Блог


Вы здесь: Авторские колонки FantLab.ru > Авторская колонка «Tavrida» облако тэгов
Поиск статьи:
   расширенный поиск »


Статья написана 28 сентября 2018 г. 17:01

Часть 1.

Часть 2.

Ох уж эти детские эмоции, мучительные поиски книг, попытки выклянчить дефицит у библиотекарей, у «богатых» в книжном смысле знакомых, обмены с подружками, хождение по букинистическим. И ослепительное счастье, когда долгожданная книга попадает в руки. Как писал Владислав Крапивин: «Но чрезмерное обладание – враг радости. Счастье не может быть настоящим, если вы способны вызвать его нажатием кнопки. Оно скоро становится бытом. Истинный праздник души – тот, что связан с преодолением трудностей и томительным ожиданием».

Сейчас испытываю отголоски былых бурных эмоций, когда заказываю старые книжки из детского виш-листа на Озоне и Alib.

В моем списке набралось 25 книг, прочитанных в возрасте 7-14 лет, все они одинаково любимы и дороги моему сердцу.




Е. Данько «Деревянные актеры» — превосходно, для всех возрастов. О талантливых, свободолюбивых, честных и добрых.




А. Говоров «Последние Каролинги». В детстве она сильно поразила главной завязкой сюжета – когда девочка влюбляется в убийцу отца, следует за ним верной тенью, претерпевая множество страданий и унижений. Девочка – не красавица, но умница, шпарит наизусть Боэция на латыни, варганит «греческий огонь», дочь колдуна и «оборотень», с легкостью меняющая личину с женской на мужскую. Брала книгу в библиотеке, когда в магазинах появилась услуга «книгообмен» — выменяла на «Красное и черное» из «Библиотеки Классики".




Стругацкие «Понедельник начинается в субботу. Парень из преисподней". Самое первое и самое любимое мое издание Стругацких. Лучшая подруга его… тоже полюбила и не смогла расстаться. Я смирилась. Почти. Когда найду такое же издание, смирюсь окончательно.:-)




Трилогия А. Рыбакова была с автографом автора. Ума не приложу, куда она пропала. «Обожрем капиталистов». Нравился мне Генка.




Борис Изюмский «Алые погоны» — читала издания и 40-ых, и 50-ых годов с бурными славословиями Сталину, Вышинскому и грядущему коммунизму. Примечала, какие эпизоды автор менял от издания к изданию. И все равно, душевная книга, замечательные мальчишки, педагоги и воспитатели.




Дилогия Кирилла Голованова «Матросы Наркомпроса» по тематике близка «Алым погонам», однако она менее приглаженная, как в описании конфликтов и проделок будущих адмиралов, так и в военных эпизодах. Ценю, берегу и перечитываю эту серенькую книжку. Неувядающий шедевр.




Было такое ответвление в советской детской литературе — пламенные опусы про ужасы капиталистической действительности. Н. Кальма плодотворно и талантливо трудилась на этой ниве. "Дети Горчичного рая", «Вернейские грачи», «Сироты квартала Бельвилль». И «Книжная лавка близ площади Этуаль» — о Франции времен Второй мировой, остарбайтерах и маки. Все книги обожала, там и политика, и любовь, и приключения, и какая-та щемящая грустинка, пробивающаяся сквозь плакатность и пропаганду.




В. Крапивин «Мальчик со шпагой» – был телеспектакль чудесный «Всадники со станции Роса», потом книга, благо Крапивина в библиотеке достать можно было. И вот уже больше сорока лет люблю и перечитываю сагу про и отважных и благородных мальчиков.





Статья написана 28 сентября 2018 г. 16:31

Часть 1.

Часть 3.

Ох уж эти детские эмоции, мучительные поиски книг, попытки выклянчить дефицит у библиотекарей, у «богатых» в книжном смысле знакомых, обмены с подружками, хождение по букинистическим. И ослепительное счастье, когда долгожданная книга попадает в руки. Как писал Владислав Крапивин: «Но чрезмерное обладание – враг радости. Счастье не может быть настоящим, если вы способны вызвать его нажатием кнопки. Оно скоро становится бытом. Истинный праздник души – тот, что связан с преодолением трудностей и томительным ожиданием».

Сейчас испытываю отголоски былых бурных эмоций, когда заказываю старые книжки из детского виш-листа на Озоне и Alib.

В моем списке набралось 25 книг, прочитанных в возрасте 7-14 лет, все они одинаково любимы и дороги моему сердцу.




Астрид Линдгрен «Три повести о Малыше и Карлсоне» — люто завидовала подруге, у которой они были, брала перечитывать каждые полгода. Вещь неувядаемая, философская, по-хорошему безбашенная. И весьма аппетитная. Эти тефтельки, взбитые сливки, сушеные вишни. Мы с подружкой даже делали как-то «приторный порошок по рецепту Карлсона".




Марк Твен "Приключения Тома Сойера. Приключения Гекльберри Финна. Принц и нищий". Три романа в этом издании были у меня в детстве и живы-здоровы до сих пор. Но тогда больше нравился «Принц и нищий», позже оценила стиль и язык «Гекльберри Финна».




Джек Лондон. Собрание сочинений в тринадцати томах. Самый востребованный многотомник в моем детстве. Нравилось почти все – даже статьи и пьесы (кстати, была тогда советская экранизация «Кражи») читала.




"Жажда человечности». Выходила в «Библиотечной серии». Потрясающая подборка трогательных, жестоких, веселых и тоскливых рассказов писателей США и Британии о детях и молодежи. «Дети в день рождения» Трумена Капоте, «Полный поворот кругом» У. Фолкнера…Бесподобно! Каюсь, «увела» этот сборник из библиотеки. Сказала, что потеряла, принесла взамен что-то детективное и дефицитное типа Безуглова.




Еще одна жалобная вещица – Джемс Гринвуд «Маленький оборвыш». Описания голода, холода и страданий героя также будили аппетит – все эти пудинги на капустном листе, печеный картофель, сосиски в кухмистерской, жареный в масле хлеб…




Сью Таунсенд «Дневники Адриана Моула» - вначале были отрывки в «Иностранной литературе», потом чудным образом попала на эту книжечку в магазине. Мастерский и лучший (для меня) перевод Ю. Зараховича. Кстати, хоть и сокращенный, но! Там были отрывки, не вошедшие в издания «Фантома», например, о том, как Адриан изображал вишневое дерево в школьной постановке пьесы Чехова. Знала наизусть, да и сейчас помню многое.




Иван Ефремов «Таис Афинская». Естественно, читая книгу в 5 классе, понимала в «Таис» далеко не все, но читала-перечитывала. Не скажу, что женские персонажи нравились или оказывали какое-то влияние, но мужчины выписаны отменно. Все эти могучие Менедемы, Леонтиски и прочие Александры. Храмы. Кони. Злобная танцующая Салмаах, иноходец Боанергос – я частенько пыталась его живописать на уроках рисования.




«Приключения Одиссея» в пересказе Е.Тудоровской. Были советские мультики по мифам, был выразительный итальянский фильм про Одиссея, смотрела в черно-белом варианте во время пребывания в детском санатории, эпизод с циклопом ввергал в сладкий ужас. Книга на этой волне перечитывались многократно.





Статья написана 28 сентября 2018 г. 15:49

Часть 2.

Часть 3.

Ох уж эти детские эмоции, мучительные поиски книг, попытки выклянчить дефицит у библиотекарей, у «богатых» в книжном смысле знакомых, обмены с подружками, хождение по букинистическим. И ослепительное счастье, когда долгожданная книга попадает в руки. Как писал Владислав Крапивин: «Но чрезмерное обладание – враг радости. Счастье не может быть настоящим, если вы способны вызвать его нажатием кнопки. Оно скоро становится бытом. Истинный праздник души – тот, что связан с преодолением трудностей и томительным ожиданием».

Сейчас испытываю отголоски былых бурных эмоций, когда заказываю старые книжки из детского виш-листа на Озоне и Alib.

В моем списке набралось 25 книг, прочитанных в возрасте 7-14 лет, все они одинаково любимы и дороги моему сердцу.

Леонид Соловьев «Повесть о Ходже Насреддине» - читается как поэма, огромное удовольствие доставляет стилизация под восточную пышность и образность речи.

"Память о Ходже Насреддине осталась и впредь останется благородной и светлой, сохраняющей, подобно алмазу, вечно и вопреки всему свой чистый блеск! И до сих пор путники, останавливаясь перед скромным надгробием в турецком Ак-Шехире, вспоминают добрым словом Ходжу Насреддина, веселого бродягу из Бухары, и повторяют слова поэта: "Он отдал сердце земле, хотя и кружился по свету как ветер, — как ветер, который после его смерти разнес по вселенной благоухание цветущих роз его сердца. Прекрасна жизнь, потраченная на то, чтобы оставить по себе в мире чекан души своей и обозреть всю красоту мира!"

В моей библиотеке три переиздания Соловьева, но оранжевое, молодогвардейское, безусловно, лучшее, на все времена.




«Сказки» Вильгельма Гауфа в полном варианте – сборник 1988 года. У меня к ним особо трепетное чувство. Вначале был немецкий телефильм «Карлик Нос», который часто показывали во времена моего детства. Потом книга «По дорогам сказки». Потом и этот полный сборник.

«Холодное сердце» — самая, на мой взгляд, топовая вещь. Обмирала до дрожи каждый раз, когда ее перечитывала.

Кстати, лишь недавно с удивлением узнала, что нацистский «Еврей Зюс» поставлен по рассказу Гауфа.




Сельма Лагерлёф «Путешествия Нильса с дикими гусями». Это издание, нежно любимое, увы, пропало. Книга была и настольной, и подушечной, могла читаться с любой страницы. Очень нравилось имя главной по гусиной стае – Акка Кнебекайзе.




«Молдавские сказки» — первый мостик к хоррору. Жутковато-притягательные сказки, в них частенько всех героев разрезали на мелкие кусочки. Нечисть была такая фактурная, колоритная, Фэт-Фрумосы, опять-таки. Книга была зачитана до дыр, потом пропала, несколько лет назад купила издание точь-в-точь.




Благодаря молдавским издательствам, моя библиотека обогатилась многими замечательными вещами. Самый крупный бриллиант – дилогия "Приключения Вернера Хольта" Дитера Нолля. Классический роман о молодых немцах, попавших в адский огонь Второй мировой спустя много десятков лет так и остался лучшим. Тут и война, и любовь, и дружба, и гуманистический антивоенный посыл будущим поколениям. Вторая часть об одиссее Хольта в послевоенной Германии, хоть и осуждается за приверженность социалистическим идеалам, читается не менее увлекательно. Одна из любимых фраз, когда пролетарий на первомайской демонстрации хлопает по плечу сына фабриканта: "Радуйся, браток, что же ты не радуешься!"




«Джин Грин – неприкасаемый» небезызвестного Гривадия Горпожакса. Прочла в 12 лет, восторг был неописуемый. Книга была у знакомой мамы, она ее легко поменяла на «Консуэло». Была прочитана всеми друзьями, растащена на цитаты, удивительно, но возвращена в целости, хотя и сильно потрепанной.




«Одиссея капитана Блада» была самой любимой о пиратах до «Наследника из Калькутты» Р. Штильмарка. Его пришлось ждать долго, знакомые мамы, у которых он был в библиотеке, долго не хотели давать его даже прочитать. Наконец свершилось. Читала запоем, в память врезался страницами, получила по истории 2 пятерки (это был 6 класс) за рассказ об ордене иезуитов, полностью содранный из «Наследника». А 15 имен Бернардито и сейчас могу перечислить.:-)




«Белый вождь» Майн Рида. Ах, первый том сказочного оранжевого шеститомника. Как я его вожделела:-) Рисунки П. Луганского! «Белый вождь» — мрачная и довольно пессимистическая история. Но будила аппетит. Все эти пышные белые лепешки, тушеное с красным перцем мясо. Еще 4 том с трилогией о Южной Африке был моей мечтой. Оба тома заполучила недавно в процессе библиотечного книговорота.




О’Генри «Избранное» – крепкая любовь к автору пробудилась после этого синего сборничка. Каюсь, взяла почитать у знакомых и не вернула, а они то ли забыли, то ли не особо ею дорожили. И, несмотря на то, что со временем стала обладательницей желтенького трехтомника, этот потрепанный томик – самый любимый. Очень удачная подборка, особый плюс – это, конечно, цветные вклейки-иллюстрации И. Семенова и наличие потрясающего рассказа «Джимми Хейз и Мьюриэл», о преданной любви рогатой лягушки к своему хозяину.








  Подписка

Количество подписчиков: 4

⇑ Наверх