FantLab ru

Все отзывы посетителя Seidhe

Отзывы

Рейтинг отзыва


Сортировка: по дате | по рейтингу | по оценке
–  [  4  ]  +

Чарльз Р. Сондерс «Death's Friend»

Seidhe, 30 августа 2019 г. 12:39

Третий из рассказов цикла «Imaro», переведённый на русский язык.

Отличная история, пронизанная атмосферой экзотичных африканских мифов, в которой рассказывается, как Имаро довелось побрататься с самим Смертью. Да-да, это не описка — Смерть в описываемом мире (как и во множестве других мифологических систем со всех концов света) является мужским персонажем и предстаёт вовсе не тем всесильным существом, к которому приучена западная цивилизация. Более того, Смерть нуждается в помощи Имаро, чтобы выбраться из ловушки, в которую его во времена Кванза Васику — Первых Дней — заманил один из живших тогда людей, Нгунза, так и не смирившийся с гибелью брата от лихорадки. Выслушав историю Смерти и получив от него предложение, от которого сложно отказаться, Имаро соглашается помочь. Однако, для этого ему придётся отправиться в Призрачный буш, в который много дождей назад отправился Нгунза, желая убедить своего брата вернуться в мир живых...

В отличие от других историй о Имаро (хотя на русском я и читал пока только две из них), на первый план в данном рассказе выходит не приключенческая составляющая классической героики, пусть и основанной на непривычном аутентичном африканском материале, а скорее психологическая составляющая — хорошо показан сам Имаро, уставший от странствий, крови и сражений, но понимающий, вместе с тем, что в этом — его жизнь, его судьба, его предназначение...

Хороший рассказ. Николаю Зайцеву за перевод и Дмитрию Квашнину за редактуру традиционно — большое спасибо!

Оценка: 8
–  [  4  ]  +

Светлана Лихачева «"Король былого и грядущего": пятнадцать веков артуровского мифа»

Seidhe, 25 августа 2019 г. 15:21

Шикарная статья от известного переводчика, являющаяся предисловием к недавнему переизданию романа Мэрион Зиммер Брэдли «Туманы Авалона». Да к тому же — ещё и очень удачно названная! О феномене Артурианы кто только не писал, поэтому в подобных работах очень важно сохранить баланс между собственным видением тех или иных моментов и выбранной темой.

Уважаемой Светлане Борисовне это вполне удалось — в статье представлены и краткие сведения о этапах развития «артуровского мифа», и в сжатой форме рассказано, что именно и в какой период добавили в него те или иные авторы, и вполне доступно объяснено, что нового привнесла в Артуриану госпожа Брэдли со своими соавторами. Кроме того, дана краткая биографическая справка об авторе, рассказано о других романах, входящих в цикл «Авалон», и даже рассказано несколько любопытных подробностей о взаимоотношениях Брэдли с американским фэндомом. И всё это органично вплетено в историю развития всей мировой литературы, с многочисленным цитированием поэзии от средневековых источников до А.Теннисона и Дж.Р.Р.Толкина, причём действительно охватывает полтора тысячелетия письменной истории человечества!

Одним словом, статья может быть интересна всем интересующимся историей трансформации литературного образа Короля Артура и его окружения и сама по себе, но и как предисловие к роману Брэдли она тоже — весьма хороша. Рекомендую.

Оценка: 9
–  [  11  ]  +

Роберт И. Говард «Офорты на слоновой кости»

Seidhe, 20 августа 2019 г. 13:28

Среди всей когорты авторов, которых принято считать основоположниками жанра fantasy в современном его понимании, Роберту Ирвину Говарду повезло, пожалуй, меньше всего. «Позвольте!, — скажет кто-то, прочитав эти строки, — имя автора на слуху, публикуется он стабильно, да и известен далеко за пределами фантастического гетто, благо по его книгам даже фильмы снимают!» Спорить не стану. Однако, если одни авторы из упомянутой когорты, вроде лорда Дансени или Уильяма Морриса, не шибко популярны у широкой читающей общестственности, а другие, вроде Э.Р.Эддисона или К.Э.Смита, попросту оказались практически забыты, то с Говардом история прямо противоположная — знают его все, но, благодаря целому сонму бесчисленных продолжателей, переписывателей и популяризаторов, воспринимается он исключительно как автор плохоньких в литературном смысле историй о похождениях тупого вояки Конана...

А зря! Я не говорю о потрясающей работоспособности Говарда, не вспоминаю о невообразимой ширине его интересов и затронутых в творчестве исторических эпох, не намекаю на его огромное влияние (признаю — оно было взаимным) на культового со всех сторон великого и ужасного Говарда нашего Филлипсовича, но вот за что по-настоящему обидно, так это за то, что мало кто сегодня воспринимает Говарда как замечательного поэта. И хотя в фантлабовской библиографии автора в разделе «Поэзия» указано лишь несколько самых известных героических поэм и короткое предсмертное стихотворение, этим поэтическое наследие автора не исчерпывается — многочисленные стихотворения Говарда самых разных форм и жанров вынесены в раздел «Стихотворения», и их переводом медленно, но верно занимается сразу несколько энтузиастов, поэтому при желании вполне можно получить представление о том, что и поэтом Роберт Ирвин Говард всё-таки был отличным...

Ну, не может человек, не будучи в душе своей поэтом, написать подобного:

«Я открыл эти ворота ключом, выкованным из серебра снов, и вошел в простираю-щийся за ними сад. Как только я попал туда, мгновенно позабыл об ином мире. Я ходил среди камней неописуемой красоты, старых, как молодость, и юных, как время. Неповрежденный и неизменный, сад этот спит целые эоны, и ни один цветок там не попирает нога невежественного пришельца, так как только тот может войти в этот сад, для кого каждый цветочек является божественным существом...»

Не может, и всё тут! И пусть «Пламенный мрамор» представляет собой не самую замысловатую вариацию сновидения, в котором герой видит себя непокорным варваром у ложа прекрасной женщины, а в «Черепах и орхидеях» он вообще ощущает себя во сне древнегреческой женщиной, которую возлюбленный променял на юного мальчика, зато «Луна-медальон», «Боги, забытые людьми» и «Сердолик и чёрное дерево» — великолепные полотна, сотканные из слов, визионерство высочайшей пробы, настоящая поэзия в прозе в духе лучших вещей упомянутых уже лорда Дансени или Кларка Эштона Смита...

Одним словом — весьма рекомендую! Ценителям творчества Говарда — как возможность познакомиться с ещё одной гранью таланта «техасского мечтателя». Всем остальным — потому что это просто красиво.

И лучше не скажешь, пожалуй, о цикле «Офорты на слоновой кости», чем сам Говард сказал в «Прелюдии», поэтому позвольте привести это небольшое стихотворение в прозе целиком:

«Пусть не читает это человек, который живет только в своем собственном мире. Пусть не склоняется над этими страницами тот, для кого Вчера лишь закрытая книга с железными застежками, а Завтра не рожденный близнец Сегодня. Пусть никто не ищет в них ни тенденций истины, ни замысла или хитрой интриги, так как серебряная нить проходит через созданные фантазией огня портреты, изображенные здесь.

Но я грезил, как любой из людей, и это мои сны, что рождаются в моем взрослом мозгу, без начала и конца, и я, с золотыми и сапфировыми инструментами, вытравлю их в топазе и опале на крышке из слоновой кости. Как медальоны из нефрита и огня, как обручальные кольца, сверкающие топазами. Такие я принесу вам жертвы, без начала и конца, как сцены, высеченные в бесчувственном мраморе...»

P.S. Отдельная благодарность Роману Дрёмичеву за сетевой перевод сборника.

Оценка: 8
–  [  18  ]  +

Уильям Хоуп Ходжсон «Ночная земля»

Seidhe, 14 августа 2019 г. 03:26

"<...> так уж устроено моё сердце, читатель. Я надеюсь, что, прочитав эту повесть, ты поймёшь, что мы с тобой друзья; более того, знай, что, попав в беду, ты мог бы рассчитывать на моё сочувствие и помощь — кем бы ты ни был, — но только если ты из тех, кто предпочитает Добро Злу. Так отнесись же ко мне с добрым сочувствием, ведь я во всём откровенен с тобой. Быть может, ты ещё не родился, когда я писал эти строки, но когда-нибудь в будущем ты прочтёшь их и поймёшь, как я любил Наани. А теперь, укрепившись в дружбе, продолжим рассказ.»

Да, мистер Ходжсон, всё именно так и получилось. Когда ты писал эти строки, не родился не то что я — ещё и деда моего на свете не было, но я читаю их сегодня, и прекрасно понимаю, что писал их человек достойный. Получал люлей на флоте? Развил себя физически настолько, что в родной матушке-Британии тебя помнят как одного из первых бодибилдеров. Сочинял что-то, что не укладывалось в головах современников? Но ведь сочинял же! И бережно хранил, благодаря чему потомки получили доступ к неопубликованному при жизни. Началась Великая война? Это которую сейчас уже как-то стыдливо принято называть всего лишь Первая мировая (ничему же ведь мы, Человечество, не учимся!), а тогда она была Великой... Сложил свою голову на полях сражений, хотя мог — ведь мог же? — просто отсидеться, и подарить миру ещё десятки и сотни шикарных произведений...

Отвлёкся я чего-то, извините. На часах нет ещё и пяти утра, за окнами — темнота августовской, непривычно холодной ночи, но восточный край неба уже посветлел, а птички уже понемногу поют, предчувствуя, что вот-вот мир зальют солнечные лучи.

Есть ли момент лучше, чтобы написать о «Ночной земле» Уильяма Хоупа Ходжсона? Вряд ли...

Ведь что бы не случилась, какое бы ни было за окнами время года, какие бы катаклизмы и природные бедствия не обрушивались на тот или иной уголок земного шара, все мы всё равно твёрдо уверены — Солнце взойдёт вновь! Это настолько незыблемо укоренено в человеческой природе, что и представить сложно мир, в котором Солнца попросту нет. А вот Уильям Хоуп Ходжсон больше сотни лет назад — представил, да ещё как!

Шедевр? Безусловно. Шикарное произведение, опередившее своё время. До Ходжсона ТАК не писал никто и никогда.

И даже более того вам скажу — никто так и ПОСЛЕ него не напишет!

Земля через миллионы лет. Погасшее Солнце. Вечная тьма. Остатки человечества, нашедшие убежище в колоссальной Пирамиде, Последнем Редуте. Его окружают силы Зла. Именно так, с большой буквы, ибо порождения вечной тьмы угрожают не столько телу, сколько духу. Редут осаждён. И речь идёт не столько о каких-то тварях, с которыми можно сражаться, и даже побеждать их ценой жизней многих храбрецов. Речь идёт о том, что Силы Зла — и вновь очень важно, что именно так, с большой буквы — осаждают последнее пристанище Человечества. С четырёх сторон света Пирамиду окружают колоссальных размеров Стражи, природы которых никто из обитателей не знает, но складывается впечатление, что эти колоссы за Пирамидой наблюдают. А кроме этого вечная ночь скрывает множество других, ничуть не менее опасных созданий...

Страшная, зловещая, удивительная картина. И безымянный главный герой, услышавший зов своей возлюбленной через непредставимые дали и времена, что решается выйти в Ночную Землю. Собирает запас питательных таблеток и «сухой воды». Берёт с собой верный дискос — что-то вроде циркулярной пилы на длинной рукояти. Выходит. Идёт. Преодолевает препятствия. «Приключается», как говориться. Находит. Возлюбленную, я имею ввиду. Идёт с ней обратно. Приключается снова. Возвращается в Последний Редут.

ВСЁ! На этом сюжет — закончен. Повторю сам себя: «Шедевр? Безусловно!» Только не в литературном плане. Это одно из самых нудных произведений, которые я читал в своей жизни. Скрупулёзное, нет не так — скрупулёзнейшее! — описание всего путешествия, с пассажами, вроде, «я ел в шестом, двенадцатом и восемнадцатом часах» по два раза на страницу в части первой, с бесконечными любезностями межу взрослыми людьми в части второй. Это постоянное повторение безумно раздражало, и мне было действительно тяжело читать как эти подробности, так же, как и все розовые сопли в стиле «перед тем, как растворить мои таблетки, она прикоснулась к ним губами». Плюс зашкаливающий пафос и совершеннейшая прямолинейность поступков героев...

Но, блин! От книги ведь — не оторваться!!! При всех своих недостатках, роман обладает сложно передаваемым очарованием — это настоящая, нет, не так — НАСТОЯЩАЯ «История вечной любви», как гласит подзаголовок, о котором ВСЕГДА забывают русскоязычные издатели. То есть это книжка — про любовь, понимаете? И неважно, что Ходжсон предвосхитил своё время, единолично создав, даже не подозревая об этом, жанр «умирающей Земли». И неважно даже, что он был одним из самых крутых визионеров своего времени — описанные картины погружённой во мрак Земли действительно поражают воображение и завораживают.

Важно другое. «Ночная Земля» — это великолепная квинтэссенция рыцарского восприятия своего места в жизни, когда главный герой (альтер эго писателя в изменяющихся условиях современной Ходжсону Англии) бросает вызов всему и вся, покидая уютную Пирамиду ради своей любви...

А что могло быть важнее для рыцаря, джентльмена и талантливого визионера? Да ничего!

Кроме этого, роман шикарен и своей описательной составляющей, и любопытными мыслями о будущем развитии человечества, и отличными моментами классической героики, причём поданной с впечатляющим размахом — один выход тысяч мужчин-воинов, на помощь молодым парням, неосмотрительно покинувшей Пирамиду, которым угрожают теперь чудовищные Псы, чего стоит...

По итогу — шикарное произведение замечательного автора, которого я уважаю и как писателя, предвосхитившего своё время, и как человека, слова которого не расходились с делом. И пусть произведение безбожно затянуто, а продраться через него — та ещё мука, читал я его уже дважды, потому и начал отзыв именно с объяснения причин этого: я прекрасно понимаю Вас, мистер Ходжсон! Вы говорите дело:

«В тот день я был готов на подвиг ради неё. Вы скажете, что подобные чувства и такая любовь сродни сердцу варвара. Быть может, вы правы, но я человек, а именно так, не иначе, подобает поступать людям. Тот, кто осудит меня, осудит всё человечество... тщетны любые речи, пусты всякие сожаления: нельзя считать добродетелью нерешительность — тот, кто первым убьёт врага, получает шанс дожить и до конца сражения. Так было всегда, есть ныне и будет до конца времени... нельзя уцелеть, цепляясь за столь любезные многим сердцам возвышенные идеалы.»

И как же сложно осознать, что прошло столетие, а ничего, по сути, не изменилось...

Шикарное произведение. 11 из 10 в моём личном рейтинге. Рекомендовать не стану, ибо, как уже писалось выше, чтение сложное, но если вам хочется узнать истоки жанра «умирающая Земля», да и просто познакомиться со знаковым, программным произведением английской фантастической литературы — пропускать не рекомендуется. Однозначный, что называется, must read!

Единственное, что удивляет — почему до сей поры нет экранизации? Ведь роман так и просится на экраны!

P.S. Лет десять назад шла широкая дискуссия по вопросу, имел ли право переводчик Юрий Соколов своеобразным образом «причесать» текст, сократив бесконечные описания «и мы ели в шестом, двенадцатом и восемнадцатом часу». Мнения разделились. Любители труЪ-переводов до сих пор ждут полный, профессиональный и замечательный перевод от «Энигмы». Парни попроще, вроде меня, давно прочитали и перечитали сейчас, в серии «Мастера магического реализма», поэтому не грех обратиться к переводчику практически официально:

Спасибо Вам, Юрий Ростиславович за шикарный перевод! Если бы не Ваша «причёсанная» версия, вряд ли бы я продрался сквозь текст «Ночной Земли», несмотря на все неоспоримые достоинства романа! Даже при всей любви к творчеству Ходжсона, которую мы с Вами разделяем.

Оценка: 10
–  [  4  ]  +

Уильям Хоуп Ходжсон «Полурыбы-полукони»

Seidhe, 2 августа 2019 г. 23:04

Небольшой шедевр от Уильяма Хоупа Ходжсона, который сделал себе имя на рассказах, в которых весьма силён фантастический элемент.

Принимая этот факт во внимание, весь рассказ подсознательно ждёшь, что вот сейчас... нет, вот сейчас-то уж точно!... а нет, наверное, вот тут...

По итогу — жесточайший реализм, дочитывать который приходится с тем самым комком в горле, о котором часто говорят, но мало кто из авторов по-настоящему умеет добиваться нужного эффекта. Как выяснилось, Ходжсон — умел. Причём умел — шикарно...

Сюжет настолько прост, что его и пересказывать-то не знаешь как. Старый водолаз Закчи рассказывает своему внуку Небби байки о полурыбах-полуконях, что скачут вокруг него под водой, пока он работает. Когда в прибрежной деревушке начинает свирепствовать лихорадка, он добавляет к этим историям подробности про умерших детей, что управляют этими существами после смерти. А потом и вовсе вырезает из сосновой доски такую лошадку, и дарит внуку, насочиняв, что сумел поймать её для него в море. Чуть позже, пытаясь обезопасить Небби от лихорадки, он забирает его с собой в море, на судно. Но какова сила детского воображения? И где та грань, после которой безобидная выдумка деда и нежелание мальчика расставаться с фантазиями приведёт к столь печальным последствиям?...

Я взрослый дядька с довольно циничным взглядом на жизнь, но эту историю дочитывал с тем самым комком в горле, о котором говорил в самом начале. Один из самых сильных, как по мне, рассказов Ходжсона. Цепляющая, эмоциональная, пронзительно-грустная вещь. Однозначно 10 баллов.

P.S. Тот редкий случай, когда на рассказ написано сразу три шикарных отзыва, с каждым из которых я полностью согласен. Обычно я в таких случаях своего и не пишу, но очень уж зацепила именно эта история. Так что если уж вы дочитали мою писанину до этого места — не поленитесь прочитать и остальные отзывы. Они того заслуживают.

Оценка: 10
–  [  4  ]  +

Уильям Хоуп Ходжсон «Богиня смерти»

Seidhe, 2 августа 2019 г. 22:40

Литературный дебют Уильяма Хоупа Ходжсона. И этим сказано всё — очень уж слабенько, с какой стороны не взгляни. Читаешь, и буквально не можешь поверить, что не пройдёт и десятка лет, а автор «Богини смерти» уже будет способен выдавать тексты уровня «Дома в порубежье» или «Полурыб-полуконей», не говоря уж о «Ночной Земле» (хотя, по некоторым данным, этот роман Ходжсон писал как раз в то же самое время, что и первые опубликованные рассказы). Рассказ действительно слаб во всех отношениях. Действия главных героев не назовёшь логичными и оправданными. Детективная составляющая — слишком наивна, хотя поначалу и надеешься на некоторую мистичность происходящего. Развязка слишком неправдоподобна и откровенно роялиста. Но главная претензия к рассказу лично у меня даже не в совокупности всех вышеперечисленных факторов, она лежит в области ключевого момента сюжета — совершенно непонятно, ради чего старался главный злодей рассказа. Ради мести? Так она свершена! Дальше-то зачем всю эту клоунаду было продолжать? Нет ответа.

Одним словом, слабо. Даже делая скидку на время написания. Ожидал гораздо большего. Благо дело, Ходжсон и сам вовремя понял, что введение в повествование фантастических элементов даёт гораздо больший простор для манёвра...

Подводя итог: только для ценителей творчества автора, и только ради того, чтобы понять, что даже творцы уровня Ходжсона на чём-то «набивали руку». Начинать знакомство с литературным наследием Уильяма Хоупа с «Богини смерти» не стоит однозначно.

P.S. Андрею Бородину — традиционное спасибо за перевод.

Оценка: 6
–  [  4  ]  +

Хорхе Луис Борхес «Простодушный Лайамон»

Seidhe, 27 июля 2019 г. 22:28

Шикарное эссе от великого аргентинца, которое будет интересно и полезно исключительно поклонникам средневековой английской литературы. Начать необходимо с того, что роман в стихах из тридцати с лишним тысяч строк «Брут» до сих пор полностью не переведён на русский, поэтому всем поклонникам Артурианы, басурманскими языками не владеющими, приходится довольствоваться краткими пересказами и переводами мизерных фрагментов. Однако, эссе Борхеса не столько о содержании произведений Лайамона, сколько о его исторической роли. Предоставим слово автору:

«Лайамона обычно считают первым поэтом Англии; точнее и трогательней видеть в нём последнего поэта саксов».

Как и в случае с любым творением Борхеса, с «Простодушным Лайамоном» можно соглашаться или упоительно спорить, однако, Борхес остаётся самим собой, приводя понятные и весьма красочные примеры того необычного, что привнёс «простодушный Лайамон» в современную ему литературу Британии: «По духу же он — прямой наследник саксонских рапсодов, хранивших лучшие слова для описания битвы и за четыре столетия не сложивших ни одной строфы о любви». Борхесу вторит и автор монументальной «Энциклопедии короля Артура и рыцарей Круглого Стола» Анна Комаринец: «Лайамон опустил многое из того, что традиционно является составляющими куртуазной литературы <...>, но ввёл подробности, рисующее общество намного более жестокое и грубое». А коль уж речь у нас идёт именно об эссе Борхеса, а не о проблемах становления английской литературы, вернёмся к тому, чем лично меня зацепило данное эссе. Прежде всего, необходимо учитывать, что роман Лайамона в некотором роде характеризовал собой переход от эпического творчества англосаксов к собственно английской литературе, поэтому читать об этом попросту интересно. Саксы, будучи соплеменниками Лайамона, «обращённые в христианскую веру, внесли в новую для них мифологию жёсткий акцент и воинственную образность германского эпоса», и действительно во многом переосмыслили библейские предания. Сам Борхес приводит прекрасный пример этого, указывая, что «двенадцать апостолов в одной из поэм Кюневульфа противостоят натиску вражеских мечей и знают толк в игре щитами», но мне больше всего нравится другой пример, из древнеанглийской поэмы «Елена», где Спаситель именуется в том числе «конунгом Израиля» и даже «Спасителем middangearrdes» (Срединного мира). Так вот, будучи носителем, этой, пусть уходящей, героической англосаксонской традиции, тот самый «простодушный Лайамон», начитавшись латинских сочинений и французских сочинений Васа, выступает первым по-настоящему английским поэтом потому лишь, что в его романе появляется мотив обречённости королевства Артура, павшего под мечами соплеменников самого Лайамона, саксов, и идеализация этого минувшего королевства.

Как донести это до читателя, не вдаваясь в многословные рассуждения?

Мне, как видите — не удалось, ну так я ведь далеко и не Хорхе Луис... =)))

Но Борхес на то и Борхес, чтобы провести параллель, которая вряд ли пришла бы кому-то, кроме него, в голову:

«Ровно так же аргентинец без единой капли индейской крови обычно отождествляет себя с защищавшими свою землю племенами керанди, а не с вторгшимися в их края испанцами Кабреры или Хуана де Гарая». Вот так оно всё и получилось! И стал герой борхесовского эссе тем самым автором, который перестал быть поэтом саксонским, но стал поэтом воистину английским, по-новому обыграв тему, которая спустя пару столетий станет, пожалуй, главной мифологемой всей английской истории и государственности...

Одним словом — отличное эссе! Рекомендую как всем поклонникам Борхеса, так и интересующимся трактовками и изучением Артурианы! Всего несколько страниц, но подумать есть о чём. Да и обратиться к первоисточникам так и подмывает...

P.S. На данное эссе оставлено всего два отзыва, однако они великолепно иллюстрируют, что Борхеса нужно читать с определённым багажом знаний, иначе есть вероятность попросту не понять, о чём идёт речь. Это ни в коем случае не означает, что Борхес — автор не для всех, просто не считал он нужным что-либо объяснять, надеясь, что у его читателя УЖЕ будет за плечами определённый «обязательный минимум» прочитанного.

Даже если «Брута» Лайамона на русский, к сожалению, так и не перевели...

Оценка: 10
–  [  2  ]  +

Хорхе Луис Борхес «Удел скандинавов»

Seidhe, 25 июля 2019 г. 22:18

Ещё одно эссе великого аргентинца, посвящённое средневековой скандинавской литературе, большим поклонником которой Борхес был всю свою жизнь. Текст неоднозначный, во многом спорный, прежде всего своими выводами, типа «В XII веке исландцы открыли роман, искусство норманна Флобера, и это открытие осталось в беспредельном хозяйстве мира таким же загадочным и безрезультатным, как их открытие Америки», но вот чего у Борхеса не отнять, так это шикарнейшего умения предоставить читателю сравнительные противопоставления. Объяснюсь: говоря об исландских сагах, автор приводит небольшой фрагмент «Саги о Греттире», как воплощение «приземлённого реализма», и тут же противопоставляет ему скальдическую поэзию. А коль уж речь заходит о последней, всегда довольно сложно привести примеры таких кённингов, чтоб и сразу понятно было рядовому читателю, о чём, собственно, идёт речь, и чтоб его цепляло, что называется, за живое. Сеньор Борхес справляется на отлично:

«С этой классической строгой прозой сосуществовала (редчайший случай!) барочная поэзия. Поэты говорили не «ворон», а «красный лебедь» или «лебедь крови», не труп, а «мясо (или зерно) лебедя крови».

Одним словом, рекомендую ознакомиться со взглядом на «удел скандинавов» как поклонникам викингов и всего, что с ними связано, так и всем, кто интересуется историей литературы в целом. Взгляд Борхеса, повторюсь, довольно спорный, но весьма убедительный в некоторых аспектах.

Оценка: 9
–  [  4  ]  +

Джозеф Шеридан Ле Фаню «The Drunkard's Dream»

Seidhe, 24 июля 2019 г. 22:34

Хороший рассказ от хорошего автора, которого многие критики и историки литературы называют одним из первых мастеров, работавших в «литературе ужасов». Будучи до этого знакомым только с хрестоматийной «Кармиллой» и парой-тройкой рассказов в различных антологиях, с удовольствием познакомился и с этим малоизвестным образцом раннего творчества Шеридана Ле Фаню.

Сюжет рассказа прост до неприличия — старый забулдыга рассказывает священнику свой сон, после которого решает встать на путь истинный. Сон красочный, довольно страшный и весьма визионерский, если вы понимаете, о чём я. Есть ли в нём мистическая составляющая — решать каждому читателю самостоятельно. Мораль у рассказа ещё проще, и выражается она в понятной любому русскому (уверен, что ирландскому тоже — недаром ирландская культура у нас столь популярна) человеку фразе: синька — зло!

В итоге получаем хороший, годный рассказ, который одинаково хорошо будет чувствовать себя хоть в собрании «мистических историй», хоть в подборке предтеч вирда и литературы хоррора, хоть в советской брошюрке, посвящённой вреду алкоголя.

Всячески и настойчиво рекомендую поклонникам указанных жанров! 8 баллов.

Оценка: 8
–  [  5  ]  +

Юрий Погуляй «Долг»

Seidhe, 24 июля 2019 г. 11:32

Перечитал рассказ в очередной раз, разбирая свои завалы старых распечаток. Откуда у меня взялась конкретно эта — сейчас уже не вспомню, но точно кто-то подогнал, потому как я не считаю шрифт Calibri комфортным для чтения, в принципе. Как и полуторный интервал =))) Но речь не об этом. Пару-тройку раз «Долг» я уже перечитывал, и даже аннотацию на ФантЛабе успел накатать. И поставил рассказу 8 баллов.

А сейчас вот, по зрелым размышлениям, решил балл накинуть. Почему?

Да потому что — хороший рассказ! Настоящий dark, каким он должен быть в моём понимании.

Умирающий мир, у которого нет надежды на спасение? Есть, в полной мере. Массовая гибель, горы трупов и общая мрачность повествования? Пожалуйста. Неоднозначные поступки и мотивация героев? Тоже имеется. И самое главное: НИ ОДНОГО положительного персонажа!

Одним словом — квинтэссенция dark fantasy. Поставил бы высшую оценку, если бы не два «но» — во-первых, слишком малый объём; а во-вторых, что напрямую следует из во-первых, есть отличная история и есть герои, но они слишком схематичны. Нет сопереживания им, нет глубины проработки образов и характеров. Да и откуда им взяться, в нескольких страницах рассказа-то? Была бы небольшая повесть — рекомендовал бы всем и каждому. Однако, и в том виде, в каком «Долг» существует — весьма достойный представитель жанра.

И соглашусь с автором единственного фантлабовского отзыва Yazewa — ворон в самом начале рассказа действительно накрепко врезается в память. Сильная сцена. Несомненная удача автора.

Оценка: 9
–  [  5  ]  +

Редьярд Киплинг «Голая истина»

Seidhe, 22 июля 2019 г. 10:12

Отличный рассказ великолепного автора! Несколько страниц текста, а сколько всего Киплингу удалось в них втиснуть!

Тут и встреча с необычного вида морским змеем, и великолепное описание посиделок сразу трёх журналистов за одним столом, и тонкая ирония, и бьющий ключом патриотизм самого Киплинга, помноженный на пренебрежение к американцам и ко всему, что с ними связано («Не будьте ослом, Келлер. Мы старше вас на семьсот лет. Пятьсот лет тому мои предки уже знали то, что ваши внуки, если им повезет, узнают лет через пятьсот…»), и шикарный — нет, даже шикарнейший! — финал, в котором американец, задумавший удивить Англию газетной сенсацией о встрече с морским змеем, терпит полный крах.

Браво, мистер Киплинг! И огромное спасибо издательству Salamandra P.V.V. за то, что включили этот малоизвестный рассказ всемирно признанного мастера короткой формы в первый том антологии «Из глубины глубин», посвящённой морскому змею. Перевод С.Шаргородского по-настоящему хорош, а многочисленные и весьма информативные комментарии к тексту позволяют гораздо глубже вникнуть в происходящее и уловить множество тонкостей, которые без них могли бы и потеряться, вроде того факта, что в описываемый период на первой полосе лондонской «Таймс» печатались объявления.

Одним словом — поклонникам творчества Киплинга не рекомендую проходит мимо. Хорошая вещь, 9 баллов.

Оценка: 9
–  [  3  ]  +

Уильям Хоуп Ходжсон «A Tropical Horror»

Seidhe, 22 июля 2019 г. 10:12

Рассказ «Тропический ужас» представляет собой самую что ни на есть классическую историю в жанре так называемого «sea horror», «морского хоррора», со всеми необходимыми составляющими: море, полночь, странный штиль, два матроса на палубе, и сразу же, с места — в карьер:

«Святые Небеса! Над фальшбортом в ярком свете луны вздымается громадная, истекающая слюной пасть в сажень шириной. С огромных мокрых губ свисают колоссальные щупальца. Я всё смотрю, а тварь вздымается над бортом. Она поднимается, поднимается, всё выше и выше...»

А далее кровавая и страшная история уничтожения команды корабля морским змеем. По нынешним временам кажется она, пожалуй, немного простоватой, без изюминки, но нам ведь сложно представить, как воспринималась она в момент первой публикации, с которой минуло более сотни лет? Хотя, справедливости ради, я и сейчас прочитал — как короткометражку посмотрел, ибо весь этот небольшой рассказ представляет собой «сплошной экшон», как говорится. Кроме этого, не стоит забывать, что тема встреч с морским змеем была чрезвычайно популярна в конце XIX-начале XX века, и Ходжсон был «первым и долгое время единственным писателем после Р.Киплинга, полноценно реализовавшим весь потенциал ужасного, связанный с образом морского змея» (цитирую первый том антологии «Из глубины глубин» издательства Salamandra P.V.V., речь о рассказе Киплинга «A Matter of Fact» 1892 года). Да и сам образ этого чудовища получился у Ходжсона далёким от традиционного образа колоссальных размеров змеи — монстр Ходжсона имеет и клешню, и щупальца, и какие-то зубастые белесые отростки, представляя собой своеобразный «сборный образ» неведомого, которое может скрываться в морских глубинах...

Одним словом, хороший рассказ хорошего автора. Для 1905 года — весьма и весьма достойно.

Оценка: 7
–  [  12  ]  +

Томас Барнет Сван «Зачарованный лес»

Seidhe, 20 июля 2019 г. 20:30

Отличный роман талантливого автора, который смело можно рекомендовать всем, кому интересны произведения, основанные на переосмыслении событий и персонажей античной мифологии. Однако, в данном романе Томас Барнет Сван опирается не на широко известные древнегреческие или во многом тождественные им римские мифы, а на гостью в фэнтези совсем уж редкую — мифологию этрусскую.

Если вбить данное словосочетание в любой из поисковиков, с большой вероятностью наткнёшься рано или поздно на строки, восходящие к хрестоматийному для любого поклонника мифологии и фольклора двухтомнику «Мифы народов мира», принадлежащие перу известного исследователя А.И.Немировского: «Спорность и невыясненность этногенеза этрусков препятствует определению обстоятельств и времени формирования мифологии народа. Сравнение её с мифологиями других древних народов позволяет с достаточной уверенностью утверждать, что истоки этрусской мифологии уходят в область эгейско-анатолийского мира <...>» Именно эта спорность и невыясненность происхождения народа этрусков оставляет широкий простор для спекуляций, в результате которых они то предстают не более, чем предшественниками римлян, от которых последние переняли очень многое; то объявляются носителями каких-то тайных знаний, а вдобавок — противниками атлантов и прочих лемурийцев; то и вовсе оказываются чуть ли не ближайшими родственниками славян, если не собственно протославянами.

Так вот, если при слове «этруски» вы опасаетесь различных спекуляций на этой теме, не переживайте — ничего подобного в романе Свана нет и в помине. «Зачарованный лес» — это воплощённая мифопоэтика, опирающаяся на классическую античную мифологию, а обращение к образам мифологии этрусской обусловлено всего лишь местом и временем действия, не более того. При этом, будучи человеком весьма грамотным (Сван считался одним из наиболее эклектичных и эрудированных писателей своего времени), автор не только вплетает в повествование описания вполне аутентичных обрядов и некоторое количество упоминаний о собственно этрусских вариантах известных мифологических сюжетов, но и предлагает любопытные трактовки некоторых персонажей этрусского пантеона, от которых порой не известно ничего, кроме имён.

Итак, перед нами Италия времён ранней истории Рима, в которой рядом с людьми обитают в дремучих лесах фавны, кентавры и древесные нимфы, на полях собирают мёд крохотные пшеничные эльфы, в глубинах озёр обитают эльфы водяные, а из мира ещё не ушла древняя магия.

В центре повествования — переплетённые судьбы нескольких людей и нелюдей. Знатный этруск Ларс Велха и его дочь Танаквил, прибывшие в древний город Сутриум. Водяной эльф Вел, случайно пойманный Ларсом на озере, и преподнесённый им дочери в дар в качестве раба. Странствующий музыкант Арнт, случайно оказавшийся в доме Ларса, решивший помочь Велу бежать. Волшебница народа водяных эльфов Вегойя, к которой Арнт был отправлен Велом, желающая помочь своему соплеменнику. И сложный многоугольник отношений между ними, в котором нашлось место любви и ненависти, страсти и вожделению, пренебрежению чувствами и непониманию мотивов друг друга...

И всё это весьма красиво и поэтично, в той старомодной стилистике, когда коль уж в повествовании появляется женщина или нимфа, то она непременно обворожительна и прекрасна, мужчины сплошь мужественны и умны, а уж если музыкант — то сыграет на флейте так, что и коты в пляс пустятся, причём в буквальном смысле! А какие в романе описания природы и различных «локаций», будь то древний этрусский город цвета глины и терракоты, озёрный Город Падающих Башен, обитель водяных эльфов, или древесный город эльфов пшеничных — зачитаешься! =))) При этом, учитывая, что всё творчество Томаса Барнета Свана лежит в русле мифопоэтики и так называемой «дотолкинистики», я уж было совсем настроился на историю в жанре, который один умный человек называет «сопли розовых понЕй за пределами ведомых нам полей», но...

Но, помимо всего прочего, автор сумел по-настоящему удивить меня неожиданным сюжетным финтом в середине романа, который не только перевёл историю в другую плоскость, но и прекрасно продемонстрировал всю инаковость и природную жестокость жителей Зачарованного леса.

Одним словом, роман мне пришёлся весьма по душе. Рекомендовать всем и каждому не стану — всё-таки это очень поэтичное, неспешное и в чём-то даже камерное повествование, лишённое модных нынче отрицательных и неоднозначных персонажей, хотя без занятий любовью с представителями нечеловеческого населения (описания — целомудренные!) не обошлось. А вот поклонникам мифопоэтики и «дотолкинистики» рекомендую обратить самоле пристальное внимание как на данный роман, так и на всё творчество Томаса Барнета Свана в целом.

Оценка: 9
–  [  3  ]  +

Святослав Логинов, Александр Рыбошлыков «Вокруг Гекубы»

Seidhe, 12 июля 2019 г. 16:31

Пожалуй, самое странное из произведений, написанных (пусть и в соавторстве) Святославом Логиновым.

Первая попытка прочитать его в сборнике «Картёжник» в самом начале нулевых закончилась ничем — не осилил и первую главу.

Вторая попытка, предпринятая через пару-тройку лет, успехом увенчалась, но читал я эту не слишком объёмную повесть недели две, наверное, но в итоге не совсем понял, ради чего она была написана. Впечатление осталось странное...

Третья попытка. Прочитал за два вечера, но мнения своего не изменил — действительно странное произведение. И дело даже не в том, что я не шибко жалую юмористическую фантастику — «Картёжник» того же Логинова заходит на ура. Дело скорее в форме подачи.

Первую треть повести складывается устойчивое ощущение, что читаешь чей-то горячечный бред — далёкое будущее, любопытные биологические корабли и таинственные астеровирусы, которые одновременно соседствуют с какими-то опереточными пиратами, спокойно чувствующими себя в вакууме, совершеннейшей клоунадой описываемых событий и огромным количеством странных описаний всего и вся, которые, по задумке авторов, наверное, должны быть смешными. Пример? Да пожалуйста! Вот описание представителей расы ангамов:

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)

Ангамы с погибающей, а ныне уже окончательно погибшей планеты Дуэнья, собственно, и не являются существами, ибо, строго говоря, не существуют. Их бытие проходит по малоизученному каналу метасуществования, что не мешает им, так же как, скажем, гарумбам, прозванным небесными бантиками, иметь псевдоконтакты с кем угодно и где попало. Ангам, кроме того, не индивид, но целое сообщество, иногда класс, племя, раса. Ангам Жиа, как тридцать три клона Ангамов из рода Хп, был типичным продуктом цивилизации Люб, возникшей на пересечении древних торговых путей в те времена, когда вселенская очередь за Великим плодом Ананаба пересекала чертоги миллиардов галактик, двигаясь сразу во все стороны и увеличиваясь до бесконечности.

Ананабов, к слову сказать, всем не хватило, и распавшиеся элементы гигантской очереди долго еще беспорядочно дрейфовали там и сям, наблюдаясь у нас как огромные скопления вещества и мощнейшие источники рентгеновского излучения. Пришлось отбуксировать в этот район несколько сотен черных дыр крупного калибра, которые, жадно чмокая, поглотили неудачников и тучи ананабовой кожуры.

Ангамы же, потеряв во время всеобщей сумятицы свою планету, а заодно и цивилизацию, потеряли также вкус к практическим преобразованиям окружающей среды, возлюбили предметы абстрактные и с тех пор исправно снабжают мыслящую Вселенную физиками-теоретиками и поэтами-символистами.

Далее, если продраться через первую треть повести, суть происходящего начинает понемногу проясняться, и середина повести, посвящённая творению новой планеты на основе представлений космопроходцев далёкого будущего, начитавшихся приключенческих романов XIX века, получилась довольно любопытной и по-настоящему забавной. По крайней мере, лично я при чтении не раз довольно ухмыльнулся, понимая, над чем по-доброму смеются соавторы. Приведу, пожалуй, ради большего понимая, о чём идёт речь, один пример:

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)

– Что это? – требовательно вопросил капитан.

– Океан, – ответил размышлятор густым басом.

Стойко перевел дух, улыбнулся экрану и продолжил создавание. На просторах Гекубы дрожала и раскачивалась купоросно-синяя поверхность новорожденного океана. Тучи белых загогулин висели над ним, касаясь лаковой пленки волн остроугольными краями.

– Что за летающие объекты? – уже спокойней полюбопытствовал Крыжовский.

– Чайки, – ответила за творца Лира. – В моей книге они тоже есть. Обычно они крылом волны касаются, но порой и к тучам взмывают. Траектория их полета описывается простейшими уравнениями.

=))) Написанные в подобном ключе пара-тройка десятков страниц оказались довольно любопытными.

К сожалению, последняя треть повести вновь превратилась в какую-то клоунаду, да и финал, хотя и закольцевал сюжет достаточно оригинально, не вытянул — разумеется, на мой взгляд — произведение в целом. По итогу — рекомендовать повесть не могу, но и о том, что перечитал — не жалею. Да и оценку ставлю относительно высокую сразу по нескольким причинам.

Во-первых, как я уже говорил, повесть действительно хорошо написана, особенно её середина — хороший литературный язык, богатейшая фантазия, тонкая ирония, доброе подтрунивание над любителями романтики и приключений, вот это вот всё...

Во-вторых, судя по примечанию на ФантЛабе, повесть была написана в 1977 году, в те времена, когда некоторый сюрреализмЪ происходящего отечественной фантастике был не свойственен от слова совсем. Это десятилетие спустя, в конце 80-х, когда писать стало можно всё, появилось множество произведений в подобном жанре. Так что можно сказать, что повесть на десятилетие опередила своё время.

Ну, в-третьих, остаётся лишь согласиться с уважаемой Yazewa, автором единственного здешнего отзыва — стихи Александра Рыбошлыкова, обильно встречающиеся на страницах повести, хоть и немного странные, но что-то в них всё-таки есть:

В королевстве сосен август славный месяц

От дождя и солнца теплый и сырой.

Тяжко паутинкам ничего не весить,

Ветер их уносит, шелестя корой…

По совокупности указанных причин поставить повести меньше 7 баллов рука не поднимается. А учитывая, что многие из лаборантов, мнению которых я доверяю, оценили повесть гораздо выше, поневоле закрадывается мысль — может, я всё-таки чего-то недопонял?...

Оценка: 7
–  [  6  ]  +

Кен Лю «Доброй охоты!»

Seidhe, 9 июля 2019 г. 18:10

Посвящается сегодняшнему выходу долгожданного сборника рассказов Кена Лю, пусть и только в электронном виде.

Рассказ «Доброй охоты» Кена Лю — прекрасный пример того, как весьма «кинематографичный» текст может быть превращён в отличный короткометражный мультфильм. Если кто не в курсе, экранизирован он был в 2018 году, в первом сезоне анимационного сериала «Любовь, смерть и роботы» от Netflix. И так уж совпало, что я сначала посмотрел экранизацию, и только потом прочитал рассказ в составе антологии «За тёмными лесами» в переводе Д.Старкова. А ещё чуть позже не без удивления обнаружил на собственной читалке и сетевой перевод К.Сергиевского, до которого почему-то не дошли руки во времена знакомства с творчеством автора. По итогу сказать могу только одно — данный рассказ хорош хоть в любительском сетевом, хоть во вполне официальном «книжном» переводе, хоть в экранизированном варианте.

А хорош он, прежде всего, необычным смешением азиатских и европейских мотивов.

В центре повествования — судьба молодого китайца Ляна, происходящего из семьи охотников за нечистью, который пощадил детёныша убитой его отцом у него на глазах хули-цзин, лисицы-оборотня. В результате завязавшегося общения, Лян многое узнаёт от этой хули-цзин по имени Янь, и перестаёт воспринимать её как существо однозначно враждебное человеку. Далее события развиваются довольно стремительно, внешний мир меняется, так как в Китае вовсю хозяйничают победившие англичане, которые принесли с собой паровые технологии, и пути-дорожки героев постепенно расходятся. Однако, до этого, в одной из последних бесед, оба они понимают, что им нужно учиться, чтобы выжить в новом для них мире. Лян становится талантливым конструктором паровых механизмов, которые становятся всё сложнее и сложнее, и лишь спустя много лет судьба вновь сводит его с Янь, которая в изменившейся реальности может полагаться лишь на свою красоту, удовлетворяя плотские потребности новых хозяев родной земли. Однако, если из мира ушла магия, на смену ей могут прийти технологии, и вдвоём с Ляном они задумывают небывалое...

Ещё раз повторюсь: текст весьма кинематографичен и сам по себе, но команда под руководством режиссёра Оливера Томаса сделала эту историю настоящим пиршеством для глаз! Картины победившего стимпанка вышли по-настоящему впечатляющими, поэтому лично мне теперь довольно сложно воспринимать текст рассказа в отрыве от его визуализации.

В любом случае, получился отличный пример того, как смешав привычные ингредиенты — восточная экзотика и стимпанк — можно получить нечто оригинальное и весьма необычное. Не знаю, стоит ли считать Кена Лю создателем нового литературного направления (я вообще нахожу процесс выдумывания всё новых «-панков» занятием весьма сомнительным), но в некоторых статьях его уже представляют как «прародителя силкпанка (азиатский альтернативный мир с богами и духами, боевыми воздушными змеями и дирижаблями из шелка и бамбука)», поэтому рекомендую рассказ всем без исключения — тем, кто уже видел восьмой эпизод первого сезона «Любви, смерти и роботов», и хочет ознакомиться с первоисточником; тем, кому интересна фантастика с азиатским антуражем; и тем, кто просто любит необычное смешении магии и технологии.

P.S. В обсуждении экранизации рассказа в соответствующей ветке форума, посвящённой сериалу, несколько раз прозвучало, что некоторое раздражение вызывает слишком уж явный феминизмЪ автора. Так вот, заявляю совершенно однозначно: все перегибы на совести авторов именно экранизации, а рассказ Кена Лю — совершенно не об этом. Основной посыл рассказа, если говорить словами главного героя Ляна, заключается в том, что даже после ломки традиционных устоев может возникнуть что-то новое:

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
Меня охватил трепет. Я знал, о чем идет речь. К нам – в новом обличье, сменив мех и плоть на огонь и сталь – вернулось древнее волшебство!

И хули-цзин в рассказе хочет вернуть себе способность просто охотиться, а не «наказывать этих отвратительных мужиков-собственников», так что воспринимайте этот перегиб в мультике как неизбежное следование модным тенденциям, не более того.

Оценка: 9
–  [  3  ]  +

Кидж Джонсон «Names for Water»

Seidhe, 8 июля 2019 г. 10:14

Неплохой рассказ, вполне традиционный для творчества Кидж Джонсон — фантастическая составляющая как возможность раскрыть внутренний мир и переживания главной героини. В данном случае — переживания третьекурсницы Халы, которой не даются некоторые предметы, из-за чего перспектива получить диплом инженера становится всё туманнее. Хала слышит странный звонок, принимает вызов и слышит лишь, как на другом конце шумит вода. Пытается представить, какой океан, море, река или озеро может издавать эти звуки, но интуитивно чувствует, что всё это — не то...

Далее следует довольно изящный сюжетный финт (который, собственно, и делает рассказ фантастикой), суть которого сводится к традиционной американской мантре «всё ты можешь, надо только поверить в себя», но рассказ это совершенно не портит, потому как посыл — правильный. Будь это длинная повесть — показалась бы она мне пустышкой, но когда рассказ занимает буквально пару-тройку страниц, производит вполне благоприятное впечатление. Ничего выдающегося, разумеется, но при знакомстве с творчеством Джонстон пропускать не стоит.

Оценка: 7
–  [  8  ]  +

Томас Барнет Сван «Дельфин и глубина»

Seidhe, 6 июля 2019 г. 23:30

Начну издалека. Так уж сложилось, что в нашей стране для большинства читающего и интересующегося историей населения сам процесс развития человеческой цивилизации выглядит достаточно линейным — спасибо многочисленным вариациям «шкалы времени», которые украшают отечественные школы уже не одно десятилетие! =))) Чтобы было понятно, о чём я веду речь, достаточно глянуть на разделы школьных учебников, посвящённых Древнему миру — складывается ощущение, что цивилизации и этапы, которые они проходили, менялись везде и сразу, буквально за пару-тройку десятилетий. Это я о чём? Была вот классическая Древняя Греция — Афины и Спарта, философия и театр, гетеры и мистерии Элевсина, Греко-Персидские войны и походы Александра Македонского... А потом — БАЦ! — и сразу как-бы на смену цивилизации греческой уже пришёл Древний Рим. Разумеется, человек более или менее начитанный расскажет и о войнах диодохов, и о страстях, которые кипели в Греции после смерти Александра, и о царе Пирре, который знатно потрепал молодой и дерзкий Рим боевыми слонами, и о довольно сложной этнической и политической карте Средиземноморья последних двух веков до нашей эры...

Ну, а на самом деле? Чего там творилось, в этом самом Средиземноморье указанного периода, когда классической Греции уже не стало, древние храмы благородных эллинов заросли сорняками, на Востоке в синтезе античности и восточной древности рождалось что-то совершенно новое, а город на семи холмах был ещё пусть дерзкой, рациональной и амбициозной, но деревней?

Один из вариантов ответа на этот непростой вопрос представил в своём творчестве замечательный американский писатель Томас Барнет Сван, посвящённом, в основном, тому самому времени, когда старый, насквозь мифологический и, если угодно, мифопоэтический, мир уступал место той цивилизации, которую мы сейчас называем «европейской». Не стала исключением и небольшая повесть «Дельфин и глубина», посвящённая приключениям молодого этруска Арнта, страстно желающего найти легендарную волшебницу Кирку (она же — Цирцея), которая, как оказалось, укрылась где-то на просторах африканского континента. Сказать, что эта повесть — шедевр, ну, или хотя бы выдающееся произведение в своём жанре, у меня не повернётся язык. По сути — довольно банальное приключалово, которое сейчас можно было бы и «янг-адалтом» окрестить, с врагами, переходящими, если того требует сюжет, на сторону «хороших парней», с кучей роялей в кустах, с готовностью практически всех и каждого пожертвовать собой ради общего дела; с невероятным везением главных героев...

Но очарование повести — вовсе не в этом. Главное — сама атмосфера произведения, уникальный описываемый мир, в котором светлые волосы уроженцев далёкой Скандии-Скандинавии удивляют окружающих куда больше, чем обитающие рядом с ними тритоны и фениксы, гарпии и сирены. Настоящая, гипертрофированная мифопоэтика! По-настоящему ИНОЕ восприятие мира, в котором рациональное и волшебное занимают равные части, зачастую перемешиваясь так, что их и разделить-то уже невозможно...

По итогу — не знаю даже, кому подобную литературу можно посоветовать. Повесть сама по себе производит приятное впечатление, но нужно понимать, приступая к чтению, что это совсем не фэнтези в традиционном понимании этого слова — мир-то наш, с легко узнаваемыми историческими реалиями! Скорее уж — «мифологический реализм», который больше придётся по душе любителям и ценителям классической античной мифологии, чем читателям, жаждущим реалистичных приключений в вымышленном мире.

Но повесть всё равно хорошая, а главное — про Любовь! Настоящую... За это балл и накину.

Оценка: 8
–  [  4  ]  +

Томас Барнет Сван «Где птица вдохновения?»

Seidhe, 6 июля 2019 г. 16:23

Довольно любопытная трактовка Томасом Барнетом Сваном мифологического сюжета судьбы Ромула и Рема.

Не совсем понимаю, о какой «отдыхающей историчности» рассказа ведёт речь автор единственного фантлабовского отзыва — мифология, она мифология и есть, причём в самом что ни на есть первозданном её виде. Сложно представить существование каких-либо исторических прототипов этой пары, да и серьёзные исследователи давно сошлись во мнении, что вся история основания Рима представляет собой смешение двух различных мифологических сюжетов — широко распространённого у различных народов мира «близнечного мифа» и не менее широко распространённого среди италийских племён мотива основания города, и связанных с ним древних тотемических представлений.

Чтобы было понятно, о чём я веду речь, вкратце обрисую сюжет рассказа, который общеизвестной версии немного противоречит, но в целом это своеобразный такой «мифологический реализм», по принципу «как оно всё было на самом деле».

Итак, повествование ведётся от лица старого (по человеческим меркам) фавна Сильвана, на глазах которого братья Ромул и Рем сначала вернули трон города Альба Лонга своему деду, а потом решили основать новое поселение на широко известных впоследствии семи холмах. Братья в этом рассказе — полная противоположность друг другу, хоть и близнецы. Жёсткий, целеустремлённый и рациональный Ромул, постоянно сравниваемый с волком, как воплощение будущей римской цивилизации. Мечтательный, романтичный и связанный с силами Природы и Леса Рем, как воплощение уходящей в прошлое мифопоэтческой картины мира, сравниваемый, в свою очередь, с дятлом. (Если кто не в курсе, в классическом мифе волцица вскормила близнецов своим молоком, а дятел принёс немного еды им в клюве.) Столкновение двух моделей поведения, двух систем ценностей, увиденное глазами существа, которое является плотью от плоти именно старого, мифопоэтического восприятия мира, и является сюжетной основой рассказа. Основная канва событий — вполне укладывается в традиционные представления, хоть и не без интересных авторских фишек, вроде имени волчицы, которая вскормила близнецов, — Луперка, или помощи в захвате Альбы Лонги, оказанной братьями дриадой Меллонией, которая привела под стены города волков и пчёл. Финал, разумеется, трагичен и вполне закономерен, хотя причина распри между Ромулом и Ремом также подана автором довольно своеобразно.

В целом, интересное переложение известного сюжета, написанное красивым, поэтичным языком. Единственное, о чём остаётся сожалеть, так это о том, что данный рассказ, хоть и был написан раньше всех по времени, является своеобразным завершением цикла «Mellonia», — своеобразной хроники событий, посвящённых событиям в Италии, предшествующим возвышению Рима и основанию Римской республики — а на русский язык до сих пор переведён лишь один роман из него, «Зелёный феникс», и мы вряд ли увидим два других в обозримом будущем.

Оценка: 8
–  [  5  ]  +

Святослав Логинов «Быль о сказочном звере»

Seidhe, 3 июля 2019 г. 17:08

Тоненькая книжечка карманного формата. Мягкая обложка. Мелкий шрифт. Шесть рассказов.

В моей системе оценивания — три девятки, три десятки. Впечатляющий результат.

Купил пару-тройку лет назад на Алибе, просто чтобы добить заказ до ровной суммы, хотя все рассказы были читаны ранее. Купил чисто для коллекции, очень уж уважаю я творчество Святослава Владимировича.

В итоге, вынужденный хранить свою библиотеку на две квартиры (ту, где живу сейчас с семьёй, и родительский дом, который, как известно, всему начало начал), с интервалом в полгода всё собираюсь унести её именно туда, к родителям, где хранится основная масса книг, но каждый раз решаю перечитать тот или иной рассказ, а потом хочется перечитать следующий, а там и вот этот ещё... =)))

В итоге — так никак со сборником и не расстанусь, продолжая при каждом прочтении удивляться, как автору удалось написать вещи, настолько разные сюжетно и стилистически, КАЖДАЯ из которых остаётся самобытной и не устаревающей со времени написания?

Смирный, но смекалистый крестьянин Жак, которому нет особой разницы, с кем бороться — с кабанами, что травят посевы, или с драконом, что жрёт сельских овец? Пожалуйста. Альтернативная история — зверь для начала 80-х в нашей стране почти неведомый — в которой алхимики пытаются получить не золото, а железо? Не вопрос. Алхимик, пытающийся создать новую жизнь в лабораторных условиях? И это есть! А ещё появившийся в условно-средневековых реалиях не то криптид, не то просто носорог; врач-попаданец в средневековом городе (сцена в операционной — позавидуют современный дарк и сплаттерпанк вместе взятые); обращение к теме знахарства и настоящего, корневого русского целительства...

И всё это концентрированно, чуть меньше, чем на сотне страниц, в тоненькой, повторюсь, книжечке карманного формата с мягкой обложкой.

Перечитал уже, наверное, раз десять суммарно каждый из рассказов, и всё пытаюсь понять — чего же с нашей российской фантастикой случилось такого страшного, если в конце 80-х, когда она российской становилась, всё начиналось ТАК, а закончилось нынешними попаданцами, имперцами, сталкерами и бесконечными сериями ромфанта и магических академий?

А книжка классная! Если вдруг попадётся один из экземпляров 75 000 тиража — потратьте время, вряд ли пожалеете.

Оценка: 10
–  [  4  ]  +

Альетт де Бодар «The Moon Over Red Trees»

Seidhe, 30 июня 2019 г. 22:53

Французы хозяйничают во Вьетнаме и имеют возможность прибрать к рукам самые ценные для местного населения святыни. Но древняя магия не умерла, поэтому две совершенно разные женщины получают возможность заключить сделку с духами, дабы разными способами вернуть старинные свитки, представляющие огромную ценность для их семьи. Вот только жаль, что духи не властны над простыми человеческими чувствами...

Довольно неожиданно открыть для себя такую Альетт де Бодар. Привык, что в её рассказах гораздо более силён фантастический, или альтернативно-исторический элемент, а здесь — чистые эмоции, хоть и с небольшой примесью волшебства, магии, «сделки с духами». Переводчик охарактеризовала данное произведение как «рассказ исключительно о чувствах», и подчеркнула, что не все такое любят, да и я, пожалуй, отношусь к числу этих «не всех», но чего у рассказа не отнять, так это пронзительной грусти рассказываемой истории, и чёткого осознания по прочтению, что по-настоящему трагичную историю столкновения долга, самопожертвования и любви можно рассказать и на нескольких страницах, вместо того, чтобы писать длинные романы или многотомные эпопеи...

Хорошая, эмоциональная вещь на самой грани фантастики и реализма. Рекомендую.

Оценка: 8
–  [  4  ]  +

Роберт Блох «Коммивояжер смерти»

Seidhe, 28 июня 2019 г. 14:54

Отличный рассказ! После шикарнейшего отзыва уважаемого igor14 сложно что-либо добавить, но я всё-таки попытаюсь...

Итак, перед нами — написанная полвека назад злая сатира на капиталистическое общество, в котором продать можно всё, была бы качественная реклама. Середина XXI века, перенаселение, проблему нужно как-то решать. Главный герой рассказа предлагает руководству страны неожиданное решение: нужно рекламировать добровольный уход из жизни, переориентировать на это общество, и прежде всего — молодёжь. Результаты превосходят все самые смелые его прогнозы...

Воспринимать ли рассказ серьёзно? Пусть каждый решает для себя сам, по прочтению. Не думаю, что сам Блох писал это на полном серьёзе. Но рассказ оказался в некотором роде пророческим. Когда начинают рассуждать о теориях «золотого миллиарда», о якобы спровоцированных эпидемиях и морах в странах Третьего мира, о развязанных извне локальных конфликтах и тайном финансировании террористических организаций как-то забывают, что сильные мира сего могут начать и со своего собственного народа.

Просто задумайтесь, прочитав эти строки:

«Кто-то еще заговорил о поощрении национального гомосексуализма. Дескать, если раньше мы несчастных голубых преследовали, то теперь просто молчаливо одобряем, а этого мало – надо такой образ жизни массово пропагандировать, наделять социальными привилегиями, выплачивать пособия».

А потом задайте сами себе вопрос: как получилось так, что за последние полвека гомосексуализм из «ошибки природы» и предмета уголовного преследования стал не только нормой, но и целенаправленно насаждается в Европе и Штатах? Может, это всё-таки один из видимых глазом штрихов работающей программы сокращения населения в мировых масштабах? Хорошо хоть подавляющему большинству человечества вне Европы и Северной Америки до этой пропаганды и дела нет — живут себе спокойно, на противоположный пол в положенное время заглядываются, детей рожают...

А рассказ хорош, рекомендую.

Оценка: 9
–  [  6  ]  +

Игорь Авильченко «Когда они возвращаются»

Seidhe, 26 июня 2019 г. 14:59

Пожалуй, лучшего определения для рассказа чем «жутковатый» не придумаешь, хотя его уже и использовал в своём отзыве уважаемый wolobuev. По большому счёту, не скажешь, конечно, что прям морозец по коже при прочтении, да и финал довольно предсказуем, но в подобных коротких рассказах не последнюю роль играет послевкусие.

А вот оно у рассказа — именно, что жутковатое. Сколько игрушек было переломано, забыто, потеряно, подарено, а то и вовсе выброшено за ненадобностью каждым из нас во времена безоблачного детства? В обычные солнечные и не очень жаркие дни, «каких очень много в детстве, и все меньше с каждым прожитым годом»?

И страшно даже на мгновение представить, что было бы, если бы эти обиженные и преданные нами, пусть и невольно, игрушки получили возможность вернуться, пусть ненадолго, и поиграть уже с нами...

Игорь Авильченко — представил. Получилось хорошо. И жутковато...

Оценка: 8
–  [  3  ]  +

Святослав Логинов «Дело в шляпе»

Seidhe, 26 июня 2019 г. 12:20

Так уж вышло, что будучи большим поклонником творчества супругов Дяченко, я так и не прочитал полностью одно из самых известных их произведений, цикл «Скитальцы», — по молодости на бумаге попались только два романа из четырёх, а сейчас в электронном виде романы я практически не читаю, ограничиваясь повестями/рассказами. И это не ошибка, что отзыв на рассказ Логинова я начинаю с упоминания Дяченко, потому как действие его происходит именно в мире «Скитальцев». В небольшом предисловии Григорий Панченко — один из составителей антологии «Лигр», в которую рассказ входит — пишет, что «Дело в шляпе» интересен и сам по себе, «но тем не менее читатели, знающие «Скитальцев», уловят связь между рассказом и образами Дяченко» и даже «найдут в такой дегустации особый вкус удовольствия».

Каюсь — не уловил. То ли читал «Скитальцев» слишком давно, то ли не те романы, которые было надо.

Сам рассказ получился неплохой, очень такой «логиновский» по духу, да и любителям «цирковой» темы он наверняка придётся по душе (фургончик бродячей труппы, выступление на деревенской площади, не совсем простые артисты — все атрибуты в наличии), но какой-то у него совсем уж предсказуемый получился финал, учитывая, что любое произведение начинают читать всё-таки с названия. Впрочем, Логинов есть Логинов, поэтому написан рассказ традиционно качественно, слогу автора многим остаётся только позавидовать, а главное — мысли заложены очень правильные:

"<...> запоминай с первого раза, потому что второй раз я повторять не буду. Артист никогда ничего не продает, он лишь получает гонорар за свое искусство. Продать можно только талант, один раз и непременно себе в убыток».

Сложно не согласиться, поэтому накину балл за столь чётко сформулированную мысль, с которой я полностью согласен.

Оценка: 8
–  [  8  ]  +

Святослав Логинов «Вернись в Сорренто»

Seidhe, 26 июня 2019 г. 11:47

Пронзительно-грустный рассказ, читая который, поневоле вспоминаешь ту разновидность фантастики, отечественной или зарубежной — не важно, для которой давно придумали на удивление меткое определение «старая добрая фантастика».

История, в которой на первый план выходят не выверты сюжета, не глубина прописанных психологических портретов и не ударная концовка, хотя всё перечисленное в рассказе и присутствует в полной мере. На первом плане — эмоции и ощущения. Сонный туристический итальянский городок, уличные кафе и тихие улочки, паста и морепродукты. И одинокий пожилой сеньор Антонио, которого всю жизнь пугали экономическими, политическими и экологическими бедами, а он в них попросту не верил, и оказался прав — ведь по улицам его родного городка вечерами так много семей возит в колясочках прехорошеньких бамбино. «Приятно, что проклятые аналитики оказались неправы!» — думает сеньор Антонио...

И даже когда становится понятно реальное положение дел, испытываешь какое-то странное умиротворение, понимая, что дух Сорренто, дух многовековой итальянской культуры, дух всего человечества не исчезнет, пока сеньор Антонио совершает свои пешие прогулки по Корсо Италия, и пока есть те, кто способен ценить произведения пусть чужого, но искусства...

Хороший рассказ. Не зря столько времени ждал возможности его прочитать.

Оценка: 8
–  [  15  ]  +

Святослав Логинов «Сидящий на краю»

Seidhe, 19 июня 2019 г. 08:23

Может ли представлять какую-либо художественную ценность первая глава романа, который не был закончен два с половиной десятилетия назад, и который не будет дописан уже никогда?

Может, если автором этого текста является Святослав Логинов.

Слухи о том, что «Многорукий бог далайна» получит продолжение, ходили со времён самого первого издания этого неоспоримого шедевра отечественного фэнтези. Того самого, легендарного, нижегородского «флоксовского», в котором было опубликовано послесловие, принадлежащее перу Андрея Балабухи, финальные строки которого во многом этим слухам, разумеется, способствовали:

«Держу пари, что Логинову тоже хотелось, пусть неосознанно, оставить открытой дверь в мир далайна. Думаю, как-нибудь летом удалившись в свою Зерему, он вновь — хоть и по-иному уже — примется творить главы-оройхоны второго тома. Следовательно, у нас с вами есть шанс познакомиться в будущем с продолжением «Многорукого бога».

Что ж — поживём — увидим.»

Чуть позже, с распространением компьютеров и компьютерных сетей, появилась в свободном доступе первая глава ненаписанного романа «Сидящий на краю», а там уж и очередная порция слухов о том, что существует не только она, не заставила себя долго ждать. Более того, я лично знал человека, который в начале нулевых клятвенно убеждал (дело было в городе-герое Волгограде), что читал машинописное (!) продолжение «Многорукого», которое содержало гораздо больше, чем одну главу. Видимо, это был родственник тех подростков, которые уже в 90-е смотрели первые три эпизода «Звёздных войн» и третьего «Терминатора», а потом с упоением пересказывали их на школьных переменах =)))

Как бы там ни было, в 2018 году вышло последнее (на данный момент) издание «Многорукого» от Acta Diurna, в котором сам автор расставил, наконец, все точки над ё (не будем вспоминать басурманскую i, да и сам Святослав Владимирович не раз признавался к своей любви именно к букве Ё) — никакого «Сидящего на краю» нет, не было и никогда не будет.

И в подтверждение даже вкратце пересказал весь планируемый сюжет так и не написанного им романа.

Так стоит ли прочитать единственную написанную главу, если вы прочитали «Многорукого»?

Именно с этого я и начинал — несомненно, стоит.

Стоит хотя бы для того, чтобы убедиться, что «Многорукий», при всей невообразимости мира далайна, созданного фантазией автора, книга — прежде всего — о людях. И о том, что в любом из миров они будут оставаться прежде всего людьми. Со всеми их недостатками, но — и со всеми их достоинствами. В одной-единственной главе автор умудрился показать, что всеобъемлющего счастья («и пусть никто не уйдёт обиженным» — из этой оперы) спасённые Шоораном люди так и не обрели. Да и обрести не могли, по умолчанию. В одной-единственной главе сумел продемонстрировать, как коротка человеческая память. В одной-единственной главе смог, наконец, дать чёткие ответы на некоторые вопросы, которые оставались в треугольнике Шооран-Яавдай-Ээгтон. И много чего ещё.

Одним словом, первую главу романа «Сидящий на краю» вполне можно рассматривать как закономерный и прекрасно написанный эпилог «Многорукого бога далайна», демонстрирующий, что жизнь в новом мире продолжается, но в ней появились совсем другие герои, не более того. Но и не менее.

Мог ли получиться «Многорукий-2»? Разумеется, мог. Более того, он наверняка не только получился бы, но и был бы весьма успешен с коммерческой точки зрения. Да, многие совершенно справедливо полагают, что он больше был бы похож на «Чёрную кровь» и «Чёрный смерч», чем на первый роман, но это как раз неудивительно — сам «Многорукий» запредельно самодостаточен, и О ТОМ мире Логинов действительно сказал ВСЁ, что можно было сказать. Но книгу, которая являлась бы продолжением легендарного «Многорукого», покупали бы и читали. А потом можно было бы писать «Многорукого-3». И четыре. И пять. А потом, когда времена изменились, можно было бы запустить межавторский проект или высасывать продолжения из пальца, как поступили давний логиновский соавтор Перумов или когда-то хороший писатель Лукьяненко...

Вот только в результате мы не увидели бы ни «Фэнтези каменного века», ни «Колодезя», ни «Света в окошке», ни десятков великолепных рассказов и повестей, которыми Логинов стабильно потчует преданных читателей, пусть это и не приносит ему коммерческой выгоды. Говоря проще, дальнейшая эксплуатация темы далайна была бы настолько отлична от самобытного творчества автора, насколько вкус свежего туйвана отличается от вкуса недозревшей чавги...

К счастью, Логинов оказался не из тех, кто готов идти на поводу у любителей читать (и издавать) бесконечные циклы и сериалы. И в уже упомянутом прошлогоднем издании «Многорукого» он сформулировал это предельно чётко:

«Нет уж, по этим оройхонам я кружить не стану, я не жирх, мой путь прям.»

Спасибо Вам, Святослав Владимирович, что «Многорукий бог далайна» остался штучной вещью, которая вошла в золотой фонд фантастической литературы, написанной на русском языке!

Оценка: нет
–  [  11  ]  +

Дэвид Линдсей «Путешествие к Арктуру»

Seidhe, 13 июня 2019 г. 22:21

Если бы передо мной стояла задача сформулировать свои впечатления от романа «Путешествие к Арктуру» Дэвида Линдсея в одной фразе, получилось бы что-то, вроде этого: это уникальная, штучная книга, которая не похожа ни на что, прочитанное мной в жизни.

Фактически — планетарная фантастика. Главный герой произведения, некто британец Маскалл, после участия в странном спиритическом сеансе, получает предложение, от которого ему сложно отказаться — посетить планету Торманс, находящуюся в системе двойной звезды Арктур. Предложение он принимает, в результате чего оказывается на этой планете в полном одиночестве, с выросшим из груди странным органом, напоминающим щупальце, и не менее странным органом чувств во лбу. Так начинается его удивительное путешествие по Тормансу...

Стилистически — не передать словами. Весь роман представляет собой бесконечную череду встреч Маскалла с самыми разными обитателями Торманса, которые ведут с ним долгие разговоры обо всём, что составляет саму суть Бытия и Познания. Именно так, с большой буквы, потому как все эти беседы представляют собой вариации на тему различных философских систем и религиозных учений, обильно перемежающихся туманными намёками, парадоксальной логикой и совсем уж странными пассажами, временами напоминающими откровенный бред, но при этом они весьма красивы и поэтичны. Дабы не быть голословным, приведу небольшой фрагмент диалога Маскалла и Глимейл, одной из обитательниц Торманса, женщины с жёлтыми волосами и тремя глазами, которая слышит странную музыку, которая понимает, что она убьёт её, но всё-таки хочет отправится к источнику этой музыки:

"– Лучше я поеду один. Я буду огорчен, если что-то случится.

Глимейл покачала головой.

– Не считай это женским капризом, – сказала она. – Даже если бы ты не прошел здесь, я все равно скоро услышала бы эту музыку. Я жажду ее.

– А у тебя нет такого чувства, Полкраб?

– Нет. Женщины благородные и чувствительные создания, а в природе есть влечения слишком слабые для мужчин. Бери ее с собой, раз она на этом настаивает. Может быть, она права. Возможно, музыка Эртрида ответит на твои вопросы и на ее тоже.

– А какие у тебя вопросы, Глимейл?

Женщина странно улыбнулась.

– Можешь быть уверен, что вопросы, которые в ответ требуют музыки, нельзя выразить словами...»

Понимаете? Вопросы, требующие в ответ музыки — не озвучить...

Все эти встречи и беседы, зачастую заканчивающиеся гибелью собеседников Маскалла, а то и убийствами их последним, разворачиваются в удивительном мире, на фоне поражающих воображение локаций и по-настоящему визионерских пейзажей причудливого мира Торманса. В нём есть вода, по которой можно ходить и на которой можно играть, как на музыкальных инструментах, воздушные острова и горы, высотЫ и геометрических форм, невозможных на Земле, деревья с хрустальной листвой и деревья мыслящие, плавающие по бескрайним океанам, а также огромное количество разнообразной живности, принадлежность которой к царствам растений и животных постоянно оказывается для Маскалла под большим вопросом:

«В одной рощице они натолкнулись на невысокое раскидистое дерево без листьев, но со множеством тонких гибких ветвей, походивших на щупальца каракатицы. Некоторые из этих ветвей быстро двигались. Между ними в необычной манере скакал пушистый зверек, немного напоминавший дикую кошку. Но в следующее мгновение Маскалл с изумлением понял, что зверек вовсе не скачет, а дерево перебрасывает его с ветки на ветку, как кошка перебрасывает пойманную мышь из лапы в лапу.

Некоторое время он с нездоровым интересом наблюдал за этим зрелищем.

– Какая ужасная смена ролей, Тайдомин!

– Видно, что у тебя это вызывает отвращение, – ответила она, подавляя зевоту. – Но лишь потому, что ты раб слов. Назови это растение животным и увидишь, что все происходящее естественно и приятно. А почему бы тебе не назвать его животным?»

И всё это буйство взаимодействия всевозможных форм жизни и — в более широк смысле — материи происходит под светом двух солнц разного цвета, олицетворяющих дуалистичность как внешнего мира, так и внутренней сути разумных существ Торманса. Да что там говорить? В мире Торманса существуют даже дополнительные первичные цвета, вроде «ульфирового» или «джейлового«!!! Говоря проще — фантазия Линдсея вряд ли разочарует даже самого взыскательного читателя...

Жанровая принадлежность — тут всё довольно сложно. Психоделика? Сюрреализм? Философские размышления? Бред помутившегося рассудка? Популярные в минувшие века жанры «видений» и «духовных путешествий»? Да, всё это вместе, разбавленное поражающей воображение фантазией автора, и не приводящее в итоге ни к каким однозначным ответам — вот что такое «Путешествие к Арктуру»...

Идейная составляющая — тут всё ещё сложнее, не зря для этого романа придумали такие термины как «гностическое фэнтези» и «онтологическая фантазия». Представьте себе, что пришельцу из иного мира буквально за несколько дней довелось выслушать приверженцев основных мировых религий и философских учений мира нашего, познакомиться с несколькими апокрифами и свершить несколько преступлений, руководствуясь моральными и нравственными установками собственного, привычного ему, мира. Представили? А теперь добавьте к этому, что божества на Тормансе могут явиться Маскаллу во плоти, да и главная роль в повествовании самого Маскалла — под большим вопросом. Представили? Совместите всё это вместе, и получите десятую часть представления о том, ЧТО такое текст романа «Путешествие к Арктуру»...

Впервые я прочитал этот роман лет 15 назад, и тогда остался скорее разочарован, хотя размах фантазии Линдсея и по-молодости, разумеется, произвёл неизгладимое впечатление. Перечитывая «Путешествие к Арктуру» сейчас, накопив приличный читательский опыт, не переставал ловить себя на мысли, что читаю вещь, созданную в психоделические 60-е. Складывается ощущение, что все эти существа с неопределённой гендерной принадлежностью или ещё не выбравшие «кем быть», дополнительными членами и органами чувств, открытым «третьим глазом» (справедливости ради — глаз у жителей Торманса может быть и куда больше, чем три) и так далее, ведущие бесконечные разговоры о природе реальности, противопоставлении следования долгу погоне за удовольствиями, борьбой между Наслаждением, Любовью и Болью — не более, чем изысканный литературный эксперимент кого-то из представителей «новой волны». С другой стороны, стоит немного переписать первые главы этого романа, добавить что-нибудь вроде столь популярного в 60-е «мы приняли LSD/мескалин/айяхкаску (нужное подчеркнуть) и понеслось...» — и вот уже перед нами перед нами ярчайший представитель литературы, завязанной на эффекте приёма различных веществ, расширяющих сознание!

Вот только есть одно, правда, весьма весомое «но» — роман написан... в 1920 году!

По итогу нынешнего перечитывания данного романа, могу с уверенностью сказать, что немного найдётся авторов, которые настолько опередили бы своё время. И нет ничего удивительного в том, что свой культовый статус на Западе «Путешествие к Арктуру» обрёл именно в 60-е, после переиздания романа Лином Картером в легендарной серии издательства «Ballantine Books» со значком единорога на обложках.

Одним словом — это очень необычный роман. Рекомендовать его я не готов никому, потому как подобные произведения лежат вне каких-либо канонов, литературных течений и жанров — они просто есть. Сами по себе. Полностью самодостаточные и оказавшие своё влияние на развитие фантастики в самой широкой трактовке этого термина. А уж читать ли его, и как воспринимать после прочтения — пусть каждый решает для себя сам.

Единственное, что я могу сказать с уверенностью, так это то, что я обязательно приобрету грядущее переиздание романа, анонсированное в серии «Фантастика: Классика и современность». Неоднократно встречал упоминания о том, что в единственном существующем переводе Ю.Барабаша не уделено должного внимания многим «говорящим» именам и названиям, а для произведений такого рода это очень и очень важно.

Ну, а моя субъективная оценка роману, разумеется, 10 баллов.

P.S. Последнее время частенько бывает, что прочитав то или иное произведения, я понимаю, что не высказаться о нём — выше моих сил, но на ФантЛабе УЖЕ есть отзывы высочайшего уровня, которые дают о книгах исчерпывающее представление. Так вот, если Вы дочитали до этого места, и роман «Путешествие Арктура» вас заинтересовал, не поленитесь ознакомиться с отзывом уважаемого Avex, расположенным чуть ниже на этой же странице — он того заслуживает, а я с ним — полностью согласен.

Оценка: 10
–  [  6  ]  +

Роберт Блох «Black Lotus»

Seidhe, 6 июня 2019 г. 10:53

Как для поклонников жанра хоррора/ужасов в целом, так и для ценителей творчества Роберта Блоха в отдельности, не является секретом тот факт, что его раннее творчество было подражанием «литературному гуру» юного Блоха — великому и ужасному Говарду нашему, Филлипсовичу, Лавкрафту. За несколько лет начинающий автор написал около двух десятков историй, вдохновлённых мифами Ктулху, углубляющих и расширяющих эту вселенную. Естественно, что подражание стилю ГФЛ, который и сам-то — как бы не возражали его восторженные поклонники — литератором был весьма посредственным (чего нельзя сказать о его богатейшей фантазии и влиянии на умы последователей), привело к тому, что в этих ранних рассказах во множестве присутствуют обороты, вроде «нечестивое сияние луны» или «атмосфера чёрного, надвигающегося откровения», и прочие эпитеты, характерные для «лавкрафтианского хоррора» того времени. Хотя как лунный свет может быть «нечестивым», а барабанные ритмы — «богохульными», тот ещё непростой вопрос...

Однако, и среди этих рассказов попадаются настоящие жемчужины. Лично для меня одной из них стал небольшой рассказ «Чёрный лотос», соединивший в себе тему сновидчества с темой веществ, расширяющих сознание. Рассказ действительно хорош — стилизованный под древнюю легенду, «которую старики шепотом рассказывают на базарах Исфахана, как другие старики некогда шептали о легендарном Теразе, исчезнувшем тысячу лет назад», он повествует о судьбе Генгира, правителя одного из древних королевств. Поиск наслаждений и запретных удовольствий бросал Генгира то в объятия распутных девок, то к затхлым страницам запретных колдовских книг, но в итоге привёл к сокам мака из далёкого Катая. Тишина опустошения уже пала к тому времени на его королевство, и некогда богатый дворец уже пришёл в запустение, но со временем привычных препаратов Генгиру стало мало, поэтому он решился отведать зелья, сваренного из соков Черного Лотоса, растущего под убывающей луной средь сокрытых болот, лежащих у реки Нил. Решился, несмотря на ужасные предупреждения древних писцов относительно использования этого запрещенного препарата, ведь в итоге оно обещало «сны, которые превосходят реальность, или смешиваются с ней новыми и необузданными способами»...

Классный рассказ! Написанный поэтичным, образным и мрачно-красивым языком, в подобном ключе: «были туманным экстазом и мистическими чудесами полны его грезы, и он познал красоту, лежащую в сумеречных гротах на темной стороне луны, его лоб расслабился, а его сны были убаюканы бледными ветрами тех маленьких богов, что танцуют в раю».

Вся связь с «Мифами Ктулху» — в единственном упоминании того, что «у Альхазреда были причины для его безумия». Всё. Но хуже, повторюсь, рассказ от этого не становится. Действительно стоящая внимания вещь, которая наверняка придётся по душе поклонникам «Сновидческого цикла» самого ГФЛ или мрачных фантазий Кларка Эштона Смита.

Сетевой перевод Романа Дремичева также весьма хорош, и заслуживает всяческих похвал.

Оценка: 9
–  [  6  ]  +

Чарльз Р. Сондерс «The Three-Faced One»

Seidhe, 3 июня 2019 г. 13:19

Второй из переведённых на русский язык рассказов Чарльза Сондерса, входящий в обширный цикл «Nyumbani», повествующий о похождениях «чернокожего Конана» по имени Имаро. Жанрово и стилистически — «sword-and-sorcery», он же «меч-и-магия», в его классическом проявлении. Все атрибуты на месте: могучий воин-одиночка Имаро, путешествующий по континенту Нюмбани; тёрки между двумя племенами, решающие свои разногласия ритуальными поединками племенных чемпионов; появление в одном из племён таинственного непобедимого поединщика, известного как Трёхликий, в истории появления которого Имаро инстинктивно чувствует присутствие чего-то сверхъестественного и непостижимого...

Разумеется, ждать от подобных историй какой-то особой глубины и проработки психологических портретов героев не прходится, но поклонникам историй в жанре «меча-и-магии» ознакомиться рекомендую однозначно. Прежде всего, из-за непривычного «псевдоафриканского», если можно так выразиться, антуража. Шрамированные лысые негры, поклоняющиеся гигантской ящерице и пьющие коровье молоко с кровью — это, согласитесь, достаточно свежо и оригинально! Ещё одним достоинством подобных историй (которое вполне может оказаться для кого-то и недостатком) для меня всегда была крутизна главного героя, что называется «по умолчанию», в стиле «пришёл, увидел, победил», но тут уж каноны жанра обязывают! =)))

Из недостатков можно выделить разве что тот факт, что действие в рассказе происходит после событий всех романов цикла, поэтому о некоторых из этих событий, вроде уничтожения Имаро последнего из колдунов-эрритенов, остаётся только догадываться. Ну, и надеяться, что когда-нибудь мы дождёмся цикл Имаро на русском языке в полном объёме!

Пока же остаётся лишь поблагодарить всех причастных к появлению на русском языке хотя бы «Трёхликого» — рассказ определённо достоин внимания, если вас не воротит от «меча-и-магии» как жанра в целом.

Оценка: 7
–  [  3  ]  +

Габдулла Тукай «Шурале»

Seidhe, 11 мая 2019 г. 23:02

Разумеется, мне нисколько не хочется обидеть представителей братского татарского народа, для которых поэт Габдулла Тукай — персона, вполне сравнимая с исконно русским Александром «нашим всё» Сергеевичем. Но на деле, поэма «Шурале» представляет собой всего лишь банальную интерпретацию двух широко известных фольклорных мотивов (лень искать их официальное наименование по классификатору) — сначала герой обманывает «недобрые» силы (в данном случае — татарский аналог лешего, именуемый «шурале») посредством просьбы засунуть пальцы или руку в предварительно расклиненное бревно, а потом и представляется именем, которое не позволяет пострадавшей нечисти и/или его родичам героя идентифицировать в дальнейшем (в данном случае — «Вгодуминувшем»):

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)

«Я умру! Лесные духи, помогите мне скорей,

Прищемил Вгодуминувшем, погубил меня злодей!»

А наутро прибежали шурале со всех сторон.

«Что с тобою? Ты рехнулся? Чем ты, дурень, огорчён?»

Успокойся, помолчи-ка, нам от крика невтерпёж,

Прищемлён в году минувшем, что ты в нынешнем ревёшь?

Делает ли использование предсказуемых традиционных фольклорных сюжетов поэму хуже? Нет, не делает. Сразу по трём причинам. Во-первых, при знакомстве с фольклором разных народов очень часто приходится сталкиваться с тем фактом, что сюжеты и темы сказок, легенд и преданий зачастую оказываются идентичными даже у этносов, невообразимо разделённых во времени и пространстве — тем интереснее натыкаться на аналогии! Во-вторых, переводил «Шурале» на русский один из самых талантливых советских переводчиков и интерпретаторов фольклорного и эпического наследия разных народов Семён Израилевич Липкин, что само по себе является знаком качества — читается она по-настоящему гладко, и запоминается надолго. Ну, а в-третьих, огромному количеству читателей нашей страны старшего поколения поэма «Шурале» знакома в издании (тиражей было три, как минимум, с общим количеством экземпляров под миллион), проиллюстрированном потрясающими работами Файзрахмана Аминова, которые придают всей рассказанной Тукаем истории настоящее очарование волшебства.

По итогу — накину балл именно за иллюстрации. Очень уж они мне с младых ногтей по душе пришлись!

Не хуже, чем у Чарльза Весса получилось, который пешком под стол ходил, наверное, когда Аминов их рисовал. Да и поэма сама по себе, как ни крути, весьма симпатичная. Одно начало чего стоит! =)))

«Есть аул вблизи Казани, по названию Кырлай,

Даже куры в том Кырлае петь умеют... Дивный край!»

Оценка: 9
–  [  4  ]  +

Уильям Хоуп Ходжсон «Out of the Storm»

Seidhe, 8 мая 2019 г. 14:10

На полноценный рассказ не тянет, скорее — небольшая зарисовка, представляющая собой расшифровку послания последнего выжившего на гибнущем посреди океана судне. Интереса добавляет разве что тот факт, что судно гибнет не из-за естественных причин — оно уничтожено некоей таинственной Тварью. Природу Твари рассказчик не раскрывает, да и вряд ли он способен её постигнуть, но от этого его сумбурный рассказ не становится менее страшным и впечатляющим.

Одним словом — неплохая зарисовка, относящаяся к «страшным морским рассказам» Ходжсона, не более того.

А вот с описательной частью всё, как всегда у этого автора, полный порядок:

«Время едва перевалило за полдень, но небо было цвета грязи — ты понимаешь? — серой грязи! В нем еще болтались остатки облаков. Но это были не те облака, к которым я привык, а уродливые заплесневелые клочья. Они казались твердыми, не считая нижних краев, которые страшный ветер рвал на лоскуты, подобные огромным усикам, и они яростно кружились вокруг нас, словно щупальца необъятного Ужаса»...

Читаешь, и понимаешь, за что прозу Ходжсона так ценил Лавкрафт.

Оценка: 7
–  [  10  ]  +

Уильям Хоуп Ходжсон «Дом в порубежье»

Seidhe, 7 мая 2019 г. 23:50

Этот роман Уильяма Хоупа Ходжсона я уже читал.

Лет восемь назад. С монитора. Урывками. На работе. Под непрекращающийся щебет коллег женского пола...

Осталось впечатление некой «лоскутности» повествования, которое так и не сложилось для меня в единую картину.

Что и не мудрено, учитывая обстоятельства, в которых пришлось с «Домом в порубежье» ознакомиться.

То ли дело нынешнее перечитывание...

Роман был прочитан на бумаге (прекрасно изданный том в «Мастерах магического реализма» с атмосферной обложкой от Василия Половцева), буквально за пару дней, пока укладывал сынулю вечерами спать, в самом начале майских праздников, в Саратове, в гостях у родителей супруги, когда мрачные тёмно-синие Небеса за окнами подсвечивало кровавым светом факела на Крекинге...

Многословное вступление написано мной не просто так — при чтении данного романа действительно очень важен настрой. Роман необходимо читать не урывками, а именно как единое целое, пусть даже части произведения и весьма различны между собой. О чём бы ни шла речь на страницах «Дома в порубежье» — о видениях автора манускрипта, обнаруженного в развалинах таинственного дома; об осаде дома непонятными Свинорылами, появившимися из пролома в земле, которым автору довелось противостоять; о мистическом путешествии в невообразимое будущее умирающей Земли всё того же автора Манускрипта, — недосказанности в этом больше, чем конкретики.

Кого-то из прочитавших роман это раздражает. Кто-то считает даже, что не стоит делать скидку на время написания. Кто-то и вовсе жалуется на чрезмерную нудность романа, в котором практически отсутствует действие как таковое, даже принимая во внимание время его создания...

Однако, не стоит забывать, что этот роман Ходжсона оказал колоссальное воздействие на последующее развитие как жанра хоррора, так и пресловутого weird tales, и — в какой-то мере — даже магического реализма. Все три условных «части» романа складываются в причудливую и странную картину, в которой, по итогу, совершенно не понятно — было ли это описанием видений больного разума автора Манускрипта (на это по тексту разбросаны определённые намёки), обнаруженного много лет спустя двумя рыбаками в ирландской глуши? Или же безвестный автор описывал реальные события и переживания, которым он стал свидетелем? Плюс мастерски использованный ход с невозможностью прочитать середину повествования, представляющий собой классическое «на самом интересном месте» — именно на этих страницах Манускрипт покоился многие годы на земле, вследствие чего текст был безвозвратно утрачен. В итоге создаётся удивительное ощущение ускользающего связующего звена между частями повествования, которое — как бы парадоксально это не звучало — не особенно этому повествование и необходимо, ведь речь идёт о вещах настолько далёких от традиционных человеческих представлений о времени и пространстве, что лишние подробности только разрушили бы всё таинственное очарование этого романа, вряд ли имеющего аналоги в литературе того времени.

Одним словом — рекомендовать не берусь. Как и всё творчество Ходжсона в целом. Всё-таки оно рассчитано скорее на ценителей творческого наследия предтеч жанров фэнтези, лавкрафтианского хоррора или магического реализма, а не на любителей книг современных представителей данных жанров. К тому же, справедливости ради, необходимо признать: временами повествование действительно довольно занудно, но тут уж ничего не поделаешь — примета времени. В любом случае, мне это при чтении совершенно не мешало (я к английской литературе середины XIX — начала XX веков вполне привычен), поэтому оцениваю роман в 9 баллов. По-настоящему знаковая для развития сразу нескольких поджанров фантастической литературы вещь, которая по нынешним времена вряд ли многим придётся по душе. А вот для интересующихся историей фантастики и хоррора как жанров — к прочтению обязательно. Ну, и «визионерская» составляющая романа, как всегда у Ходжсона, на высоте — этого не отнять.

Оценка: 9
–  [  2  ]  +

Уильям Хоуп Ходжсон «Demons of the Sea»

Seidhe, 7 мая 2019 г. 13:59

Рассказ «Демоны моря» представляет собой вполне традиционную мистическую «морскую историю» рубежа XIX-XX веков с небольшой примесью элементов хоррора. Все составляющие на месте — таинственный туман, окутавший судно; непонятные звуки и явления в этом тумане; постепенно повышающаяся температура воздуха и воды за бортом; внезапно появляющийся силуэт брига «Шотландский вереск», едва различимый в этом странном тумане...

Так что все составляющие, вроде бы, присутствуют, да и создавать тревожную атмосферу столкновения с неведомым Ходжсон умел достаточно хорошо, но чего-то рассказу всё-таки не хватает. То ли слишком быстро и весьма предсказуемо история закончилась, то ли слишком много в нём морской терминологии (хотя за проделанную работу переводчику Олегу Ильину, конечно, респект, как говориться, и уважуха: три десятка примечаний на небольшой рассказ, объясняющих морскую терминологию вроде «туманного горна» и «рифовых сезней», или значение выражения «привестись к ветру» — это, как ни крути, весьма полезно и познавательно), то ли лично я ожидал от «Демонов моря» чего-то большего...

А может я просто прочитал слишком много рассказов Ходжсона за последнее время? =)))

Одним словом, рассказ для своего времени неплохой, но рука не поднимается поставить ему больше 7 баллов.

Оценка: 7
–  [  4  ]  +

Уильям Хоуп Ходжсон «Морская невеста»

Seidhe, 30 апреля 2019 г. 11:01

Вполне достойный рассказ, который условно можно отнести к жанру «лаврафтианского хоррора», хоть и написан он, разумеется, значительно раньше, чем начал публиковаться сам Лавкрафт.

Сюжет довольно традиционен для подобных историй — пропавшее судно «Счастливчик», на котором путешествовала невеста молодого человека по фамилии Тренхарн, обнаружено китобойным судном на одном из забытых богом и людьми архипелагов в южной части Атлантики. Сам Тренхарн и его друг, выступающий рассказчиком, отправляются к судну с целью найти хоть какие-то следы пропавшей команды и пассажиров. Во время обследования «Счастливчика» экспедицию, как и ранее китобоев, не покидает ощущение, что команда где-то рядом, что они вот-вот выйдут из трюмов — настолько на судне чисто и аккуратно, несмотря на то, что простояло в безвестной бухте оно около полугода. Но и это не самое странное — дверь в каюту невесты Тренхарна оказывается запертой, хотя китобой божится, что оставил её открытой, а на стене висит перекидной календарь, на котором меняются даты...

При знакомстве с этим рассказом прекрасно понимаешь, почему Лавкрафт называл Ходжсона в числе авторов, оказавших на него наибольшее влияние — атмосфера действительно очень «лавкрафтовская». В целом же, рассказ Ходжсона ничуть не уступает творениям его знаменитого последователя. Ну и шикарный финал наверняка придётся по душе всем любителям и ценителям великого и ужасного ГФЛ.

Оценка: 8
–  [  2  ]  +

Давид Кугультинов «Песнь чудесной птицы»

Seidhe, 26 апреля 2019 г. 21:48

Добротный сказочный сюжет, неоднократно обыгранный в мировой литературе.

Скучающий Хан, в руки которого попадает чудесная птица. Полное непонимание придворными мудрецами причин, по которым птица не желает петь свои песни даже в лучшем из ханских садов, да ещё и в клетке, сделанной из чистого золота. Неожиданное решение подсказывает Скорбный мудрец — фигура для фольклорных произведений довольно традиционная:

Вместе с войском страны своей,

Проигравший Хану войну,

Он не семь лет быстролётных дней —

Он семь лет пребывал в плену,

Он семь лет тосковал вдали

От любимой своей земли.

В результате данного Скорбным мудрецом совета, Хан находит занятие, которое помогает развеять скуку — отправляется искать место, где птица запоёт свои песни. Финал вполне предсказуем, но от этого не менее логичен и закономерен.

Написано (переведено?) хорошо, вполне укладывается в рамки фольклорной традиции. Основной посыл произведения прост и понятен — нет на всём свете ничего лучше, чем родная сторона, какой бы невзрачной не казалась она стороннему наблюдателю.

И это — сознательная тафтология.

Читается минут за 20-30, рекомендовать могу всем любителям фольклора разных народов.

Оценка: 7
–  [  6  ]  +

Елена Грушко «Картина ожидания»

Seidhe, 26 апреля 2019 г. 14:48

Впервые я притащил домой этот сборник, взятый в одной из школьных библиотек нашего города, где тогда работала моя тётка, лет эдак в пятнадцать. К тому моменту я уже прочитал несколько десятков фантастических книг, которые имелись в домашней библиотеке, и мне страстно хотелось ещё. У той же Грушко уже были прочитаны достаточно «крепкие» повести «Хорги» и «Голубой кедр», жанр которых вряд ли можно определить иначе чем «советское fantasy», поэтому ожидания были самые радужные, ведь аннотация обещала «сказочно-лиричную фантастику», в которой оставили след «и увлечения автора фольклором, мифологией, и годы жизни на Дальнем Востоке»...

В итоге, остался я тогда страшно разочарован. Не стану говорить, что книга мне не понравилась, скажу больше — я попросту не понял — что это, собственно, было?

Пару-тройку лет назад с творчеством Елены Арсеньевны раннего, «фантастического», периода я познакомился гораздо плотнее, прочитав всё, доступное в сети. Кое-какие из её произведений мне вполне понравились (включая упомянутые ранее повести), от некоторых я долго плевался, но в целом госпожа Грушко — довольно любопытный автор того периода развития отечественной литературы, когда фантастика старая, насквозь «советская», уже находилась на последнем издыхании, а фантастика новая ещё только в муках и корчах рождалась.

И всё это время очень хотелось мне перечитать сборник «Картина ожидания», а в сети его не было...

Разжился бумажной книгой. Перечитал. Впечатления — точно как в юности! =)))

Сейчас, обладая довольно солидным читательским опытом, я могу, наконец, с уверенностью идентифицировать жанр, в котором написаны обе повести, в сборник входящие, и ещё, по меньшей мере, два рассказа из него («Картина ожидания» и «Сон Марии»). Это — магический реализм. Причём своеобразная такая, бессмысленная и беспощадная, его разновидность, когда периодически ловишь себя на мысли — «что вообще, чёрт побери, происходит?»

И «Цветица», и «Лебедь белая» повествуют о переживаниях немолодых женщин, в которых реальность причудливо переплетается с фантастикой, сказочными и мифологическими сюжетами. Звучит красиво, но на деле — какая-то невнятица, обильно приправленная розовыми соплями высочайшего качества. Героиням Грушко тесно как в рамках семейных и деловых отношений, так и в рамках самой реальности, которую отказываются воспринимать их «утончённые» натуры. При этом само вплетение фольклорных мотивов в позднесоветскую действительность с очередями, разгулом бюрократии и переполненным общественным транспортом, выглядит достаточно любопытным...

Если бы автор знала чувство меры! Дабы не быть голословным, приведу небольшой фрагмент текста, дабы было понятно, почему при чтении постоянно вспоминается каноническое «Инда взопрели озимые. Рассупонилось солнышко, расталдыкнуло свои лучи по белу светушку»:

«Между тем небеса зарёй зарумянились, и увидел Охотник: из окна, что своей рукой запер он на засовы железные, выпорхнул белый лебедин. Полетел он за тёмный лес и растаял в поднебесье! Закрутилось-замутилось в голове у Охотника, в глазах зелень выступила, словно смертной ествы отведал он. Вновь крылатый гулеван пожаловал?! Кинулся он бережатых выспрашивать — те, зевая, ему поведали, что и утресь лебедя видели, да беды никакой в том не чаяли... Крепко Охотник слуг своих вылаял, призвал на них свербёж с коростью, сам тоске-кручине предался, ни запить — не заесть её.»

Я, конечно, понимаю, что это время такое было сложное, и авторы-фантасты активно пробовали новые формы и методы, но читать подобный текст по нынешним временам можно только как памятник ушедшей эпохи...

Не сильно лучше и рассказы, в сборник входящие. «Чужой» — история о молодом волке-полукровке, мать которого была лайкой, — был бы вполне читаем, если бы не все штампы, присущие душещипательным историям о несчастных домашних питомцах, и совершенно нереалистичный финал. «Контакт» (как не сложно догадаться из названия) — много раз обыгранная куда более талантливыми авторами тема неправильного понимания человеческих мыслей и эмоций инопланетными гостями. Упомянутые выше рассказы, которые также можно отнести к магреализму, читаются чуть более интересно. «Картина ожидания» — симпатичная история о том, на что способна сила женской любви. «Сон Марии» — довольно запутанная зарисовка о человеческой природе с библейскими мотивами и аллюзиями. «Военный поход против Южного ветра» — довольно качественная стилизация под шумеро-аккадско-вавилонский эпос с весьма оригинальной для своего времени концовкой, переворачивающей всё происходящее с ног на голову, и заставляющей задуматься о природе реальности.

Впрочем, есть в сборнике одно произведение, ради которого не грех было и весь сборник перечитать. Речь идёт о рассказе «Берёза, белая лисица», написанном как своеобразный оммаж и дань памяти Ивану Ефремову. Крушение звездолёта и незнакомая планета с удивительными свойствами — на ней смертелен для человека звук его голоса. Двое из выживших погибают, и главный герой остаётся один... Удивительно эмоциональный рассказ. Читал его несколько раз, но каждый раз — аж ком в горле. Очень многое в столь малом объёме... Тут и готовность пожертвовать своей жизнью, и переданные небрежными мазками описания инопланетных чудес, и непредставимое одиночество человека, который прожил насыщенную событиями жизнь, но так и не смог обрести друзей, так и не успел понять и прочувствовать красоту родной природы, так и не встретил свою любовь... Одиночество, которое страшней, чем остаться одному на целой планете...

Классный рассказ. Действительно стоящий. Отзыв на него я уже когда-то писал, хотя тогда восторги были более умеренные — старею, наверное! =))) Ведь могла же, могла Елена Арсеньевна, когда хотела! Не зря рассказ включали в несколько антологий, и именно его переводили на английский и французский языки.

По итогу, из всего сборника рекомендовал бы потратить время только на «Берёзу, белую лисицу», да «Военный поход против Южного ветра». Остальное — обычный проходняк, который в те годы выходил в больших количествах в молодогвардейских сборниках, но проверки временем — увы! — не прошёл.

В целом за сборник — 6 баллов. И то, только благодаря наличию в нём «Берёзы, белой лисицы» накинул балл.

Оценка: 6
–  [  6  ]  +

Алексей Константинович Толстой «Амена»

Seidhe, 3 апреля 2019 г. 15:24

Учитывая, что о романе «Стебеловский», отрывком из которого является рассказ «Амена», не сохранилось никаких сведений, совершенно непонятно, какое место рассказ этот должен был занимать в общем замысле. Поэтому нам остаётся воспринимать данную зарисовку лишь саму по себе, без привязки к чему-то большему.

История, положенная в основу «Амены», происходит в Риме рубежа III-IV веков нашей эры, и повествует о гонениях на христиан. Развивается она по всем лекалам подобных историй — противостояние языческих богов античности и христианства, готовность одних людей пожертвовать собой ради веры и неспособность других противостоять соблазнам, что в итоге приводит к трагическим последствиям. Таинственности и мистичности рассказу добавляет тот факт, что историю троих молодых римлян — Амвросия, Виктора и Леонии — рассказчику поведал загадочный монах в развалинах Колизея во времена, современные самому Толстому (то есть во второй половине века XIX, как минимум), что и выводит его на новый уровень.

По итогу — вышло неплохо, хотя и довольно предсказуемо. Да и вообще, обращение к теме «родной» нечисти у Алексея Константиновича получалось всё-таки куда более впечатляющим.

Оценка: 7
–  [  8  ]  +

Генри Слизар «После...»

Seidhe, 3 апреля 2019 г. 11:48

Впервые прочитал эти четыре миниатюры лет двадцать, наверное, назад, в сборнике «Садок для рептилий». Разумеется, за прошедшие годы благополучно забылись как имена некоторых авторов, так и сюжеты большинства рассказов.

Вчера, в связи с открытием на сайте библиографии Генри Слизара, решил ознакомиться с самыми известными его рассказами. И с удивлением осознал: а ведь все эти годы я прекрасно помнил все четыре миниатюры, составляющие цикл «После...», в особенности — про высшую меру! =))) Помнил, несмотря на десятки (если не сотни) прочитанных за два десятилетия произведений с тегом «пастапокалиптика». Это ли не лучший показатель качества литературного произведения, занимающего всего лишь 5-6 книжных страниц? Хорошая вещь. Смешная и грустная одновременно. Рекомендую.

Оценка: 8
–  [  6  ]  +

Асатаро Миямори «Подвиги самураев. Истории о легендарных японских воинах»

Seidhe, 13 марта 2019 г. 22:01

«Прокричав все это, наш несчастный герой поднял короткий меч, отложенный в сторону перед схваткой, и уже было собрался вонзить его себе в живот, когда раздвижная дверь торопливо распахнулась, и вбежал Удзисато, успевший схватить его за руку.

– Остановись, остановись, Гонсиро, – приказал он, – что ты всегда так торопишься! Я тебя ни в чем не виню. Тобой двигал истинный дух самурая. Тот самый дух, отвергающий хотения, голод и тряпки, питающий презрение к подхалимажу ради выгоды. Мой храбрый приятель, за это я тебя и ценю! Ведь могло же так случиться, что трудности последних трех лет повлияли на твою натуру. Вдруг ты теперь готов поступиться собственной честью ради благосклонности сильных мира сего и суетного благополучия? Поэтому я снова разыграл опьянение и хвастливый характер, что еще раз я бросил тебе вызов на поединок и таким манером проверял тебя, что называется, на вшивость по большому счету. Ты достойно выдержал испытание. Даже за такую высокую цену ты счел ниже своего достоинства игру в поддавки. Ты являешь безусловный образец всего того, что должен представлять собой самурай! В знак признания твоей безупречной службы моим интересам во время штурма замка Ганусяку назначаю тебя комендантом крепости Таге с содержанием в размере десяти тысяч коку. В качестве награды за победу надо мной в условиях всех искушений поддаться мне вручаю тебе дополнительное содержание в размере тысячи коку; а в знак признания моего поражения от твоей руки три года назад добавляю еще тысячу коку. Получи предписание о твоем назначении на должность.»

В приведённом фрагменте — вся суть, если угодно — квинтэссенция, небольшой книги карманного формата «Подвиги самураев», изданной «Центрполиграфом» в минувшем году. Книгу я приобрёл и прочитал ещё прошлым летом, но всё никак не доходили руки озеленить издание. Теперь это досадное недоразумение, наконец, исправлено, оценки проставлены, и о произведении можно поговорить предметно.

Книга Асатаро Миямори увидела свет без малого сто лет назад, в далёком 1920 году, и в ней автор представил восемь историй, наглядно демонстрирующих, что такое «дух самурая». В предисловии автор прямо указывает, что эти истории «по большому счёту основаны на исторических фактах» и «дошли до нас благодаря традиционным легендам, передававшимися из уст в уста уличными сказителями — коданси, вечерами развлекавшими свою многочисленную благодарную аудиторию балладами и историческими новеллами, прежде всего посвящёнными подвигам благородных самураев». Но я сразу должен предупредить потенциальных читателей: представленные истории очень далеки от блестящих образцов средневековых японских эпических военных эпопей «гунки», вроде «Сказания о доме Тайра» или «Повести о Великом мире». Скажу проще: если вы ждёте от данной книги кровавых историй о масштабных сражениях, искусных фехтовальщиках и массовых самоубийствах-сэппуку — смело проходите мимо! Прежде всего потому, что это не предания о средневековых самураях — действия всех историй происходит в эпоху централизации Японии конца XVI-начала XVII веков, а на второстепенных ролях в нескольких историях присутствуют такие личности как Ода Нобунага, Тоётоми Хидеёси или Токугава Иэясу. Книга не зря носит в оригинале подзаголовок «Истории, иллюстрирующие бусидо, моральные принципы японского рыцарства», потому как именно о моральных принципах речь в ней, прежде всего, и идёт. Разумеется, истории, в которых на первый план выходят именно военные действия и героические поступки воинов, пожертвовавших своей жизнью ради чести и исполнения долга перед господином, в ней тоже присутствуют. К примеру, «Героизм Тории Кацутака» или «Судьба Кимура Сигенари» повествуют именно об этом, причём с масштабными боевыми действиями, отрубленными головами и самоубийственными атаками на превосходящие силы противника.

А вот с остальными историями всё гораздо сложнее, потому как диапазон затрагиваемых в них тем весьма широк. «Унго-Дзендзи» — отличная буддийская притча о мести, которая способна полностью поглотить человека и о том, как спустя годы человек этот может кардинально пересмотреть некоторые события своей жизни. «Преданность юного самурая» — неплохой эпизод о преданности, которая может переходит все разумные границы, даже если причина вынужденного молчания и яйца выеденного не стоит. «Месть Кацуно» — блестящий образчик японского менталитета сродни знаменитой истории о 47 ронинах, когда неизбежность наказания за свершённый проступок вступает в схватку с искренним восхищением героическим поступком. «Свадебный подарок» — ещё один пример того, что европейцу и россиянину «умом Японью не понять», ведь не столь важно, что твоего отца убили, главное — КТО убил, и какой у убийцы был годовой доход коку риса. «Схватка даймё» (одно из самых, на мой взгляд, сильных произведений сборника) — прекрасная иллюстрация того, что подразумевали японцы под истинным «самурайским духом», весьма созвучному знаменитому кодексу чести идеализированного русского офицера, где не важно, кому веру, сердце и долг, главное, что «честь — никому«! (Именно поэтому я и начал свой отзыв со строк из этой истории, хотя можно было выбрать и множество других примеров — в книге их полно.)

Завершает книгу стоящий несколько особняком рассказ «Неподкупный Кюсуке» — во-первых, потому что герой этой истории не принадлежал к самурайскому сословию, будучи простолюдином («зато следовал благородным принципам этого сословия, чем и обосновывается включение рассказа о нём в эту книгу»); а во-вторых, благодаря некоторой «рояльности» текста, свойственной скорее сказкам и легендам, чем исторически достоверным событиям. Хотя кто их знает там, японцев этих — может, и правда жил на свете когда-то такой Кюсуке с гипертрофированными чувствами почтительности, справедливости и честности?

Учитывая, что отзыв получился весьма многословным, думаю, не стоит упоминать, что от знакомства с «Подвигами самураев» я получил массу удовольствия? Это действительно очень любопытная подборка историй, которая позволяет во многом по-иному взглянуть на морально-этические принципы, которыми руководствовались самураи времён начавшейся централизации Японии и стремительных изменений в традиционном укладе жизни, которые происходили в этой стране в те времена.

Для интересующихся культурой и литературой Японии — рекомендую однозначно. Всем остальным — с осторожностью, потому как нужно хотя бы примерно понимать историческую ситуацию, царившую в Японии в описываемый период, а в именах, чинах и географических названиях вполне можно запутаться. Хотя некоторые истории вполне самодостаточны и сами по себе, без всяких привязок к времени и месту действия. Написано (переведено?) легко и просто, читается быстро. Что характерно, в тексте временами присутствует даже неплохая ирония, поэтому позвольте закончить свой отзыв ещё одним объёмным фрагментом из «Схватки даймё»:

«Между тем наступило и прошло лето, а нас уже в этом деле интересует 15 сентября. Скорее даже ночь 15 сентября, когда небо над всей Японией считается самым прозрачным и лунное сияние самым ярким. Как раз та ночь, когда мужчины поэтического склада натуры в ранние часы после полуночи усаживаются слагать вирши о красоте окружающей природы, попивая из фарфоровых чашечек искусной работы саке, всегда сопровождающее общение стихоплетов со своими ветреными музами. <...> Колдовской свет полной луны заливал мощное старинное строение; мелкая рябь воды крепостного рва напоминала жидкое золото; в высоких травах заливались музыкальным стрекотаньем сверчки. Слуги распахнули раздвижные ширмы, чтобы безмятежная наружная красота смягчала души и воодушевляла сердца закаленных воинов, привычных к совершенно иным сценам кровопролития и грохота сражений. Случилось чудо: очарованные окружившей их прелестью лунной ночи, многие из гостей начали сочинять восторженные вирши, причем лучшим поэтом среди присутствующих воинов все признали Удзисато. Но через какое-то время в головы гостей ударило саке, потребляемое ими без меры, и неудивительно, что кое-кто из потенциальных поэтов почувствовал нездоровый творческий подъем. Беседа повернула в русло сказаний о боевых подвигах, и каждый старался припомнить случай, когда он проявил чудеса ратного мастерства перед лицом смертельной опасности и непреодолимых трудностей.»

Сборнику в целом — 9 баллов с огромным плюсом за «Месть Кацуно» (отличный получился бы фильм в стиле «Последнего самурая» с Томом Крузом или «47 ронинов» с Киану Ривзом), «Схватку даймё» и «Судьбу Кимура Сигенари».

P.S. Очень хотелось бы, чтобы книги Лафкадио Хирна и Асатаро Миямори были не последними в данной линейке книг японской тематики, выпускаемых издательство «Центрполиграф».

Оценка: 9
–  [  17  ]  +

Кристина Россетти «Базар гоблинов»

Seidhe, 11 марта 2019 г. 23:55

Самое известное произведение английской поэтессы Кристины Россетти — поэма «Goblin Market» 1862 года — постоянно упоминается в различных перечнях и списках жанра, для которого очень сложно подобрать адекватное название. Чаще всего его называют «дотолкиновским фэнтези», подразумевая под ним все произведения XIX-начала XX веков, в которых присутствуют элементы сказочности, народного фольклора, мифологии и эпического творчества, или действие которых происходит в вымышленных мирах, «за пределами ведомых нам полей». Произведений, о которых издатели и читатели вспомнили спустя десятилетия забвения, стоило только «Властелину Колец» начать своё триумфальное шествие по миру, вдохнув новую жизнь в жанр фэнтези. Самому мне этот термин не очень по душе, но за неимением термина лучшего отнесём «Базар гоблинов» именно к «дотолкиновскому фэнтези» (хотя поэму можно назвать и выдающимся образцом викторианской поэзии, да и о том, что сама Россетти входила в знаменитое Братство Прерафаэлитов тоже забывать не стоит).

Про саму поэму много слышал, где-то на просторах сети несколько лет назад встречал краткие пересказы сюжета, неоднократно рассматривал знаменитые иллюстрации Артура Рэкхэма к ней и более позднюю графическую адаптацию Джона Болтона, но отчего-то был уверен, что адекватных переводов этой поэмы на русский язык не существует. Наверное, слишком привык доверять базе любимого Фантлаба =))) Но ошибаться иногда тоже бывает приятно — каково же было моё удивление, когда выяснилось, что поэма давно переведена на великий и могучий! Не могу ничего сказать насчёт точности существующих переводов (которых я нашёл как минимум три) — не обучен я языкам басурманским — но лично мне больше всего понравился вариант Бориса Ривкина, который я по мере необходимости и буду цитировать.

Сюжет поэмы, на первый взгляд, достаточно прост. Две сестры, Лиззи и Лаура (в цитируемом переводе ставшие Лизой и Лорой, но это не суть важно), слышат крики гоблинов, которые пытаются продать различные фрукты и ягоды, и соблазняют хотя бы попробовать их. Более рассудительная Лиззи понимает, что это смертельно опасно, и предостерегает сестру от попыток сделать это:

Две сестрицы, две подружки

Прижимаются друг к дружке.

Вытянуты губки –

Чуткие голубки,

Щеки пылают,

Дух замирает.

«Ляг поближе! – шепчет Лора, –

Верно, гоблины страшны?

Нам их фрукты не нужны:

Что там пьют кривые корни

В их саду из глубины?»

Но Лаура-Лора не слушает предостережений сестры, пробует гоблинские подношения, расплатившись с ними всего одним локоном золотых волос, после чего впадает в состояние, которое проще всего охарактеризовать понятным, наверное, любому современному человеку словом «ломка». Но всё оказывается не так просто — гоблинов Лаура больше не видит, хотя и готова пойти на всё, лишь бы ещё раз отведать чудесный вкус гоблинских даров. Со временем ей становится совсем плохо, и сестра Лиззи, понимающая, что другого выхода спасти Лору нет, решается встретиться с гоблинами сама и добыть для умирающей сестры заветных фруктов...

Дальше спойлерить не буду, скажу только, что финал у поэмы — счастливый.

Разумеется, каждый волен углядеть в поэме что-то своё. Для одних «Базар гоблинов» — это история о силе сестринской любви и готовности рискнуть собой ради близкого, и с этим сложно поспорить. Для других — символ пагубного пристрастия к наркотикам, и такая трактовка вполне уместна, если принять во внимание, что в год написания поэмы жена брата Кристины, Лиззи Сиддал, долго страдала от депрессии после неудачной беременности и умерла от передозировки лауданумом (спасибо за информацию об этом факте, представленную в аннотации, лаборанту M.Richter!). Кто-то склонен видеть в поэме подавляемую чувственность и тонкий эротизм. Как писал, к примеру, знаменитый художник-иллюстратор Чарльз Весс, «чтобы увидеть скрытые смыслы в этой чарующей поэме, внимательному читателю достаточно лишь задуматься о некоторых строках:

«Как ты, Лора? Заждалась?

Расцелуй меня тотчас! <…>

Я – как яблочный пирог:

Мякоть сладкая и сок

С шеи капают, со щек!

Это все от гоблинов,

Хоть и не по-доброму.

Ну, целуй скорей меня,

Ешь меня и пей меня!»

И на протяжении многих лет этот тонкий эротический подтекст вдохновлял иллюстраторов поэмы» (сам Чарльз Весс, кстати, тоже не остался в стороне — его иллюстрацию к поэме можно увидеть в антологии «Сборщик душ», которая у нас издавалась).

Ну, а в последние десятилетия, разумеется (и — к сожалению), не обошлось и без модных нынче тенденций... По данному вопросу, по моему скромному мнению, лучше чем некто occuserpens в своём ЖЖ не выскажешься, поэтому позвольте его слова здесь процитировать:

«Как обычно, гендерные горе-теоретики не могут обойтись без гомосексуальной интерпретации. С этой точки зрения, Лаура и Лиззи — не просто любящие сестры, они испытывают друг к другу подавленное лесбийское влечение. Этот феминистский тролломусор я оставляю на совести его производителей и потребителей».

Как воспринимать эту поэму — решать каждому конкретному читателю, для этого её просто нужно прочитать. Но не стоит пугаться словосочетания «викторианская поэзия» — чтения там минут на 15-20, а написана поэма лёгким и понятным слогом.

Я же склонен видеть в «Базаре гоблинов», прежде всего, замечательный образец литературного произведения, которому уже стало тесно в жанровых рамках. Произведения, которое, безусловно, опирается на фольклорные мотивы, но переосмысливает, интерпретирует их, пытается взглянуть на них под новым углом. Произведения, в котором фантастическое допущение является не просто бессмысленным украшательством или данью моде, но становится сюжетообразующим фактором.

А ещё — это действительно поэма о могучей силе сестринской любви:

Потом, взяв за руки детей,

Притянет их к груди своей:

«Мороз ли, буря ли, жара –

Нет лучше друга, чем сестра,

С ней весело шагать.

Обрыв заметит за версту,

Споткнись – подхватит на лету,

Поможет устоять».

Одним словом — поклонникам «дотолкиновского фэнтези» и викторианской поэзии однозначно рекомендую ознакомиться.

Ну, а от меня — 10 баллов, не раздумывая.

Оценка: 10
–  [  8  ]  +

Артур Конан Дойл «Отозвание легионов»

Seidhe, 10 марта 2019 г. 22:09

Один из лучших рассказов сборника «Tales of Long Ago». Рассказ о временах, о которых знаменитый британский исследователь Эндрю Лэнг писал следующее: «Ночь преследует летящих Орлов, накинув свой покров на смятенные провинции и покинутые римлянами строения. То был век топора, век копья, век волков, век войн, век смешения рас. То были сумерки времён...»

Сюжет рассказа прост до неприличия. Начало пятого века нашей эры. К наместнику римской провинции Британия приходят три представителя местной аристократии и просят дозволения передать в Рим их просьбу — они хотят жить по своим древним обычаям. По странному стечению обстоятельств именно этим утром наместник получил из Рима приказ увести из Британии легионы и всех мужчин, женщин и детей латинской крови, поэтому он обещает вскорости предоставить просящим полную свободу от римского владычества.

И вот здесь-то и начинается самое интересное... Ведь всегда легко и просто просить и даже требовать дополнительных прав и свобод, когда понимаешь, что тебя — защищают? И как же удачно передал Конан Дойл смятение британских вожаков, понявших в один миг, что их оставляют НАЕДИНЕ с варварами и внутренними распрями! Ну, а к чему это приводит, к сожалению, слишком хорошо известно как из мировой истории, так и из недавних событий в «братских республиках» развалившегося Союза...

Не стала исключением и Британия, получившая, наконец, вожделенную свободу:

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)

Всё случилось, как он и предсказал. Прежде чем весна уступила лету, полки спустились по Аврелиевой дороге и направились к лигурийским переходам. Все дороги в Галлии были запружены колясками и телегами, перевозившими британских и римских беглецов по этому трудному пути в далёкие страны. Прежде чем наступило следующее лето, Кельтик погиб: с него заживо содрали кожу морские разбойники и прибили к дверям церкви близ Кестора. Регнуса тоже не стало: его привязали к дереву и убили стрелой при разгроме Иски раскрашенные люди. Один Карадок остался в живых, но что это была за жизнь! Он стал рабом у краснолицего каледонийца Эльды, а его жена – наложницей у дикого предводителя западной Кимры – Мордреда.

От разрушенных стен на севере до Вектиса на юге прекрасная страна британцев покрылась кровью, пеплом и развалинами. Затем, после многих лет, она возродилась краше прежнего, но, как и предсказал римлянин, ни британцы, ни потомки одной с ними крови не получили в наследство того, что когда-то было их собственностью.

Хороший рассказ, поучительный. Простенький, конечно, как и другие рассказы сборника, но заставляющий о многом задуматься.

P.S. Читать рассказ рекомендую в переводе Павла Гелевы. Вариант, ходящий по сети под названием «Отозвание легионов», по всей видимости, мало отличается от дореволюционного, поэтому многое в нём воспринимается устаревшим («вице-король Британии» вместо «римского наместника», «Кельций» вместо «Кельтика», и так далее).

Оценка: 8
–  [  4  ]  +

Роберт Блох «Introduction»

Seidhe, 10 марта 2019 г. 20:14

Довольно любопытная статья, которая будет любопытна поклонникам творчества Кларка Эштона Смита.

Автор пытается проанализировать причины, по которым литературное наследие Смита, который в плане творческого мастерства нисколько не уступал своим знаменитым «соратникам» по Weird Tales Г.Ф.Лавкрафту и Р.И.Говарду (если не превосходил их обоих вместе взятых), не обрело популярности, сравнимой с популярностью последних. Разумеется, со статьей можно не согласиться, но довольно сложно поспорить с Робертом Блохом, который видит одну из причин сложившейся ситуации в том, что жизнь К.Э.Смита не окружали никакие легенды, сплетни и домысли, ни при жизни более «раскрученных» Говарда с Лавкрафтом, ни в последующем. Предоставим слово самому автору статьи:

«Таким образом, нет никакой легенды, которая могла бы являться распространителем его славы. Мы не знаем тех тонких влияний, которые вдохновляли и развивали его поэтические способности; не знаем, какие страсти преследовали его в юности; не знаем, почему он выбрал уединённую жизнь и ограничил своё творческое самовыражение. Слава, которая питается сплетнями, обошла его, и он остался для нас застенчивой, тихой загадкой; мы знаем его как талантливого автора, но сам человек остался лишь тенью.»

Остаётся лишь порадоваться, что в России литературное наследие Кларка Эштона Смита не забыто (хоть и стараниями горстки неравнодушных людей), а уважаемого Бориса Савицкого поблагодарить за перевод этой любопытной статьи.

Оценка: 9
–  [  4  ]  +

Э.К. Джонстон «Веретено»

Seidhe, 10 марта 2019 г. 11:43

Около года назад прочитал я роман Э.К.Джонстон «Сказки тысячи ночей». Сделав скидку на то, что роман для автора — дебютный, поставил 8 баллов и написал, что потенциал у госпожи Джонстон явно есть. Продолжение истории под названием «Веретено» к тому моменту уже было куплено, но прочитал я его только минувшим летом. А до отзыва вообще созрел только сейчас, закрывая перед самим собой кое-какие старые долги.

Вынужден признать: к сожалению, автору не удалось меня ни удивить, ни порадовать. Все недостатки, присущие «Сказкам тысячи ночей» стали только отчётливей, а плюсы, которые можно было найти в первом романе, практически сведены на нет. Повествование лишилось своей камерности, у героев появились имена, география событий расширилась... Но всё это лишь отчётливо продемонстрировало, что создать по-настоящему продуманный мир у Джонстон на этот раз не получилось. Слишком много вопросов, нестыковок, роялей в кустах и откровенной глупости в мотивах и действиях персонажей. Последнее, впрочем, можно было бы и простить — героями всё-таки являются подростки — но не в мотивации дело, а в полнейшей неправдоподобности происходящего. Подростки отправлены с определённым заданием в другое государство, но решают действовать самостоятельно? Допустим. Но знал бы ты, дорогой читатель, сколько всего они потом будут доставать из своих заплечных мешков! Провизию, запасные шаровары для новой спутницы отряда, и даже... пряжу, чтобы по вечерам можно было ткать! И здесь возникает резонный вопрос: если всё дело в проклятии, наложенном на жителей царства Харуф, а само по себе ткачество и работа Ткущих настолько важны, не стоило бы подробнее объяснить — ПОЧЕМУ это так? Разъяснить основы магического мироустройста, так сказать. Или ещё один вопрос, который не давал мне покоя всё время чтения: если Ткачи прядут нити из овечьей шерсти, то почему торговый путь называется Шёлковым? Мелочь, скажет дорогой читатель. Согласен. Но из-за таких мелочей весь сюжет (и без того не сказать, что замысловатый, понятный даже из издательской аннотации — перед нами история Спящей красавицы, которую автор попыталась перенести на «восточную» почву) попросту разваливается на куски, связанные между собой лишь воспоминаниями одного из главных героев и «рояльными» поворотами сюжета, которые не объясняются ничем, кроме авторской прихоти.

В недоумении оставил и финал: а чего все так боялись-то, если ситуация НАСТОЛЬКО предсказуемо и легко разрулилась? Не, я понимаю, конечно, что для самой заколдованной принцессы финал сложно назвать хэппи-эндом, но если посмотреть на события с глобальной точки зрения...

А самый главный недостаток — полное отсутствие оригинальной религиозно-мифологической системы, которая была настоящим украшением первого романа цикла. То есть Королева-Сказочница и Царетворец, вроде как упоминаются, да и некоторые отголоски тех событий играют заметную роль в сюжете, но очень уж сложно поверить, что это — тот же мир, пусть и через несколько сот лет. Слишком уж всё какое-то ненастоящее. На фэнтези не тянет из-за ОЧЕНЬ скупой проработки мира: я уж молчу про социальное устройство общества — складывается ощущение, что в Харуфе все поголовно ткали, но даже уровень развития технологии из текста совершенно не ясен. В то же время, это и не сказка, и не философская притча, и уж точно не мифопоэтика. Скорее устройство мира банально не до конца продумано (что, согласитесь, довольно странно для археолога по профессии). Плюс восточного антуража как-то совсем уж маловато, да и слишком резко контрастирует он с феями, эльфами, фениксами и единорогами.

Одним словом, роман «Веретено» разочаровал. Написал бы, что рекомендую только юным барышням, пришедшим в восторг от первой книги, да вот только и эти самые барышни на том же LiveLib'е что-то никаких восторгов по поводу романа в рецензиях не выражают. Так что склонен считать данный роман творческой неудачей автора. Очень сомневаюсь, что стану тратить время на другие книги автора или на продолжение цикла, если таковое появится. Разве что для мамы приобрету — ей, вроде, «Веретено» нормально зашло, хотя и оставило множество вопросов...

P.S. Единственное, что однозначно прекрасно в русском издании обоих книг цикла — завораживающие обложки от Василия Половцева. Именно благодаря им «Сказки тысячи ночей» и «Веретено» до сих пор остаются в моей библиотеке.

Оценка: 6
–  [  11  ]  +

Антология «Грань безумия»

Seidhe, 8 марта 2019 г. 17:55

Антология-перевёртыш «Грань безумия/За гранью безумия» стала результатом любопытного хоррор-баттла «Чемпионы страха», в котором сошлись представители старого и молодого поколения авторов, пишущих в жанре, который я для себя характеризую как «хоррор и около него». Не буду долго распространяться о самом баттле — в сети информации о нём предостаточно — скажу лишь, что о конкурсе я узнал слишком поздно, с конкурсными рассказами ознакомиться возможности не имел, поэтому говорить буду только о вышедшей книге.

Книга — классная. Очень рад, что она увидела свет именно в том виде, в котором увидела.

Во-первых, здорово обыграна сама тема с перевёртышем — знакомиться с произведениями оппонентов можно буквально «с другой стороны«! =)))

Именно так и читал: один рассказ молодых, переворачиваешь книгу на 180 градусов и на другую сторону — один рассказ «старичков», потом опять переворот — рассказ молодых, и так далее, до финала. Было интересно.

Во-вторых, рассказы представлены действительно хорошие и, что немаловажно, разножанровые. Наверное, каждый читатель найдёт для себя хоть один, пришедшийся по душе. Если говорить, кто кого «заборол» — тоже не всё так однозначно. По большому счёту, молодые и дерзкие — сильнее, но это только в способности напугать и эпатировать, плюс — большее соответствие заявленной тематике, хотя и без произведений странных в «За гранью безумия» не обошлось. Если же говорить о литературном мастерстве, проблема выбора вообще становится сложной — написаны обе части на удивление хорошо, даже у не понравившихся рассказов не к чему придраться в плане литературного языка.

Одним словом — отличная антология/антологии, которая/ые, надеюсь, не пройдёт/ут мимо внимания читателей. Поверьте, в этом перевёртыше есть очень сильные вещи. Это я вам как не самый большой поклонник хоррора как жанра говорю...

Далее последую примеру лаборанта Бафомет1969, и коротко выскажусь о каждом произведении:

Юрий Бурносов, «Где бродят лишь дикие звери»

Не совсем хоррор. Хорошо написанная история, в которой всё на месте — побег заключённых, странная избушка в лесу, сложные характеры, хоть и прописанные буквально парой мазков, наличие некоторой доли чертовщины, плавное подведение к не новой, в общем-то, но всегда актуальной мысли, что самый страшный зверь — это человек.

Святослав Логинов, «Вымертский тракт»

Эту повесть я уже читал больше года назад, причём в несколько расширенном варианте. Сказать могу только одно — к Логинову я не равнодушен, поэтому могу быть предвзят, но лично для меня он — один из лучших авторов российского фэнтези. Вот и «Вымертский тракт» — это именно фэнтези. В необычном антураже, с некоторой долей жестокости и даже жести, с неоднозначностью мотивов и поступков героев, но всё-таки прежде всего — именно фэнтези. Но повесть — хороша. Читал, как в первый раз — не оторваться, а это дорогого стоит.

Виктор Точинов, «Собака мясника»

А вот уже уже — хоррор. Возможно, предсказуемый в сюжетном плане, но очень уж качественно, выпукло, «вкусно» написанный. По жанру — хоррор исторический, на материале конца XIX — начала XX века. Плюс совершенно шикарный «мясной» финал, которого, вроде как и ожидаешь, но он всё равно бьёт по нервам. И практически осязаемый запах перегара, когда читаешь о крепко пьющих мужиках. Мощный рассказ.

Максим Макаренков, «Канарейка»

Не хоррор ни разу. Тем более, что автор устами одного из героев прямо говорит, что он пишет: «грёбаное городское фэнтези». Задумка любопытная, но реализация какая-то... никакая. Произошло с мужиком столкновение с неведомым, и произошло. Не вызвал он отчего-то ни сочувствия, ни сопереживания, да и рассказ какой-то слишком короткий, слишком скомканный.

Александр Золотько, «Имя — не важно»

В моём представлении — хоррор чистой воды. Мрачный, тяжёлый, неоднозначный. С необычным фантастическим допущением, привычными по литературе лихих 90-х годов декорациями «менты/вокзалы», но с тяжёлыми моральными терзаниями героев и очень мрачным финалом. Золотько вообще очень хорошо пишет, его рассказы чаще всего становятся если и не украшениями той или иной антологии, то точно не разочаровывают и точно соответствуют заявленной тематике. «Имя — не важно» — из их числа. Понравился рассказ. Крепкая работа. Вместе с вещами Логинова и Точинова — фаворит (для меня) этой части книги.

Василий Щепетнёв, «День открытых дверей»

Никогда не читал Щепетнёва, хоть и слышал много хороших отзывов о его творчестве, но данный рассказ не впечатлил совсем. И не хоррор ни разу, и сам по себе — слабенький какой-то, с недоговорками. Не понравился. Оставил бы автор саму историю несчастных подростков, вынужденных снова и снова оказываться во временной петле, без всякого продолжения — вышло бы, ИМХО, лучше. Страшнее в своей безысходности. А тут ещё какой-то совсем уж притянутый за уши финал, который я не до конца понял.

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
Там чего, в вечном подвале вечный Сталин питается вечными детьми что-ли? Серьёзно? =)))

Довольно странное произведение, любопытное по задумке, но скатившееся к финалу не пойми во что.

Александр Матюхин, «Чепуха»

Довольно странно видеть молодого Матюхина «на этой стороне», но это уж к составителям вопрос. Рассказ хороший, но это всё то же «грёбаное городское фэнтези», к хоррору имеющее весьма посредственное отношение. Да, рассказ неплох, но у него и какой-никакой хэппи-энд присутствует, и всё происходящее слишком уж нравоучительную сказку напоминает, так что — неплохо, но не жанрово, если можно так выразиться. По крайней мере, действительно страшного в рассказе попросту нет, если не считать искалеченной судьбы девушки-проститутки.

Олег Дивов, «Рыжий пёс Иж»

Это тоже не хоррор ни разу, скорее уж мистика, да и то «добрая» и с хэппи-эндом. Причём история сама по себе очень «дивовская» — несколько скомканный текст, зато прекрасно написанный, который так и хочется растащить на цитаты, особенно жителям Ижевска, наверное:

«В крутом промышленном центре, где даже памятник козе склепан из кусков металла так подчеркнуто сурово, будто козу эту приходит доить Терминатор, наверное, именно железные собаки и должны оберегать девчонок по ночам.

Пока железные парни спят.»

С задачей своей «Рыжий пёс Иж» справляется идеально: хотел Дивов написать городскую легенду — написал. Причём написал так, что в неё — веришь. В существование легенды, разумеется, а не в события, описанные в рассказе. Так что рассказ вполне мог бы стать украшением сборника типа выходивших несколько лет назад «Мифов мегаполиса» или «Городской фэнтези», но в данной антологии смотрится он довольно странно: рассказ, безусловно, хорош, но не напугает он и подростка.

Подводя итог, могу сказать, что от чтения антологии/антологий я получил массу удовольствия. Да, не все произведения понравились, и не все они — хоррор в моём понимании (да и не секрет ведь, что критерии у каждого свои?), но читать скучно не было ни разу, а это уже много значит. И пусть по среднему арифметическому обе части получили от меня одинаковые оценки, было в этой части приятно лишний раз убедиться, что старые проверенные кони борозды не испортят. Логинов, Точинов и Золотько откровенно порадовали, остальные — по меньшей мере, не разочаровали.

Но как же приятно, что среди молодого поколения писателей есть не только производители бесконечных сериалов про попаданцев и магические учебные заведения, но и такие авторы, как Тихонов, Кабир и Щетинина...

P.S. Продолжение отзыва — на странице антологии «За гранью безумия» (вступление можно пропустить — оно одинаковое).

Оценка: 8
–  [  14  ]  +

Антология «За гранью безумия»

Seidhe, 8 марта 2019 г. 17:55

Антология-перевёртыш «Грань безумия/За гранью безумия» стала результатом любопытного хоррор-баттла «Чемпионы страха», в котором сошлись представители старого и молодого поколения авторов, пишущих в жанре, который я для себя характеризую как «хоррор и около него». Не буду долго распространяться о самом баттле — в сети информации о нём предостаточно — скажу лишь, что о конкурсе я узнал слишком поздно, с конкурсными рассказами ознакомиться возможности не имел, поэтому говорить буду только о вышедшей книге.

Книга — классная. Очень рад, что она увидела свет именно в том виде, в котором увидела.

Во-первых, здорово обыграна сама тема с перевёртышем — знакомиться с произведениями оппонентов можно буквально «с другой стороны«! =))) Так и читал — один рассказ молодых, переворачиваешь книгу — один рассказ «старичков», потом опять переворот — рассказ молодёжи, и так далее, до финала. Было интересно.

Во-вторых, рассказы представлены действительно хорошие и, что немаловажно, разножанровые. Наверное, каждый читатель найдёт для себя хоть один, пришедшийся по душе. Если говорить, кто кого «заборол» — тоже не всё так однозначно. По большому счёту, молодые и дерзкие — сильнее, но это только в способности напугать и эпатировать, плюс — большее соответствие заявленной тематике, хотя и без произведений странных в «За гранью безумия» не обошлось. Если же говорить о литературном мастерстве, проблема выбора вообще становится сложной — написаны обе части на удивление хорошо, даже у не понравившихся рассказов не к чему придраться в плане литературного языка.

Одним словом — отличная антология/антологии, которая/ые, надеюсь, не пройдёт/ут мимо внимания читателей. Поверьте, в этом перевёртыше есть очень сильные вещи. Это я вам как не самый большой поклонник хоррора как жанра говорю...

Далее последую примеру лаборанта Бафомет1969, и коротко выскажусь о каждом произведении:

Дмитрий Тихонов, «Вилами по воде»

Рассказ, в котором прекрасно всё. Вторжение в жизнь обычного человека непонятной чертовщины, жизненная ситуация, в которой герой оказался, его моральные терзания и нелёгкий выбор, который он сделал, характеры, атмосфера, жуткий в своей безнадёжности финал — всё на высоте. Однозначный фаворит всей книги, какую сторону не возьми. Сам не так давно познакомился с творчеством Дмитрия Тихонова, но на данный момент, для меня, он один из лучших авторов, которые когда-либо писали тот хоррор, который я не сомневаясь назову русским. Отличный рассказ, задающий очень высокую планку для остальных авторов. Единственная 10-ка на всю книгу.

Владимир Кузнецов, «Сабетхет»

Знаю, что рассказ многим понравился, да и с жанровой принадлежностью вопросов не возникло, но как по мне — переборщил автор. Написано, конечно, смачно, и антураж передан великолепно, но дочитав, поймал себя на мысли, что мне было интереснее следить за событиями рассказа ДО того, как начались собственно ужасы. Слишком уж всё кроваво и неправдоподобно закончилось, да и большие сомнения у меня есть (хотя я далеко и не специалист по физиологии крокодилов), что

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
человек способен трахнуть самку крокодила — жестковато там, наверняка, всё устроено.

Елена Щетинина, «Фараоново отродье»

От автора «Царского гостинца» я теперь по умолчанию буду ждать чего-то сногсшибательного, но и этот рассказ получился хорошим. Леденящего ужаса при чтении не испытал, но написано — мастерски. Вполне возможно, что сыграл свою роль тот факт, что пару десятилетий назад наша семья сталкивалась с муравьями в доме, и это действительно — такая зараза! Рассказ прекрасно иллюстрирует, как нужно писать хоррор, повествующий о столкновении с неведомым. Минимум подробностей и объяснений, но читатель уже на первых страницах понимает, что герой столкнулся именно с ним, с Неведомым. Хороший рассказ. К творчеству Щетининой вообще придётся присмотреться более пристально. Ну и лишний балл накину ха то, что Елена — единственная женщина-автор на две половины книги.

Максим Кабир, «Причастие»

Здесь даже и сказать нечего, поэтому процитирую уже упомянутого лаборанта Бафомет1969: «Не высшая оценка только потому, что я не очень киноман, больше люблю книги, а в этом рассказе очень уж много отсылок к кинематографу.» Сказать, что это — классический хоррор, видимо, нельзя, рассказ сам по себе ближе к вирду и магическому реализму, но до чего же классно написано! И понимаешь ведь умом, что никакого фильма с названием «Багровое причастие» не существует в природе, но читаешь эти строки:

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)

Женщины носятся по полю, подавая друг другу импровизированный мяч. Туфли бьют по кукле, ручки её загнулись, и голова болтается на тонкой шее. Одна из монахинь, словно услышав, как впечатлительный зритель поёрзал на диване, пропускает пас.

В следующий миг монашки мчат за улепётывающей камерой, припав к земле, почти встав на четвереньки, восемь огромных хищных птиц в абсолютной тишине.

лучше не зацикливаться на кукле под ногами монашек.

Ведь это была кукла? Кукла, а не...

, и мысль стучит внутри головы: «А вдруг?» Отличный рассказ, который продал мне грядущий сборник рассказов товарища Кабира.

Михаил Павлов, «Самый большой цирк уродов»

А вот и главное разочарование антологии. Я вполне нормально отношусь к вирду, но истории, написанные в этом жанре, чётко деляться для меня на две разновидности. Разновидность первая: истории законченные, в которых происходит столкновение человека с неведомым и непонятным, но они имеют чётко различимые начало и конец, повествуют о чём-то. Разновидность вторая: вирд бессмысленный и беспощадный. К сожалению, данный рассказ всецело относится к категории второй. Дело даже не в том, что происходящее не объясняется — это бы я пережил, и не такое читывали! Дело в том, что подобный текст запросто можно превратить и в объёмную повесть, и в роман — происходит что-то, чего в реальности происходить не может, а потом и главный герой свершит поступок, никакой внутренней логикой повествования не обусловленный, так какая разница, сколько страниц — 20 или 200 — будет тянуться эта волынка? Не понравился рассказ. Хотя начиналось неплохо, да и атмосфера непонимания происходящего, перерастающего в страх, передана неплохо.

Игорь Кром, «Василиса»

Мрачная и жёсткая история, которая могла бы стать украшением антологии, посвящённой русалкам, водяницам, мавкам и прочим притопихам. Рассказ хорош, но мне не очень понравилось наличие огромного количества штампов. Если пенсионеры, то обязательно живут на пенсию в десять тыщ, если депутат — обязательно толстый педофил, мечтающий о десятилетних девочках, и так далее. Сама по себе история — вполне страшная, неуютная такая, но очень уж многословная. Финал был ясен уже к середине произведения, и автор ничем удивить не смог, плюсом ко всему — нечисть получилась очень уж прожорливая, о подобном давно стало бы известно даже в глухой тайге.

Борис Левандовский, «Другая жизнь»

Честно говоря, рассказ Левандовского больше подошёл бы другой половине книги — автор на «молодого и дерзкого» уже как-то не очень тянет, но и там украшением бы не стал. Если противоположную сторону закрывает совсем не хоррор, но мастерски написанный рассказ Дивова, но «За гранью безумия» завершается невнятной поделкой на заданную тему. Это должно было меня напугать? Возможно, у автора бы и получилось, но очень уж слабо связанными оказались сюжетные линии. Ждал от автора «Бабая» большего.

Подводя итог, могу сказать, что от чтения антологии/антологий я получил массу удовольствия. Да, не все произведения понравились, и не все они — хоррор в моём понимании (да и не секрет ведь, что критерии у каждого свои?), но читать скучно не было ни разу, а это уже много значит. И пусть по среднему арифметическому обе части получили от меня одинаковые оценки, было в этой части приятно лишний раз убедиться, что на смену старшему поколению писателей, которые — будем объективными — никогда себя авторами чистого хоррора и не позиционировали, идут такие ребята, как Тихонов (особенно), Кабир и Щетинина. И пусть у остальных авторов, по моему скромному мнению, всё получилось не столь радужно, книжка вышла всё-таки хорошая. Признаю, что во многом на впечатления повлиял совершенно крышесносящий рассказ Тихонова, который действительно задрал планку ожиданий непростительно высоко, но ведь это, в конце-то концов, только моё мнение?

В любом случае, эксперимент удался, а томик занимает своё почётное место на моих книжных полках. По три-четыре вещи с каждой стороны я ещё обязательно перечитаю. И другим посоветую.

P.S. Начало отзыва — на странице антологии «Грань безумия» (вступление можно пропустить — оно одинаковое).

Оценка: 8
–  [  6  ]  +

Иван Белов «Рядом с тобой»

Seidhe, 27 февраля 2019 г. 11:03

Первый из прочитанных рассказов Ивана Белова. И сразу же — попадание в десятку.

Рассказ относится к тому типу исторического хоррора, от которого реально аж мороз по коже дерёт...

Когда ты, прочитав завязку сюжета, подсознательно ждёшь какой-то чертовщины, чего-то потустороннего, чуждого и непостижимого, а автор мастерски подводит тебя к развязке, умело нагнетая пугающую атмосферу. А потом все ниточки связываются воедино, и ты понимаешь, что страшнее рассказ не сделали бы ни черти с дьяволами, ни вампиры с оборотнями, ни даже десяток разом пробудившихся Ктулху...

Голод в Поволжье, о котором сохранилось слишком мало по-настоящему достоверных исторических свидетельств. И одновременно — слишком много, стоит лишь подумать о том, что людоедство получило в те времена весьма широкое распространение, масштабы которого навсегда сокрыты сухими строчками официальных докладов и донесений.

Сонный провинциальный городок конца 30-х годов прошлого века. Не до конца изжитые представления о потустороннем среди населения, которое ещё не стало «советским» в полном значении этого слова, и в котором ещё слишком сильна память о страданиях и лишениях Гражданской и последующей разрухи.

Два разновременных исторических пласта и три сюжетные линии, постепенно сходящиеся в по-настоящему страшном и неожиданном финале, от которого аж оторопь берёт.

И всё тем же неприятным морозцем по коже простые, вроде бы, слова из воспоминаний некоей Екатерины Николаевны Минаевой, выбранные автором в качестве эпиграфа:

«Они рядом живут, на них внимания вроде не обращаешь, боисся их. Да, боисся. Вдруг начнут заново жрать…»

Великолепный рассказ. 100 %-ный русский хоррор. Нахожусь под впечатлением уже почти две недели.

Разумеется, безоговорочно рекомендую.

Оценка: 10
–  [  7  ]  +

Иван Белов «Зовущая тьму»

Seidhe, 27 февраля 2019 г. 11:02

Второй из прочитанных рассказов Ивана Белова. Приступал к чтению с воодушевлением.

Ещё бы — хоррор на древнерусском материале, да во времена монголо-татарского нашествия, да ещё и от автора шикарного, по-настоящему страшного, рассказа «Рядом с тобой» из прошлой антологии...

В итоге — немного разочарован. Не могу сказать, что рассказ плох, но показался он каким-то простоватым что-ли.

Во-первых, как уже говорилось, это — вовсе не хоррор. Это фэнтези. Пусть и довольно колоритное, пусть и с налётом дарковости, пусть и на материале родной истории, но — всего лишь фэнтези.

Во-вторых, НАСТОЛЬКО проспойлерить сюжет уже в названии — это надо постараться. И автор — постарался.

В-третьих, от исторического хоррора я жду, прежде всего, бережного отношения к истории и психологической достоверности в действиях персонажей, а рассказу «Зовущая тьму» и того, и другого несколько не хватает. И дело даже не в том, что уже в начале рассказа упоминается «богатый торговый Новгород, спасенный вспухшими реками и жадными пастями бездонных трясин» — расхожее заблуждение, от которого давно отказались в современной историографии, ведь монголы повернули назад ещё ДО начала весенней растутицы совсем по другой причине. Да и сам автор чуть позже причину эту в тексте предельно чётко обозначает — «от восьмидесяти трех воинов сотни, начавших поход, остались четырнадцать» — так о каком продолжении завоевательного похода может идти речь? Но это всё слишком спорно, чтобы ставить автору в укор. А вот действия сотника Сохора, одержимого идеей найти несметные сокровища, скрытые по слухам в глухих муромских лесах, вызывают больше вопросов. Пятнадцать степняков лезут в неизведанные лесные дебри, гонимые жаждой наживы? Как-то сложно мне в это поверить: совсем не монгольская это тактика — действовать «малыми группами». Да и некоторые другие мотивы и поступки монгольских воинов логичными назвать довольно сложно — действительно, зачем древние книги шаману, который не умеет читать?

И последнее. Рассказ написан в достаточно странной манере. Вернее, написан-то он с литературной точки зрения как раз хорошо — колоритные картины разорения русских земель; скупыми, но сочными мазками обрисованные судьбы монгольских воинов и нравы, среди них царящие; картины таинственного древнего леса, в сердце которого ведёт отряд сотника Сохора странная проводница... Но взгляд постоянно цеплялся за фразы типа «под пальцами масляно звякнул кольчужный панцирь ильчирбилиг», «подыгрывал на сладкозвучном ятаге, имеющем двадцать одну струну» или «замахнулся плетью-ташурдах», которые свойственны скорее научно-познавательной литературе для детей, чем фэнтези или хоррору. Понимаю, разумеется, что сделано это намеренно, для придания рассказу определённого «этнического привкуса», просто сделано — немного странно. Если из текста и становится понятно значение некоторых слов, вроде эмэгтей-старуха или хухэд-ребёнок, то значение фраз «воняет, как сотня дохлых чонынов» или «к четгеру духов» так и остаётся загадкой. А уж когда воины или шаман Хулгана начинают сыпать монгольскими ругательствами, становится и вовсе обидно! В связи с этим, хочу официально обратиться к уважаемому автору: Вы уж, пожалуйста, в следующий раз или все непонятные слова пояснительными сносками снабжайте, или вообще ничего не поясняйте — пусть читатель мозги напрягает, а то очень уж обидно, что мы теперь знаем, как плётка по-монгольски называется, но не перевели нам монгольскую матерщину «хуз ам ухкун», «ах хар ишэра», «шэб мэну тах» и, разумеется, «оозгойн толгой, улу хем, бу шода«! =)))

Подводя итог, остаётся признать, что всё вышеизложенное — лишь мои незначительные придирки к хорошему, годному рассказу, вызванные, скорее всего, синдромом завышенных ожиданий. Иван Белов способен выдавать действительно сильные тексты, и другие опубликованные рассказы автора — лишнее тому подтверждение. В любом случае, рассказ «Зовущая тьму» — достойный образец тёмного фэнтези, впечатления от которого слегка испортило спойлерное название и не всегда логичное поведение персонажей. В остальном, всё на высоте — антураж интересен и необычен, выбранная историческая эпоха любопытна, а затаившаяся в глухих муромских лесах тьма имеет даже некоторый лавкрафтианский привкус.

Одним словом, 8 баллов для рассказа не жалко. Однозначно рекомендую любителям тёмного фэнтези.

Оценка: 8
–  [  7  ]  +

Иван Белов «Ванькина любовь»

Seidhe, 27 февраля 2019 г. 11:02

Третий из прочитанных рассказов Ивана Белова. После немного разочаровавшего рассказа «Зовущая тьму» и мельком прочитанных отзывов на данный рассказ, ничего особенного от «Ванькиной любви» не ожидал.

Прочитал. И снова — однозначные 10 баллов в моей системе оценивания! Даже больше скажу: «Браво, автор!»

Единственное, с чем я согласен из всей критики, так это с тем, что рассказу не место в «ССК-2019». Да и то потому лишь, что по поднимаемой проблематике «Ванькина любовь» гораздо шире, чем просто ещё один, пусть даже самый талантливый, хоррор-рассказ, призванный «всего лишь» (я в курсе, что это очень трудно — потому и в кавычках) напугать читателя.

Прежде всего, покорил антураж. Это одновременно и хорошо узнаваемые северо-восточные русские земли конца XIV-начала XV веков, и вполне себе фэнтезийный мир на основе славянской мифологии, в котором рядом с людьми обитают (и вполне себе взаимовыгодно взаимодействуют) вурдалаки, путников пытаются сбить с дороги мавки, на болотах можно встретить живые деревья, а на воротах, ведущих в село Неклюдово со стороны Твери, «приколочена башка кикиморы, просмоленная, высушенная на солнце, до сих пор внушающая ужас, покрытая наростами и бахромой коротких щупалец, с пастью, полной кривых желтых клыков». При этом особой комичности я в рассказе не заметил, не говоря уж о хиханьках-хаханьках, на которых сетуют в других отзывах. Да, манера повествования выбрана нарочито-сказочная, но ни в какие «индо взопрели озимые» и прочие «рассупонилось красно-солнышко» автор не скатывается. Да и не в антураже дело — мало мы все, в конце-концов, что-ли славянского фэнтези всех мастей читывали?

А вот сама рассказанная история — дело совсем другое...

Да, общий посыл у неё банален — люди порой страшнее любой нечисти. Но подано всё настолько грамотно, что поневоле понимаешь: а ведь у всех, без исключения, героев — своя правда. Можно сколько угодно осуждать любого из них, и думать, что никогда не поступил бы подобным образом, но... Много ли стоят судьбы других людей, когда на кону здоровье или жизнь твоих близких? Оправдано ли скинуться всем селом, чтобы привезти из далёкого Новгорода незнакомую девку и отдать её вурдалаку, который это село оберегает от всех напастей, заботясь тем самым не о себе — о бабах, стариках и детях? Всегда ли любовь стоит того, чтобы рискнуть ради неё всем? На что готовы люди ради счастья своих детей?

И множество других, не менее сложных, вопросов без ответов в таком, казалось бы, простеньком и несерьёзном тексте...

Подводя итог: отличный рассказ в фэнтезийном антураже, ярко иллюстрирующий прописную истину о том, как трудно иногда понять, кто в рассказанной истории — настоящее чудовище. Рекомендую.

P.S. Почему-то при чтении не оставляла мысль, что эта история вполне могла бы выйти из-под пера Святослава Логинова. А для меня это — высшая степень похвалы! =)))

Оценка: 10
–  [  2  ]  +

Святослав Логинов «Источник жизни»

Seidhe, 24 февраля 2019 г. 14:49

Когда за плечами автора роман о посмертном существовании «Свет в окошке», казалось бы — зачем ещё раз возвращаться к этой теме? Лучше ведь всё равно, наверное, уже не напишешь? Соглашаться или не соглашаться с автором — дело, разумеется, каждого отдельного читателя, но то, что роман цепляет и производит впечатление — этого не отнять. Я, по крайней мере, читателей, оставшихся равнодушными, не встречал.

Однако, роман повествует о посмертии, которое ожидает всех, а небольшой рассказ «Источник жизни» — это страшная притча о посмертном существовании, уготованном для алкоголиков. Жутковатая вещь, после которой мысль попить вечером пивка как-то сама собой улетучилась...

Оценка: 8
–  [  5  ]  +

Карина Шаинян «Амбра»

Seidhe, 21 февраля 2019 г. 13:32

Я уже говорил в своих отзывах на другие произведения Карины Шаинян, что не берусь даже приблизительно классифицировать, к какому литературному жанру они относятся, но раз уж чаще всего на них лепят ярлык «магический реализм», будем считать, что это — он. А к данному жанру я, по большому счёту, равнодушен. Но одного у прозы Шаинян не отнять — картины и образы, сотворённые её фантазией, врезаются в память накрепко.

Рассказ «Амбра» я уже читал. Лет пять, наверное, назад. И я совру, если скажу, что остался от него в полном восторге. Потому что истории, написанные в жанре этого самого магического реализма, в которых не совсем понятна разница между реальностью и вымыслом, а течение времени подчиняется каким-то неведомым законам — это не совсем «моё». Но когда несколько дней назад наткнулся на упоминание об отзыве уважаемой Тиань на данный рассказ, вспомнил его сразу же. Потому как история девушки, проглоченной кашалотом, сумевшей выжить в его нутре и вернуться в мир живых, пусть и совсем не той, которую кашалот проглотил — это, конечно, сильно...

Рассказ о непредсказуемости судьбы, ставящий сложный философский вопрос — стоит ли цепляться за прошлое и пытаться вернуть то, что потеряно навсегда. По крайней мере, я воспринимаю его именно так. Как воспримите вы — сложно сказать. Рекомендовать могу только поклонникам «пограничных жанров» — магического реализма, вирда и так далее.

Впрочем, есть у прозы Шаинян и ещё одно неоспоримое (для меня) достоинство — написано действительно красиво:

«Старая мамбо одинаково ловко штопает мужские рубашки и женскую плоть. Ее сморщенная кожа чернее ночного моря, волосы – белые, как сердцевина кокоса, а на юбке нарисованы все узоры, какие только существуют в мире...»

За это балл и накину.

Оценка: 8
–  [  1  ]  +

Карина Шаинян «Бубен»

Seidhe, 20 февраля 2019 г. 14:06

Творчество Карины Шаинян (или, по крайней мере, та часть его, с которой мне довелось познакомиться) очень сложно втиснуть в какие-либо рамки. Это одновременно и не шибко любимый мной магический реализм, и фантастика, и условный реализм с упором на психологичность, и мистика, и нечто совсем уж непонятное, заставляющее вспомнить о творчестве товарищей Сорокина с Пелевиным... Но зачем пытаться систематизировать и классифицировать, если у текстов Шаинян есть одна отличительная черта? Они — цепляют! И небольшой рассказ «Бубен» — не исключение.

СпросИте меня: «И о чём он?», я с ходу и сформулировать не смогу. И после долгих раздумий не смогу.

Потому что это — эмоции, это — настроение, это — иное, нелинейное восприятие мира и времени, свойственное другим народам, временам и культурам, это сложно объяснить, потому что надо — почувствовать, потому что «мох в уши, волосы на глаза — я не верю в то, что снаружи, и поэтому мой бубен до сих пор поет»...

Хороший рассказ. Любителям «всяких разных чукчей» (так моя супруга характеризует мои интересы и увлечения) должно понравится. И зря заминусовали отзыв уважаемой Yazewa, всё она правильно в слова оформила:

»...Бубен бьёт, Карина пишет...»

Оценка: 8
⇑ Наверх