FantLab ru

Все отзывы посетителя chupasov

Отзывы

Рейтинг отзыва


Сортировка: по дате | по рейтингу | по оценке
–  [  1  ]  +

Александра Голубева «Катастеризм»

chupasov, 27 июля 17:26

Очень смешанное впечатление. Сюжет вокруг стареющих родителей Дани – да, отличный, близкий. Близкий, правда, лишь в анамнезе. Поскольку сюжетообразующие действия героя показались не очень мотивированными. Герой и сам, как бы в насмешку над автором, удивляется,

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
с какого перепугу он, такой весь критичный, силком буквально засунул своих родителей в программу, запрещенную на Западе из-за риска онкологии.

Роман, вроде, про психологию, но психологически убедительным и по-настоящему живым получилось лишь отношение Дани к пожилым родителям. Сюжет вокруг Тульина оказался довольно скучным: 80% романа маленький человек, раздавленный Большой Драмой, влачит никакое существование, выслушивая разные лекции.

В этом, кажется, и главный провал книги:

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
пуант с обыкновенным Даней и скучным Тульиным вызывает лишь реакцию в духе «а... вона как: шило-то – это, оказывается, мыло». Т.е. чтобы история о переписанной личности выстрелила, читатель должен полюбить то, что утрачено. Иначе, увы, получается «помер Вадим – да и х.. с ним».

Роман еще, конечно, и про ближайшее будущее. Автор временами находит удачную интонацию, смещая приметы будущего на периферию зрения, банализуя новое, разбавленное все тем же линолеумом. Т.е. сам по себе лениво-конспирологический режим, позволяющий порассуждать о всяких там технологиях, – вполне работающий прием, вписанный к тому же и в рамочный сюжет. Но роман сильно выиграл бы, если бы лекций было поменьше (автор — не Нил Стивенсон, к сожалению), а бытовых примет будущего, вроде этих напыляемых бахил и звонков на ключи – побольше.

Оценка: 7
–  [  2  ]  +

Карина Шаинян «С ключом на шее»

chupasov, 17 июля 11:20

Рецепт страшного романа, в сущности, давно известен – в реалистично-бытовой план проникает потусторонне-призрачное. Дальше – нюансы в пропорциях, месте психологизма и писательском мастерстве.

Роман К. Шаинян в эту схему не вписывается совершенно. Тебя сразу ныряют в яркий кошмарный сон или сюрреалистичный комикс, слабо поддающийся пересказу. В последовательности эпизодов есть, наверное, своя логика (по прочтении романа история более-менее складывается), но это – скорее логика композиции в музыке.

Сравнивать с кинговским «Оно» имеет смысл лишь для того, чтобы разобраться, что именно Шаинян делает иначе (простой ответ: все; ответ посложнее: автора больше интересует Генри Бауэрс и отчасти – Беверли Марш).

Я, честно говоря, с бОльшим удовольствием прочитал бы русское «Оно» – с бытовой фактурой города на пустынном краю мира, страшными байками про нефтяников-геологов и тщательно дозированным ужасом (в общем, чтобы вместо импортного Дерри – наш, до судорог родной, город Брежнев). Взаимоперетекание сломанных персонажей, длящееся «сейчас», калейдоскоп мерцающего сознания, поэзия на месте физики – это просто не мое.

Но если судить писателя по законам, им самим над собою признанным, то нельзя не увидеть, что текст написан мастерски, и своего читателя он, будем надеяться, найдет.

Оценка: 8
–  [  5  ]  +

Алексей В. Андреев «Верёвка»

chupasov, 13 июля 16:34

Очень странное послевкусие. Производственным романом мне эта книга совсем не показалась. Перед нами – просто окрошка из научных дайджестов, маркетинговых зарисовок, турхейрдаловщины, стихотворений в прозе. «А пока что не даёт мне покоя слава Жан-Жака Руссо. Почему он всё знал? И как детей пеленать, и как девиц замуж выдавать! Я бы тоже хотел так всё знать».

Сюжет… ну, а что сюжет?

Этот текст мог бы встать в один ряд с чудовищно-публицистичными опусами авторов, выброшенных на пустынный берег четвертой волной русской фантастики. Но те – они скорее ежи, в классификации Исайи Берлина, а наш автор – разумеется, лис («Лис знает много, еж — одно, но важное»).

Ощущение от книги – будто проболтал всю ночь с разносторонним начитанным собеседником под коньячок со строганиной. И про слабости искусственного интеллекта, и про островные цивилизации, и стихов знает, и пару баек про работу в маркетинговом агентстве, и про только домашнее обучение. И Кортассара с Докинзом читал. Еще вот синестезия с оригами, тьфу, с веревочками (Кодзима, тьфу, Кобо Абэ – гений, чего уж). И чукчи наши – пропили, блин, закусывая мантаком, мудрость таразедских предков на Анадырском лимане.

В общем, весь роман – как эта моя рецензия. Много всякого-разного, интересные слова даже погуглить можно, а что в результате сказать хотел – одному богу известно. Наверное.

Но мелкую моторику, определенно, развивать стоит.

Оценка: 6
–  [  3  ]  +

Вадим Картушов «Стазис»

chupasov, 14 марта 16:08

Читать было интересно, хотя в целом скорее не понравилось. Такая киношная проза в роде «а мотивы героям придумай сам». Самые живые персонажи — солдатик Горбач и бывший пустынник Дометиан. Остальные — да, пожалуй, как у Лазарчука: все такие загадочные и быстро движущиеся, но вот что ими движет...

Здесь автор опять-таки загадочно и немножко устало закатывает глазки (мол, кто не понял, тот дебил). Ну а я все же не понял, к примеру, почему Ингвар пошел за Дометианом.

- «Не, ну как, он же ему такой «А ты хочешь, матрицу-шматрицу перезагрузить?» Вот так. Теперь-то понятно, болезный?»

- Не-а, не понятно. Но это, наверное, потому, что мы об Ингваре этом как о человеке не знаем вообще ничего.

- «Не, ну как, он же вот крутой, воевода типа, и как все воеводы...»

- Но я, увы, совсем не знаю, как там с воеводами в мире стазиса. Могу лишь предположить, что люди, делающие локально-успешную карьеру не склонны обыкновенно к онтологическим революциям. Это ж не Александр Македонский, который всех победил, подзаскучал, а тут ему и предлагают... Вот с Дометианом, с тем все сразу понятно — «совершил нечто страшное». «Нечто страшное» — вещь самоочевидная, здесь-то вообще без вопросов... А вот что Крувим, почему именно он Дмитрию понадобился, обычный же лох, вроде?

- «Э, ну сказано же, что потенциал увидел, да? Читать что ли не умеешь?»

- Наверное, не умею, хотя про потенциал хотелось бы поподробнее что ли. Впрочем, для всяких там придиральщиков кругом загадочное повествование оставляет как вариант объяснение «просто под руку подвернулся».

Причем в каком-нибудь хорошо сделанном сериале я бы и не спрашивал про это все, в упоении разглядывая экзотично-постапокалиптичные одежки Синклера, жалея собачку и поражаясь способностям маленькой девочки. Но сегодня даже в компьютерных играх одних движухи и клевого сеттинга не хватает, нужны мотивировки, трудные выборы и прочая психология, как в The last of us, например.

Все, перечисленное выше в отзыве Buhrun, в романе, действительно, есть. Нет там только того маленького, но принципиального «ты» из означенного отзыва. Но именно эта малость заставляет читателя пережить историю.

Оценка: 7
–  [  0  ]  +

Олег Дивов «Техподдержка»

chupasov, 12 марта 12:08

Нет, Олег Дивов отлично умеет такую вот бойкую беллетристику с юморком. Но зачем приправлять этот ироничный задор первоканальной дичью в роде «Он русский только по крови, но не по духу» (поэтому запросто продаст замечательную машинку клятым америкосам)? А чеченцам во время войны оружие не мы продавали? Можем повторить, да? Стыдно.

Оценка: 7
–  [  3  ]  +

Сергей Кузнецов «Подобно тысяче громов»

chupasov, 15 января 14:24

Не так, чтобы очень понравилось – написано все же слабовато. Но впечатлил программный отказ привносить в прошлое какой-то смысл из дня сегодняшнего. Как писал товарищ Кузнецова по цеху: «Life… is tale told by an idiot, full of sound and fury, signifying nothing».

Обдолбанный пропагандист веществ – чудесный Посторонний, позволяющий расширить врата восприятия, столкнуть разные пласты ушедшей реальности в калейдоскопическом подобии сада расходящихся тропок. Однако никакого особого смысла ни в прошлом, ни в настоящем нет: мы живем со своими тараканами, ищем чего-то, врастаем в свое время, перерастаем его и вместе с ним попадаем в зубы лангольерам.

И все-таки хорошо, что тетрагидроканнабиол не вызывает привыкания.

Оценка: 8
–  [  2  ]  +

Лили Кинг «Эйфория»

chupasov, 6 января 14:41

«Эйфория» – хорошее название, хотя «Оргазм» тоже, наверное, подошло бы. Перед нами – не просто интеллектуальный прорыв героев-антропологов, совершенный в ситуации любовного треугольника. Это необыкновенный момент полноты человеческого бытия, соединяющего интеллектуальное и сексуальное, прошлое и настоящее, привычное и чуждое. Тот краткий миг, когда совместное чтение революционной монографии оказывается чувственней секса втроем.

А еще роман – отличное введение в философскую проблематику антропологии и, в особенности для русского читателя, – приглашение познакомиться с биографией и взглядами прототипа героини – Маргарет Мид. Кстати, «эйфория» переводится с греческого как «плодовитость». Однако обладание – знанием, славой, другим человеком – всегда мимолетно и в конечном итоге иллюзорно.

Оценка: 9
–  [  2  ]  +

Юлия Диппель «Бессмертное пламя»

chupasov, 5 декабря 2019 г. 10:25

Динамичный любовно-фантастический роман для подростков лет тринадцати-четырнадцати. Про вечный огонь. Серьезные внутренние конфликты у героев отсутствуют, зато выше крыши эмоций, недопониманий и прочих ингредиентов немудрящего подросткового варева. Мир — не то, чтобы не продуман, автор, по-видимому, вообще не озадачивалась сколько-нибудь последовательным развитием своих фантастических посылок.

Ощущается все это как приключенческий сериал 7+: когда героиня попадает в очередную фатальную передрягу, читателю просто любопытно, как на этот раз выберемся. Для «выберемся» используется, в принципе, одна схема: в ситуации совершенной неизбежности поражения у героини открывается новый скилл. Все это сопровождается удивлением в роде «О, я еще и солнце могу словом останавливать? Ну вот ну надо же!»

В результате не работает сопереживание: в конце романа читатель нисколько не сомневается, что и самого дьявола американская школьница, ничем, кроме суперсил, не примечательная, с легкостью одолеет. Тем более, что князь мира сего, по-видимому, будет добиваться от ГГ того же, чего хотел добиться Коля Остен-Бакен от польской красавицы Инги Зайонц.

Оценка: 6
–  [  2  ]  +

Герман Кох «Уважаемый господин М.»

chupasov, 28 ноября 2019 г. 09:55

Увлекательная, крепко сделанная книжка: темы героя и его писателя, жизни и литературы разрабатываются в логике фуги (пусть и немножко механически, на мой вкус, но на то она и фуга). Для начинающих писателей — вообще учебник мастерства (и жизни).

Однако временами очень раздражает перевод И. Бассиной. Нет, он, по большей части, без ляпов, но спотыкаешься, скажем, о стилистически старомодные вещи типа «они, конечно, могли донести на учителя» — вместо «они могли пожаловаться на него в полицию»; на остановках городского автобуса в Амстердаме «павильоны» (нет, я понимаю, что официально это называется «остановочный павильон», но люди-то так не говорят); нередки и корявые кальки в роде «кто-то претерпел развитие».

Это все можно, в общем-то, претерпеть, если б не пристрастие переводчика к диминутивчикам. Герой, писатель-интеллектуал, всегда просит «пивка», кофе — «с ликерчиком», отвязные лицеисты готовят пюре «с лучком». Вспоминается подмеченная Аксеновым «склонность советского населения к уменьшительным обозначениям продуктов». Но в тексте про Голландию эта склонность раздражает больше обычного.

Оценка: 8
–  [  1  ]  +

Ида Мартин «То, что делает меня»

chupasov, 22 ноября 2019 г. 12:06

YA читаю, чтобы посоветовать что-то детям, так что не принадлежу к целевой аудитории романа. Прочел уже вторую книгу автора, в целом понравилось. Хорошо выстроенные увлекательные сюжеты. Ненадуманные проблемы (хотя сюжетообразующая сердечная коллизия в этом романе кажется высосанной из пальца очень правильного взрослого человека:

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
У нас мегалюбовь с 12 лет, но мы останемся друзьями... Потому что мама говорила :) Это у старших школьников, которые как раз убеждены, что все у них совсем не так, как у родителей).

Попытки как-то отразить медийные интересы аудитории. Последнее, правда, немножко напоминает рассказ сорокалетней мамы, понаглядевшейся на экран из-за плеча играющего сына («А чего там у тебя мигает?» – «Это здоровье» — «А чего-ты дальше не бежишь?» — «Лут ищу. Опс! Вот сейчас не отвлекай меня, ладно?» — «Хорошо… А что такое лут?») Но в целом – очень добросовестная попытка. Видно, что автор и музыку послушал, и пару игр прошел. Наконец удобоваримая и пользительная для вьюношества философия, вынесенная в заглавие. Все на месте.

Единственная серьезная проблема – это язык и, соответственно, сознание школьников. Да, все мы выросли на произведениях Алексина, Рыбакова и прочих советских авторов, создавших абсолютно условный язык абсолютно условных, но таких привлекательных, подростков. Однако прямой перенос этой модели в сегодня просто не работает (тогда вся литература и кино были такие, а сегодня есть и реалистичные произведения про подростков). Ведь целевая аудитория этих книг И. Мартин – в принципе, та же, что у «13 причин почему», «Конца гребаного мира», «Зыбучего песка», «Класса коррекции», наконец. Ну есть, с чем сравнивать.

Когда в «Детях Шини» герой дает завуалированную цитату из Голдинга, и человек пять влет понимают, о чем речь… Это даже и не смешно, это другая вселенная. Когда десятиклассник в обычном разговоре говорит: «Моя мама прикована к инвалидному креслу». Или одиннадцатиклассник, которого «понесло», орет вот так: «Я же так тебе доверял! Больше, чем самому себе. А теперь ничего нет. Уничтожив себя в моих глазах, ты уничтожила и меня во мне». Ну это же чисто артикуляционно выговорить невозможно, не то что сказать живому человеку!

Нет, я понимаю – нужны диалоги, повествование от лица подростка и пр. Иначе эти «они» читать вообще не будут. И я понимаю, что из реалистичного косноязычия, перемежаемого матерком, живых диалогов не наклепаешь. Т.е., наверное, можно как-то, но это будет уже гениальная книжка. Эти же – просто хорошие :=)

Оценка: 7
–  [  3  ]  +

Владимир Медведев «Заххок»

chupasov, 20 ноября 2019 г. 11:28

Все, как и обещали многочисленные поклонники романа: сочная интересная фактура, мастерство рассказчика (и не постколониализм ни с какого боку). Но вот что, собственно, хотел сказать автор, осталось для меня не слишком понятным.

Может быть, это такой исламский реализм, ведь для какого-то осмысления происходящего можно использовать рассказанные в романе притчи о башне в огне и бурдюке с водой в пустыне. Исламский не в плане конфессиональном, а в смысле отношения к предопределению и человеческим попыткам понять происходящее. Множество воль, желаний разных людей, история и традиция – в ключевых событиях все это складывается в рисунок не закономерности, но предначертания. Однако автор, только что (слишком даже) убедительно показавший неизбежность произошедшего, программно отказывается от объяснения.

В результате мы наблюдаем за людьми, оказавшимися на вершине горящей башни – одни прыгают, разбиваясь, другие сгорают. Главными героями романа, помимо прекрасного Памира, оказываются Хаос и Абсурд. На вершине горящей башни тебя не ждет сатори – ты просто что-то делаешь и умираешь. Здесь невозможен поступок – только действия. Можно лишь попытаться сохранить достоинство.

В общем, отличный роман с непонятным тревожащим послевкусием.

Оценка: 8
–  [  2  ]  +

Тана Френч «The Witch Elm»

chupasov, 13 ноября 2019 г. 09:36

Уже третий из не очень понравившихся романов любимой Т. Френч. Переломным для меня стало «Тайное место» – роман, в принципе, неплохой, но довольно бледный на неизбежном фоне «Тайной истории» Д. Тартт. «Тень за спиной» спустя два года вообще с трудом припоминаю.

Идея в последнем романе Т. Френч, вроде бы, хорошая: герой, травмированный и физически, и психически, вынужден вести свое «расследование». Но все о-о-очень медленно: явно детективный поворот происходит только на середине романа, но и после него действие разворачивается отнюдь не стремительным домкратом, постепенно выруливая из привычной проблематики преступления/наказания в приправленный ПТСР экзистенциализм.

Все это психологически убедительно и даже свежо (ведь перед нами — не просто обычный для такого детектива переход от счастливой уверенности во всем к тотальной неуверенности). Но читать «Ведьмин вяз» нужно скорее как антидетектив. Это не «Обещание» дюрренматтовское, но, в принципе, в ту сторону.

При этом фирменные фишки, за которые мы полюбили Т. Френч (болезненная личная заинтересованность следователя, преступление из прошлого, психология с тараканами), вроде, на месте... Однако в лучших романах автора эти фишки расширяли, но не разрушали жанровые рамки (к примеру, процедурала).

Здесь же получается грустно: роман оказывается слабым детективом, однако, разбитые жанровые оковы все же болтаются на ногах и мешают ему допрыгнуть до уровня крепкой мидл-литературы. Мне кажется, что роман или очень понравится, или сильно не понравится — причем, в сущности, из-за одних и тех же моментов.

Оценка: 6
–  [  1  ]  +

Зиновий Юрьев «Рука Кассандры»

chupasov, 8 ноября 2019 г. 14:48

Сама повесть неплохая (по тем временам, а по нынешним — тем более): ироническая, грустная... и криптоисторическая. Интересно читать на фоне троянских игр Олди («Одиссей, сын Лаэрта»), Валентинова («Диомед, сын Тидея») и пр.

Оценка: 7
–  [  2  ]  +

Анна Козлова «Рюрик»

chupasov, 7 ноября 2019 г. 09:40

Каждый из нас не раз оказывался ночью в темном зловещем лесу – дрожа от холода, прислушиваясь к шорохам, обращаясь бог знает к кому с просьбой о том, чтобы тот ужас, что по хозяйски вольготно ходит совсем рядом, просто прошел мимо. Мы все это не раз переживали – вместе с хоббитами в Старом лесу, вместе с кинговской «Девочкой, которая любила Тома Гордона» – у каждого читателя, наверняка, наберется свой список.

Стоит ли еще раз окунутся в эту хтонически-психоделическую жуть вместе с Мартой – героиней популярной писательницы Анны Козловой? За это произведение я брался с некоторой опаской, ведь предыдущие ее романы у меня как-то не пошли. И этот я чуть было не бросил: рассказ вначале романа идет от лица забытой в вагоне книги, это она, взяв читателя за руку приведет его в место, откуда начнется действие. Хотя, что считать началом? Ведь путешествие Марты – это и путешествие в свое прошлое. Но и в реальном плане путешествие героини, затягивая в свою орбиту других людей, даст нам если не целую энциклопедию русской жизни, то по крайней мере, галерею мастерски изображенных современных типов (мне, правда, показалось, что изображая мужчин автор как-то слишком сгущает краски… но мы, впрочем, всякие бываем :). Ну, а книги-расказчика, если брать роман в целом, оказалось не так много, чтобы испортить впечатление. И потом, кому-то этот прием может и понравится (просто на мой взгляд он сегодня немного слишком литературный).

Из безусловных удач романа хочется назвать то, как по мере чтения меняется наше отношение к персонажам (не только к ГГ, меня вот в этом плане зацепила и мама Марты). Конечно эти изменения в нашем восприятии героев тщательно просчитаны автором, но здесь ведь одно дело – хотеть, а другое дело – уметь... И Анна Козлова умеет. Меняются и сами герои – и эти изменения не кажутся какими-то придуманными (авторы обычно считают, что перерождение героев само собой разумеется в пограничной ситуации; но здесь герои меняются и без нее – однажды перемены просто приходят).

Бросая прощальный взгляд на весь роман, нельзя не заметить, что история в целом очень хорошо выстроена: в ней нет ничего лишнего, флешбеки уместны, кусочки сюжетной мозаики, подобранные разными персонажами, органично собираются воедино. В общем, «Рюрик» – редкая удача на небосклоне прозы о современности. Однозначно рекомендую к прочтению!

Оценка: 9
–  [  1  ]  +

Пётр Алешковский «Крепость»

chupasov, 29 октября 2019 г. 12:22

Да, странная книга, временами читал по диагонали. И все же не соглашусь со множеством рецензентов, акцентировавших невнятность сюжета и наивную авторскую оценку всех персонажей по принципу: «Виконт де Бражелон, против всех остальных, которые известно кто».

Мне кажется, что такие рецензенты смешивают точку зрения героя – «лишнего человека» – с авторской. Герой, действительно, никуда не вписывается – ни в пропащий город, ни в некрасиво умирающую деревню.

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
Но я бы не сказал, что автор идеализирует героя. Сильно, на грани алкоголизма, пьющий, нигде не прижился, с очевидными достижениями – тоже, в принципе, никак: ни крепость не защитил (как-то само все рассосалось, спасибо Крыму), ни книгу жизни не издал, ни песика не сберег. Сам погиб по глупости, в сущности. Где здесь идеализация?

В фокусе авторского внимания герой оказывается как человек непонимающий – не понимающий ни практических вопросов, ни больших жизненных. Героя, как и его монгольского двойника, характеризуют 2 вещи – это глобальное непонимание и следование безусловным ценностям. Ну, по мере сил следование. И это, наверное, самое близкое из мне встречавшихся описаний «человеческой ситуации», которая la condition humaine.

Роман странен (а временами неприятен) именно тем, что берет судьбу человека как она есть – во всей ее бессвязности, избыточности сюжетных ходов и обилии быта – и переносит все это в художественный текст. Мечемся мы по жизни – то одним путем двинем, набивая шишки, то другим… А конец у всех один. Что-то брезжит, просвечивает и в нужных этих метаниях текучей жизни (Быть!), и в самом конце (Не быть!), однако, никакой разумной идеи из этих отблесков извлечь невозможно. Вся книга – про это. Take or go.

Оценка: 7
–  [  10  ]  +

Шамиль Шаукатович Идиатуллин «Бывшая Ленина»

chupasov, 21 сентября 2019 г. 21:56

Эмоционально некоторые вещи попадают очень четко. Интеллектуально тоже «заходит»: пассаж про «в сущности, нормальный город, клумбы там, фасады отремонтированы — но вот воняет!» — это вообще самое точное описание российской действительности, из мне встречавшихся.

Однако, на мой вкус, акцентированно современный сюжет здесь мало сочетается с разговором о главных вещах. Вышло, как если бы автор Ильи Ильича Обломова не только затеял бы перерождение героя – пусть его – но еще полромана описывал бы в деталях специфику предпринимательской деятельности в условиях раннего капитализма. А в финале быстренько закруглился бы, пришпорив безответную лошадку эншиент рашен блюза.

Быть может, это проблема художественного языка, как считает Г. Юзефович: о протестных движениях трудно говорить теми же средствами, что о кризисе семьи среднего возраста. А может быть, разбалансированность романа, выражает разбалансированность нашей жизни, где вещи экзистенциальные никак не связаны с политическими проявлениями.

Причем чтобы связать экзистенциальный и политический сюжеты автору пришлось придумать не очень убедительные трансформации героини из Фрэнка Андервуда в домохозяйки и обратно (мы со Станиславским в один голос воскликнули, ну, чего там полагается).

И все же читать роман обязательно – не только как голос, извините, поколения. Русской культуре отчаянно нужен современный роман, а русская литература не очень знает, как его делать. Не роман о современности, вроде пелевинских и сорокинских, а современные «Что делать?», «Мать»... «Что делать, мать?» – никто толком не знает, но «Бывшая Ленина» – это важный и профессионально сделанный опыт ответа.

Оценка: 8
–  [  1  ]  +

Сергей Кузнецов «Живые и взрослые»

chupasov, 21 сентября 2019 г. 21:34

Я как раз не увидел здесь хорошего замысла. Для замысла нужно все-таки желание что-то сказать, идея. А здесь забавный литературный эксперимент — остранение советско-западного противостояния в терминах живых и мертвецов. Ну, хорошо, остранили (пусть и не в режиме фантастики, которая предполагает все же последовательную разработку фант. допущения)...

Вышло, в принципе, любопытно. И понятно, что начни автор развивать допущение, запутался бы сам и читателей бы запутал. Ну не ложится оно само, там придумывать пришлось бы много (почему истории никто не знает, как можно производство организовать, если время как-то не так вот идет — и т.д.). И последовательно разрабатывая идею, автор сочинял бы мир, никакого отношения к застойному СССР не имеющий (скажем, СССР, где каждый точно знает, что в конце концов эмигрирует — ну это ни с какого боку не может быть СССР).

А так получилось нечто в роде немудрящей забавы советских школьников — когда мы читали официозный текст, вставляя вместо запятых слово «боком», а вместо точек — «раком»: «Подхватив призыв к соцсоревнованию боком, советские пионеры добились значительных успехов раком». А здесь вместо «американские джинсы» получаем «мертвые джинсы» — и прикольно. Ну, первые 30 или 300 страниц прикольно, а потом как-то уже не это...

В общем, от автора «Учителя Дымова» ожидал большего.

Оценка: 7
–  [  5  ]  +

Ася Михеева «Восьмой ангел»

chupasov, 28 августа 2019 г. 09:02

Вполне себе увлекательная повесть — только старомодная очень. Дело в авторском видении будущего. Очевидно же, что в технически развитой цивилизации современного типа проблема — не в отсутствии информации, а в ее избытке. Поэтому работа антрополога должна выглядеть принципиально иначе.

Я понимаю, что создание достоверной картины будущего не входило в авторские задачи, но все-таки есть общепризнанное движение в сторону информационного общества. Т.е. можно, конечно, изобразить космическую станцию цивилизации, включающей тысячи миров, провинциальным городком 1980-х (в смысле возможностей контролировать распространение информации), но это нужно как-то мотивировать. Иначе выходит странновато: по всей Вселенной летаем, а Интернет – утратили, судя по всему. Впрочем, в этом что-то есть: ежли мы вылезем из интернетов, то, может, тоже – того, полетим?

Оценка: 7
–  [  2  ]  +

Анатолий Алексин «Очень страшная история»

chupasov, 8 июля 2019 г. 12:33

Один из немногих читанных мною советских детских «детективов» про современность (а это еще и пародия на детектив). Почему-то запомнился (наверное, потому, что перед нами подросток не просто рассказывающий, но пишуший — всякими риторическими и жанровыми штампами). Повесть запомнилась больше, например, рыбаковской трилогии о Кроше. Да, герои Алексина живут в сугубо искусственном мире советской подростковой литературы, но все же не вызывали в свое время отторжения.

Оценка: 8
–  [  5  ]  +

Ольга Фикс «Улыбка химеры»

chupasov, 18 июня 2019 г. 12:15

Жаль, что роман вышел таким слабым (даже для YA) – идея-то, в принципе, годная. Вот девочковая любовь у автора получилась, а все остальное – как-то не очень. В мире с интернетом и хакерами, в мире, где все медики посвящены в тайну (и всякий легко может сложить два плюс два), в мире, где допускается относительная личная свобода – в этом мире все должно быть совсем по-другому – с побегами к родителям, со школьными легендами про тех, кто однажды улетел, с мучительным переживанием своей инаковости и самоубийствами из-за «между лопаток давно чешется», с постепенным осознанием неправильности такого привычного мира.

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
Школьники на пикнике обезоруживают автоматчиков — а то подружку заберут (заметим, школьники, все воспитание которых должно вбивать в головы подчинение правилам; шестнадцатилетний пацан, оказавшись в угрожающей ситуации, легко срывается и отправляется в никуда… «О, крылья прорезались – ну, попробую перелететь пропасть»…
И это не крапивинские дети, это дети, вырастающие во взрослых, которые приехав в отпуск, без вопросов отправляются общественно-полезно драить туалеты. Когда в одном классе оказывается сразу несколько человек, способных вступить в конфронтацию с системой (и не «попаданцев», а среднестатистических школьников) – то как эта система вообще сохраняет стабильность? Весь сюжет, построенный на том, что система дает сбои из-за элементарных человеческих привязанностей, – это насмешка автора над собственным же миром. Что, это какое-то невероятное стечение обстоятельств, когда беременная попадает на прием к знакомой? Да о подлинной природе вторичного сколиоза в этом мире должны знать все! И автору нужно было бы придумать, каким образом система все же умудряется изолировать мутантов. Не знаю, например, запуская в оборот страшилки про то, как ангелочки с крылышками превращаются в инфернальных убийц.

В общем, бог с ней с биологией и социологией, но придуманный мир должен быть достоверен хотя бы на уровне психологии людей, которыми автор этот мир населил. Люди с позднесоветским менталитетом (а именно таковы, в сущности, персонажи романа) плохо вписываются в мир а ля Хаксли/Оруэлл. (Потому что перед нами не мир Полудня ни с какого боку, а СССР, который как-то не развалился в 1991 и реализовал пару-тройку идей из советской фантастики).

И очень удивила положительная критика, сравнения с «Дом, в котором» и «Не отпускай меня». Даже близко не лежало, по-моему.

Оценка: 6
–  [  1  ]  +

Полина Елизарова «Чёрная сирень»

chupasov, 13 мая 2019 г. 08:03

Очень сложно было в процессе чтения настроить «читательскую оптику». Временами – дамский детектив его узнаваемыми жанровыми схемами, временами – миддл-литература о трудной женской доле, вполне себе на уровне. А в финале – то ли авторская метафизика, то ли городская фэнтези. В результате получился никакой детектив, который не дотягивает и до крепкой миддл-литературы. Может быть, я просто не понял этой книги.

Оценка: 6
–  [  6  ]  +

Бром «Похититель детей»

chupasov, 11 апреля 2019 г. 09:14

Закончил читать в смешанных чувствах. При всех очевидных достоинствах романа мне показалось, что автор не понимает каких-то базовых вещей про литературу. В результате получилось блюдо с хорошими ингредиентами, использованными не пойми как: с одного краю – вкусно, с другого – пересолено, с третьего – креветки в манной каше.

В финале, скажем, удивляешься вместе с Капитаном:

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
Триста лет боролись, не может же все пройти так просто? Да, в жизни все так и бывает: собрались и пошли в бой, а потом менестрели споют про Битву у Хельмовой Пади. Но литература от жизни тем и отличается, что творит не просто некое действие, но смыслы, которые, особенно в жанровой литературе, предполагают приемы, позволяющие сфокусировать происходящее.

В романе же все происходит слишком спонтанно. Вот именно сегодня пожирателям пришло в голову жечь Шепчущий лес нефтью. И Питер вот сегодня это увидел – и побежали-побежали на финальную битву. И Ульфгер окончательно спятил именно сегодня. И еда закончилась тоже сегодня: вот неделю назад всего еще было вдоволь, а сегодня – упс…

Нет, я понимаю, что такое условность, понимаю, зачем нужны рояли в кустах… Я не понимаю, зачем прятать рояли в подсобке консерватории, когда вот же он, на сцене главного зала – приходи, играй. Удобнее, да и акустика лучше.

Все эти смерти в финале — они зачем? Чтобы Питер чего-то осознал? А что именно осознал? Вроде, нам четко дали понять, что детьми Питер жертвовал по большей части из-за чар, наложенных Модрон. А с другой стороны, он постоянно произносит про «есть вещи, за которые не жалко умереть». Или это тоже чары? Невнятно все это.

Это все не про финал только. Разве, к примеру, сложно было автору показать, как клево ребятам с Питером (в роде городских сцен с Ником)? Ну чем-то же они занимались каждый день после предыдущей битвы? Не только же смертоубийством (на парувековое смертоубийство количества Пожирателей просто не хватило бы – у них ведь нет Свежей крови)… Нет, о том, что дети умирают ради клевого Питера, а не ради Авалона, вынужден талдычить Ник.

С тем же Ником – ну что ему стоило хоть немного очароваться детской, блин, вольницей! (вот явно не читал автор Крапивина!) Ведь самому разначинающему писателю понятно, что разочарование получается сильнее, когда оно сменяет первоначальное очарование. А так Ник, с одной стороны, – программно обычный подросток. А с другой стороны, благодаря своей неспособности очароваться выходит он совершенно исключительным (даже превращение – почему оно происходит именно с ним? явление-то редкое (Питер с коллегами вспоминают только один случай). И т.д.

Это, повторюсь, не какие-то ляпы в придуманном автором мире или сюжете, а именно литературные нескладушки. Да, автору совсем не обязательно идти давно проторенными путями – но и шариться по кювету рядом с дорогой тоже как-то глупо.

При этом всем отдельные куски получились очень вкусными. А еще из романа вышла бы суперская RPG от третьего лица: колоритные локации, флешбэки, два героя, зашитая в сюжет прокачка персонажа…

Оценка: 7
–  [  5  ]  +

Ричард Морган «Чёрный человек»

chupasov, 27 марта 2019 г. 12:20

Мне показалось, что автор попал в жанровую ловушку с этой модификацией 13. Действительно, интересно посмотреть на существо, у которого индивидуализм, война и т.п. — в генах. Но поскольку в сюжете герою написано как раз всю дорогу конфликтовать и не подчиняться, то вся его инаковость как-то теряется, остается на уровне деклараций: «Я вам, блин, губошлепам, не чета, всех порешу и не поморщусь — у меня справка есть (генетическая)!» Мы — не рабы, рабы — не мы.

Вот если бы автор показал Марсалиса, который пытается делать карьеру в Макдональдсе — тогда его иная природа заиграла бы всеми красками. Но это был бы уже немного другой роман.

Оценка: 7
–  [  13  ]  +

Кадзуо Исигуро «Не отпускай меня»

chupasov, 19 марта 2019 г. 08:21

Роман прекрасен до тошноты. Просто нужно понимать, что это никакая не фантастика, не антиутопия, а роман абсурда. Ни в психологическом, ни в социальном плане роман программно не претендует на достоверность.

Напротив, именно очевидная недостоверность и поддерживает ощущение немыслимости происходящего (из аналогий, навскидку — «Превращение» Кафки: автор дает невероятное происшествие как бытовуху, но в реальном мире такое событие ну никак не могло стать бытовухой). Задача Исигуро — не в том, чтобы, как в фантастике, читатель принял правила придуманного мира и жил в нем вместе с героями. Нет, читателя будет тошнить от этого донорства и на первой, и на двухсотой странице, мы не будем принимать происходящее как данность, но все же останемся с героями, отпустив их лишь на последней странице. С чудовищным мастерством выписанное столкновение человечности с абсурдом мироустройства — это и есть главная фишка романа. Автор расковырял плоть бытия и тыкает читателя в эту гноящуюся рану всякий раз, когда мы готовы съехать на предлагаемые автором же рельсы жанрового автоматизма (антиутопия, роман воспитания, психологический роман и т.п.)

Этот разрыв в ткани бытия — смерть, смертность человека. Эдем Хейлшема, где смерти нет, заканчивается во всех смыслах, начинается взрослая жизнь, которой ты в сущности добровольно будешь отдавать куски себя (здесь важно авторское donations, слово «выемки» совсем не туда уводит). Но может ли настоящая любовь хотя бы отсрочить смерть? А в чем смысл искусства? Или лучше, чтоб побыстрее? Важно ли помнить Эдем? Или, напротив, смерть приносит какое-то понимание (ты — не донор, тебе не понять)?

Роман беспримесного отчаяния — а что еще можно испытывать ежесекундно отчетливо осознавая собственную смертность? — превращается в развернутый дзенский коан: «Падая в пропасть, ты зацепился зубами за пучок травы. И тут тебе задают вопрос о сущности Будды».

Оценка: 9
–  [  3  ]  +

Андрей Жвалевский, Евгения Пастернак «Время всегда хорошее»

chupasov, 5 февраля 2019 г. 10:26

Ну, если в плане почитать своим детям о своем детстве в бытовом, так сказать, аксепте — то нормально (понимая, что для детей ты, родившись в 1975, рос где-то между «Неуловимыми мстителями» и «Бригадой», — т.е. примерно при Сталине). Все остальное здесь уже разобрали.

Хотелось бы только отметить, что в прошлом герои сталкиваются с реальным злом, существующим в обществе. А в квази-настоящем проблема — исключительно в самих детях, решается она необременительной работой в группах.

Здесь, мне кажется, и зарыта главная идеологическая некрасивость этой повести. Разве взрослые в СССР только и занимались что всяким аппаратным лавированием, четырехчасовыми заседаниями и прогибами под изменчивый мир? А кто же тогда делал ракеты и запрудил Енисей? И разве в счастливой нашей современности настоящее зло отсутствует?

Оценка: 7
–  [  2  ]  +

Станислав Востоков «Фрося Коровина»

chupasov, 5 февраля 2019 г. 09:58

Отлично написанная зарисовка из сказочной деревенской жизни. С архитектурным послесловием, наверное, небесполезным. Сочные персонажи, в меру сказочный мир (маг. реализм light), но детям показалось скучноватой за отсутствием внятного сюжета.

Оценка: 8
–  [  5  ]  +

Юн Ха Ли «Гамбит девятихвостого лиса»

chupasov, 22 января 2019 г. 11:11

«…я бы никогда не подумала, что на полсотне страниц можно столько нанести околесицы. Это выше человеческих сил!

- Так ли уж выше! — я, польщенный, разбавил и выпил. — Если хотите, я нанесу еще больше! Еще выше нанесу!..» («Москва – Петушки»)

Этот фрагмент — идеальный, на мой взгляд, эпиграф к роману.

Берем множко китайщины («Если же руководить народом посредством добродетели и поддерживать порядок при помощи ритуала, народ будет знать стыд и он исправится» (Лунь-Юй)) сильно перчим научными словами и образами — и эти каклетки можно подавать.

Завораживающая инаковость мира, приглянувшаяся многим рецензентам, оказывается, по большому счету, бессмысленной. Вроде моделей культовых зданий, построенных энтузиастами в «Майнкрафте», — прикольно, конечно, проделана большая работа и т.п. Только зачем?

В остатке — откровенно скучные своей трафаретностью герои с искусственными мотивациями, тривиальный (если очистить его от инвариантного льда) сюжет о майнкампфе одиночки против вселенского порядка и поражающая глубиной мысль о том, что война — это грязное дело.

Это что же, читателя ждет история симмонсоновского Консула, растянутая на три книги? А где, ну, не знаю, «враги сожгли родную хату, убили всю его семью»?

Оценка: 6
–  [  4  ]  +

Лада Кутузова «Темногорье»

chupasov, 11 января 2019 г. 09:30

Читал в рассуждении, чего бы подарить ребенку, и оценка – именно с этих позиций. Основная идея – «дорогие тинейджеры, ведите с себя с родителями по-человечески» – правильная, пусть и не очень оригинальная. Все остальное вышло не сказать, чтобы складно.

Герои – очень типичные. С одной стороны – оно и неплохо, «многие подростки узнают себя в юных героях этой книги», как писали в советских аннотациях. Но в этой архитипичности герои, прямо скажем, совершенно неинтересные. Даже «бегунок» Игорь – самый потенциально любопытный персонаж получился довольно блеклым, поскольку его тяга к странствиям – скорее просто констатируется. Ну вот тянет вот его из дому, и все тут. А чего тянет?

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
Любопытный момент намечается в эпизоде с девушкой-цаплей (фраза о том, что Игорь, наверное, «выпал из гнезда»), но этот мотив сливается.

В этой блеклости героев – может быть, основная сюжетная неувязка. На Темную дорогу герои попадают за сущую по нынешним временам мелочевку. При таком раскладе эгоистичные тинейджеры и нечуткие мужики должны по этой дороге табунами ходить.

Сам сюжет выстроен в логике компьютерной игры, которую проходишь на низкой сложности. Перед нами – не этапы какого-то осмысленного Пути героев, а просто набор сменяющих друг друга локаций. У автора – богатая фантазия, и временами эти локации интересны (временами – даже поэтичны). Иногда прорисовываются смысловые связи между локациями, но целостности даже по сквозным мотивам (вроде мотивов иллюзии, борьбы Хаоса и Порядка) не возникает (или просто я их не увидел). Для какой-то осмысленности локации должны быть привязаны к пониманию мира в целом или к переменам в героях, а это сделано лишь отчасти.

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
В результате вместо Пути по Темной дороге получается турпоход, главная цель которого – добраться из точки А в точку Б (в роде «преодолев массу препятствий, герои многое осознали, стали более чуткими, а успеваемость в школе – более повысилась»). Хтоническое чудище, которым читателю мусолили мозги всю книгу, гибнет от случайной, в сущности, пули, едва не опоздав к развязке – потому что в буквальном смысле зависло, превратившись в мост. Ожидаешь в финале хотя бы мучительного выбора, вроде бы заданного условиями игры – «Всего одно желание, пожелать для себя или для других?» – но и эта возможность «слита» – для себя выходит автоматом, а сверху бонус – пожелать, чтобы все хорошие люди были здоровы

В целом – твердая пятерка (по десятибальной, правда, шкале :). Если подростковое чтение не вызывает у дядьки, разменявшего пятый десяток, бешенного неприятия – это как минимум показатель добросовестной писательской работы. Хочется пожелать автору хорошего редактора.

Оценка: 6
–  [  3  ]  +

Варвара Еналь «Напиши мне письмо»

chupasov, 4 января 2019 г. 20:30

Очень странное ощущение – вот как если б Анатолий Алексин взялся написать, не знаю, «Сумерки». Получился забавный микс из советской подростковой литературы (стиль) и современной young adult fiction (темы, приметы времени). Советский стиль – в самом широком понимании, когда с помощью подчеркнуто нейтрального языка автор создает дидактически-отвлеченную реальность, наделенную узнаваемыми чертами окружающего мира.

В этом мире у-у-у восьмиклассница рассуждает сама с собой в манере интеллигентной учительницы, решившейся так вот без экивоков поговорить с подростками об их (?) наболевшем на их же языке: «Она думала, что Слон ее любит, а оказалось, что ему от Славки нужен только… Да, надо называть вещи своими именами. Ему нужен только секс» (не подумайте дурного, Славка – барышня), «Славка вдруг очень хорошо поняла, что если бы Слон овладел ею тогда в своей квартире»... Ощущение, как в анекдоте про пионера, смело выкрикнувшего ругательское слово «лифчик».

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
(и это лексикон героини, которая относительно спокойно наблюдает, как ее недавнюю подругу бьют ногами по «заказу» ее обожателя)

При том, что сама история и поведение героини – вполне органичны, ежли отвлечься от ее рефлексий. Вот только без рефлексий никак не обойтись – иначе получится вполне адекватное описание бессмысленных и беспощадных похождений старшеклассницы, которой просто повезло (да, они – такие, они пойдут провести время на квартиру к семнадцатилетнему парню, за ними ухаживающему, потом рванут оттель со всех ног, когда он начнет приставать… А что у них в голове при этом происходит – ведомо про то одному богу Пубертату).

В общем, налицо все та же главная проблема соцреализма: Как соединить правдивое описание действительности (а ля «Класс коррекции») с тем разумным, добрым и вечным, которое хотелось бы в эту реальность привнести с помощью хороших книжек, предлагающих модели правильного поведения?

Оценка: 7
–  [  4  ]  +

Леонид Каганов «Лимонная планета»

chupasov, 3 января 2019 г. 17:53

Повесть в целом – это остроумное упражнение, выстроенное на оттенках биологического и культурного расизма. Начало – мастерский памфлет о мультикультурализме сразу в европейском и российском его изводах. В борьбе за дружбу и мирное сосуществование с пауками из «Эпоса хищника»... Но в отличие от прежних кагановских вещей «Лимонная планета», к сожалению, как-то не задевает. Наверное, из-за отсутствия симпатичных героев в центре повествования.

Оценка: 8
–  [  1  ]  +

Алексей Сальников «Отдел»

chupasov, 10 декабря 2018 г. 11:40

Что получится, если зарядить хорошо сделанный ТНТшный сериал (а вдруг?) идеями из «Банальности зла» Ханны Арендт? (И поздних Стругацких с люденами сюда же, до кучи). – Угу, получится роман Сальникова «Отдел».

Первое мне показалось на редкость удачным: фантастическое допущение, помещает сто раз описанные вещи в современность – с просто ошеломляющим эффектом.

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
Когда читаешь про нацистских или сталинских палачей, то всегда на фоне – «и вот так, просто делая свою работу, убили миллионы людей». И в контексте уничтоженных миллионов никак невозможно посмотреть на этого палача его же глазами. А герой вот, как твой сосед-полицейский, просто ходит на работу – надо же где-то работать – терзается терзаниями, пытается выступить даже как-то – правда, выходит по большей части истерика какая-то, а не Поступок… да и против кого выступать? Против тех, кто так же ходит на работу, и так же терзается терзаниями – против неплохих в сущности мужиков? И счет жертвам вовсе не на миллионы идет… И, может быть, это все как-то и осмысленно… Здесь не однозначный нацистский преступник, а какой-нибудь омоновец, что таскает демонстрантов в автозак (Думаете, прям вот легко им пацанов да девчонок винтить? У них ведь у многих дети того же возраста.). В общем, в основной линии — отличная идея и мастерское исполнение.

История с новым сверхразумным видом сюда, в принципе, очень хорошо встает (взгляд с точки зрения вечности), но только в теории. На деле получился какой-то довесок, мало чего меняющий в основной линии.

Но в целом – must read, разумеется.

Оценка: 9
–  [  3  ]  +

Виктор Лаваль «Подменыш»

chupasov, 22 ноября 2018 г. 15:07

Если взять саму историю – не сильно впечатляет. Так, сюжетец для эпизода «Американских богов». Причем не-американцы вряд ли улавливают и половину обаяния этой (в-черте-)городской фэнтези: мантры изумления (по типу «и все это в нескольких километрах от Манхеттена!») русскокультурного читателя задевают мало (не «Тайный город», чай; у них в Нью-Йорке постоянно то мстители, то хранители, то вообще дождь из фрикаделек).

Треть романа вообще ничего не происходит. Охота за книжками, роды на дому, бесконечные фото младенчегов в сетях… Но затягивает – причем затягивает, наверное, именно ожидание того, когда ж, наконец, это самое начнется.

Неожиданно интересной показалась «чернокожая» линия – все по мелочи, но познавательно (в роде «не стоит черному пацану шляться ночью по белому кварталу, даже по очень фантастическим делам не стоит – кто-нибудь непременно вызовет прозаических копов»).

Оценка: 7
–  [  2  ]  +

Михаил Харитонов «Факап»

chupasov, 8 сентября 2018 г. 19:21

Может, если это сократить раза в два — получится неплохой роман. Но у автора, как и у рассказчика, тоже сломалась клавиша BACKSPACE.

Для меня Крылов/Харитонов — писатель загадочный: рассказы варьируются от лучших в современной фантастике («Зимы не будет», «Белой птицей») до больных агиток и вообще чорт знает чего («Маленькая жизнь»). А из крупной формы пока не понравилось ничего: макабр или перевертыш в качестве финала рассказа — отлично, а в романах их количество зашкаливает, и эффект уходит в песок. «Факап» — интереснее, конечно, чем его же «God Mode», но вот охота же автору тратить на хорошую, но не самую оригинальную идею такое количество букв.

Оценка: нет
–  [  3  ]  +

Лоис Макмастер Буджолд «Союз капитана Форпатрила»

chupasov, 7 сентября 2018 г. 11:52

Настолько слабо, что только к середине вспомнил, что уже просматривал это. Слабо даже как дамский роман, в котором все-таки должна выстраиваться динамика, основанная на переоценке партнера. И в романе это могло бы, наверное, быть — если сделать упор на разницу ментальностей (Буджолд это умела, см. «Осколки чести», где встретились и смогли увидеть друг друга Он и Она из разных миров).

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
А здесь с самого начала полное слияние душ: «Он — клевый, смешной» & «У ней такая выпуклая грудь! (И вообще, замуж — не такой уж ужос-ужос)».

Героиня — никакая: то «самоубьюсь за щастье брата», то «осспади, как достали эти братья и сестры». Айвен ни на шаг не выходит из своего амплуа, просто вместо Майлза — джексонианская семейка.

Ну, и приключения в режиме «Вам хочется драйва — а вот и фиг вам!»: непонятно, к примеру, зачем всех профессиональных охотников за головами нужно было не пущать на Барраяр, лишая Айвена возможности совершить героические телодвижения. Самое большое Приключение — обнялись, посидели, подождали пока отроют (подождали, вспоминая эпизод из другой книжки — где все было гораздо динамичнее. Лучше бы и не вспоминали!)

Старенькая она, наша Лоуис Макмастер. 63 годочка на момент публикации.

Оценка: 3
–  [  2  ]  +

Анна Семироль «Азиль»

chupasov, 20 июня 2018 г. 08:42

Роман написан в формате киносценария. Живые диалоги с короткими описаниями-ремарками: подошел, подбежал, сказал, упал, занималась заря...

Про «старомодность» мира тоже сказали — и мир, и сюжет были бы вполне органичны где-то в шестидесятые годы прошлого века. Но это как раз, на мой взгляд, вышло вполне органичным: в основе романа — архаическая дилемма «Человек vs. Зверь», и этому раскладу вполне соответствуют картонные герои и ретромир старой доброй дистопии.

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
Понравилась грубыми мазками написанная динамика революционного переворота — все, кажется, действуют, как раньше, и мотивы у людей, принимающих решения, в целом вполне здравые... Но цепляется одно за другое — и наступает хаос.

И «бог из машины» в финале мне показался вполне уместным. Роман ведь — не про динамику существования изолированных хабитатов, а про человеческое и звериное. И месседж здесь вполне однозначный — надеятся можно лишь на чудо, вырастающее из самопожертвования.

Оценка: 7
–  [  2  ]  +

Алексей Гедеонов «Случайному гостю»

chupasov, 17 июня 2018 г. 22:57

Две очень интересные вещи в этом романе — язык бабушки и сознание ГГ. Речь бабушки — забавный суржик (не знаю, насколько он соответствуюет реальному диалекту, да это и не важно) — славная языковая фенька, вполне годная для атмосфэры небольшой повестушки. И все время ждешь, что автору вот-вот надоест играться — особенно, когда дело идет к появлению самизнаетекого. Но когда понимаешь, что автору не надоест, что для языка во многом все это и затеяно... В этот момент язык в целом вдруг становится чем-то живым, очень органично включаясь во всю эту кухню. --- Сознание и речь героя — никак не подходят советскому пятикласснику. Т.е. здесь тоже какой-то странный, неправильный даже, финт: тридцати-сорокалетний дядька погружается в прошлое, как бы становится мальчиком, припоминает (но не испытывает) тогдашние эмоции, сочиняет свои остроумные ответы. И это был бы совсем другой роман, если бы перед нами был живой пятиклассник, зацикленный на себе, не особо интересующийся этой сквозной кулинарией. Т.е. слабость романа — пятиклассник с реакциями тридцатилетнего (или скорее тридцатилетний, которому снится, что он пятиклассник) — оборачивается его силой в создании атмосферного повествования.

Еще впечатлила — из тех же бессмысленных, в сущности, избыточностей — концепция камерного романа. 90% времени мы проводим в одной квартире, в компании двух героев — и ведь не скучно же!

Оценка: 8
–  [  3  ]  +

Стивен Кинг, Ричард Чизмар «Гвенди и её шкатулка»

chupasov, 21 марта 2018 г. 14:47

Милая повестушка на один раз. Самое интересное в процессе чтения —

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
это то, что ждешь, что вот как оно вот бабахнет ... а оно не бабахает. Как если бы в «Косе» Брэдбери герой маненько так покосил бы (кто-то же должен), да и поехал бы по своим дальше
Вспоминается сон Городничего из «Ревизора»: «Сегодня мне всю ночь снились какие-то две необыкновенные крысы. Право, этаких я никогда не видывал: чёрные, неестественной величины! Пришли, понюхали — и пошли прочь».

Оценка: 7
–  [  0  ]  +

К.А. Терина «Я, Крейслауф»

chupasov, 21 декабря 2017 г. 12:11

Чтение для подростков («Я какой-то не такой! Или все какие-то не такие? А, да пошло бы все!»). Фоном — лубочное ницшеанство десятой свежести со столь же оригинальной его критикой. — Нет, я понимаю, что главный посыл рассказа — чистой воды эстетство, трещина в эпическом полотне — но это, по-моему, не выстреливает из-за тривиальности содержания.

Оценка: 5
–  [  -1  ]  +

К.А. Терина «Снежинка–19»

chupasov, 13 декабря 2017 г. 17:49

Ничего не понял, к сожалению.

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
Семья, больной ребенок должен скоро умереть. Отец изобретает очередной лед 9, приносит его домой, чтобы порадовать, очевидно. Мальчик берет баночку с заразной снежинкой — банка вылетает из рук, всей нашей Америке настает кирдык. А суть-то в чем? «С уходом ребенка в мире его родителей наступает вечная зима»? Или «не приносите опасных веществ с работы»? Как ни переставляй ледяные кубики, из букв А, Х, У, Е, П и Ч сложно составить СМЫСЛ.

Оценка: 5
–  [  1  ]  +

К.А. Терина «Качибейская опера»

chupasov, 12 декабря 2017 г. 22:14

Смысл рассказа в том, что можно смешать паропанк с Бабелем (или сериалом «Ликвидация»?) — и создать атмосферу атмосферного рассказа.

Оценка: 6
–  [  2  ]  +

К.А. Терина «Фатаморгана»

chupasov, 12 декабря 2017 г. 22:00

Пара романов в роде лукьяненковских «Линии грез» и «Звездной тени», спрессованных в рассказ. Атмосферная импровизация про Ландау, которому снится, что он бабочка, которой снится, что он Данте с этим его адронным коллайдером.

Оценка: 7
–  [  1  ]  +

Мария Елифёрова «Страшная Эдда»

chupasov, 3 декабря 2017 г. 13:01

Книга — ни о чем. Автор делает какие-то авансы (в самом деле, откуда бы ему знать о посмертии героев скандинавского эпоса?), но ответы оказываются на редкость скучными:

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
Откуда рассказчик все это знает? — Ну, поехал на дачу, а тут пацаны мимо проезжали, ну задружились, побалакали... Куда делался мед поэзии? — Потеряли. — А када Рагнарек? — Белка сказала, что отложен. — Ах вона как...

Ну, т.е. после Олди и др. украинцев все это как-то неприлично даже. Не знаю... нарциссические периоды по поводу того, что древние герои говорят сниженным штилем... Так это еще в советской фантастике говорено-переговорено (это если не думать о том, что 90% нынешних авторов по другому и не умеют в силу очевидной неспособности даже к элементарной стилизации).

С другой стороны, вполне достойная книга, если подойти к ней как к популярному изложению скандинавского эпоса — для общего, так сказать, развития.

Оценка: 6
–  [  1  ]  +

Игорь Николаев, Александр Поволоцкий «Железный ветер»

chupasov, 27 ноября 2017 г. 11:50

Ощущение такое, что сооавторы писали свои части, не выработав общей концепции: в результате получился набор в лучшем случае занимательных разнородных кусков, но не роман. Организация фронтовой медицины, разведывательный поход подлодки, судьба альтернативного Эйнштейна... Связаны лишь последние две линии, медицина и пробежки по военной технике — очевидно, просто для общего развития. Мир победившего нацизма — скучен до нытья в зубах, единственное светлое пятно — реверанс в сторону «Демона истории» Севера Гансовского.

Прочел 80% текста. Надеюсь, остальные 20% все в корне меняют, но выяснять не буду.

Оценка: нет
–  [  2  ]  +

Игорь Николаев «Железный ветер»

chupasov, 21 ноября 2017 г. 12:08

На первый взгляд – книжка ни о чем:

+ занимательная альтернативка, мир – где-то посередине между рыбаковским «Гравилетом» (все великие люди работали здесь лишь во благо) и лазарчуковским «Транквилиумом»

– без внятного сюжета: на Главного Героя ни один из персонажей, в сущности, не тянет;

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
ГГ не спасает мир, а преодолевают посттравматический синдром; мир он спасти и не может, поэтому вся операция по вытаскиванию ГГ – пшик какой-то без палочки с маловразумительным «главное – дать надежду».

Но при этом роман получился сбалансированным и даже гармоничным: эпизоды, которые не нужны для развития действия, раскрывают альтернативный мир; военная мясорубка – очень правдиво изображенная – не завязана жестко на действие (оборение черезмерно карикатурного Врага), но в переплетении судеб рождаются вдруг неожиданно поэтические ноты.

Оценка: 8
–  [  0  ]  +

Кэтрин Элис Эпплгейт «Аниморфы»

chupasov, 31 октября 2017 г. 12:41

Набрел на эту серию, прочитав отличную детскую книжку «Crenshaw» (2015).

Это маленькие такие книжицы числом 54 (прочел 2), плюс еще несколько (добрая половина — изделия лит. негров). Язык — бедный, сюжетная канва (дети со сверхспособностями против инопланетных слизней-кукловодов) — ниже критики. Единственное светлое пятно — живые попытки показать, как выглядит мир глазами, вибрисами, телами тех животных, в которых детки перевоплощаются. В целом получилось (если верить синопсам в Вики) масштабная такая вселенная.

Оценка: 3
–  [  -1  ]  +

Мэтт Хейг «Быть котом»

chupasov, 23 октября 2017 г. 20:42

Надо сказать, что сильно круче великого предшественника — повести В. Медведева «Баранкин, будь человеком!» (1962). В отличие от половины примерно списка премированной англоязычной литературы — книжка о нормальном подростке для нормального подростка, со всем набором близких тем — от задерганных родителей до bullying и девочек, которым в известном возрасте внезапно хочется романтики.

Оценка: 8
–  [  2  ]  +

Эдуард Веркин «Место Снов»

chupasov, 31 августа 2017 г. 10:09

Очень странные герои получились. Скажем, ГГ — говорит языком автора (вероятно), книжные аллюзии, ирония и всякое такое. В «ЧЯП», в «Кусатель ворон» это мотивировано вундеркидистостью протагонистов. Но здесь-то типичный подросток 13 лет, не вылезающий из комп. игр и прочитавший из-под палки пару книг. Причем поведенчески и психологически — это даже программно карикатурный тринадцатилетний пыдросток (ничего не хочет, живет по иннерции, скучно эгоистичен, начисто лишен героического пафоса (последним, кстати, сильно отличаясь от пацанов на районе).

В общем, не сочетаются здесь речь и психология. Никак. (единственная мотивировка — раз попал в «место снов», то, стал быть, не такой уж и типичный). — Проблема автора, конечно, понятна: хочется сделать достоверного ГГ, социально близкого подросткам, а рассказчик из него никакой: в реальности он просто не умеет интересно говорить, ему словарного запаса не хватает. Так и бьются авторы подростковых сочинений, пытаясь из узнаваемой, но амебы, вылепить что-то эдакое.

Оценка: 6
–  [  6  ]  +

Эмили Сент-Джон Мандел «Станция Одиннадцать»

chupasov, 10 июля 2017 г. 00:12

Это, конечно, «мэйнстрим». Такой «Век чудес» К.-Т. Уокер, только для взрослых. Сам постапокалиптический сеттинг продуман слабовато — получился мир от гуманитария (Откуда берется электричество? — Из розетки. А если в розетке нет, то, значит, все).

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
Например, если этот свинский грипп не выкосил всех инженеров, то наладить радиосвязь — задача вполне реализуемая. А здесь получился «Таинственный остров» наооборот.
Но эта постапокалиптика нужна именно такой, поскольку она есть лишь предельная метафора смерти мира — смерти человека.
Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
(Я как-то ждал, что в финале вся история гибели мира окажется последним сном разума умирающего человека).
Одновременно смерть Артура Леандра оказывается началом координат, позволяющим показать переплетение судеб и встреч людей, обреченных на бесконечное одиночество.

Оценка: 7
–  [  2  ]  +

Ирина Богатырёва «Кадын»

chupasov, 1 июля 2017 г. 13:42

Обычно «Кадын» сравнивают с «Мэбетом» Григоренко (и сравнивают не в пользу романа Богатыревой). Меня же «Мэбет» совершенно не тронул. Главным достоинством «Кадын» кажется мастерское соединение эпоса, сказки, бытописания и романа о взрослении. Стилистическая монотонность, отмеченная критиками, — это как цемент, что скрепляет очень разные жанры, создавая удивительно цельный мир.

Оценка: 9
–  [  6  ]  +

Андрей Столяров «Обратная перспектива»

chupasov, 27 июня 2017 г. 08:59

Характеристика «бред» применительно к данному тексту – не оценка, но более-менее точное описание. Поток этот сносит крыши и пленных не берет: «Что за ужас-то вокруг творится!» – «Сломалось что-то в русском королевстве – и давно» – «А вот, кстати: недалекие люди рассуждают про жидомасонский заговор» – И так рассуждают, и эдак рассуждают – «Все это, конечно, смехотворно для профессионального историка: здесь – натяжка, там – переврали» – «Но вообще-то, настоящий ученый готов рассматривать любую гипотезу, были бы доказательства» – Доказательства (2 пристойных вставных текста, и вообще, гляньте, сколько евреев в революции) – «Про жидомасонский заговор, это… в общем, все круче:

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
советские вожди-упыри, воспользовавшись жидомасонской помощью, договорились с еврейским богом, это все объясняет!»
– «Невероятно, конечно, но настоящий интеллектуал и объективный исследователь не отворачивается от фактов».

И все это с кружениями, повторениями, зависаниями, «термоядами» мозга читателя. В сущности, перед нами – сюжет для небольшой повести, м.б., даже интересной для любителей побродить по пепелищу «четвертой волны»… (а в идеале — записки нового Поприщина). А то, что вышло… Возьмите какую-нибудь «Чашу бурь» заплеванного когда-то в «нуль-литературу» В. Щербакова, уберите сюжет, добавьте метафизики в духе позднего Вячеслава Рыбакова – и выйдет вам «Обратная перспектива». Желание выговориться — вещь по-человечески вполне понятная (наболело!), но в сюжетной литературе это просто самоубийство.

Оценка: 3
–  [  2  ]  +

Владимир Аренев «Душница»

chupasov, 24 июня 2017 г. 20:48

Такой вот любопытный пандан к повести «Нежилец» Каганова.

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
Может быть, про эвтаназию: ждать, пока родной человек не превратится в агрессивный овощ или дать уйти?
Да много там всяких смыслов, позволяющих забыть о «натяжках», неизбежных в формате мысленного эксперимента как сюжетного допущения. Хотя немного жаль — идея ведь богатая: Каким был бы социум, твердо знающий о посмертном существовании души и возможности общения с нею? Но это была бы совсем другая история, в роде чановского рассказа «Ад — это отсутствие Бога».

Оценка: 8
–  [  4  ]  +

Тимур Максютов «Князь из десантуры»

chupasov, 22 июня 2017 г. 08:35

Наверное, по сравнению с основной массой совсем уж нечитабельных попаданопусов – неплохой роман. Но именно в этом ряду, со всеми его привычными канонами. Хорошей исторической фантастикой это назвать трудно: мышление (забудем про язык) и общественные отношения аборигенов – вполне современны, герои – схематичны, прицеп про «главное – настоящее» – просто декларативная «нашлепка».

Оценка: 6
–  [  3  ]  +

Дэн Симмонс «Террор»

chupasov, 27 апреля 2017 г. 09:08

Очень атмосферный рассказ про экспедицию Франклина. Пусть и несколько затянутый, на мой вкус. Правда, скрепляющая все идея не так чтобы впечатляет.

В романе не особо явлен тот драйв, который бросал пассионариев на север. Исходная ситуация: занесло нас в белое безмолвие, теперь главная задача – остаться в живых. Что в этом завораживающе жестоком краю получается не очень (несмотря на все британско-ирландское мужество и стойкость).

«Жизнь у человека одна, и она несчастна, убога, жестока, мерзка и коротка» (как бы из Гоббса) – когда жизнь зависит от сил, с которыми невозможно договориться. Альтернатива – принять Шрайка (ой!), опроститься, познать свой дар… Вроде, и стройненько, но как-то невнятно….

Оценка: 8
–  [  5  ]  +

Мария Галина «Автохтоны»

chupasov, 3 апреля 2017 г. 11:07

Мне после «Медведок» этот роман показался каким-то топтанием на месте, если говорить о творческой эволюции Галиной (как ни казенно звучит последнее, но в случае Галиной мы, действительно, наблюдаем мощный рост).

Все отлично сделано, но:

Львов – ну атмосферный, ну провинциальный, ну для туристов, ну для туристов пообразованнее, ну для туристов, которым старожилы показали Львов «настоящий»… И что?

Фантастическая неопределённость – славная, но она и в «Медведках» мастерская.

ГГ – не то, чтобы скучен, а просто без изюминки: умный гуманитарий среднего возраста. Т.е. автор-то нам скажет, что все не так просто – но это «непросто» лишь называется. Реакции этого человека – вполне типичны именно для любопытного и наблюдательного «грантополучателя» без особого бэкграунда.

Вышло, на мой вкус, прекрасное упражнение в прекрасном. Читатель, увы, привык, что каждый новый роман Галиной – сильнее предыдущего, поэтому «Автохтоны» и воспринимаются как некий сбой.

Оценка: 7
–  [  3  ]  +

Тед Чан «Ад — это отсутствие Бога»

chupasov, 24 марта 2017 г. 10:20

Не скажу, что повесть понравилась, но интересна она безусловно (как почти все у Чана). Для религиозного сознания необходимость веры составляет фундамент концепции человека: Бог не предоставляет людям неоспоримых свидетельств собственного существования, чтобы не лишить нас свободы выбора, которая реализуется в вере или неверии. Имей мы неоспоримые доказательства бытия Божьего – мы тут же кончимся как люди. Это положение, ставшее, в сущности, общим местом, и деконструирует Тэд Чан.

И надо сказать, получилось любопытное зеркало ветхозаветного мира: ангелы, режущие египетских младенцев, потоп, убивающий всех, Бог, издевающийся над Иовом, чтобы испытать его веру… Без Христа все, наверное, так и выглядит.

Оценка: 8
–  [  6  ]  +

Анастасия Парфёнова «Танцующая с Ауте»

chupasov, 23 марта 2017 г. 10:41

Первая мысль при чтении: Ах, какую идею погубила! В самом деле, как могут быть устроены психика и общество бесконечно пластичных существ? Если у Ле Гуин из идеи про гуманоидов со «всего-то» с изменчивым полом выросли близко-чуждые легенды Гетена, исследование гендерных ролей в социуме и т.п., то уж здесь как можно было развернуться... Про Тэда нашего Чана с его октопусами лучше и не вспоминать. Одним словом — эх!

Потому как вышло всего лишь про таких порывистых девочков и мальчиков... С обильными заимствованиями из Буджолд (что уже здесь отметили). Со слабо проработанным фантастическим антуражем, изобилующим большими и маленькими нескладностями.

С другой стороны, настоящая фантастика — она всегда про свое, но средствами фантастики. И в этом смысле изменчивость эль-ин, их философия — вполне адекватная метафора молодой, бурлящей девичьей жизни: ощущение пластичного, меняющегося в столкновениях с жизнью и людьми «Я» («любая маска тут же превращается в лицо»), нутряная в буквальном смысле взбалмошность, текучесть принципов при сохранении все же какого-то личностного центра, жажда быть в центре внимания, трансформированная в меганезаменимость героини, и т.д.

Автор взахлеб говорит о нас девочках, щедрой рукой бросая в топку достойные идеи. Что тоже, как ни странно, признак хорошей фантастики, ведь нет ничего более ей чуждого, чем интеллектуальная скаредность.

Оценка: 6
–  [  4  ]  +

Джо Уолтон «Среди других»

chupasov, 22 ноября 2016 г. 23:12

Роман — образчик «фантастической литературы», как ее определял Ц. Тодоров (фабулы в ней балансируют между возможностью реалистического и волшебного истолкования). Получился занимательный, временами занудный, но в целом любопытный литературный эксперимент вокруг «ненадежного рассказчика».

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
Так, начинается роман с перспективы «инвалида магической войны»: большая битва со Злом уже случилась, утрата невыносима, но нужно жить (см. начало семеновского «Ведьмака»). В какой-то момент повествование оборачивается рассказом девочки с тяжелой судьбой и бооольшими тараканами в голове; подростка, придумавшего всех этих фейри, сестру, мать-ведьму и психосоматические боли в ноге — до кучи. Еще один большой и скучноватый пласт — девичий дневник с бесконечными «он так посмотрел, а я такая сказала, а что он, интересно, подумал, когда он так посмотрел?» Все это склеено любовью к фантастике, красивыми встречами с ней и разговорами за нее же. А под конец — вступает, да, такой «магический реализм», снимающий противопоставление истинного и вымышленного: не важно, происходит нечто у нас в голове или в окружающем мире; и то, и другое — настоящее, если оно настоящее.

Оценка: 8
–  [  3  ]  +

Карен Томпсон Уокер «Век чудес»

chupasov, 21 октября 2015 г. 15:29

Этот пронзительный роман оказался для меня еще и прекрасным образцом настоящей фантастики. Настоящей – т.е. не с изложенными топорным языком вымученными выдумками, а с попыткой говорить о реальности через призму фантастического, с помощью остранения.

Здесь и живой герой (он со своими проблемами, быть может, не всем интересен, но он – живой) в перспективе мироздания, и неостановимо меняющийся мир, и (положено ведь три составляющих?) демонтаж стереотипных форм социального поведения – как привычных, так и почитаемых «альтернативными». И грустное достоинство зацементированной на века финальной надписи.

Для меня роман Уокер стал в один ряд со «Спином» Уилсона.

Оценка: 9
–  [  6  ]  +

Анна Коростелёва «Школа в Кармартене»

chupasov, 25 августа 2013 г. 21:23

Русский ответ «Гарри Поттеру» — уже сложившийся жанр (скоро и рассказ о школьных годах Йозефа Кнехта будет восприниматься исключительно как швейцарский ответ «Гарри Поттеру»). Два таких «ответа» показались мне любопытнее оригинала (которого я, впрочем, не осилил). Любопытными прежде всего необыкновенной полнотой живой радости учебы и познания. Н. Горькавый создал настоящего «Гарри Поттера» для «технарей», а затейливое единство миниатюр А. Коростелевой — это очень правильный «Гарри Поттер» для «гуманитариев». Тех, кто хочет учиться, узнавать новое, расти, а не обзавестись волшебными предметами, помощными зверями и пикантными шрамиками.

Оценка: 9
–  [  1  ]  +

Дмитрий Янковский «Вирус бессмертия»

chupasov, 2 апреля 2013 г. 12:57

Примерно две трети романа оставили очень приятное впечатление: любопытными показались оккультные войны глазами «лоха», не очень впечатляющие, но добросовестные попытки представить психологию советских людей конца тридцатых, изящно вводится шумерская линия, временами глаз цепляется за вполне художественные сравнения, метафоры всякие...

Но в завершении романа все это как-то схлопывается: герои думают и говорят уже по-современному, намеченные нравственные проблемы решаются разводным ключом,

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
размышления о России заканчиваются сакраментальным «надо валить».
— Это первый из прочитанных мной романов автора, несмотря на все «но» захотелось при случае познакомиться с другими его вещами.

Оценка: 6
–  [  0  ]  +

Максим Хорсун «Лунная походка»

chupasov, 15 марта 2013 г. 18:06

Не мастерский, но вполне добротный рассказ по мотивам старинной теории.

Оценка: 7
–  [  10  ]  +

Мария Галина «Медведки»

chupasov, 6 апреля 2012 г. 15:41

По прочтении замечательного романа Галиной загрустил, укрепившись во мнении о том, что отечественная фантастика потихоньку отдает богу душу. «Книга года по версии Фантлаба» в этом отношении очень симптоматична: если у иностранцев лучшие книги за последние три года — жанровая литература, то в номинации «Лучший роман (авторский сборник) отечественного автора» первые позиции в 2009 — 2011 годах занимают романы, имеющие мало отношения к фантастике в традиционном ее понимании. И «Медведки» Галиной — тоже хрестоматийный в своем роде образчик того, что Цветан Тодоров назвал ‘фантастической литературой’ (сильно запутав любителей фантастики).

Здорово, что в литературе основного потока появляются такие хорошие произведения. И жаль, что обещанной конвергенции мэйнстрима и фантастики, к сожалению, нет как нет. Да, авторы мэйнстрима охотно используют элементы жанрового антуража фантастики. Однако встречного движения — повышения литературного качества, художественной эмансипации произведений фантастического жанра — что-то не видно (я только о ‘состоявшихся’ авторах первого ряда). Недотепы-симбионты последних лет просто не сопоставимы по уровню, скажем так, писательских амбиций с фантастическими произведениями Галиной, Петросян, Быкова, Елизарова (разве что «Райская машина» Успенского находится в той же ‘весовой категории’).

А «Медведки» показались мне удивительно сбалансированным, хорошо темперированным романом. Поначалу напрягся, решив, что сейчас автор вырулит на заезженный мотив превращения текста в реальность, но все оказалось глубже. Действительно, некоторые из мотивов можно было развернуть даже в отдельный текст – но мне кажется, что в итоге мы имели бы лишь вариации на чужие или свои фирменные темы. Первое скучно, второе… а зачем? Хочешь про ‘мир как текст’ – читай «Заплывая за буйки». Хочешь про ктулху, вылезающих, чтобы с бою взять Приморье – есть же «СЭС-2». Внутренней логикой своей «Медведки» напомнили мне «Хромую судьбу» (без Синей папки) – с ее подчеркнуто реалистической линией писателя, с нерешенностями, ‘работающими’ именно в балансировании (потому как, на выходе совершенно не важно, построен ли изпитал, действительно ли Феликсу Сорокину досталась партитура труб Страшного суда, помстился ли герою Булгаков и т.п., а важно – «хватит с меня псины!»).

Магистральный сюжет Галиной (она, как мне кажется, вновь и вновь пишет историю о силе вымысла) заиграл в романе новыми гранями: сама повседневность оказалась не только иллюзорной, но загадочно мощной. Люди, какими мы их знаем, — лишь тени и отражения, что, однако, не означает их эфемерности (в логике ‘если лиц много — значит, они все поддельные’), но указывает на что-то большее, стоящее за множественностью отражений.

Вообще, если вычленять в романе ‘художественно-философские идеи’, то в большинстве своем они нисколько не оригинальны, загадка обаяния романа – в той убедительности, с какой эти идеи воплощаются (помните, «все, что ты придумываешь, либо было придумано до тебя, либо происходит на самом деле»?). В последних романах Марии Галиной за техничной игрой в фантастику, постмодернистским переливанием из текста в мир и мастерством ‘объемного’ реалистического письма просвечивает неожиданный в наши дни, но удивительно органичный символизм.

Оценка: 8
–  [  10  ]  +

Анастасия Парфёнова «Ярко-алое»

chupasov, 25 марта 2012 г. 15:58

Наверное, это плохой киберпанк и очень средняя, по гамбургскому счету, литература. Но вот как женская – не привычно девичья, а именно женская – фантастика получилась довольно интересно. ‘Психология’ в романе, действительно, ‘проседает’– слишком однообразны мотивации героев (протагонисту – маму жалко, жене-невольнице – за дочь страшно, даже у противника, и то нашлась любимая бабушка). С другой стороны, это однообразие, во-первых, вписывается в стереотипы японской художественной культуры, которую автор в романе утилизует, а во-вторых – вполне сочетается с центральными идеями произведения.

Любимая, кажется, мысль в этом романе – это мысль семейная (как у Льва Толстого в «Анне Карениной» :). И очень нетривиальна, к примеру, попытка осмысления взаимоотношений разумов разного, скажем так, масштаба в категориях семейных отношений. Интересна (хотя, быть может, и высказывалась уже) идея этического единства виртуального и реального существования – принцип, антагонистичный самому духу современного интернета с его ничем не ограниченной свободой.

Т.е. роман стоит, наверное, оценивать не в координатах, заданных киберпанком, но скорее как социальную фантастику. В конечном счете мир, построенный на информационных и биологических технологиях, кажется сегодня наиболее вероятным вариантом будущего, так что киберпанк неизбежно утрачивает эксклюзивные права на эксплуатацию этого варианта.

Оценка: 7
–  [  7  ]  +

Андрей Столяров «Телефон для глухих»

chupasov, 24 марта 2012 г. 15:39

Странно получилось: автор, кажется, никого не копирует, пишет о своем, используя подходящий сюжетный антураж. Но ведь просто невозможно не сравнивать с «Пикником», и сравнивание мешает. Это только у Борхеса второй «Дон Кихот» выходит вполне самостоятельным произведением, а на деле впечатление от замечательной повести безнадежно испорчено привкусом вторичности. Есть, правда, адекватная тексту стратегия чтения: «Пикник» можно считать описанием реальных событий, художественное осмысление которых вдохновило А. Столярова на создание «Телефона для глухих».

Оценка: 7
–  [  9  ]  +

Андрей Столяров «Боги осенью»

chupasov, 10 сентября 2011 г. 01:22

В сюжетном отношении повесть Столярова местами буквально повторяет изданные несколькими годами раньше две первые повести из «Лорда с планеты Земля» С. Лукьяненко: здесь тоже есть невозможная любовь («Он был титулярный советник, / Она — генеральская дочь»), невозможная победа над искусным фехтовальщиком, дающая герою ничем иным не обеспеченный статус, не злая, но вынужденно — noblesse oblige — жестокая Принцесса, тяготящаяся неожиданным супругом, и т.п. Причем авантюрный сюжет у Лукьяненко как-то позаковыристей.

Но сравнивая два текста, вдруг понимаешь, что Лукьяненко пишет сказочку, а Столяров — про жизнь. Есть пропасти, которые не перепрыгнуть, есть жажда чуда и обреченность на повседневную жизнь, есть вера в чудо, которая каким-то образом дает силы жить, а не вгоняет в серую тоску (ах, почему я здесь?). Все это мы находим у Столярова, в то время как у Лукьяненко герой — сильный авторской фантазией — просто отряхивает с ног прах обыденности — для жизни в Приключении. У Столярова же именно зазор между фэнтезийными штампами и жизнью поднимает текст на некий уровень (именно жизнью, а не вульгарно понятой реальностью, как в самых разных образцах юмористической фэнтези). Реальна повседневность, несовместимая с Чудом, но реальна и человеческая жажда Чуда — и автору удается пройти между этими камнями, не отвергая ни повседневности, ни чуда.

И насколько текст Столярова лиричнее в сравнении с подростковыми повестями Лукьяненко (где вторая повесть в формате: «Ах так, я, значит, недостаточно хорош для вас? — Зачем топтать мою любовь? Ах-ах. — Ну ладно, вот я пойду, все увидят, да, увидят все, что я не абы кто с улицы, а царского роду... бабушка ... сенбернар»).

Я бы не сказал, что мне очень понравилась повесть Столярова, но это уровень — если не в масштабе затронутых проблем, то в глубине и объемности авторского восприятия мира. Получилась у автора чудесная акварель по мотивам осеннего Питера.

Оценка: 7
–  [  4  ]  +

Андрей Лазарчук «Мумия»

chupasov, 26 августа 2011 г. 21:38

В 1989 г. В.М. Рыбаков опубликовал чудесный рассказ «Давние потери» — о добром Сталине. В 1991 г. у А.Г. Лазарчука вышла «Мумия» — о монструозном чучеле Ленина. Для меня эти рассказы стоят рядом – по общности фантастического приема (буквализация идеологического клише) и блеску исполнения. Просто квинтэссенция фантастики четвертой волны. Как удавались им короткая и средняя форма! Вообще об этом очень точно написал Д. Володихин в статье «Четвертая волна: анатомия творчества».

Временами мечтается о неком параллельном мире, в котором «Все способные держать оружие», «Посмотри в глаза чудовищ», «Штурмфогель» — такие же мастерские рассказы, а не занудные, в сущности, многосотнестраничные повествования.

Оценка: 8
–  [  11  ]  +

Святослав Логинов «Филолог»

chupasov, 2 июня 2011 г. 15:40

Чтение утомительное, особенно в эпоху ренессанса фрик-лингвистики. Задумка автора понятна – смешать шуточную ‘народную этимологию’ с неожиданными поворотами, свидетельствующими о проникновении в тонкую механику языка. И как идея это замечательно… только в этой музыке слишком много нот, т.е. приставок, дериватов и прочих суффиксов. Наверное, хорошо бы было это снять (в анимации) или на театре поставить – в авторском тексте филологические экзерсисы героя интонируются явно недостаточно. Самим языковедческим упражнениям, увы, не хватает того блескучего изыска, за который читатели любят, к примеру, произведения М. Успенского.

При этом ‘филологический’ план слабо связан с авантюрным футурологическим сюжетом (не случайно в самом финале никакой филологии не остается, не нужна она автору). Этот сюжет можно сравнить с домом, который в начале повести пытается строить герой: поналомано могучих дерев, кое-как они сложены, а законопачены огромные дыры этой самой филологией (т.е. мысль о языке как поддержке и опоре также понятна, но она в повести слишком головная). Находки в авантюрном сюжете интересные: в самостоятельную повесть вполне разворачивается игра мамочки героя, общество кучников показалось любопытным (в т.ч. как метафора отношений между автором и читателем)… Но сыро это все, неразвито и перебито слабоватыми измышлениями. Общество бессмертных занято исключительно тинейджерскими забавами (хотя в таком обществе задумки вроде той, что повернула жизнь Вериса, должны быть скорее правилом). Развенчание золотого века и апелляция к архаичным ценностям в данном случае просто беспомощны (я не против архаики – у того же Логинова есть, к примеру, прекрасная почвенническая повесть «Чисть»). Только в ставших классикой произведениях все это использовалась раз двадцать, наверное, с куда большей осмысленностью.

Иными словами, повесть – вполне себе на уровне, но уровень этот, к сожалению, ниже планки, поставленной в лучших произведениях Святослава Логинова.

Оценка: 6
–  [  9  ]  +

Ярослава Кузнецова, Анастасия Воскресенская «Голубка на щите»

chupasov, 30 мая 2011 г. 17:49

Поначалу показалось любопытным, а потом разочаровался – после чУдных «Чудовых лугов». В «Лугах» есть ощущение солнечной значительности происходящего, шаги судьбы, а в этом романе – одно суматошное мельтешение всего и вся. Случайность – отнюдь не случайная гостья в фантастике, но эту случайность нужно как-то осмыслять (случайность как фатум, случайность, способная порушить даже самые тщательные планы и т.п.)… В отзывах мелькнуло сравнение с кино, однако, кино получилось слишком (для меня) артхаусное, построенное на том, что автор беспорядочно носится с камерой по интересному, в сущности миру, в котором происходят интересные, в сущности, вещи, и снимает, чего увидит – главное, чтобы живенько, коснуться до всего слегка, авось, количество перейдет в качество.

Нет, я понимаю, такие техники часто проходят по графе ‘масштабности замысла’, ‘сложности композиции’, ‘многоплановости’ и т.п. Беда в том, что важные для судеб героев эпизоды ничего не говорят нам – читателям.

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
Скажем, Кавен Макабрин не выдал Амарелу. И что? Что этим хочет сказать автор? Что в его мире не умерло рыцарство? Что Макабрины вполне себе ничего? Непонятно. Или вот идет себе Рамиро по городу – глядь, а тут Десире и Ньет: одна с моста прыгает, другой пытается до нее добраться, претерпевая невыносимое. Ну, и спас герой Ньета – все равно мимо проходил. Если бы Рамиро активно занимался поисками Десире и Ньета, такое совпадение казалось бы осмысленным, а так… В результате читатель остается до обидного безучастным. Скажем, узнаем мы, что дролери мучают фолари в рассуждении разжиться энергией. И что? Меняется ли от этой неожиданной информации наше отношение к дролери (на таких перипетиях построено множество ‘антиэльфийских текстов’)? Да не было никакого такого отношения… И эту информацию мы просто принимаем к сведению (наверняка сгодится авторам во второй книге). Сама по себе чуждость дролери ведь тоже требует какого-то читательского отношения: должна завораживать, очаровывать, отталкивать и т.п. Или вот ‘правящие круги’ Дара – хотели нефти, разбудили Ктулху… И что? Нужно с осторожностью относиться к миру? — Ах, до того ли, любезный читатель, когда прынц на белом самолете носится в воздухе, выходя из пике, давя на гашетку, изнемогая в борьбе… За что? Против чего? Не важно: «А я дерусь, потому что дерусь», – как сказал однажды Портос.
В общем, по-моему, авторы задумали создать большое эпическое полотно, но с замыслом не справились. Эпос вполне терпит разные сюжетные накладки и нестыковки, даже явный авторский произвол терпит, но не прощает эпос отсутствия ценностно-смысловой перспективы. В результате получилась только фэнтези, интересная, вероятно, лишь поклонникам жанра. Целостная картинка не вытанцовывается, россыпь местами красивых камешков-эпизодов не желает складываться в мозаику.

Оценка: 6
–  [  3  ]  +

Сергей Синякин «Младенцы Медника»

chupasov, 18 мая 2011 г. 09:45

Странное ощущение оставила повесть. Детективный план, действительно, напоминает старинные историко-фантастические детективы Парнова (вплоть до архаичных эпизодов вроде ‘мент на приеме у большого научного начальника’). План научно-фантастический – у нас ‘все по науке’ – вроде бы, должен отталкиваться от тьмы книжек и фильмов про рождение мессии. Но вот десять отличий искать совершенно не хочется, и тема кажется ну совершенно избитой.

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
Тем более что автор побрезговал привычными для ‘жанра’ эмоциональными костылями – тревогой за судьбу детишек, страхом перед ними и т.п.: с самого начала понятно, что с младенцами ничего не случится (причем атаки антагониста безобразно однотипны – без всяких тебе магических кинжалов и копий Лонгина); сильно жестоких чудес тоже не наблюдается; встреча с невероятным сыщиков не особенно потрясает.
Причем и другого хода, привычного в таких сюжетах – тривиализации невероятного (второе пришествие на фоне подчеркнуто обыкновенного милицейского расследования) – автор не делает. В общем, получилось так как-то все…

Оценка: 6
–  [  7  ]  +

Александр Громов «Шанс для динозавра»

chupasov, 17 мая 2011 г. 15:08

Вышел, к сожалению, роман-ошибка. И проблема не только в удивительной для отличного автора наивности идей, а в их ‘кривом’ воплощении. «Шанс для динозавра» можно сравнивать с классическими «Миссионерами» Лукиных и, скрепя сердце, с «Трудно быть богом». Но сходны они лишь на уровне сюжетной завязки, поскольку несоизмеримы масштабы поставленных (а не просто заявленных) проблем.

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
У Лукиных прогрессорские планы опровергаются самой историей, т.е. перед нами конфликт на уровне ‘Человек vs. История’. У Стругацких все это дополняется столкновением с человеческой природой (причем не только с чужой). А у Громова, в сущности, вопрос стоит так: Смогут ли два прогрессора помешать третьему, если последний считает первых своими соратниками? Ответ здесь однозначен, а вопрос, в сущности, малоинтересен. Если обсуждать саму идею… Ну что ее обсуждать? Герои придумали буддизм-конфуцианство light, а сам автор излагает читателю облегченную версию облегченной версии – по Ван Зайчику.

В результате чудовищно ‘провисает’ основная – ‘боевая’ – часть: читатель следит не за тем, во что выльются действия Барини, а ждет, когда же герою поставят подножку. Эту часть, вполне достойно для жанра написанную, хочется пролистать – когда понимаешь, что от побед и поражений героя ничего, в сущности, не зависит. Ср. пример противоположного рода – «Властелин колец», где, скажем, оборона Гондора и диверсионная операция Фродо друг друга дополняют, а не обесценивают.

Интересны мотивации друзей-противников Баринова, но о них автор скажет лишь в финале. Причем скажет не очень убедительно в психологическом плане. Кроме ламентаций типа ‘эх, нетуть меж нами прежнего доверия’ в романе на эту тему мы ничего не найдем. Герои явно должны были измениться на другой планете, ведь одно дело – сказать «нет» обожравшемуся благополучием миру, и совсем другое – убивать часто неплохих людей ради всечеловеческих ценностей или так просто. Вот ‘Дьявол’ спит с бабами, а потом их сжигают – реакция героев сводится к чему-то между ‘сами дуры’ и ‘как-то нехорошо все-таки’ – и это не набившие оскомину попаданцы, а люди, у которых хватило мужества прыгнуть из сытого мира в черную дыру.

В общем, А. Громов выдал:

а. изначально небогатую идею,

б. заменил разработку этой идеи бесконечными баталиями, да еще и скучными по изложенным выше причинам,

в. не уделил никакого внимания психологической метаморфозе героев (и вообще их психологии — это ж совсем не наши современники).

Оценка: 6
–  [  11  ]  +

Ярослава Кузнецова, Анастасия Воскресенская «Чудовы луга»

chupasov, 12 мая 2011 г. 13:49

Как уже отмечено, это хорошо написано. Более того, неплохо отредактировано (ну, или авторы просто так пишут – и то, и другое по нынешним временам большая редкость). Соавторы не потакают читательским ожиданиям (здесь плеснуть душераздирательности, там терзаний душевных, плохим выдать побольше мерзости, хорошим – отсыпать нерассуждающего благородства). Пусть и может творческая свобода отпугнуть осторожного издателя, но авторы предпочли работать в приглушенных, пастельных тонах, разделяя героев не на положительных и отрицательных, а на главных и второстепенных. Воспользуйся соавторы проверенными тиражами рецептами, получился бы у них совершенно дяченковский текст – чего очень бы не хотелось.

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
Ведь, к примеру, ничего не стоило авторам свести героев-антагонистов для последнего разговора, где слова звучат веско и просто, а в подтексте – чистейшая пронзительная грусть. Только все это мы уже мильен раз читали. И как изысканно решение авторов, у которых герои в образах ангелов сошлись навечно у входа в церковь.

Читая такие тексты, временами соглашаешься с тем очень спорным тезисом, что нет ни фантастики, ни мэйнстрима, а есть хорошо и плохо написанные книги. Это не фэнтези в доминирующем сегодня стиле – забористом, ярком, энергичном, это фэнтези в сторону, скажем, лорда Дансейни.

Оценка: 8
–  [  2  ]  +

Юрий Бурносов «Два квадрата»

chupasov, 5 мая 2011 г. 17:22

Поначалу увлекло, но потом разочаровало. Автор построил вполне атмосферное Средневековье (или, скорее, начало Нового времени), но отношения людей мало соответствуют нашим представлениям об этом времени.

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
Ну не осмелился бы средневековый следователь вот так вот в лоб – вплоть до стрельбы – противиться инквизиции. И, собственно, из-за кого? Не девушку любимую схватить собирались. И чтобы в церкви объявлять о своем неверии – это же ни в какие ворота. Крестьяне ведь городским модам не обучены, утопили бы в нужнике, и баста. В нашей, например, истории французские либертены поостереглись бы в деревне свои теории излагать («не поймут, скоты»). А Хаиме, который хладнокровно велит добить Тимманса и бросить его в канал? Дело даже не в элементарной осторожности, а в том, что не может законник с такой легкостью приказать убить человека. Он же не рыцарь средневековый, и Аксель – не оруженосец, готовый выполнить любой приказ.
Т.е. автор сначала заставляет нас поверить созданному миру и показывает, что герой – человек своего времени. Однако временами этот герой ведет себя как попаданец какой-то, что сильно диссонирует с тоном и логикой повествования.

Оценка: 6
–  [  1  ]  +

Zотов «Апокалипсис Welcome»

chupasov, 3 мая 2011 г. 17:14

В сравнении с другими произведениями Zотова (читал «[Элемент] крови», «Печать Луны» и что-то еще в том же духе) этот роман, на мой взгляд, выигрывает. Т.е. непритязательный стеб и юморок а ля «Comedy Club», кое-как втиснутые в жанры, с которыми автор с грехом пополам справляется, — все эти фирменные приемы никуда не делись. Однако в романе про Конец света появились идеи, без которых фантастика (с ее тягой к разговорам о городе и мире), неизбежно пробуксовывает. Может быть, я вчитываю, но роман Zотова показался мне даже многомерным.

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
Текст, вроде, антихристианский, но держится в жестких рамках – скажем, Христа автор не высмеивает. Сюжет о Мидасе – слабая криптоисторийка, на первый взгляд, но подкупает великолепное презрение, с которым герой относится к нашему целлофановому миру. Компания ботадеусов тож – вроде бы, страдают от проклятия, но получается, сами себя прокляли; еще загадочный Кузнец где-то там, в глубине кадра. И зудящим лейтмотивом, как приговор: ‘Мы не верим, и по неверию нашем получаем облегченную версию жизни’.
Все это, в сущности, мелькает где-то на периферии (а в центре — вещи, отмеченные в негативных отзывах), однако, в этом мелькании просвечивает какая-то искренность.

Оценка: 6
–  [  5  ]  +

Светлана Ягупова «А вы не верили...»

chupasov, 27 апреля 2011 г. 18:11

Очень трудно читать сегодня середнячковые советские тексты просто как фантастику (пресловутая нуль-литература – это, в сущности, и есть середина). Трудно не по изумительной наивности идей (один «клептогенез» чего стоит) — нам не привыкать: сегодня фантастика производит бред в масштабах промышленных, просто неподъемных для застойной советской культуры. Но это ж надо окунуться в плюсквамперфектум, чтобы не задерживаясь на советских клише, восхититься обращением к подзапретным идеям Николая Федорова (в рассказе он не упоминается). И погружение в эпоху – самое главное в таком чтении: не ностальгии для, а просто припоминая общество, в котором можно было писать такие произведения, не выглядя совершеннейшим идиотом в глазах читателей.

Оценка: 5
–  [  5  ]  +

Тед Чан «Купец и волшебные врата»

chupasov, 23 апреля 2011 г. 14:14

Находился под впечатлением «Истории твоей жизни», поэтому эта повестушка особого восторга не вызвала. Та же, в принципе, тема, поднятая почти десять лет спустя (если судить по отзывам, она вообще занимает автора). С новым, правда, поворотом – на раскаянье и искупление.

Стилизация под «1001 ночь» хорошая, но считать ее чем-то выдающимся… Вон, Д. Трускиновская целый романище в этой стилистике написала, и что?

Вообще, затеять повесть про путешествия во времени, предполагает сегодня любовь к техническим упражнениям: столько всего напридумано — и остроумного, и глубокомысленного — а мы все ж возьмем, исхитримся и таки сделаем чего-нить нетривиальное. Например, с усмешкой игнорируя предшествующую традицию

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
(как в случае с информацией о кладе, взявшейся из ниоткуда, т.е., пардон, от Аллаха).

Последняя история, действительно, любопытна — пугающей неоднозначностью нравственно-временной петли.

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
Вероятно, герой не пришел бы к искуплению, если бы получил ту информацию, которую он сам у себя перехватил. Т.е. если бы не было раскаяния, то не в чем было бы и раскаиваться (ну, погоревал бы, конечно, о нелепой смерти жены – и только). Этот мотив ‘чего-то из ничего’ есть и в предыдущих историях, но в последней он предельно заострен, поскольку решается целиком в этической сфере. То же и с реакцией постаревшего героя: только научившись покаянию, он, мне кажется, смог принять обретенное знание как подарок, а не как злую шутку небес.

Оценка: 6
–  [  15  ]  +

Тед Чан «История твоей жизни»

chupasov, 22 апреля 2011 г. 20:01

Очень правильная фантастика. Правильная – это когда в научно-занимательной форме автор умеет говорить о вещах, интересных не только энтузиастам науки.

Научная составляющая рассказа не нова для людей, интересующихся лингвистикой: здесь и гипотеза лингвистической относительности (вероятно, ошибочная в радикальных вариантах), и опыты по созданию идеографической письменности (ЛоКоС, например). Все это качественно сделано, и фантастическое допущение заставляет внимательно следить за перипетиями полевой лингвистической работы (чай, не язык каких-нить индейцев хопи изучаем)

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
Придумку со вторым сюжетом просекаешь довольно быстро: «Эмму и Сфинкса» Дяченок и даже «Почерк Леонардо» Рубиной я прочел раньше повести Чана (к сожалению?).

История Кассандры стара, как мир, но Чан делает нечто особенное – показывает внутреннюю эволюцию человека, знающего будущее, причем показывает изнутри. И это все на уровне языка и лишенного всякой фантастики сюжета. Ключевой для меня эпизод – ‘воспоминание’ о том, как героиня читает дочке сто раз читанную сказку:

“Well if you already know how the story goes, why do you need me to read it to you?”

“Cause I wanna hear it!”

На этом месте многоноги для меня лично тихо отлетели, освободив место для простого, в сущности, вопроса: «А разве мы не знаем, как оно все кончится? Ну, без подробностей, зато совершенно точно?». Вот где писательское мастерство: показать не смирение, даже не приятие неотвратимого, а искреннее желание жить – прекрасно осознавая неизбежность малоприятного финала.

Причем сказать об этом автор ухитряется, рассматривая психологию обыкновенной, в сущности, женщины.

Оценка: 8
–  [  2  ]  +

Савиньен Сирано де Бержерак «Государства и Империи Луны»

chupasov, 20 апреля 2011 г. 11:08

Об этой — литературно-философско-научной — стороне деятельности Сирано расказывает роман А. Казанцева «Иножитель». Можно по-разному относиться к творчеству последнего, но в наблюдательности Казанцеву не откажешь. И если предвосхищение де Бержераком, к примеру, парашюта кажется явной натяжкой, то вот, скажем, подробное описание борьбы лейкоцитов с инфекциями... Откуда Сирано мог знать о фагоцитозе? Просто нет слов.

Оценка: нет
–  [  10  ]  +

Леонид Каганов «Лена Сквоттер и парагон возмездия»

chupasov, 7 апреля 2011 г. 21:19

Такие жж-тексты еще и очень неудобно читать – т.к. поначалу не совсем ясно, можно ли пропускать рассуждения героини. Жевать эту приправленную сарказмом смесь из чепухи и банальностей совершенно не хочется. Но вот это все, м.б., играет какую-то роль в сюжете, позволяет лучше понять героиню, работает на концепцию романа? Не-а… Сюжет тянет максимум на повесть, характер – неинтересен (поскольку не показано его становление), концепции в романе – в смысле системы ‘идей’, цементирующих текст, – просто нет.

Сравнивать роман с «Generation «П» не стоит: у Пелевина 'рассуждения' встроены в художественный мир и сюжет о времени и о себе; у Каганова все эти жж-медитации практически самоценны (так, метаморфоза Даши под влиянием Илениных кноу-хав не играет практически никакой роли в сюжете). И потом роман Пелевина написан в 1999 г., с тех пор целый жанр появился — «офисная проза», где весь этот эпатажный цинизм давно озвучен со всеми мыслимыми и немыслимыми оттенками самоиронии и авторского сарказма.

И (об этом много писали, но все ж) жанр романа требует особого дыхания что ли. Если судить по этому роману («Харизму» я не читал), у Л. Каганова его (пока) нет. Может, и не будет. У неплохих, в общем-то, писателей (вроде А. Чехова) его тоже не было. Автор — Мастер великолепной сюжетной прозы, не нужно разбавлять ее квазифилософичным остроумничаньем. Ну вот представьте, что получилось бы, появись в «Хомке» пассажи о новом поколении, а в пронзительной «Долларке» — рассуждения о том, кто довел население до жизни такой?

Оценка: 5
–  [  7  ]  +

Андрей Лазарчук «Транквилиум»

chupasov, 21 марта 2011 г. 15:35

Мне это напомнило не столько «Гравилет», сколько «Остров Крым» Аксенова. И роман Лазарчука в этом сравнении не выигрывает. В сфере человеческой он занудный какой-то (на манер чудовищной «Кесаревны Отрады») и декларативный. Скажем, героиня сильно удивляется, что дети могут быть голодными — что прекрасно, однако, социальное устройство ее страны никак не исключает голодных детей...

Или вот наш мир герою кажется серо-пластмассовым. Это пусть, но психологическую достоверность такие декларации обретают лишь в том случае, если свой мир — чувства, предметы, поступки — будет пронзительно настоящим. А этого в романе нет.

Может быть, в турбореалистическом произведении, сосредоточенном на головокружительной механике мира, этого и не требуется, но ведь в романе Лазарчука многое построено на мотивациях героев: «Я готов умереть любой смертью, готов убивать сам и посылать на смерть других – но мой мир я вам не отдам, хоть вы и сильнее меня в миллион раз…», – думает Глеб. Но почему герой так влюблен в свой мир – бледную кальку грИновского?

Здесь стратегия автора сродни рекламе фильмов, упирающей на количество уже посмотревших: дескать, раз столько людей любят Транквилиум, то не стоит удивляться, что герой готов на все вышеизложенное ради этого прекрасного старого мира…

Вообще, автору после «Опоздавших» удаются скорее сюжеты, построенные на вынужденном действии – про приказано выжить, про супермегабомбу, что тикает под сердцем, и т.п. Может, действие в его романах слишком плотное, может, еще что–то – но в иных случаях рахитичные внутренние миры героев плохо согласуются с их, героев, бешенной скачкой по сюжету. Вот когда Воронин с Кацманом бредут по пустыне в «Граде обреченном» (еще один параллельный текст) — ты идешь вместе с ними, а к героям «Транквилиума» относишься как к фигурам на шахматной доске — партия интересна, а персонажи — не очень, поскольку деревянные.

Оценка: 6
–  [  0  ]  +

Александр Зорич «Римская звезда»

chupasov, 23 января 2011 г. 15:02

Роман понравился, но показался немного скомканным. Сначала — нормальный себе реализм в современном исполнении, впрочем, с тайной на заднем плане и неспешным ее обсуждением. А все криптоисторические чудеса происходят буквально в последней четверти книги (по ощущениям, текста под рукой нет), галопом по евразиям. Я вовсе не любитель монструозных криптоисторических опусов в стиле «Посмотри в глаза чудовищ», но здесь получился даже не роман, а скорее растянутая повесть: в начале авторы берут явно романное «дыхание», а потом как-то быстренько так закругляются, срезая последние круги. Что жаль.

Оценка: 7
–  [  1  ]  +

Александр Зорич «О Зигфриде»

chupasov, 23 января 2011 г. 14:46

Странный «цикл» — скорее, «work in progress». Криптоисторические вариации на сюжеты сказаний о Зигфриде/Сигурде, нибелунгах и пр. Есть неплохой первый рассказ, построенный на сочетании двух несводимых перспектив — Зигфрида и говардовского Конана (будто сошедшего со страниц михаилхаритоновского «Дракона XXI». Задумчивый получился рассказ (особенно в линии Рагнарека). Есть «Второй подвиг Зигфрида» — никакой текст, что-то про конный спорт. Есть третий рассказ — из разряда «стихов на случай» но с какой-никакой идеей (по истории Зигфрида, он располагается между первым (до ученичества) и вторым (события в Вормсе). Возникает ощущение, что авторы «прицениваются» к сюжету на предмет сделать что-то вроде «Карла, герцога» и «Римской звезды», между делом публикуя наброски — чтобы, значить, добро не пропадало.

Оценка: 6
–  [  2  ]  +

Владимир Германович Васильев «Богу — Богово...»

chupasov, 14 декабря 2010 г. 13:06

Отличный рассказ, написанный в пандан к рыбаковскому «Трудно стать Богом». В результате получился очень интересный разговор Стругацких, Рыбакова и Васильева (обратите, кстати, внимание — это не украинский Владимир Васильев, который «Ведьмак из Большого Киева» и прочая). Причем Рыбаков, насколько я понимаю, учел критику Васильева в «На чужом пиру ...» (см. рассуждения «па Симагина» в финале романа).

Оценка: 7
–  [  8  ]  +

Михаил Успенский «Райская машина»

chupasov, 12 декабря 2010 г. 01:45

Как же невысок уровень читательских ожиданий, если такой текст мы готовы воспринимать как интеллектуальную фантастику. И беда даже не в избитости сюжета, не в унылом, в сущности, хохмачестве, а в мировоззренческой ТРИВИАЛЬНОСТИ романа. Нет, в сравнении с текстами в проекте «Этногенез» роман кажется шедевром социальной фантастики… А если сравнивать со Стругацкими, например? С тем напряженным вглядыванием в будущее, которое отличает их вещи? UPD: (Году этак в 1984 любому усталому интеллигенту было понятно, что совок будет долго и мучительно догнивать. А Стругацкие в этом году сделали «Волны гасят ветер». И вот их Большое откровение, футуршок и т.п. удивительным образом предвосхитили не сами перемены, на пороге которых стояла страна, но их РАДИКАЛЬНОСТЬ; когда же пугающая непонятность бездны упрощается до ж-пы, то ничего предвосхитить не получится, потому как сие — не реализм, а ограниченность).

В плане мировоззренческом роман сводится к трюизмам: ‘народ наш – ну, чисто дети’, ‘может, только простые люди (из частного сектора) и сохраняют еще здравый смысл’, ‘одна половина наших правителей – кретины, другая – мерзавцы’, ‘интеллигент, не готовый к махровому оппортунизму, никому сегодня не нужен’ и т.п. Автор, правда, шуточкой да прибауточкой дистанцируется несколько от этого набора банальностей. В результате мы имеем (или нас имеют?) общие места, сдобренные иронией.

При этом многие существенные моменты сюжета отмечены какой-то необязательностью, характерной для студенческого капустника (когда сценарий придумывается с тем, чтобы связать имеющиеся в наличии номера).

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
Вот, скажем, главный герой – он очень, очень умный. И знаний у него – о-го-го сколько, и может он спланировать изощренно-жестокую операцию (в прошлом). А зачем он такой умный? Т.е. для чего он – такой интеллектуальный, эрудированный, с мозгами, прочищенными таежным уединением – нужен роману Успенского? Чтобы пацаны зауважали и дали на заимке пожить, мотивируя явление Рип ван Винкеля? Чтобы образованный герой втюхал легковерным согражданам Данте и Клюева под видам свидетельства о химэйских кущах? Или чтобы он с умным видом пересказал материалы с флэшки Лося? Наверное, все это безумно важно, коли выводят героя к людям отшельник-судьба и дьявол.

А, скажем, воин масаи, он к чему? Нет, прикольно, конечно, черный Санчо Панса, общий сюр, то да се, фольклорчик масайско-асегайский… Но можно было обойтись и без африканца – хотя с ним не хуже.

Действительно, выходит какой-то развернутый в роман анекдот. Можно читать, можно не читать (только зачем читать, если можно не читать: литература, чай, не водка). А что всем нам скоро полный Химэй настанет – это вам любой пенсионер на лавочке скажет… Забесплатно. В общем, умную фантастику сегодня, увы, лучше ‘брать’ не у фантастов.

Оценка: 7
–  [  4  ]  +

Сергей Синякин «Полукровка»

chupasov, 26 октября 2010 г. 12:03

Фирменный синякинский прием: выдумывается занимательный альтернативный мир, однако, дальше автор ломает жанровую инерцию

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
– мы-то ждем, что герой вот сейчас вернется к корням, уйдет в подполье и … мочить, мочить гадов на земле, в небесах и на море, и сами знаете где. А дальше, с немецкими технологиями – Russland, Russland über alles. На романную дилогию вполне потянет. Даже выдумывать особо ничего не придется — достаточно, например, драматизировать любовную линию. И все это будет, в общем-то, правильно, хотя и очень тривиально. Но герой Синякина просто живет свою жизнь (пусть и богатую приключениями), не обращая внимания на жанровые клише. Перед читателем разворачивается человеческая драма, что создает эффект достоверности мира: если в нем можно жить всерьез, а не только динамично восстанавливать историческую справедливость, то и мир — настоящий, требующий вдумчивого отношения. В общем, в художественном отношении повесть выходит за рамки полемики с Переслегиным и камрадами.

Оценка: 8
–  [  0  ]  +

Сергей Синякин «Владычица морей: Историческое повествование времен Петра Великого»

chupasov, 11 октября 2010 г. 11:33

Самым для меня любопытным оказалось балансирование текста между жанрами криптоистории (тайная история событий, «на выходе» остающихся неизменными) и альтернативной истории (исторические события меняются). Так до конца читатель и не ведает, поменяет «подводка» историю или нет. Ну, и стилевые решения интересны (в одном из интервью автор отмечал трудности именно языкового характера) — правда скорее в контексте фантастики.

Оценка: 7
–  [  1  ]  +

Владимир Кючарьянц «Где начало «галереи знаний»?»

chupasov, 2 сентября 2010 г. 22:59

Текст совершенно запредельный в 1984 г., когда фантастика претендовала еще на какую-то научность. Предлагается альтернатива казанцевской идее палеоконтакта: чудеса древности, загадочные 'несвоевременные' научные достижения достались нам не от инопланетян, а от древних сверхцивилизаций, снесенных природным катаклизмом. Идея о высоких цивилизациях прошлого едва ли не древней самих этих цивилизаций, но любопытно, что начали ее тиражировать еще в застойной фантастике. Потом-то эта линия развернулась так, что не остановить. Интересно, что Ю. Каныгин, на которого ссылается автор, уже в новое время договорился до холодного термояда у ариев и Рамы на берегах Днепра.

Оценка: нет
–  [  6  ]  +

Михаил Харитонов «Маленькая жизнь Стюарта Кельвина Забужко»

chupasov, 12 августа 2010 г. 17:56

Странный рассказ, как и многое у Харитонова: то ли, вправду, дурацкий памфлет, обильно сдобренный вывертами больного авторского сознания (афтора — в больничку! чителю — Гальего, например, в порядке компенсации), то ли здесь стеб над жанром таких вот страшилок про 'доведут вас до цугундера противные мерзкие америкосы!'. Не сказать, чтобы вторая мысль была как-то мотивирована самим рассказом: просто не ждешь от неглупого автора такой вот чепухи. Впрочем, кто этих зороастрийцев с их дуализьмами разберет! В творчестве Харитонова удивительным образом сочетаются тошнотворные детали, больше говорящие об авторе, чем о предмете, фантастические каскады интеллектуальных пуантов (почти из каждого рассказа Харитонова рачительный МТА склепал бы роман) и ... лиризм. Однако в отдельных текстах (вроде «Красавица и чудовище», «God Mood») недоумение по поводу тошнотворного мешает воспринимать все остальное (а интересные футурологические идейки есть и в «Стюарте Кельвине Забужко»). Говорят, что древние китайские (?) горшечники специально допускали ошибки при обжиге, дабы не гневить богов совершенством человеческих творений. Создается впечатление, что Харитонов пытается (и довольно успешно) не писать хорошо. Ведь если переработать этот рассказ (не так уж сильно, кстати), получилась бы вещь на уровне кагановского «Хомки».

Оценка: 4
–  [  9  ]  +

Юрий Нестеренко «Расизм - это плохо? А доказать?»

chupasov, 14 апреля 2010 г. 20:56

Это небольшое эссе открывается следующим определением расизма: «концепция, согласно которой расы ... не равны между собой, то есть различаются по некоторым существенным признакам, которые могут быть объективно оценены в категориях «лучше – хуже»». Далее автор объективно оценивает европеоидов с монголоидами и негроидов. Вообще, прежде чем выдумывать свои определения, стоит ознакомиться с уже существующими. Но чукча, т.е., извините, европеоид, очевидно, не читатель… А если заглянуть, например, в словари (Ожегов, Ушаков, БЭС), мы увидим, что расизм отвергает не «равенство», а «равноценность». Смещение, на взгляд поверхностный, не такое уж большое, но принципиальное, если приглядеться.

Никто ведь не отрицает факта расовых различий – расизм начинается с выводов, основанных на этих различиях. И в статье господина (высшая раса все ж) Нестеренко разговор о различиях вполне закономерно для подобного рода опусов заканчивается выводом о том, что «расисты, говорящие о превосходстве (причем биологически обусловленном) европеоидной (и монголоидной тоже) расы над негроидной по самому важному для разумного существа критерию – т.е. по критерию собственно разума – правы».

Движение от различий к неравноценности осуществляется путем многочисленных подмен и передергиваний. Как пример можно назвать механическое отождествление высокого IQ с разумностью. При этом автору-програмисту должно быть известно, что коэффициент может быть выше или ниже, но никак не лучше или хуже (см. авторское определение расизма). Не стоит забывать и того, что тесты для выявления коэффициента интеллекта ‘заточены’ под представителей европейской цивилизации, а значит, не годятся для межрасовых сопоставлений.

Что до плевков в сторону политкорректности, табуирующей не только теоретизирование по поводу расового превосходства, но и обсуждение расовых различий, то так уж получается, что подобные разговоры, как правило, используются в качестве отправной точки для утверждений о превосходстве одной расы над другой. Эту закономерность подтверждает и статья Нестеренко.

Оценка: 1
–  [  0  ]  +

Леонид Кудрявцев, Дмитрий Федотов «Чистая правда»

chupasov, 14 апреля 2010 г. 19:49

Сделан рассказ живенько, но писать такую беспомощную чепуху о бюрократах через сорок лет после «Сказки о Тройке»… Далее по регламенту следует, вероятно, хором исполнить «Мы не пашем, не сеем, не строим…».

Мораль в финале – редкий даже по нынешним временам образчик претенциозной банальности

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
(«Бюрократ и правда – вещи абсолютно несовместимые»)
.

Оценка: 3
–  [  4  ]  +

Юрий Нестеренко «Война миров - XXI»

chupasov, 13 апреля 2010 г. 15:58

Привычная, судя по всему, для автора игра со штампами, за которой скрывается мерзенькая идеология.

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
Начинается рассказ как топорная вариация на тему «Второго нашествия марсиан», затем неожиданный поворот, обусловленный не столько внутренней логикой повествования, сколько политическими пристрастиями автора. Нестеренко активно не любит русское/советское государство, а также исламизм. Соответственно, представителю ублюдочного русского государства противопоставлен американский президент, готовый защищать общечеловеческие ценности. В финале же продвигается совершенно рабская точка зрения на угрозу исламизма: мы-то, дескать, пытаемся относиться к ним по-человечески, исламисты же, имей они такую возможность, без всякого зазрения совести устроили бы всем нам полный геноцид. И что? Недочеловекам — недочеловечья смерть?
Скромное обаяние отретушированного фашизма. Впрочем, может быть, автор просто так юморит. Jedem, как говорится, das Seine.

Оценка: 1
–  [  5  ]  +

Юрий Нестеренко «Абсолютное оружие»

chupasov, 12 апреля 2010 г. 20:35

Вполне забавная пародия. По-своему идеальное произведение массовой литературы: динамика в процессе чтения задается не ожиданием каких-то новых поворотов, характеров и т.п. — кроме штампов здесь ничего нет — но читательской неуверенностью по поводу того, какой именно штамп автор выберет в том или ином случае. Автор с немалым искусством создает, пардон, точки сюжетной бифуркации, предполагающие возможность нескольких решений. Скажем, для развития отношений в клишированной паре «солдафон — высоколобый», которая открывает повесть, существует не одна, а несколько схем. То же и с финалом — совсем не новым, но не вытекающим однозначно из предшествующего сюжета. В результате читательский интерес сохраняется в процессе чтения — но ни секундой дольше. Однако и чувства разочарования повесть не оставляет, поскольку читатель получил все, за что уплочено.

Оценка: 6
–  [  8  ]  +

Дмитрий Быков «Списанные»

chupasov, 8 апреля 2010 г. 17:03

Странный получился роман. Как это сделано, вроде, совершенно понятно: берется скелетик кафкианского «Процесса» – в качестве затравки – и погружается в насыщенный раствор быковской публицистики. Постепенно скелетик обрастает интеллектуальными кристалликами, которые, если не приглядываться, могут сойти за сочное мясо реальности. Но реальность в романе отсутствует – есть только механически опредмеченные в ситуациях и персонажах мысли автора (порой очень любопытные) по поводу этой реальности.

Автор, как та лисица, знает много вещей и щедро делится своими познаниями с персонажами-марионетками. Получается этакая пластмассовая полифония, начисто лишенная диалогичности. Одновременно те же марионетки кто бочком, кто ползком пробираются на закрепленные за ними места в галерее типов современной России. А куда им болезным деваться? 186 персонажей в поисках автора… Хорош главный герой (Быкову вообще удаются параноики), но – здесь это уже отмечали – зачем было делать его двадцативосьмилетним? Сергей Свиридов представляет поколение, к которому принадлежит сам Дмитрий Львович (р. 1967); у людей 1980 года выпуска уже совершенно другое отношение к спискам, кровавой гэбне, поискам смысла… да и к тому, кто список санкционировал, наверное, тоже.

Однако прочитать роман, несомненно, стоит: не ради монотонно горестных замет сердца, но ради холодных наблюдений ума. В романе читатель найдет и хорошо сделанные эпизоды, и точные формулировки, и неглупый пафос. Авторов, способных к интересному анализу социальной действительности, в нынешней русской литературе слишком мало, чтобы пройти мимо нового цикла Дмитрия Быкова.

Оценка: 7
–  [  4  ]  +

Дмитрий Быков «Оправдание»

chupasov, 3 марта 2010 г. 19:47

Для меня это самый лучший роман Д. Быкова. Прозрачная идея, красивая реализация (хотя, парадоксальным образом, оправдание террора, действительно, получилось убедительнее, чем развенчание попыток понять/простить).

В последовавших вещах Быков («Эвакуатор», наверное, исключение), к сожалению, стремительно впадает в чудовищное многословие, забалтывая хорошие идеи.

«Избыточность – мой самый тяжкий грех», – рисуясь, признается автор в своем стихотворении. А гордиться тут особо нечем... В общем, первый блин оказался вполне ничего — тонкий, с дырочками; потом автор решил печь суперблины, наливая в сковородку того же теста, но едва ли не доверху. Жертвами мегаломании, как водится, становятся преданные читатели.

Оценка: 8
–  [  3  ]  +

Вадим Панов «Костры на алтарях»

chupasov, 25 февраля 2010 г. 11:54

И что они все гоняются за этой книжкой, если мудрые мысли, в ней изложенные, может написать любой Вадим Панов? Не понимаю.

А если серьезно, то ведь это целая проблема в фантастике – написать про Откровение. Тут главное — создать атмосферу и остановиться, как Моисей, на пороге (ну, или 'потерять' Чудо: «были демоны, отрицать не станем. Но они самоликвидировались»). А когда писатель-фантаст (если он не Станислав Лем, например) выдает нам фрагменты Книги, представляющие собой набор благоглупостей… то как-то скучновато следить за поисками героев, написанными, как всегда, профессионально.

Т.е. для меня с самого начала все как-то очень ‘провисло’ с книгой Урзака и с интригой вокруг нее. Ну что, спрашивается, такого особенного мог написать этот «загадочный господин Банум»? Ведь, скажем, Грязнов и компания знают и понимают в происходящем гораздо больше «выбравшего Путь».

В общем, на мой вкус, цикл теряет в проблематике по мере развития: началось все с оригинального мира, стоящего на пороге глобальных перемен, во второй книжке – ‘бои местного значения’ c игрушечной мистикой, а в третьей – вообще непонятно что. Книга, написанная из экономии: Чего, мол, загадочному господину зазря пропадать?

Оценка: 5
–  [  0  ]  +

Вадим Панов «Таганский перекрёсток»

chupasov, 16 февраля 2010 г. 14:49

Как же Панову – автору многотомного и местами многонудного цикла о ТГ хочется побыть просто писателем – человеком, которому позволено поставить точку в истории. В большинстве рассказов чудо только показывается, приоткрывается обыденному человеку – с тем, чтобы раствориться затем где-то в московских улицах, исчезнуть за горизонтом событий. И это – правильное решение.

Получился очень атмосферный цикл (а не просто сборник), пусть и не лишенный отмеченных уже недостатков.

Оценка: 7
–  [  12  ]  +

Мария Галина «Малая Глуша»

chupasov, 28 января 2010 г. 21:08

Кажется, в последние годы отечественная фантастика приближается к скачку, по мощи сравнимому с американской «новой волной»: после провала конца 1990-х – начала 2000-х она вновь становится литературой.

Первая, самая большая, часть «Малой Глуши» есть, по сути, удачный стилевой эксперимент – попытка сращения производственного романа с хоррором (ну, или просто фэнтези для многих читателей). И это только самое заметное из соположений.

На выходе получаем умопомрачительный гротеск. Интересно, что вторая половина 2000-х вообще оказалась не скудна женскими текстами, организованными как стилевые эксперименты (начатые гораздо раньше «Звездные гусары» Хаецкой и «Шайтан-звезда» Трускиновской также ‘выстрелили’ сравнительно недавно). В этой литературной ориентации и кроется, возможно, путь к возрождению русской фантастики, что мечется сегодня между потугами на Идею (‘как нам обустроить Россию’) и мелкотравчатой жанровостью (‘мы, типа, без претензий: пиф-паф — трындец котенку, потому как время, значить, жестоких чудес’).

Но главная и самая замечательная ‘литературная’ характеристика произведения Галиной – это творческая свобода (об этом отчасти сказано в отзыве Дивова на обложке). Автор, разумеется, оглядывается на публику, но отнюдь не потакает ей (последнее стало, увы, нормой у большинства современных фантастов).

И еще удивительно приятно наблюдать, как автор растет от романа к роману (такая это редкость в русской фантастике). Когда авторские приемы, памятные по совершенно меня не тронувшим «Хомячкам», вдруг начинают работать на смысл, расцвечиваются новыми красками – писательница все яснее различает даль большого СВОБОДНОГО романа, который ей, надеюсь, только предстоит.

Оценка: 8
–  [  5  ]  +

Вячеслав Рыбаков «Прощание славянки с мечтой»

chupasov, 12 января 2010 г. 21:29

Истерично и глупо. Хотя в 1991 г. многие так и воспринимали реальность, заставившую расплеваться с юношескими мечтаниями.

Оценка: 4
–  [  2  ]  +

Дмитрий Биленкин «То, чего не было»

chupasov, 7 ноября 2009 г. 22:08

Прекрасный рассказ! Столкновение реального и возможного (в принципе) создает такое чудовищное напряжение, что собственно тема наркомании уходит на второй план, как-то даже провисает. А вот убери ее — и рассказ тут же утратит художественный баланс, уподобится произведениям тех 'жестких' молодых фантастов, которые эмоциональную 'забористость' полагают главной своей задачей.

Оценка: 8
–  [  4  ]  +

Владимир Савченко «Пятое измерение»

chupasov, 7 ноября 2009 г. 21:05

Просто классика. Савченко – один из немногих советских авторов, умевших совместить интеллектуальный размах идеи с гуманитарным измерением повествования. Т.е. и ‘научная’ тематика (вариативность в истории цивилизации, проблема вариантов и ноосфера), и человеческий сюжет (человек как совокупность выборов, определивших случившееся и несбывшееся), с одной стороны, вполне равноценны, а с другой – врастают друг в друга в ткани произведения.

Сегодня, как и в конце 1980-х, это большая редкость: непременно педалируется какой-то один аспект (в современной фантастике – преимущественно гуманитарный, с идеями как-то совсем худо, самое масштабное философское обобщение, как правило, сводится к чему-то вроде «Какую страну прогадили!»). Впрочем, повторюсь, дело не в каких-то сногсшибательных прорывах Савченко в интеллектуально-философском или художественно-психологическом плане, Владимир Иванович – король биатлона.

P.S. А вот популярные некогда афоризмы Козьмы Пруткова-инженера уже не производят былого впечатления. Оно и неудивительно – за 20 лет, что пронеслись со времени опубликования «Пятого измерения», читатель познакомился и с другими блестящими образцами современной афористики.

Оценка: 8
–  [  2  ]  +

Александр и Людмила Белаш «Перепись 1769 года»

chupasov, 7 сентября 2009 г. 15:56

Замечательная повесть о правде и будущем – очень советская (в хорошем смысле). История удивительно трезвая, но без отчаяния. При этом ‘идеология’ не подминает под себя искусства: персонажи тщательно и со вкусом выписаны, их поступки жизненны и глубоко правдивы. Вот только стихи, включенные в текст, подкачали.

Оценка: 7
–  [  9  ]  +

Алексей Пехов, Елена Бычкова «Пересмешник»

chupasov, 3 сентября 2009 г. 14:37

Роман поначалу очень понравился нетривиальностью вымышленного мира. Т.е. большинство элементов оставляет впечатление чего-то давным-давно читанного, но из собранных по миру ниток соткался оригинальный гобелен, завораживающий подлинностью (днями я вдруг взялся перечитать «Джен Эйр» и переход от Бронте к Пехову получился на удивление ‘мягким’).

Однако по ходу чтения появилось стойкое ощущение диспропорции масштабов изображенного мира (по-прежнему, впечатляющего) и досадной тривиальности сюжета, построенного вокруг вполне избитой темы – спора архаистов и новаторов. Дело здесь, вероятно, в том, что вымышленный мир не несет ровно никакого смысла. При всей его очевидной вымышленности он просто есть – как вполне удачная среда для незатейливых приключений героев.

Рапгар не плох и не хорош – он оказывается не более, чем декорацией, пусть и сделанной исключительно «добротно» (очень точная характеристика книги и мира). Но декорация ради декорации – еще хуже, чем искусство для искусства :). Если вспомнить фантастические детективы ван Зайчика, то контраст разителен: мир Ордуси воплощает авторский взгляд на жизнь (в условной, разумеется, форме), в то время как Рапгар затейлив, любопытен, вызывает противоречивые эмоции – но и только. Я далек от обвинений автора в сатанизме, однако, сама природа придуманного им мира буквально требует этического измерения. А его нет. Ну, превращаются князья в чудовищных демонов – так и шут с ними, запрем, чтоб не бедокурили – вот и вся недолга. Какая-то выходит невообразимо унылая политкорректность – пусть цветут все цветы (зла).

У того же ван Зайчика (я мало прочел фантастических детективов) герои, распутывая разные дела, борются за свой мир – и это оправдано внутренней логикой мира, их породившего. А чем обусловлена борьба героя (пусть борьбой его действия становятся лишь в финале)?

Т.е. всякий на месте ГГ, вероятно, поступил бы так же – но в реальности. Только в литературе решение героя не может быть просто действием, оно должно нести какой-то смысл (например, вряд ли можно написать рассказ про то, как человек, заметивший пожар, вызвал 02 и даже сам принялся его тушить). Однако смысла я не углядел, вместо смысла читателю подсовывают заявку на сериал – ведь ни одна из по-настоящему серьезных проблем ГГ и мира не решена (такая экономия – вообще типичная для современной фантастики – привычно раздражает).

В общем, очень смешанные чувства – создан необыкновенно выпуклый мир, а все остальное заставляет вспомнить классика: «В первую минуту разговора с ним не можешь не сказать: «Какой приятный и добрый человек!» В следующую за тем минуту ничего не скажешь, а в третью скажешь: «Черт знает что такое!» – и отойдешь подальше; если ж не отойдешь, почувствуешь скуку смертельную».

Впрочем, продолжение, буде таковое появится, я все же куплю – уж больно хорош мир, да и с героем надо что-то решать :), пусть и не дотягивает он до буджолдовского Кэсерила, оказавшегося как-то в похожей ситуации.

Оценка: 7
–  [  10  ]  +

Георгий Гуревич «Темпоград»

chupasov, 29 августа 2009 г. 21:02

Странный текст (трудно назвать его романом). Есть у Гуревича сборник «Древо тем», где автор щедро раздает сюжетные идеи, так вот здесь, кажется, получилось что-то аналогичное. Большинство тем лишь намечено, дано лишь парой штрихов, дано без однозначного решения, но и без дурацко-надрывной позы, так свойственной представителям ‘четвертой волны’. Многое в ‘научной’ части (излишне, на сегодняшний вкус, затянутой) просто не лезет ни в какие ворота – взять хотя бы проблему освещения электронов… Что-то, впрочем, умиляет, вроде записи в блокноте Президента: «Урожайность – задание химикам» (это уже после того, как генетики вывели все, что выводилось).

С другой стороны — очень лиричный взгляд на пожилого человека, который провел лучшие годы в кабинете, сиречь в Темпограде. Нет, он ни о чем не жалеет, но все же… (глубокомысленное многоточие). И здесь же проблема Возвращения… Да много всего! И главное – отсутствие той задорно-пионерской дидактики, что так свойственна даже лучшим образцам советской фантастики. Т.е. дидактики хватает, но глáза она не режет. Такая вот апология разумного горения, фантастика без (мело)драмы.

В общем, эта книга вряд ли способна перевернуть мировосприятие читателя. Но помещает она читателя в то пространство, в котором хочется поразмыслить. И по духу, по общей направленности, текст Гуревича, на мой вкус, близок блестящим «Запискам динозавра» Б. Штерна. Правда, блеска «Темпограду», к сожалению, не достает.

Оценка: 6
–  [  2  ]  +

Роман Арбитман «Рейхолюбы-человеконенавистники»

chupasov, 24 августа 2009 г. 22:49

Собственно, в статье идет речь преимущественно о повести С. Переслегина «Ночной кошмар». И рассуждает Р.Э. не столько об обелении фашизма, сколько о неком сдвиге сознания, подменяющем страшную и некрасивую реальность эстетикой большого культурного проекта, мистического полета и т.п. Статья, точнее заметка, написана вполне по существу. Примеров маловато, но во-первых, это такой формат, а во-вторых, примеры вполне показательны. И чудесный финал: «Что ж, еще пару десятилетий таких игр – и следующее поколение будет уверено, что во второй мировой войне маги-в-черном сражались с Шамбалой, а под конец все дружно улетели на Марс.» Да, на Марс, на Марс, на Марс!

Оценка: 7
–  [  1  ]  +

Людмила Козинец «Было, есть и будет...»

chupasov, 7 августа 2009 г. 22:36

Рассказ написан средне, но любопытен исторически — это сейчас экстрасенсы, заговоры и пр. вытеснены в желтую прессу, а 20 лет назад все это как-то вписывалось в 'продвинутое' научное мировоззрение. И посвящение Кашпировскому умилило.

Оценка: 5
–  [  15  ]  +

Сергей Лукьяненко «Работа над ошибками»

chupasov, 14 июля 2009 г. 14:47

Очень точным показалось сравнение Лукьяненко с писателем-функционалом (отзыв kkk72). Автор перед нами, несомненно, профессиональный, идеи жанрово-интересные выдает, однако, знакомство с его теперешним творчеством оставляет стойкое ощущение того, что писателя, по большому счету, все в нашем мире устраивает. Только вот с этих позиций по-настоящему писать не получится, писатель же – «это больная совесть общества», и ключевое слово здесь – «больная». А у нашего автора все уже, по-видимому, отболело, осталось только некое раздражение от того, что не болит больше. Вспоминается характеристика другого писателя из совсем другой литературы: «Человек умный, простой, немножко, знаешь, меланхоличный. Очень порядочный. Сорок лет будет ему еще не скоро, но он уже знаменит и сыт, сыт по горло... Что касается его писаний, то... как тебе сказать? Мило, талантливо... но... ».

Впрочем, именно недовольство писателя собственной сытостью (оно все же прорывается в произведениях Лукьяненко) – это едва ли не единственное, что заставляет меня читать его новые книги.

Оценка: 5
–  [  3  ]  +

Николай Романецкий «Утонувший в кладезе»

chupasov, 29 июня 2009 г. 14:10

Перси, перси, обнаженные рамена, стегна, опять перси... Есть неплохие задумки, но они просто задавлены этой инфантильной рубенсовщиной.

Оценка: 3
–  [  5  ]  +

Николай Романецкий «Узревший слово»

chupasov, 28 июня 2009 г. 19:04

Удивили низкие оценки. Наверное, роман Романецкого читали самые взыскательные фантлабовцы.

Текст получился, на мой вкус, очень интересным, пусть и не без занудства (cократить до повести — и была бы конфетка!). При этом забавно читать, сравнивая с ордусским циклом Ван Зайчика: если у Рыбакова мир дан как предельно статичный и своей статичностью упивающийся, то у Романецкого он стоит на пороге перемен (кстати, и сами стилевые особенности романов Ван Зайчика могли быть подсказаны приемами Романецкого).

Жалко, что самые интересные вещи, такие, скажем, как альтернативка, которую пишет герой альтернативки (мотив, восходящий к «Человеку в высоком замке»), не очень оказались развернуты. Да и само отношение разных героев к переменам… Так и подмывает вспомнить старинную литературоведческую категорию, именуемую «конфликт». Нет его здесь! Т.е. конфликт постоянно намечается в таких персонажах как Ясна, Буня, Репня, но, увы, только намечается.

Что до сопереживания герою, то отнюдь не вся фантастика нещадно эксплуатирует сей эффект (у того же Дика героям не особенно сопереживаешь). Т.е. автор вполне способен ‘давить слезу’ (что доказывает, в частности, Пролог), но сознательно от этого отказывается.

Вместе с тем, ГГ не очень леп получился, это правда. Здесь, кажется, дело вот в чем: автор, к сожалению, не озаботился показать преимуществ инаковости героя. Т.е. мы (худшая половина человечества) понимаем, чего герой лишен, но вот что он получил взамен – этого в романе совсем нет. А жаль! Ведь в таком случае герой оказывается немножко идиот, вот что. Не будучи властолюбцем, не испытывая, кажется, особого восторга от своего служения, сделаться инвалидом… А смысл?

Но в целом, повторюсь, роман очень неплох, если брать в контексте российской альтернативки (поменьше б только будуара и побольше бы психологии). О втором романе цикла этого, к сожалению, не скажешь.

Оценка: 5
–  [  12  ]  +

Николай Горькавый «Теория катастрофы»

chupasov, 23 июня 2009 г. 22:35

По-своему хороши обе книги (несмотря на все минусы и накладки). Здесь вот что примечательно: очень большие проблемы у наших фантастов с финалами. И это не чисто технические затруднения: говорить многие выучились мастерски, но заканчивая книгу, нужно ведь чего-то и сказать. Финал любого произведения не терпит размытости (не путать с открытостью). Потому-то, например, банальности в финалах Лукьяненко все-таки лучше среднестатистического глубокомысленного бессилия или мочилова, что должно привести читателя к катарсису (но как-то не приводит).

В дилогии Горькавого финал первого романа выводит героев за рамки проблемы личного выживания, причем изюминка в том, что решение исходной коллизии (личная независимость и условная безопасность) в логике романа не означают конца приключений героев (это как если бы капитан Блад, сделавшись губернатором Ямайки, ну не знаю… затеял бы создание в Вест-Индии мощного государства из всяких пассионариев), причем сюжетная идея мести постепенно вытесняется на второй план.

В «Теории катастрофы» герои решают более масштабные задачи, и плохо выписанная динамика их характеров компенсируется динамикой решаемых проблем. Правда, наука здесь немного ‘провисает’ – как-то ненатурально смотрится увлеченность сейсмологией на фоне проблем, требующих, действительно полной концентрации: девочка ввязывается в жесткие игры с власть имущими, а ей лекции читают про то, как вежливо опустить собеседника… «Нам бы ваши проблемы, Марья Ивановна!»

В общем, жаль, что художественные тексты не переписывают. Много в романе хороших заявок, очень в подростковой литературе пользительных (скажем, тема последствий твоих ‘крутых’ решений, эволюция Дитбита-младшего и т.п.), только реализованы они очень второпях. Жаль, что и с пафосом романов о Никки — мотивом разрешимости всех проблем — автор во второй книге совсем переборщил. Вместо «бороться и искать, найти и не сдаваться», роман предлагает какой-то апофеоз безбашенности — «а чего нам, кабанам!»

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
(после второго 'контролируемого падения' складывается впечатление, что герои скоро вовсе перестанут пользоваться лифтом — за ненадобностью)
Плохо то, что слишком супер герою перстаешь сопереживать. Впрочем, у подростков, для которых предназначена книга (не стоит об этом забывать!), м.б., как-то это все по-другому.

В каком-то идеальном варианте первый роман должен бы показывать роль интеллекта, а второй – роль человечности, понимания, без которых интеллект может быть разрушителен (эта тема в романе намечена, но лишь пунктиром). И очень интересно, что же в третьей части (слишком уж гармоничная в результате получилась дилогия). «Мессия Дюны»? Или «Дети Дюны»? Ведь Никки-мамаша – это уже совсем не героиня подростковой литературы (так же как и Никки, позабывшая про дочку).

Оценка: 6
–  [  3  ]  +

Сергей Лукьяненко, Ник Перумов «Не время для драконов»

chupasov, 20 июня 2009 г. 22:41

Мир интересный, во всяком случае добротный, герои милые. А в целом не впечатляет. Меня вот что смутило: заявленный сюжет он ведь требует от героя какого-то движения, развития. Дабы в финале человек решение принял судьбоносное. А этого развития нет, что не идет роману на пользу.

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
Кроме двух «блинов» героя, осознавшего, что позабыл школьный курс физики, а потому что магия, что не магия… А ведь герой в финале принимает весь мир: жизнь и смерть, поклонение и презрение. Не много ли для человека, все рефлексии которого по поводу этого мира ограничивались чем-то вроде ‘а чего, прикольно тут… и арбузы без нитратов, и дамы без комплексов’. Чем мотивировано его решение? А если Виктор – только оболочка для сущности, что спит в нем, то тоже как-то: читатель-то весь роман сопереживает Виктору-человеку. И чем он отличается от толкиниста с садиком-домиком? Только ПРЕДНАЗНАЧЕНИЕМ? Тогда скучно. (Впрочем, быть может это специфика фэнтези).

Я плохо знаком с творчеством Перумова, но мне показалось, что финал – как раз в его духе (суматошное мочилово, выдаваемое за динамизм). Весь финал герой так много бегает, что просто не имеет физической возможности переживать. Но ведь тогда и читатель лишен возможности сопереживать. Что жаль.

Оценка: 5
–  [  1  ]  +

Владимир Хлумов «Старая дева Мария»

chupasov, 20 июня 2009 г. 19:00

Главное в этой повести? Наверное, основанный на стилизации язык — здесь и сказовые интонации Гоголя, и Достоевский, а временами, как ни странно, и Хлумов (правда, эта буйная смесь временами немного слишком корява). А еще чертовщина и фантасмагория современности, сменяемые спокойной правдой вечной истории.

Вообще странное время – начало второй полвины 1990-х. Много интересной фантастики выходило, но многим читателям было совсем не до чтения. Хорошо, что можно наверстать. Начало повести:

«Она спит и бодрствует одновременно, ибо слышит, как тихо и спокойно бьется ее сердечко, как осторожно-внимательно к ней проплывают вверху стерильно белые облака, сейчас уже больше похожие на птиц-голубей, но не обычных, не почтовых, а других, огромных, несущих не вести, но жизни. И еще ей чудится какой-то странный звук, не-то звонкий, как медный колокольчик, не-то скрипучий, как старая пружина, но, определенно, тревожащий и, как будто, что-то обещающий».

Оценка: 7
–  [  2  ]  +

Дмитрий Володихин «Четвёртая волна: анатомия творчества»

chupasov, 11 июня 2009 г. 15:54

Очень хорошая статья, позволяющая лучше понять творчество известных фантастов. Особенно глянулось мне указание на драматическое противоречие: ситуация в начале карьеры этих писателей (трудности с публикацией) приучила создавать тексты очень плотные в литературном и смысловом отношении. Плотные и короткие. А потом пришел рынок — потребовал романов. И вот, кто как может...

Положение осложняется еще и тем (Володихин не говорит об этом прямо), что начало этого поколения дало им понимание того, что такое настоящая фантастика, какой должна быть писательская 'планка'. Трагизм ситуации в том, что типичный русский Писатель никак не может признать себя ремесленником и делать просто качественную жанровую прозу (как Акунин, скажем). А русский выход из ситуации, к сожалению, типичен: в ожидании Великого проходят годы, а его все нет. В результате Писатель разражается какой-нибудь новелизацией или чем-то в «Секретных материалах». «Королем быть не могу, герцогом не желаю»… И уж лучше быть подёнщиком, чем хорошим ремесленником. Грустно!

Оценка: 8
–  [  3  ]  +

Нил Гейман «Этюд в изумрудных тонах»

chupasov, 8 июня 2009 г. 19:54

Забавный рассказ: с одной стороны – традиционная альтернативка; c другой – глуповато-смешные объявления; наконец, с третьей: странноватый пуант.

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
Детектив-консультант, действительно, отсылает к Мориарти, рассказчик, соответственно, Себастьян Моран (правда, у Конан Дойла Моран – полковник). В том же «Пустом доме» в качестве псевдонима Холмса упоминается имя «Сигерсон». Такой вот постмодернизм. Хотя мне почему-то кажется, что Мориарти больше подходит на роль борца с системой, а Холмсу больше к лицу именно роль охранителя сложившегося порядка.

Оценка: 6
–  [  13  ]  +

Николай Горькавый «Астровитянка»

chupasov, 7 июня 2009 г. 18:36

Вот ведь как интересно: ежли сравнивать книжку с опусами Роулинг – действительно, выходит глубоко вторично (тем более, что такое сравнение поддерживается многочисленными и ПРЯМЫМИ отсылками в «Астровитянке»). И тогда устранение из текста гравитационных энергий, двойных звезд и прочих сингулярностей, разумеется, много способствовало бы украшению текста. Однако перед нами – именно НАУЧНАЯ фантастика. Не в плане, наверное, самих идей (мне – гуманитарию – трудно судить), но в плане, так сказать, мировоззренческом (точнее было бы говорить о «научно-фантастической сказке»). Волшебная шляпа, определяющая факультет в «Поттере», и шляпа-фетиш у Горькавого мало отличаются в аспекте сюжетосложения. Разница между ними — это разница между скатертью-самобранкой и полевым синтезатором «Мидас».

Но по прочтении книги Роулинг (читал я только первую) в лучшем случае «долго ходят, разомлев от брожения, и тихо барахтается в тине сердца глупая вобла воображения». И в качестве дальнейшего чтения поклоннику Роулинг можно порекомендовать лишь очередную книжку серии или что-нибудь, извините, эзотерическое. А вот книжку Горькавого я непременно куплю для своих детей. И не по причине каких-то исключительных художественных достоинств. А потому что хочу, чтобы читали мои дети не эзотерику, а того же Перельмана (наверняка, есть что-то посовременнее, это просто пример из моего когдатошнего детского чтения).

Так называемая «четвертая волна» русской фантастики долго и остервенело топтала тезис о том, что «фантастика должна звать молодежь во ВТУЗы». Но отгремели баталии (у «четвертой волны» были, к сожалению, весьма серьезные резоны), и оказалось, что научно-фантастическая сказка – очень нужный и востребованный жанр в рамках фантастической литературы.

Что до возможных упреков в подражательстве… Неужели кто-то считает романы Роулинг оригинальными?

Оценка: 7
–  [  2  ]  +

Тимофей Алёшкин «Преступление и наказание»

chupasov, 31 мая 2009 г. 19:29

Захотелось сказать об альтернативном Толстом: Можно, конечно, восхищаться стилизацией. Но, скажем, Сорокин стилизаторствует куда как лучше и осмысленнее. Сам ‘content’ выдуманного романа – чепуха несусветная для немного начитанных. Предполагается, наверное, что это все – авторская ирония. Если и так, то ирония эта незамысловата и – что хуже – совершенно бесцельна. Ни уму, ни сердцу.

Оценка: 5
–  [  4  ]  +

Виктор Пелевин «Затворник и Шестипалый»

chupasov, 5 февраля 2009 г. 22:18

Давно собирался прочитать. Признаюсь, что кроме мило-концептуальной пародии на «Чайку» (у нас – 1974) Р. Баха и его же «Иллюзии», прогремевшие в 1989 г., я в рассказе ничего не увидел. Наверное, читать это надо было 19 лет назад, в «Музее человека». Переел за эти годы и гротеска, и Пелевина.

Оценка: 6
–  [  9  ]  +

Святослав Логинов «Россия за облаком»

chupasov, 5 февраля 2009 г. 17:59

Смутила избирательность отдельных читателей в восприятии идейной, так сказать, составляющей книжки. Центральной для романа мыслью мне показался отказ от больших прожектов в пользу малых дел. Идея, конечно, не оригинальная, но в отзывах почему-то слабо прозвучавшая. Замечу, что способности героя вполне закономерны в мире романа, потому что хочет он не обустроить Россию, а молока свежего. И Савостины могут нести прогресс в свое время, ведь отрицание прогрессорства не означает неприятия прогресса. В этом отношении я бы сравнил логиновский роман с романом Володихина «Доброволец».

Стоит подумать и над заглавием романа: о какой, собственно, «России за облаком» идет речь? О России 19 в.? О России, что должна возникнуть как результат прогрессорства? Или о той России, что просачивается сквозь пальцы – у нас, не помнящих девичьих фамилий собственных бабушек, но охотно рассуждающих об исторических глобальностях?

Другое дело, что текст по самым разным причинам не складывается в произведение – но об этом уже довольно поговорили. Неплохой, в общем-то, роман, но от автора «Многорукого бога» или «Света в окошке» по-прежнему ожидаешь большего.

Оценка: 6
–  [  5  ]  +

Андрей Валентинов «Волонтёры Челкеля»

chupasov, 24 ноября 2008 г. 12:33

Конечно, А. Валентинов был первопроходцем, придумал не только жанр, но и его название – «криптоистория» (заслуга едва ли не бОльшая, ведь забугорные понятия «secret history» «hidden history» явно нежизнеспособны на русской почве). Но вот написано слабовато (и «лингвистический анализ текста» это наглядно демонстрирует). Многословие, досадные повторы (вроде бритвы Оккама, так полюбившейся автору), откровенно одномерные персонажи, шутки не очень смешные… И, увы, в жанре, ироническом по определению, едва ли не начисто отсутствует ирония, так характерная, скажем, для «Посмотри в глаза чудовищ» Лазарчука и Успенского. Зато немногие недурные места воспринимаются на ура (вроде пассажа во второй книге трилогии: «Его, посланца партии, сначала принимают за белого офицера – с этим он был готов временно смириться из конспиративных соображений, – а теперь, выходит – за какого-то демона. Это было обидно, а главное – несправедливо»).

Оценка: 5
–  [  4  ]  +

Юлия Остапенко «Собака моего врага»

chupasov, 15 ноября 2008 г. 02:18

Поначалу понравилось (давно не читал этаких текстов). Но быстро охладел — слишком яркие краски, слишком грубые мазки, а изюминки нету. И уж слишком откровенно дергает нас автор за эмоциональные ниточки, темпераментно раскрашивая нехитрую риторику в формате «все бабы — суки!» (ну, или «все мужики — казлы» — это, наверное, не важно; жаль только, что не нашлось в рассказе места благородному этакому козлу — не мужику, разумеется, а чисто реальному такому козлу — из семейства полорогих).

Оценка: 5
–  [  6  ]  +

Владислав Крапивин «Дагги-Тиц»

chupasov, 10 ноября 2008 г. 23:59

Очень милая повесть. В поздних своих вещах Крапивин, кажется, не придумывает ничего нового, а скорее сталкивает «свои» старые темы-мировоззрения. В ДТ жесткость и даже жестокость мальчишек из, скажем, «Голубятни» смотрится в зеркало религиозных идей, интересовавших автора гораздо позднее. И в этом столкновении намечается, кажется, что-то новое, еще (надеюсь) не оформившееся.

NB: Что до отмеченных анахронизмов, то русская провинция может отставать от столиц и поболее, чем на 10 – 15 лет.

Оценка: 7
–  [  9  ]  +

Дмитрий Володихин «Доброволец»

chupasov, 25 октября 2008 г. 13:24

Роман написан неплохо, идея вполне доходчивая и здравая, но главное ощущение от сего масштабного труда – это несоответствие. Формы – содержанию, тривиальности идеи – размаху в ее реализации… Роман-опровержение – это, кажется, чересчур.

Когда Север Гансовский, к примеру, пишет классического «Демона истории» – своеобразный ‘наш ответ’ Брэдбери, он все-таки делает повесть. Полемика в романной форме – это стрельба из пушки по воробьям.

Переделки прошлого почти утратили сегодня идеологическую нагрузку, превратившись скорее в технический прием, которым охотно пользуются фантасты. Спорить с техническим приемом в романной форме – это всё равно, что создавать роман-разоблачение какого-нибудь двигателя на медленных кварках. Все ж прекрасно понимают, что такой двигатель – не научная идея, но принятая в фантастике разновидность ковра-самолета.

Спасает, конечно, детальная проработка исторического фона, хотя фоном сделанное назвать трудно. Собственно, История нашей страны – это и есть главный герой романа. Но опять-таки, когда мне нужно ощущение подлинной истории, я возьму в руки мемуар, а если роман, то роман исторический, а никак не фантастический.

Нет, я понимаю, что фантастическое допущение позволяет столкнуть нашего современника и прошлое, но как-то все эти «мы из будущего» не вдохновляют.

Оценка: 6
–  [  1  ]  +

Селия С. Фридман «Рождённые в завоеваниях»

chupasov, 8 сентября 2008 г. 20:41

Сначала роман очень заинтересовал. А вот что было дальше... Через два (?) года по прочтении совершенно не могу вспомнить. Наверное, возрастное.

Оценка: 4
–  [  6  ]  +

Сергей Садов «Цена победы»

chupasov, 31 августа 2008 г. 06:18

Книга довольно слабая и чудовищно затянутая. Герои схематичны. Финал, как и в «Деле о неприкаянной душе» (других романов Сергея Садова мне читать не пришлось), размыт и затянут немыслимо. Нужен он для занудных объяснений произошедшего (ну, вот ежли кто, значить, чево не понял, то вот, значить, почему с партизанами так неудобно вышло…).

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
Очевидной ошибкой является прежде всего раскрытие интриги с Хозяином в самом начале романа. Конечно, параллельный монтаж дает некоторую сюжетную напряженность (вроде ситуаций, когда читатель узнает об ответных мерах Хозяина, но без деталей), однако, недостатки такого решения, несомненно, перевешивают: в этом контексте борьба героев кажется не только бессмысленной (читатель ведь знает, что при необходимости реформаторов быстро прижмут к ногтю), но и, как следствие, какой-то ненастоящей. Представим на минуту, что Лукьяненко в «Рыцарях сорока островов» раскрыл бы все карты с инопланетным экспериментом в самом начале романа… Проникновение героя в тайну вымышленного мира является одним из базовых сюжетных ходов в фантастике, так зачем же манкировать присущими жанру достоинствами?

На удручающе полых героях останавливаться, вероятно, не стоит. Очень позабавила эмпат Линка – своеобразная подпись автора под декларацией о собственном писательском бессилии. Единственная функция Линки в романе – темпераментно объяснять бесчувственным друзьям, насколько Виктор переживает, сажая, скажем, людей на кол. Истина же не в бесчувственности друзей (и читателей), а в беспомощности автора — ведь это, собственно, его задача — раскрыть нам героя. На этом фоне не столь уж важно то, что герой (подросток в пубертатном возрасте) психологически недостоверен – это, в конечном итоге, вещь распространенная в подростковой литературе.

О сюжетных неувязках говорить не буду – они вполне ожидаемы, а число их не превышает грустной нормы.

Обидно даже не столько за себя – читателя, сколько за автора. Ведь замысел, в принципе, неплохой (да, не блещет оригинальностью, но так ли уж она важна в жанровой литературе?). Жаль, что не повстречалось автору заинтересованного редактора, ведь приложив немножко усилий, из этого всего можно было бы сделать крепкий подростковый роман.

Оценка: 4
–  [  9  ]  +

Ольга Чигиринская «Ваше Благородие»

chupasov, 28 августа 2008 г. 18:06

Альтернативная версия альтернативы. Замечательный ответ аксеновскому историческому пессимизму. И что особенно импонирует, так это мировоззренческая, если угодно, самостоятельность брилевского фанфика, выдержанного отнюдь не в духе щенячьего оптимизма. Герои Брилевой — это и не «мобил-дробилы», и не революционеры. В общем, третья сила, которая появилась (?) 20 лет спустя (роман Аксенова писался в 1977-1979, вышел уже в эмиграции).

Правда, длинноватым получилось продолжение «ОК», хоть это и субъективное ощущение. Просто то, что сначала казалось несомненно художественным текстом, временами скатывалось в неплохо сделанный, но все-таки экшн. Или наоборот.

Оценка: 6
–  [  4  ]  +

Сергей Садов «Дело о неприкаянной душе»

chupasov, 28 августа 2008 г. 17:39

При всех несомненных (и уже отмеченных) плюсах книга мне показалась ужастно затянутой. Сократить вдвое — и получилась бы хорошая повесть. А так: мило, талантливо, но не Крапивин. И даже не Лукьяненко. Жаль, что автор не сумел (не захтотел?) поставить эффектную точку.

А вот телесериал для детей и юношества из книжки мог бы получиться очень хороший. И душепользительный, что для подростковой литературы немаловажно.

Оценка: 5
–  [  0  ]  +

Вадим Шарапов «Вопрос президенту»

chupasov, 19 августа 2008 г. 18:08

Растащили бедного Лавкрафта! Сам Шерлок Холмс не побрезговал, чего уж нашему Президенту чиниться! Но вполне мило получилось и даже, кажется, остроумно.

Оценка: 5
–  [  7  ]  +

Лев Вершинин «Первый год Республики»

chupasov, 19 августа 2008 г. 17:52

Безусловная классика альтернативной истории, правда, крайне редкой у нас «художественной» разновидности. Большой по нынешним временам минус — для адекватного восприятия требуется исторический багаж, несколько выходящий за рамки школьной программы. А если первой ассоциацией на «Трубецкой» выскакивает «Ляпис», то читать, правда, не стоит. Это не в обиду — просто рассказ писан для советского человека, volens nolens довольно много знавшего о декабристах: была куча научпопа, фильмы всякие, литература для юношества и пр. (в общем, «в прежнее время, лет сорок-пятьдесят назад, вишню сушили, мочили, мариновали, варенье варили ... И сушеная вишня тогда была мягкая, сочная, сладкая, душистая... Способ тогда знали...» :)

А ежли все же читать, то просто «вкусная» (Yazewa) проза, что редко в нашей фантастике, особенно в АИ, где шедевров вроде «Паваны» К. Робертса днем с огнем не сыщешь. И какая блестящая концовка! Прям хоть заучивай...

Оценка: 7
–  [  0  ]  +

Вадим Шарапов «Наши мёртвые»

chupasov, 19 августа 2008 г. 17:38

Любопытный цикл, правда, неровный, но вполне органичный (за что и поставил оценку, несколько превышающую среднее арифметическое). «Террорист» и «Те, кто всегда медлит» — выморочный лубок, «Пришел солдат домой» и «День космонавтики» — оченно понравились.

Оценка: 7
–  [  0  ]  +

Лев Прозоров «Я хочу стать космонавтом!»

chupasov, 19 августа 2008 г. 17:34

Очень хороший рассказ с великолепной последней фразой. Двойной пуант очень глянулся — альтернативка + ... И даже услышалось мне здесь эхо «Изгнанников» Брэдбери. Очень, правда, далекое.

Оценка: 7
–  [  1  ]  +

Лев Прозоров «Священная война»

chupasov, 19 августа 2008 г. 17:28

Хорошие рассказы дал Прозоров в антологию, профессиональные (особенно понравился «Юбилей»). Ироничные «well made short stories», интересные не как альтернативно-исторические построения, а как грамотно сделанные тексты с забавными пуантами.

Оценка: 6
–  [  3  ]  +

Ирина Андронати, Андрей Лазарчук «Заяц белый, куда бегал...»

chupasov, 19 августа 2008 г. 17:23

Развлечения с Пушкиным в русской фантастике очень и очень не новы: тут и блестящий «Сюжет» Т. Толстой, и битовское «Вычитание зайца», и «В поисках господина П» А. Кубатиева... Но как говорил Д. Пучков по поводу «гоблинского» перевода «Ночного дозора», «если не можешь сделать смешнее оригинала, то незачем и браться». В общем, напомнил мне этот рассказ клинический опус Бушкова — «А.С. Секретная миссия»: все это забавно (пусть и на любителя), но причем же здесь Пушкин? Он, конечно, наше все, но ведь не ночной горшок же!

Оценка: 5
–  [  3  ]  +

Алексей Иванов «Блуда и МУДО»

chupasov, 27 июня 2008 г. 13:12

Меня немного смутила сознательная условность, искусственность сюжета и героя: географу волею автора просто дали денег, избавив от необходимости пропивать глобус. Кроме того автор существенно расширил сферу жизненных интересов своего героя, дополнив водку бабами. Моржова — и это принципиально — трудно как-то задеть, зацепить лично – экзистенциальная уклончивость Колобка, замешанного на «Виагре». Герой всегда сам определяет сферу своей ответственности (действительно, несомненный экзистенциализм (mist)).

Надуманность финала сопоставима лишь с его концептуальностью: программно-провинциальный бабник превращается то ли в Олю Мещерскую («Легкое дыхание»), то ли в мальчика Евграфа («Мальчик Евграф»).

А в целом неплохо. Будем, вслед за Nog, надеяться, что возьмет, да вырастет из этого что-нибудь этакое.

Оценка: 6
–  [  8  ]  +

Александр Громов «Феодал»

chupasov, 24 июня 2008 г. 16:06

Соглашусь с несколько разочарованными отзывами, спровоцированными «сдутием» конфликтов.

Если в романе и есть какой-то смысловой стержень, то он, увы, в бегстве, которое оказывается рецептом на все случаи жизни.

Герой в ужасе от того, кем мог бы стать (и, очевидно, стал) через несколько лет «взрослой» жизни в недетской стране – бегство в экзотический мир Плоскости (пусть и невольное). Как только появляется возможность наладить какую-то вменяемую жизнь на Плоскости (не без моральных потерь, разумеется), герой опять смывается, бросив тех, кто ему верил. Достучавшись до бога, герой не вспомнит об оставленных им людях, он начинает с того, что бросает работу…

Очень какой-то инфантильный подход к действительности, странный у Громова: бежать, если не устраивает окружающий мир. Писателю великолепно удаются миры, однако, в данном случае он взялся за сюжет, который не получается без авторской позиции, без попытки как-то порешать конфликты. Те же «Рыцари сорока островов» с их весьма тривиальными идеями оказываются как-то честнее что ли.

Оценка: 7
–  [  1  ]  +

Елена Чудинова «Держатель знака»

chupasov, 19 мая 2008 г. 04:33

Переплетение множества человеческих и даже не совсем человеческих историй, грозящее скатиться в суматошную бессвязность. Но не скатывается, балансирует на грани хаотичной фрагментарности, на пути от бреда к гениальности. Читатель фрагмент за фрагментом восстанавливает судьбы героев, данные нам в нелинейном повествовании. Истории центральных героев связаны не столько даже сюжетно, сколько общей для всех идеей мистического опыта, глубоко индивидуального пути в Истории. Здесь трудно выделить какой-то главный сюжет (если не считать таковым собственно мистическую интригу), при этом многие сюжеты лишь намечены, не проговорены до конца.

В общем, написано посредственно, но замысел грандиозен: апофеоз внутренней свободы в условиях внешней связанности, ограниченности судьбой. При этом сама фрагментарность трудночитаемого повествования удивительным образом соответствует замыслу (как я его понимаю). Незавершенность, невыстроенность текста создает впечатление живого куска реальности, не помещающегося на страницах романа.

Оценка: 4
–  [  2  ]  +

Сергей Лукьяненко «Новый роман «Ремарка»

chupasov, 16 мая 2008 г. 14:54

Здорово! Вполне дяченковский текстик вытанцовывается. Нравятся Лукьяненко такие игрушки, вот и в «Черновике» персонаж романа (писатель-фантаст) набрасывает, как разные (вполне узнаваемые) писатели стали бы развивать исходную посылку «Черновика». И персонаж честно признается (за автора, вероятно) в собственной всеядности (читай: «профессионализме»).

Оценка: нет
–  [  0  ]  +

Сергей Лукьяненко «Хождение в Кино»

chupasov, 16 мая 2008 г. 14:47

Занимательная статейка. Только вот школьная сцена с фантастами и критиками — в «Дневном дозоре». И слов у Лукьяненко там нет.

Оценка: 6
–  [  0  ]  +

Сергей Лукьяненко «Не спешу»

chupasov, 15 мая 2008 г. 22:05

Лукьяненко, как водится, мастеровит и, по обыкновению, вторичен (перед нами — вывернутый наизнанку рассказ Шекли «Кое-что задаром», см. также отзыв be_nt_all).

Оценка: 5
–  [  6  ]  +

Марина и Сергей Дяченко «Феникс»

chupasov, 15 мая 2008 г. 20:47

Идея рассказа до странности напоминает сюжетную основу «Осенних визитов» С. Лукьяненко (можно вспомнить и его же орионовскую дилогию), однако, любопытно, как Дяченки переводят эту не новую проблематику в индивидуальное измерение. И умеют сделать это интересно. Забавное свойство дяченковских текстов: у них редко встретишь оригинальную идею, миры кроятся едва ли не по одному лекалу (нормальность аномалии), но от книг часто не оторваться — потому что в центре у Дяченко обычно оказывается по-своему привлекательная личность, помещенная в трагические обстоятельства. И всех жалко. Вспоминается набоковское: «Красота плюс жалость — вот самое близкое к определению искусства, что мы можем предложить».

Оценка: 7
–  [  1  ]  +

Сергей Абрамов «Потому что потому»

chupasov, 14 мая 2008 г. 20:15

Рассказ с настроением, легкий. Звонкое дачное лето, этюды, недоверие к слишком нормальной жизни, банда странненьких детей, средневековая легенда на заднем плане, «человек не должен быть один» – такая вот окрошка. И ответом на отсутствие внятного сюжета является название рассказа.

Оценка: 6
–  [  7  ]  +

Александр Бушков «Мушкетёры»

chupasov, 11 мая 2008 г. 15:03

Написано посредственно, юмористические отсылки глуповаты, всё так. А задела меня книжка как очень личный взгляд на Дюма. Бушковский д’Артаньян-государственник – это любопытно: помните, в «Двадцати годах» постаревший (и поумневший) герой говорит о великом кардинале – не чете Мазарини (да и с Рошфором отношения складываются вполне дружеские). И неплохо реализована у Бушкова идея игры судьбы – какой-то фатальной случайности ‘своей’ стороны (этот мотив, вообще характерный для Дюма, замечательно прозвучал в экранизации «Графини де Монсоро» Владимира Попкова).

Т.е. такие книжки (см. также «Та самая миледи» Юлии Галаниной) не стоит воспринимать как пересмотр любимых произведений, это скорее попытка поговорить о любимых книгах в форме литературной, явление того же порядка, что и фанфики. И ключевое слово здесь – «любимых», Бушков не пытается конкурировать с Дюма.

Оценка: 6
–  [  4  ]  +

Генри Лайон Олди, Марина и Сергей Дяченко, Андрей Валентинов «Рубеж»

chupasov, 6 мая 2008 г. 01:47

Присоединяюсь к отрицательным отзывам. Удочки временами закидываются вполне стоящие, а ловится что-то совершенно невразумительное (рыбки-сикильдявки :). Однако же на фоне «Рубежа» несколько иначе смотришь на «Vita nostra» Дяченков.

Оценка: 5
–  [  2  ]  +

Сергей Павлов «Лунная радуга. Книга 1. По чёрному следу»

chupasov, 19 апреля 2008 г. 00:48

Был потрясен 18 лет назад. Взялся перечитывать и еле осилил. А еще и фильм отвратненький посмотрел (Ермаш, 1984 года). Грустно жить на этом свете, господа.

Т.е. и проблематика поистрепалась, и написано вообще-то так себе. Но удивительно, что по прошествии 18 лет довольно неплохо помню сюжет.

Оценка: 7
–  [  3  ]  +

Шимун Врочек «Высокий прыжок»

chupasov, 19 апреля 2008 г. 00:39

Советские подводники в схватке с Ужосом, придуманным другим (не менее известным, чем Врочек) автором. Подробности быта и логики подводников на боевом дежурстве сделаны очень пристойно, композиция рассказа тоже вполне. Все остальное (Ужос, в смысле) — как-то не трогает.

Оценка: 6
–  [  3  ]  +

Далия Трускиновская «Пьяная планета»

chupasov, 19 апреля 2008 г. 00:32

Какой-то очень советский рассказ (если отвлечься от темы — выпивки). Можно читать, а можно и не читать — мало что изменится.

Оценка: 5
–  [  0  ]  +

Олег Овчинников «Креативщики»

chupasov, 19 апреля 2008 г. 00:26

Недурно написанный рассказ (что-то, правда, (слишком?) часто в последнее время появляются рассказы про наркоманов будущего — тенденция, однако). Захотелось еще что-нибудь у Овчинникова почитать.

Оценка: 7
–  [  0  ]  +

Алексей Лукьянов «Крестослов»

chupasov, 19 апреля 2008 г. 00:21

История и мир, представленные в рассказике, не очень понятны, но занимательны.

Оценка: 6
–  [  1  ]  +

Елена Первушина «Парадоксы истории»

chupasov, 19 апреля 2008 г. 00:17

Миленькие миниатюры в формате, который сегодня именуется «криптоисторией». Текстик про древние (финансовые) пирамиды и наперсточников (прелестненький) + историйка про древнюю же бюрократию (скучненькая). Бывали у Е. Первушиной вещи и поизанимательней, и помастеровитее.

Оценка: 5
–  [  3  ]  +

Василий Мельник «Московские джедаи»

chupasov, 19 апреля 2008 г. 00:12

В аннотации жанр рассказа обозначен как «треш-пародия». Веселенький такой текст, обыгрывающий клише городской фэнтези и криптоистории. Впрочем, сам этот стеб, в свою очередь, оставляет впечатление где-то уже не раз читанного.

Оценка: 6
–  [  2  ]  +

Антология «Книга врак»

chupasov, 7 апреля 2008 г. 13:29

Благодаря сборнику начал читать молодых авторов. До этого был очень осторожен (наверное, это поколенческое). И совершенно не ожидал встретить такие сильные тексты как «Хомка», «Воин Добра» и «Любовь в третьем секторе».

Оценка: 7
–  [  1  ]  +

Владислав Силин «Вилтигай Велд»

chupasov, 7 апреля 2008 г. 13:21

Рассказ я бездумно пролистал. На взгляд поверхностный – очередная глубокомысленная китайщина в формате «побеждает тот, кто не сражается», «действие посредством недеяния» и пр. Короче, «гитара ерхой-лабадай». Может быть, вполне пристойный текст в рамках цикла, но как отдельное произведение совсем не трогает.

Оценка: 4
–  [  1  ]  +

Алексей Шведов «Юля-камикадзе»

chupasov, 7 апреля 2008 г. 13:09

Рассказ не очень понравился: так, зарисовка какая-то про экстрим не очень отдаленного будущего (хотя как часть возможного авторского сборника вполне пристойно). Из тех рассказов, что можно читать, а можно и не читать – разница невелика. «Одиннадцать вольт для Феникс» из того же сборника написана в том же, в принципе, ключе, однако, там больше психологического движения.

Оценка: 5
–  [  2  ]  +

Алексей Шведов «Одиннадцать вольт для Феникс»

chupasov, 7 апреля 2008 г. 13:03

Весьма убедительное произведение, описывающее наркозависимость изнутри (а если шире — любую, наверное, зависимость). Фантастика — не более чем упаковка. Но благодаря этой упаковке текст может оказаться очень полезным подростковым чтением.

Оценка: 8
–  [  4  ]  +

Алексей Шведов «Любовь в третьем секторе»

chupasov, 7 апреля 2008 г. 12:57

Брр-р. Романтический панк, если можно так выразиться. Сильно бьющая по мозгам повесть про любовь, совесть и понимание. Допускаю, что иным читателям как раз это нагнетание чернухи может не показаться. Дело вкуса. А мне по прочтении захотелось немедленно порадовать любимых.

Оценка: 8
–  [  0  ]  +

Роман Афанасьев «Воин Добра»

chupasov, 7 апреля 2008 г. 12:47

Отвязный, безбашенный, ироничный — иными словами, очень хороший текст. Этакая современная жутковато-веселая гофманиана. Совсем не поклонник Макса Фрая, но за антологию «Книга врак» как-то даже зауважал (впрочем, быть может, имя «представителя» на обложке — просто рекламный трюк).

Оценка: 8
–  [  5  ]  +

Александр Щёголев «Хозяин»

chupasov, 4 апреля 2008 г. 15:23

Начало повести мне совсем не глянулось: дурная в посперестроечном вкусе пародия на гоголевский «Нос» (дескать, мы-то с вами знаем что нос майора Ковалева – просто эвфемизм, не нос у Ковалева сбежал, ох, не нос). Однако потом увлекли крутые повороты сюжета: тут тебе и кражи, и киллер, неведомо кем нанятый, и шпиенские штучки всякие, и правозащитные фонды, и вообще много чего забавного. И все это с налетом такой вот х-й криптоистории.

И сама постепенно выкристаллизовавшаяся идея «хозяина», живущего нашей кровью, хозяина как воплощенной сексуальности власти очень неплохо получилась. Сексуальность, подчинение и агрессия, убийство, нарушение социальных запретов – немудрящая, но вкусная фрейдистская солянка. И веселая тож. Сорокин для бедных.

Оценка: 6
–  [  5  ]  +

Андрей Лазарчук «Мы, урус-хаи»

chupasov, 4 апреля 2008 г. 13:37

Подход к ВК, конечно, заезженный (Перумов, «Черная книга Арды», Еськов и пр.). Идеология эта тоже оскомину набила и на зубах навязла. И такие словесные игры еще у Олдей утомляли. Но вот хорошо пишет Лазарчук, захватывающе. Хотя после «Опоздавших к лету» (см. отзыв born2die)… Вечная читательская несправедливость: талантливых авторов мы судим гораздо строже.

Что до Запада… ну не любит его Андрей Геннадьевич (см., например, его ЖЖ). И, в общем-то, вполне аргументировано не любит.

Оценка: 6
–  [  10  ]  +

Елена Чудинова «Мечеть Парижской Богоматери»

chupasov, 11 марта 2008 г. 21:45

Роман очень тенденциозный, но, кажется, искренний. Причем не на уровне «мочить их всех в сортире», а именно как роман-беспокойство. Потрясти, наверное, не потрясает (слишком плохо для этого написан), но впечатляет.

Хотелось, бы, конечно, прочесть роман с попыткой объективно подойти к обеим конкурирующим культурам. Но есть что-то и в односторонности — когда это подчеркнуто своя сторона. Что есть мусульмане для западной цивилизации – фрамлинги, раман или даже варелез – решать на основании пусть и с чувством, но средне написанного романа, наверное, не стоит. Как бесспорно и то, что сформировать свое мнение все-таки нужно, причем до того, как вновь взорвутся дома. И в этом смысле роман является неплохим толчком к собственному подумать.

В общем, прочесть, наверное, стоит — все-таки роман два года назад п(р)огремел.

Довольно занимательными, кстати, мне показались пассажи о католиках-традиционалистах, я мало что слышал об этом до прочтения романа.

Оценка: 7
–  [  13  ]  +

Оксана Панкеева «О пользе проклятий»

chupasov, 9 марта 2008 г. 18:53

О романах Оксаны Панкеевой можно сказать словами ее же героини: «Попробовала я прозу писать, полная фигня получается. Слов не хватает. Одни диалоги получаются». По сути, перед нами бесконечный флуд с минимумом действия. Даже битва с драконом, в ожидании которой проходит весь второй роман, дается в изложении персонажа. Мир совершенно не проработан.

Но фигня получается местами милая: симпатичные, домашние герои, нестрашные трагедии, а главное — уже отмеченный в отзывах оптимизм. Почитав Панкееву, лучше понимаешь причины популярности Дарьи Донцовой. Еще эти тексты напоминают творчество Макса Фрая, правда, совсем какой-то «бюджетный» его вариант (кстати, панкеевское «потрахаться», которым пестрят страницы романов, отчасти соотносимо с фраевским «пожрать», просто подростковая какая-то одержимость. Откуда что берется?). И какое-то странное сродство — на уровне отдельных персонажей — чувствуется с форкосигановским циклом Буджолд: Шеллар — гиперлюбопытный Майлз, разбавленный Грегором, Элмар — Айвен Форпатрил, Флавиус, дополненный мэтром Истраном — невозмутимо-иронично-преданный Иллиан и т.п. Может, впрочем, помстилось.

Хочется (вслед за elfy) отметить, что при невероятной затянутости историй (едва ли не каждое сколько-нибудь значимое событие рассказывается раза по два) концы с концами у автора вполне сходятся, тайны потихоньку разгадываются. В общем, вечером трудного дня, едучи в электричке, выбирая между романом Оксаны Панкеевой и желтой газеткой, я проголосую за Панкееву.

Оценка: 5
–  [  4  ]  +

Алексей Караваев «Российская фантастика-2007. Схватка с реальностью»

chupasov, 5 марта 2008 г. 13:55

Вполне вменяемая статья о состоянии современной российской фантастики. 2007 годом эссе вопреки названию не ограничивается. Статья вышла несколько разухабистая, но усилия автора, направленные на самовыражение, не мешают воспринимать собственно содержание.

Из несомненных достоинств статьи хочется отметить внятно изложенные следствия коммерциализации фантастики, радующие душу и ум на фоне привычных эмоциональных, но бессодержательных обличений. Что до центральной роли Супергероя в современной SF (один из главных тезисов автора), то это все же несколько устарело. Хотя, конечно, все зависит от того, как смотреть: если чисто количественно, то этот тип героя, наверное, преобладает, а вот если учитывать «статусность» произведения, то Супергерой, на мой взгляд, уже канул в Лету.

Собственно, и сам сборник, который открывает статья А. Караваева, посвящен людям, а не Супергероям (вполне вероятно, что акцентирование «супергеройности» современной SF есть ход, призванный прежде всего подчеркнуть достоинства сборника «Лучшее за год 2007»).

Оценка: 6
–  [  4  ]  +

Александр Беляев «Человек, который не спит»

chupasov, 29 февраля 2008 г. 21:12

Понятно, что цикл создавался не на пустом литературном месте (см. примечание к аннотации), но вот интеграция Челленджера в советский быт очень недурна. Конечно, это не «Роковые яйца» или «Собачье сердце», но... Мне всегда, например, казалось, что Вагнер послужил толчком к созданию булычевского Минца (см. Гуслярский цикл).

Из деталей впечатлил эпизод, в котором через Вагнера-полупризрака несется поезд, и торс Вагнера, скользящий по полу вагона, приводит в смятение пассажиров (очень потом это было, кажется, в «Ghost» с Деми Мур и Суэйзи). В этом для меня весь Беляев: одно дело — придумать голову на подставке, а совсем другое — увидеть, что если задержать воздух, то голова соскочит с трубок, которые просто вставлены в сосуды... Это ж надо воображение! Тот же эпизод с Вагнером был бы вполне ожидаем в ситуации развитых кинематографических техник, но во времена написания повести кинематограф-то не изобиловал спецэффектами. И литература о призраках предлагала лишь банальные проходы через стены и разные истаивания.

Оценка: 6
–  [  5  ]  +

Георгий Шах «И деревья, как всадники…»

chupasov, 26 января 2008 г. 20:35

Идея забавная, но разработана слабо. Например, встает вопрос о том, как воспринимались книги при смене автора (проблема, поднятая в рассказе Борхеса «Пьер Менар, автор «Дон Кихота»»). А без этого оказалась не совсем внятной позиция автора. Да, культурный багаж, накопленный человечеством, не может быть освоен одним человеком. Даже «золотой фонд». А выход? Читать все же старые книги? Тогда не прочтешь новых. Да и всех старых тоже не прочесть. Т.е. проблема выбора все равно остается.

Собственно, Шах скорее ставит вопрос. И приводит как минимум две точки зрения на него. При этом позиция Сойерса («буду писать сам — хоть плохонькое, но свое») воспринимается как более адекватная, хотя в рассказе она слабо обоснована.

Оценка: 6
–  [  3  ]  +

Илья Варшавский «Сюжет для романа»

chupasov, 26 января 2008 г. 16:57

Неплохо для начала семидесятых. Заинтересовала не сама даже идея — роль физиологии в том, что называется человеком, а обращение в этом контексте к сфере сексуальности (не самая востребованная в советской фантастике тема). Ну и «научные дрожжи» (популярная тогда психофизиология), на которых все замешано.

Хороший ход — повествование от первого лица (нечто подобное, но на совсем другом уровне было сделано в «Цветах для Элджерона» (1966)).

Что до идеи вообще, то среди прочего вспомнились «Руки Орлака» (1920) Мориса Ренара: гениальному пианисту пришивают руки убийцы (и что из этого всего вышло) и «Голова профессора Доуэля», конечно.

Оценка: 6
–  [  3  ]  +

Евгений Лукин, Любовь Лукина «Авторское отступление»

chupasov, 26 января 2008 г. 12:55

Очень распространенный в фантастике подход — буквализация метафоры («этот мир придуман не нами, этот мир придуман не мной»). Сама идея тоже не нова («Шесть персонажей в поисках автора», Александр Сергеевич, в рассказе упоминаемый, не говоря уж о кафках и борхесах).

Что мне понравилось, так это идея сделать Автора просто автором — молодым, не очень умелым и вполне традиционным (для конца восьмидесятых). С богоподобным автором литература играет едва ли не с Гомера («гнев богиня воспой...»), а вот рассмотреть нашу жизнь как текст вполне себе средненького начинающего соцреалиста, просто человека — со своими тривиальными проблемами, которые транслируются в текст (

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
жена его бросила, вот он её в художественном виде, как явление исключительно негативное
)... Это уже Лукины (или Лукин).

Оценка: 7
–  [  5  ]  +

Александр Громов «Вычислитель»

chupasov, 24 января 2008 г. 18:12

Наверное, каждый настоящий писатель-фантаст (и тем более — автор твердой НФ) должен написать такой вот реквием рационализму.

Оценка: 8
–  [  3  ]  +

Роман Злотников «Нечаянная встреча»

chupasov, 20 января 2008 г. 02:47

Ужос. Читал в сборнике «Фантастика 2002», так на фоне очень пристойных повестей, там собранных, вообще ужос ужосов. Даже на фоне фрагмента васильевского «Ведьмака» (а тоже ведь не шедевр). Отвратительная манера публиковать пилотные проекты, из которых, может, выйдет чаво, а, может, и нет.

Впрочем, м.б., в 2004 г. был опубликован какой-то другой вариант?

Оценка: 3
–  [  1  ]  +

Генри Лайон Олди «Где отец твой, Адам?»

chupasov, 17 января 2008 г. 22:54

И продолжая сопоставления со Стругацкими: очень, мне кажется, умно дать сверхчеловека (или сверхчеловечество) глазмами человека вполне ординарного. А то вот как примуться современные фантасты воображать себя на место сверхразума... А у самих мысли коротенькие-коротенькие, как в свое время у Буратино.

А сама повесть (как уже отмечено в предыдущих отзывах) — любопытный взгляд на идеи Стругацких и Лема (язык не поворачивается назвать повесть вторичной), сдобренный вполне исторически понятным скепсисом по поводу неизбежного Иного.

Оценка: 6
–  [  5  ]  +

Вера Камша «Талигойская баллада»

chupasov, 10 января 2008 г. 11:50

Читая «Красное на красном», можно было предположить, что именно Рамиро — тот, кто «подарил своему миру четыреста лет свободы» и «не дождался ни благодарности, ни понимания».

Сам приквел не очень понравился, поскольку здесь без особых затей эксплуатируются схемы, созданные в «Красном на красном». Рамиро — вылитый Рокэ, Аллан Окделл — едва ли не копия Дика.

От «Святого Аллана», признаться, ожидаешь больше жизни, а он что-то совсем бледненьким уродился. И ску-у-у-чным! Все меньше понятно, почему Люди Чести боготворят Окделлов. Ясно, когда идут за Рокэ, за Рамиро, а почему люди пошли, скажем, за Эгмонтом...

Заинтересовала тема любви, но и она обернулась схемой. Жанр баллады предполагает, конечно, некий схематизм, однако схема схеме — не друг, товарищ и брат. И брать для сравнения, к примеру, «Испанскую балладу» Л. Фейхтвангера, право, не стоит — ежли не желаешь утратить свежести восприятия.

Оценка: 6
–  [  3  ]  +

Вера Камша «Красное на красном»

chupasov, 9 января 2008 г. 18:53

Симпатичный продукт, о чем уже немало сказано. Вот только от книжки, пусть даже входящей в цикл, ожидаешь какой-то смысловой завершенности. Ну, не потрясло меня настолько, чтобы еще несколько раз по 500 страниц, а так... Понятно, что у автора вполне получается писать, но главный-то вопрос в том, способна ли она написать. Впрочем, это беда многих циклов (одно из самых приятных исключений — барраярская серия Буджолд).

Оценка: 5
–  [  0  ]  +

Кирилл Еськов «Карстовый провал»

chupasov, 5 января 2008 г. 23:54

Весьма внятная статья о «Пещере» Дяченок. Пафос суждений, если коротко: «Пещера» — плохая фантастика (много нескладушек), но хорошая Литература (вспоминается пушкинское «Плохая физика; но зато какая смелая поэзия!»).

Оценка: 6
–  [  4  ]  +

Дмитрий Липскеров «Пространство Готлиба»

chupasov, 5 января 2008 г. 23:04

Эпистолярный роман, построенный как переписка двух инвалидов (организменно закрепленная невозможность встречи). Действие разворачивается в параллельной России, но быстро приобретает дополнительное фантастическое измерение. А вот вставная история — рассказ жука, поселившегося в руке героя, помещена не в параллельный, а в какой-то даже перпендикулярный мир. И очень лирична та история.

В общем, Липскеров — блестящий сочинитель и хороший стилист, импонирует и сама затея реанимировать полузабытый жанр.

Финал, действительно, неожиданный. Может смутить читателя, ориентированного на поиски смысла в произведении. Язвы постмодерна, что уж тут поделаешь :)

Оценка: 7
–  [  2  ]  +

Сергей Синякин «Мрак тени смертной»

chupasov, 5 января 2008 г. 22:30

Довольно сложный и амбициозный в литературном отношении текст, что приятная редкость в современной русской фантастике. Ожидать от потребителя популярной литературы медленного, тщательного, квалифицированного (:) чтения — на это нужна смелость. Не сказал бы, что повесть мне очень понравилась, но точно впечатляет.

Оценка: 7
–  [  0  ]  +

Леонид Каганов «День учителя Ио»

chupasov, 5 января 2008 г. 21:14

Очень мило. Причем текст написан еще до конфуцианских экзерсисов ван Зайчика.

Оценка: 6
–  [  8  ]  +

Юлия Латынина «Нелюдь»

chupasov, 5 января 2008 г. 21:04

Странный какой-то роман. (Впрочем, сразу оговорюсь, что это — первый латынинский текст, кот. я смог дочитать до конца). Домучивая роман, мучился вопросом: А к чему это все? Ну, коррупция — это, несомненно, грустно. И что? Нет, автор от персонажа к персонажу продолжает показывать все новые образчики коррумпированности. А зачем?

Главный герой все время куда-то движется. А что им движет? Из романа совершенно неясно. С остальными персонажами и социальными концепциями вообще полный швах (чего стоит второе, насколько я понял, лицо секретной службы, совершенно не ориентирующееся в событиях недавнего прошлого: дедушка ему рассказывает о том, что слово «демократ» — это не ругательство; дорогая редакция, я с вас обалдеваю... крошка сын к отцу пришел).

«Технические подробности» сильно отдают компьютерной игрушкой. Это и прочие сюжетные элементы (прогнившая империя, вынужденный квест, молодой напарник, навязанный герою и т.п.) заставляют сравнить текст Латыниной с «орионовской» дилогией Лукьяненко («уж не пародия ли он?»). И в этом сравнении «Нелюдь», увы, не выигрывает.

Оценка: 4
–  [  4  ]  +

Вячеслав Рыбаков «На будущий год в Москве»

chupasov, 17 декабря 2007 г. 02:02

Роману, наверное, нельзя отказать в правдивости. (Любопытна, скажем, картина научного сообщества — очень удивился, когда узнал, что за гиперболами Рыбакова стоит т.н. «вакуумная афера» в Академии наук. Автор, оказывается, почти не преувеличивал). Но склонность Рыбакова к морализаторству, публицистичность (см. отзыв ALLEGORY)... В лучших его книгах морализаторство вполне компенсируется изрядными художественными достоинствами, каковых я в этом романе не обнаружил.

Оценка: 4
–  [  0  ]  +

Владимир Михайлов «Стебелёк и два листка»

chupasov, 17 декабря 2007 г. 01:50

Классика! Впрочем, ужасно советская.

Идея кристально прозрачна («ты многое потерял — и

понял и многое приобрел. Ты понял, что все это, — Эмиссар кивнул в сторону

корабля, — далеко не самое важное. — Он положил руку на сердце. — Вот... —

Указал на росток: — И вот... «). Но как-то не трогает эта идея (слишком она аллегоричная, головная).

Переклички с «Солярисом» только подчеркивают разницу в уровне.

Оценка: 6
–  [  2  ]  +

Владимир Михайлов «Тело угрозы»

chupasov, 17 декабря 2007 г. 01:27

Роман сильно пожилого человека — это если о центральных персонажах. Но классика. Правда, очень головная классика (что у Михайлова не редкость). Представления о политике — на уровне желтоватых газет (т.е. все, вроде, так и есть, но ужасно скучно выходит).

Роман для меня попадает в категорию «фантастики ближнего прицела» (вместе с, например, «Войной за Асгард» К. Бенедиктова, «На будущий год в Москве» В. Рыбакова). Не лучший роман в этом ряду.

Оценка: 5
–  [  1  ]  +

Марианна Алфёрова «Мечта империи»

chupasov, 17 декабря 2007 г. 01:20

Сама идея этой фэтезийной альтернативки мне глянулась. Исполнение — среднее. При этом читать один роман имеет немного смысла, Алферова и сама говорила, что ее римское пятикнижие — это, по сути, один роман (правда, судя по всему, ужасно многословный).

Оценка: 5
–  [  9  ]  +

Леонид Каганов «Нежилец»

chupasov, 9 декабря 2007 г. 02:09

Хороший рассказ. Для меня он как-то сразу встал в один ряд со «Светом в окошке» Святослава Логинова (к сожалению, скорее не по уровню реализации, а по характеру идеи; избыточный инфантилизм и стилевые шероховатости этого рассказа несколько смазывают впечатление).

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
Для меня (быть может, это индивидуальная реакция) рассказ получился об автоматизме нашего существования и о неумолимости времени. М.б., мне просто скучно было бы читать про то, что все гады и никто меня не любит по-настоящему. Разве родители не любили Аркадия? Да любили, конечно. Вот, в реале: человек потерял любимую, убивается... Через пару лет снова влюблен. Значит ли это, что его горе было неискренним? Разумеется, не значит. Просто все течет, а мы живем на автомате, воспринимая это течение как должное. Каганов же взламывает этот автоматизм, заставляя героя выпасть из времени. И, перестав танцевать общий танец, герой разбивается о чудовищную безжалостность нашего существания: «живая собака лучше мертвого льва», — это ведь придумали задолго до Каганова. Мы сегодняшние не равны себе завтрашним. Проблема не в том, что мы не любим, не привязаны по-настоящему и т.п. Прблема в том, что мы любим только так, и наши настоящие привязанности именно таковы — всегда вплетены в здесь-и-сейчас существование. У автора есть другой рассказ на ту же тему — «Реквием». И в обоих случаях
автор, как и положено писателю, ответов не дает. Большой плюс Каганова в том, что он и не собирается их давать.

Не могу также не отметить замечательного свойства лучших рассказов Каганова: его идеи настолько убедительны (не уверен, что слово удачно), что вопреки дурацкому подчас исполнению рассказы долго не отпускают, заставляют искать какие-то свои ответы. Текст оставляет ощущение подлинной истории, правда, не очень хорошо и не очень умно рассказанной. Но именно реальной истории.

Оценка: 7
–  [  3  ]  +

Генри Лайон Олди «Пасынки восьмой заповеди»

chupasov, 8 декабря 2007 г. 18:19

Читал роман давно, когда ставил оценку, со скрипом припомнил сюжет. Но вот персонажей — уже с трудом (с напрасным, по большей части, вспомнил лишь благодаря аннотации). Т.е. вполне профессиональный роман, но на фоне некоторых олдиевских шедевров и просто удач немножко блекнет.

По впечатлению — на уровне первой книги «Ойкумены» (или «Мессии»), т.е. занятный парень этот Боргота, но ведь с Одиссеем, Гераклом, героями «Баламута» вряд ли сравнишь.

И сюжет, конечно. Хороший сюжет для повести, но растягивать его на роман... Суровый оскал капиталистического книгоиздания.

Оценка: 5
–  [  3  ]  +

Нил Гейман «Снег, зеркало, яблоко»

chupasov, 8 декабря 2007 г. 02:25

Чудная штука. Только, скажем, Сорокопутка у Анджея Сапковского — тоже своего рода римейк Белоснежки — повдохновеннее будет. Как-то у Геймана все слишком четко выстроено, так и дергает за эмоциональные ниточки, наследник Хичкока.

Оценка: 6
–  [  7  ]  +

Алексей Иванов «Географ глобус пропил»

chupasov, 8 декабря 2007 г. 02:03

Книга скорее понравилась и с появившимися отзывами вполне согласен.

Одако на фоне «Общаги» наводит на грустные размышления (на связь романа с «Общагой» указал в своем отзыве art). Признаюсь, несколько утомляят одна из главных добротетелей героя, довольно такая тривиальная: «все было за то, чтобы вот переспать, а он не переспал». В ромашках спряталась, сняла решительно, а он не попросил. Нет, хороший, конечно, поступок, но... Этим высоконравственным актом героя как-то очень усердно тычут мне в глаза уже в двух романах. Хочется ответить в духе Данилы из «Брата-2»: «Да ладно тебе!»

Конечно, и у других авторов встречаются навязчивые эротические идеи (вроде мужской полигамии как идеала семейной жизни у Вячеслава Рыбакова, но в историях Трубецкого — Симагина — Оуянцева-Сю они все же второстепенны). Не знаю. Смущен.

Оценка: 7
–  [  2  ]  +

Леонид Каганов «Эпос хищника»

chupasov, 7 декабря 2007 г. 22:43

Чудесная вещь, но «Хомка» понравился больше. История про эпосы разных культур очень любопытна (вызывает сомнения, да, но это ж литература, а не научная работа), а рамочная история какая-то нескладная: не веришь в то, что человек, имеющий скафандр (и готовый путешествовать), сидел бы рядом с аварийной шлюпкой и слушал инопланетные байки.

Варианты ведь возможны разные. Скажем, на аварийной шлюпке должен бы быть скафандр (или еще где-то на корабле). За ним вполне можно было бы сходить. Впрочем, дело не в вариантах. Просто рамочная история сшита грубовато, не очень ей веришь.

Оценка: 8
–  [  0  ]  +

Сэмюэл Дилэни «Вавилон-17»

chupasov, 7 декабря 2007 г. 20:03

Несомненая классика. Но если и до прочтения книжки Дилейни интересовался связью языка и мышления, то скучновато. Т.е. приходится делать скидку на 1966 г.

Как литература роман не впечатляет — идеи любопытны, но герои не трогают, сюжет несколько схематичен.

Оценка: 6
–  [  9  ]  +

Вячеслав Рыбаков «Давние потери»

chupasov, 7 декабря 2007 г. 18:16

Потрясающий рассказ. Собственно, Рыбаков сам о нем все сказал: это было попыткой написать о том, каким бы был СССР, если бы пропаганда была правдой. И как же было бы все замечательно, если бы все так и было! И насколько острее на этом фоне осознается инаковость действительности.

Аналогичный ход используют Д. Быков и М. Чертанов в плутовском романе о Ленине «Правда».

Оценка: 8
–  [  2  ]  +

Нил Гейман «Коралина»

chupasov, 7 декабря 2007 г. 16:39

Отличные пуговицы, отличные (иллюзорные) мама с папой, которым гораздо лучше без обременяющей их дочки. В общем, чудесно сделанная детская страшилка, как и было сказано. Кроме уже названных параллелей слышится эхо «Постояльца со второго этажа» Р. Брэдбери.

К сожалению, текст одноразовый (что, наверное, характерно для страшилок).

Оценка: 8
–  [  3  ]  +

Виктор Беньковский, Алексей Рыбин «Чёрные яйца»

chupasov, 10 ноября 2007 г. 00:19

Любопытный роман, особенно на фоне «Анахрона» (ах, «Сайгон», мой «Сайгон», в разных вариациях). В отличие от «Анахрона» речь идет об участниках тогдашних тусовок (многие, стараниями Рыбина, очень узнаваемы – чудные получились Башлачев и Градский, например). Не фантастика нисколько (если, конечно, не считать фантастикой какую-нибудь «Дьяволиаду»).

Правда, начинается роман какой-то психоделической альтернативкой вокруг юного Ленина в советском (?) Симбирске, но эта линия быстро сходит на нет. Сама задача – смешать людей, коней и времена реализуется и без того. И вполне органично, надо сказать, реализуется. Чего стоит одна встреча в Сайгоне» барышни из 80-х и человека 90-х годов.

При разных авторах с разными, вероятно, интересами текст получился вполне складный и с благородной такой сумасшедшинкой. Приятно отсутствие той тягомотности, что сводит на нет весь «Анахрон» (особенно под конец).

Оценка: 7
–  [  2  ]  +

Олег Дивов «Толкование сновидений»

chupasov, 5 ноября 2007 г. 01:46

По прочтении романа убеждаешься в двух, нет, в трех вещах:

- писатель Олег Дивов знает толк в горных лыжах;

- писатель Олег Дивов старается не опускаться ниже определенного литературного уровня;

- стальной кант у горных лыж необыкновенно острый.

Это, собственно, и все. Читатель, не погруженный в творчество Дивова, все ждет, что «сейчас-то все и начнется».

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
Не начнется. Сны, как в анекдоте, окажутся просто снами — уловленными чутким персонажем реверберациями реальности, отчасти эту самую реальность прогнозирующими.
Как ни искал, не смог отыскать в романе никакого смысла кроме пары банальностей. Жалко! В лучших дивовских вещах подкупает как раз какая-то даже кристаллическая смысловая конструкция — жесткое, ясное и, как правило, грустное высказывание писателя.

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
Одно из самых сильных хороших впечатлений — изменение самооценки героя в реале (самое начало книги). Т.е. когда читаешь начало, не зная, что это сон, все кажется вполне логичным. А потом герой обращает наше внимание на, скажем, завышенную самооценку, герою, в общем-то, не свойственную.
И описания спусков, конечно, блестящие.

Удалась, на мой взгляд, партнерша героя — Маша. Совершенно не удалась его любимая (образ на уровне комиксов, высказывания и смс-ки вроде «Ты мой герой» несут печать невыразимой пошлости, которую автор все же зачем-то выразил). Мир через 22 года совершенно никакой, что происходит в России — непонятно (отчасти это мотивировано погруженностью героя в спорт и программным космополизтизмом).

В общем, 6 баллов — за красивые горные лыжи и писательскую мастеровитость.

Оценка: 5
⇑ Наверх