FantLab ru

Все отзывы посетителя Демьян К

Отзывы

Рейтинг отзыва


Сортировка: по дате | по рейтингу | по оценке
–  [  2  ]  +

Конни Уиллис «Книга Страшного суда»

Демьян К, 6 мая 16:54

Совершенно случайно роман, давным-давно отложенный для прочтения, оказался суперактуальным: читаешь и почти каждую страницу сопоставляешь с происходящим за окном и в мире, и находишь много общего. Не может не производить впечатления то мастерство, с каким автор погружает читателя в эпоху Чёрной Смерти середины 14 века, однако не может не удивлять (причём неприятно удивлять) слишком уж подробное погружение в эту эпоху со всеми её ужасами — я бы даже сказал, что местами автор не погружается в ужасы, а их смакует. По-хорошему, автор, используя форму хронооперы, применяет фантастическое допущение о возможность путешествий во времени только для одного — чтобы надавить на нервы. Местами читать очень тяжело — когда, например, описывается, как медленно, но верно умирает маленькая девочка. С одной стороны, роман вроде бы кончается хорошо — главную героиню спасают, но какой ценой даётся ей это спасение? Короче, мне совершенно не понятно, за что книге дали «святую троицу» Хьюго-Небьюла-Локус, потому что, по большому счёту, книга не имеет отношения к фантастике. Если бы автор с таким же тщанием и постоянным нагнетанием мелодраматических эффектов написала исторический роман про то время, я бы понял — ориентация на женскую аудиторию и выжимание из неё слёз даёт до сих пор верные продажи (как у всех этих бесчисленных колин маккалоу, которые вроде бы пишут исторические романы, а на самом деле просто очередную мелодраму в исторических декорациях), но зачем это всё оборачивать в обёртку хронооперы, — просто не понимаю. Ну да, хорошо написано, читается почти на одном дыхании, но при чём тут фантастика?..

Оценка: 8
–  [  0  ]  +

Артур Кларк «Город и звёзды»

Демьян К, 28 апреля 08:14

Чуть ли не первый текст «классика» (а из прочитанного у Кларка — это 7-й роман), от которого я — местами — получил удовольствие (то ли действительно местами неплохо написано, то ли переводчик Кубичев сильно улучшил первоисточник). С одной стороны, Кларк явно начитался другого классика — Стэплдона, и замах у него получился нехилый — на миллиарды лет. Только я бы сказал, что в силу слабого знакомства с матчастью все выводы автора и все его спекуляции по поводу далёкого будущего человека и человечества, мягко говоря, не стоят выеденного яйца. Один элементарный просчёт: жители Диаспара обрели бессмертие и при этом больше не размножаются... Ладно, пусть такого быть не может, потому что смертность и способность к размножению — определяющие признаки хомо сапиенса, — но автору взбрело в голову «наградить» будущего человека этими качествами. Вообще-то следующий ход мысли должен был подвести его к тому, что такой человек перестал быть человеком. Следовательно, он должен был поменяться так, что ничего общего с нами у него не осталось, — ни целей, ни желаний, ни даже просто мыслей. Автору недосуг думать над такими сложными вещами — он продолжает спекулировать, рассказывает про какую-то мифическую дружбу этого «нового» хомо с обыкновенным человеком (это похоже на «дружбу» некоторых нынешних людей с животными — им примерно столько же можно друг другу сказать, как героям книги Кларка), про какие-то «глобальные» идеи, которые обуревают бесполое, по сути, существо — главного героя. И так — если разбирать — можно описывать авторские проколы пачками. Только зачем? «Классик» Кларк ныне находится в статусе уже довольно хорошо подзабытого классика. Пройдёт ещё пара десятков лет, и он перейдёт в разряд классиков типа Жюля Верна — можно будет давать почитать подросткам, чтобы подготовить к более серьёзным книгам, — не более того. Только и этого не будет. Большой художественный текст как формат по большому счёту уже давно умер. И продолжать «воскрешать мертвецов», чем у нас постоянно занимаются некоторые издатели и некоторые читатели, — в общем-то, совершенно пустая трата времени. P.S. Я данный опус прочитал по одной простой причине — он давно стоял у меня в очереди на прочтение, а тут образовалось в связи с режимом самоизоляции некоторое свободное время. Если бы не это, он бы ждал, видимо, ещё много лет.

Оценка: 7
–  [  0  ]  +

Нил Стивенсон, Дж. Фредерик Джордж «Интерфейс»

Демьян К, 22 апреля 18:30

Молодый и бодрый Стивенсон в соавторстве с никому не известным товарищем клепает бодрый и ОЧЕНЬ злободневный роман про текущую американскую политику. Про ЧУДОВИЩНЫЙ американский госдолг (на год написания — 1994-й — бывший в разы меньше нынешнего), про насквозь прогнивший мир американской политики. В который стоит только попасть честному человеку, как ВСЯ КОНСТРУКЦИЯ рушится. С одной стороны, это был тот путь, который молодой Стивенсон мог избрать и стать злободневным политическим романистом, пишущим только о современности-злободневности, — с другой, слава богу, что он его не избрал и стал писать романы о будущем и прошлом, в которых сказал те вещи, которые в злободневные романы не засунешь... Но даже и в 35 лет Стивенсон мог выдавать то фирменное «стивенсоновское», от чего получаешь неизъяснимое удовольствие. Если бы у нас так умели писать хотя бы некоторые (когда невозможно оторваться от текста при том, что ни малейшего сочувствия ни к героям, ни к автору ты не испытываешь), текущая русская литература могла бы претендовать на величие. Американской — мусорной на 95% — наличие одного Стивенсона (а также Симмонса и ещё пары-тройки великих «реалистов» типа Остера) обеспечивает величие без всяких скидок. Что не удивительно — литература, что бы кто ни говорил, есть всё-таки отражение жизни, а не наоборот.

Оценка: 7
–  [  3  ]  +

Ирвин Уэлш «Резьба по живому»

Демьян К, 2 апреля 11:02

Чем старше становится Уэлш, тем жёстче и злее, и хотя кажется, что всех своих — даже самых убогих и уродливых — героев он любит, в конце концов он не может не высказаться — и высказывается, наплевав на всякую политкорректность. По мне, пафос романа прост и прозрачен: вера либеральной публики в то, что все люди хороши, и только разные «вопросы»(как москвичей — квартирный) их портят — не имеет под собой никакой реальной основы. Как бы человека ни заставила измениться — внешне — жизнь, внутри он останется тем, кем был. И стоит только жизни намекнуть на то, что можно «вспомнить былое» — он вспомнит, и мало никому не покажется. Я не большой любитель трэша и гиньоля и думаю, что пытаясь откровенно высказаться, Уэлш немного перегнул палку — хоть все эти «откровенные» сцены в конечном итоге и играют на «сверхидею» книги, — можно, как мне кажется, было бы этого всего и поменьше.

Оценка: 8
–  [  5  ]  +

Виктор Пелевин «Тайные виды на гору Фудзи»

Демьян К, 15 марта 14:22

Для начала цитата из романа: «-...Ничего такого, что стоило бы защищать, в мире нет. Ни у них нет, ни у нас… Потому что…

Юра опять замолчал, как бы вглядываясь в суть вещей.

- Почему?

- Потому что ничего нет. Ничего вообще. Нигде. Никогда не было. И никогда не будет.

И Юра показал кому-то в пространстве короткий и напряжённо выгнутый волосатый фингер.

Разговор, придавленный последней фразой, стих.»

В качестве отзыва могу только добавить, что этой фразой (или сутью фразы), можно сказать, «придавлено» всё творчество г-на Пелевина. Да, у него неплохое чувство юмора, он иногда очень неплохо «концептуализирует» окружающую реальность, одновременно прикалываясь над нею, но практически после каждого его текста всплывает именно этот вопрос: если ничего нет, то ради чего все эти 300-400-500 страниц стёба и издевательства над всем и вся? Понятное дело, даже человеку, который свято верит в то, что ничего нет (или впаривает постоянно свою веру другим людям за небольшую денежку, на самом деле не веря ни во что), надо что-то кушать и во что-то одеваться... Но, ей-богу, я уже много лет не могу понять, как г-н Пелевин, который, судя по всему, не получает никакого особого удовольствия от написания своих книг (он совершенно явно не графоман в хорошем смысле этого слова — по всему видно, что писание даётся ему если не с трудом, то уж точно без удовольствия), продолжает выдавать на гора по книге в год... То ли это такая мазохистическая епитимья (ничего нет, но «мы это дело поломаем» и назло самому себе наступим на горло собственной песне), то ли просто нужда заела... в последнее верится с трудом — думаю, из современных русских писателей г-н Пелевин один из самых небедных.

P.S. Простой вопрос самому себе — а если ты много лет не понимаешь, зачем автор пишет то-то и то-то, — то зачем ты продолжаешь читать его книги? Ответ тоже очень простой: данную книгу увидел на полке в библиотеке, и рука сама собой потянулась и хапнула... У автора инстинкт писательский, а у читателя — читательский.

Оценка: 7
–  [  3  ]  +

Генри Лайон Олди «Повести о карме»

Демьян К, 7 февраля 00:30

Так получилось, что у Олдей я прочёл первый роман — до этого читал либо короткие повести-рассказы, либо статьи на злобу дня... когда-то давно пытался прочесть «Кукольник» и залип на первой трети. Что ж, стилистика примерно та же — авторы никуда не спешат, — но почему-то этот текст я осилить смог. Подозреваю, по одной-единственной причине, — мне интересно всё, что хоть как-то связано с Японией. Свобода, с которой авторы описывают столь далёкую и чуждую страну, не может не впечатлять, и я впечатлён — таки местами кажется, что читаешь про средневековую Японию, — ну прямо Ихара Сайкаку и Басё в одном флаконе — с некоторыми отклонениями от оригинала. И всё же, и всё же. Проблема в том самом «фантастическом допущении» — том самом «фуккацу». По мне, допущение не очень продуктивно. Слишком оторвано от жизни и слишком притянуто за уши. А так — вообще-то вполне себе ничего «роман воспитания» про становление молодого человека (наверняка во второй части «становление» будет доведено до логического конца). Правда, ГГ — молодой человек — совсем не похож на современных молодых людей, ну так именно для этого он и помещён в средневековую фэнтезийную Японию — авторы никого ничему не хотят учить (не то нынче время, чтобы писатели занимались «инженерией человеческих душ»), они просто забавляются и пытаются позабавить достопочтенную публику, не более того.

Оценка: 7
–  [  2  ]  +

Мишель Уэльбек «Зачем нужны мужчины?»

Демьян К, 24 декабря 2019 г. 14:55

С одной стороны, если учесть тот факт, что слухи об успешном клонировании кого бы то ни было (в т.ч.несчастной овечки Долли) сильно преувеличены, на самом деле никого клонировать нельзя, и весь этот пиар вокруг этой темы — не более чем «имитация бурной деятельности», то можно сказать, что и страхи автора сильно преувеличены. Вспоминается известная песня (1967 примерно года!!!) Высоцкого — «что если и там — почкованье?!», которая за 50 лет так и не стала реальностью — и слава богу. С другой стороны, нельзя не согласиться с другим авторским посылом — в этом мире на самом деле никто никому не нужен, все ищут только удовольствия и комфорта и даже инстинкты уже не могут нас заставить сделать хоть что-то «альтруистическое». Обидно мне, досадно мне, — ну ладно.

Оценка: 8
–  [  2  ]  +

Мишель Уэльбек «Снижение пенсионного возраста»

Демьян К, 24 декабря 2019 г. 14:41

Можно только пожалеть о том, что наши чиновники, не отягощённые излишней тягой к изящной словесности, не ознакомились с трудами великого французского писателя и социолога (по мне, больше социолога, чем писателя). Ознакомились бы — не наделали бы глупостей, которые чреваты для нашей многострадальной родины немалыми неприятностями.

Оценка: 7
–  [  5  ]  +

Войцех Орлиньский «Лем. Жизнь на другой Земле»

Демьян К, 3 декабря 2019 г. 17:11

Да, безусловно, некую работу автор проделал, особенно много прочитал писем и другой побочной литературы, относящейся к герою своей книги, переговорил с кучей людей, знавших Лема, да и сам успел взять у него интервью. Да, автор любит лемовское творчество настолько, насколько вообще можно любить чужие книги. Да, в силу своей профессии автор пером (точнее, текстовым редактором) владеет неплохо. Но чего я никак не могу сказать — так это что его книга талантливая; максимум — добротно сработанная. По большому счёту, автор сделал в этой книге всего 2 важные вещи: 1) он довольно подробно описал детство и юность героя, деконструировав (насколько «талант» позволил) попутно те мифы, которые Лем сам о себе нагородил за свою жизнь (правда, даже в этом важном разделе он очень сильно опирался на книгу другой польки, которая раскопала львовскую родословную Лема); 2) попытался через банальные фрейдистские построения объяснить некоторые тексты Лема (с человеком произошло в детстве-юности то-то и то-то; в такой-то книге он написал то-то; всё это он написал только потому, что с ним в детстве-юности произошло то-то и то-то; мягко говоря, подход, может быть, и эффективный в смысле яркости и неожиданности «гипотез», но, по большому счёту, ничего не объясняющий в творчестве конкретного писателя). При этом автор, мягко говоря, даже не попытался раскрыть самую главную загадку Лема, — ту, которая меня лично интересовала с того момента, как я узнал, что: а) Лем имел еврейское происхождение, б) он очень любил польскую поэзию и литературу. Загадку не только Лема, но и всей польской литературы 20 века: почему, собственно, лучшим писателем 20 века в Польше оказался еврей? В стране, которая по своему неприкрытому государственному и «народному» антисемитизму была второй на континенте после Германии в первой половине 20 века, а после падения Третьего Рейха стала просто первой? (Сейчас в политкорректной Европе на это никто не обращает внимания, но, например, Спилберг в финальных титрах «Списка Шиндлера» очень чётко указал на степень «благожелательности» польского государства к своим евреям — и это было совсем недавно, в 1993 году.) В этой книге было 2 ударных момента, которые поставили для меня этот вопрос ребром: а) оказывается, практически все родственники Лема (кроме родителей) погибли в фашистских концлагерях; б) одна из родственниц Лема погибла в известном келецком погроме 1946 года — т.е.уже конкретно польском погроме, а не немецком. Автор немного как бы говорит что-то вокруг этой темы, но даже не пытается объяснить, почему Лем тогда не уехал, а точнее, не сбежал из такой «горячо любящей всех своих граждан» страны (а именно после келецкого погрома выехало энное количество евреев, которые поняли, что ничего особенно хорошего их в Польше не ждёт). Если попытаться объяснить «за автора» — т.е.сделать ту работу, которую он почему-то не стал делать, — то первым приходит простое соображение, что у Лема были довольно старые родители, которых он не мог бросить и взять с собой тоже не мог, поэтому, собственно, и остался. Однако это «бытовое» объяснение всё-таки не объясняет того, почему еврей стал самым великим писателем Польши 20 века (а по мне, так и самый великим польским писателем всех времён). И мне приходит в голову только одно объяснение — на самом деле Лем не был польским писателем. Сколько читал разных польских современников Лема, я всех их сравнивал с ним и всё время у меня возникало очень странное ощущение: Лем — писатель мировой величины, а все остальные поляки — типа местечковых репортёров, пишущих о всякой ерунде с ужасно напыщенным видом. Лем был мировым писателем (и не важно, что бОльшая часть мира — особенно англосаксонская — о нём даже не слышала), потому что его волновали судьбы мира и человечества (как жаловался его сын: «я хотел с папой поговорить о своих делах, а он всё о туманностях и чёрных дырах!»), а не судьбы страны, в которой ему «повезло» родиться и состояться. И единственная причина, по которой Лем оказался-таки польским писателем — очень банальна, — несмотря на его еврейство родным языком для него был польский, на нём он прочитал в детстве — до того, как овладел другими языками, — все свои самые любимые книги, — и поэтому просто не мог писать на другом языке (как сказал другой писатель: «моя родина — мой язык»). Что ни говори про данный опус, но биограф писателя, который даже не пытается проанализировать взаимоотношения писателя со своим самым главным рабочим инструментом (типа чего обсуждать технические детали?), зато посвящает кучу страниц бессмысленным описаниям автомобилей, автомобильных гонок и методов «доставания» дефицитных запчастей, делает свою работу как-то не совсем правильно. Или просто не до конца.

Оценка: 7
–  [  1  ]  +

Захар Прилепин «Допрос»

Демьян К, 28 ноября 2019 г. 14:34

Согласен — с одной стороны, конечно, почти Кафка, только Кафка по-русски, с милыми русскому сердцу подробностями (пластиковой бутылкой по голове — очень эффективно и даже синяков не остаётся). С другой — кажется, Прилепин просто постебался над известным либеральным мифом о том, что любая жертва наших доблестных правоохранительных органов достойна любви, уважения и сочувствия. Не достойна — ни любви, ни уважения, ни сочувствия. Ибо даются они за нечто другое — не за страдания от несправедливых действий пластиковой бутылки следователя, а за более серьёзные поступки.

Оценка: 8
–  [  3  ]  +

Захар Прилепин «Любовь»

Демьян К, 28 ноября 2019 г. 13:55

Один из самых показательных рассказов Прилепина — как только он начинает рассказывать чужую историю, ему тут же становится не интересно и работает он спустя рукава, хотя вроде бы и честно отрабатывает свою «смену в 8 часов». Почти сразу после начала чтения понимаешь, что история не о себе любимом, поэтому ничего ценного в этой истории не найдёшь. При всей безусловной одарённости и приобретённой долгими годами упражнений мастеровитости Прилепин так и не смог стать беллетристом — хорошо он может писать только о себе и о том, что касается его непосредственно. Впрочем, это как раз тот самый случай, когда писатель, повествуя только о себе любимом, походя затыкает за пояс тысячи «литераторов», которые вроде бы вполне себе профессионально и с огоньком «веселят публику». Прилепин публику почти никогда не веселит — несмотря на все его почти бесконечные прогоны о том, как ему нравится жизнь, истории его по большей части довольно депрессивные и никакого рая не обещают. Но, по мне, так честнее и правильнее. Рая нет и не будет — но некоторые всё-таки не попадут в ад.

Оценка: 6
–  [  6  ]  +

Захар Прилепин «Некоторые не попадут в ад»

Демьян К, 26 ноября 2019 г. 20:19

По мне, лучшая книга Прилепина на данный момент (из прочитанного; не читал «Обитель» и «Черную обезьяну» — и не очень хочется, ибо Прилепин силён именно в художественном осмыслении того, что видел и слышал, а беллетрист из него так себе). И никакой это, конечно, не роман, — это третья часть публицистическо-мемуарно-философической «Донбасской трилогии»(условной), очередного «опыта художественного исследования» — после «Чужой смуты» и «Всё должно разрешиться». Просто написано это на порядок лучше всего сделанного Прилепиным раньше — местами нельзя не удивляться, как писатель Прилепин вырос за те 3 военных года, за которые не прочёл ни одной книжки — и стилистически, и, так сказать, кинематографически, ибо смонтирована книжка просто блестяще (я проглотил за вечер и пару предутренних часов). С одной стороны, текст, конечно, в каком-то смысле агитационно-пропагандистский. А как же без этого, ведь надо оправдать свой, судя по всему, бессмысленный (как для самого автора, так и для «большой северной страны») вояж в ад на Земле, откуда вернулся почти что исчерпавшим себя и потерявшим почти всех боевых товарищей (о чём говорил открыто в интервью). Но одновременно, я бы сказал, текст не только о войне, но и о жизни вообще — точнее, конечно же о жизни мужчины средних лет, точнее, о том, как она начинает медленно, но верно клониться к закату и ничего с этим не поделаешь. В этом смысле поразителен эпизод о том, как Прилепину пачками писали мужики со всей России с просьбой взять в батальон, «потому что жена совсем достала». Прилепин всем им отказывал — типа нечего на войну ехать от безысходности, типа нам идейные нужны. А сам-то? На три года сбежал в ад — от любимой жены и четырёх обожаемых детишек (пусть и привозил их потом к себе на какое-то время). Не всякий решился бы.

Оценка: 9
–  [  7  ]  +

Мишель Уэльбек «Серотонин»

Демьян К, 26 ноября 2019 г. 18:30

Очередной безжалостный и очень точный диагноз не то что загнивающему, а просто-таки помирающему и начинающему разлагаться прямо на глазах европейскому (прежде всего французскому, но в целом — европейскому) миру руки великого, пожалуй, писателя, который раньше нередко мелкотемничал — всё о сексе, да о жратве, не более того, — но на склоне лет таки решил уже резать правду-матку, не считаясь ни с какими табу и авторитетами. Роман можно читать как историю неудачной жизни типичного представителя среднего класса, окончательно обессмыслившейся к его почти полтиннику, но лучше его читать как развёрнутое социологическое исследование европейского общества с тем самым неутешительным диагнозом-прогнозом в конце — и с очень яркими, смешными, а порой откровенно пугающими иллюстрациями к данному исследованию. Мы не просто все умрём — мы все умрём в тоске и печали. Мало того — многие уже умерли, и по улицам вылизанных европейских городов и курортов продолжают передвигаться этакие живые мертвецы. Вот уж зомби-хоррор так зомби-хоррор! Любому нормальному человеку хочется смотреть в будущее с оптимизмом — но по прочтении такого злого и умного романа в очередной раз «со стеклянной ясностью» понимаешь, что особых поводов для оптимизма, в общем-то, нет.

Оценка: 9
–  [  2  ]  +

Ирвин Уэлш «Тупая езда»

Демьян К, 19 ноября 2019 г. 20:44

Прочлось на одном дыхании, хотя местами от омерзения чуть не тошнило. Наш Великий и Ужасный даже не шотландец, а эдинбуржец вернулся в родные пенаты и к родным до боли героям после небольшого — относительно удачного — «путешествия в Америку»(«Сиамские близнецы») — и правильно сделал. Таки да, с возрастом Уэлш стал совсем откровенным и совсем отвязным — такое ощущение, что для него уже не осталось никаких табу — впрочем, чего уж тут, все мы взрослые люди и всем всё ясно. Странно, но этот роман напоминает сюжетом — пусть и на несколько «сниженном», а точнее — «низовом» уровне — известные при царе Горохе повесть и фильм Ставиньского «Час пик». Только в отличие от главного героя поляка-католика, который, оказавшись перед лицом смерти, решил всё раздать, ничего не прося взамен, герой Уэлша, то ли протестант, то ли абсолютный атеист (подозреваю, две эти категории людей довольно близки друг к другу по духу), оказавшись в ситуации, когда его жизнь, по сути, полностью утратила смысл, если чего и раздал, так совсем немножко, по мелочи (приятелю подсобил занять своё место в порноиндустрии, например; и, наоборот, отговорил дочку от порнокарьеры), зато напоследок ещё и нехило кинул своего «друга» и нанимателя. А потом — когда смысл неожиданно вернулся — так же спокойно и с большой радостью вернулся к своей обычной жизни с её постоянным мелким мошенничеством — а точнее, к бессмысленному прожиганию оной путём горячо любимых случайных и бессмысленных связей. С одной стороны, именно на таких героях — абсолютных маргиналах и отморозках — Уэлш и сделал свою карьеру и, само собой, не может их в глубине души не любить и не может им не сочувствовать. С другой — бессмысленность их существования только ярче выпирает в его сочувственных описаниях их жизни. В каком-то смысле он своим отношением к «простым» людям близок к Мураками — только тот даже самого замшелого и ничем не выдающегося неудачника воспевает как «соль земли», а Уэлш сперва долго и упоённо описывает всю мерзость этих «титанов», на которых держится земля шотландская, долго и со смаком их высмеивает, но в конечном итоге говорит почти то же самое: они не виноваты, виновата система, что они такие подонки, но таки они люди, мелкие, подлые, мерзкие, но люди, и я их люблю. Тем более что мои книжки про них покупает совсем другая публика и позволяет мне не ходить на работу, за что ей — этой публике — большое отдельное спасибо (как он прямым текстом написал в послесловии к «Сиамским близнецам»). В очередной раз могу только пожалеть, что в русской литературе нет ни своего Мураками, ни своего Уэлша, — наши современные писатели в подавляющем своём большинстве ничего не хотят знать про свой народ — как будто его нет вообще. Впрочем, литература — всего лишь отражение того безумия, которое царит в обществе, — то самое печальное зеркало, на которое неча пенять.

Оценка: 8
–  [  5  ]  +

Харуки Мураками «Убийство Командора»

Демьян К, 12 ноября 2019 г. 12:58

Прочитав вышедший после большого перерыва очередной опус любимого писателя, вдруг понял, за что я так люблю его сочинения. Дело не в забавных сюжетах (Мураками далеко не мастак выстраивать хитроумные сюжеты), не в постоянных «тайнах» и «фантастических существах», которыми кишат его произведения (я не поклонник фэнтези и всегда воспринимал любое фантастическое существо прежде всего как метафору, пусть даже и «ускользающую»), не в сплошных скрытых и открытых аллюзиях на западную культуру (которую автор знает намного лучше меня — про 90% упоминаемых песен и групп я даже не слышал; мало того, у меня даже не возникает желания найти их и послушать — у каждого своя культурная память), — и не в постоянном авторском гимне «маленькому человеку», каковым сам являюсь и, казалось бы, именно данное обстоятельство должно быть для меня самым лестным в текстах Мураками. И, как ни странно, не в той самой фирменной интонации, хотя от неё местами я лично получаю неизъяснимое удовольствие. Дело в том, что стоит за интонацией. Если попробовать кратко сформулировать: все герои Мураками живут в полном ладу с самими собой. Или точнее — в полном «социальном» ладу с самими собой и с обществом. Потому что они знают: что бы ни случилось лично с ними (жена ушла, депрессия накрыла с головой, тачка сломалась, работу потерял), — вокруг них, т.е.в их родной стране, ничего не изменится, всё будет так же тихо, спокойно и размеренно, как было до этого. И этому знанию или ощущению обычный русский человек, живущий всю свою жизнь как на вулкане (в любой момент не только с тобой, но и со страной может случиться всё что угодно вплоть до поной аннигиляции), не может не позавидовать. Да, в какой-то момент после долгого знакомства с текстами как Мураками, так и других японских писателей, я стал думать, что японцы — этакие зомби с абсолютно промытыми японской системой образования и социального управления мозгами... Безусловно, это, мягко говоря, было заблуждение. Японцы такие же люди, как и все остальные, просто более организованные и более «построенные» — таки японская система социального управления почти идеальна, ибо при ней страна развивается, пусть и не так быстро, как некоторые «лидеры», зато и не стагнирует, как некоторые другие, не будем показывать пальцем, кто. И в этом смысле не удивляет практически полная бессюжетность многих японских книг, в т.ч. и книг Мураками, — в стране, которая так устроена и так живёт, не может происходить ничего «сверхъестественного» — ну разве что во сне или в видениях наяву (что регулярно нам Мураками демонстрирует). Люди живут, ходят на работу, женятся, воспитывают детей и — не мучаются по поводу того, что изменить не в силах, по мере собственных сил делая мир — пусть не лучше, а всего лишь чуть комфортнее, но — последовательно, методично, изо дня в день. Данный роман в полной мере показывает именно эти «замысел» и «метафору»: на протяжении двух томов с героем что-то происходит, причём вроде бы странное и непонятное, но в конечном итоге это странное и непонятное приводит его к единственному правильному решению — вернуться к своей обычной и понятной жизни и прожить её день за днём всю, не отвлекаясь на разную ерунду. Жизнь, даже если в ней нет замысла и метафоры, нужно прожить — и точка. Какое утверждение может быть более «жизнеутверждающим», чем это?

Оценка: 7
–  [  3  ]  +

Нил Стивенсон, Николь Галланд «Взлёт и падение ДОДО»

Демьян К, 6 ноября 2019 г. 17:30

По прочтении возникает устойчивое ощущение, что роман написан после постоянных и настойчивых просьб редакторов «быть проще, и люди к вам потянутся» (что «Анафем», что «Семиевие» откровенно сложны для восприятия массового читателя и, подозреваю, совсем не так хорошо продавались, как «Ртуть»). С одной стороны, вполне себе узнаваемый Стивенсон, с другой стороны, изрядно «облегчённый» и «феминизированный». Никогда не любил всю эту «темпоральщину», потому что никогда не верил (по крайней мере, в осмысленном возрасте) в сказки про машину времени, и поэтому всегда пытался выловить во всех этих скачках через эпохи и «нити» хоть какую-то метафору, хоть какой-нибудь месседж. Если у родоначальника Герберта нашего Уэллса всё это было затеяно ради довольно серьёзных «общечеловеческих» обобщений, то эпигоны попёрли кто в лес, кто по дрова. Увы, даже в каком-то смысле великого Стивенсона не минула чаша сия: неужели всё это было затеяно ради того, «чтобы вернуть Крым Украине»(т.е.ради вопроса, в геополитических раскладах 21 века не стоящего даже выеденного яйца; тут Homo Sapiensa через колено ломать собираются — то ли в полуробота превращать, то ли в раба-донора для 1% «владык мира», а мы всё о каких-то жалких «вмещающих ландшафтах», «национальной безопасности» и военных базах на путях движения «товаропотоков») или, даже пусть — берём цель «повыше» — «уменьшить влияние России на Балканах»? (Каковое «влияние» в настоящее время равняется ровно нулю, если не ушло в область отрицательных величин.) Почему-то не хочется так плохо думать о Стивенсоне. Поэтому гипотеза одна и она совершенно «человеческая»: Стивенсон решил дать «путёвку в жизнь» своей соавторше — уж кто она ему, я не знаю, но после романа, написанного в соавторстве с «самим» Стивенсоном, у неё будет шанс сделать карьеру в литературе (может, критики про неё и слышали, но читатели, видимо, нет). Поэтому роман местами написан откровенно спустя рукава — причём именно в тех местах, где его писал Стивенсон (есть куски, которые написаны явно без участия соавторши); как пелось в известной песенке, «кто людям помогает — тот тратит время зря; хорошими делами прославиться нельзя». Славы Стивенсону этот опус не принесёт — впрочем, куда уж ему больше!? Но галочка в разделе «добрые дела» поставлена, и это хорошо: хорошим писателям тоже иногда полезно отдохнуть и ощутить «моральное удовлетворение» от собственной «щедрости». Отдельно нельзя не упомянуть одну ассоциацию, которая, казалось бы, совершенно нелепа, но тем не менее: читая все эти бесконечные рапорты, переписки и расшифровки деловых совещаний, не мог не вспомнить «Капитана Панталеона и Роту Добрых Услуг» Варгаса Льосы. Да, навряд ли Стивенсон читал Варгаса Льосу, но некий «постмодернистский» намёк на издевательство над всем описанным в «ДОДО» здесь просматривается. Если учесть, что ни в одном романе Стивенсона я ничего подобного не читал, напрашивается ещё одно «объяснение» данного опуса: Стивенсон подустал, ему надоело быть слишком серьёзным, решил немного развеяться, поиздеваться над самих жанром «хронооперы» — ну и заодно «своему человечку» помочь.

Оценка: 7
–  [  4  ]  +

Юваль Ной Харари «Sapiens. Краткая история человечества»

Демьян К, 25 октября 2019 г. 07:56

Увидел какое-то время назад автора в передаче Познера, и он произвёл не очень приятное впечатление своим откровенным словоблудием. Решил почитать книжечку. Ну да, автор для того, чтобы написать 500 страничек своей публицистики, много чего навысасывал из пальца, — конечно же, публицистики, её родной, никакой «историей» здесь и не пахнет, ибо для той «истории», которую описывает автор, почти нет источников, — не все, но многие построения (не только автора, но и «классиков», на которых он опирается) являются откровенной спекуляцией. Типа «я так думаю», потому что для этого есть пара-тройка «доказательств». Однако во многих моментах автор, безусловно, прав. Сапиенсы необычайно эгоистичны и эгоцентричны и всю планету перелопатили под себя — это не «история», это реальность, в которой мы живём. Такой вид — кто там, уж не знаю, господь бог, суперРазум из другой галактики или Её Величество Слепая Эволюция, — снабдили его суперпризнаком для выживания — большим мозгом. Никто, кстати, не просил. Использовали, как могли. Результаты налицо. Точнее, на лице планеты. Что будет дальше — никто толком не знает. Сожрём остатки экосистемы и сдохнем от недоедания? Или вылетим в открытый космос и начнём пожирать уже не собственную планету, а сперва Солнечную систему, а затем придёт черёд и Вселенной? Я не знаю. Да мне лично и не очень интересно. У меня нет 10 лимонов баксов для апгрейда и вечной жизни (про 10 лимонов сказал другой гость Познера, фамилию не помню, специалист по «вечной жизни» — когда его спросили про эту саму вечную жизнь) — и никогда не будет. У меня есть несколько сотен рублей, чтобы купить книжечку, подобную этой, прочитать её за несколько свободных вечеров. И забыть на следующий день. Я сапиенс, и книжечкой меня не переделаешь — как совершенно справедливо замечает автор. Переделать можно только человечество в целом путём неимоверных информационных (а я бы сказал — «мозгопромывательных») усилий. Да, кто-то скажет, что книжечка Харари — это что-то из этого ряда. Нас хотят переделать. В сверхчеловеков или недочеловеков — кто знает — но хотят. Может, и хотят, но думаю, что книжечка Харари — не самый мощный аргумент в руках у тех ребят, которые хотят. А вообще-то я склонен думать, что данная книжечка — не более чем личное мнение автора, который поизучал, поизучал историю и понял, что много бабла на ней не поднять. И решил заняться «ревизионистской» публицистикой. Которая — в отличие от исторических штудий — среди некоторой части публики всегда имеет большой спрос. И попал в яблочко. С одной стороны, спасибо автору — он перелопатил гору материала и сделал довольно добротную выжимку по некоторым интересным вопросам. С другой — ну и что дальше? Homo Deus? (как называется следующая книжка автора). Не смешите меня.

Оценка: 7
–  [  6  ]  +

Майкл Муркок «Византия сражается»

Демьян К, 11 октября 2019 г. 17:04

Давным-давно, купив «для общего развития» книжку Муркока из суперпопулярной тогда серии «Fantasy», не смог её осилить (причём, хоть убей, не помню названия книги и про что в ней было написано), после чего зарёкся читать «классика фэнтези». Нынче — после настоятельных рекомендаций — взялся за Муркока не без некоторого предубеждения, однако книга и в самом деле мощная. Автор владеет словом, автор владеет композицией, автор владеет большим регистром литературных средств и приёмов. Единственное, чего по прочтении романа я так и не понял, — а зачем британец Муркок, большой специалист в фантастике и фэнтези, взялся вдруг за столь странную, не свойственную для себя тему, за столь нетипичный для себя жанр и за столь странного героя? Так как «Византия сражается» — никакой не отдельный роман, а просто первая часть большого романа, то и обрывается сей опус на полуслове и понять авторский месседж решительно невозможно. Одно могу сказать — несмотря не совершенно чуждый материал и, скорее всего, совсем не интересовавшие его страны и народы, автор ухитрился каким-то непонятным для меня образом кое-что понять в русских и украинцах, а также в российских евреях, да и вообще в Российской империи на излёте её существования. Одна фраза просто сразила наповал (цитирую по памяти, неточно, но по сути верно): «Кучка петербургских дегенератов предвоенной поры задала тон всему двадцатому веку». Хоть слова эти и вложены в уста ГГ, совершенно ненормального человека, но, по мне, сказано очень точно, и, видимо, мысль это совершенно авторская. Только на место нерусского слова «дегенераты» лучше бы подошло русское «выродки». Ведь таки да — историю 20 века творили почти одни выродки — в прямом смысле слова — т.е.люди, которые «выродились» из своих народов, стран, сословий. Сумасшедшие монархи, свихнувшиеся генералы, ополоумевшие ефрейторы, юристы-недоучки и сбрендившие семинаристы. Кого ни возьми из «вершителей судеб стран и народов», всякий чем-то ненормален. И в этом смысле фигура ГГ весьма символична — он что-то типа неудавшегося вершителя судеб — очень хотевшего таковым стать, но — как говорит старая русская пословица — суетлив воробей, а пива не сварит.

Оценка: 7
–  [  3  ]  +

Дэн Симмонс «Чёрные Холмы»

Демьян К, 4 сентября 2019 г. 08:58

В каком-то смысле великий роман, хоть местами и откровенно скучный, хоть и перенасыщенный, как кажется, излишней информацией (от одних бесконечных индейских имён и названий периодически засыпаешь прямо над страницей), хоть, как может показаться, и вполне себе тенденциозный, что для великого романа вроде бы не приемлемо (великий роман — это симфония, а не агитка «за белых» или «за красных»), однако, однако... По мне, Симмонс, написав этот роман, как бы попытался закрыть тему американской гражданской войны — не той, «главной», 1861-1865, а другой, «тихой», «незнаменитой», которую сами американцы называют Индейскими войнами. В которой они воевали на самом деле с негражданами (индейцы, как я понимаю, на тот момент не имели статуса граждан США), но которая, по сути, конечно же была гражданской. Закрытие темы, по Симмонсу, выражается в следующей простой мысли: таки да, вы жили на этой земле, эта земля была вашей, но вы эту землю использовали, мягко говоря, не оптимальным образом, в результате чего следующий шаг «глобализации» привёл сюда нас. Мы смотрим, а тут на континенте больше размером, чем Европа, живёт на порядок меньше людей. НЕПОРЯДОК! Ну и уже не говоря о том, что вы тут со скуки воевали друг с другом вместо того, чтобы делом заниматься, а мы таки делом занимались: строили мосты и железные дороги, скот разводили, да и много чего ещё полезного делали. И таки мы правы. И не при чём тут «бремя белого человека» (это чисто британская мулька) — только бизнес, ничего личного и уж тем более ничего «расистского». Ресурсы должны использоваться, а если владельцы их не используют или используют неэффективно, то они должны быть лишены этих ресурсов, и ресурсы должны быть переданы тем, кто сможет ими распорядиться. Так сказать, из рук неэффективных собственников в руки эффективных. И даже если это произойдёт с применением насилия, это всё равно правильно. В конечном итоге правильно. Потому что новые эффективные собственники сделают так, что даже те, кто потерял свои ресурсы, будут жить лучше, чем раньше, когда у них эти ресурсы были.

И самое простое и правильное, что может сделать тот самый несчастный «неэффективный собственник» — это признать банальную истину: прав не тот, кто сильнее (хотя и это отчасти правда), прав тот, кто эффективнее. И ГГ в романе в конечном счёте это признаёт, после чего из его головы испаряется беспокойный дух полковника Кастера (а может, это просто была его неспокойная совесть), мучивший его больше полувека, и остаток жизни наш герой проводит в милых сердцу воспоминаниях и беседах с наследниками, каковые на 7/8, если не на 15/16 сами являются наследниками и «эффективных собственников» тоже. Таки пропорция именно та, которая заставит любого самого отчаянного воина признать своё поражение. Другое дело, что ГГ — «не воин»(это автор пишет открытым текстом), а мудрец, мудрый индейский вождь. Вялый Конь, а не Бешеный. Который понял то самое главное, ради чего книга и написана: что воевать с более эффективными бесполезно — нужно признать их правоту и вместе с ними идти и строить «нашу общую страну».

Да, как мне кажется, замах у Симмонса вышел на рубль, а результат если не на копейку, то дай бог на полтинник (книга, как я понимаю, прошла почти незамеченной, никаких особых лавров не снискав). Ну так это издержки писательской профессии: не всегда тебя понимают (не говоря уже о том, что принимают) твои даже самые преданные читатели.

Другое дело, что мне-то кажется, что американцы — из прочитавших роман — всё это вполне себе поняли. И приняли. И американский общественный консенсус по этому поводу вполне себе согласуется с главным пафосом книги Симмонса. Если после многолетней последовательной демонизации индейцев во всех видах искусств (прежде всего, конечно же, в самом массовом) произошёл некий небольшой откат («ревизионистсткие» вестерны, пара «критическо-реалистических» фильмов типа «Танцев с волками», символическая фигура «свободного индейского вождя» в «Полёте над гнездом кукушки»), то в последнее время всё устаканилось: следствие окончено, — забудьте! Индейцы получили все возможные компенсации и хватит бередить старые раны! Тем более, что в конце-то концов «все всё прекрасно понимают» — в конце концов индейский холокост оказался благом не только для континента Северная Америка, но и для самих индейцев!!! В этом самом смысле — в идеологическом — данный роман Симмонса на самом деле великий. Он примиряет выигравших и проигравших так, что проигравшим не обидно. По мне, в этом прямой идеологический урок для нашей многострадальной родины: если бы наши «идеологи» умели не расцарапывать старые раны, а объяснять и примирять, у нас была бы совсем другая страна. Лучше, чище, сильнее. Но увы, своих симмонсов у нас нет — у нас только быковы, акунины и улицкие.

Оценка: 7
–  [  5  ]  +

Леонид Каганов «Антимизогинный двигатель»

Демьян К, 28 июля 2019 г. 12:28

Зубодробительная и, по мне, очень смешная сатира на феминизм и феминисток. Такое ощущение, что Каганов, прекратив тщетные попытки «стать писателем» — т.е.в погоне за коммерческим успехом пытаться «тискать романы», — и вернувшись к своему излюбленному формату — короткому, но ёмкому рассказу, — стал писать намного лучше, увереннее, мастеровитее. Злее и точнее. Некоторые шутки — не в бровь, а в глаз. Как мне кажется, если вычесть «Нежильца» — данный рассказ — просто лучшее его произведение.

Оценка: 8
–  [  2  ]  +

Евгений Лукин «Разбойничья злая луна»

Демьян К, 26 июля 2019 г. 16:23

К сожалению, один из самых слабых текстов хорошего писателя Лукина. По мне, это вообще никакая не фантастика, потому что, кроме высосанных из пальца «кораблей пустыни» в виде почтовых, военных и грузовых «каторг», в романе нет вообще ничего фантастического. Если бы убрать всю эту псевдофантастику, то получился бы крепкий «антикапиталистический» романчик про то, как наши бледнолицые братья приходят туда, где есть какие-нибудь ценные ресурсы (в данном случае — в какие-нибудь условные пески Аравийского полуострова), и «разделяя и властвуя», а точнее, разводя и властвуя, высасывают эти ресурсы за бесценок из «недоразвитых» территорий. Увы, история, повторяющаяся на протяжении многих сотен лет на нашей многострадальной планете, но ничему — увы, совсем ничему не научающая «элиты» этих самых недоразвитых территорий и стран. Бледнолицые братья приходят, забирают ресурсы, взамен оставляя стеклянные бусы и зеркальца, а также... пустыню. Во всех смыслах этого слова — но прежде всего в человеческом. Потому что ни на что им не сдался человеческий капитал «осваиваемых» территорий — коли жили там дикари дикарями, то пусть и дальше так живут. Если бы автор вместо совершенно не интересных русскому читателю песков и самумов разместил данный сюжет и данного героя (ну просто типичного русского интеллигента — всё время сомневающегося и в связи с этим всё время пьющего; подозреваю, что среди жителей песков таких не водится) среди родных берёзок и осин, это ещё можно было бы как-то понять. Но барханы, самумы и прочие оазисы — ну неинтересно, ей-богу, совсем. Если первая часть условной трилогии «Миссионеры» ещё имела какое-то отношение к нашим делам и баранам, то данный текст — просто мимо.

Оценка: 6
–  [  5  ]  +

Дэн Симмонс «Фотография класса за этот год»

Демьян К, 14 июля 2019 г. 23:09

По мне, если и есть в рассказе какая-никакая метафора (типа: ученики в школе — те же зомби и их надо долго превращать в людей), то и она толком не «дотянута», а в итоге получается небольшой, скромный такой гимн учительской профессии и учителям. Для человека, который существенную часть своей жизнь провёл в школьных классах, гимн вполне ожидаемый — коли бы не верил в то, что занимался полжизни важным делом, наверное, не стал бы такого писать. Увы, подозреваю, что подавляющее большинство людей, стоявших (а точнее, сидевших) в классе «с другой стороны баррикад», никаких гимнов учителям петь не готово, ибо, увы, но подавляющее большинство учителей не заслуживает даже элементарного «спасибо». И такие супергерои, как г-н Симмонс, начинавшие в школе, в конце концов, покинули её стены, так как творить по-настоящему большие дела в школьных стенах просто невозможно. Причём не важно где — хоть на просторах нищего Третьего мира, хоть в богатых школах на Среднем Западе. И в этом смысле гимн Симмонса бьёт мимо цели: что бы ни происходило в школе, какие бы важные, базовые вещи ни закладывались там в головы подрастающего поколения, — главное в жизни всё равно происходит не там, главное в жизни — это пресловутая «школа жизни». Которая, собственно, и делает из основной массы населения пресловутых «зомби», с утра до ночи бьющихся над вопросом, где бы добыть очередной кусок, и, соответственно, совершенно не имеющих времени для того, чтобы задумываться о бессмысленных для них «высших» материях.

Оценка: 7
–  [  2  ]  +

Алекс де Клемешье «Дозорный навсегда»

Демьян К, 7 июля 2019 г. 19:45

Хорошо написанный (местами получаешь истинное удовольствие от авторского владения словом) и совершенно бессмысленный рассказ, потому как не имеет конца. По-хорошему, начатую историю надо было дописывать либо до повести, либо и вовсе до романа, тогда, может быть, у автора и была бы возможность донести до читателя то, что он хотел сказать... Однако, однако... Автор, безусловно, «очарован» Российской империей времён упадка, автор, безусловно, хорошо вжился во вселенную «Дозоров», у автора, безусловно, неплохо заточено перо (я бы сказал — как стилист он будет покруче Лукьяненко), у него даже некоторые герои вызывают симпатию (чего не могу сказать ни про одного из героев изначального цикла). Но для чего все эти страницы написаны — убей бог, не пойму. Ну да и бог с ним. По мне, формат рассказа настолько уже изжил себя, что всё наблюдаемое нами в настоящее время (в том числе и на примере данного рассказа) есть не более чем жизнь после смерти. Если не агония после смерти. Некоторые (например, Евгений Лукин) до сих пор ухитряются сочинять по-настоящему смешные анекдоты под видом рассказов. Другие — и их, увы, большинство, — даже не понимают, для чего и зачем нужен данный формат. И в итоге получается невесть что — недописанное, недоваренное... недоношенное.

Оценка: 7
–  [  4  ]  +

Наталья Резанова «Стою на полустаночке»

Демьян К, 3 июля 2019 г. 20:18

Очередной образчик настоящей псевдофантастики, в которой всё — сюжетные ходы, социальные декорации, мотивация героев, — ну, буквально всё перетащено из нашего настоящего, причём практически без малейших изменений. Понятно, что автору не хочется ничего выдумывать про будущее, до которого он не доживёт, и поэтому ему проще сделать кальку с того, что он хорошо знает... Короче, никакая это не фантастика, по большому счёту. Но самый смешной ход — это про то, как в далёком будущем — настоящем далёком будущем, когда человечество уже фактически полностью освоит Солнечную систему и будет чувствовать там себя как дома, — некая героиня почему-то сидит себе и напевает под нос советскую песенку (цитата из которой вынесена в заголовок рассказа) из 1970-х годов, которую уже сейчас никто не помнит, хотя и прошло всего-то 40 с небольшим лет. В настоящем далёком будущем будут наглухо забыты такие «великие классики», как битлы и роллинги (может, Баха с Моцартом ещё как-нибудь будут помнить — коли сохранится каста исполнителей классической музыки для «чистой» публики), чего уж там говорить про Валентину Толкунову! Именно этот ход в рассказе лично у меня вызывает одновременно смех и полное неприятие. Ну зачем так врать-то бессмысленно?

Оценка: 6
–  [  1  ]  +

Урсула К. Ле Гуин «Выше звёзд»

Демьян К, 6 июня 2019 г. 07:27

Вполне обычный, я бы даже сказал проходной для Ле Гуин рассказ, в котором она в очередной раз поёт песню любви людям, «взыскующим истины», — тем, кто глядит в небо, а не только себе под ноги. Однако в этом проходном рассказе у неё проскальзывает просто гениальная фраза — не в бровь, а в глаз, — про чудовищное одиночество «взыскующих» в этом мире: «Мне так нравилось вас слушать. Мне нравились ваши рассказы о звездах, о путях планет и концах времен. А ведь другие говорили со мной только о семенном зерне или приплоде скота и ни о чём другом, понимаете?»

Оценка: 7
–  [  9  ]  +

Дэн Симмонс «Друд, или Человек в чёрном»

Демьян К, 4 июня 2019 г. 21:04

По мне, сия книга — изначально задумывалась не более чем дань памяти горячо любимому писателю автора — Чарльзу Диккенсу. Да, даже просто отдавая дань памяти, Симмонс не мог не наворотить кучу всякого разного, — на мой вкус, намного более интересного, чем то, что наворочал Диккенс за свою жизнь, но это, собственно, вопрос чисто «националистический»: Диккенс — классик для англосаксов, для русского же читателя — он не более чем автор дешёвых сентиментальных романчиков (пусть даже и нравился «нашему всему» Фёдору Михайловичу и не только ему), оставшийся в своём 19 веке всерьёз и надолго, если не навсегда. Да, Симмонс подпустил тут всяких штучек-дрючек в жанре то ли магического реализма, то ли обыкновенной забубённой мистики (но никак не в жанре «хоррора» — в книге нет ни одной сцены, где автор намерен читателя напугать — сравните с его же «Летом ночи» и поймёте разницу), но в итоге всё равно получается «Моцарт и Сальери» в сниженной трактовке: Уилки Коллинз, от лица коего ведётся повествование, признаёт, что «Диккенс — гений», а он, Уилки Коллинз — типа никто, романист средней руки (а посему — Диккенса надо убить). По мне, это ОЧЕНЬ сильное авторское преувеличение: «Лунный камень» мне понравился намного больше всего, что я пытался прочитать у Диккенса. Только лишь пытался — ибо так и не смог дочитать до конца НИ ОДНОЙ книги Диккенса, а попыток было штуки три или четыре. Да, как говорили древние римляне, каждому — своё, кому-то нравится арбуз, а кому-то — свиной хрящик, кому-то — Диккенс, а кому-то — Достоевский. Только проблема в том, что Диккенс глубоко чужд по всему строю своей поэтики (и проблематики) тому «сияющему граду на холме», для которого в мире нет ничего важнее бабла, — и при этом он КЛАССИК. Печальна судьба «классиков» в мире чистогана: всех их выворачивают наизнанку и выдают за нечто другое — за то, чем они не являются. И в этом смысле тот же Симмонс, который так любит классика, несёт порой такую откровенную «антидиккенсовскую» ахинею — пусть не в этом романе, но в других своих опусах (например, в том же «Гиперионе»), что хоть святых выноси. Если кратко резюмировать, то про книгу можно сказать так: очень хорошо написанный, но крайне тенденциозный роман. Безусловно, любой «крупный» литератор должен толкать в народ какие-то идеи — так ему на роду написано, ибо имеет возможность. Только в данном конкретном случае весьма талантливый писатель весь свой талант слил в угоду идеологическому «дискурсу»: Диккенс был гений, но по жизни козёл, а посему — давайте его замочим! Хотя сам лично Симмонс очень любит Диккенса, но тот — козёл, и посему надо его убить. Раньше срока — что за возраст 58 лет, да даже в 19 веке!!!

P.S. Я ни секунды не сомневаюсь, что Дэн Симмонс, обожающий (иначе не скажешь — этим обожанием пропитан весь его роман) творчество Чарльза Диккенса (ибо «внедрено» оно было в него в раннем возрасте, когда критически воспринимать что-либо очень сложно), даже и в мыслях не имел как бы то ни было «опустить» своего кумира. Только сюжетная схема его книги подводит к жёсткому выводу: Чарльз Диккенс хоть и был гений, но был категорически не прав.

Оценка: 8
–  [  6  ]  +

Кристофер Голден «Арарат»

Демьян К, 28 мая 2019 г. 08:35

Бодренький ужаснячок, таки действительно сильно напоминающий «Террор», однако тут и труба пониже, и дым сильно пожиже. К тому же автор отказывается от хэппи-энда, что не может не вызывать некоторого уважения. Однако главная проблема всей англосаксонской литературы и жанра «хоррор» в частности (по сути, являющегося чисто англосаксонским жанром) и здесь убивает книгу на корню: писатели-англосаксы все (ну, может быть, за редчайшим исключением) почему-то свято верят, что зло в этом мире внеположено, оно находится всегда где-то вне их, в ком угодно — в «дьяволе», в «демоне», в чёрт ещё знает чём, только не в них самих. С одной стороны, эта святая вера помогает англосаксам править миром (а их издателям и писателям править книжным рынком этого мира и заодно — рынком идей), но, с другой, как же всё это, ей-богу, смешно. То есть при «проглатывании» данного опуса (написано действительно профессионально, действие почти не «залипает») засмеяться не пришлось ни разу, но после того, как прочитана последняя фраза, только и остаётся, что хорошенечко поржать. А как ещё можно относиться к подобному бреду? Пусть даже в него верят миллиарды людей на этой планете, всосавшие с молоком матери ту самую англосаксонскую пропаганду (кто-то скажет, — «ценности иудео-христианской цивилизации», но это будет тоже пропаганда) и ни на секунду не могущие себе даже представить, что «дьявол», «демон», «чёрт» и прочие «базовые понятия» их мира — не более чем метафора, которую в хвост и в гриву используют всяческие борзописцы просто потому, что им нужно кормить своих детишек.

Оценка: 7
–  [  6  ]  +

Роберт Хайнлайн «Кукловоды»

Демьян К, 25 мая 2019 г. 20:59

В журнале «Если» за 1992 год, где переводчик Корженевский представлял творчество Хайнлайна — в качестве своеобразного послесловия к переведённому им роману «Кукловоды» — указанный переводчик не счёл нужным среди прочих произведений «Великого и Ужасного» упомянуть этот самый роман. Что является, по мне, исчерпывающей характеристикой данного опуса. Во всём корпусе сочинений классика американского НФ данное произведение является одним из самых слабых и одним из самых пропагандистских. Ну как же, тут у нас 1951 год на дворе, самый разгар борьбы с проникшими повсюду, в мозг каждого рядового — и глубоко несчастного в связи с этим — американца, не говоря уже о высокопоставленных товарищах из Сената и Конгресса, коммунистах. Надо же и нам внести свои 5 копеек в эту Борьбу. Я бы даже сказал — Мою Борьбу! (Да, ведь Великий и Ужасный сенатор Маккарти, он же Старик, без нашей помощи может не справиться!) При всём уважении к талантам классика (это отнюдь не первый прочитанный его текст — бывали у него и получше, и позаковыристее, и «поидеологичнее» в лучшем смысле этого слова) должен констатировать, что и на классика бывает проруха: если бы я прочитал сей роман в начале ознакомления с его творчеством, боюсь, дальше с ним знакомиться у меня не было бы никакого желания.

Оценка: 6
–  [  4  ]  +

Джо Холдеман «Бесконечная война»

Демьян К, 22 мая 2019 г. 10:30

Может, конечно, это и фантастика, но читается как злободневное публицистическое произведение. Причём не только антимилитаристское, что вполне было понятно для начала 1970-х, сразу же после бессмысленной и беспощадной Вьетнамской войны, в которой автор поучаствовал. Я вот ни разу не читал художественного произведения с таким мощным антигомосексуалистским пафосом, как в «Бесконечной войне». Мне не очень понятно, как так автор ухитрился в глухие 70-е понять, что будут делать властители Земли для сокращения населения. Да, пока всё не так жёстко, как в романе, но дорога идёт в том направлении. И уж совсем не понятно, как автор ухитряется оставаться живым классиком, получает Грандмастера и т.д. и т.п. — казалось бы, в наступившую эпоху торжества «общечеловеческих ценностей» его должны были подвергнуть за данный опус остракизму и «сбросить с корабля современности» как конченого нетолерантного гетеросексуалиста. Могу только предположить, что, видимо, в американском обществе — более того, в американском НФ-сообществе, — ещё осталось довольно много людей, придерживающихся традиции, а не бегущих, задрав штаны, без оглядки в будущее.

Оценка: 8
–  [  16  ]  +

Антология «Российская империя 2.0»

Демьян К, 16 апреля 2019 г. 23:04

Не соглашаясь с несколько заниженной средней оценкой составивших сборник произведений, вынужден тем не менее указать на то, что несмотря на в целом неплохой профессиональный уровень этих произведений в смысле развлекательном идеологическое их содержание, мягко говоря, вызывает оторопь. Если забыть про некоторую не очень явную иронию, присутствующую в произведениях отдельных авторов, в сухом остатке получаем коллективный гимн давным-давно почившей и, надо сказать, совершенно заслуженно почившей Российской империи. И кем написанный гимн? Фантастами, т.е.людьми, по определению обязанными вглядываться в будущее и искать приметы этого будущего в настоящем, чтобы показать — смотрите, что может быть, смотрите, куда стремиться надо! — а не вглядываться в давно минувшее в надежде выискать мифологическую «Россию, которую мы потеряли». Рассказы о Российской империи, которой никогда не будет, опираются, я бы сказал, вовсе не на «имперские» мифологемы, а на «русские», если не «русопятские» мифологемы, т.е.на нелепые представления русского народа и отдельных представителей этого народа (в основном, идеологических работников из «патриотического лагеря» — писателей, публицистов, журналистов и т.п.) о самом себе и о своём историческом «предназначении». Недаром в данной книге практически все главные герои, да и неглавные тоже, — русские, и нерусских, которым бы Российская империя дала шанс сделать карьеру или чего-то достичь в жизни, вы здесь не найдёте (ну разве нелепый Улугбек из рассказа Елисеевой с его настолько же нелепыми речами про «белого царя»). И уже одна эта мифологема (кровь важнее подданства) разрушает до основания всё любовно возводимое здание «Империи» — настоящие империи не оценивают людей по крови, они их оценивают по степени верности Империи и по степени полезности для неё (в реальной, а не выдуманной Российской империи существенная часть имперской элиты не являлась этнически русской, а целые профессии были плотно заняты «понаехавшими» по той простой причине, что «коренные» в них просто ничего не понимали). И правильнее было бы назвать этот сборник «Московское царство 2.0» или «РСФСР 2.0», ибо, кроме поста императора, в описанной Российской империи будущего нет абсолютно ничего имперского. Так что всё почти как всегда — хотели как лучше, а получили пшик... Ну и — благими намерениями устлана дорога... в полную пустоту.

Оценка: 6
–  [  2  ]  +

Михаил Веллер «Веритофобия»

Демьян К, 14 апреля 2019 г. 18:44

Всю свою жизнь сочиняя анекдоты (и выдавая их то за рассказы и повести, а то и за романы), г-н Веллер снискал любовь массовой публики, но на старости лет ему этого стало мало, и он подался в «учителя жизни». В данной книге эта его глубоко скрытая страсть к тому, чтобы «пасти народ», довела его уже до такого бреда, что читать это совершенно не возможно. Ловко получается сочинять анекдоты, ну и сочиняй на здоровье, — только зачем лезть в то (например, в историю Второй Мировой), в чём разбираешься так же хорошо, как свинья в апельсинах? И зачем, спрашивается, выдавать свои безграмотные «откровения», списанные с книг других недоучек, за истину в последней инстанции? Видимо, только для того, чтобы толкнуть банальный тезис про то, что «люди боятся(о-о-о, жутко боятся!) правды», и выступить в белых ризах борца за правду. Анекдотчикам, когда надоедает рассказывать анекдоты, только и остаётся, что бороться за правду.

Оценка: 1
–  [  2  ]  +

Игорь Вереснев «Здравствуй, МИR!»

Демьян К, 13 апреля 2019 г. 00:32

В жизни не читал ничего настолько мощного по накалу ненависти к подрастающему поколению — и именно к нынешнему подрастающему, а не к гипотетическому из «либерального» будущего (все три главных героя-подростка вполне себе узнаваемы и в нынешней жизни встречаются если не на каждом шагу, то частенько). И вынесенный в название сборника «либеральный апокалипсис» случился уже давным-давно — лет 20 как, если не больше, и причина вовсе не в либерализме и прочих «измах». Причина в том(как мне представляется), что если в обществе нет понимания, а что же делать дальше (т.е.нет того самого пресловутого образа будущего), то и дети ему не нужны, потому что тем более не понятно, что делать с ними, а посему — если уж они всё-таки появляются изредка на свет (что даже удивительно), то и нехай растут как трава. Хоть бандитами и убийцами — потому что какая разница, кто там будет в этом самом будущем жить, если мы всё равно не знаем (а порой и не хотим знать), что это будет за будущее. Если оно вообще будет.

Оценка: 7
–  [  2  ]  +

Олег Дивов «Объекты в зеркале ближе, чем кажутся»

Демьян К, 5 апреля 2019 г. 07:12

Очень странное ощущение от текста, в котором старый добрый «патриот» Дивов обернулся чуть ли не «русофобом» и жёстким «критическим реалистом». Понятен скепсис автора по поводу будущего России и русского народа, не понятно только, зачем эту злую сатиру надо было относить на 20 лет вперёд, когда уж точно никаких работяг, «завинчивающих гайки», на заводах не останется... Точнее, понятно, автор решил соломки подстелить, но правдоподобнее в связи с этим данная история не становится. И уж совсем не понятно, зачем надо было эту злободневную вещицу вставлять в сборник «Либеральный апокалипсис», ибо в ней ни апокалипсиса, ни либерализма не просматривается.

Оценка: 7
–  [  5  ]  +

Марина и Сергей Дяченко «Луч»

Демьян К, 5 апреля 2019 г. 06:50

Не являясь ни постоянным читателем М.и С.Дяченко, ни тем более почитателем (давным-давно прочитанная «Пещера» не пошла совсем), полуслучайно прочитал данный текст и вынужден признать, что товарищи писать умеют и умеют в занимательной форме толкать свои идеи в массы. При всей «кинематографичности» романа (короткие и хлёсткие диалоги, короткие сценки, практически киношный монтаж без малейшего «залипания» сюжета, «поверхностность» мотивации героев) он получился вполне себе «философским» и достаточно глубоким. И дело не в цитатах из философских трактатов (бОльшая часть коих, по мне, обыкновенное словоблудие). Жёсткая сюжетная схема приводит к однозначному выводу — человек и человечество в целом живут в абсолютно манипулируемом мире (причём не важно, кто ими манипулирует: «боги», «высшие силы» или банальные инстинкты, которыми человек и человечество «прошиты», как компьютеры — программами), и выбраться из этой «манипулятивной симуляции» сам человек не может — он может разве только рассчитывать на «добрую волю» манипуляторов. Напоследок авторы подпускают некоего «позитива»: таки если человечеству дать свободу воли, то оно и смысл обретёт, и осмысленно себя станет вести. По мне, позитив крайне нарочитый, совершенно неуместный и уж тем более — не вытекающий из сюжета. Мало того, что это просто не правда (что делает средний человек и человечество в целом со своей «свободой воли», мы наблюдаем всю нашу жизнь и ни о каком «позитиве», я думаю, тут говорить не приходится: технологический прогресс почему-то почти не коррелирует с «гуманитарным»), но и в самом конце авторы ставят такой жирный крест на всяком позитиве в своём опусе, что даже и не знаю, как можно данный текст относить к young adult — если таким «позитивом» кормить детишек, то, мне кажется, и на свет-то им появляться не стоит. Авторы резюмируют: даже манипуляторы в этом мире в конечном итоге проигрывают, ибо ту «награду», которую получает в итоге ГГ, главный манипулятор, иначе как издевательством назвать нельзя (для меня, наверное, одной из самых «слезливых» сцен в фантастике за всю её историю так и останется сцена, где мама говорит «вернувшемуся» через 30 лет сыну, которому как было 14 лет, так и осталось: «я всегда знала, что ты вернёшься»; и смех, и грех: зачем маме такой сын, а сыну такая мама?; и сын — другой, и мама — другая, и теперь они другу другу просто чужие люди). Не говоря уже о том, что над манипулятором есть другой, высшего уровня. Над которым, может быть, тоже кто-то стоит. Но не в этом суть. Суть в том, что в проигрыше все — и манипулируемые, и манипуляторы. И люди, и «боги». И что ни делай, во всём — тотальный проигрыш. Человечество благодаря умелым манипуляциям «высших сил» летит к далёким звёздам, но зачем? По всей видимости, только за тем, чтобы и там продолжать свои бессмысленные манипуляции, свято веря в собственную свободу воли.

Оценка: 8
–  [  1  ]  +

Ольга Славникова «Прыжок в длину»

Демьян К, 30 марта 2019 г. 20:27

Г-жа Славникова и в прошлых своих «гиперреалистических»(т.е.настолько реалистических, что иногда дух захватывало от её дотошности в описании «мелочей жизни») текстах не была чужда некоторой игре в мистику. В данном опусе она пошла, как мне кажется, ещё дальше и в итоге у неё получилось что-то типа «городской фэнтези», только написанной на пару порядков качественнее среднего произведения в этом жанре. Два супергероя бьются не на жизнь, а на смерть в утлых интерьерах убогой городской окраины (дело хоть и происходит в столице нашей необъятной родины, но всё очень похоже на родной для автора уральский город да и вообще на любой провинциальный русский город, где вся жизнь — это не более чем череда дней, проходящих мимо и длящихся абсолютно ни для чего). И в итоге «тайная сила»(т.е.не осознаваемая им самим как сила) одного вдребезги разбивается о такую же другого. Месседж романа в целом можно было бы кратко выразить фразой «бабло побеждает добро», правда, нельзя сказать про проигравшего, что он был так уж добр (ну разве что в том же смысле, что и в известной старой песне: «я добр, но добра не сделал никому»). Зато про победившего (пусть и помимо воли — просто «тайная сила» сработала) точно можно сказать, что он всем своим существом воплощает торжество бабла в современной российской жизни. Конечно же, автор имеет полное право любить одних своих персонажей и не любить других, конечно же, она может какими угодно красками живописать любые стороны окружающей действительности, — и уж точно имеет право иметь своё мнение по поводу любого вопроса этой самой не очень-то приглядной действительности (в буквальном смысле — любого; отличие Славниковой от большинства писателей заключается в том, что она высказывает своё мнение, т.е.выдаёт отдельный месседж чуть ли не в каждой фразе, поэтому бывает так трудно понять, а о чём же её книги в целом). Для меня главное — другое. Роман Славниковой — это как если бы в комнату, набитую простыми и даже в чём-то милыми людьми, которые целый день трындят по своим бесконечным телефонам о разной ерунде и откровенной чуши (т.е. о том, где бы ещё урвать кусок и где бы ещё чего-нибудь подстырить, где бы провернуть какое-нибудь очередное дельце на 30 серебреников... пардон, 30 копеек), заявляется человек с красивой и правильной речью, который пытается сказать, что, ребята, не надоело уже, а? Может, и о вечном стоит подумать чутка? Это я к тому, что несмотря на мою не очень большую любовь к современной российской литературе должен признать, что г-жа Славникова даже на фоне «титанов» великой русской литературы смотрится вполне себе ничего, а уж среди современников она и есть тот самый титан, слог и стиль которого у меня лично ничего, кроме крайнего удовольствия, вызвать не может. Я могу не соглашаться с отдельными частностями в её текстах (видно, например, что таки женщине 1957 года рождения трудно понять современных подростков несмотря на наличие нескольких внуков), но тем не менее должен с удовольствием снять шляпу: из всех романов г-жи Славниковой этот — лучший. С одной стороны, она снизила градус «злободневности» по сравнению, например, с той же «Лёгкой головой», но с другой — всё-таки несколько отошла от тотального «мелочеведения»(явленного впервые во всей красе в «Стрекозе»), что, безусловно, пошло роману только на пользу. Я вот лично могу только сожалеть, что г-жа Славникова так неспешно работает — у неё выходит роман примерно раз в 5 лет. Но, с другой стороны, может, оно и к лучшему — таки есть время на то, чтобы поработать на текстом, — в отличие от бесконечного количества строчкогонов.

Оценка: 8
–  [  1  ]  +

Роберт Шекли «Заповедная зона»

Демьян К, 27 марта 2019 г. 17:05

Внешне очень эффектный рассказ, в котором, однако, нелепость на нелепости сидит и нелепостью погоняет. Впрочем, надо принять во внимание дату написания — трудно было себе в 1953 году представить, что в далёком будущем, когда «космические корабли будут бороздить просторы необъятной Вселенной» (на самом деле многие думали, что вот сейчас, через 10-20 лет мы уже будем «бороздить Вселенную», т.е. «далёкое будущее» на пороге), не будет никаких фотографических снимков, которые надо будет долго и упорно «проявлять» (сейчас, в 2019 году, кто-нибудь понимает, о чём вообще речь? — ну кроме суперпродвинутых фотографов, использующих все возможные технологии, в том числе безбожно устаревшие), и уж точно не будет капитан межгалактического корабля читать толстый отчёт своего подчинённого, представленный в бумажном виде. Однако все эти милые мелочи (которые ещё 25 лет назад совершенно не казались странными — ну, подумаешь, межгалактический корабль, на котором, по идее, надо рассчитывать каждый килограмм груза, тащит с собой бумагу! — ну надо же отчёты на чём-то писать!) не отменяет самого главного ляпа, допущенного автором. Его «идея» — что во Вселенной бывают такие планеты, которые можно, как старинные игрушки, заводить с помощью ключа, — даже в 1953 году, по мне, должна была показаться странной. Если во Вселенной есть силы («детишки» и их «родители»), которые могут себе позволить иметь в качестве игрушки целую планету, неужели они настолько закоснели в своём технологическом развитии, что им для планеты-игрушки будет нужен заводной ключ в виде двухмильной стальной колонны? Неужели даже в 1953 году нельзя было себе представить такой мир без всяких смешных и нелепых механических приспособлений? Например, управляемый с помощью элементарных радиоволн? Поверить в это сейчас трудно, но учитывая то, что Шекли, чуть ли не основатель жанра «юмористической фантастики», именно в этом своём рассказе почти вообще не юморит, а наоборот, предельно серьёзен (видимо, был совсем не чужд многочисленным теориям заговора), — думаю, что данный рассказ — не самый удачный его опус. И при этом чуть ли не один из самых лучших его рассказов. Что, соответственно, наводит на мысль о качестве всего корпуса его сочинений.

Оценка: 8
–  [  6  ]  +

Олег Дивов «Саботажник»

Демьян К, 27 марта 2019 г. 10:41

По прочтении некоторое недоумение вызывает настойчивое сравнение данного романа с «Миром смерти». По мне, кроме декораций, между текстами нет вообще никакого сходства. В наше время гариссоновский детский пацифизим-экологизм разлива 1960 года ничего, кроме смеха, уже вызывать не может. Как и его абсолютно «фантастический», нелепый герой — профессиональный игрок, который вдруг заделался «спасателем» планет. В смысле правдоподобности Дивов Гаррисона делает только так. Его герои похожи на людей, хоть и несут в массы, конечно же, мощную идеологическую нагрузку — ну а через кого ещё может толкать идеологию писатель, кроме как через речи разного рода героев? Но самое главное различие не в героях, не в «фантастических допущениях» и прочих «литературных достоинствах». Если пафос Гаррисона касается вещей крайне приземлённых — «давайте жить дружно и уважать братьев наших меньших» (в своём предисловии к сборнику рассказов «50х50» он чётко обозначил своё кредо: «должен быть обязательно моральный урок»), то Дивов ставит «последние» вопросы и отвечает на них совсем не в оптимистическом ключе — моральный урок в его исполнении весьма нелицеприятен. Человечеству предоставлен шанс обрести бессмертие — и на главный вопрос «а достойно ли человечество бессмертия» — ответ прямой и недвусмысленный: нет. Человечество, поджавши хвост, бежит оттуда, где ему этот шанс предоставили. И центральная проповедь, вложенная в уста ГГ, здесь ничего не меняет. Если нам недоступно реальное бессмертие (конкретной души, связанной с конкретным телом), никакие костыли в виде веры в «выход человеческой души после смерти тела на высший уровень после её слияния с высшим разумом» не помогут. Всё те же христианские «старые песни о главном», только несколько модернизированные. Человек смертен — и да здравствует человек! А не зверюшки, цветочки и «неукротимые планеты» — хоть Дивову муравьеда и жалко, но из его книги следует жёсткий вывод: человеку на «окружающий мир» глубоко наплевать. В этом смысле, как мне кажется, Дивов-идеолог проиграл Дивову-писателю — правда жизни просочилась сквозь идеологические построения и дала о себе знать. Человечество недостойно бессмертия, ну так оно ему на самом деле и не нужно. Вспоминается другой классик: «Человек вовсе не хочет жить вечно — он просто не хочет умирать». И в конечном счёте большинство людей (как и герои Дивова) делает выбор не в пользу бессмертия «потом», а в пользу жизни «здесь и сейчас».

Оценка: 8
–  [  2  ]  +

Роберт М. Вегнер «Все дети Барби»

Демьян К, 25 марта 2019 г. 09:06

С одной стороны, очередной образчик довольно занимательного «кибер«боевичка, в котором виртуальные сущности начинают вести себя как люди, прямо в духе пресловутого «восстания машин» (в данном случае — скорее, в виде «восстания виртуальной реальности»), с другой — весьма идеологизированный текст. В качестве идеологии — банальные католические догмы (что для поляка вполне ожидаемо).

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
Женщина, которая решила родить ребёнка (да-да, в нашем мире, где «женщины не хотят рожать»), тут же получает через этого ребёнка спасение от практически неизлечимого рака.
Не знаю, можно ли вообще подобные тексты относить к фантастике — скорее, это всё та же «традиция» (т.е.набор догм далёких предков, который продолжают вбивать в головы «неблагодарных» потомков ради того, чтобы они «правильно» жили), завёрнутая в яркие фантастические одежды. И уж совершенно странно видеть этот текст в сборнике, посвящённом памяти Лема, — вот уж кто никогда не защищал никакие устаревшие догмы. И уж точно не был даже рядом правоверным католиком.

Оценка: 7
–  [  6  ]  +

Олег Дивов «Техподдержка»

Демьян К, 23 марта 2019 г. 15:47

При всей известной любви автора к военным людям и к военным делам данный его опус, как мне кажется, просто чрезмерно «военный». Да, иногда автору надо и отдохнуть от тяжёлой «идеологической» работы (которой совсем недавно он истово предавался в «Чужой земле»), однако обычно излишняя «технологичность» литературным произведениям только вредит. Да, всё очень забавно, да, тренды в развитии военной техники обрисованы, как почти всё у Дивова, прикольно — с шутками и прибаутками, причём шутками по делу, — но в итоге получаем крайне печальный прогноз. Если Россия и будет существовать во время действия романа, в 2049 году (что далеко не очевидно для любого трезвого наблюдателя), то в ней будет по-прежнему царить тот же бардак, что и наблюдаемый ныне. Если Африка ещё и будет существовать в 2049 году в известном нам виде (что далеко не очевидно для любого непредвзятого наблюдателя — уж скорее в виде Дикого Поля по-африкански, чем в виде набора псевдогосударственных деспотических образований), то жить там будет ещё сложнее, чем сейчас. Если вообще возможно жить (если Европа к 2049 году не будет на 2/3 состоять из африканцев, это будет чудо). И третье — пожалуй, самое главное: если роботы и придут в нашу жизнь, то придут они так, что мало никому не покажется. Постреливая, погромыхивая и плюясь огнём во все стороны света. Не приведи, господи, хоть и не верю в тебя ни чуточки.

Оценка: 7
–  [  6  ]  +

Роберт Шекли «Форма»

Демьян К, 20 марта 2019 г. 07:52

Тот самый образчик т.н.НФ, которая и не НФ вовсе, а практически в чистом виде метафора о человечестве и о Земле — снабжённая для занимательности НФэшными декорациями. История, в которой практически открытым текстом объясняется, почему страна, в которой ты можешь выбирать способ жить (и демократия тут не при чём — в «реальную демократию» в тех же Штатах верят, я думаю, либо альтернативно одарённые, либо грантоеды), всегда победит все остальные — те, где тебя кто-то другой заставляет (ну, или «побуждает») принять определённый способ жить (здесь пример какого-нибудь японского общества, формально вполне себе демократического, показателен: при всей внешней демократичности это очень жёстко структурированное общество, в котором жизненные сценарии для 99% его членов прописываются этим самым обществом практически уже к моменту поступления члена общества в детский сад). Феодальная и постфеодальная Европа на протяжении всей своей истории выдавливала самых пассионарных (тех, кто хотел сам выбирать способ жить) за океан — и разве были хоть у кого-то иллюзии во время войн 20 века, что Европа может хоть что-то противопоставить «заокеанской демократии»? По мне — нет. Как и сейчас: все всё прекрасно понимают. И дело не в технической оснащённости — а именно в том, что воюют в Штатах те, кто хочет воевать, бабло рубят те, кто хочет его рубить, а дурью маются те, кто хочет маяться. И всё совсем наоборот на противоположной стороне: «у маршала тоже есть сын». И этому сыну нет иного пути, кроме как пойти в маршалы. Или — если он пассионарий — «выбрать свободу» и перейти на сторону «потенциального противника». Где ему будет приятнее маяться дурью, чем быть сыном маршала здесь. Прямо как в рассказе Шекли — кому-то больше нравится быть деревом, чем взрывать бомбы. Второе, конечно, почётнее («мужик должен быть воином») и важнее («Родина тебя не забудет»), но если в душе ты дерево, то какая разница, что там оценит твоя Родина? Которая, к тому же, обычно вообще ничего и никого не ценит.

Оценка: 9
–  [  3  ]  +

Урсула К. Ле Гуин «Порог»

Демьян К, 7 марта 2019 г. 18:42

Даже создавая свои странные и абсолютно оторванные от реальности миры, Урсула Ле Гуин оставалась женщиной. Да, история совершенно эскапистская — суть коей довольно банальна и не раз и не два обсасывалась в мировой литературе: сбежать бы из этого до одури осточертевшего своей обыденностью мира куда глаза глядят, хоть к чёрту на рога, и никогда не возвращаться! Однако и в этом заезженном сюжете женщина (и настоящий писатель) найдёт свою, «женскую» составляющую: женщина ищет мужчину, и даже если она найдёт его в выдуманном мире, но поймёт, что он — тот, кто ей нужен, она вцепится в него так, что не отпустит никогда. Да, любителям фантастики все эти «страсти» глубоко по барабану, посему «поздняя» Ле Гуин, мягко говоря, не очень любима любителями фантастики. Ну и пусть. Зато она была Писатель с Большой Буквы. В отличие от легиона бумагомарак с миллионными тиражами. От неё остались Миры. От них останутся горы макулатуры — ну, или в Новом Дивном Мире — миллиарды электронных цифирок, стираемых одним движением «мышки».

Оценка: 7
–  [  3  ]  +

Ярослав Гжендович «Век волков»

Демьян К, 5 марта 2019 г. 00:29

При всей бодрости зачина повесть неизвестного мне автора (случайно попалась в сети — знаменитого «Владыку сада» не читал) почти с первых же страниц вызвала стойкое ощущение бреда — автор как поляк, житель страны, довольно сильно пострадавшей от «честных немецких офицеров», в качестве главного героя выписывает «честного немецкого офицера», который якобы ненавидит «тех идиотов, которые всё это затеяли» и готов послать ко всем чертям всю эту «бессмысленную войну», однако продолжает тупо выполнять свой «офицерский долг», продолжая участвовать в той самой «бессмысленной войне». Сразу же хочется спросить — если бы в немецкой армии на самом деле были такие «честные офицеры», неужели бы они ждали 5 лет бессмысленной бойни до первой реальной попытки убрать «тех идиотов, которые всё это затеяли» — т.е.до июля 1944 года??? По мне, фигура главного героя абсолютно высосана из пальца, и так как на нём всё держится, то и всё дальнейшее повествование не стоит выеденного яйца — мифический «честный немецкий офицер», которого никогда в природе не существовало (кроме как в воспалённом воображении разного рода «ревизионистов», большинство из которых просто историки-недоучки), попадает в мифическую Вальхаллу, которой тоже никогда в природе не существовало (кроме как в воспалённом воображении объевшихся мухоморами викингов) и там с ним происходит что-то мистическое, чего никогда не было, — автор действует по излюбленному рецепту среднестатистического автора фэнтези, т.е.всё время высасывает из пальца. И ладно бы если из этого всего выходила хоть какая-то метафора (как получалось у классиков — у Толкиена или у Булгакова, да у многих), но на самом деле никакой, даже самой завалященькой не просматривается, вот в чём беда.

Оценка: 6
–  [  6  ]  +

Пол Остер «4321»

Демьян К, 8 декабря 2018 г. 11:05

Magnum opus почти что на 1000 страниц известного выдумщика из Нью-Йорка: взятая за основу автобиография, «обогащённая» тремя версиями её же, с некоторыми дополнительными нюансами.

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
В одном из дополнений Арчи Фергусон (такой псевдоним взял автор для своего ГГ) погибает подростком во время грозы, в другом он становится бисексуалом и попадает под машину в первый же свой визит в Лондон (не успел понять, что такое левостороннее движение), в третьем — сгорает в случайном пожаре где-то в американской глубинке. Настоящий Арчи Фергусон, «главный» ГГ, ставший, как и автор, писателем, пишет роман «4321», в коем описывает жизнь самого себя и трёх гипотетических Арчи Фергусонов, с 1971 по 1975 год, т.е. уже после того, как основное действие романа закончилось.
Казалось бы, полный постмодернизм, автор играет в бирюльки, забавляется, прикалывается, корчит демиурга. Только в итоге — в отличие от многих прочих постмодернистов, которым и на самом деле сказать нечего, которые на самом деле только и делают, что всю жизнь играют в бирюльки, — Остеру есть что сказать. Каждый его герой настолько зримо описан, настолько подробно прописан и настолько живописен, что ни секунды не думаешь о том, что «это не люди, это просто буквы на бумаге»(с)Владимир Сорокин). Книга — о людях и о том, что такое человек. И одновременно это в каком-то смысле если не «энциклопедия американской жизни» 1950-1960-х годов, то уж точно «энциклопедия жизни американского интеллектуала в бурные 1950-1960-е», потому что по прочтении остаётся ощущение, что — помимо великолепно написанного романа — ознакомился с большим трудом по истории общественной мысли и общественно-политических движений в США указанного периода. Конечно, главная задача романиста — вовсе не описание общественно-политических процессов в обществе, а, скорее, описание «путешествий души» в разных её вариантах, но тем не менее путешествия душ героев книги так мастерски вписаны в историческо-политический контекст, что нельзя не поражаться такой «политической чуткости» автора. Который, с одной стороны, всю свою жизнь занимается настоящим творчеством, а не его профанацией, но, с другой, живёт в этом мире, где никуда от политики не деться.

Резюмируя, буду краток: если и не великий, то почти великий роман если не великого, то почти великого американского писателя.

Оценка: 9
–  [  2  ]  +

Генри Лайон Олди «Важнейшим из искусств для нас является кино...»

Демьян К, 26 ноября 2018 г. 02:20

С одной стороны, авторы, конечно, правильно описывают тенденцию, но, с другой, я извиняюсь, со своим описанием они опоздали лет этак на 50, а то и больше. С той поры, как кино реально пошло в массы (у нас — в 1950-е, у других — пораньше), и литераторы вполне почувствовали угрозу своему бизнесу, они — по крайней мере самые чуткие из них — ударными темпами стали «перенимать опыт» самого массового из искусств... в советское время описанным авторами образом писали даже не единицы, а десятки писателей... какой-нибудь Юлиан Семёнов сразу писал заготовку для будущей экранизации (практически «режиссёрский сценарий»), а не «литературное произведение», и не просто так стал миллионером ещё в пору глухого социализма, а потому что «оседлал волну» и практически каждое его произведение тут же получало воплощение на киноэкране. И далеко не он один правильно «почувствовал пульс времени». Не говоря уже о бесчисленных западных бестселлероклёпах. Тот факт, что несмотря на всю тотальную «визуализацию» искусств, в т.ч. и изящной словесности, остаются ещё чудики, которые пишут архаические романы на 700 страниц, которые читать можно только если тебе совершенно некуда спешить и времени вагон (т.е.только пенсионерам) — по мне, не должен внушать ложного оптимизма. Роман (особенно на 700 страниц) как формат настолько устарел, что даже непонятно, как такая «жизнь после смерти» может продолжаться в нашем мире, где телеграммы сокращают до трёх слов, п.ч.нет времени на больший объём. Любители старины в любом, даже самом продвинутом техномире, наверняка будут. Только: а) они никогда не будут определять погоду, б) рано или поздно — как показывает практика и вся история технологического развития — большинство рыночных ниш для таких любителей старины просто сходит на нет: когда у вас 1000 покупателей новых гаджетов и 100 — старых граммофонов, смысл производить граммофоны ещё какой-никакой есть; когда у вас миллион покупателей новых гаджетов и 10 — старых граммофонов, никакая «любовь к искусству» не заставит вас продолжать производить граммофоны. Потому что они станут золотыми. Любой нормальный писатель в настоящее время понимает, что смысла писать роман на 700 страниц нет не только финансового (гонорар нынче практически не зависит от листажа), но и, простите, «художественного». Если писатель хорош, он и на 300 страницах выскажет все те важные мысли, которые хочет донести до читателя, — и в достойной форме. Если он бездарь, то хоть тысячами страниц строчи — толку будет ноль. Если сказать нечего, то любое увеличение объёма вырождается в элементарную халтуру. А как показывает вся история мировой литературы, 90% писателей сказать совершенно нечего — они просто люди, которые пишут для того, чтобы заработать на жизнь.

Оценка: 6
–  [  10  ]  +

Олег Дивов «Чужая Земля»

Демьян К, 1 ноября 2018 г. 09:29

Если провокации автору удавались и раньше (та же «Выбраковка»), то пропагандой, как мне кажется, он особенно не занимался, а тут всё такое... пропагандистское. Роман (пусть и не совсем роман, а «расписанная» повесть) настолько хорошо ложится на современную политическую и геополитическую ситуацию, что просто диву даёшься и ломаешь голову, а не заказан ли он был в администрации президента. Впрочем, при всём скепсисе, который может вызвать позиция автора, вдруг заделавшегося истовым «русским империалистом», своё «дивовское» удовольствие всё равно получаешь. Фирменные шуточки, игра слов, фирменная ирония и при этом плохо скрываемая гордость за народ, к которому принадлежишь... такой коктейль всегда взбадривает, однако потом всегда приходит протрезвление, а с ним и понимание того, что все эти идеологические конструкции, мягко говоря, высосаны из пальца. Если и земляне, и аборигены «рассыпаны сверху» одними и теми же зелёными человечками, то откуда вдруг аборигены такие умные-разумные, честные и неагрессивные? Если и земляне, и аборигены, попросту говоря, от обезьян, то рушится вся романная конструкция (и в итоге должно быть не «добровольное вхождение в состав Российской империи», а долгая партизанская война и в конечном итоге «выбор свободы»). Если нет, то о каком «взаимопонимании», не говоря уже о нежных чувствах между ними может идти речь? Если Россия — в отличие от завравшегося и запутавшегося в своём псевдолиберальном словоблудии Запада — всегда в своей истории покоряла народы «мягко и нежно», то почему они все и всегда разбегались из России — при первой же появлявшейся возможности — и никогда обратно не стремились? Если русский империализм был таким же, как и западный, — т.е. прийти, увидеть, победить — и долго-долго грабить, — или, в другом варианте: прийти, увидеть, победить, поставить крепостишки и охранять периметр от «гадящей англичанки», а туземцев пусть хоть волки едят, — то рушится вся романная конструкция. Но если прочитать всё это просто как притчу о русской судьбе и судьбе русского государства (а декорации — всего лишь декорации, позволяющие автору заявить свою позицию), то возникают два очень неприятных и тяжёлых вопроса, на которые у автора, как мне представляется, ответа нет: 1) отчего же русское государство находится на протяжении всей своей истории в перманентном кризисе, регулярно выливающемся в смуты и повальное насилие, если русские все такие чистые, хорошие и правдивые? и 2) отчего же русский народ настолько не верит в своё государство (не важно, как его называть — империей или как-то иначе), что ему всё время какие-то «инородцы» должны внедрять идею этого самого государства (вспоминается классическое: «земля наша велика и обильна, только порядку в ней нет — приходите и володейте нами» — автор устами ГГ проговаривает почти то же самое)? Впрочем, дело авторов фантастических романов — конечно же, не отвечать на вопросы, а ставить их — причём в той форме, в которой они дойдут до сознания тех, кому предназначены. По мне, провокация автору удалась, — есть о чём подумать юношам, обдумывающим житьё. Ну а отвечать на подобные вопросы должны совсем другие люди, которые, увы, в нашей стране, предпочитают не то что на них не отвечать, а даже их не замечать — авось сами рассосутся. И именно поэтому по прочтении этого весёлого и намеренно оптимистического опуса так грустно.

Оценка: 8
–  [  8  ]  +

Стефани Майер «Сумерки»

Демьян К, 22 сентября 2018 г. 19:55

Всерьёз обсуждать подобного рода тексты — всё равно что пытаться разобраться в разных сортах известной субстанции. При всём моём критическом отношении к творчеству Брэма Стокера — он на фоне г-жи Майер представляется просто каким-то «титаном Просвещения». Опусы оной «писательницы» — увы, один из самых ярких признаков тяжелейшего упадка нашей цивилизации... впрочем, если «цивилизация», рождающая подобного рода «откровения», катится в пропасть — то туда ей и дорога.

Оценка: 2
–  [  2  ]  +

Дуглас Коупленд «Generation Икс»

Демьян К, 7 июля 2018 г. 23:21

Как бы роман — точнее, не то чтобы роман, а раздутый до размеров небольшого романа очерк для иллюстрированного журнала о т.н. «поколении Х» — описывающий трёх персонажей этого самого поколения Х, которые удалились от света в занюханный городишко где-то в Калифорнии и валяют там дурака, якобы из некоего социального протеста – работают кто где, кто в баре, кто ещё непонятно где, придуриваются, спят с кем ни попадя, и т.д. и т.п., и периодически ведут дурацкие разговоры ни о чём; вот, собственно, и всё – в этом «романе» нет ни по-настоящему живых героев, ни начала, ни конца, ни тем более интриги (при этом, как ни странно, роман совсем не занудный, читается легко и быстро), только голая социология: дети среднего класса не хотят жить, как жили их родители, им наплевать на деньги, успех и т.д. и т.п. и прочая мура ни о чём на потребу зажравшейся буржуазной публики; единственный положительный момент, который можно отметить, это некоторое чувство юмора автора, которое позволяет ему изредка выдавать забавную шутку (а также некоторое умение точно сформулировать, коим он пользуется вовсю, размещая на полях книги всякие разные определения из жизни нового поколения); роман, снискавший такой большой успех, по большому счёту знаменует окончательный упадок Большой литературы – теперь (уже, почитай, лет 30) для успеха в литературе не нужно того, что нужно было раньше (завязка, кульминация, развязка, интересные и живые герои, интересные сюжетные ходы), — опиши реальность с точностью социолога и с юморком эстрадного комика – и всё, успех у тебя в кармане. Только, как мне представляется, к художественной литературе это всё не имеет никакого отношения. Очерк для иллюстрированного журнала — это и есть очерк, а никак не роман. Место ему в иллюстрированном журнале, который складывается в пыльные коробки на чердаке и там забывается — после одного-единственного прочтения.

Оценка: 5
–  [  4  ]  +

Харуки Мураками «Токийские легенды»

Демьян К, 5 апреля 2018 г. 12:32

Самый, пожалуй, удачный сборник рассказов (из читанных) писателя, который не великий специалист в рассказах. Сборник, в котором один из важнейших лейтмотивов творчества автора проявился наиболее полно и откровенно: лейтмотив маленького, ничем не примечательного человека, в серую жизнь которого откуда-то, не понятно откуда, свалилась некая тайна — мистического или, иной раз, психиатрического (как в рассказе «Где бы оно ни нашлось», основанном на известном в психиатрической практике феномене кратковременной полной амнезии) свойства. Проблема в том, что Мураками умеет создавать в романном формате на основе подобных сюжетных ходов по-настоящему интересное повествование, в рассказах же у него просто нет места и времени, чтоб как следует «развернуться», и в итоге получаются не совсем рассказы, а, скорее, этюды из жизни простых японцев, сдобренные некоторой долей таинственности — не понятной как самим этим японцам (мало того — чаще всего категорически не желающим хотя бы попытаться её понять), так, по большому счёту, и читателям. И единственное, что искупает недописанность большинства рассказов сборника — та самая фирменная муракамиевская интонация, за которую прощаешь ему все недочёты и недоделки. Почитаешь такое и опять начинаешь верить в осмысленность даже пустой ежедневной суеты и даже самой пустой и никчёмной жизни среднестатистического человека. Ведь в жизнь людей, недостойных тайны, она никогда и не приходит.

Оценка: 7
–  [  3  ]  +

Кобо Абэ «Тетрадь кенгуру»

Демьян К, 3 апреля 2018 г. 08:55

Такое ощущение, что эти 200 с лишком страниц немотивированного бреда были написаны старым писателем незадолго до смерти ради одного единственного диалога, в котором он изложил кредо своего склона лет, — диалога молодого человека с немолодым. Молодой задаёт вопросы, а немолодой отвечает: «А для чего люди вообще живут? — Мы живём, потому что живём. Без определённой цели. — Этого быть не может. Должен быть какой-то смысл. — Даже если никакого смысла нет, это не мешает людям усердно страховать свою жизнь. Мы живём, потому что не хотим умирать. Только и всего. — Это ужасно — так думать.» Таки да — если в молодости не быть идеалистом и не иметь никаких иллюзий, то лучше вообще не жить, потому что жизнь превратится в сплошную борьбу за выживание без смысла и без цели, а если в зрелости у тебя ещё остались хоть какие-то идеалы и иллюзии, и жизнь не стёрла их подчистую, то ты прожил жизнь зря и так ничего в ней и не понял. Остаётся добавить, что этот глубоко философский диалог вообще никак не связан с остальными 200 страницами этого романа — просто этакая вставная философическая новелла, которая, увы, не искупает абсолютную, как мне кажется, бессмысленность остального текста.

Оценка: 6
–  [  4  ]  +

Лоуренс Норфолк «Словарь Ламприера»

Демьян К, 4 марта 2018 г. 00:08

Роман, который и романом-то назвать нельзя — на самом деле полный постмодерн, никакой психологии, никаких по-настоящему человеческих историй, одно пустое мельтешение исторических и псевдоисторических персонажей на подмостках сумбурного авторского замысла, не приводящее ни к чему. Автору абсолютно нечего сказать читателям, кроме банального — посмотрите, какой я умный и красивый, сколько умных слов знаю, аж целый роман написал, толстый-толстый, «о мифах и героях», а также о тех, кто в эти мифы и в этих героев верит. Тот самый случай, когда автор, прочитав несколько десятков умных книжек, о многих из которых, кстати, молва, что они умные, сильно преувеличена, начинает думать, что от этого он становится очень умным и тоже может умные книжки писать. А напрасно, кстати. Читая «умные» книжки, надо всё-таки иногда применять и свой собственный ум. Увы, тут совсем не этот случай. Автору дали за книгу премию Сомерсета Моэма — боюсь, тот по этому поводу в гробу переворачивается до сих пор, ибо в отличие от награждённого был настоящим писателем, хоть местами и не избегавшим пошлости, но писавшим о людях и для людей. Писания г-на Норфолка представляют собой сплошную, рафинированную пошлость, в которой ни одного живого словечка не найдётся. Одно бла-бла-бла, и ни слова больше. Зачем писать о живых людях живыми словами, если и так схавают и так пробашляют?

Оценка: 6
⇑ Наверх