FantLab ru

Захар Прилепин «Некоторые не попадут в ад»

Рейтинг
Средняя оценка:
6.35
Голосов:
32
Моя оценка:
-

подробнее

Некоторые не попадут в ад

Роман, год

Аннотация:

Захар Прилепин — прозаик, публицист, музыкант, обладатель премий «Большая книга», «Национальный бестселлер» и «Ясная Поляна». Автор романов «Обитель», «Санькя», «Патологии», «Чёрная обезьяна», сборников рассказов «Восьмёрка», «Грех», «Ботинки, полные горячей водкой» и «Семь жизней», сборников публицистики «К нам едет Пересвет», «Летучие бурлаки», «Не чужая смута», «Всё, что должно разрешиться. Письма с Донбасса», «Взвод». «И мысли не было сочинять эту книжку. Сорок раз себе пообещал: пусть всё отстоится, отлежится — что запомнится и не потеряется, то и будет самым главным. Сам себя обманул. Книжка сама рассказалась, едва перо обмакнул в чернильницу. Известны случаи, когда врачи, не теряя сознания, руководили сложными операциями, которые им делали. Или записывали свои ощущения в момент укуса ядовитого гада, получения травмы. Здесь, прости господи, жанр в чём-то схожий. …Куда делась из меня моя жизнь, моя вера, моя радость? У поэта ещё точнее: “Как страшно, ведь душа проходит, как молодость, и как любовь”». Захар Прилепин

Примечание:

Журнальный вариант романа напечатан в журнале «Наш современник».


Входит в:

— журнал «Наш современник 2019'05», 2019 г.

— журнал «Наш современник 2019'06», 2019 г.



Издания: ВСЕ (3)

Некоторые не попадут в ад
2019 г.

Периодика:

Наш современник 2019'05
2019 г.
Наш современник 2019'06
2019 г.





Доступность в электронном виде:

 


Отзывы читателей

Рейтинг отзыва



Сортировка: по дате | по рейтингу | по оценке
–  [  5  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Я не увидел тут ни особенной фантастики, ни «фантасмагории». Реалистическое письмо от первого лица.

Захар Прилепин создал роман-отчет о проделанной в ДНР работе с подробными портретными зарисовками боевых товарищей, объяснениями событий, идей, планов, инфраструктуры свободного государства и его вооруженных сил. С четкими привязками там, где это возможно и с четким объяснением, почему их вот здесь и вот тут дать никак нельзя. Иначе говоря, идеальный исторический источник, со скидкой, разумеется, на то, что источник этот нарративный и притом художественный. На мой взгляд, для нарратива это текст высокой степени достоверности. Много точного и правдивого в нем сообщается современникам, потомкам, историкам из будущего.

Помимо того, что Захар Прилепин отчитался в своей работе замкомбата и советника при Александре Захарченко, он дал развернутый портрет Захарченко, желая, насколько можно понять, сохранить драгоценные черты этой личности. Так, чтобы впоследствии, лет через ...-десят составитель учебника задумался: включаем Захарченко в соответствующий параграф, или нет? С одной стороны, личность выдающаяся, с другой — вот о нем и Прилепин написал довольно подробно, может, включим? А ведь Захарченко и впрямь был крупным человеком, волевым, самостоятельным. Иными словами, это настоящая «историческая личность» и лет через двадцать, можно думать, томик о нем выйдет в составе ЖЗЛ... Автор книги выражает горечь и, в очень значительной степени обвинение: сколько людей бьются на этой войне не за жалование и не потому, что деться некуда, а за русскую идею и за русскую совесть, так почему же в практических мерах российского правительства так мало заботы об этих людях и так много корысти? Обвинение, в общем, серьезное. Отмахнуться от него нельзя — и глупо, и бесчестно. Но ответа на него что-то не слышно...

Рекомендую читать как минимум ради зарисовок современного военного быта. Всё это есть в обилии, схвачено точно, притом понимающим человеком.

Оценка: 8
–  [  9  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Прилепин может писать,но такого от него не ожидал...

Может он и хотел что-то хорошее написать,да получилось вот это..

Это не роман,а путевые заметки барина с пачкой бабла..Картинки,как стоп-кадры:сторублевки с барского плеча соладатам на покурить, «его батальен»,к которому он ездит на крузаке «посмотреть на войнушку«и он сам лениво завтракающий в дорогом ресторане и не понимающего своих телохранителей, не хотящих есть.

Брезговали они от тебя что-то брать,видимо,барин...

Прилепин ничего не понял о Донбассе,но попиарился.Как, впрочем, и многие в это смутное время.

Как может понять что-то модный московский писатель о жизни пролетариата на всем «нужной «войне?!

После такого хочется брезгливо помыть руки и забыть..Да забыть не получится уже никак.

Как-то так..

Оценка: 2
–  [  6  ]  +

Ссылка на сообщение ,

По мне, лучшая книга Прилепина на данный момент (из прочитанного; не читал «Обитель» и «Черную обезьяну» — и не очень хочется, ибо Прилепин силён именно в художественном осмыслении того, что видел и слышал, а беллетрист из него так себе). И никакой это, конечно, не роман, — это третья часть публицистическо-мемуарно-философической «Донбасской трилогии»(условной), очередного «опыта художественного исследования» — после «Чужой смуты» и «Всё должно разрешиться». Просто написано это на порядок лучше всего сделанного Прилепиным раньше — местами нельзя не удивляться, как писатель Прилепин вырос за те 3 военных года, за которые не прочёл ни одной книжки — и стилистически, и, так сказать, кинематографически, ибо смонтирована книжка просто блестяще (я проглотил за вечер и пару предутренних часов). С одной стороны, текст, конечно, в каком-то смысле агитационно-пропагандистский. А как же без этого, ведь надо оправдать свой, судя по всему, бессмысленный (как для самого автора, так и для «большой северной страны») вояж в ад на Земле, откуда вернулся почти что исчерпавшим себя и потерявшим почти всех боевых товарищей (о чём говорил открыто в интервью). Но одновременно, я бы сказал, текст не только о войне, но и о жизни вообще — точнее, конечно же о жизни мужчины средних лет, точнее, о том, как она начинает медленно, но верно клониться к закату и ничего с этим не поделаешь. В этом смысле поразителен эпизод о том, как Прилепину пачками писали мужики со всей России с просьбой взять в батальон, «потому что жена совсем достала». Прилепин всем им отказывал — типа нечего на войну ехать от безысходности, типа нам идейные нужны. А сам-то? На три года сбежал в ад — от любимой жены и четырёх обожаемых детишек (пусть и привозил их потом к себе на какое-то время). Не всякий решился бы.

Оценка: 9
–  [  8  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Довольно смешанные впечатления после прочтения....вроде и не роман и не публицистика и не мемуары....своего рода путевые заметки — «выпивали с Батей», «перевёз семью» и тд. Три четверти книги мне не хватало эмоций, не хватало души, не хватало живого человека в этих строчках. Как будто Захар положил читателю на колени альбом чёрно-белых, старых фотографий и с немного грустной улыбкой предложил посмотреть всё самому, изредка комментируя то или иное фото. И лишь ближе к финалу появилось ощущение рубца на сердце, кровоточащей язвы и нарочитого нежелания бередить всё это....и в тоже время невозможности не бередить. Вроде как Стенька Разин на дыбе в самом конце пытки не сдержался и издал тихий, едва слышный стон.... Вспомнил уважаемого рок-дилетанта Александра Житинского и его интервью с Кинчевым:

А.Ж. А потом, когда ты узнал, что я не из райкома и не из КГБ, как ты к моим занятиям рок-н-роллом относился?

Кинчев. Ну, я знал, что существует некий писатель, которого я когда-то читал в детстве. Такие веселые морские рассказы – про то, как коноплю в поле собирают. А рок-н-ролл – это просто прихоть богатого человека, который хочет помочь пацанам.

Житинский так и не стал для рокеров своим, несмотря на всё, что он сделал. (Подробнее в книгах «Путешествие рок-дилетанта» и «Альманах рок-дилетанта») и позже с горечью писал об этом. Что-то вроде «обидно когда дружба кончается из-за того, что больше не нужен». Он так и не понял, что не было никакой дружбы. А была просто благодарность, которая и не могла быть вечной. По моим ощущениям, Захар тоже не стал для донецких своим. Для них всё это тоже было «прихотью богатого человека, который просто хотел помочь пацанам». Возможно поэтому заметна горечь в этих его словах:

«Они (донецкие) одни — мы другие. Но при этом они не киевские хохлы, они не львовские хохлы. Они особые хохлы. Они хотят быть в России, конечно же, хотят. Но они всё равно хохлы. Да, хохлы, они просто хохлы — и всё. Хохлы». 

Ну или я слишком мнительный. Вообще получился не отзыв, а сплошное имхо с сугубо личными и субъективными ассоциациями. Но как-то так.

Оценка: 8
–  [  5  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Книга это рассказ Прилепина о времени, когда он собрал батальон для войны на Донбассе и его жизни на той войне, включая несколько поездок в Москву, Белград и Женеву. Прослушал в исполнении гениального Ивана Литвинова. Как то читал что Геббельс удивлялся что англичане опубликовали у себя в прессе его антисемитскую статью, он думал что это откроет им глаза на евреев. Он не понимал, что это наоборот откроет глаза на нацистов. На мой взгляд, здесь похожая ситуация, при всем отвращении к героям и даже радости когда кого то из батальона Захара убивают, и уж тем более убийстве Захарченко или Гиви(Генацвале), книгу, на мой взгляд, следует распространять как можно шире чтобы у людей создалось более объективное понимание о происходящем на Донбассе. К концу книги неожиданно возникло понимание что автор это человек которому просто хочется интересно жить, и ради этой интересности можно в том числе и убивать людей. Вообще впечатление что автор смотрит на жизнь через какие то цветные очки. Но при этой цветной окраске происходящего факты подаются такими как есть, так и запрет на въезд в ДНР после смерти Захарченко(а автор стал фактически его чуть ли не ближайшим другом), которая явно по мнению автора произошла с большой степенью вероятности по заказу из Москвы, рассказывается о всей внутренней кухне ДНР, в общем о том, что там происходит на самом деле, о «героях» этой войны, о том какова роль путинской России и самого путина, которого он все время называет императором. Так что тем кто любит разбираться в том, как и что устроено и уж тем более считает что «нас там нет» и любит автобиографии вполне рекомендую, а уж язык у прилепина явно на высоте.

Оценка: 8
–  [  14  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Не знаю толком, что сказать про книгу «Некоторые не попадут в ад» Захара Прилепина. Я далек от политоты и не хочу даже лезть туда. Понятия не имею, кто прав, кто виноват и что со всем этим делать. Вообще иногда завидую людям, которые четко делят мир на черное и белое. Мне кажется, что им гораздо проще жить. Однако, как мне кажется, мир намного сложнее. Он серый, красочный, радужный. До одури, до жути парадоксальный.

Больше всего роман напомнил мне «Памяти Каталонии» Джорджа Оруэлла, «Огонь» Анри Барбюса и «На империалистической войне» Максима Горецкого. Эти авторы писали книги, перекладывая свой военный опыт «по горячим следам», зачастую прямиком из окопов и траншей. Доведенная до накала публицистика, дотошная и надрывная проза, которая по сути только и может называться художественной. И сразу отпадают все вопросы в предвзятости и субъективности. Автор там был и пережил, какие к нему претензии? Он художник, он так видит.

Да и сам главный герой, которого невозможно отделить от автора, этакий Хэмингуэй на фронтах сражающейся Испании. Вот он ползает под огнем в окопах, вот пьет водку в лучших ресторанах осажденного Мадри... хм, Донецка. На следующий день он уже в Белграде, на яхте великого режиссера Эмира в компании красивой актрисы Моники.

Чего у книги не отнять, так это фирменного прилепинского стиля. Слога, в котором хочется утонуть. Энергии прозы, которая бьет через край. Благодаря ему, герои книги, не плохие и не хорошие, такие какие есть, кажутся симпатичными. Хотя некоторые показанные типажи мне откровенно неприятны, отдельные и вовсе противны. А тут они красивые, веселые, почти родные. Для автора.

«Граф занырнул в армию: стремился туда, хотел попасть; всю срочку дрался; службой остался доволен.

Вернулся из армии. Нашёл девушку, вроде хорошая. Оказалось: невинная.

Приняли решение, что пора. Выбрали день, время – у Графа дома, пока мать на работе.

Девушка: включи свет, я боюсь. Через минуту: выключи свет, я стесняюсь. Ещё через минуту: ты руки помыл? Граф: при чём тут руки?

Возились, возились, тут распахивается дверь в дом, входит товарищ, пьянущий, избитый к тому же. Граф забыл дверь запереть – всё-таки сам немного волновался: не каждый день…

В тёмной прихожей острым углом ко входу стоял шкаф. Друг с разлёту ударился об угол лбом, добив себя. Упал в прихожей, лежит.

Граф оставил девушку. Кровь случилась в этот день, но не её.

Облил друга водой. Друг: «Граф, родной, меня избили – надо пойти разобраться». Друзья часто заходили к Графу в поисках немедленного восстановления справедливости.

Открывшись, друг опять вырубился. Подружка тем временем оделась, молча перешагнула через друга, вышла, больше никогда не вернулась, отдала невинность другому.

Граф бросил на друга мокрое полотенце, пошёл разбираться, – весь в отца.

Примерно понял, кто это. Явился в соседний двор: так и есть – они, четверо, одна девка.

Начал бить троих, девка впуталась, ей тоже попало. Всех победил.

Вернулся домой – друг ушёл, как и не было. Эта – тоже мне – даже кровать не застелила.

Сел на кровать, пощёлкал выключателем. Свет, тьма, свет, тьма.

Битая девка, которая с тремя была, сняла побои и написала заявление.

Граф посоветовался со знающими людьми – ему говорят: тоже сними, их же трое было, с ней даже четверо, – чего на тебе ни царапины? Оцарапайся и сними побои.

Граф недолго думая пошёл в бар, там какие-то неприятные люди пьют пиво; в баре всегда есть неприятные люди, надо только присмотреться.

Сейчас неприятные люди его побьют, и можно будет снять побои.

Граф взял пиво и, проходя с этой кружкой, задел кого-то плечом, ему говорят: «Ты, блять, слепой?» – вроде достаточно, да?

Кружка была в правой, Граф левой зарядил вопрошавшему. Пиво в правой руке даже не расплескалось. Вопрошавший упал. Друзья вопрошавшего говорят: э, брат, всё нормально – извини его.

Вот что за день?..

Допил пиво, пошёл на улицу. До вечера искал: чтоб человек десять было, меньше – не резон. Нашёл-таки, сидят – зверьё, а не дети, только и ждут чтоб кого-то загрызть. Попросил мелочь – так они дали. Попросил закурить – снова дали. Как сговорились. Всю пачку сигарет в карман положил – смотрят, кривятся, но сидят на месте. Пока ботинки не попросил одного снять – терпели. Потом набросились – ну, еле-еле, кое-как, оставили побои.»

Упомянутый здесь Граф, то ли шолоховский Мишка Кошевой, то ли бабелевский Прищепа.

«И Граф говорит: «…всё, что я хочу, – вернуться в деревню и, надев медали, по форме, пройтись по улице, медленно, вразвалочку – мимо всех окон, – чтоб сидели и думали: ой, не зайдёт ли к нам. Не зайду. Но пусть видят…»»

И там, на той стороне, такие же люди. Веселые, пьяные, хорошие, живые. Даже называются они как-то по-хорошему — «Наш несчастный неприятель». И все здесь так — «огромная северная страна» с ее «императором». Случайные взгляды и смс-ки с красивой женщиной на вечере. Малышка, которая катает на коляске безногого инвалида. Забываешь даже, что книга-то страшная. Вот детские гробы например. Это всегда страшно. Вне зависимости от того, на чьей ты стороне.

Вот только даже обвинять некого. Глупо это, бессмысленно. «У меня друг есть лучший, — говорит один из героев, — только он не воюет. Не его это»

Из творчества самого автора можно провести параллели с его первым романом «Патологии». Там герой воевать не хотел, даже искупал свои грехи спасением приемного сына. А тут? Непонятно. Точнее, не совсем ясно. Автор сам не определился. Даже чеченское прошлое снова настигает его известиями о давнем товарище.

«Мне пришло письмо от сослуживца по прежней, давней уже кавказской кампании.

Тот рассказал, что Костя — наш хохочущий, отличный, мужественный Костя, который не так давно просился ко мне в батальон, а я лениво, свысока отказал ему, — застрелился. Лежал в квартире две недели, пока запах не стал невыносимым, — соседи вызвали милицию, те выбили дверь, и вот.»

Вообще «Некоторые не попадут в ад» — это роман о каком-то светлом несостоявшемся прошлом. О рефлексии, что ли. Грусти. Светлой и темной.Такое есть у каждого, война тут не причем.

Это как встречаешь случайно ту самую, на которой когда-то жениться хотел. Стоите, смеетесь. Второй ребенок вот уже есть. Радуешься за нее. И муж у нее хороший. Тот, которого ненавидел и морду бить хотел. И правда ведь хороший. Она же не дура, с плохим быть.

Или друга вспомнишь, с которым когда-то не разлей вода, а сейчас раз в год с днем рожденья поздравишь.

Вспомнишь и ничего внутри, будто и не было. То есть было и было. Прошло.

Как сломанный телефон в пыли под кроватью. Ни огонька, ни света.

Черным-черно

Оценка: 8


Написать отзыв:
Писать отзывы могут только зарегистрированные посетители!Регистрация




⇑ Наверх