FantLab ru

Эндрю Зерчер «Двенадцать ночей»

Рейтинг
Средняя оценка:
6.00
Голосов:
2
Моя оценка:
-

подробнее

Двенадцать ночей

Twelve Nights

Роман, год

Аннотация:

В Рождество отец Кэй задержался на работе допоздна — как обычно. Устав от ожидания, мама Кэй сажает дочек в машину и едет за ним.

Однако от привратника одного из колледжей университетского городка, в котором отец занимается научными исследованиями, они узнают, что все давно разъехались. Да и вообще, по словам привратника, в колледже нет сотрудника с таким именем.

Когда они, обескураженные, возвращаются домой, Кэй находит визитную карточку на своей подушке. Карточку, полученную от загадочных существ.

Переместителей.

Похожие произведения:

 

 


Издания: ВСЕ (1)
/языки:
русский (1)
/тип:
книги (1)
/перевод:
Л. Мотылёв (1)

Двенадцать ночей
2019 г.





Доступность в электронном виде:

 


Отзывы читателей

Рейтинг отзыва



Сортировка: по актуальности | по дате | по рейтингу | по оценке
–  [  3  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Есть у интеллигенции (и не только у неё) такая потребность — письменность. Многие знания становятся благодатной почвой для фантазийных произведений, созданных преподавателями и выпускниками Кембриджа и Оксфорда. Джон Толкин, Филипп Пулман, Клайв Льюис, Хоуп Миррлиз. Мне рассказывали, что в современном положении дел среди элиты разума это стало неким подтверждением престижа своей репутации — создать литературное произведение, через которое от мала до велика может приобщиться непосредственно не только к сюжетным линиям, но и к пластам знаний и воспитания, полученных самим автором.

Эндрю Зерчер очень хочет приобщить своё имя к вышеперечисленным. Это заметно. Но к сожалению — нет, не получится. «12 ночей» мотает, словно обломок мачты в бурю — то зачин идёт приключенческой сказкой, то середка сплошь размышления об архетипах Невесты, Певца (при чем в качестве такового выступает сильно передерганный миф о Орфее, ведь детям нельзя рассказать подоплёку гибели дионисийского жреца, решившего с чего-то вдруг, что безумием и разнузданностью менад можно упорядоченно управлять), а также природе творчестве, фантазии, идей, то автор и читатель вдаряются в культурологию и философию — но! За строительными лесами внутренней «мифологии» почти не видно фасада самой книги. Увы. Не получилось ни самостоятельно стоящего на собственных ногах произведения для детей возраста от 7 до 70, подобного Толкину, ни произведения «завуалированного» (ведь не для ни секрет, что Льюисова Нарния — это восхваление веры в божественное, а Пулман борется своими произведениями с вырождением веры в фанатичность и превращением церкви как социального института в бюрократический аппарат), ни эдакой «диковины» подобно Луд-Туманному, обращенному лицом в страну фей, Миррлиз.

По итогу это весьма объемный конспект культурологической лекции. С некими фантазийными отступлениями.

Чтобы ответить ему читательским интересом нужно не просто обладать надлежащими знаниями в рассказываемой области,

нужно к этому разделять точку зрения автора на трактовки даже не обсуждаемых, а упоминаемых, явлений.

Лектор Зерчер упустил фундаментальный аспект — для того, чтобы получить не просто некий ответ от аудитории, а ответ взаимный, лекция должна быть интерактивной.

Здесь же сам себя развлекаешь. Если найдешь чем.

Академичность автора подвела. Мои соболезнования.

Оценка: нет
–  [  2  ]  +

Ссылка на сообщение ,

На эту книгу достаточно сложно написать такой отзыв, чтобы...

Вот как бы объяснить...

Обманка.

Начало «Двенадцати ночей» эффектно маскируется под middle grade историю про исчезновение Эдварда Т'Ойна и его отчаянные поиски.

Написано очень приятным, сочным языком, с множеством детальный описаний, убедительными и яркими эмоциями — стремительные события, две юные дочери, которые хотят отыскать его и спасти — такое ощущение складывается на протяжении первых страниц пятидесяти.

А вот потом начинается самое интересное.

Я нарочно зашел на goodreads и посмотрел, что думают другие люди.

Говорят.

Пишут.

Для многих, которые настроились по преамбуле на приятное, легкое времяпровождение под ненавязчивую историю, становится довольно неприятным, пугающим и неожиданным откровением, что примерно на сотой странице middle grade заканчивается и начинается... Эссе? Монография? Нет, скорее даже скрупулезная, дотошная и монументальная кандидатская монография, диссертация на тему первопричины, истоков творчества, фантазии, искры, из которой рождается и возникают истории и сюжет, в обрамлении греческих мифов и аккуратными реверансами в сторону философии.

Стены текста. Страницы, без абзацев. Монолит, поток сознания.

И вот на этом месте многие ломаются.

Эта книга — ни в коем случае не детская непритязательная история; обыкновенному подростку она будет не интересна, скучна и оставит после себя только недоумение (если вообще будет дочитана до конца).

Эта книга — скорее тяжеловесный продолжатель дела «Холма Грез» и «Города мечтающих книг», опасливо оглядывающийся назад, на предшественников, словно боясь оступиться и в этот момент превращаясь в «Собор»; для которой любой сюжет — лишь ненужное, назойливое и раздражительное обрамление, подобное комару, что мешает уснуть и в без того душную летнюю ночь.

Я не просто так заострил внимание на слове «диссертация», т.к. автор — преподаватель вуза и ряда «академических» книг по английской литературе и мифу.

Во всей этой бочке меда есть только два НО, которые не дают в полной мере насладится процессом чтения.

Первый «но» тривиален — автор, погнавшись за формой и посвятив огромное пространство описаниям и рассуждениям (из них состоят около 80% всего текста), увлекшись выписыванием природы фантазии и воображения, забыл вторую важную составную часть любой истории — саму историю. Он упустил из вида, что художественная книга — это в первую очередь увлекательное повествование, которое тянет за собой, вовлекает в себя, погружает, топит с головой. Парадокс в том, что сама книга как раз говорит о гармонии между выдумкой и ее изложением в любой форме — будь то пьеса, поэма, роман или миф. Из Зерчера не распустилось Мейчена, не получилось Мёрса, не вышло Кафки... Гюисманса, да, тоже не случилось. Докторская — наверное...

И, к сожалению, я вынужден согласится с теми, кто счел, что некоторая часть страниц, предложений — букв и буквиц — как будто нарочно была вырвана, удалена, вымарана и стерта из текста, из-за чего некоторые моменты в той части, которые имеют наглость, нахальство относиться к повествованию, становятся попросту непонятны и вызывают сплошное недоумение.

Второй «но», к сожалению, характерен для перевода.

Переводчику была не интересна книга.

Он с ней не справился.

Оставлю в стороне чудовищные конструкты предложений, из-за которых и без того непростой текст временами становится похожим на картон, забуду про досадные опечатки...

НО!

Визитная карточка, которую Кей находит у себя на подушке.

В оригинале она:

Will O. de Wisp, Gent. F.H.S.P. and Phillip R. T. Gibbet, Gent. F.H.S.P. K.Bith. REMOVALS.

И это наглядно показывает насколько, не побоюсь этого слова, хамски, обошелся переводчик с текстов.

Will O. de Wisp у него стал Вильямом Мороком. По тексту далее — просто Вилли.

Gent. (джентльмен) превратился в рыцаря.

Phillip R. T. Gibbet стал Филипом Лешши.

А REMOVALS — превратилось в «перемещения».

Только вот занимаются духи (полагаю, в оригинале они daemons?) занимаются не перемещениями, а, правильно, удалениями. Удалениями из этого мира, полностью, без остатка — и не только из этого мира.

И это только пример одной несчастной визитной карточки — две короткие строчки из пятисот с лишним страниц.

Но хуже всего, что все чистые эмоции намертво убиты, расстреляны и лежат мертвецом на холодной земле, покрываясь снегом и медленно остывая. Безжизненные слова, в которые перевод забыл вдохнуть цвет, раскрасить его. Исключений из этого правила почти нет.

Мне действительно жаль эту книгу. Я дам ей еще один шанс в оригинале.

Оценка: нет


Написать отзыв:
Писать отзывы могут только зарегистрированные посетители!Регистрация




⇑ Наверх