FantLab ru

Все отзывы посетителя darklot

Отзывы

Рейтинг отзыва


Сортировка: по дате | по рейтингу | по оценке
–  [  7  ]  +

Михаил Павлов «Руки моей матери»

darklot, 7 октября 2016 г. 23:10

На меня этот рассказ произвел впечатление, помимо прочего, еще и тем, что автор «пошел от противного» и не пугает читателей смертью, убийством или чем-то подобным. Тут страх иного рода, менее ожидаемый, а оттого более интересный. Прозвучит пафосно, но мне этим «Руки моей матери» напомнили некоторые поздние отличные вещи Стивена Кинга.

Оценка: 9
–  [  7  ]  +

Владислав Женевский «Веки»

darklot, 5 сентября 2016 г. 20:32

Эхма, не место для комментариев, но как же не отреагировать на:

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
Да простят меня поклонники... Он что, вырезал себе глаза перочинным ножом? А зачем и почему?

Разъясняю:

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
«Цимес» этого рассказа в том, что его герой, обычный человек, как вы или я... моргает. Но однажды, моргнув в очередной раз, он замечает в темноте под веками нечто пугающее его, некий образ. Герой моргает еще и еще — поскольку моргать человеку необходимо, это непроизвольное сокращение мышц и т.д. и т.п. — и с каждым разом видит этот пугающий образ все отчетливее... и все ближе. Герой приходит в ужас, теряет голову, бежит куда-то, но НЕ МОРГАТЬ НЕ МОЖЕТ. И нечто, тварь из неведомого Ниоткуда-За-Веками, приближается. Герой хочет отрезать себе веки, лишь бы не моргать, вырывает себе глаза, чтобы не моргать... Но в итоге, лишившись зрения, он не спасает себя, а наоборот — теперь ему не нужно моргать, чтобы видеть то, что его пугает, теперь он видит это ВСЕГДА.

Это не «очень странный текст». Это просто текст не из разряда банальных. Он не пугает вас маньяками, упырями, зомбями. Он реально нагоняет жути, сталкивая читателя с чем-то «за гранью», причем таким образом сталкивая, что после этого...

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
моргаешь с опаской и стараешься поскорее открыть глаза... чтобы не увидеть чего-нибудь во мгле под веками
.

Оценка: 10
–  [  9  ]  +

Владислав Женевский «Запах»

darklot, 22 августа 2016 г. 13:53

Если бы в каком-нибудь ВУЗе решили ввести курс «темной» литературы и поинтересовались бы моим мнением, с творчеством каких авторов студентам этого курса следует познакомиться, то, наряду с По, Лавкрафтом, Бирсом, Эверсом, Рампо, Кингом, Баркером и другими классиками я бы, не задумываясь, назвал имя нашего соотечественника Владислава Женевского. И вовсе не потому, что знал этого автора лично. Многие могут подтвердить: когда речь заходит о литературе, я не завышаю оценки «по дружбе». Немало случаев было, когда, собирая ту или иную антологию, я «заворачивал» тексты своих хороших знакомых, друзей и коллег, если считал эти тексты слабыми — а слабые тексты бывают у всех... кроме, разве что, Владислава Женевского. Равно как я принимал и буду принимать в антологии время от времени такие истории, которые мне субъективно «не очень», когда вижу, что дело во вкусовщине, а не в недостатке мастерства у писателя. Собственно, лично мне не слишком полюбились такие новеллы Женевского, как, допустим, «Бог тошноты» или «В глазах смотрящего», но, черт подери, они все равно хороши, безотносительно того, насколько они близки или не близки мне как читателю.

Это другой совершенно уровень. Вы можете быть ценителем Достоевского и не любить Чехова, либо наоборот — с трудом заставите себя прочитать «Преступление и наказание», но восхититесь «Вишневым садом». Вне зависимости от ваших личных пристрастий и Достоевский, и Чехов остаются мастерами слова, классиками и образцами. Также я, например, принимаю Лавкрафта — это не вполне «моя» литература, но я осознаю и признаю заслуги ГФЛ перед жанром и перед искусством. И если, допустим, Стивен Кинг порой позволял себе критиковать стиль Лавкрафта, то одновременно признавал, что тот же Лавкрафт повлиял на его, Кинга, становление как писателя.

С творческим наследием Женевского ситуация похожая. Даже те его произведения, которые не «цепляют» персонально меня (а таких на самом деле не много), все равно остаются прекрасной литературой. В высшей степени несправедливо, что автор написал так мало и больше уже ничего не напишет. В высшей степени справедливо, что именно книга Владислава Женевского стала первой авторской книгой в серии «ССК», где ранее выпускались только антологии.

Женевский безумно хорош как писатель. Это я заявляю не просто так. Мне, в конце концов, есть с чем сравнить. Я и сам пишу (иногда мою писанину даже хвалят) и, конечно, я немало читаю. И молодых читаю, и признанных мастеров. У современных авторов уровня Анны Старобинец или, допустим, Марии Галиной, я редко, но порой все-таки «спотыкаюсь» на какой-либо фразе, предложении, ловлю себя на мысли, что «вот здесь уважаемый автор, пожалуй, увлекся или был недостаточно внимателен в редактуре». Знаете, такое мимолетное мерзенькое чувство, которое испытываешь, встречая едва уловимую шероховатость у достойного автора. У молодых, не столь признанных, шероховатостей куда больше. У графоманов и посредственных ремесленников (да, даже у тех, кто издается большими тиражами) ляпы встречаются чуть ли не на каждой странице. Из относительно свежих примеров последнего рода: угораздило открыть одну из книжек Тармашева и чуть ли не в первом же предложении столкнуться с фигурой, «затянутой в скафандр химзащиты» (скафандр — не тот вид одежды, в который можно «затянуть», это не трико из латекса).

В «Запахе» Женевского ни одной подобной шероховатости нет. Не замечено. Даже в ранних вещах, вроде «На дальних рубежах». В этой книге вообще нет никаких шероховатостей. И это первое, что стоит отметить, поскольку это — показатель очень высокого уровня писателя. Зато в «Запахе» есть масса другого, сугубо позитивного.

Здесь есть многочисленные отсылки к классике: самые разные (прямые эпиграфы, скрытые цитаты, аллюзии) и к самой разной, не только литературной (Баркер, Кинг, Брэдбери, Лавкрафт, Мильтон, Овидий), но и кинематографической («Чужой», «У холмов есть глаза»), и музыкальной (группа «Агата Кристи», например). Это если говорить о том, что можно уловить сходу, «на раз-два», на деле подобных отсылок куда больше.

Здесь есть богатейший и очень «вкусный» авторский язык. То, что хочется цитировать, но этого «хочется» ТАК много, что трудно выбрать что-то одно. Проще оставить выбор на волю случая и открыть случайную страницу «Запаха». Что я и сделал — и оказался (случайно!) на первой странице одноименной новеллы. И вот первые же слова первого абзаца:

цитата

Сумрачным ноябрьским утром 1867 года над Парижем угрюмой коммуной толклись сизые тучи, извергавшие из недр то холодную морось, то снег.

Обратили внимание на это слово — «коммуна»? Заметили, как изящно и метко оно разместилось, одновременно дополняя и отражая и исторический контекст (Париж 1867 года!), и само звучание этого предложения («сумрачным», «утром», «угрюмой», «коммуной», «тучи» — мы как будто слышим глухие завывания ветра посреди мрачного ненастья). Гениально, так мало кто может.

Снова даем порезвиться слепому жребию, и натыкаемся (на странице 264, новелла «Искусство любви») на фразу:

цитата

В каком-то смысле существование этой повести оскорбляло литературу больше, чем мемуары старого резонера или вирши о котятах.

Еще один бросок костей, и выпадает «127»:

цитата

Бледное лицо юноши светилось, как гнилушка.

Куда не ткни — попадаешь в яркий образ, в мысль, в тонкую игру слов и символов. А ведь это лишь случайные фразы, выпавшие, как гроши из туго набитого кошелька, из богатого, сочного контекста. «Запах» в этом смысле — настоящее пиршество для гурманов, ценящих превыше всего красоту слога.

Но «Запах» не ограничивается лишь этим. Мне доводилось и прежде читать безукоризненно грамотную, умную, достаточно сочно написанную прозу, жанровую прозу в том числе, которая оставалась при этом неимоверно скучна, сера, вторична, пуста. Не только язык и стиль делают классиков классиками, мастеров — мастерами.

Нил Гейман назвал один из сборников своих рассказов «Дым и зеркала», имея в виду, что по-настоящему классный автор может произвести на читателя впечатление сродни тому, которое производит на зрителя умелый фокусник, выуживая из рукава голубя или кролика из цилиндра. Стивен Кинг в том же смысле говорил о писательстве, как о телепатии. Истинно классный автор в чем-то — чародей, волшебник. Не просто так и в русском языке давно в обиход вошло выражение «магия слова». Владислав Женевский был из породы магов, которые умеют творить настоящие чудеса. Такие, что я и сейчас, перечитывая его рассказы (даже те, что мне самому субъективно «не очень»), в какой-то момент готов хлопать в ладоши и визжать от восторга.

И он делал все это, находясь «на темной стороне». Как в коротком рассказе (из раннего) «Веки», где автор заставляет нас бояться... моргать. И рисует жуткую картину, которая особо впечатлительных натур может на долго лишить сна: о, эти бледные губы в бездонной тьме за прикрытыми веками, эти губы, которые будут целовать вас целую вечность. Как в новеллах «Идолы в закоулках» и «Никогда», с удивительными образами, одновременно отвратительными и прекрасными: паукообразный монстр, подобный человеческому сердцу... плотоядный цветок в виде детской руки... Господи боже, какой взлет фантазии, какой сладостный кошмар — наяву. Как в историях вроде «Бога тошноты» или «Мёда», в которых автор использует сложные литературные приемы, в одном случае ведя практически все повествование во втором лице («ты», «ты», «ты»), а в другом специально делая текст «медовым», тягучим — все для того, чтобы в финале внезапно вывести на сцену то, для чего было нужно использовать эти приемы... Вывести — и привести нас, читателей, к этакому литературному оргазму. Вызвать ощущение сродни тому, что испытывает герой новеллы «Запах» — почти сладострастное омерзение, которого всегда мало.

Женевский мало склонен к прямому морализаторству, но он всегда или почти всегда интеллигентно и ненавязчиво приглашает читателя еще и подумать. Его проза (и его поэзия — в сборник вошло и несколько коротких стихотворений автора) глубока, многогранна и символична, будь то драматический вирд «В глазах смотрящего», в финале которого героиня теряет душу в лабиринте зеркал, или же трогательный, печальный «Kom», где потерявший близкого человека герой обнаруживает себя на корабле, созданном из ногтей мертвецов (да, опять аллюзия, теперь уже мифологического толка), будь то депрессивный «Ключик» с его холодным и безжалостным (безнадежным!) посылом о том, что «к каждому замку можно подобрать свой ключик» (метафора неизбежности смерти, если брать в широком смысле), или же едва ли не сатирическое «Искусство любви» с лавкрафтианскими монстрами, явившимися в мир при помощи буквенного «кода», скрытого в дешевой литературной мелодраме «пролюбофф».

Я редко ставлю в своих рецензиях оценку «10 из 10», так как это оценка в моей личной табели о рангах равнозначна четкому утверждению: «шедевр, с какой стороны не взгляни». Тем приятнее, что такой оценки заслуживает книга отечественного автора. Хотя оценить по достоинству ее смогут не все и не всегда. Иногда — это правда — нужно изрядно вырасти самому, чтобы увидеть нечто огромное, многогранное. Мне, например, понадобилось с десяток лет, чтобы должным образом настроиться и посмотреть от и до «Солярис» Тарковского и признать эту картину шедевром. Думаю, если вам «Запах» не покажется сейчас таковым, но вы «что-то такое» в этой книге все же уловите, то, значит, сможете к ней вернуться позднее, чтобы, нарастив «мускул» литературного и эстетического опыта, отдать творчеству Владислава Женевского должное. Удачи вам в этом. Я буду завидовать вам белой завистью.

Оценка: 10
–  [  7  ]  +

Николай Леонидович Иванов «Длака»

darklot, 1 апреля 2016 г. 14:46

Чтобы оценить в полной мере этот рассказ, надо как минимум знать русский фольклор и, в частности, байку про медведя на липовой ноге. Как максимум, желательно еще прочитать небезызвестное эссе Святослава Логинова «Какой ужас!», в котором автор, помимо прочего, разбирает эту самую байку как пример и образец жанра хоррор.

Конечно, «Длаку» можно читать и не будучи знакомым со всем этим, но тогда можно что-то не понять, т.к. текст во многом основан как раз на хоррор-прочтении русского фольклора. Финал будет ясен (и пугающ), если вы знаете историю про липовую ногу.

Оценка: 8
–  [  12  ]  +

Максим Кабир «Багровая луна»

darklot, 25 марта 2016 г. 23:49

Не могу не замолвить слово в защиту рассказа Максима Кабира «Багровая луна», который многие упрекают — мол, для автора, слабовато. Совершенно НЕ согласен.

Надо понимать, когда автор ставит целью сказать что-то новое, а когда отдает дань уважения некой традиции. Истории про оборотней — в жанре более заезжены только вампиры и зомби, но если про последних текстов навалом, то тему оборотней народ как-то стал подзабывать. В этом плане «Багровая луна» это как хорошее теплое воспоминание о вервольф-хоррорах прошлых десятилетий, атмосферное, каноничное, написанное с любовью (а Кабир большой фанат жанрового кино, чего никогда не скрывал). При этом история сама по себе весьма кинематографична, начиная уже с названия, которое сознательно НЕ претендует на оригинальность, а напротив — отсылает к киношной классике жанра.

В общем, я считаю, что этот рассказ следует воспринимать таким какой он есть, потому что автор его таким и задумал. Лично мне, как поклоннику тех же фильмов, той же темы и той же эстетики, было реально в кайф его читать. Новизна же пресловутая — она, конечно, всегда в плюс, но ее отсутствие конкретно в хорроре — далеко не всегда минус, т.к. сам жанр во многом укоренен на традициях, многими любим отнюдь не за новизну.

Оценка: 8
–  [  12  ]  +

Антология «Вечерний свет»

darklot, 20 марта 2016 г. 00:04

По сравнению с «Книгой ужасов» Стивена Джонса (коего в недрах издательства АСТ некоторые знают как «Джона Стивенса») плюс этой подборки рассказов в том, что почти все они легко читаются и на самом деле как минимум занятны. Жирный минус антологии — то, что ее антологией-то довольно сложно назвать: здесь всего десять рассказов, среди которых нет ни одного длинного. Собственно, «Летний гром» батьки Кинга кажется в сравнении с «Зевакой» (Стив Резник Тем) или «Куколкой» (Клайв Баркер) едва ли не повестью, хотя по меркам самого Кинга это практически зарисовка.

Еще один довольно серьезный минус книги: не полное ее соответствии заявленному жанру. Впрочем, журнал «Cemetery Dance», к юбилею которого была выпущена книга, заявляет себя как издание, посвященное не только хоррору, но и саспенсу — это в какой-то мере оправдывает наличие в подборке таких рассказов как «Мгновенная вечность» (Брайен Джеймс Фримен) и «Одиночный полет» (Эд Горман). К слову, рассказы эти в книге — из лучших, даром что лишены элемента пугающего как такового: первый скорее следует отнести к околовоенной прозе (по сюжету герой спасает девочку, наступившую на мину), второй делает откровенный реверанс в сторону классических crime story (не даром в тексте много раз упоминают Клинта Иствуда и полицейский триллер с его участием «Грязный Гарри»), только в героях тут ходят два дышащих на ладан пенсионера.

Жемчужиной сборника (удивительно, что ее недооценили многие читатели) является рассказ Бентли Литтла «В комнате», наиболее страшный и жуткий из всей десятки, собранной Ричардом Чизмаром. Жути он нагоняет с первых же строчек, причем жути профессионально-непонятной. Литтл еще раз доказывает, что талант у него есть, причем в короткой форме этот талант проявляется едва ли не ярче, чем в романах.

Помянутый рассказец Стивена Кинга «Летний гром» не представляет ничего особого для творчества самого мэтра и, опять же, довольно косвенно относится к хоррору, ведь по сути это история о постапокалипсисе (если прямым текстом) и о смерти как таковой (если говорить о метафорических смыслах). Мастерство Кинга никуда не делось, и во многом именно фирменный стиль и владение словом вытягивают ничем прочим особо не выделяющийся текст.

К неудачам следует отнести «Цвет крови» Нормана Партриджа — история трэшевая, маловразумительная, да еще и поданная в псевдо-эстетском, «вышоколитературном» «штиле». Безымянные персонажи, безымянный монстр, некоторое количество мистики и той самой крови, которая, по идее, должна нагонять атмосферу ужаса и страха, а нагоняет лишь зевоту и тоску. Тот редкий случай в рамках этого сборника, когда радуешься краткости произведения.

Второй случай такого сорта — литературное упражнение за авторством Питера Страуба под названием «Собрание рассказов Фредди Протеро, с предисловием Терлесса Магнуссена, кандидата филологических наук». Название целиком и полностью отражает саму суть произведения: это и правда сборник в сборнике, да еще и с вполне себе филологическим языком написанным вступительным словом. «Фишка» в том, что Фредди Протеро — мальчик, исчезнувший, когда ему было девять лет. Соответственно, «рассказы» его — это коротенькие косноязычные, полные ошибок тексты. Автор усиленно стремится копировать «детский» стиль письма, в общем небезуспешно, а попутно подводит читателей к мысли о том, что несчастный ребенок из неблагополучной семьи Фредди Протеро, по всей видимости, страдал шизофренией (вплоть до раздвоения личности), а дни свои закончил, прыгнув с моста в реку. Интересная задумка, интересная реализация, но слишком уж все неясно остается в этой истории, экспериментально-литературно, а наличие того самого «предисловия» выглядит довольно сатирически и напоминает неуместную насмешку над детской безграмотностью и смертью.

«Вестерн с мертвецами» (Джек Кетчам), «Сортир» (Рональд Келли) и «Зевака» (Стив Резник Тем) — короткие, легко и быстро читающиеся, но, увы, довольно примитивные истории. Такие рассказы не портят дешевые издания, не испортили они и эту книгу, однако в силу своей краткости и простоты (в случае с Келли скатываюшейся в откровенный трэш), не могут стать и «жемчужинами».

Наконец, «Куколка» маэстро Баркера, даром что задевает политкорректные донельзя темы (бытовое насилие, однополая любовь и «сексуальность для себя»), заставляет с тоской вспоминать лучшие истории из культовых «Книг крови», прославивших Клайва. Где тот автор, что сочинял «Полуночный поезд с мясом» и «Свиньи Тиффердауна», «Страх» и «Сумерки над башнями»? Такое ощущение, что он исчез, канул в неизведанное подобно Фредди Протеро.

Вот и получается, что имеем мы книгу хоть по именами авторов и громкую, но по наполнению довольно среднюю, к тому же совсем уж непростительно короткую.

Написано для сайта Зона Ужасов:

http://horrorzone.ru/page/vechernij-svet-recenzija-zu

Оценка: 6
–  [  11  ]  +

Владислав Женевский «Запах»

darklot, 27 января 2016 г. 14:15

Замечательная новелла, прямо отсылающая читателя к творчеству классиков мировой «темной» прозы уровня По и де Мопассана. И в литературном плане, по языку и стилю, достойная встать в один ряд с лучшими произведениями оных. Однако Женевский не был бы Женевским, если бы не обогатил наследие классиков любимым им «вирдом», символизмом и не использовал фирменный прием, виртуозно передавая словом самый дух, сладостный и омерзительный одновременно.

Оценка: 10
–  [  4  ]  +

Владислав Женевский «Король под куполом»

darklot, 9 ноября 2015 г. 02:26

В каком-то смысле Владислав Женевский был, конечно, счастливым человеком. Да, жизнь его оборвалась куда раньше, чем было бы должно, но он многое успел сделать, многое успел повидать. Владислав свел знакомство с многими зарубежными авторами, которых переводил на русский, у которых брал интервью, с которыми общался. Осуществил он и мечту десятков тысяч русскоязычных поклонников хоррора — увидел собственными глазами и услышал собственными ушами Стивена Кинга. Примечательно, что этим опытом (а для кого-то — просто счастьем) Владислав поспешил поделиться со всеми, написав интересный и обстоятельный отчет о мероприятии, на котором побывал. Таким образом, благодаря Владиславу Женевскому, мы все получили возможность словно бы оказаться там, рядом с Королем, сами.

Оценка: 10
–  [  13  ]  +

Владислав Женевский «Хоррор в русской литературе (часть I)»

darklot, 9 ноября 2015 г. 02:21

В основу статьи (она из-за большого объема была разделена при публикации в вебзине Даркер на две части) лег основательный доклад, с которым автор выступал на ФантАссамблее. Как человек, присутствовавший на этом докладе, должен сказать, что «в живую» это было еще круче, чем в виде статьи: автор устроил посиделки при свечах, в полумраке, а само выступление сопровождалось показом слайдов (да и, кажется, без атмосферного музыкального сопровождения тоже не обошлось).

Что касается самой статьи, то по глубине и охвату материала ее так и тянет сравнить со знаменитым эссе Г. Ф. Лавкрафта «Сверхъестественный ужас в литературе» — не даром и названия неуловимо схожи. Причем сравнение это будет без каких-либо натяжек — подобно Лавкрафту, Женевский сделал всесторонний обзор жанра, упоминает десятки авторов и десятки произведений, многие из которых будут незнакомы даже завзятым фанатам хоррора. Опять же, если вы считаете себя ценителем литературы в жанре мистики и ужасов, то к ознакомлению для вас строго обязательны как эссе Лавкрафта, так и статья Женевского.

Оценка: 10
–  [  20  ]  +

Владислав Женевский «Мёд»

darklot, 8 ноября 2015 г. 21:38

Рассказ «Мед» был написан для участия в представительном конкурсе «Чертова дюжина». И был он написан так хорошо, что не мог не пройти в финал. А вот в финале, который судили в том числе и профессиональные писатели (Мария Галина, Виктор Точинов, Александр Щеголев и другие) — мало кем был оценен. В том году я также участвовал в ЧД, а годом ранее судил этот конкурс. И был удивлен тем, что некоторые «профи» не поняли, не оценили того, что автор сумел сделать в своем рассказе. Не хочу никого обидеть, но, на мой взгляд, некоторые из судей сами не умеют писать на таком уровне.

О чем вообще речь. В литературе, в писательстве есть масса нюансов, масса путей работы с текстом, со словом. К примеру, есть понятие «звукопись», когда автор, описывая некую ситуацию, сцену, активно использует слова с определенными звуками. Допустим, можно рассказывать о том, как человек бродит возле фонтана и использовать для этого слова, в которых встречаются мелодичные, переливчатые звуки. Или герой оказывается где-то в поле, среди колышущихся трав, и автор в описании этой сцены использует слова вроде «шуршать», «шептать», «шелест», «шорохи» — с постоянным рефреном звука «ш». Таким образом читатель глубже погружается в атмосферу и т.д. и т.п.. Звукопись, умение выстраивать определенную мелодику текста — это особый уровень писательства, которого достигнуть способен далеко не каждый даже хороший автор.

И вот Владислав Женевский, филогог по образованию, знаток литературы, поэт, как мало кто умел и любил в своей прозе работать с мелодикой, атмосферой, звуком и чувством. Причем нередко Владислав это делал в достаточно специфических целях. Скажем, рассказ «Бог тошноты» физически способен передать муторное, «тошнотное» состояние читателю. А в рассказе «Мед» автор достигает эффекта «медовости», вязкости, липкости, приторности. Причем делает это с блеском и совершенно сознательно. И своего добивается блестяще — на том же конкурсе практически всякий прочитавший «Мед», в отзывах обязательно говорил об этой «медовости». Другое дело, что далеко не всякий понял, что именно это и было целью автора.

Многие ведь (и многие писатели, как выясняется) свято уверены, что автор ОБЯЗАН писать интересно, обязан развлекать читателя, «цеплять» его сюжетом, интригой и т.д. и т.п.. А автор обязан на самом деле только самому себе, то есть если автор не ставил целью развлечь, а ставил целью добиться какого-то особого эффекта и своей цели достиг — значит, автор молодец и написал классное произведение.

И вот рассказ «Мед» — он как раз такой. Для гурманов, которые смогут понять и насладятся произведением настоящего мастера слова, каким, вне всяких сомнений, был Владислав Женевский.

Оценка: 10
–  [  10  ]  +

Владислав Женевский «Kom»

darklot, 7 ноября 2015 г. 11:01

Рассказ «Kom» относится к, условно говоря, «позднему» периоду творчества Владислава Женевского. «Ранний» Женевский — это период 2005-2007 годов, время написания таких замечательных вещей, как «Зевака» (2005), «Она» (2005), «Никогда» (2006), «Атеист» (2006), «Веки» (2006), «Идолы в закоулках» (2007). После этого, до 2014 года Владислав написал всего два рассказа — «Огненная птица» (2009) и «Каждая» (2011). А в 2013-2014 годах писатель активизировался, создав новеллы «Запах» (2013), «Искусство любви» (2013), «В глазах смотрящего» (2014), «Ключик» (2014), «Бог тошноты» (2014), «Мёд» (2014) и, собственно, «Kom» (2014). Всплеск творческой активности связан, во-первых, с тем, что Владислава (и его коллег по жанру), наконец, начинают регулярно публиковать в печати, в серьезных антологиях, а во-вторых, с болезнью автора: с одной стороны, у Женевского появилось больше времени для творчества, с другой — последние годы его жизнь всегда находилась под угрозой и автор, конечно, это понимал, хотя и старался не думать о плохом.

Сам Владислав считал «Kom» своим лучшим рассказом, но читатель должен знать, что это достаточно сложное произведение, прочувствовать и понять которое сможет не всякий. И довольно тяжелое, передающее ощущение муторности, зыбкости, глубокой депрессии. Собственно сюжет, идея раскрываются в деталях, не называясь автором прямо. Так что, как минимум, чтобы понять этот рассказ, читатель должен иметь хотя бы поверхностное представление о том, что такое корабль из ногтей мертвецов, то есть быть знаком с соответствующей мифологией северных народов.

Оценка: 10
–  [  4  ]  +

Владислав Женевский «Этюды»

darklot, 6 ноября 2015 г. 23:45

Поэзия Владислава Женевского — это в основном то, что он писал в достаточно юные годы. Своеобразное литературное баловство, пробы пера, которые талантливый автор первоначально выкладывал на сетературных сайтах без особых надежд на публикацию в печати. Однако, эти стихи интересны, ценны и сами по себе, и как демонстрация того, как автор рос. Уже здесь, в этой лирике просматривается то, что можно назвать знаковыми чертами всего творческого наследия Женевского: мрачная красота, изящность, подчас некоторая декоративность, образность, символизм, романтизм. Филолог по образованию, Женевский тонко чувствует слово, ритм, мелодику стиха, позволяет себе в поэзии экспериментировать. Любопытно, что лиричность стихов Владислава и вообще то, что он изначально делал в поэзии, плавно перетекло затем и в его прозу.

Что касается непосредственно поэзии, то интерес представляют практически все стихи Женевского. Лично я выделю следующие: «Случай в цирке», «Баллада для чердачных голубей, написанная мертвецом», «Relictus (Покинутый)»... а впрочем, они все хороши, даже те, что были только пробой пера.

Оценка: 10
–  [  7  ]  +

Владислав Женевский «Огненная птица»

darklot, 6 ноября 2015 г. 22:42

Светлое и доброе, теплое произведение, финал которого наводит на мысли о бренности бытия и о чем-то еще, чем-то более долгом, сильном, чем наша жизнь. И, возможно, столь же неразумном, как она.

Оценка: 10
–  [  15  ]  +

Владислав Женевский «На дальних рубежах»

darklot, 5 ноября 2015 г. 23:23

Относительно ранняя, как говорится, «ученическая» еще работа большого Мастера. В кавычках потому, что далеко не каждый, мнящий себя состоявшимся писателем, сможет писать так, на таком уровне, как писал «ученик», «подражатель» Женевский в свои — Господи! — тогда еще 20 лет (а то и меньше). Перечитывая раннюю прозу Владислава, я только поражаюсь тому, (и еще горюю оттого) что она, эта вкусная, сочная, изысканная проза так долго искала дорогу к читателям. Впрочем, чему удивляться: Влад был излишне скромен, всего себя он посвящал литературе, много читал, писал рецензии, переводил... таким бескорыстным искренним людям сложно пробивать себе дорогу. В итоге мы имеем то, что имеем: армии графоманов публикуют многотомные саги многотысячными тиражами, а первые достаточно серьезные публикации (рассказы в различных антологиях) по-настоящему большого литературного таланта случились, когда ему было уже 29-30 лет. А потом он умер, так и не успев подержать в руках первую свою авторскую книгу...

Оценка: 10
–  [  6  ]  +

Владислав Женевский «Каждая»

darklot, 5 ноября 2015 г. 23:14

Знаете, не так мало авторов умеют писать красиво. Некоторые из них (вспомним Бодлера, По) умели видеть красоту в не самых прекрасных вещах и явлениях. В своем творчестве вообще, и в этом рассказе в частности, Владислав Женевский прямо идет дорогой По и бодлеристов, даром что посвящает текст другому автору, Клайву Баркеру. Женевский как никто другой из отечественных авторов, умеет своим творчеством вызывать и жуть, и восхищение, причем одновременно. Да, в «Каждой» есть Баркер, но в ней есть и, скажем, Лавкрафт, его «космический ужас», то бишь ужас-благоговение, ужас-восхищение. Как есть здесь и Стивен Кинг, и другие авторы хоррора, чем-то смахивающие (кто знает, быть может в этом проявился свойственный литературному творчеству Женевского символизм) на монструозных обитателей клоаки, рвущихся по ржавым трубам в дома обывателей...

Оценка: 10
–  [  11  ]  +

Владислав Женевский «В глазах смотрящего»

darklot, 5 ноября 2015 г. 23:06

Этот замечательный рассказ, как и бОльшая часть творчества замечательного литератора, самобытного автора Владислава Женевского, относится к тому пласту литературы, который можно охарактеризовать короткой фразой «не для всех». Чтобы распробовать такую прозу, нужно и время, и чувство, и ум. Причем нельзя сказать, чтобы Женевский был «заумным» автором, нет. Интеллектуальность его творчества всегда гармонично сочеталась с безукоризненным стилем, поэтичностью. Да, пожалуй, многое его проза берет у поэзии — отсюда и символизм ее, и образность. Я, составитель, рискнул взять этот рассказ (касаемо рассказов Женевского, лично меня всегда тянуло называть их «новеллами») в антологию о маньяках, так как увидел в нем (в частности, в финале) рассказ о шизофрении и раздвоении личности. Вдумайтесь в гениальность и внутреннюю символичность этого финала,

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
где обезумевшая, обезличенная в собственном разуме героиня пропадает в лабиринте кривых зеркал!..

Сам автор говорил, что, скорее, писал о встрече с демоном, но, что важно, он принимал и мою трактовку, не возражал против нее. Это, знаете, тоже многое значит — когда автор сознательно пишет так, что его творчество способно раскрываться на разных уровнях, в разных плоскостях.

Оценка: 10
–  [  6  ]  +

Владислав Женевский «Жар»

darklot, 5 ноября 2015 г. 22:27

Продолжаю читать у Владислава Женевского то, что по каким-то причинам упустил из виду ранее... или, как, скорее всего, было в этом случае, «упустил из памяти», так как читал давно, когда мы оба были много моложе, а я был гораздо глупее и наивнее. А Владислав Женевский уже тогда писал прекрасную прозу прекрасным языком, атмосферную и самобытную.

В этом коротком рассказе автора можно уже уловить то, что потом станет его излюбленным приемом: взять некое понятие, слово — и «оживить» его своим литературным мастерством. Жар... живой. И это страшно, это жутко.

Оценка: 10
–  [  6  ]  +

Владислав Женевский «Веки»

darklot, 5 ноября 2015 г. 00:33

Великолепная миниатюра, по-настоящему жуткая и, как всегда у Женевского, написанная прекрасным языком.

Оценка: 10
–  [  9  ]  +

Александр Подольский «Забытые чёртом»

darklot, 25 февраля 2015 г. 12:39

Мало кто знает, в том числе, видимо, и автор предыдущей рецензии, что в ССК рассказ «Забытые чертом» публикуется в отредактированном по сравнении с «Зомби в СССР» виде. Так что целый ряд замечаний по части:

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
Впрочем, мог бы помочь редактор или даже просто человек, достаточно много читавший и владеющий русским языком. Опять же, увы (добавлю и ах), такого текст на своём пути к читателю не встретил.

на самом деле не относится к тексту рассказа в ССК 2015. Здесь он был и сокращен автором, и отредактирован, и вычитка корректором проводилась. Какие-то «мыши», вероятно, остались, но в целом рассказ от большинства оных был вычищен.

Это просто для того, чтобы было понятно: в ССК 2015 и в «Зомби в СССР» публикуются не идентичные версии рассказа, а разные, и в ССК 2015 более поздняя версия, с правками.

Рассказ на самом деле весьма неплох. Интересный сюжет, любопытная идея, целый ряд хороших, «лакомых» сцен. В общем и целом вещь очень достойная. Мне она кажется (да и не только мне) еще и очень хорошей потенциально «закваской» для более крупного произведения. Тут сразу несколько героев, много второстепенных персонажей, интересный исторически сеттинг, большое поле для развития в более крупную форму.

Я бы не сказал, что это лучшее, что я читал у Подольского или что это лучший рассказ в ССК, но один из лучших — вполне.

Оценка: 8
–  [  6  ]  +

Илья Объедков «Встань и иди»

darklot, 14 февраля 2015 г. 19:15

Рассказ, который очень понравился в начале, но несколько разочаровал по мере приближения к финалу. Оригинальная завязка (пусть и не каждый оценит обыгрыш библейской истории про «имя мне легион») вылилась в довольно-таки банальную историю. Увы. Хотелось бы большего, ведь «заявка» по-хорошему удивила.

Оценка: 6
–  [  10  ]  +

Александр Матюхин «Навсегда»

darklot, 14 февраля 2015 г. 19:13

Есть мнение, что этот рассказ слишком уж «паразитирует» на чувстве ностальгии «поколения 90-х», но я с таким мнением не соглашусь. Я сам того поколения, но «Денди», видеосалноы, фантики всякие по большей части прошли мимо меня (вот если б в тексте всплыл ZX Spectrum...). Тем не менее рассказ очень понравился. Единственный твист меня и правда удивил, хотя потом я изумлялся, как не догадался, в чем соль, с самого начала. Вещь атмосферная, грустная, а жуть в ней ощущается очень хорошая такая, кинговская, как в иных сценах «Оно».

Оценка: 9
–  [  8  ]  +

Дмитрий Лазарев «День, когда цветёт папоротник»

darklot, 14 февраля 2015 г. 19:09

А этот рассказ — хороший образец того, как традиционные сюжеты западного хоррора можно переложить без потери качества на «наш лад». В данном случае определенная вторичность — не минус произведения, так как автор очевидно и не пытался никого удивить, его задача была — рассказать этаких «Детей кукурузы» в наших реалиях. С задачей автор справился, читать легко и интересно, финал хорош.

Оценка: 7
–  [  6  ]  +

Дмитрий Тихонов «Беспросветные»

darklot, 14 февраля 2015 г. 19:07

Прекрасная, атмосферная, жуткая вещь. То, что первый читатель (alex1970) отнес, наверное, к недостаткам (легкая схожесть с фильмом «Зарывающие») — лично для меня стало жирным плюсом, так как это один из моих любимых фильмов последних лет, с удовольствием его пересматриваю. Причем никакой речи о плагиате или заимстовании, скорее — нечто общее в атмосфере, концепции. И там, и там — неведомые твари. И там, и там — время действия прошлое. И там, и там герои — мужчины. Ну и как уже сказали, «Беспросветные» — великолепный пример того, что хоррор остается хоррором и в антураже исторического романа, и в антураже славянского фэнтези. Если автор, как Дмитрий Тихонов, понимает и чувствует хоррор и понимает, как это делается.

Оценка: 10
–  [  10  ]  +

Елена Щетинина «Карта памяти заполнена»

darklot, 14 февраля 2015 г. 19:03

Как по мне — отменный пример хорошего, бодрого, интересного, местами и правда жутковатого развлекательного хоррора. Первое ощущение после прочтения — как будто фильм ужасов посмотрел, причем не из плохих. Увлекательно, живо, а в некоторых моментах — дух захватывает. И написано ладно.

Оценка: 8
–  [  25  ]  +

Джо Хилл «Страна Рождества»

darklot, 12 января 2015 г. 18:45

Блестящая работа настоящего, уже зрелого мастера.

Кто-то говорит «ну как-то банально, не дотянул», хотя на самом деле это всего лишь всплески эмоций у тех, кто ждал «чего-то в духе» тех вещей Хилла, которые уже читал раньше. Хилл же, как автор, не обязан никому писать одно и тоже и пишет каждый раз что-то новое.

По сравнению с дебютным романом «Коробка в форме сердца» «Страна Рождества» в литературном смысле стоит на порядок выше. Язык автора богат, сочен, метафоричен. Персонажи прописаны детальнее, ярче, «живее». Идеи, наполняющие книгу, не так банальны, как кому-то может показаться после беглого прочтения. Так, например, традиционный мотив хоррора и околохоррорной литературы (магреализм etc) — двоемирие — реализован через отнюдь не затасканную концепцию «инскейпов». Впечатляет продуманность сюжета, где каждая мелочь играет свою роль и то, что поначалу казалось просто яркой, но не значительной деталью, в итоге оказывается важной шестеренкой, встроенной в сложный, отлаженный механизм.

Сравнения с отцом здесь уместны, но при этом надо иметь в виду, что Хилл не выступает подражателем или эпигоном, он выступает как равный. Уже как равный.

Итог: одна из лучших книг в жанре за последние годы.

Жирный минус: редактору, переводчику, корректору, которые не только допустили неимоверное число опечаток и просто ошибок (типа слово «конечно», напечатанного с «а» на конце), но еще и засыпали книгу тоннами ненужных сносок, в ряде случаев представляющих собой наглую бессовестную рекламу каких-то русских интернет-магазинов. Такое — это уже за гранью.

Оценка: 9
–  [  11  ]  +

Антология «Тёмная сторона дороги»

darklot, 31 октября 2014 г. 12:44

Как автор одного из вошедших в сборник рассказов я, возможно, несколько предвзят. Но мне книга в целом понравилась. Прежде всего — отсутствием откровенных провалов: тексты держат достаточно высокий уровень. Из минусов, которые отметил для себя — хотелось бы побольше по-настоящему классных, запоминающихся произведений. Но опять-таки, тут возможна доля субъективизма, так как в большинстве своем рассказы — мистические (призраки, паранормальщина и т.п.), а мне не хватало немного традиционной хоррор-жести (монстры, маньяки, кровь, насилие, безумие).

Выделю прежде всего следующие рассказы:

«Поворот налево» (Дмитрий Витер) — традиционная такая мистическая история. Не удивляет, но это и не всегда бывает нужно. В тоже время задает атмосферу всему сборнику.

«Житель дороги» (Алексей Жарков) — необычный рассказ. Своей необычностью схож с «Богом тошноты» Женевского из этой же книги, но — имхо — выигрывает у него за счет меньшего объема.

«Что-то не отпускает никогда» (Андрей Сенников) — Сенников давно известен (пусть пока и в достаточно узких кругах), как мастер особой, тягуче-черной атмосферы. Я бы сравнил его лучшие творения с рассказами Питера Страуба. Этот рассказ — как раз из лучших.

«Мешок без подарков» и «Хозяин туннелей» (Александр Подольский) — наиболее запомнившиеся рассказы из всего сборника. Люблю толику черного юмора в ужасах, а здесь она присутствует. Плюс — достаточно оригинально и при этом интересно написано, да и пресловутая атмосфера не подкачала.

«Узкая колея нашего детства» (Олег Кожин) — понравился рассказ прежде всего одной сценой, которая действительно нагоняет жути. Какой именно сценой — узнаете из рассказа, когда прочитаете :)

«Лишний вагон» (Мария Артемьева) — тоже и жутковатый, и интересный. Чем-то напомнил старые сериалы вроде «Баек из склепа» — а я обожаю «Байки из склепа», черт подери!

«Ночь трассы» (Илья Пивоваров) — этакая road-story, с твистами и необычным концептом. Пожалуй, лучшее, что я покамест читал у этого молодого автора.

В целом, повторюсь, книга понравилась прежде всего общим ровным уровнем, почти все тексты лично у меня по оценкам находятся в диапазоне от 6 до 8 баллов, то бишь разница — на уровне вкусовой погрешности.

Оценка: 7
–  [  2  ]  +

Гэри Бранднер «Слова, слова, слова»

darklot, 29 июля 2014 г. 20:44

Лаконичность, которой порой не достает иным авторам, здесь полностью уместна и разумна. Хороший рассказ.

Оценка: 7
–  [  3  ]  +

Рэй Гартон «Между восемью и девятью часами»

darklot, 29 июля 2014 г. 20:43

Все было бы замечательно, если бы рассказ оказался в два раза короче. Простая идейка в духе старых добрых сериалов а ля «Байки из склепа» или «Сумеречная зона»... Но только это не коротенький эпизод, а растянутая до размеров мини-сериала серия.

Оценка: 7
–  [  0  ]  +

Джон Фаррис «Первенец»

darklot, 29 июля 2014 г. 20:41

Неплохую задумку портит совершенно дикий «рояль в кустах».

Оценка: 4
–  [  0  ]  +

Тананарив Дью «Развлечение»

darklot, 29 июля 2014 г. 20:38

Слабенький закос под Чака Паланика.

Оценка: 4
–  [  2  ]  +

Рик Пикман «Тёмные деликатесы мёртвых»

darklot, 29 июля 2014 г. 20:36

Смешная история, недооцененная, имхо, потому, что фактически у каждого ее персонажа есть реальный прототип — тут вам и Баркер, и Кэмпбелл, и Страйбер, и многие другие — в реально существующем магазинчике, спасаются от зомби, попутно выясняя отношения. Не рассказ ужасов, но бодрый и веселый стеб над авторами жанра.

Оценка: 9
–  [  1  ]  +

Мария Артемьева «Тёмная сторона Москвы»

darklot, 26 июня 2014 г. 22:16

Стоит отметить, что это не документальная книга, но и не вполне художественная. С одной стороны это действительно пересказы каких-то баек и историй, но чаще это просто рассказы, художественная проза, написанная простым (но не лишенным изящества) языком.

Оценка: 7
⇑ Наверх