ребёнка триумфом враждебных человеку сил и так, как у Андерсона, давить атмосферой надвигающегося несчастья. Он даже в счастливый конец ухитрялся подсыпать соли: «Там Трубочист и Пастушка стояли вместе. Пока не разбились». Конечно, красота, доброта, любовь присутствуют в андерсоновских историях, однако чистые души положительных героев сказки прямо-таки горят в аду настоящей «взрослой» реальности.

Перечитав недавно сборник произведений Андерсона и познакомившись подробнее с его судьбой, я сейчас многое принял и простил ему. Тем не менее, тот маленький «я» из детства никогда не назовёт знаменитого датчанина другом. Тогда у меня в голове не укладывались (и сейчас укладываются плохо): ведьма, озолотившая солдата, и зарубленная им ради старого огнива; отрезанный язычок Русалочки; отрубленные ножки с красными башмаками; похлёбка из мышиных хвостов; бредовая свадьба Крота и Дюймовочки; замерзающий Гадкий Утёнок; сгоревшие Солдатик и Балерина; иголка, ржавеющая в водосточной трубе и многое другое. Ты был смел, сказочник, и ты был прав, но ты написал над своими строками «для детей», метким броском через время отправив свою изломанную жизнь прямо в моё безоблачное детство. И за это я тебя не люблю.

И до сих пор единственным, по-настоящему вызывающим неприязнь, персонажем останется Оле-Лукойе. Ненормальный тип с волшебной клизмой, по ночам брызгающий детям в глаза маковое молоко, — это что-то недоброе, какой-то инкуб. Не вижу я в нём доброго духа снов!

Несмотря на удивительную фантазию автора, на вложенный им в каждую историю смысл, на прекрасное воплощение отдельных тем, я не могу назвать сказки Андерсона хорошими детскими сказками.

Оценка: 2
–  [  1  ]  +

Карл Фредерик «Скорость жизни»

Ny, 14 июня 2011 г. 07:17

Как-то очень сдержано написано.

Персонажи, словно толкиеновские эльфы, ведут разговоры только о возвышенном: быть или не быть, тварь я дрожащая или как?

Не чувствуется в них жизни — это бумажные фигурки с заданными параметрами, которые автор двигает по доске сюжета.

Идея хороша, но её наполнение — пшик. Ну, предположим, нейромедиаторы-энантиомеры и что? Где описание (хотя бы обоснование) химического механизма ускорения нервной системы? Почему автор решил, что изомеры дадут какое-то преимущество их владельцу? Где доказательства?

В рассказе, кроме терминов, их краткой расшифровки и описания эффекта, нет никакой научной составляющей. Остальное — просто слова.

Итог: довольно блёклый фантик без конфетки.

Оценка: 4
–  [  5  ]  +

Дэвид Бартелл «Спелеонавты»

Ny, 14 июня 2011 г. 06:54

Занимательный рассказ об освоении космоса. С точки зрения технических подробностей.

Но как очень часто бывает, автор слишком много внимания уделил действию, рассказывая о работе космических спелеологов, совершенно подчас оставляя в стороне объяснения происходящих событий. Конечно, «на пыльных тропинках... останутся наши следы», «служба и опасна и трудна» и «как вечным огнём сияет днём, вершина изумрудным льдом», но, товарищ автор, где связь между событиями и зачем вообще всё это было затеяно? Кто такие главные герои? Что ими движет в жизни? Почему они покинули Каллисто, если учёных нужно было постоянно курировать? По какой общей причине погибли планетологи? Почему такая загадочность? В чём суть случившегося? А оно вообще было надо? И т.д. и т.п. Из-за подобных вопросов, встающих по ходу действия, события не выглядят мотивированными и логичными. Кроме того, рассказу, как я уже говорил, остро не хватает некой концептуальной «оси», на которую можно было бы нанизать события и убрать общую хаотичность.

Словом, над литературной стороной дела Д. Бартеллу ещё нужно поработать.

Оценка: 5
–  [  4  ]  +

Павел Кузьменко «Система Ада»

Ny, 30 мая 2011 г. 09:43

Любопытная книга.

Относиться к ней можно по-разному, но скучной она точно не покажется.

Прежде всего, мне очень мало попадалось вот таких «спелеологических» книг. Кроме небольших эпизодов «гуляния» по пещерам в разных романах и мелких рассказов-ужастиков, могу назвать единственное знакомое произведение, построенное на аналогичной основе – «Семь подземных королей» Волкова (хотя, у Булычева тоже есть «пещерная» повесть — «Подземная лодка»). По увлекательности и оригинальности мира «Система Ада», на мой взгляд, не уступит знаменитой детской книжке, хотя произведение Кузьменко наполнено совсем иным содержанием.

Роман безусловно интересен и героями, и узнаваемой обстановкой на поверхности, и отголосками чеченской войны, очень хорошо воспроизводящими своеобразную атмосферу 90-ых годов. Главные персонажи романа вообще оказались практически моими сверстниками, с соответствующим набором проблем, увлечений, привычек и с очень сходным мировоззрением. А самое страшное (при чтении волосы пару раз вставали дыбом) и почти магическое совпадение пришлось на имена и фамилии некоторых знакомых – настолько незначительными были различия. Дело здесь не в капризной случайности, а в том, насколько удачно автору удалось зафиксировать тонкости определённого периода жизни российского общества. Не могу не отметить это большим плюсом.

О самой истории можно говорить долго. Здесь, как мне кажется, даже сложно определить жанр. Достаточно «бытовая» завязка, вытекающая из обычнейшего (с поправкой на увлечение пещерами) по тем временам желания персонажей «пересидеть» призыв в армию, переходя к основному действию, оборачивается к читателю то приключенческим боком, то стороной драмы, а то превращается в безумный фарс. Роман пересыпан юмористическими вставками, которые выгодно и значимо подчеркивают не только абсурдность комичных ситуаций, но и очень уместно, на мой взгляд, оттеняют действительно страшные вещи. В юморе этого произведения нет прямого цинизма – он предельно конструктивен: ведь мы действительно почти перестали замечать страшное в смешном, а смешное – в страшном. Финал исключительно удачен уже одной своей трагикомичностью, силён и плотно сопряжён с основным действием.

Роман носит в себе изрядное количество знаков и буквально пронизан разными мотивами. Здесь достаточно подробно рассмотрен комплекс проблем, встающий перед молодёжью. Причём проблемы эти взаимодействуют по ходу сюжета с распространёнными чертами характера современного молодого человека, раскрывая их. Роман грубо, настойчиво (даже, возможно, неприятно) намекает, что беззаботная жизнь под крылом родителей скоро кончится, что бегство от проблемы не решает самой проблемы, что «судьба – суровая баба», а градус дури и абсурда в России целиком и полностью зависит от личного вклада каждого гражданина и является, в конечном счёте, коллективной заслугой населения. Чрезвычайно понравилось само «подгорное царство» как образ спрессованной истории нашего государства. Вот на поверхности уже наступило новое время – сменились власть, политика, порядок, свободы. А отголоски событий, скрытые предпосылки сегодняшних дней и живые ещё деятели прячутся где-то в тени подземных нор совсем рядом. Они никуда не исчезли и могут увлечь тебя самым непредсказуемым образом в любой момент. Интересной, символичной фигурой оказался и Крот – эдакий проводник в Прошлое, творящий настоящее. Замечательно передана судьба главных героев, которых бредовое общество сразу же начало пробовать «на зуб» в своих жерновах. Кто-то поплыл по течению, приняв правила игры; кто-то потерял разум или погиб; а кто-то как всегда оказался в родстве с Большой Шишкой.

Кое-что, конечно, забылось (прошло почти 10 лет с момента прочтения) – мне сейчас будет трудно поставить объективную оценку и что-то внятное сказать, например, о языке. Тем не менее, на основном сером фоне российской фантастики, прочитанной в студенчестве, эта книга осталась для меня ярким пятном. Старшему поколению она, вероятно, будет не слишком любопытна, но в моём случае автор точно попал в мишень.

Оценка: 8
–  [  3  ]  +

Кир Булычев «Терпение и труд»

Ny, 24 мая 2011 г. 12:35

Обычнейший рассказ про социальный эксперимент.

Жаль, что здесь почти нет фирменной Булычевской иронии, подчас превращающей заурядную историю в забавное происшествие или юмореску. Отсутствует и меткое бытописание, нередко присущее автору. Бедноват язык, персонажи бледноваты. Идея рассказа любопытна, но как-то вяло представлена.

Словом, ловить особо нечего — средняя, проходная вещь, написанная на скорую руку.

Что-то я большего ожидал при такой многообещающей завязке.

Оценка: 6
–  [  6  ]  +

Межавторский цикл «Saga of the Gray Death Legion 2»

Ny, 19 мая 2011 г. 10:57

Вторая часть истории о Сером Легионе Смерти, как и первая, читалась долго, с трудом.

Ощущения остались не слишком приятные. Такие книги, действительно, лучше читать лет в 15, когда в глаза бросаются только приключения, перестрелки и пафос.

Не мастак я писать структурированные отзывы. Больше хочется поделиться впечатлениями.

Нельзя сказать, что Уильям Кейт совсем плохо поработал (как-никак он специализируется именно на теме гигантских боевых машин), но и назвать данный цикл романов «хорошим» язык не поворачивается. Скорее всего, романы, посвящённые Вселенной «BattleTech» стали пробным камнем (или первым блином) этого автора.

В первую очередь, раздражает авторский способ рассказывать историю: Кейт нередко начинает описывать какую-нибудь сцену, быстро перескакивает с действия на мысли очередного героя, потом на сиюминутную политику, а на закуску делает краткий исторический экскурс, умещая всё страниц в 5, после чего первоначальная сценка доигрывается. И вспоминаешь: «Ах, да! Идёт же бой.»

Вторая отличительная авторская черта — обсасывание мотивов «Легион опять подставили» и «мне нужна планета, где живет Серый Легион Смерти» из книги в книгу. Первый раз, если мне память не изменяет, подставили ещё отца Грейсона Карлайла (с чего и началась история «Легиона») и далее в каждом из шести романов это дело повторяется сызнова. Сколько можно-то?! Да и редкостная нелогичность (даже глупость) военно-политических авантюр в романах изрядно отравляет чтение. Чего только стоит совершенно идиотский план регента Ком-Стар Рашана по овладению планетой Хельм из «Цены славы» или нерациональный план операции «Экскалибур» по захвату Гленгарри. Мало того, что они однотипны по замыслу (фантазии автору не хватило?) так оба ещё и жутко затратны по исполнению, что вообще ставит под сомнение какую-либо реальность подобных прожектов даже в условиях выдуманного мира.

В-третьих, к моему удивлению, во всех произведениях виден дикий контраст между заявленным и реально осуществлённым. Вероятно, автора сковывали какие-то ограничения, оговоренные заказчиком – так я могу объяснить для себя явную несуразицу прочитанного. Достаточно просмотреть введение к самому первому роману о Легионе — «Битве», чтобы понять, что во главу угла всего цикла были положены политика и феодальные черты общества Будущего, но отнюдь не реалистичность – это коснулось и военной техники. Вот Кейт описывает технологии XXXI века: межзвёздная связь, спутники-шпионы, миомерные волокна, портативные атомные реакторы, лазерное и плазменное оружие, подпространственные двигатели, терраформирование и т.п. — всё это в повседневном обиходе, как сотовые телефоны. И тут же рядом какая-то дичь: роботы, которые по идее должны перемещаться с помощью искусственных мышц, почему-то завывают сервоприводами и снабжены какими-то ещё «двигателями»; при потрясающих возможностях систем наблюдения и связи, системы захвата цели и ведения огня эффективны на расстоянии не более нескольких сотен метров; на столичных планетах существуют огромные научные центры, но за десятки веков (!) образцы вооружений и техники не только не изменились, но даже ухудшились. Как вам видеомониторы (электронно-лучевые? в 31 веке?), взрывающиеся при аварии и осыпающие пилота осколками стекла, или отсутствие устойчивой связи из-за помех (про оцифровку сигналов автор, видимо, ничего не знал) или латунные гильзы унитарных боеприпасов к автопушке (в 31 веке?!) боевого робота? А «эстонская» динамика боёв? Машины иногда успевают обменяться десятком залпов или только сблизиться на расстояние рукопашной схватки, как узнаёшь, что оказывается прошло 10-15 минут (при заявленных скоростях боевых роботов от 60 до 100 км)! Даже не буду перечислять — книги под завязку набиты такими контрастами. Совершенно непонятно, почему одни технические направления так развиты, если научная и производственная база не способна обеспечить другие. Не менее нелепы некоторые объяснения принципов работы оружия или событий. Например, протонно-ионные излучатели стреляют именно высокотемпературной плазмой (чем автору не понравилась низкотемпературная?), т.е. раскалённой до температуры звёздного ядра: да это пострашней атомного взрыва будет. После вылета плазменного сгустка из магнитного поля всё и вся вокруг просто обратиться в пар, включая машину самого стрелка. Кроме того, желание автора «подыграть» своим героям иногда лезет в глаза: боевые роботы легионеров перестают перегреваться, когда требуется совершить что-то героическое, или враг вдруг в самый ответственный момент теряет выдержку, терпение, безупречно демонстрировавшееся им ранее. Хотя нужно отметить, что в книгах второй трилогии это происходить гораздо менее отчётливо, чем в первых романах.

Наконец, подход автора к планированию и ведению военных действий XXXI века, сразил меня наповал. Это просто мрак! Я прекрасно понимаю, что хорошо ругать и трудно придумывать, но, читая Кейта, создаётся ощущение полной утраты человечеством (в лице героев книг) всего военного опыта. Таких вещей как штабная работа, постановка боевой задачи, боевое донесение, оперативный резерв, тактическое взаимодействие родов войск и т.п. в книгах почти не существует. Старший командир (обычно в ранге майора или полковника, хотя попадаются даже маршалы) полчаса смотрит на карту (видимо запоминает где «белые»), потом лично садиться за рычаги боевой машины, кричит «За мной!» и одерживает победу в стиле Чапаева. Трындец! Так воевали в только те времена, когда командовать приходилось огромным числом низкодисциплинированных и слабоорганизованных бойцов. Возможности техники в книгах позволяют в режиме реального времени (!) воспроизводить бой на карте, мгновенно получать и передавать исчерпывающую (!) информацию о цели (иногда — вплоть до марки и года выпуска отдельных частей механизма!!!) и своевременно отдавать команды с учётом изменений обстановки. Пилоты роботов (опять же, как описано в книгах) готовятся к своему ремеслу годами, некоторые имеют даже высшее техническое образование. Вопросам тактики в их подготовке уделяется превалирующее внимание. Всё это в разы должно облегчать принятие тактических и оперативных решений командира старшего звена, сводя сложность командования полком или бригадой (например, современной бронетехники) до уровня сложности командования взводом. Однако! Гениальные полководцы Кейта считают, что командир способен выиграть битву, только находясь в гуще боя. Единственное исключение – Брандел Гарет, но он все свои сражения против «Легиона» проиграл :smile:. Автор или бесконечно далёк от военных реалий или я чего-то не понимаю. Лучше бы его герои читали Гудериана и Фуллера, а не Клаузевица и Сунь-Цзы (того, который древний :smile:), ибо офицеры из книг практически не пользуются возможностями, имеющимися в распоряжении боевых машин, и владеют лишь основами тактического искусства. Господи, да если уж авторитет командира играет такую важную роль, что ему приходится возглавлять войска в бою, то почему бы за оперативный пульт командования сражением не посадить офицера-координатора?! И этого в книгах почти нет. Я бы посмотрел на полковника, которому одновременно приходится отдавать приказы сражающимся батальонам, курировать действия отдельных рот на важнейших направлениях, подгонять тыловое обеспечение, выслушивать доклады разведки, отдавать команды артиллеристам и указывать цели для авиации, держать в голове план боя, успевать раздумывать над действиями противника и при этом ещё управлять собственным боевым роботом, что само по себе даже в компьютерной игре (где всё предельно упрощено) достаточно непросто. У Кейта такая несуразица сплошь и рядом: он почему-то не чувствует технической «почвы» фантастического произведения, отрывая тактику и характер боя от возможностей боевых средств и прочей механики, в буквальном смысле опуская своих героев в Средневековье. Почти каждый, изобретённый ещё греческими стратегами, элементарный тактический ход (например, обход с фланга) преподносится автором словно гениальное озарение персонажа из книги. Ладно, критика сражений в фантастических романах сродни борьбы с ветряными мельницами — бесполезное занятие. Скорее всего, это следствие работы «на заказ», по шаблону, допускающему лишь ТАКОЙ мир с ТАКИМИ особенностями. Хотя доля вины автора здесь явно есть.

Ещё одной неприятной чертой автора является сосредоточенность на избранных героях, остальные лишь на краткие мгновения выскакивают из тени. История громко называется «Вторая Сага о Сером Легионе Смерти», отряд насчитывает несколько тысяч человек. В текстах же 90 % времени уделяется 5 главным персонажам, бледно прорисовываются ещё 5-7 человек и… всё. Остальных просто нет – они статисты. Таким образом, прочитав очередную книгу, постепенно понимаешь, что Карлайл – это «Легион», а «Легион» — это Карлайл. Получается рассказ о военных приключениях семьи и друзей командира наёмников, но не о самом отряде. Даже отношения Александра Карлайла с его девушкой или самого Грейсона с женой (казалось бы – какой замечательный случай разбавить боевик любовной линией) используются в действии там, где это необходимо для основного сюжета и практически не освещены. Несколько спасают положение детализированные и хорошо привязанные к идее произведения «крупные кадры» — эпизоды, раскрывающие черты характера и мотивы героев (главным образом, Грейсона Карлайла), в которых подробно описываются важнейшие моменты романов. Но в целом тексты выходят нудными, неритмичными, холодными. Атмосфера произведений тускловата. Исключением назову «Кровь героев» (правда, здесь У. Кейт был только соавтором или автором замысла), но этот роман имеет непродуманный сюжет и слишком «суперменский» тон, что оборачивается действием, зашедшим в тупик, и отсутствием развязки (по-хорошему книга осталась незавершённой). Таким образом, трилогия к литературным недостаткам имеет композиционный — «яму» в событиях между «Кровью героев» и «Тактикой долга». Вероятно, кто-то должен был написать книгу про освобождение Гленгарри «Горцами Нортвинда» (в хронологии цикла «BattleTech» и книгах есть упоминания об этом событии), но что-то разладилось и романа не получилось.

К плюсам, с моей точки зрения, можно отнести чередование (хоть и не сбалансированное) политики, боевых сцен, психологических зарисовок, детективных эпизодов и пафосной героики. Опять же, автор излишне перегружает тексты разговорами о политике или истории. Делает он это в своей многословной, скучной манере, изливая море воды, там, где достаточно горсти слов по существу вкупе с краткой обрисовкой международной ситуации. И больше запутывает начинающего читателя, чем просвещает: с ходу из пояснений Кейта совершенно нельзя разобраться почему Федеративное Содружество дошло до такой жизни (Карлайла дважды вызывают на суд работодателя в столицы разных государств), а понять политические тонкости (и, кстати, ошибки планирования) операции «Эскалибур», а так же её значение для Внутренней Сферы, не зная истории 3020-60 годов, вообще невозможно.

Стоит отметить слабость Кейта как писателя. Не умеет (или не хочет?) он вычленить побочные линии в сюжете; пишет монотонно, пресно; всегда от третьего лица. Если присмотреться, то даже в разных переводах заметно однотипное, шаблонное описание сцен и сражений. Персонаж обязательно «подавляет вспышку раздражения» или «находиться в полной растерянности»; снаряды обычно «с грохотом попадают в броню» или «прошивают подлесок» и т.п. В историях Кейта всегда стоит хорошая погода (если дело происходит на планете земного типа), почти всегда лето. Люди могут получать раны, но никогда не болеют, могут страдать депрессией из-за безысходного положения, упрямо двигаясь к цели, намеченной автором, но никогда не скажут: «Да ну оно всё к черту! Надоело!» и не отчебучат что-то своё, личное. Детективная составляющая всегда надуманная, незавершенная: мотивы власть имущих и шпионов не раскрыты или оказываются до смешного наивными, автор по ходу сюжета оставляет невыстрелившие ружья. Например, какие цели преследовал двойной агент Йошитоми, нанятый для внедрения в штаб Гарета на Гесперидах? Он ведь явно не для «Легиона» старался! Другой неприятный момент — Карлайл в любой ситуации практически сразу придумывает план спасения и приступает к его исполнению (обычно, не посвятив в подробности даже ближайших сподвижников), но автор ограничивает рассказ лишь описанием его действий и распоряжений, не раскрывая (иногда даже намёками) суть плана. В результате, читатель вынужден с полным непониманием наблюдать за чередой странных поступков персонажей (апогей этого безобразия отмечается в романе «Операция «Экскалибур»»). Чрезвычайно странный и плохой способ создать эффективную развязку, на мой взгляд. Стакпол, работающий в подобной же манере, делает это значительно лучше, без многих недостатков, свойственных Кейту.

Не понравилась сериальность книг. Кейт в конце почти каждого романа оставляет место для дальнейшего продолжения истории. Это ещё смотрится в начале цикла, но когда последний роман заканчивается открытым финалом… Ну победил опять «Легион» всех кого можно, врагов уже на горизонте не осталось, а намёк на дальнейшие интриги, которые продолжаются уже в пустоту, остается. Зачем тянуть резину?

Не понравились сами легионеры. Как персонажи фантастического боевика выглядят они вполне нормально. А как люди… Грейсон Карлайл, который вечно трындит насчёт необходимости сохранения знаний и технологических ресурсов человечества, подготавливает атаку на уникальную орбитальную энергостанцию, грозя её разрушением и превращает в развалины цеха завода по производству военной техники на Гесперидах. Александр Карлайл, «отличный» солдат и командир, не уверенный в себе настолько, что не может устроить даже личную жизнь. Прочие бойцы высококультурного «Легиона», не гнушающиеся вести огонь прямо по рубке горящего боевого робота противника, стараясь наверняка убить пилота. Я понимаю, что они солдаты, а война – дело такое: ты или тебя, но те же «Горцы» из романов Пардоу или «дикие» кланеры Торстона и Стакпола, точно так же рискуя собственной жизнью, ведут себя вполне по-рыцарски, предлагая противнику сдаться.

И всё же, при массе недостатков, положительные стороны у трилогии есть. Она вносит свой неповторимый вклад в описание Вселенной «BattleTech», рассказывает о похождениях удачливого, умного и харизматичного командира наёмников и его людей, подсвечивает (пусть даже бледно) политические игры и конфронтации в агонизирующем Федеративном Содружестве, несёт определённый заряд оптимизма и романтики. Если снизить планку требовательности и закрыть глаза на некоторые несуразицы, то можно с определённой долей восхищения внимать рассказу об изворотливости и стойкости командира «Серого Легиона Смерти» и его людей.

Итог: трилогия представляет собой своеобразную замедленную и укрупнённую хронику жизни отряда наёмников Будущего (точнее небольшого её куска) с изрядной примесью боевика и политической интриги. Хорошо продемонстрированного и любопытно изложенного философского подтекста или глубокого нравственного смысла романы не несут. Ярко выраженного окончания нет. Читается всё это легко, но требует хорошего знания фантастического мира. Написано неровно, местами скучно, части не всегда удачно стыкуются между собой. История имеет, как мне кажется, несомненные претензии к логике событий. Благодаря многоступенчатости действия и остроте пиковых моментов может прилично увлечь читателя. Общий замысел романов (о небольшом военном отряде, интересы и действия которого оказывают решающее влияние на исход крупных военно-политических событий) не нов, но вполне удовлетворительно обыгран для Вселенной боевых роботов.

Оценка: 6
–  [  4  ]  +

Клиффорд Саймак «Утраченная вечность»

Ny, 2 марта 2011 г. 10:50

Весьма странный рассказ. Хотя у Саймака время от времени отдельные произведения вызывают подобное недоверие.

Вот, ну не могу я поверить с первых страниц,

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
что член правительства, за 500 лет съевший на политике не одну собаку, начал решать основную свою трудность в последний момент. Т.е. человек 500 лет председательствовавший в кометете по вопросам продления жизни не только не подготовил для себя «блата» в этой области, но и даже не знал как к этому делу подступиться. Более того, чиновник такой высокой должности почему-то вдруг оказался не в курсе демографических, политических и научных тенденций общества (даже не новостей, а тенденций!). Леонард совершенно не ориентируется в происходящих вокруг него событиях, он словно изолирован от общества. У него даже нет нормального секретаря для планирования работы. Как можно занимать подобный пост, не имея общих представлений о приоритетах в исследованиях космоса, о достижениях геронтологии, о социальных настроениях; без связей в организациях, осуществляющих омоложение, и комиссиях по контролю; не владея новостями и слухами с политической кухни?
Полная ерунда!

В конце концов многие проблемы с продлением жизни по частным заявкам могла бы решить коммерческая фирма (легальная, полулегальная или экстерриториальная), делающая это за деньги клиента. Автор оставил в логическом полотне истории слишком крупные дыры.

Изложенные в тексте события и факты настолько нереальны, что полностью ломают всё впечатление от рассказа, делая его насквозь искусственным.

Оценка: 4
–  [  3  ]  +

Евгений Сыч «Инкский» цикл»

Ny, 18 февраля 2011 г. 05:40

Социальная проза Сыча всё же не понравилась. Возможно мне сложно понять и оценить — как-никак я, по большему счёту, пропустил ту эпоху.

Цикл представляет собой попытку проанализировать советское наследие (от быта до этики) и сделать своеобразную ревизию ценностей, прикинуть, что можно унести с собой дальше.

Тем не менее, как мне показалось, автор в текстах цикла прямо-таки кидается в крайности. Казуистичность повестей мешает их воспринимать: простые вещи даны сложными, сложные — упрощены. Тяга к странным аналогиям и гипертрофированному символизму нередко почти разлучает отражаемую сущность или явление с его смыслом. Повести значительно разнятся и стилистически (даже внутри себя) — то читаешь притчу, то подобие воспоминаний, то проповедь, то исповедь, то рифмованный текст. Юмор у Сыча очень своеобразный и, на мой вкус, не всегда уместный. Очень тяжёлое чтение.

Темы взяты вполне обыденные для 80-ых, ракурс раскрытия даже не оригинален. Примерно то же можно увидеть в соответствующих времени произведениях Л. Кудрявцева, О. Корабельникова, плодовитого К. Булычева. И получить при этом гораздо большую отдачу.

Кроме того, прочитанное как-то плохо укладывается в голове, забывается. Повести больше удивляют необычными формами, приемами, чем сутью или выводами, что в итоге делает их малоинтересными.

Оценка: 5
–  [  2  ]  +

Евгений Сыч «После начала»

Ny, 3 февраля 2011 г. 05:49

Ну и номер!

Это же «Чайка по имени Джонатан Ливингстон» советской действительности! Ох, автор, ох, язва — как подколол...

Теперь даже не знаю что делать: то ли Баху снизить оценку за многословность, то ли Сычу повысить за конкретику и терпкий юмор.

Оценка: 8
–  [  6  ]  +

Евгений Сыч «Микроб Вася»

Ny, 28 января 2011 г. 07:05

Сплав сказки, бытового ужастика и горчайшей жизненной драмы с добавлением микробиологической составляющей под завязку набит даже не иронией — сарказмом. Вася так низко пал, так отдалился от человеческого мира, что стал почти «святым» — редкий азиатский аскет может похвастать столь суровым образом жизни и не менее тяжёлым, но благостным обетом (ежедневным употреблением спирта). Человек за пределами добра и зла — своеобразное «вознесение» и «лучшая жизнь» вполне закономерны для него. Автор столь искусно передаёт атмосферу происходящего, настроение героя и все его душевные метания, что сквозь первоначальный смех с ужасом замечается сегодняшнее общество в лице Васи. Это не Стивен Кинг со своими детскими страшилками. Это наше, родное: читайте, завидуйте, я — гражданин Советского Союза.

А рассказ — всего 3 страницы.

Беру Сыча на заметку. Обязательно буду читать. Так надо.

Оценка: 9
–  [  21  ]  +

Иван Ефремов «Таис Афинская»

Ny, 21 января 2011 г. 06:44

Эта книга оказалась для меня едва ли не самым сложным для восприятия художественным текстом. Сразу хочется предостеречь тех, кто еще за роман не брался и широтой познаний блеснуть не может. Уверения автора, содержащиеся в предисловии, что книга, мол, только по началу трудна из-за обилия незнакомых деталей, — наивное заявление, а куцая справка (опять же авторская) для читателя и пояснения в тексте положения не спасают. Для полноценного понимания и интерпретации книги, на мой взгляд, необходима отдельная подготовка. «Таис» потребует знания не только истории греко-персидских войн и похода Александра Великого, но и знания истории всего древнего Средиземноморья (не путать со Средиземьем и Земноморьем! — эти знания не пригодятся :smile:). Обязательно следует уделить внимание общественному устройству и образу жизни хотя бы греческих полисов, сделав упор на традиции и обряды. Общие представления о зарождении и развитии религиозных культов, мифах и космогонии древности, философских учениях, организации армий, государственных законах, экономике и иерархии, символике, торговых связях будут совсем не лишними. Обязательно надо разбираться в физической и политической географии IV века до нашей эры. Наконец, неплохо иметь под рукой энциклопедический словарь, чтобы не ломать голову над очередным названием какого-нибудь анахронизма. Можно, конечно, и плюнуть на все это дело, но тогда свободно ориентироваться в происходящих событиях и делать какие-либо выводы о прочитанном сможет, вероятно, лишь профессиональный историк или подлинный эрудит. Мне, например, пришлось практически перечитывать книгу заново, обложившись справочниками.

Однако, хватит предупреждать. Перед непосредственно впечатлениями, хотелось бы сделать несколько замечаний о подходе автора к написанию книги. Прежде всего, меня озадачила пометка «исторический роман». Ефремов сделал столько умозрительных дополнений к истории (даже не в смысле достоверности событий или фактов, а, просто, фантазируя жизнь главной героини), что роман, пожалуй, можно назвать «псевдоисторическим». Действительных исторических (известных по письменным источникам) событий в романе слишком немного, значительная часть — мысленная реконструкция.

«Таис Афинская» оказалась довольно необычной книгой – философским произведением с углублением в истоки культуры человечества, причем краеугольным камнем стала… эротика. Зачин любопытнейший (тем более для советского времени), если бы не двойственность подачи событий и самой идеи. С исторической точки зрения возникают сложности, когда реальные или выдуманные личности начинают тезисно излагать основы современной космогонии или делать точные прогнозы будущего. Не смотрится это, на мой взгляд. Такая подача (устами персонажей) рассуждений автора не всегда согласуется с обстановкой и атмосферой романа. С другой стороны, увязка хода событий в философскую канву в книге опять же с недостатком – автора здорово ограничивает действие, за которым надо поспевать, и явно не хватает объема произведения. Отсюда, как мне показалось, недораскрытость отдельных вопросов и невнимание к достоверности обобщений.

Например, критика института рабства выглядит чужеродной, ведь рабы в то время являлись основой могущества практически любого государства, а этика, законодательство и религиозные нормы находились в соответствии с таким положением. Всерьез с идеологических позиций рабство могли осуждать разве что редкие «утописты» античности. Или взять, к примеру, авторское представление о «слабости» в военном и культурном отношении народов, в религии которых присутствует табу на эротику, женщина ограничена в правах и не почитается как символ красоты. Почему-то с ходу вспоминаются достаточно патриархальные по нраву и религии викинги, арабы, монголы, гунны, чьим завоеваниям мог бы позавидовать сам Александр, а культурные достижения весьма ощутимы. Словом, мне показалось, что Ефремов не слишком удачно и ровно расставил акценты на причины отдельных исторических процессов и сделал недостаточно точные заключения о роли некоторых явлений в древнем и современном обществе. Кроме того, постоянное чередование (несмотря на замечательное исполнение) философской аналитики, исторических фактов, нравоучений с художественным действием не всегда проходило гладко. Например, автор по какой-то причине «забыл» завершить историю покорения Персии, оборвав её на Персепольком пожаре, переключился далее на личную жизнь Таис и войну со скифами. Гибель Дария осталась за рамками повествования, хотя это был немаловажный эпизод в создании империи Александра Македонского.

И, наконец, можно заметить уж очень поверхностное местами изображение жизни человеческого общества. Стоило ли делать главным персонажем именно эту женщину? Если стоило, то почему вместо сравнения социального статуса, культурного уровня и образа жизни свободной гетеры с аспектами жизни женщин других классов общества, автор сразу погнал Таис по пирушкам, полям битв, мистериям, дворцам правителей? В тексте можно встретить, главным образом, только упоминание о наличии разницы в социальном статусе между жрицей любви и гражданкой Афин. Конкретных фактов нет, а истории рабынь Таис ничего нового не добавляют. Мне кажется, что если бы автор по мере повествования, для контраста сравнил Таис с женщинами Эллады, Египта, Аравии и Двуречья, то роман получился бы менее сухим. Кроме того, это позволило бы избежать восприятия непростого образа служительницы Афродиты через призму современных представлений об «элитной» куртизанке. Да и не так-то уж гетеры были свободны, как пытается представить автор: в летописях встречаются упоминания о покупке услуг гетер одним лицом для другого, о дарении «нанятых» гетер и т.п. Другому ключевому персонажу — Александру Македонскому — уделено достаточно мало внимания, не рассмотрен период восхождения молодого царя к власти над Элладой, нет анализа македонской экспансии в Грецию и экспансии искусственного Панэллинистического союза на Восток. Александр представлен в первую очередь как талантливый полководец и практичный романтик, но о дипломатическом гении и почти дьявольском политическом коварстве этого человека автор умолчал. Нет замечаний и о роли Филиппа во всей истории Македонских завоеваний. Таким образом, личность Александра, как и общая подача событий с ним связанных, получилась несколько однобокой. Птолемея постигла иная судьба — автор его «потерял» и персонаж, так основательно раскрученный в первой части романа, практически исчез в дальнейшем из поля зрения читателя.

Теперь непосредственно ощущения от персонажей и событий.

Ефремов без сомнения прав, пытаясь ретроспективно продемонстрировать нам косность современных сложившихся традиций, касающихся культуры тела. Физическое совершенство и красота не должны затмеваться нелепыми табу, появившихся из-за каприза истории. Возможно требуется пересмотр эстетических и моральных аспектов отношения между членами общества. Однако для этого понадобится перестройка социального сознания, привыкшего в массе воспринимать наготу грубо и однозначно. Автор, по ходу повествования, постепенно формирует у читателя новое представление о эротике, как искусстве, одновременно (правда, на мой взгляд, неуверенно и невнятно) предостерегая от уклонения в порнографию. Эротика (способность ощущать гармонию тела, и, прежде всего, в любви) должна служить созидающим и возвышающим началом в человеке. В то время как стремление к порнографии (откровенной и однозначной демонстрации половых отношений) раскрывает в человеке примитивные черты, низводя красоту до роли посредницы в сексе. Роман Ефремова указывает путь к некой «золотой середине», возвышению культурного сознания, способного противостоять ханжеству и прямой грубости, почти безраздельно властвующих в нашем обществе.

Тем не менее, некоторые способы и методы подобного указания опять же не показались мне достойными подражания. Сознание античного человека, каким его передаёт автор в романе, нравственно лишь в зачаточной степени, и поэтому, в первую очередь, органичнее воспринимает эротику и поддаётся порывам тех или иных поступков. Идеализированные люди древности, как видно из текста, почти не знают глубокой духовной любви, верности в интимных отношениях и в жизненных ситуациях, терпимости между личностями и народами, сострадания (не жалости, а именно сострадания) и прощения. Эти духовные свойства станут культурным достоянием позже и возникнут в лоне тех цивилизаций, которые автор обозначил «замкнутыми в кольцо», противопоставив их «открытым», спирально развивающимся культурам. Современный человек во многом сформирован нравственными достижениями и промахами «кольцевых» культур, как ни странно. Критиковать его легко, а найти способ преображения (не возвращения к античным нормам, но способ обогащения и переосмысления) социального сознания куда сложнее.

Что касается самой Таис, то её жизнь, несмотря на женственность, ум и готовность служить прекрасному, не показалась мне верной. Гетера не сделала для родного полиса и народа практически ничего значимого. Искренне полюбить Птолемея (как впрочем и любого другого своего поклонника) Таис не смогла, стать хорошей матерью у неё не получилось (детей воспитали другие люди). Таис ни дня не работала физически (не опошлять! :smile:) для своего материального благополучия, получая деньги в дар. Не смогла она проявить себя и как царствующая особа – в жизни подданных не наступило каких-либо перемен (не считать же за достижение организацию спасательных команд на Ниле, отбивающих у крокодилов глупый скот и не менее глупых пастушков). Красота, искусство и знания этой женщины, выразившиеся в её влиянии, требовались (если, конечно, опять не опошлять :smile:) и были доступны только верхушке знати – для рядового обитателя Ойкумены её всё равно что не существовало. Географические данные, сбором которых царица занималась со скуки, остались невостребованными. Сожжение столичного города персов также, несмотря на классическую трактовку событий (а почему бы вместо возвышенной мести не предположить дикий каприз фаворитки завоевателя? – остальные участники пожога были сильно пьяны), вряд ли можно считать заслугой. Персеполис прежде всего был архитектурным памятником, принадлежащим всему человечеству. Какое бы он символическое значение не имел, для кого бы не строился, город всё равно мог бы послужить для будущих поколений уроком и предостережением. Странно, что Таис, при всей её просвещенности, этого не осознавала. Вдвойне странно после трогательного посещения руин на Крите. Служение Таис людям в качестве жительницы утопического идеального полиса (куда гетера удалилась на старости лет), вообще не имеет описания и, как мне кажется, любого смысла. Так что же осталось от прекрасной и умной афинянки, кроме нескольких недолговечных статуй и воспоминаний летописцев? Сомнительный символ женской свободы?

Всё, пора заканчивать – отзыв уже превращается в сочинение графомана. Роман понравился в первую очередь интересной реконструкцией истории, подробным перечислением деталей и фактов, во многом достоверными и живыми персонажами. Общее направление авторского замысла и многие-многие размышлизмы-нравоучения особого одобрения не получили.

Оценка: 8
–  [  2  ]  +

Дмитрий Быков «"Он жил у железной дороги..."»

Ny, 19 января 2011 г. 13:22

При всём моём уважении к поэзии и поэтам, я не думал, что найдётся кто-то из этой братии, кто сможет в стихотворной форме так точно и подробно передать ощущение ночного вокзала и поезда, тихо, словно наощуп, проходящего полутёмную станцию по дальним путям.

Даже не так. Я не думал, что подобные стихи смогут так хорошо передать мои впечатления.

Понравилось с первого раза. С удовольствием слушаю эту вещь в песенном варианте. Не надоедает.

Оценка: 9
–  [  4  ]  +

Павел Шумил «Кошкин дом»

Ny, 12 января 2011 г. 12:30

Рассказ оказался для меня весьма примечательным.

Довольно стройный и логичный сюжет, удовлетворительные объяснения и подходящая обстановка.

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
Хотя я позабавился, читая, как автор, руками героя, приспособил технологию электромагнитной разведки недр для снятия карты электроактивности головного мозга. Ну хорошо, ещё возможно, наверное, откалибровать приборы, датчики, переписать программы и т.п. для совершенно иной задачи, но понять, что же получившаяся картинка изображает и целенаправленно повлиять на деятельность мозга, с помощью «метода тыка», едва ли реально. Опять же, как можно согласовать и адаптировать поступление информации для «прокачки» мозга из компьютера в нервные клетки? Компьютер-то не имеет никакого представления о работе мозга. Ладно, автор ссылается на большой опыт героя и появление «нейроиндукторов», способных соединять мозг с компьютером – примем это как фантастическое допущение.

Второй забавный момент – объяснение высокой техники чтения кошки меньшим размером её мозга, а, следовательно, меньшей длиной нервных волокон, которую должен преодолеть импульс. Скорость прохождения по нервным волокнам, насколько я помню физиологию, достаточно велика (покопался в справочнике — 100м/сек, у человека и близких к нему по физиологии животных – более-менее равна). Т.е. расстояние от глаза до участка мозга, отвечающего за зрение (в затылочной части, как мы помним), будь оно, скажем, 15 см у человека и 5 см у кошки, не способно существенно повлиять, при такой скорости прохождения импульса, на технику чтения. Следовательно, кошка могла читать быстрее, скорее всего, по иной причине (например, из-за способа обработки мозгом зрительной информации или совершенно иной интерпретации сигналов, вызываемых буквами).

Наконец, непонятно, почему кошка съедает таблетку «Контрасекса» перед тем, как отправиться на «любовную» встречу с котами. Подобные препараты для животных убирают тягу к противоположному полу, прекращая синтез половых гормонов. Но кошка в рассказе хочет как раз противоположного! Во-первых, «контрасекс» создаёт сильный физиологический стресс для самого животного (вряд ли бы кошка, даже разумная, стала так издеваться над собой). Во-вторых, не гарантирует 100% контрацептивного эффекта при однократном приёме. Какую роль тогда играла злосчастная таблетка? Я не понял.

Тема взята непростая – настоящая этическая головоломка. Правда, копья над этой проблемой ломали ещё с середины XX века. «Мы не можем признать наличие разума у животных — иначе мы не сможем их убивать» — сказал кто-то из французских мыслителей. Ничего нового для философии в данном рассказе мы не найдём, но за выбор персонажей, постановку вопроса, поучительное предупреждение и конкретизацию событий, произведение оценивается весьма высоко.

Для меня же, «Кошкин дом» стал ещё и ключевым звеном, эдаким триггером. Первый раз, когда автор упомянул корову, я списал на случайное совпадение, но корова никуда в дальнейшем не делась – исправно использовалась в качестве примера этического тупика до конца истории. А ведь есть фантастический рассказ с точно таким сюжетом, как и предрекает Шумил, — «Машка» М. Михеева! Несмотря на то, что произведение Михеева более узко и сосредоточено только на одном аспекте проблемы, а текст Шумила актуальнее, полнее в постановке вопроса и вообще выстраивает довольно конкретный вектор сюжета, рассказы четко соединяются друг с другом. Герой Шумила даже опасается, что кто-то сделает подобное открытие, а оно – вот. Уже сделано гораздо раньше и оценено во плоти, так сказать, со всеми вытекающими.

И это ещё не всё. Пару дней подумал и пристыковал к рассказам роман Д. Летема «Пистолет с музыкой». Из отзывов видно, что и Летем не первопроходец этой темы на западе – роман базируется на творчестве других писателей. Ну, тут извините – не читал. Значит — для меня будет Летем.

«Пистолет с музыкой» реализовал всё, что вызывало опасения в «Кошкином доме»: животные получают разум, общество получает граждан второго сорта, «прокачка» мозга становится обычным делом – в некоторых детей с рождения закладывается потенциал «гения», поступки человека быстро отражаются на его социальном статусе – «карме». Мир такого будущего оказался знаком, достаточно реален и не так-то невероятен. Акцент в романе, конечно, сделан уже на другие вещи, но ситуация (за исключением нескольких деталей), только намеченная отечественными авторами, является прямым продолжением их рассказов и частичным ответом на основной заданный вопрос.

Все три произведения, как мне показалось, прямо-таки мистически точно переходят одно в другое – хоть в цикл ставь.

Вот такая вот необычная ситуация сложилась.

Рад, что прочитал «Кошкин дом». Теперь будет возможность переосмыслить уже обдуманное и заново оценить свои впечатления.

Оценка: 8
–  [  4  ]  +

Питер Райс «Далекая страна»

Ny, 11 января 2011 г. 12:28

Одна из наиболее убогих, на мой взгляд, книг цикла.

Трудно, конечно, по переводу оценить литературный уровень автора, но кое-что бросается в глаза. Прежде всего, как мне показалось, на первое место выходит крайне неровный сюжет и некая «рассеянность» романа. За основу была взята классическая история с робинзонадой в мире дикарей, но интригующее начало завершилось оптимистическим «ничем».

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
Куда и почему герои рванули на древнем, не способном даже выйти за пределы солнечной системы, корабле, осталось для меня загадкой.
Вероятно, они после всех пережитых мытарств просто сошли с ума.

Сюжет романа в общих чертах напоминает сценарий компьютерной игры «Gothic»: к какому лагерю присоединиться? (Ещё не играли? Тогда бросайте эту книгу и скорее садитесь за игру — будет гораздо интереснее :smile:)

Если в первых главах ещё любопытно гадать как же сложатся отношения между солдатами разных отрядов, между туземцами и людьми и как разделят власть Такуда и Вост, то в дальнейшем, после открытого конфликта, эти многообещающие моменты превращаются в скучнейшее перечисление тех или иных действий главных персонажей. Автор слишком быстро, рано и предсказуемо наметил направление событий. Кроме того, значительная часть персонажей работает «вхолостую». Они появляются чтобы сказать или совершить что-то в 1-2 эпизодах, после чего бесследно исчезают, либо постоянно пассивно присутствуют в качестве фона. Зачем было тогда давать им характеристики, имена, снабжать описанием?

И, конечно, как мне лично показалось, в романе почти напрочь отсутствует тот специфический шарм, атмосфера «BattleTech». Может и стоило провести эксперимент — показать солдат XXXI века в почти средневековых условиях, без обычной поддержки их футуристических технологий. Автор даже сделал удачные шаги в этом направлении: привёл мысли «робинзонов» о устройстве будущего общества, показал исчерпаемость боекомплекта и топлива у механизмов, продемонстрировал деградацию моральных установок некоторых персонажей. Но довести до ума этот момент не получилось, сюжет с середины перескочил на знакомые рельсы «избранные спасутся и вернутся к прежней жизни». Нет, спасибо, я уж лучше про войну и хитрости политики почитаю, чем про такие «приключения».

Небольшим плюсом для меня стала внимательность автора к техническим деталям. Он старается объяснить почему в одних случаях пользовались таким оружием, а в других — таким; рассказать кто и чем был занят по ходу истории, кто что умел и как действовал в определённых ситуациях; обращает внимание на проходимость почвы или грунта, что довольно редко делается другими авторами. Плюсом можно считать и довольно подробные психологические портреты основных действующих лиц, некоторые объяснения ключевых поступков.

В целом же роман произвёл негативное впечатление. Скучно, долго (для такой небольшой по времени истории), излишне просто, не в тему, дурацкая концовка. Плохих «попаданцев» как всегда обуревает непонятная жажда наживы и власти, «хорошая» оппозиция до вульгарности благородна и самоотвержена, местные поселенцы привычно демонстрируют тупость и консерватизм, аборигены получились какими-то кукольными, безвольными. Сыграть на подобной сцене нечто оригинальное или хотя бы необычное Питеру Райсу не удалось.

Оценка: 2
–  [  3  ]  +

Келли Линк «Хортлак»

Ny, 6 января 2011 г. 12:28

Прочёл не без удовольствия.

Чем-то смахивает на ранние рассказы Кудрявцева. Хорошо сработана атмосфера абсурда, вписанного в действительность.

Автор, раз за разом, заполняя страницы действием, бьёт с немой яростью, красноречиво выражающей всё, по гладкой поверхности зеркала, в котором отражается наша жизнь. Осколки взлетают и сыплются вниз, падая и боком и изнанкой, постепенно складываясь в мозаику иной картины.

Оценка: 7
–  [  4  ]  +

Брайан Ходж «Сунь Цзы с благодарностью»

Ny, 6 января 2011 г. 11:27

Это только американские корреспонденты в воображении автора, приехав в горячую точку — в самое пекло — могут снять номер в отеле, провести ночь с любовницей, поучаствовать в допросе пленного (который обязательно окажется безумным маньяком). Ну что за ерунда и инерция мышления! Что за идеологические шоры! Они бы ещё аккредитацию у боевиков попросили...

Добавлено в 2016: сейчас американцы, похоже, так и делают. Это я по наивности раньше полагал, что «злые боевики» убивают всех — нет, сейчас так уже не принято. Сейчас действительно хорошим тоном считается отправить приглашение на казнь иностранным журналистам. И те едут — работа такая. Одни убивают, другие снимают — бизнес идёт, все трудоустроены. Убийцы при деле, медиа получает кадры из первых рук.

Как же до «них» за океаном долго доходит (или быстро забывается), что в военном кошмаре виноват не бог и не Сун Цу, а человеческое неравенство, что их же государство провоцирует добрую половину войн на Земле. Да, война может появиться и накатить в любой момент, может разом сломать привычный образ жизни, убить тебя, наконец. Но зачем так трястись над этим? К Войне нужно быть готовым (как и к Миру) — и если уж приходится воевать, то искусство войны состоит в быстрейшей победе с минимумом разрушений, жертв для всех сторон, а не в эстетике смерти.

Самые потрясающие снимки никогда не получаются потому что нужно отбросить фотокамеру и начать что-то делать, а не стоять и наблюдать. Иначе жизнь так и разменивается — снимками. Герой рассказа (при его-то профессии!) дошёл до этой мысли только под старость и после потери близкого человека. Автор, конечно, всё это бодро обсасывает, пытаясь построить текст как рассказ-хоррор. Совсем обалдел что ли?

В очередной раз удивляюсь американской косности. Или это не косность, а «нормальное» цивилизованное зверство наших современников?

Оценка: 3
–  [  3  ]  +

Лэрд Баррон «Старая Виргиния»

Ny, 29 декабря 2010 г. 07:01

Вот уж не думал встретить такой анахронизм!

Кажется, мода на мистические рассказы о «детях дьявола» прошла ещё 50 лет назад. Исполнено в лучших традициях жанра (у нас так Головачёв пишет): ЦРУ, эксперименты по разработке психотропного оружия, «проклятые комми» терроризируют Америку, «зло из азиатских джунглей» вырывается на свободу, пожирая бедных американцев... всё в кучу. Стандартный, на мой взгляд, иррациональный ужастик без примечательного замысла и смысла — «гроб на колёсиках». Не люблю такие вещи.

Хотя... Галина написала на подобной же основе вполне современный «Дагор» и получилось неплохо. Но «Дагор» удачно выстроен, имеет целостный фундамент «тропического» мифа, пронизан чёткой идеей, мистика в нём не вступает в противоборство с атмосферой и обстановкой. Здесь, как мне кажется, этого нет. Горка кое-как увязанных страшилок, а в конце «все умерли», став обедом для «чёрта». Какая «жуть» и «редкая» оригинальность!

Жаль, что линия с вмешательством КГБ не получила продолжения. Вот если бы старушка-ведьма, сбросив личину немощной развалины, оказалась советским разведчиком с паранормальными способностями! Ментальными атаками и верной финкой (с дарственной надписью: «Марии — от главковерха, 1915») она незаметно приканчивает врачей-убийц и охрану. А затем, напевая вполголоса «Ты только нам скажи — и их не будет...» или «Как на службу меня Мать провожала...», диверсантка сходится в смертельном поединке со своим антиподом — престарелым капитаном американской разведки, слабой, но твёрдой рукой, достающим из сапога «боуи». Это бы да, был бы финт!

А так — набившая оскомину нуднятина, головачёвщина-лавкрафтщина.

Оценка: 2
–  [  0  ]  +

Стив Резник Тем «Кость»

Ny, 29 декабря 2010 г. 06:26

Это называется «остались от козлика рожки да ножки».

Понять смысл рифмованных строк можно, а оценить поэтичность, красоту, суть — нет. Не «вытянул» переводчик стихов.

Оценка: нет
–  [  3  ]  +

Джордж Сондерс «Красная ленточка»

Ny, 28 декабря 2010 г. 06:04

В первый момент подумал, что рассказ жестоко изувечен переводчиком. Совершенно нечитаемые предложения, чёткого хода событий нет — он почти превращается в «поток сознания», постоянные повторы, какой-то жуткий замес невнятицы.

Если бы не видел своими глазами перевод других рассказов в исполнении Мусиной, то повесил бы всех собак на неё. Но, похоже, основная заслуга тут принадлежит автору.

Подход к изложению довольно прост, ничего интересного, а вот замысел очень понравился: люди так дружно, согласованно и, на первый взгляд, логично направили усилия против беды, что не заметили настоящего её прихода. Болезнь, с которой они боролись, уже поразила их и попытка оградить общество от опасности стала бешеной охотой на ведьм. Исключительно удачная гипербола.

Если бы не полубессвязный текст, рассказ действительно оказался бы красивым.

Оценка: 5
–  [  1  ]  +

Галина Толмачева-Федоренко «Космическая робинзонада»

Ny, 24 декабря 2010 г. 10:43

Долго колебался, кое-что не понравилось, но я всё же считаю, что рассказ вышел приличным.

Один из немногих в сборнике «Право на пиво», которые обратили на себя моё внимание. Сюжетно, этот рассказ представляет собой почти классическую смесь забавных парадоксов, определений, событий и прочих невероятностей, которую так любил писать Шекли. Оформленный в виде дневника, текст кажется насквозь юмористическим (меня, по крайней мере, сильно позабавили день рожденья хомяка, физиология линкакуса и назначение груза), но иногда в шутливых словах автора что-то промелькнёт, тон лишь на миг станет серьёзным... и понимаешь, что рассказ не так прост как кажется.

Оценка: 7
–  [  6  ]  +

Кидж Джонсон «Устье Пчелиной Реки»

Ny, 24 декабря 2010 г. 08:06

Рассказ категорически не понравился. Довольно много претензий вызвала как работа автора, так и работа переводчика.

Начнём с переводчика. Чтение текста ощущается (мной, по крайней мере) как прожёвывение мороженного вместе с картонным стаканчиком. Холодные глухие фразы; логические куски, которые не знаешь куда приткнуть; неумение адекватно интерпретировать обычные понятия.

Например, читаешь «…деревянная церковь, сквозь щели в стенах которой пробивался дневной свет». Героиня наблюдает церковь днём, снаружи с некоторого расстояния. Кажется, что солнце находится внутри церкви, а в мире царит мрак.

Среди списка довольно компактных вещей, хранящихся в сумке, вдруг обнаруживается «лопата». Под этим словом я понимаю совковую или штыковую лопату, достающую в стоячем положении до грудной клетки взрослого человека. Очевидно, переводчик не знакома со словом «лопатка», которым можно обозначить лопату относительно небольшого размера.

Читаешь «…жадно лакая [собака], поглощает почти целый галлон [4,5 литра] воды» и непонятно за какой промежуток это происходит – за раз или за сутки?

Дороги «…посыпанные гравием…» соседствуют с «грунтовыми дорогами». Переводчик, очевидно, не в курсе, что существуют гравийные дороги, покрытие которых сложено из толстого слоя песочно-гравийной смеси для улучшения проходимости в сырую погоду. Тонкий слой гравия на грунтовке (не говоря про асфальт) ничего не даст. Посыпать всю дорогу гравием можно только зимой в гололёд или летом, в качестве тонкой издёвки над водителями (а-ля ремонт). Работа на «3 с минусом». Такому переводчику смело можно доверить для перевода только таблицы Брадиса.

К автору претензий ещё больше. Удивил сам стиль рассказа. Читателя просто ставят перед дикими фактами, не пытаясь ничего объяснять. Плюс почти полное отсутствие какой-либо оценки ситуации со стороны героини. Я бы понял и принял всё это, если бы был сделан акцент на абсурдности происходящего. Но автор ограничилась коротким: «Это Монтана», словно в данном штате Америки ежедневно происходят чудеса и все уже к ним привыкли. Понятно, что идея истории требует самооценки читателя, но вкупе с упрощённым и оторванным от действительности повествованием, всё это смахивает то ли на недостаток писательского мастерства, то ли на специально выбранный и неоправданный «примитивизм» стиля, что одинаково плохо выглядит для меня.

Далее, у автора по-моему проблема с восприятием цветов: медовым в рассказе успело побывать почти всё – солнечный свет, грозовые тучи, цвет земли и кожа королевы пчёл. Видимо слово «honey», в контексте сюжета близкое к пчёлам, автору и без того очень нравиться. Также странно выглядит сама королева: героиня воспринимает её двояко – как человека и как пчелу. Тело удивительного существа на глазах перетекает из одной формы в другую. Но, дама, давайте определимся какого цвета у неё всё же руки: медового (как было сказано в самом начале), чёрного (пчела) или белого (человек)? Не слишком ли много вариантов для двух образов?

Содержание произведения восторга тоже не вызвало. Что же это за гуманизм такой, когда близкое существо, пусть даже это собака, годами заставляют страдать от боли, кормя таблетками? Нужна ли такая привязанность, если она оборачивается страданием того, кого любишь? И, заметьте, что героиня готова убить собаку, если той станет совсем плохо. Значит, зверь остаётся живым только из-за потребности хозяйки в нём. Ну и цинизм!

Я вообще поражён сутью «западной» культуры, которая как-то неожиданно открылась в этом рассказе. Люди обязательно улыбаются друг другу, вне зависимости от симпатий и антипатий – воспитание требует. Посторонние легко раздают пустые похвалы (в тексте часто без причины хвалят собаку), не имея на то основания – культура требует. Текст в личностном плане (контакт автора и читателя), на мой взгляд, слишком «открыт» и выражает множество интимных вещей. Интересно, а автор не задумалась, что читатель может обладать иной эстетикой и культурными ценностями? Что если мне претит описание подробностей актов мочеиспускания или глубоко чужды мотивы героя? Можно быть и скромнее.

Далее, тётенька несколько суток едет по глухим местам, время от времени проезжая маленькие городки: не моется, питается бутербродами, какой-то сухой смесью, пьёт воду из бутылок, но на бензин у неё денег хватает. Ну почему же нельзя остановиться в гостинице (по ночам она всё равно спит в машине), нормально перекусить, помыться? На худой конец, можно быстренько купить в магазине колбаски, зелени, картошки и т.п., вечером у костра сварганить из этого супчик; спать в спальном мешке; набрать воды из реки, натянуть одеяло между деревьями и помыться (у неё есть водоочистительные таблетки – воду можно будет даже пить). Как это препятствует её движению к цели? Взрослый человек в отрыве от «благ цивилизации» не может о себе позаботиться. Она так беспомощна в одиночестве, что просто не может без кого-то рядом, кто бы разделил эту беспомощность. Традиция, которая требует изливать свои чувства и потребности наружу, требовать их удовлетворения извне, вместо самостоятельных усилий по решению создавшихся проблем или переживания радости. Ответ, неизменно приходящий со стороны такого общества, всегда должен быть положительным и полон терпимости. Люди-динозавры. Те жили за счёт щедрости природы, а эти живут – за счёт щедрости «гуманного» общества. Не станет толерантной, тепличной опеки и они вымрут. Прав был Хайнлайн в «Звёздном десанте» — человек должен заслужить право быть гражданином, а не родиться им. Человек должен делать сам себя, зависеть сам от себя, а не висеть пустым грузом на чужих плечах.

Как же люди, оказывается, могут бояться самих себя!

Рассказ полностью чужд и неприятен для меня.

Оценка: 2
–  [  2  ]  +

Юрий Томин «Так устроен компас»

Ny, 13 декабря 2010 г. 07:15

Юрий Томин — вкрадчивый и созерцательный рассказчик. Для детской литературы, я бы сказал, — мастер. Рассказ посильнее будет, чем «Честное слово» и «Васюткино озеро».

Перед такими миниатюрами — простыми и почти трагикомическими — меркнут толстовские нравоучения, гайдаровские идейные были и астафьевские укоры-жалобы. Мальчик, сам того не зная, совершил подвиг. Тот житейский подвиг, которые не видят, про которые быстро забывают:

«У меня был компас... И стрелка показывала всё время прямо. Я же не виноват, что он так устроен...»

Да, парень, у тебя есть в жизни компас, и ты, конечно, не виноват, что не можешь свернуть.

Оценка: 10
–  [  3  ]  +

Виктор Пелевин «Зомбификация. Опыт сравнительной антропологии»

Ny, 2 ноября 2010 г. 07:07

Сходство культа личности Сталина и вообще советской идеологии с религией было отмечено ещё в 60-70-ых. Вдоволь наговорились про это в 80-ые, даже у Райкина есть шуточный монолог старухи, которая валит в кучу Пасху, Первомай и прочие праздники без учёта их смысла и сути. Иконы заменили лики вождей, вместо крестного хода появились демонстрации, генсек — «проводник» идей Маркса-Ленина на Земле. Сходство жуткое.

Любой «культурный» социум порождает определённый набор абстрактных установок, плохо согласующийся с реальностью, но заставляющих верить в нужное. Всё ведь уже было. Вот, мол, большевики породили языковую шизофрению. Так названия фирм и продукции в рекламе дореволюционных газет не слишком отличались по благозвучности от советских сокращений! Копнём глубже: слово «куролесить» откуда взялось?

А, любопытно, почему Пелевин не припомнил крещение Руси? Не задумался о том, что тогда вылезло из-под спуда? Почему не проанализировал социальные реформы Петра Великого? Не задал вопрос: «Являются ли религия и идеология своеобразной зомбификацией общества в равной степени?» В религиозных обрядах монотеизма можно выделить почти те же стадии и ритуалы. Вот это было бы интересно.

Автор сосредоточился на каком-то малосерьёзном, почти шуточном сравнении советской социализации с гаитянскими ритуалами. Анализ узкий, ограниченный и затеянный, на мой взгляд, больше из самолюбования. Получилось не ново, не злободневно и не в точку.

Оценка: 4
–  [  1  ]  +

Владимир Баканов «Ореховый торт с селёдочной начинкой»

Ny, 15 июля 2010 г. 07:55

Этот короткий рассказ по сути является переложением на российские реалии 90-ых годов блестящего рассказа Д. Ганна «Девушки, сработанные по науке».

Ну, взял В. Баканов немного другой ракурс (пессимистический и критический, вместо оптимистически-озорного у Ганна). Ну, несколько упорядочил ситуацию, намекнув, что человечество можно угробить этим же способом, но быстрее. Ну и что?

Всё равно получилось скучно и вторично до неприличия.

Оценка: 2
–  [  4  ]  +

Дж. Г. Баллард «Прима Белладонна»

Ny, 4 июня 2010 г. 07:58

Наиболее любимый рассказ Балларда из цикла «Пурпурные пески». Почти вровень с «Облачными Скульпторами».

Если «Скульпторы» берут идеей, романтикой и каскадом событий, то «Прима Белладонна» — экзотика сюжета и притча.

Балларду, в контрасте с некоторыми его рассказами, здесь в полной мере удалось отпустить на свободу воображение читателя. Определённый шарм, конечно, создает и сама атмосфера Пурпурных Песков, отражённая в других историях, но «Прима» — воистину скрупулёзная работа, на мой взгляд.

Повествование идёт в такт словам рассказчика, незаметно обретая собственную призрачно-фантастическую жизнь, от которой приходиться очнуться лишь в финале. Действие столь же незаметно убыстряется, не только набирая скорость, но и почти возносясь в мистику в пиковой точке. Замечательно подана атмосфера — жизнь и нравы Пурпурных Песков раскрываются и в описании сцены «знакомства» мужской компании с Джейн (Балларду — аплодисменты!), и в беглом научном экскурсе последних достижений селекции растений, иллюстрирующем суть работы цветочного магазина. Проскакивает нечастая, но весьма уместная ирония. Соревнование двух Орхидей прекрасно выделяет основную идею, конец отрезвляет беззлобной моралью, а коротенькая любовная линия добавляет лирики.

Словом, здесь старый миф о женском коварстве очень прилично оформлен.

Рекомендую ознакомиться. Неплох перевод Черных (перевод Елькова и Копцова хуже).

Оценка: 9
–  [  0  ]  +

Наталья Егорова «Пушистик»

Ny, 19 мая 2010 г. 08:58

Приятный рассказ.

Сюжет с самого начала не предвещает ничего сверхъестественного, идея самая рядовая, романтических подробностей и литературных изысков не будет, конец стандартен.

Тем не менее, автору удалось мелкими штрихами, обыкновенными короткими характеристиками придать персонажем если не объем, то своеобразие. Ещё рассказ реалистичен — спокойное описание быта и поведения людей дало в этом случае больше, чем показная демонстрация «иной» жизни, которую так часто применяют для этой цели.

Весьма неплохой, на мой взгляд, образец фантастического рассказа для подростков.

Оценка: 7
–  [  3  ]  +

Владимир Баканов «Чёрное чудовище»

Ny, 5 мая 2010 г. 08:59

Приличная проза, во главе угла — психологизм.

Минусов отмечу всего два:

1) Про одиночество в толпе не писал только ленивый,

2) К фантастике данный рассказ не имеет отношения — в нём нет ни одного фантастического элемента.

Странный выбор для публикации в антологии, посвящённой фантастике.

Оценка: 5
–  [  2  ]  +

Владимир Баканов «Ирэн»

Ny, 5 мая 2010 г. 08:52

Конечно, если бы этот рассказ опубликовать где-нибудь в «Сельской молодёжи» в 1974 (год начала работы над произведением), то он произвёл бы определённое впечатление (правда, боюсь, обратное современному) и в чём-то был бы новаторским. Однако, печатать такую вещь в сборнике фантастики 2005 года — вытаскивать на свет довольно уродливый, на мой взгляд, анахронизм.

От лидера отечественных переводчиков в качестве автора я ожидал гораздо большего.

Оценка: 1
–  [  1  ]  +

Борис Руденко «Проект «Статис»

Ny, 5 мая 2010 г. 08:43

Ну, дела...

Вот не перестаю удивляться, читая последние вещи этого автора: зачем написано? У Руденко, пусть он никогда не был заметным и интересным фантастом, большой опыт и неслабая писательская школа. Неужели он сам не чувствует, что ничего интересного и оригинального в фантастике выдать не может.

Рассказ построен на голой идее, завёрнутой в неплотную бумажку современного детектива. Персонажи едва сформированы, сюжет весьма прост, значимой морали нет, инопланетяне зачем-то прилеплены...

Стоило ли показывать таким примитивным текстом, что жадность и беспринципность наказуемы, если это сделано уже сто раз более талантливыми людьми?

Чтение этого рассказа — потеря времени, на мой взгляд.

Оценка: 2
–  [  3  ]  +

Вадим Панов «Таганский перекрёсток»

Ny, 13 апреля 2010 г. 07:58

Взялся за сборник из-за постоянно всплывающих в рекомендациях рассказов Панова, с которым я был почти незнаком.

Прочесть смог 5 рассказов из 9 — быстро разочаровался и заскучал.

Во-первых, я не люблю «бандитских» сюжетов. Во-вторых, тексты напоминали детские истории из цикла «Гроб на колёсиках», переписанные на новый лад. Оригинального стиля и языка автор не продемонстрировал (наоборот, создалось ощущение, что тексты упрощены до школьного уровня владения языком — короткие предложения, относительная бедность эпитетов, небольшое общее разнообразие используемых слов), сюжеты оказались банальными, персонажи — слишком простыми, проработка сцен — минимальна. Иногда выявлялись забавные небрежности: в стекло (именно в стекло) джипа кидают кумулятивную (интересно зачем?) гранату, правоверные мусульмане ругаются словом «чёрт», из уличной торговой палатки на задворках Москвы выносят товара на десять тысяч долларов (10.000$ !!!). Юмора нет. Лирические моменты и выделение морали в рассказах передавались такими затёртыми и банальными фразами, что желание читать дальше пропадало. В-третьих, часто хотелось сказать «не верю».

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
Например, мне странно было читать, что дух японского самурая, вселившийся в купленный в супермаркете бонсай, внезапно проникся горячими чувствами и вассальной зависимостью к российскому нуворишу средней руки и его семье. С чего бы вдруг? У А. Грина есть рассказ с похожей идеей («Убийство в Кунст-Фише», если не ошибаюсь). Он лучше на порядок: нет смешных ползающих кустов и лишней многословной предыстории. Произведение Грина (само по себе не идеальное) действительно напоминает удар самурайского меча — мистический, страшный и молниеносный. «Бонсай» Панова в сравнении сильно проигрывает.

Единственный момент, который мне пришёлся по душе — эпизодическое появление в одних рассказах второстепенных персонажей из других историй. Более-менее понравился только рассказ «Таганский перекрёсток».

Автор, на мой взгляд, работает слишком прямолинейно и упрощённо.

Оценка: нет
–  [  2  ]  +

Стив Бейн «Информацид»

Ny, 26 марта 2010 г. 05:58

Интересно написано и приятно переведено.

Если раньше «эпикаки» взрывались, а «алданы» висли, получив неразрешимую задачу из раздела «Человеческая мораль», то сейчас компьютер учится играть в карты и спорит с человеком на равных. Рассуждения и линия поведения «Артура» мне понравились.

У рассказа, как обычно, есть логические минусы: я так и не понял смысла нелепой операции с засылкой агента-программиста. Есть другие, более простые и дешёвые, способы уладить дело.

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
1) В рассказе упомянут запрет на политику, наложенный на вычислительные машины, подобные «Артуру». А слабо было и этому компьютеру запретить политические прогнозы?

2) А слабо было просто выключить «Артура» на время проведения выборов?

3) Хорошо, первый и второй вариант по каким-то причинам невозможны. А слабо просто физически демонтировать жёсткие диски, или отключить их питание, или распилить их ножовкой по металлу, или пережечь перепадом напряжения? Зачем гнать хакера из Японии с вирусом?

Автор же предпочёл самый нелепый и затратный вариант.

Оценка: 7
–  [  1  ]  +

Ричард Ловетт, Марк Ниманн-Росс «Смертельное желание»

Ny, 17 марта 2010 г. 05:13

На мой взгляд, авторы взяли для подобного рассказа идеального героя и идеальный тон. Грег получился как живой — знающий почём фунт лиха, немногословный, рациональный человек. Второй персонаж-женщина вышел гораздо бледнее, но это и понятно — она в действии больше элемент обстановки, чем действующее лицо. Классический сюжет смеси детектива с триллером, замкнутый на риск внедрения новых технологий, выглядел бы довольно приятно, если не недостатки.

А недостатки перевешивают — здесь и слабоватое описание происходящего, и, как следствие, отсутствие должной «атмосферы» (прямые отсылки к Лавкрафту мало помогают) и слишком быстрая развязка.

Главный промах авторами (которые на двоих имеют три высших образования, но, вероятно, не знают, что человеческое тело, в отличии от палатки, газом не наполнено и имеет несколько другие параметры теплообмена со средой) сделан в самом принципе работы нанороботов:

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
Я не физик и возможно не понимаю каких-то тонкостей, но вообще-то демон Максвелла (точнее, принцип, который он иллюстрирует) наиболее эффективно работает с жидкостями и газами. Тело человека состоит из полимеров и разнообразных молекул плотных веществ, надёжно спаянных между собой. Таким образом, разделение молекул с высокой и низкой энергией возможно только на участках клеточных и органеллярных (принадлежащих внутриклеточным образованиям) мембран, а это даст площадь, вероятно большую, чем площадь палатки, на которой работали нанороботы и в разы снизит эффективность процесса. Во-вторых, по этим же причинам данный процесс пойдёт значительно медленнее, чем для молекул газа. В-третьих, если теплоотдача организма превышает теплопродукцию (что и произошло, когда нанороботы стали перегонять высокоэнергетические частицы к поверхности кожи), то человек в норме испытывает чувство холода, а не жара (температура кожи здесь особого влияния не оказывает). Значит, Кортни могла почувствовать жар только будучи одетой (одежда препятствует теплообмену) — и только она разделась в палатке, как должна была начать мёрзнуть. Выбегать на холод она бы не стала — не было причины. В-четвёртых, на втором этапе замерзания человеческий организм, рефлекторно суживая сосуды, ограничивает доступ крови к поверхности кожи, резко сокращая теплоотдачу, что сделало бы работу наночастиц неэффективной. Наконец, авторы сами себе противоречат, заявив, что кожа трупа была тёплой, т.к. извлечение тепла продолжалось из окружающего труп снега и льда. Наночастицы, если верить написанному несколько страниц ранее тексту, перегоняли тепло из организма наружу, а не наоборот.

Следовательно, Кортни вообще не могла оказаться в описанной ситуации и погибнуть от термического дисбаланса.

Неплохо задуманный и исполненный рассказ, к сожалению, совершенно не выдерживающий критики своей основной составляющей — научной достоверности.

Оценка: 2
–  [  9  ]  +

Джордж Оруэлл «Скотный двор»

Ny, 11 марта 2010 г. 06:05

Много слышал об этом произведении (увиденный как-то мимоходом мультфильм по мотивам только подогрел интерес) и вот решился-таки прочитать.

Сильно, что тут говорить! Злая, беспощадная и очень правдивая сатира. Исполнение тоже очень понравилось: «не будем говорить кто, но это был слонёнок». Смысл исторических событий в России-СССР подан хирургически точно, лишние наслоения убраны. Автор прекрасно продемонстрировал как лидеры превращаются в вождей, вожди — в господ и всё возвращается на круги своя. Показал, как переписывается история, как ищут виноватых, как ради тёплого места продают товарищей, как «идея» подменяется «курсом». Почему мне в школе это не давали?

Однако автор весьма смел и решителен только пока описывает события на Скотном дворе. Что же Вы, мистер Оруэлл при всём своём правдолюбии начинаете мямлить, когда речь заходит о соседской ферме Фоксвуд? Раз уж взялись резать правду-свиноматку, то идите до конца. Где описание похода мистера Фредерика с ружьём наперевес по Англии? Что же Вы не написали как Пилкингтон и Фредерик делили окрестные фермы и как потом владелец Пинчфилда надавал пинков хозяину Фоксвуда? Почему я не прочитал о песнях и танцах, которые с подачи владельцев исполняли в 30-40 годы животные фермы Фоксвуд? Может потому, что на Вашей благополучной ферме всех поросят-мятежников резали в срок ещё со Средних веков, а либеральных свиней (и некоторых других животных) постепенно начали допускать к управлению фермой и прикармливать отрубями?

Бросать камни в чужой огород (ферму?), оказывается, не только легче, но и приятнее.

Тем не менее, ёмкость и краткость анализа событий на Скотном дворе перевешивает в этом произведении политическую недосказанность.

Оценка: 8
–  [  7  ]  +

Павел Шумил «Переведи меня через майдан»

Ny, 25 февраля 2010 г. 13:17

С интересом прочитал повесть П. Шумила «Переведи меня через майдан». Такой тип фантастики я наиболее приветствую – написано увлекательно, мощно, живо, плюс некая научная составляющая. Приключенческая струя сюжета удачно разбавлена информационными отступлениями и размышлениями. Лирические вставки в виде стихов очень хорошо дополняют атмосферу произведения, а воспоминания героя ненавязчиво и своевременно разрешают вопросы читателя. Произведение во многом скорее «настроенческое» (т.е. воспринимаемое через сопереживание), чем научно-фантастическое. Сам автор очень правильно определил его как сказку.

Положительное впечатление здорово подпортили многочисленные мелкие и крупные недочёты. Автор перемудрил, пытаясь сделать арену для похождений героя сложнее, а ситуации – драматичнее.

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
Например, ещё при чтении удивила ситуация в завязке, когда дроп-шип автоматически катапультирует экипаж при аварии. Пилот получает смертельную травму черепа, ударившись головой об неотделившийся лист обшивки над креслом. Это что же за нормы безопасности в будущем, если человека катапультируют головой в потолок? Противоперегрузочное кресло спускаемого аппарата не имеет подголовника или высокой спинки, возвышающейся над головой? Курам на смех! Сейчас в автомобилях кресла надёжнее, ибо указанную деталь имеют. С другим ситуационным ляпом столкнулся, когда слегка обдумал эпизод на технохуторе Лианы. Склад с запчастями засыпан оползнем – три поколения мутантов-интеллектуалов не смогли выдумать средство для проникновения на этот склад. Игнат прокладывает себе путь через вентиляцию (классика жанра!), ползком передвигаюсь в узком тоннеле. Примечательно, что на технохуторе имелся многофункциональный некрупный робот (который в тексте всё время мельтешит вокруг персонажей). Неужели сложно было пустить в вентиляцию его? Другой вариант очистить проход к воротам снаружи – отвести ближайший ручей (в тексте он упомянут) и за несколько лет размыть потоком воды тело оползня. Обладая оборудованием для терраформирования и массой свободного времени, мутанты вполне смогли бы реализовать оба варианта. Оба примера ухудшают историю: первый – некорректностью детализации и обстановки, второй – несоответствием между ролью персонажей в произведении и реальными их действиями.

Далее, меня очень удивила мнимая безвыходность положения человечества на Менте, с таким трагизмом развёрнутая в эпизодах повести. Прежде всего, неясно что это за зверь такой – мутация поворачивающая эволюцию вспять. Мутация – это аномальное изменение в генотипе. Эволюция — это процесс изменения живых существ под влиянием среды, грубо говоря. Как мутация может запустить процесс наоборот? Тут и факторы отбора должны действовать в сторону регресса (хотя даже при этом эволюционный процесс не идёт в обратном направлении!). Неясно откуда вообще появились три «чистые» популяции (деги, голыши и мунты), если первоначально последние волны колонизации свободно скрещивались. Автор, вероятно, туманно представляет себе механизмы эволюционного процесса. Хорошо, предположим, даже такая мутация появилась и закрепилась в период высококультурного общества (фантастика ведь!). Но сообщество дегов, опускаясь до уровня животных, снова окажется в природных условиях под действием естественного отбора и вредная мутация будет отсеяна автоматически. Причём, известно, что мутация имеет доминантный характер, а значит геном популяции дегов, если верить законам Менделя, включает гетерозиготные и гомозиготные рецессивные по этой мутации генотипы. Мунты, имея в своём распоряжении, переносное оборудование для определения генотипа, могут без проблем отобрать (или вывести) дегов, не несущих вредных генов и строить из них любое общество. Более того, голыши, обладая безопасным (от деградации) геномом представляют собой отличную базу для социализации и окультуривания. Разговоры о том, что язык делает культуру в данном случае — глупость. Язык – это средство передачи информации. Есть информация – есть культура. Языка в данной ситуации и не нужно – мунты и голыши необходимым «языком» уже владеют. Достаточно найти способ заинтересовать голышей информацией. Нужно разработать методику обучения, что и было замечательно продемонстрировано на примере Зверька. Таким образом, мрачная картина упадка, набросанная автором, — мираж (даже на первый взгляд видны ошибки). Усилия мунтов по стабилизации генофонда – некорректны (есть несколько более простых решений). Часть приключений героя – иллюзорна (они не могли произойти по указанным выше причинам). Перечисленные ошибки вызвали у меня от повести ощущение бутафории и спектакля. Внутренние переживания героя, причины поступков персонажей и острые моменты, вместо того, чтобы сыграть отведённую им роль, из-за невнимательного отношения автора обернулись клоунадой. Очень жаль.

Ещё один неприятный для меня момент – постельные сцены. Не люблю я открытого физиологизма. Можно было всё это показать и скромнее.

Оцениваю данное произведение как приличную приключенческую историю, где о логике происходящих событий лучше не задумываться, подчиняясь исключительно действию. Тогда от текста вполне можно получить удовольствие и эмоциональную нагрузку.

Оценка: 7
–  [  3  ]  +

Антология «Фэнтези-2009»

Ny, 3 февраля 2010 г. 08:26

Прочёл, да не возрадовался.

Сразу оговорюсь, что фэнтези я недолюбливаю. Много за что.

Зачем читал? Купили, принесли, в руки вложили, похвалили. Ну и рассказ Осояну мне был рекомендован.

Сборник я бы не назвал ни ровным, ни добротным. Это где ровность-то? От «Собаки в вазе» Олди и Валентинова, где персонажи действительно живые и сюжет со смыслом закручен, до литературно «никаких» текстов Вербининой и ненавязчиво-пустых — Папсуева. Добротность опять же под вопросом. Большинству авторов просто нечего сказать читателям. Более-менее свежую тему кто-нибудь поднял? Никто. Ладным слогом кто-нибудь блеснул? Олди, Осояну. Кто фантазией похвастался? Единицы: Олди, Осояну, Алёхин. Может кто-то скрупулёзно выстроил обстановку или показал запоминающихся персонажей? И тут негусто. Интересный и сложный сюжет, философские находки, юмор? Всё это не в избытке — на манеже всё те же. Части рассказов явно «мала» шкурка краткой формы — видно, что это эпизоды или эмбрионы романов. Критическая и ироническая вещь Олди «Мы плывем на Запад» довольно нелепо выглядит между «серьезными» рассказами, а статья супругов Белаш (я, кстати, только из самого текста узнал что это статья) каким-то боком попадает под определение «фэнтези».

Сборник напомнил мне ежегодное школьное празднование какой-нибудь даты революции в советское время. Большинство не знает что сказать и долго, нудно пересказывает другими словами старую речь; кто-то лихо, сорвав аплодисменты, оттарабанил классическое стихотворение; кто-то вообще пустился рассуждать в сторону, не по делу; и лишь немногие попытались творчески показать что-то своё собственное.

Не удовлетворён, как подборкой произведений, так и их компоновкой и некоторой неряшливостью оформления сборника.

Если это срез творчества современных русскоязычных авторов, работающих на ниве фэнтези, то кажется, в Серых горах не только нет золота — сами горы измельчали в холмы.

Оценка: 5
–  [  5  ]  +

Александр Грин «Состязание в Лиссе»

Ny, 14 января 2010 г. 12:12

Занятно, что у Грина язык бы не повернулся назвать корабль «корытом из досок, пеньки и парусины», а моряка «ремесленником воды». Зато самолёт и пилота — легко!

Несмотря на замечательную работу со словом и стиль, гриновский романтический сенсуализм в данном вопросе малоуместен. Пилот может быть таким же романтиком каким и прагматиком. Почувствовать силу и послушность машины в своих руках ничуть не ниже ощущений от свободы собственного тела в пространстве. Никто не осудит мастера за то, что он пользуется инструментом для воплощения своего искусства — будь это хоть музыкант, хоть лётчик.

Даже приняв во внимание, что в рассказе помимо противостояния идей есть ещё противостояние личностей (вернее, типажей), даже представив самолёты того времени, мои симпатии оказались не на стороне авторской позиции.

Оценка: 7
–  [  4  ]  +

Валерия Вербинина «Там, за горами, в запретном саду»

Ny, 25 декабря 2009 г. 05:45

Ужас! Тема стара как сказки братьев Гримм, исполнение — стандартное, идея — ноль. Единственный плюс — обошлось без «чернухи».

Более всего рассказ напоминает мне одно школьное сочинение «Как я провел лето»:

«Папа и дядя Андрей выпили бутылку водки, взяли КАМАЗ соседа дяди Саши и поехали ловить рыбу. Меня они взяли с собой. Мы приехали на озеро. Папа и дядя Андрей выпили еще бутылку водки и стали бросать в воду шахтовые запалы. Мы наглушили четыре мешка рыбы и ондатру. И потом утром мы поехали домой, а нас остановил милиционер. Папа сказал мне спрятаться под ногами, а дядя Андрей говорил с милиционером. Пришлось отдать ему два мешка рыбы. Папа сказал, что это хорошо — если милиционер увидел меня, пришлось бы отдать всю рыбу.» И т.п. Учительница не знала смеяться или звонить в прокуратуру.

Уважаемая автор! Ну неужели Вы не чувствуете, что получилось ниже плинтуса? Я понимаю, что сам лучше бы не написал, но у меня хватает такта не пытаться печатать такие опусы.

Оценка: 2
–  [  12  ]  +

Ольга Громыко «Послушай, как падают листья»

Ny, 24 декабря 2009 г. 09:05

Второй раз покупаюсь на рекомендации и уделяю время рассказам О. Громыко.

Елки-палки! Второй раз читаю нечто по мотивам «Ведьмака» А. Сапковского. Второй раз вижу заезженную тему, к которой автор ничего не добавила. Второй раз спотыкаюсь о языковые загогулины. Второй раз замечаю, что автор знакома с природой по школьному курсу биологии, зверей видела только по телевизору, а деревенский быт знает, вероятно, по книгам. Второй раз удивляюсь предсказуемости сюжета и шаблонности куцых образов. Всё второй раз — как по трафарету.

В рассказе есть небольшая деталь, превращающая его в мыльный пузырь. Красивый и пустой. Вот, хорошо, есть некий ведьмарь (гибрид друида и охотника за нечистью), защищающий деревню. Светловолосый, мудрый, неразговорчивый, справедливый и т.п. — на лицо ужасный, добрый внутри. Понятно откуда копировалось, причём копировалось бездумно, для красивости образа. «Воин добра», годами сосуществуя с жителями деревни, по непонятной причине не удосуживается объяснять им суть своих (весьма зловещих со стороны) поступков и дел. Это, конечно, от случая к случаю очень «успокаивает» селян. Создаётся ощущение, что он узколобый социопат или полный пофигист, способный исключительно ухмыляться про себя, наблюдая непонимание. Однако, автору без «молчаливости» ведьмаря никак не обойтись — именно эта черта служит основой для «интриги» и запускает действие. Будь отшельник немного более человечен и писать бы было не о чем.

Читать рассказ действительно грустно. Грустно от того, что автор не пытается, используя жанр в качестве инструмента, показать Жизнь, сложную и неповторимую, а на пустом месте создает из мухи слона, выдувая мыльный пузырь в фэнтезийных декорациях, искусственную драму для детей школьного возраста.

Очевидно, для О. Громыко характерна черта современных «мастеров фэнтези» — неудержимое желание усердно толочь воду в ступе, не имея сказать ничего собственного.

Читать можно, но... зачем?

Оценка: 4
–  [  7  ]  +

Олег Корабельников «Несбывшееся, ты прекрасно!»

Ny, 22 декабря 2009 г. 05:43

Замечательная, редкая вещь.

Автору так удаётся развернуть и подать самые обыденные ситуации жизни, что проза начинает звучать мудро и возвышенно, словно хорошие стихи. Здесь проблемы, решения которых выглядели озарением в текстах у Савченко или потихоньку всплывали на поверхность сознания читателя в произведениях Стругацких, находят свой ответ, начиная отблёскивать особой, житейской правдой.

Взгляд Олега Корабельникова на жизнь (ту, какая она есть, без всякой фантастики) интересен сам по себе, не требует в качестве инструментов постановки сверхзадач и поиска сверхрешений. Главное — видеть.

Каждый новый раз мне нескучно открывать этот маленький учебник человеческой «анатомии».

Оценка: 9
–  [  7  ]  +

Сергей Другаль «У каждого дерева своя птица»

Ny, 15 декабря 2009 г. 05:31

Прочитал и очень удивился высокой средней оценке. Прямолинейно, безыскусно, почти банально. Владения словом автор не показал. Некоторый интерес у меня вызвали только завязка на экологию и описания инопланетных организмов. В остальном — заурядный рассказ.

Еще при чтении вспомнился Р. Брэдбери «Здесь могут водиться тигры». На тему «человека с ружьём», лезущего «в чужой монастырь» со времён «Аленького цветочка» было написано в разных вариантах столько, что и всего и не вспомнишь с ходу. Г. Гаррисон «Мир смерти», К. Саймак «Мир, которого не может быть» и др., С. Гансовский с несколькими рассказами, Д. Биленкин и т.д. и т.п. А если взять время после публикации С. Другаля, то можно видеть, что интерес к такому сюжету не исчез. Напротив, задача решалась более разнообразными и оригинальными способами, чем ранее. Можно припомнить рассказы и детские повести К. Булычева, детективно-приключенческую повесть А. Шалина «На готовенькое или Бунт марионеток», неплохой рассказ С. Вартанова «Охота на дракона». Более эрудированный человек назовёт еще.

Если оторваться от фантастики, на ум сразу приходят потрясающие произведения В. Астафьева, у которого мотив воздаяния за жестокость к природе на нашей планете и в наше время звучит почти везде.

После всего этого многообразия «У каждого дерева своя птица» выглядит… Да никак не выглядит.

Так и не понял почему и за что выставлены высокие оценки.

Оценка: 5
–  [  0  ]  +

Артём Тихомиров «Мечи и розы»

Ny, 14 декабря 2009 г. 13:35

Стиль у автора есть. Несмотря на обыкновенность сюжета, действия и обстановки, текст легко читается, юмор не утомляет. Достаточно удачно выбран герой — эдакий аналог мультяшного Шрека, только заметно облагороженный. Рассказывая о чем-то, автор не перегибает палку, почти всегда, на мой взгляд, удачно расставляя акценты. Оставаясь при этом и в меру серьёзным, и не скатываясь полностью (как это часто бывает) в юмористическое зубоскальство.

Минусами для меня стали «анимэшное» описание схваток; искусственное, подростковое поведение эльфов в целом и попытка взмахнуть смертельно серьёзным пафосом под конец (сильная дисгармония с остальной частью рассказа). Временами автор ухитрялся порождать языковые шедевры. Например, образная конструкция «В воздухе запахло нехорошим», которая должна была передать нагнетание отрицательных чувств во время переговоров, смотрится двусмысленно.

Читать можно, но можно и пропустить.

Оценка: 5
–  [  3  ]  +

Роман Папсуев «Серебро луны»

Ny, 11 декабря 2009 г. 06:51

Банальщина, на мой взгляд.

Набор почти стандартных зарисовок, скрепленный довольно-таки слабым и предсказуемым действием. Персонажи не проявляют никаких оригинальных черт, обстановка подана схематично, охота и сражение, с учетом некоторых обстоятельств, выглядят нелепо. Интрига в развязке имеет бороду еще с 19 века. Читается гладко.

Оценка: 3
–  [  1  ]  +

Аллен Уолд «Сокровища дракона»

Ny, 4 декабря 2009 г. 09:47

С трудом признал книгу по обложке.

Неплохой приключенческий развлекательный роман. Приличный перевод (насколько я могу судить).

Начало сюжетно сильно смахивает на «Цивилизацию статуса» Шекли, а впечатления чем-то напоминают «Зачарованное паломничество» Саймака. Однако, основной упор автор делает не на общественном устройстве или борьбе со Злом, а на поисках человеком своего места в жизни. Главный герой, историк, попадает в совершенно новую для себя обстановку, постепенно меняется его характер, мировоззрение, отношения с окружающими.

Читать, несмотря на несколько замедленный ход сюжета и обыкновенность основных моментов действия, нескучно. Квест-детектив-боевик для ежевечернего отдыха. Можно уделить время на «безрыбье».

Оценка: 6
–  [  9  ]  +

Джон Уиндэм «Поиски наугад»

Ny, 3 декабря 2009 г. 05:29

Как литературное произведение, рассказ весьма неплох. Здесь и детектив, и психология, и всякие вероятностные плоскости, и неожиданный счастливый конец.

Меня же с толку сбивает ма-а-аленький морально-этический пунктик.

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
Вот случилась эта история — попал парень в альтернативный мир, полюбил там девушку до расстройства рассудка, а потом снова оказался в первой реальности без надежды отыскать любимую. Вот он её упорно ищет и находит. Свадьба, поздравления знакомых, хэппи-энд.

Но ведь нашел-то он не её, а всего лишь её «клон». Сама же девушка со своими мыслями и чувствами так и осталась во второй реальности. Осталась с другим человеком, которого практически ненавидела.

Выходит, главному герою наплевать кого любить (не эту, так другую) — лишь бы похожа была?

Героя можно, конечно, оправдать невозможностью повторения произошедшего, но... с моей точки зрения, это как-то нечестно по отношении к Оттилии из второй реальности.

Оценка: 7
–  [  5  ]  +

Владимир Савченко «Испытание истиной»

Ny, 1 декабря 2009 г. 12:36

Фантастика у В. Савченко почти всегда плотная и интересная. Эта повесть не исключение.

Оригинального, правда, в волновой гипотезе материи мало... Но как подано красиво!

У произведения, на мой взгляд, два недостатка. Это любимая автором завязка на детективный сюжет: чем больше читаешь Савченко — тем больше надоедает. И «провисание» идеи: после прочтения хочется спросить «А для чего это нужно человеку и нужно ли вообще?». Автор, к сожалению, ответов не припас, полностью вложившись в «раскрашивание» действия.

Тем не менее, читать повесть 1973 года на подобную тему интереснее, чем многие сегодняшние научные статьи.

Оценка: 7
–  [  5  ]  +

Рэй Брэдбери «Уснувший в Армагеддоне»

Ny, 1 декабря 2009 г. 05:48

Не повезло мне с этим рассказом...

Учитывая год публикации, автор мог оказаться первым, кто развил идею таинственного зла, подстерегающего на неизвестной планете. Однако, припоминая, что практически каждый из «китов» фантастики оставил свой след на этом поприще, и зная манеру Брэдбери выстраивать сюжет, я ничего не получил от рассказа.

Почти сразу становится ясно, что главный персонаж помрет мучительной смертью. Это даже не замаскированно. Опять же, ежу понятно, что на астероиде живет некий Бяка (а если не Бяка, то Бука, а если не Бука, то Кузькина мать, которой пугали красные комми, да так и забыли показать), только и ждущий свежих душ. Раньше, в приключенческих романах 18-19 веков, истории такого рода обычно происходили на морских островах или в заброшенных храмах. Банально, предсказуемо. Остальное — детали. «Абсолютное оружие» Р. Шекли куда интереснее и актуальнее.

Язык? Так у Брэдбери везде — язык. Можно и привыкнуть.

Оценка: 5
–  [  8  ]  +

Владимир Щербаков «Амброзия – дар океана»

Ny, 18 ноября 2009 г. 05:42

Шикарно!

Очень хотелось поставить десятку. Это вторая статья Щербакова, попавшая мне в руки. Первая была не только подозрительна в своей научной составляющей, но и занудно-скучной. Здесь же автор почти гениально проявил свои таланты фантаста — такого хорошего «юмористического» подарка я не ожидал.

Мешанина из греческой мифологии, архаической географии, метеоритной гипотезы гибели мамонтов, непроверенных археологических догадок, дичайших рассуждений о свойствах амброзии и изменениях климата, потрясающее тождество между морскими коловратками и клетками человеческого мозга, самобытная теория замены всей науки людьми-суперкомьпьютерами, живущими по тысяче лет и отказ видеть нечто весомое в мировой культуре последних 3-4 тысячелетий... только по началу кажется несуразной — потом начинаешь получать от неё удовольствие. Такое редко удается придумать специально! Сказать, что статья нелепо выглядит в сборнике фантастики — погрешить против истины. Раздел, правда, не тот.

Шедевр! Давно так не смеялся.

По прочтении остался только один вопрос.

Действительно ли В. Щербаков был сумасшедшим или ловко прикидывался?

Оценка: 3
–  [  5  ]  +

Юрий Глазков «Дорога домой»

Ny, 18 ноября 2009 г. 05:20

Вот уж не знаю, с душой автор писал или по заказу. Больше похоже, что с душой. Спорить с настоящим космонавтом о именно таком ходе событий в сложной ситуации и о заискивающими перед СССР американцами я не буду. Ибо не мне судить. Если отвлечься от идеологических посылок, то можно покритиковать качество литературной работы Ю. Глазкова. Ну, хорошо, — не умеет товарищ толком писать. Но неужели в редакции «Молодой гвардии» не могли подкорректировать текст? Очень коряво получилось.

Оценка: 5
–  [  2  ]  +

Виталий Забирко «Войнуха»

Ny, 9 ноября 2009 г. 07:45

Написано под сильным влиянием братьев Стругацких. Тон, структура текста, этическая составляющая рассказа — здорово смахивают на космические повести цикла «Полдень, 22-й век». Получилось у В. Забирко более открыто, проще и менее значимо, но достаточно интересно.

С удовольствием вновь почувствовал атмосферу энтузиазма космических полетов, инопланетных тайн, гуманизма, характерную для позднесоветской фантастики, и почти полностью пропавшую в современных произведениях.

Оценка: 7
–  [  0  ]  +

Михаил Пухов «Разветвление»

Ny, 9 ноября 2009 г. 07:27

Слабовато.

История не имеет явной цели (хотя возможно, автор пародировал неизвестное мне произведение), кроме как поюморить. Фразы типа «Наш корабль летел в бесконечном небе, до ближайшей планеты невесть сколько километров», честно сказать, местами выводят текст даже за рамки юмористической пародии. Сюжет — банальное сцепление парадоксов. Концовка не сформирована.

Можно прочитать на раз. И больше не вспоминать.

Оценка: 5
–  [  0  ]  +

Джеральд Даррелл «Филе из палтуса»

Ny, 13 октября 2009 г. 08:07

Своеобразный юмор Даррелла уже (после прочтения нескольких его книг) приелся. Кроме того, автор почти никогда не дает полной картины происходящего — постоянно перепрыгивает с описания природы на повадки зверей или на «закидоны» своих родственников. Гораздо больше, чем смешные, но невнятные отчеты об отдельных экспедициях автора, мне понравился целостный и подробный пересказ жизни самого зоолога из уст его жены («Звери в моей постели»).

Оценка: 7
–  [  2  ]  +

Баян Ширянов, Кирилл Якимец «Бар «Дракон»

Ny, 14 сентября 2009 г. 06:23

Забавная вещь.

Хоть и не люблю обычно таких развлекательно-бессмысленных опусов, но этот, случайно купленный, почему-то понравился. Шуточки и анекдоты бородаты, но красиво уложены в сюжет. Идея банальна, но получившийся мир увлекателен настолько, что читаешь без вопросов. Герои — штамп, но на фоне остальных колоритных персонажей это как-то теряется. Даже несколько жаль, что продолжение (обещанный «Агабот») так и не вышло.

Книга, конечно на любителя. Любителя понаблюдать за нашими постсовковыми соотечественниками в антураже бардака-фэнтези 90-ых.

Оценка: 9
–  [  6  ]  +

Гарри Гаррисон «50х50»

Ny, 11 августа 2009 г. 06:12

Даже жалею, что шире познакомился с творчеством Гаррисона! Лучше б этот сборник не открывал...

Рассказы автора попадались мне с детства — тогда они казались творениями мастера. Сейчас, перечитав старые рассказы и познакомившись с новыми для себя вещами, получил совсем иную картину.

Ясно, что быть писателем в жанре фантастики во все времена нелегко. Понятно, что в сборнике отображен «срез» творчества, и каждый рассказ дорог Г. Гаррисону как ступенька или этап на его писательском пути. Естественно, что все «ступени» не могут быть одинаково высокими. Но...

По моему, долговременная вынужденная работа с комиксами, а затем подработка «на заказ» для различных журналов, оказали начинающему фантасту медвежью услугу. Возня с комиксами не прошла даром — часть рассказов несет характерные для этого жанра черты: ставка на сюжетные ходы, расплывчатость обстановки, схематичность персонажей, копирование идей. Некоторые тексты настолько «слабы» своей логикой и содержанием, что удивляюсь, как автор вообще решился их опубликовать (например, «Радушная встреча», «Расследование»).

Большинство рассказов сборника выделяются приличным началом, присутствием отличнейшей (довольно часто — новаторской) идеи (вот здесь Гаррисон действительно мастак!), увлекательной завязкой (иногда — примечательным героем), скрытым или открытым подтекстом. Вместе с тем, автор, как мне кажется, не умеет четко и красиво сложить конец («Смертные муки пришельца», «Черное и белое», «Скорость гепарда, рык льва» — редкие исключения). Действие и обстановка уже с середины как бы «не в фокусе» — развязка выходит скомканной. К недостаткам можно отнести несколько натужный юмор и небрежность научно-популярной составляющей.

Лучше всего удались произведения социальной направленности, так же Г. Гаррисон показал себя как сильный прогнозист. Антивоенные, юмористические, часть психологических и приключенческих рассказов сборника, как мне кажется, годны более для подростковой аудитории.

Оценка: 6
–  [  4  ]  +

Михаил Кликин «Чёрный кобель Жук»

Ny, 6 августа 2009 г. 05:59

Отличнейшее описание современной российской деревни. Если отбросить мистику, то так все и есть. Живейшие типажи, хорошо сложенный сюжет, сочные краски эмоций. Получил бы Кликин от меня «десятку», если бы не общий тон рассказа.

А заковырка вот в чем...

Не могу я принять кровожадность нормального пса по отношению к персонажам русского фольклора. Не могу и все!

Жук неплохо подходит для демонстрации образа мужицкой смекалки и практицизма, которые способны не только приносить пользу (что делал Жук изначально), но и истребить национальную сущность народа в погоне за выгодой (чем, собственно, кончается рассказ). Вот только не вписывается поведение собаки в каноны русской мифологии — торчит из рассказа корявым бревном!

Несмотря на указанный недостаток, рассказ понравился языком, исподволь назидательным реализмом, персонажами.

Рекомендую при оказии обратить на него внимание.

Оценка: 8
–  [  2  ]  +

Михаил Кликин «Тени под лестницей»

Ny, 5 августа 2009 г. 11:45

Жаль, не дотянул, на мой вкус, рассказ до хорошей вещи.

Ожидал истории о действительном «падении» человека — начало было отличное, точно выверенное и страшное своим правдоподобием... А прочитал банальную притчу-аллегорию, каких пруд пруди, с мистической развязкой. Автор слишком рано свернул с тропы реализма на поле фантастики.

Жаль.

Оценка: 6
–  [  31  ]  +

Алан Дин Фостер «Чужой»

Ny, 3 августа 2009 г. 12:21

Первый раз увидел фильмы «про Чужого» в 10 лет, кажется. И пропал…

Страшно оказалось не на шутку, но вместе с тем и интересно необычайно. Тут было все, что можно требовать от фантастического фильма: лихой сюжет, внеземные тайны, нелегкая работа космонавтов, бои с чудовищами. Фильм страшно (опять это слово!) понравился, полностью перевернув мое представление о контакте, сформировавшееся под влиянием детских книг Булычева.

Позднее фильм заинтересовал меня уже как биолога. Интерес был настолько велик, что книги из серии «Бестселлеры Голливуда» были куплены (на тощие сбережения школьника) мгновенно, едва попались на глаза. Прошло уже столько лет и столько прочитано книг, а вторая такая же, столь замечательно продемонстрированная, фантастическая идея от биологии как-то не встретилась, словно «свернул я с пути, с тех пор все тянутся передо мной глухие, окольные тропы».

Что же есть такого-эдакого в Чужих?

Прежде всего, меня поразила сложностью и какой-то фантастической эффективностью биология инопланетного монстра. Обычно в «ужастиках» фантазия автора работает либо в сторону гигантизма (годзиллы, кинг-конги, гигантские змеи, пауки и т.п.), либо в сторону стандартных человеческих страхов-архетипов, помноженных на недостаток информации (кровь фонтаном, зубы, слизь, потроха, что-то шарит щупальцами в темноте и т.д.). В результате читать о каких-нибудь крысах-великанах или тестообразном «нечто» конечно страшно, но редко интересно, тем более сюжеты ужастиков разнообразием не отличаются, придавая монстру ряд характерных черт.

Так вот, «Чужой», несмотря на соединение плохих и хороших жанровых черт, привлек меня подачей биологической информации и самим качеством этой информации. Смена жизненных стадий чудовища продумана изумительно. Примерами для подражания, очевидно, послужили паразитические насекомые, чьи личинки развиваются в телах жертв. Автор идеи пошел дальше простого копирования, разбив жизненный цикл Чужого на стадию личинкообразного паразита, внедряющего яйцо в тело хозяина, и взрослого хищника, агрессивно атакующего враждебные виды. Появление во второй части книги (и фильма) «королевы», являющейся «мозговым центром» и производительницей потомства, довело схему развития до логического конца. Три заимствованные из биологии идеи (паразитизм, социальность, агрессивность хищника-убийцы) органично слились в концепцию космического тотального захватчика, живущего покорением ареалов других видов, в том числе, разумных.

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
Достаточно любопытными оказались различные мелкие аспекты анатомии и физиологии Чужого. Использование сильнейшей кислоты, содержащейся в теле этих животных, было весьма эффектным ходом – защита, нападение и различные технические задачи, решались Чужими с её помощью на «ура». Клейкая слюна для строительства и обездвиживания жертв была позаимствована, вероятно, у термитов. Способность двигаться по наклонным поверхностям и потолку – у мух. Гибкость действий Чужого невольно вызывает восхищение: он, в незнакомой обстановке, не только аккуратно «отловил» большинство членов команды «Ностромо», «законсервировав» их для своих загадочных целей, но и «сообразил» как спастись от уничтожения несколькими изощренными способами. Самой же удивительной чертой чудовища, на мой взгляд, оказалась возможность стадии «личинки» в считанные секунды определить пригодность жертвы, «настроиться» на её биологию и сохранить её жизнь в любых условиях. Вспомним несчастного Кейна — первого человека, «познакомившегося» с Чужими; в момент нападения он, одетый в скафандр, находился в смертельной для человека атмосфере неизвестной планеты, и выжил.

К перегибам в плане биологии я отнес бы неестественно быстрое развитие и рост таких сложных организмов; слишком уж продолжительное и разрушительное действие кислоты; излишнюю экологическую агрессивность Чужих (какой смысл истреблять «под ноль» тех, кто обеспечивает тебе питание и размножение?); чрезмерное долголетие коконов с «личинками»; сверхъестественную силу и гибкость «солдат»; слишком крупные размеры всех стадий, а так же ряд анатомических нелепостей; удивительную устойчивость к механическим (стрельба), физическим (температура, давление), химическим (собственная кислота) травмирующим факторам.

Однако биологией прелесть данного произведения для меня не исчерпывается. Очень удачно выбраны обстоятельства и события: дальний космос, безвестный планетоид с потерпевшим катастрофу инопланетным кораблем, невообразимое и, какое-то нелепое, на первый взгляд, происшествие с членом команды, цепочка смертей и похищений, наконец, ужас от понимания ЧТО именно оказалось рядом. Все это будоражит воображение сначала атмосферой тайны, к середине действия – резкими пугающими событиями, а затем прямо-таки животным ужасом перед чудовищем. Причем, страх перед Чужим имеет не мистическую природу, а основывается на знании сути действий и методов ксенобионтного организма. Одна мысль, что живого человека можно так расчетливо и по-звериному беспощадно использовать в качестве субстрата для выращивания потомства, способна не на шутку перепугать. Не говоря уже о дополнительном впечатлении, которое производит облик различных стадий монстра.

Есть еще один тонкий момент! Мы можем читать (или смотреть), переваривая со спокойным интересом самые ужасные подробности, о вторжении жестоких пришельцев (гигантских тараканов, помидоров-убийц, смертельных вирусов и т.п.), зная по аналогиям, что на каждый вирус есть антивирус, а на каждого марсианина – какой-нибудь Крутой Сэм. Чужой чужд жизни вообще и вместе с тем пугающе реален. Возможности этого организма в целом не противоречит логике и законам природы. Подобный «чужой» может существовать на самом деле – это страшно. У нас (по крайней мере, психологически) нет для него привычного противоядия – это еще страшнее.

Теперь о людях.

Личность главной героини, Эллен Рипли, частенько рассматривается как эталон «Рембо в юбке», крошащая монстров в капусту. Существуют пародии, утверждающие её в данной роли. Не могу с этим согласиться. Автор киносценария поступил чрезвычайно удачно, сделав основной персонаж женщиной, а не мужчиной. Рипли на протяжении двух частей истории не только действует как отважный, самоотверженный человек, но и олицетворяет собой «мать», защищающую своего «ребенка» — человечество. Волей случая она оказывается лицом к лицу с монстром в коридорах космического корабля и, собрав все свое мужество, выживает. Очутившись под защитой расстояния и могущества земной цивилизации, Рипли обнаруживает, что никто не принимает всерьез надвигающуюся беду. Кое-кто, даже не имея информации о степени угрозы, пытается использовать Чужих для практических нужд. Она вновь остается наедине с ужасом, от которого бежала, и, тем не менее, у неё хватает отваги сказать себе «Если не я, то кто?». Конечно ясно, что скромные боевые подвиги лейтенанта космофлота Элен Рипли во второй части истории — фактическое принятие командования над уцелевшими десантниками, уничтожение «кладки» Чужих и поединок с «королевой» — демонстрируют главным образом желание создателей добавить боевику остроты. Такой поворот событий выводит Рипли из образа «жертвы» в образ «борца», но все же «Рембо» её не делает. Естественное превращение скромной помощницы капитана в ожесточенного защитника вполне оправданно, ведь побороть страх можно только смелостью, ненавистью или привычкой. Испытать все это Рипли смогла в достатке, оставшись все же женщиной, которая выводит из боя раненных и детей, а не выносит трофеи. И только когда защитников больше не остается, она вооружается сама.

Удел Рипли – осознанное самопожертвование во имя спасения и спокойствия других. В моих глазах она навсегда останется Героем.

Роли, характеры, поступки многих иных персонажей истории представлены, несмотря на частую шаблонность, на фоне текущих событий вполне хорошо. Любопытный Кейн, не побоявшийся сунуться в недра таинственного корабля пришельцев; строгий к себе и окружающим Даллас, погибший как настоящий капитан; таинственный Эш, оказавшийся роботом и … союзником Чужого; Бишоп – несмотря на «родство», полная его противоположность; солдаты Дрейк и Васкес, павшие в безнадежном бою против самого сильного в их жизни противника, не испугавшись и стремясь нанести ему максимальный урон даже своей смертью; расчетливый и бесчеловечный Бёрк, ради денег готовый спуститься в ад; служака Эйпон, связанный натуго уставами и приказами, хладнокровно шагнувший в этот ад, свято веруя в незыблемость победы, «если делать все по инструкции»; чумазая маленькая Ньют, чье желание жить оказалось сильнее жажды убийства чудовищ. Второстепенные персонажи быстро проносятся мимо, чтобы исчезнуть в объятиях Чужого, но каждый успевает оставить в памяти свой яркий след.

Сюжет, несмотря на стандартность (первая часть – почти типичная загадка закрытой комнаты, где убийца неизвестен или неуловим; вторая – боевик-западня с невероятным спасением главного героя) силен своей фантастической составляющей. Ну где еще мы так наглядно увидим такое «обаятельное» страшилище, такую напряженность борьбы его таинственных возможностей с военными достижениями и разумом человека?

Есть, однако, различные минусы. Неудовлетворение логикой событий вызывают у меня пыл исследователей неизвестного у команды космического танкера и потрясающая легкомысленность при планировании действий у опытной космической пехоты. Странностями выглядят также отсутствие личного оружия у капитана «Ностромо», использование десантниками в отдаленном будущем огнестрельного оружия такой примитивной конструкции, совпадение нового нападения Чужих с окончанием космического сна Рипли и попытки загадочной Компании самолично заполучить опаснейший организм почти дилетантскими способами, несмотря на явную необходимость открыто привлечь к проблеме все ресурсы человечества.

Есть претензии и к саге в целом. Не нужно было так тянуть кота за хвост – данная история хороша своей логической емкостью и лаконичностью. Первая и вторая части расцениваются мной как законченное целое, третью считаю неудачной попыткой повторения первой части, а фильмы «Чужой: Воскрешение» и «Чужой против Хищника» рассматриваю как комедии с черным юмором. Литературное продолжение С. Перри читать вообще не тянет, т.к. на мой взгляд, оно слишком близко к творческой спекуляции, а передергивание идеи на новый лад не дает ничего хорошего.

Остается сказать, что книга без фильма (если бы так сложилось) была бы гораздо более тусклой вещью. Отзыв в равной мере относится к тому и другому. Новеллизация А. Фостера (отечественных версий я не читал) не блещет литературными изысками, но выполнена весьма добротно, внося во впечатления о фильме определенную лепту. Например, просматривая первую часть фильма, я никак не мог взять в толк что же такое делает робот, пытаясь убить Рипли. Лишь в тексте обнаружилась расшифровка. К сожалению, не вошли в фильм интерпретации некоторых сцен (иногда – сами сцены): «законсервированные» Чужим Брет и Даллас, телепатические сообщения Чужих и логика их действий в боях против десантников, воспоминания спасенной девочки о захвате человеческой колонии, психологические портреты членов экипажа «Ностромо» и т.д., неплохо переданные в тексте.

Ставлю книгам безбожно завышенные оценки. Любовь к фантастике тоже бывает зла.

Оценка: 10
–  [  3  ]  +

Гарри Гаррисон «К-фактор»

Ny, 21 июля 2009 г. 05:23

Ну и глупость!

Автор не учел, что общество в его рассказе не может быть изолированным. Если внутри социума действуют некие «прогрессоры», то они неизбежно сами влияют на данное общество, автоматически испытывая взаимовлияние (тем более, что Гиммела не была оторвана от всей земной цивилизации). Таким образом, уравнения для замкнутой системы будут врать просто по математическим законам.

Сюжет безынтересен, персонажи безжизненны, обстановки практически не видно. Гаррисон, как обычно, блеснул идеей, ничем другим не порадовав.

Оценка: 4
–  [  5  ]  +

Пол Андерсон «Кладовая веков»

Ny, 8 июля 2009 г. 06:31

Вот затянул, затянул автор! Можно было все это на 4 страницах сделать, а не растягивать простенькую идею и шаблонные приключения на 140 страниц. Я думал помру, пока повесть кончится — уже и мораль нарисовалась, и развязка ясна, и судьба персонажей видна до самой могилы... а страницы все не переставали мельтешить перед глазами! Неужели у них там за бугром за «метраж» произведения такие деньги платят, что стоит выдавливать из себя макулатуру?

Шаблон для рядового штампа-постапокалипсис, мысли у автора здравые (только за это не ставлю «двойку») хоть и прямые, словно рельсы, исполнение скучнейшее. Тратить время на «Кладовую веков» стоить только, если его некуда девать.

Оценка: 4
–  [  1  ]  +

Бернард Вулф «Девушка с быстрыми движениями глаз»

Ny, 8 июля 2009 г. 06:14

Неплохая, кстати, вещица! Слишком, на мой вкус, повернутая на парапсихологии, фатуме и запутанных личностных отношениях. Но все же для развлечения вполне ничего себе: переводчики (в сборнике «Фата-моргана») со своей задачей справились вполне достойно, забавные идиотские ситуации в наличии, специфический юмор присутствует, концовка интересна под определенным углом. Минусами здесь будут слишком легковесная тема и вяловатый сюжет. Можно прочитать на досуге и даже получить от этого некое удовольствие.

Оценка: 6
–  [  2  ]  +

Василий Карпов «Мутант»

Ny, 26 мая 2009 г. 10:58

Это даже не рассказ, скорее зарисовка. И тем не менее, как точно, сильно, выразительно!

Автор избежал лишних деталей, которые частенько губят подобные вещи, оставив самую суть. Хороший рассказ, можно смело вставлять его рядом с «Му-Му» в школьную программу. Хоть я уже не в школьном возрасте, а все равно зацепило.

Вот и говори после этого, что советская фантастика к 90-ым стала вырождаться...

Оценка: 9
–  [  6  ]  +

Вячеслав Назаров «Восстание супров»

Ny, 22 апреля 2009 г. 06:51

Вещь попалась мне еще в школе и очень понравилась. Читалась она параллельно с романами Стругацких в которых я понимал едва пятую часть. Здесь же все (те же самые вопросы и проблемы) оказалось четко разложено по полочкам, доступно для осмысления на раз, и от этого было необычайно интересным. Обстановка, события, персонажи повести даже после перечтения сейчас продолжают вызывать интерес: первое — своей необычностью (куда там вялой и скучной «Дюне«!:smile:), второе — естественностью и драматизмом, третье — легкостью узнавания и характером. Автор не стал доводить исповеди своих персонажей до точки, превратив произведение из банального пересказа в притчу. А уж чего стоят говорящие имена, подобранные с такой тщательностью!

«Восстание супров» — это та вещь, которая всегда будет стоять на моей книжной полке. Рекомендую ознакомиться.

Оценка: 9
–  [  1  ]  +

Евгений Панаско «Десант из прошлого»

Ny, 22 апреля 2009 г. 06:34

Несмотря на то, что повесть написана на стыке двух не любимых мною вещей — детектива и путешествий во времени — прочитана она была в лёт. Кривоватая завязка обернулась плотным действием и интригующим сюжетом. Автор, обладая, на мой взгляд, неплохим стилем, смог создать оригинальную концепцию путешествий во времени, выстроить своеобразный мир будущего и лихо провести по всему этому своего героя.

Оценка: 8
–  [  9  ]  +

Василий Звягинцев «Одиссей покидает Итаку»

Ny, 21 апреля 2009 г. 13:05

Свели меня с этим романом, как водится, рекомендации сайта. Сначала здорово скучал – завязка и первая часть в стиле авантюрно-криминальных историй популярных в 90-ые. Пришельцы (или мафиозный синдикат?) изменяют человеческую историю руками людей, гонки на машинах и мотоциклах по Москве, какие-то Замки с кабинетами адмиралов, стрельба по милиции, заступничество за красивых женщин с сомнительным прошлым, роскошь загородных дач сильных мира сего и оргии на этих дачах, параллельные миры, любовные геометрические фигуры, альтернативная история… И все это на фоне регулярных похвал автора в адрес послевоенного поколения, призывов героев переменить судьбу и их желания жить на широкую ногу. Словом, черт ногу сломит! Хотел уже бросить…

Однако, добравшись практически до конца, сумел-таки понять для чего автор все это наворотил. Вероятно, переживание различных исторических событий на определенном этапе пошло у Василия Звягинцева дальше, чем у большинства соотечественников, принцип «История не терпит сослагательного наклонения» был решительно отброшен в сторону и автор не на шутку занялся переосмыслением и «переписыванием» отечественной истории. Писать же о своей боли за гибель людей и ошибки власть имущих, о желании показать как это могло быть иначе, напрямую не каждый решиться. Да и кому это было нужно по-настоящему в 60-70-ые (когда роман только задумывался)? Гораздо проще и органичнее облечь такой труд в форму фантастического романа. Что автор и сделал в меру возможностей. Отсюда и, странные на первый взгляд, типажи героев, и дурацкие пришельцы, и достаточно неудобный сюжет с хорошей порцией нестыковок.

Тем не менее, несмотря на то, что по общей сумме всех достоинств и недостатков текста, следовало бы поставить более низкую оценку, замысел в целом мне понравился. Отдельные же части романа прочитал с большим удовольствием.

Оценка: 6
–  [  6  ]  +

Михаил Петрович Михеев «Чуйский тракт»

Ny, 21 апреля 2009 г. 07:50

Творчество Михаила Петровича Михеева окружало меня с детства. Причем, окружало незаметно :smile:

Первое, с чем я познакомился посредством родителей еще лет, наверное, в пять, была «Лесная мастерская». Книга долгое время оставалась любимой, но автора я, конечно, не запомнил. Вторым моментом оказалась песня «Чуйский тракт» — её услышал подростком по радио (и слышу периодически по сей день). Оказалось, что эти строки знают наизусть все шоферы старшего поколения. Вопрос об авторе снова прошел мимо – песня считалась народной. Наконец, первое сознательное знакомство с советской фантастикой началось для меня опять же с Михеева. Книга с его рассказами скромно пылилась в самом углу книжного шкафа. Рассказы запомнились своей теплотой, искренней верой в человека и небанальной (как мне тогда казалось) тематикой. Здесь пройти мимо автора казалось уже невозможно, но повесть «Вирус В-13» из школьной библиотеки так и осталась непрочитанной, хотя я видел обложку книги регулярно.

И вот, спустя добрых лет пятнадцать, я составляю библиографию человека, чье творчество обращало на себя внимание и незримо сопутствовало мне в течение жизни. Только теперь состоялась моя первая встреча Михаилом Петровичем. Пусть его уже нет, пусть его рассказы считаются наивными, пусть он останется малоизвестным широким массам читателей…

Но я надеюсь, что пока кто-нибудь помнит «Чуйский тракт» — пожалуй лучшее у Михеева, что пошло в народ – будет жить надежда самого автора на могучего, хорошего и разумного Человека Будущего.

Спасибо вам, Михаил Петрович!

Оценка: 8
–  [  9  ]  +

Г. Ф. Лавкрафт «Цвет из иных миров»

Ny, 7 апреля 2009 г. 12:19

Автор умело воспользовался как старыми представлениями об ужасном (гнетущая атмосфера, ожившие деревья, вампиризм, нечто в колодце), так и новыми (тварь из космоса, радиоактивное заражение, мутации) страшилками. Нагнетание атмосферы и демонстрация обстановки выполнены в рассказе на высоком уровне. Страшная гибель людей никогда не оставляет равнодушным – повествование действительно берет за душу.

Однако, в тексте, если вдуматься, присутствуют неестественные и противоречивые моменты.

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
Например, автор сам себе противоречит, когда постоянно заявляет, что фермеры ничего не брали с зараженной земли, и тут же рассказывает, что семья пила воду из колодца, пробовала мясо животных, плоды и овощи; чудовище топает на лестнице, чавкает и плещется в колодце, хотя автор в развязке уверяет, что оно – бесплотный газ. Далее, неестественным выглядит поведение людей. Какая нормальная семья осталась бы на ферме в изоляции, постоянно наблюдая пугающие изменения и инстинктивно предчувствуя гибель? Соседи, ученые, врачи и ветеринары как-то на редкость единодушно нелюбопытны и безучастны. Несколько взрослых мужчин-полицейских в ужасе орут, созерцая свет, поднимающийся из колодца в небо… На мой взгляд, не самое страшное в жизни зрелище.

Словом, произведение, конечно, атмосферное и небезынтересное, но напоказ «пугательное», не имеющее под собой ничего кроме попытки вызвать у читателя иррациональный страх перед неизвестным.

Оценка: 7
–  [  6  ]  +

Эдвин Чарльз Табб «Колокольчики Ахерона»

Ny, 20 марта 2009 г. 07:43

Очень неплохой рассказ и по форме и по содержанию.

Начало, расслабляющее читателя и настраивающее его на некий легковесный лад (сейчас будут чудеса далеких планет, загадка, немного мистики и красивый конец), сменяется раскрытием внутреннего мира героя, причины его странной мании. Финал вообще сминает сформировавшееся впечатление — герой в результате расчетливой комбинации заинтересованных людей сам разрушает свою иллюзию. Просыпается от сна и умственного бездействия.

Действие развивается красиво, тем более, что на скрупулезную научность рассказ не претендует. Да и кто знает точно о законах экологии и биохимии инопланетной жизни? А вдруг на Ахероне растворителем является не вода? — и ксеноморфные растения спокойно могут усваивать кремний.

Оценка: 7
–  [  4  ]  +

Владимир Васильев «Исповедь заведомого смертника»

Ny, 17 марта 2009 г. 07:44

Понять о чем речь можно с первых строчек — об этом недвусмысленно намекает тема сборника «Право на пиво», который попал мне в руки. Что, к сожалению, здорово испортило впечатление от зарисовки.

Как самостоятельная вещь, рассказик, пожалуй, неплох, если бы не странная, на мой взгляд, идея.

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
Почему вдруг бутылка решила, что использование её по назначению есть позорная смерть? Вообще пиво специально варится и заливается в тару для употребления человеком. Это естественно. В рассказе же получается наоборот, что достаточно странно. Похожая мысль о противоестественном поведении вещей присутствует в романе Олди «Дайте им умереть», например. Хотя в русской сказочной традиции всегда было иначе: яблоня предлагала отведать яблочек, речка напиться из неё и т.п.

Другие времена — другие нравы.

Оценка: 4
–  [  12  ]  +

Степан Вартанов «Смерть взаймы»

Ny, 10 марта 2009 г. 07:08

Первые два романа написаны языком и манером ученика старших классов средней школы. Для выражения удивления стандартно используется междометие «Ха!», для выражения ненависти словосочетание «я разозлился». Абзацы типа «Старик научил меня всему. Я побежал в джунгли, ударил часового кулаком по затылку и принес его в наш лагерь. Это заняло 4 часа.» — обычное явление. Герои ведут себя как главный персонаж фильма «Терминатор» — решают свои проблемы, заваливая новый мир трупами. Живые существа здесь только сражаются или торгуют рабами — нет ни любви, ни политики, ни трудовых будней. Есть продолжительное и бесцельное мочилово. Моральные и этические проблемы автор поставил больше для порядка — так должно быть в книжке. Развязка же выполнена в лучших традициях зарубежной «конины». Юмор, за небольшим исключением, из рук вон плох.

Третий роман написан немного лучше. Но и здесь текст выручает только увлекательность сюжета и некоторые интересные, в плане идеи, находки автора. Слабовато.

Кроме более-менее внятной и перспективной задумки (нормально реализовать которую, автору не хватило умения) ничего значимого в данных романах нет. Вартанов достаточно неровный автор, способный выдать и увлекательную вещь (типа «Эй-Ай»), и интересные притчи (например, «Город Трора»), и полную ерунду («Кошки-мышки»). «Мир Кристалла» как раз относится к последней категории. По сравнению с этим циклом, произведения того же Пехова — просто божественные откровения из мира фэнтези.

Можно было бы рекомендовать школьникам 8-10 классов, если бы не отсутствие литературности текстов и явная бессмысленность происходящего.

Оценка: 3
–  [  5  ]  +

Дмитрий Градинар «Особый старательский - 2»

Ny, 27 февраля 2009 г. 10:05

Очень «остроумно»!

У Шекли речь шла о жизни и смерти, а вода оказалась дороже самого изысканного вина или коньяка. Здесь все с ног на голову. Дурак, для которого никаких ценностей (кроме собственного бездумного любопытства) не существует, превращает одно из основных (по значению для человека) богатств природы в алкоголь! Превращает только из-за того, что может это сделать, а коллегам хочется выпить. И те рады!

Лучше бы такое «человечество» никогда бы Земли не покинуло.

Особых языковых или стилевых изысков за рассказом не замечено. На мой взгляд, практически пустой (как идейно, так и литературно) текст.

Оценка: 3
–  [  0  ]  +

Татьяна Томах «О, Болонь, великий и прекрасный»

Ny, 13 февраля 2009 г. 08:27

Опять старый сюжет с джином, желаниями и насмешкой над человеческими страстями. Но как легко, приятно и иронично! Автор достаточно много (как сюжетно, так и структурно) ухитрилась поместить в своем маленьком произведении, угодив и читателю, и заказчику сборника. Больше всего понравились роль грифона в похмельном пробуждении и символический отказ героя от своего желания в концовке. Жаль, что таких рассказов в сборнике «Право на пиво» буквально единицы. Рекомендую к прочтению.

Оценка: 8
–  [  5  ]  +

Вивиан Итин «Страна Гонгури»

Ny, 9 февраля 2009 г. 11:53

Вот, наконец, у меня дошли руки и до «Страны Гонгури». Очень непросто было поставить оценку этому одновременно и новому, для своего времени, и старого, для меня, произведению. Итин в этом «романе» похож, конечно же, на наших отечественных утопистов, и, в общем-то, ничего нового, кроме революционных событий в Сибири, в общую копилку тематики утопий не внес. И на Одоевского похоже, и на Ефремова – «Страна Гонгури» хорошо помещается на линии утопической традиции между 19 и 20 веками. Выделяется только стиль – Итин, видимо, еще не имел четкого представления о будущем, хотя и наброски на тему социальной неоднородности выдают смелость автора в моделировании «своей», вне ключа коммунистической идеологии, картины общества.

Небольшим сюрпризом оказался сам сюжет произведения. Я не знаю, были ли Стругацкие знакомы с творчеством этого автора или одна идея независимо проявилась в схожих задумках, но «Страна Гонгури» очень сильно напомнила «Попытку к бегству». Разница конечно есть, однако основные поворотные моменты похожи.

Оценка: 6
–  [  7  ]  +

Аскольд Якубовский «Мефисто»

Ny, 9 февраля 2009 г. 06:21

Хоть уже сто раз писали про пересадку мозга и потерю человеческой сущности, а всё равно в таком варианте впечатление производит. Скоротечность событий, страшный юмор человека-зверя, односторонний диалог в письмах-радиограммах и запоздалые оправдания отца резко вталкивают читателя в атмосферу рассказа. Концовки начинаешь ждать уже с первых строк — не понимая её, но уже торопя, в стремлении разобраться.

Оценка: 8
–  [  1  ]  +

Роман Ясюкевич «Секрет пивоваров»

Ny, 6 февраля 2009 г. 12:49

По-моему, хорошая вещь. Автор здесь очень точно выразил идею сборника. Краткость, как и афористичность последней фразы, пошла этому рассказу на пользу. Ничего лишнего, точно, с юмором и читается приятно.

Оценка: 8
–  [  4  ]  +

Курт Сайодмак «Вариация темы»

Ny, 27 января 2009 г. 09:53

Идея совпадает с идей рассказа Каттнера «Ореол» на 100% (видимо оба автора впечатлились схожим по сюжету и более ранним рассказом К. Чапека). Однако написано здорово и рассказ успешно читается в качестве вариации на одну и ту же тему. Способы избавиться от ненужной привилегии и попытки их воплощения демонстрируют развитое чувство юмора автора, а причины, заставляющие главного героя упорствовать в своем стремлении, наводят на невеселые размышления.

Хорошая вещь. Прочесть стоит, как мне кажется.

Оценка: 10
–  [  3  ]  +

Антон Первушин «Война по понедельникам»

Ny, 23 января 2009 г. 07:08

Увлекательно, кое-где своеобразно, динамично.

Однако внятной идеи автор в произведение вложить не смог, на мой взгляд. В романе были использованы многие задумки самых разных писателей, уделявших внимание путешествиям во времени (от Уэллса до Азимова) – автор стянул их в жгут сюжета, обойдясь без особых подробностей и декораций. Это не пошло на пользу – текст получился суховатым и слишком уж «приключенческим». Любовная история, политические перипетии и философская начинка повисают отдельными кусками, без четкой связи. Финал удался неплохо, но общего положения он не спасает.

Оценка: 4
–  [  1  ]  +

Фрэнк Р. Стоктон «Рождество Стивена Скэрриджа»

Ny, 16 января 2009 г. 08:52

Рассказ очень понравился. Как автор красиво и с удовольствием пишет! Читать приятно. Сюжет хоть и несложен, но нетипичное для сказок «мягкое» перевоспитание Скэрриджа и его искренняя радость от возможности сделать ближним добро, все же в моих глазах придали повествованию нужное своеобразие и толику приятной неожиданности. Замечательно!

Оценка: 8
–  [  6  ]  +

Адам Робертс «Уничтожение вредителей»

Ny, 15 января 2009 г. 12:42

Грендель получился отлично, я даже рассчитывал на большее, но зря. Вот, вроде, все на месте — за пренебрежение к чуду люди наказаны вторжением сказки в реальность в самом неудобном его (чуда) проявлении. Однако подход к столкновению двух миров (сказочного и реального) меня просто убил. Мало того, что создается ощущение, будто бы единственный правильный способ исправить положение — это затравить миф мышьяком и капканами (а не вышло, мол, потому что не в ту контору обратились), так еще и сюжет поворачивается все большей враждебностью мифа к людям.

Да, смешно невероятно!

Оценка: 5
–  [  4  ]  +

Виктор Астафьев «Яшка-лось»

Ny, 25 декабря 2008 г. 07:49

Ах ты, черт! Вот ведь как бывает!

И остались стоять люди над полыньей... Кто виноват? Кем был Яшка для себя и для людей?

Ощущение от рассказа очень сильное, почти на животном уровне. Кажется, что мы все делаем не так и жизнь наша «не такая». Дело даже не в водке и не в «русской» покорности, переходящей в жестокость, дело — в самой душе человека.

А Яшки просто не стало...

Оценка: 9
–  [  8  ]  +

Эрик Фрэнк Рассел «Конец долгой ночи»

Ny, 25 декабря 2008 г. 06:53

Приятный и несколько лирический рассказ от Рассела.

Но все же, несмотря на попытку поглубже (чем обычно) показать характеры персонажей, на хорошее отображение контраста обстановки, отсутствие иронии и на несколько необычную «мягкость» рассказа, автор сделал сюжет слишком прямым и закономерным. Это произведение запросто встает в строй других расселовских вещей антивоенной направленности, отличаясь лишь исполнением — идея везде одна и та же (ср. например с рассказом «И не осталось никого»).

На мой вкус, слабовато.

Оценка: 7
–  [  8  ]  +

Джек Макдевит «Двигатели бога»

Ny, 18 декабря 2008 г. 18:14

Это второй роман Макдевитта, с которым я познакомился. Знакомство не было случайным, т.к. первым романом был «Военный талант», очень мне понравившийся.

«Двигатели бога» оказались слабее.

Интересное воплощение основной идеи в сюжете сошло на нет из-за блеклости действия, мелких нестыковок, слабовато показанных персонажей. Если в «Военном таланте» текст был наполнен лирикой, легендами, скрытой иронией, параллелями с земной историей, философскими размышлениями, а вялотекущий детективный сюжет ускорялся к напряженной и любопытнейшей многоплановой развязке, то здесь почти все (и катастрофы, и рабочие будни) происходит равномерно, скучновато и несколько бестолково. Развязка оставляет больше вопросов, чем дает ответов. Личность главного героя плохо раскрыта — о Присцилле почти ничего не известно, внутренний мир и мотивы почти не показаны.

Отдельное «спасибо» хочется сказать переводчику Н.В. Хаустовой. Макдевитта вообще стоит читать главным образом не за сюжет и приключения, а за слог и стиль — переводчик не смогла нормально передать ни того ни другого, почти погубив книгу.

В целом же впечатления положительные. Хочется не только перечитать роман в адекватном переводе, но и добраться до всего цикла. Автор все же сделал больше «сильных» ходов чем «слабых», чтобы привлечь мое внимание.

Оценка: 7
–  [  8  ]  +

Джордж Ланжелен «Муха»

Ny, 16 декабря 2008 г. 06:23

Сначала, конечно, увидел фильм. Тот самый — в 2 частях, с юморком, с кошмариками, со здоровской интригой. Хэпи-эндец в финале так же замечательный. Как фильм был нов и страшен в детстве!

Рассказ мне попался много позже. И, надо сказать, он не разочаровал.

Неосторожность Брауна, жуть неконтролируемых и неумолимых последствий ошибки, трезвая (даже какая-то будничная!) реальность произошедшего, эмоциональный накал текста и такая человечная концовка очень запали в душу.

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
Гибель виновника и жертвы трагедии под прессом показалась символической — он уже был «раздавлен» своей невнимательностью и безжалостными законами природы. Пресс только поставил точку.

Отличная идея, хорошее исполнение в сплаве с классической предупредительно-поучительной философией произведения дают высокую оценку.

Оценка: 9
–  [  1  ]  +

Деннис Уитли «Змея»

Ny, 10 декабря 2008 г. 14:06

Классическая история о несправедливо нажитом богатстве и воздаянии, нашедшем негодяя через много лет. Автору неплохо удалось задать рассказу темп и атмосферу, и, если бы не дурацкая концовка, история получилась бы вполне неплохой. Особых достоинств (писательского мастерства, новых идей, оригинального исполнения) за рассказом не значится. Рядовой ужастик.

Оценка: 5
–  [  3  ]  +

Михаил Петрович Михеев «Машка»

Ny, 13 ноября 2008 г. 11:17

Рассказ завязывается исподволь, без спешки принимая почти детективную форму. И вдруг автор остро, неожиданно ставит читателя перед биоэтической проблемой. Не абстрактно, как Лем, а прямо, словно взяв за руку и проведя туда, к глухому двору Ненашева, к убитой Машке. Это не щекочущий нервы триллер, не банальная жизненная драма и не пафос прямого предупреждения. Автор дает возможность пропустить человеческую ответственность за свои мечты и желания через собственные руки и разум, примерить к себе этот обязательный крест прогресса: а стоит ли так?

Оценка: 8
–  [  3  ]  +

Михаил Петрович Михеев «Которая ждёт»

Ny, 13 ноября 2008 г. 11:05

Наивный, но неожиданно трогательный рассказ. Несмотря на техногенную тематику, заурядную идею и легковесность исполнения, рассказ получился потрясающий. Словам автора невольно хочется верить – за скупыми фразами приоткрывается суть настоящей любви и человеческого братства. Человечество (мать, женщина) должно ждать и гореть надеждой. Возвращение возможно только когда кто-то тебя ждёт.

Немного похоже на Колупаева, но подход конкретнее и действие твёрже. А если кому-то кажется, что рассказ слишком патетичен, то предлагаю вспомнить первый полёт Гагарина и поубавить уровень цинизма.

Браво!

Оценка: 9
–  [  3  ]  +

Михаил Петрович Михеев «Бактерия Тима Маркина»

Ny, 13 ноября 2008 г. 10:58

Одна из немногих удач автора.

Написано скупо, неторопливо, ровно и при этом сочно: всё сразу про всех понятно — и про практику, и про Тима, и про отдых на югах. Словно я сам учился на этом потоке....

Рассказ и смешной, и серьезный. Тим – конечно, необычный чудак и воплощение человечества в одном лице. Сначала делаем, потом думаем. Ведь неспроста профессор грозил «изобретателю» сжечь его вместе с дачей!

Естественность происходящего, этическая подоплека и вполне достоверная (как житейски, так и научно) концовка делают рассказу честь.

Как почитатель фантастики и биолог, снимаю перед автором шляпу. Жалею только об одном — нет других рассказов про Маркина.

Оценка: 10
–  [  4  ]  +

Александр Мирер «Остров Мадагаскар»

Ny, 11 ноября 2008 г. 07:03

Началось, как обычно, за здравие, а кончилось, опять же, за упокой.

Отличная, интригующая завязка, новая система отношений в человеческом обществе, классическая трудность расследования (правда, довольно надуманная – в 90-ые уже вовсю использовали разные штрих-коды и маркеры, так что невозможность для компьютера опознать человека на космическом корабле из-за плохой видимости выглядит детской уловкой), загадка неопознанного и неуязвимого агрессора… Здорово, правда? Напоминает приключения Полынова у того же Биленкина, только выглядит более правдоподобно и динамично.

Но Мирер ухитрился всё застопорить! Затянул, прилепил ненужные детали, поставил в кустах рояль, конец приключения с неопознанным объектом вообще обрывается просто так, словно автор ничего не придумал и бросил писать.

Высокая оценка за замах — больше не за что.

Оценка: 5
–  [  3  ]  +

Нил Эшер «Тихий говор уткотрёпа»

Ny, 7 ноября 2008 г. 06:22

«Великолепный» рассказ! Весь джентльменский набор налицо. Плохие извращенцы должны быть накормлены дерьмом и убиты. Они же Плохие! Хорошие должны немного позаниматься правильным сексом, невинно пострадать от Плохих, побывать на краю гибели и героически спастись. Они же Хорошие! А ещё в рассказе должна быть загадка. Чем страннее, тем лучше. Всё, можно сдавать в набор.

Мрак какой! Раньше на Западе для смеха было принято кидать в противника торты. А теперь — г...о!

Единственное, что хочется отметить — работа над текстом переводчика Александровой.

Оценка: 3
–  [  13  ]  +

Александр Мирер «У меня девять жизней»

Ny, 6 ноября 2008 г. 08:13

Познакомившись с несколькими произведениями Александра Мирера, наконец, наткнулся на ту вещь, которая суммирует общее впечатление. Судя по всему, любимейший конёк автора – умозрительное построение идеальных систем управления обществом и… обкатка таких систем «на излом» в своих книгах. Опять же, как инженер, автор достаточно подробно, интересно и плотно подходит к построению и функционированию такой системы. Пристрастие к «тропическому», дикому антуражу (негры, индейцы, дикари, касты, джунгли, звери – всё это Мирер старается так или иначе уместить в своих текстах), создаёт экзотику и смягчает математическую правильность миреровских гипотез.

Нельзя не отметить, что автор – своеобразный «тяжелоатлет» от фантастики. Он плотно уминает логику, психологию, идею, научные гипотезы, философию и выводы в одну чугунную болванку произведения. Для удобства обращения болванка оборачивается в «шкурку» того или иного жанра: детектива, приключения или драмы. Такими же «спортсменами» были, например, Лем и Гуревич. Однако, Миреру, на мой взгляд, в отличии от них не удалось приспособить свою деятельность на поле фантастики ни для чего конкретного. Если Лем лепил из своих «болванок» скульптуры, над которыми читателю можно было размышлять, а Гуревич смог создать почти научную теорию прогнозов для работы с фактами, то Мирер так и остался забавляться с гирями научно-популярных идей на фантастической арене, словно силач в цирке. Десять минут посмотреть можно, а практической пользы нет.

«У меня девять жизней» — типичное произведение Мирера. Вроде бы написано интересно, изящно; взята за основу и хорошо обработана любопытнейшая гипотеза о парадоксе человеческого мозга; правдоподобный сюжет; подходящие, вполне живые герои. Но! Невероятно трудно читать! Ощущение враждебности текста к читателю, словно ты здесь лишний – автор практически беседует сам собой или с узкой группой людей, для которых некие аспекты и подробности этой дискуссии имеют смысл. Выводы опять-таки доходят до логического завершения, до торца чугунной болванки – пространства для осмысления главного смысла произведения не остается, а повод вполне есть. Необычная свежая научно-популярная гипотеза автора? Нет её. О биологической цивилизации, предшествующей нашей, техногенной, говорили практически всегда (начиная с мифов античности – пресловутый Золотой век, Рай). Автор только подхватил мысль.

Сюжет смел, затейлив, но он затянут и рассыпается заурядной, предсказуемой, пожалуй, даже бессильной концовкой.

Однозначной похвалы заслуживает лишь обстановка и психологизм произведения.

На мой взгляд, автор не использовал всех способов именно биологической стабилизации обстановки (хотя они практически напрашиваются), поведя главного героя по накатанной дорожке, и полностью вложившись далее по ходу сюжета только в судьбу отдельных индивидов. Также неудачна завязка, созданная практически из одних намеков, почти не дающая опоры для глобального осмысления описанного случая. Фактически автор, едва наметив историю, раз и навсегда углубился в частный случай.

Роман по-своему хорош и интересен, но я не Сизиф, чтобы добровольно толкать в гору авторской фантазии такие неудобные камни.

Оценка: 4
–  [  8  ]  +

Мария Семёнова «Викинги»

Ny, 10 октября 2008 г. 11:05

Долго не мог понять кого же мне так напоминают семёновские викинги. Наконец ухватил – да конечно же краснокожих индейцев из классических романов. Повести о викингах у Семёновой очень хороши, в этой теме ей удалось вознести жанр исторической приключенческой повести на значительную высоту. Здесь и особый взгляд автора на культуру северных народов, на природу Севера, и настоящее погружение в историю, и серьёзный талант литератора, и нешуточная (похоже до фанатизма) влюблённость в жизнь викингов. Очень рад, что мне случайно удалось познакомиться с этой гранью творчества автора.

Есть мелочи, которые немного сглаживают впечатление: относительное однообразие сюжетных ходов и черт характеров персонажей, приукрашеность отдельных моментов и исторических фактов, несерьёзность поступков некоторых персонажей (как мне кажется, несвойственная действительно опытным и битым жизнью людям). Но это именно мелочи!

Повести действительно, на мой взгляд, стоят внимания. Отличный образец отечественной художественной литературы.

Оценка: 8
–  [  2  ]  +

Дмитрий Биленкин «Космический бог»

Ny, 6 октября 2008 г. 05:45

Ух! С натугой дочитал этот сборник Биленкина. Автор старательный, добротный, но не слишком глубокий и одарённый. Его произведения ориентированны, в основной массе, на «ситуацию случая», фантастические приемы иногда просто детские, а текст не блещет литературными достоинствами. Интересных и значимых рассказов попалось очень мало, гораздо больше порадовали повести о психологе Полынове, где хорошо заметна эволюция Биленкина-писателя. Сборник к прочтению я бы не порекомендовал. Скучно, часто излишне многословно, невыразительно, местами примитивно и старовато.

Оценка: 6
–  [  2  ]  +

Георгий Гуревич «Опрятность ума»

Ny, 17 сентября 2008 г. 06:10

Симпатичный рассказик. Автор хоть и поверхностно, но достаточно широко подошел к телепатии. Сугубо технических вещей удалось избежать, как, впрочем, и идейного «верхоглядства», характерного для Гуревича. «Обкатка» замысла по-моему очень даже хороша.

Сюжет рассказа, кстати, в первой части здорово напоминает произведение Булычева «Корона профессора Козарина». Булычевский вариант более поздний по времени.

Оценка: 7
–  [  3  ]  +

Георгий Гуревич «Древо тем: Книга замыслов»

Ny, 17 сентября 2008 г. 06:05

Сразу видно, что Георгий Иосифович был Щедрым (да, вот так – с большой буквы) человеком. Первый раз сталкиваюсь с такой откровенной «раздачей слонов» для писателей фантастики. Ведь как бывает – умирает уже старик (учёный, писатель, актёр), а рабочие «тайны» подальше прячет. Раз я не успеваю, то и другие пусть обойдутся.

Гуревич отдал всё. И как отдал! Одна только беседа с богом чего стоит?! А система?! Это надо читать. Обязательно читать.

Оценка: 8
–  [  1  ]  +

Ллойд Александер «Верховный король»

Ny, 17 сентября 2008 г. 05:19

Читал лет в 12, кажется. Книга особых впечатлений не произвела. Очень и очень скучно, излишне подробно, тяжеловесно, местами прямолинейно, а местами запутанно. Для детской литературы, как мне кажется, книга слабовата. Для взрослых просто неинтересна.

Оценка: 4
–  [  7  ]  +

Георгий Гуревич «Глотайте хирурга»

Ny, 11 сентября 2008 г. 06:57

В отрыве от романа «В Зените», на мой вкус, рассказ совсем не смотрится. Слишком много непонятного вот так сразу. После же чтения основного произведения достаточно чётко понимаешь чего ждать от рассказа, и интереса он не вызывает. Честно говоря, не понравился он мне при всём уважении к автору. И за набор голых фактов (учебники по физиологии и биохимии и без фантастики пришлось читать), и за непроработанность сюжета (кроме идей и логических связей между ними в тексте мало что есть), и за трагикомическую, достаточно нелепую концовку.

Оценка: 5
–  [  1  ]  +

Георгий Гуревич «В зените»

Ny, 11 сентября 2008 г. 06:56

Уже с первой половины романа на главное место выходят идеи, замыслы, лишь для порядка образующие подобие сюжета. Художественная обработка текста на низком уровне почти везде и я бы сказал, что у писателя здесь пробел, если бы не знал у Гуревича совершенно других по качеству произведений. Да, автор, конечно, и не ставил такой задачи в этом романе – тут главное «ярмарка» идей, а не антураж. Тем не менее, на мой взгляд современного читателя, «В Зените» — не слишком интересная вещь вот так, сразу, без окружения других произведений этого писателя. Мне кажется, что данный роман, как, впрочем, и большинство текстов Гуревича, следует читать только после всеобъясняющих «Древа тем», «Лоции открытий». Только тогда можно будет адекватно оценить и правильно понять суть романа. Иначе «В Зените» будет напоминать «Незнайку в Солнечном городе» для взрослых.

Оценка: 6
–  [  4  ]  +

Владимир Фирсов «Ангелы неба»

Ny, 11 сентября 2008 г. 06:55

Среди, по большей части, невыразительных, хотя подчас не лишенных интересных идей и юмора, рассказов Фирсова, с которыми я познакомился, этот рассказ запомнился сильнее прочих. Запомнился не какими-то своеобразными поворотами сюжета, героями или потрясающими изобретениями. Совсем нет. В «Ангелах неба» присутствует особенная, шизоидно-обыкновенная и одновременно весёлая обстановка «рядового» чуда, чем-то сравнимая с обстановкой НИИЧАВО из «Понедельника» Стругацких.

Оценка: 8
–  [  3  ]  +

Владимир Фирсов «И жизнь, и смерть»

Ny, 10 сентября 2008 г. 05:42

Повестей и рассказов с такой тематикой и примерно таким сюжетом вероятно сотни. Может я просто избалован обилием фантастики в наше время и не способен оценить это произведение Фирсова, но особой работы над характерами, над подачей материала (сюжет состоит главным образом из действия, места для осмысления событий совсем мало), над смыслом произведения я не вижу. Кроме внешней детективно-приключенческой увлекательной формы исполнения за повестью ничего не стоит.

Оценка: 5
–  [  6  ]  +

Владимир Фирсов «Срубить Крест»

Ny, 10 сентября 2008 г. 05:41

Небанальное (хотя кое-что все эти десантные «грифы», всемогущие бабушки и космическое ООН напоминают), пожалуй, даже немного напоказ рыцарско-романтическое для советской фантастики произведение. Я был очень удивлён, столкнувшись с таким фортелем сюжета и вообще возможностью слияния жанров рыцарской саги с рабоче-крестьянской космооперой. Хотя и написано для старших классов советской школы, а удивляет и сейчас.

Читал с удовольствием, пока не осознал искреннее желание автора потоптаться по религии. Ну хорошо, понятно, что было принято религию отвергать как пережиток и сваливать на неё разные беды общества. Но зачем с таким цинизмом пинать поверженного в идеологическом споре противника? И уж тем более непонятно зачем автору потребовалось самоутверждаться на ниве фантастики за счёт религии вообще и христианства в частности?

Этически этот роман, к сожалению, совсем не украшает Фирсова как человека и автора, а советскую фантастику как исторический этап литературы, на мой взгляд.

Оценка: 5
–  [  74  ]  +

Фрэнк Герберт «Дюна»

Ny, 10 сентября 2008 г. 05:37

Знакомство с этим знаменитым романом, о котором я столько слышал с детства, стало сплошным разочарованием. «Дюна» представляет из себя нечто среднее между космическими операми Э. Гамильтона и марсианскими авантюрно-фехтовальными приключениями Э. Берроуза. Конечно, нельзя не отметить, что автор удачно внёс замысел психического, а не технического, развития человеческого рода, элемент династической саги, религиозные мотивы, сделал упор на экзотический антураж, позаботился о прорисовке природы планеты. Это всё плюсы, как и присутствующие в тексте стихи, глоссарий, разъясняющие главы.

Однако, роман показался мне достаточно скучным. Думаю, не слишком ошибусь, если скажу, что добрых две трети текста уделяется описанию помещений, где находятся персонажи, обстановке этих помещений, скучнейшим диалогам о политике. И только оставшаяся треть объёма вмещает описания природы планеты, сражений, быта фрименов, философию, моменты ключевых событий. Сюжет и персонажи не заинтересовали – слишком прямолинейно и предсказуемо в общих чертах: всё сведено к нудному и нелогичному расписыванию мысли о традиционной для исламского Востока неизменности линии жизни. Кроме того, сама по себе история ясновидящего наркомана, любыми средствами рвущегося к власти, и на определённом этапе осознавшего в себе Зло, оказалась не слишком привлекательна для меня в плане идеи произведения. Часть цитат (которые иногда вызывают уважение глубиной мысли) перед главами, приписываемых персонажам романа, оказались подозрительно похожими на высказывания известных политиков, философов и полководцев от античности до нового времени, слегка искажённые автором и переводчиком.

Другой неприятной чертой, окончательно в моих глазах погубившей роман, стала очень халтурная детализация обстановки и событий, доходящая порой до глупейших противоречий. Именно «несерьёзность» реальности Дюны помешала мне принять философские, социальные и политические выкладки автора. Если замок построен на песке, то какой смысл в его красоте? Наткнувшись на недоработки в деталях, я перестал «доверять» автору в целом. Ни о какой достоверности в романе и речи быть не может, т.к. ради фантазии пришлось пренебречь самыми очевидными фактами. Чтобы не быть голословным, приведу только несколько ярких примеров.

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)

Фактические ошибки.

Защитный костюм обитателей пустыни не может выполнять своей функции, т.к. при прекращении испарения с поверхности кожи, организм человека в условиях жаркого климата начинает перегреваться. Т.е. человек в таком костюме сварился бы, я думаю, за несколько десятков минут как рак в кастрюле, ведь только испарение пота охлаждает кожу. Ночью же в таком костюме можно запросто замёрзнуть (температура в пустыне падает до нуля по Цельсию, а ветер усиливает охлаждение на добрый десяток градусов) из-за отсутствия между кожей и одеждой слоя тёплого воздуха. Жизнь фрименов допускает противоположное, хотя автора никто за язык не тянул. Можно было и не вдаваться в тонкости, а сказать просто «костюм защищал от того-то и того-то» без недостоверных технических деталей. Ну, а раз пишешь — изволь соответствовать.

Незнание экологических и биологических закономерностей.

Непонятно, зачем 10 миллионов фрименов-мазохистов сотни лет живут в пустыне, испытывая дикие лишения, если на планете, по утверждению автора, есть еще как минимум 2 климатических пояса – умеренный и арктический. Опять же автор, сделав основным мерилом воду, по какой-то причине поленился прикинуть сколько нужно животной и растительной пищи такой массе людей, заявив, что на Арракисе нет крупных животных, а естественные обитатели планеты для людей не съедобны. По моим прикидкам (за основу расчетов был взят американский учебник экологии Ю. Одума, переведённый в 1967, т.е. примерно соответствующий времени написания романа), если одному фримену в год требуется 60 кг (цифра специально занижена) мяса, то в пустыне для выживания 10 миллионной человеческой популяции должно обитать поголовье животных общей массой 6 миллионов тонн. Для их пропитания требуется в свою очередь 60 миллионов тонн фитомассы (т.е. зелёных растений). Можно подсчитать и примерный объём почвы, требующийся для произрастания этих растений, но ведь автор нам сообщает, что кроме скал и песка в пустыне ничего нет. При этом, в романе почти нет упоминаний об источниках пищи для фрименов, а описываемых растений слишком мало, чтобы прокормить хотя бы несколько коз на 1 съетч. Примерно такой же достоверностью обладают и другие экологические выкладки автора. Снова напомню, что никто не просил его называть конкретные цифры и описывать конкретные условия, а также не мешал пользоваться хотя бы учебниками и консультациями. Пишешь космооперу — не выпендривайся. Пиши как сказку, не надо подделываться под НФ.

Логические ошибки.

С логикой в романе тоже очень неравномерно. Например, я так и не понял (может, конечно, здесь просто виновата моя неспособность понимать сюжет, а не способность автора его строить) за что конкретно император Шаддам невзлюбил герцога Лето Атрейдеса, вступив в сговор с бароном Харконненом. Замечание автора, что Атрейдес собирал на Дюне армию, способную противостоять сардукарам, абсурдно, т.к. заговор против клана Атрейдесов начался ДО их переселения на Дюну, кстати, по личному приказу императора (!). Т.е. получается император сам заставил собирать против себя армию. А зачем? Вообще непонятна логика политической игры императора, направленной на полное уничтожение одного из двух противоборствующих домов, каждый из которых может претендовать на престол, а значит — представлять прямую опасность для самого императора. Намного мудрее было бы поддерживать статус кво, контролируя противостояние Харконенов и Атридесов. На мой взгляд, политическая интрига просто «дохлая». Другая потрясающая ошибка сделана во время описания штурма столицы планеты войсками Пола. Сражение происходит не только во время сильнейшей песчаной бури, которые на Дюне смертельны для человека, но и в очаге атомного взрыва (!), который за несколько минут до начала атаки, разрушил горный хребет около столицы. Очень радует введённый автором «эффект Хольцмана» — благодаря ему любой человек, воспользовавшийся защитным полем для обеспечения физической безопасности, при обстреле из лазера автоматически превращается в живую бомбу. Какой смысл в подобной защите? Далее, автор не пожалел подробностей, описывая как фримены, отгибая чешуйки, управляют движением червя. Оказывается, песчаные черви боятся соприкосновения песка с голым телом и, таким образом, возможно направлять их в нужную сторону. Но как же тогда управиться с червем во время песчаного шторма (опять же, читаем описание штурма столицы) — песок-то сразу попадёт под чешую? При желании можно найти ещё несколько «глюков», вроде несоответствия возрастов героев или участия в сражениях детей 4-5 лет от роду. И чего стоят «философия» и «глубина мысли» автора после таких ляпов?

Странности в религии.

Неясно, как космические перелёты, посадка кораблей на планеты, да вообще их производство и управление осуществляются без помощи ЭВМ, запрещённых религиозными догмами. Неужели дорогие и редкие ментаты стояли вместо мозгов у любой плёвой автоматики? И по каким критериям эти догмы считают ЭВМ сложной машиной, а такие вещи, как антигравитационые установки, лазеры, атомные заряды, межпространственые двигатели, генераторы защитных полей и т.п. под нормы бутлерианских заповедей не попадают? Достаточно невнятно выглядит и главный религиозный лозунг «Не сотвори машину, подобную человеческому разуму». В каком месте компьютер подобен человеческому разуму? Только в двух: передаче импульсов с помощью электричества и умении выполнять математические действия. Следовательно, почти любая электроника попадает под запрет. Однако многие вещи в книге действуют автоматически, явно управляемые компьютером или какой-то иной микроэлектронникой. Например, в одной из глав описан дрон-убийца. Непонятно, на каких основаниях может быть объявлен джихад (война за веру, культуру у мусульман) между фрименами и обитателями других планет, если по сути (см. главу о религии) они являются (при общекосмической синтеистической религии) единоверцами. С таким же успехом сунниты могли бы объявить джихад шиитам или наоборот. В самом романе суть понятия «Джихад» не раскрыта, поэтому я воспринимал его в прямом значении.

Пожалуй, достаточно. Извиняюсь за обилие примеров, но в отзывах регулярно говорится, что автор много внимания уделил деталям и что описания в романе очень качественны. Примеры часто говорят об обратном. Недоработки присутствуют во всех трёх основных китах, поддерживающих успех романа – политике, религии и экологии. Также хорошо заметна лишь поверхностная проработка текста на логику и факты. Конечно, можно закрыть глаза на недостатки романа и, сделав скидку на время написания, читать его, не вдаваясь в детали, как философскую космооперу с элементами политической игры. Но это будет уже совсем иной уровень требований к качеству и, соответственно, иной уровень оценок.

Своеобразное произведение — да. А вот шедевр ли?

Шедевр, как мне кажется, не должен путаться в собственных подтяжках.

Оценка: 4
–  [  2  ]  +

Ольга Ларионова «Ненастоящему»

Ny, 8 сентября 2008 г. 05:38

Зачем, ради каких сверхсложных художественных целей, автор лезет в подробности и, попадая впросак, пишет уже ерунду? Никогда не поверю, что медики не могли различить эти два тела (клон-то моложе по возрасту). Такое возможно даже сейчас и было возможно в 20 веке к 80 годам. В который раз удивляюсь нежеланию автора познакомиться с темой хотя бы в рамках научно-популярных статей, раз уж приходиться что-то писать. И всё — ляп сводит на нет идею! Неужели нельзя было просто иначе поставить эту биоэтическую проблему, не коверкая сюжет? Недоволен, как содержанием рассказа, так и общим подходом автора к способу решения основной задачи произведения.

Оценка: 3
–  [  2  ]  +

Владимир Фирсов «Сказание о Четвёртой Луне»

Ny, 8 сентября 2008 г. 05:19

Мягко говоря, слабовато даже для 69 года. Не скучно, а именно слабовато. Фирсов, без сомнения, умеет рассказывать, пожалуй, это умение – его главный талант. Автор очень здорово умеет увлечь читателя. Однако, дочитываешь и понимаешь, что в сухом остатке нет ни восхищения идеей, ни уважения писательскому мастерству, ни желания вдумываться в текст. Вероятно, повесть была смелой для своего времени, вызывая, хоть и неоднозначные, но вполне узнаваемые аналогии из недавней истории. Ещё можно отметить мистический элемент, как мне кажется, не слишком характерный для советской фантастики того периода. Тем не менее, высокую оценку поставить не получается.

Оценка: 3
–  [  6  ]  +

Ольга Ларионова «Сказание о Райгардасе»

Ny, 8 сентября 2008 г. 05:09

О чём может писать женщина? О любви. И только о ней. Всё остальное для женщины малоинтересно, значит, как правило, получается хуже. Сама же любовь требует конкретики, фантазия абстрактна. Может поэтому так мало женщин-фантастов?

Прочитал действительно интересное и оригинальное, с моей точки зрения, произведение на тему контакта различных культур. Повесть написана в той же порывисто-эмоциональной манере, что и «Леопард с вершины Килиманджаро» и почти с теми же недостатками. Хотя здесь Ларионовой удалось по большей части очень стройно и красиво (не увязнув крепко в технических деталях) сплести романтику внеземной любви с обстановкой космической экспедиции. Эмоциональность описаний и загруженность текста эпитетами почти не мешают. Я бы даже сказал, придают тексту повести уникальность. Дело, на мой взгляд, опять портит непреодолимое желание автора во что бы то ни стало сыграть на чувствах читателя. Странная, случайная, а оттого искусственная для сюжета катастрофа Обиталища богов и постоянное присутствие смерти в городе аборигенов, опять, как в плохом театре, драматизируют обстановку. И только за счёт этого удаётся выразительная, но какая-то по-детски пафосная, концовка.

Однако, несмотря на все упрёки и невысокую оценку, хочется сказать, что «Формула контакта» — особенная и очень любопытная, как мне кажется, для отечественного читателя вещь. Рекомендую к ознакомлению. Может и не понравиться, но равнодушным не оставит.

Оценка: 5
–  [  3  ]  +

Ольга Ларионова «Соната ужа»

Ny, 4 сентября 2008 г. 06:11

Вот всё хорошо: завязка, обстановка, замысел, ход событий. Однако, реализация идеи, на мой взгляд, подкачала.

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
Зачем же понадобилась смерть главного героя? Что бы изменилось в рассказе, не выверни он регуляторы параметров среды на максимум? И корабли бы улетели, и сам жив остался.
Человек не только свободолюбивое существо, но и жизнелюбивое. К чему умирать, если это не обязательно? Ларионова опять написала для живого человека роль мученика.

Кроме того, сюжет, по-моему, скопирован с повести Булычева «Половина жизни». Если вообще не со Стругацких...

Оценка: 6
–  [  3  ]  +

Ольга Ларионова «У моря, где край земли»

Ny, 4 сентября 2008 г. 05:31

Что тут можно сказать? Изящно, живо, романтично, с изюминкой. Прекрасная работа, пожалуй, самое тонкое и волнующее слово о контакте и чувствах человека, что я нашел для себя у этого автора.

Оценка: 8
–  [  13  ]  +

Ольга Ларионова «Леопард с вершины Килиманджаро»

Ny, 4 сентября 2008 г. 05:23

Крайне эмоциональное, порывистое и оригинальное в манере исполнения произведение. Ничего подобного до «Леопарда» я в советской фантастике не встречал. За подход к исполнению, некоторые описания обстановки, этическую сложность ситуаций автору можно дать высокую оценку. Но и только. Прежде всего, трудной (непреодолимо трудной для меня) стала возможность подключиться к самой логике текста, дешифровать для себя язык автора. Я утонул в массе эпитетов. Например, непосредственно сами действия людей в сцене первой встречи Илль и Рамона и сцене, когда Джоуша обучает Рамона стрельбе я не осознал (и даже перечитав, так и не понял в деталях что же происходило). Разочаровала обстановка, словно взятая из романов Стругацких, манера выписывания персонажей, псевдонаучные словечки и фразы, глобальный социальный фатализм. Нелепым показался сюжет. Создалось ощущение, что автор уже просто не знает с чем бы таким столкнуть коммунистическое общество, на какие пулемёты его бросить.

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
Вот и пришлось привлечь саму Смерть, словно у людей других важных проблем, кроме как ставить эксперименты на себе после запуска «Овератора», не возникло. История космического плена главного героя в чисто техническом плане вызывает сомнения. Почему его 11 лет не могли спасти, хотя буй находился в 4 месяцах полёта от Земли, а интенсивность губительного излучения, по словам доктора Элиа, «стремительно падала»? Неясно, почему роботы были отправлены только спустя 11 лет, хотя это можно было сделать и в первый год после катастрофы и неудачной попытки спасения людьми. Как Рамон дышал и чем питался, как сохранил психическое здоровье на полуразрушенном спутнике? Как именно «Овератором» была получена исчерпывающая информация о смертях — загадка. Кто-то в будущем с флешки ради забавы сбросил на компьютер корабля данные архивов или вообще как? И сейчас-то такую базу хотя бы по жителям одного города трудновато собрать для отправки в прошлое. И почему непременно эта информация, а не, скажем, архив погоды ?
И т.п., и т.д. Словом, для НФ сюжет слабоват в деталях.

Не понравилась атмосфера произведения. Для творчества Ларионовой вообще характерна некая «мортальность», стремление выстроить сюжет на подготовке к смерти или на самой смерти (иногда никому не нужной) ключевых персонажей. Так и в этом романе. Автор сделала всё, чтобы смерть Илль действительно, вопреки обстоятельствам, но по закону идеи, произошла.

Честно говоря, лично для меня пляски и заламывание рук вокруг знания точной даты смерти — пустой звук. Я и без фантастических допущений знаю — когда-нибудь умру. И вполне осознаю, что это может произойти в любой день. Часы уже тикают. Так уж ли важно сколько именно времени осталось? Главное, что оно, это время, вообще есть.

Поэтому считаю, «Леопард» излишне драматизирован: автор поставила перед своими персонажами неадекватные обстановке трудности и недостоверно (ощущения большого живого естественного мира не возникает) проработала сюжет, сведя его к индивидуальной трагедии, без достаточного транспонирования на всё человечество.

Мёртвый леопард (привет Бредбери) действительно оказался удачным символом произведения, но не из-за тяги к жизни вопреки смерти, а из-за ненужности своей красоты, силы, ловкости заранее убитым героям романа.

Оценка: 3
–  [  5  ]  +

Алексей Константинович Толстой «Упырь»

Ny, 3 сентября 2008 г. 14:46

Местами неплохо. С юмором история, рассказывать автор опять же умеет. А вот сюжет слабый и бессвязный, почти «голливудский». Я так и не нашел прямой связи между историей Рыбаренко и русской частью приключений, прямо-таки сценарий фильма «Блейд» получился.

Автор в этом рассказе слил достаточно удачно два направления: модную тогда двойственность происходящего, позволяющую читателю самому сделать вывод «было или нет» и откровенный ужастик, но слишком увлекся нагнетанием атмосферы. Опять же, текст несколько затянут, на мой современный вкус, и не отличается выразительностью.

Оценка: 5
–  [  1  ]  +

Николай Мельгунов «Кто же он?»

Ny, 3 сентября 2008 г. 14:34

Совершенно обыкновенный рассаз для того времени (критики постоянно сравнивают рассказ с Ч. Метьюрин «Мельмот Скиталец», Э. Гофман «Магнетизёр»). И тема, и сюжет не только являются штампом, но и здорово отдают светским анекдотом. Автор просто на собственный лад представил популярную историю.

Оценка: 2
–  [  0  ]  +

Иван Киреевский «Опал»

Ny, 3 сентября 2008 г. 14:25

Пожалуй слишком суховатый текст. Может конечно такой и должна быть восточная притча, но общая идея рассказа типична для русского романтизма позапрошлого века и не сильно выделяется на фоне подобных же произведений Баратынского и Аксакова, например.

Оценка: 7
–  [  3  ]  +

Антология «Русская фантастика 2006»

Ny, 29 мая 2008 г. 05:58

В целом слабый сборник. Неприятно удивили, как заранее мною нелюбимые Дашков и Головачёв, так и заранее уважаемые Громов и Прашкевич. Большинство рассказов невыразительны, неглубоки, неновы по идее и сюжету. С другой стороны, через этот сборник я впервые познакомился с творчеством Панова, порадовался за работы Казакова и Бенедиктова. Пожалуй, книга отчасти стоила потраченного на неё времени.

Оценка: 4
–  [  2  ]  +

Александра Сашнева «Ложись!..»

Ny, 29 мая 2008 г. 05:46

Автору, может и не слишком подробно, но убедительно, удалось передать атмосферу нового Будущего. Отлично подобран жаргон, психология ЧТ, обстановка. Очень и очень неплохая заявка по этим параметрам. Однако, общее развитие сюжета и развязка, показались мне слабыми.

Оценка: 7
–  [  3  ]  +

Олег Овчинников «Ротапринт»

Ny, 28 мая 2008 г. 05:26

Отличный рассказ. Самому служить не пришлось, но фантастическая основа, подмаскированная таким вот реализмом, опять утвердила меня во мнении, что оно и к лучшему. Никогда не понимал скотского желания превратить ближнего в слугу, а не в товарища. Жёсткая, даже жестокая, демонстрация сущности армейской системы безграничного подчинения и полной бесправности.

Оценка: 8
–  [  2  ]  +

Евгений Бенилов «На море и на суше»

Ny, 27 мая 2008 г. 05:23

Простоватый манер повествования, плоский, неживой сюжет, направленный только на привлечение внимания читателя к действию, фактические ошибки в описании насекомых (у водомерки нет жвал и жидкостью она не наполнена; млин, неужели трудно открыть учебник, если не знаешь!) сводят на нет все попытки автора сделать рассказ ценным хотя бы с точки зрения социального эксперимента. Неплоха перекличка со «Стрекозой и муравьём», но она очень слабо выражена.

Оценка: 2
–  [  1  ]  +

Евгений Гаркушев «Жук»

Ny, 26 мая 2008 г. 09:35

Ниже плинтуса. Нет внятного сюжета, идея проста как апельсин. Героев, как таковых, нет. Рассказ невыразителен и неинтересен. Прочитал уже несколько рассказов этого автора и сейчас в очередной раз разочаровался.

Оценка: 1
–  [  7  ]  +

Геннадий Прашкевич «Подкидыш ада»

Ny, 26 мая 2008 г. 08:35

Какой-то мрак по мотивам Стивенсона. Зачем ЭТО вообще стоило писать? Весь набор проблем, обозначенных автором в рассказе, хорошо и подробно разобран уже в сотнях фантастических произведений. Да нуждается ли классика в таком переложении? Ничего нового и интересного Прашкевич добавить не смог, на мой взгляд.

Оценка: 2
–  [  5  ]