FantLab ru

Кир Булычев «Последняя война»

Рейтинг
Средняя оценка:
8.12
Голосов:
1118
Моя оценка:
-

подробнее

Последняя война

Роман, год; цикл «Павлыш»

Жанрово-тематический классификатор:
Всего проголосовало: 133
Аннотация:

«Последняя война» — роман о приключениях космического доктора Павлыша. Пережив вместе с героем головокружительные и опасные ситуации, невольно задаешься вопросом: «А что происходит, что будет, что может произойти?»

Пророк говорит: «Будет так!»

А фантаст говорит: «Может будет так, но мне бы этого не хотелось».

Примечание:

Написан в 1968 г. Отдельно опубликован фрагмент под названием «Каков ты, собрат по разуму?» (1976). Изначально в приложение к роману под названием «Альманах «Удивительный космос»» входили несколько рассказов из цикла «Сказки»: «Принцесса на горошине» под названием «Посол на горошине», «Сестрица Алёнушка и братец Иванушка» под названием «Алёна и Иван», «Синяя борода» под своим основным названием — в качестве конкурсных произведений, написанных одним из героев романа (1970, 1991). В дальнейшем (1993 г. и далее) роман публиковался без существенных изменений, но без приложения «Альманах «Удивительный космос»».

«Свой первый фантастический роман `Последняя война` я сочинил чуть больше двадцати лет назад. Книга вышла в свет в 1970 году. Через некоторое время роман был переведён в Венгрии, Болгарии и Литве. В московском издании, которое должно появиться на свет к середине 1992 года, будет помещена исправленная версия `Последней войны`, которая, впрочем, не так уж сильно отличается от первоначального варианта. Зато в петербургском издании, которое вы, уважаемый читатель, сейчас держите в руках, сохраняется текст издания 1970 года, без всяких исправлений. Так что у желающего заняться критическим анализом будет возможность сравнивать, а тот, кто интересуется сюжетом как он есть, может ограничится вот этой книжкой.» (Издательство: Грифон, 1991 г.)

КИР БУЛЫЧЕВ

декабрь 1991 г.


В произведение входит:

  • Альманах «Удивительный космос»: Приложение к фантастическому роману «Последняя война»
8.10 (160)
-

Обозначения:   циклы   романы   повести   графические произведения   рассказы и пр.


Входит в:

— цикл «Павлыш»


Лингвистический анализ текста:


Приблизительно страниц: 189

Активный словарный запас: очень низкий (2446 уникальных слов на 10000 слов текста)

Средняя длина предложения: 50 знаков — на редкость ниже среднего (81)!

Доля диалогов в тексте: 42%, что близко к среднему (37%)

подробные результаты анализа >>


Похожие произведения:

 

 


Последняя война
1970 г.
Последняя война
1991 г.
Фантастические повести
1993 г.
Великий дух и беглецы
1993 г.
Последняя война
1997 г.
Великий дух и беглецы
1999 г.
Доктор Павлыш
2002 г.
Поселок
2005 г.
Последняя война
2016 г.
Последняя война. Великий Гусляр. Подземелье ведьм
2017 г.
Последняя война. Поселок
2017 г.
Последняя война
2017 г.

Периодика:

Уральский следопыт № 2, февраль 1976 г.
1976 г.

Аудиокниги:

Последняя война
2005 г.

Издания на иностранных языках:

Paskutinis karas
1982 г.
(литовский)
Ostatnia wojna
2016 г.
(польский)





Доступность в электронном виде:

 


Отзывы читателей

Рейтинг отзыва



Сортировка: по дате | по рейтингу | по оценке
–  [  2  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Напишу о том, о чём упомянул лишь пользователь asb в 2006-м. От того, что угасающие в своих убежищах генералы едва не переиграли пришельцев (как, к слову, случилось в «Подземелье ведьм»), холод проходит по спине. Горе творцам истории, не разумеющим её движущие силы.

P.S. и одна из лучших вещей Булычёва, несмотря на наивность сюжета, отсутствие высоколобых выдумок об эволюции и т.д. Пускай не вполне веришь описанному миру, но _персонажам_ веришь.

Оценка: 8
–  [  11  ]  +

Ссылка на сообщение ,

А теперь представьте, что Муна — это Земля. А земляне, прилетевшие спасать разрушенную атомной войной планету, инопланетяне. И вот не факт, что такие, как Ранмакан, оказались в меньшинстве. Не потому, что он хочет войны или возвращения старых (читай привычных) порядков. А потому что недоверие к пришельцам будет превалировать. Добавим для пущего эффекта сознание, загаженное пропагандой ненависти к чужакам, и — вуаля! — отношение к благодетелям с другой планеты будет мягко говоря настороженным. Собственно, я так роман и рассматривал. То есть вместо Муны представлял Землю. Впрочем, эта параллель слишком очевидна, чтобы её игнорировать. Но автор пошёл своим путём.

Конечно, для конца 60 — начала 70-х годов прошлого столетия угроза ядерной войны была куда реальнее, чем сейчас (наверное). Тогда ещё был свеж в памяти Карибский кризис, когда две ядерные державы (СССР и США) стали в клинч, могущий закончиться ядерными бомбардировками. А страх за планету — родной дом и для «хороших» и для «плохих» — беспокоил умы людей. И неудивительно, что писатели обращались к этой теме в попытке предостеречь, указать на последствия ядерной войны, призвать к конструктивному диалогу. Кир Булычев — не исключение.

С художественной точки зрения «Последняя война» не является чем-то революционным, новаторским. Это научная планетарная фантастика, где технические достижения будущего — лишь предлог для реализации идеи романа. Куда важнее социальная направленность произведения. Вот она и представляет интерес. С одной стороны, идея «война — это плохо» слишком очевидна, с другой — эту идею можно раскрыть так, как это сделал Булычев, то есть мастерски.

Большое спасибо авторам гуманитарного направления от фантастики (наподобие Булычёва, Саймака), которые верили в человечество и его благоразумие. Кто знает, возможно, благодаря их произведениям наш мир так и не узнал катастрофы военно-техногенного постапокалипсиса. Быть может, такие книги как «Последняя война» и стали рупором для сохранения хрупкой человеческой цивилизации под угрозой прирученного атома в руках сильных мира сего. И остаются рупором даже сейчас.

Оценка: 9
–  [  4  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Роман с ярко выраженным гуманистическим характером о землянах коммунистического будущего на планете, погибшей от мировой ядерной войны. Конечно, так наивно уже не пишут, уже у Головачева было УАСС, а у Павлова МУКБОП, у Булычева нет ничего, только гражданские исследователи и пара пистолетов для защиты от хищников. Тем не менее роман читать интересно и яркая антивоенная направленность абсолютно не устарела, как не устарели типы жителей этой погибшей планеты. Они и сейчас среди нас. В общем, книга интересна и, скажем так, не анахронистична

Оценка: 8
–  [  8  ]  +

Ссылка на сообщение ,

«Последняя война» — роман-предупреждение, необратимость последней войны и её последствия для планеты. На далёкой планете, под названием Синяя, произошёл ядерный конфликт. Погибли все жители, уничтожена экосфера, планета умерла на долгие десятилетия. Павлыш с командой Галактического центра направляется туда для поиска информации о случившемся.

Автор даёт возможность начать всё заново, второй шанс для планеты возможен, благодаря аппарату оживляющему после смерти. Казалось бы, вполне реально используя чудо-технику, найти погибших учёных, врачей, творческую элиту, людей не запятнанных в войне и построить планету заново. К сожалению, все ожившие обладают теми же привычками и памятью, которая сильнее даже страха умереть вновь. Разделение на касты, в которых низшие беспрекословно подчиняются страшим, останется на генетическом уровне. Выросло поколение рабов, не умеющих самостоятельно думать и принимать решения, живущих от подачки до подачки, по сути, на уровне домашних животных.

Это не исправить никакой чудо-машине, это инстинкт, даже угроза повторения кошмара и новой войне атомов, всё равно некоторые бессловесно принимают свою участь. Автор максимально возможно, особенно в то время, когда цензура была тотальной, старается донести до читателей свои мысли. Нет вариантов, что если война случится, кому-то удастся отсидеться в бункере под землёй и остаться властелином мира. Проиграют все, без исключения. Необходимо всеми способами избегать конфликтов, только это может спасти цивилизацию.

Не знаю почему, но у меня самые близкие ассоциации прочитанное вызывает с книгами Гарри Гаррисона, который также был противником всяких войн и конфликтов.

Это очень сильный роман, обязательный к прочтению и сегодня, когда актуальность подобных произведений не только не падает, а наоборот возрастает, к сожалению.

Оценка: 9
–  [  6  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Странное впечатление. Именно «странное» — без устойчивых негативных аспектов (но и без особых восторгов). Странность конкретно в том, что — при всем при этом — равнодушным книга не оставляет. Почему? Может быть — некие «творческие эманации» Булычева («узаконенного» классика”), может ещё что. «Эманации», кстати — вполне себе реальный фактор восприятия: вот только потянет что плохое про автора мысленно просквернословить, так сразу же из глубин подсознания вырывается трепещущая хоругвь с лозунгом: « Да ты чего, родной, это же тот самый мужик, который «сваял» Алису Селезнёву, который придумал Великий Гусляр и Посёлок. Такой не может плохую книжку выдумать, это ты сам чего-то не догоняешь, родной...».

И тем не менее — о странностях.

Три логических якоря, три безжалостных антитезы — распластывают книгу как булавки естествоиспытателя — лягушку на лабораторном столике: «Линия грёз» Лукьяненко, «Темный лес» Лю Цысиня и — как сие ни парадоксально — «Час Быка» Ефремова («Час Быка» и «Темный лес» — в принципе самодостаточная пара взаимоисключающих противоречий):

*** Технология «оживления», некая реальная «победа над смертью», доступная миллионам — ДОЛЖНА автоматически «создавать» новый мир, с новыми реалиями (это «системообразующий» фактор, литературные герои не могут вот так, запросто его «игнорировать», оставаясь в рамках сюжета, определенного для них автором. Лукьяненко это ДОКАЗАЛ.);

*** «Цивилизация непрерывно растет и расширяется, захватывая пространство и ресурсы экспоненциально, но общий объем вещества во Вселенной остается неизменным» — следовательно повседневность цивилизаций высокоразвитых должна предусматривать ограничительные — как минимум — меры для цивилизаций растущих (эти «меры» должны хоть как-то проявляться, это своеобразный «цивилизационный императив», литературные герои не могут вот так, запросто его «игнорировать», оставаясь в рамках сюжета, определенного для них автором. Лю Цысинь это ДОКАЗАЛ.);

*** Порог Синед Роба — ни одно низкое по морально-этическому уровню общество не может выйти в межзвездный Космос, поскольку истребит себя своим собственным оружием, ещё находясь в пределах своей планеты или своей звёздной системы, «...когда в Великом Кольце обнаруживают государство, закрывающее своим людям путь к знанию, то такое государство разрушают. Это единственный случай, дающий право на прямое вмешательство в дела чужой планеты...» (любые «галактические центры — это не «институты благородных девиц», а — прежде всего — механизмы реализации ограничительных мер, и Ефремов это ДОКАЗАЛ).

Так что – по идее – книга получается, откровенно говоря, «ходульная». Автор, по определению наивностью не страдающий, живописует некие нежизненные, нереалистичные картины, кои – канонам, утвержденным иными, не менее маститыми авторами, мягко выражаясь, не соответствуют. Вот это – странно, Булычев в халтуре замечен не был, не тот случай. Но еще более СТРАННО, что – повторяюсь: «…книга — при всем при этом — равнодушным не оставляет…».

При этом самый реалистичный персонаж все же — лигонский генерал, «истины вещающий, аки Пастырь, чад малых вразумляющий»:

*** ...как я могу знать, что вы говорите правду...;

*** ... или — выживут сильнейшие, или — погибнут все...;

*** ...мне безразличны судьбы других людей, но одному мне не выжить...

Да, это цинично, это неромантично и грубо, но, пардон.., это — именно та правда жизни, которую реализуют, «пользуясь магией литературы» и капиталистический (условно) «Темный лес» и (не менее условно) коммунистический «Час Быка». Первая аксиома космической социологии гласит: «важнейшая потребность цивилизации — выживание». Звездолётчики не могут быть наивны в социокультурном плане, это бред, если уж совсем откровенно.

И тем не менее. Это — Булычев. Маэстро не может заблуждаться. Он может позволять себе вольности, нам — обычным смертным — недоступные.

Что это в принципе — кафкианство, некий иной хитрый литературный приём или тонкий ход? Не знаю. Может быть.

Но прочитать — стоит. Магия «настоящей литературы» — вполне явственно имеет место быть.

Оценка: нет
–  [  6  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Всю дорогу в этом романе не покидало чувство, что его писал иностранец, а Булычев перевел на русский язык. Ощущения от прочтения ну очень разрозненные. Сюжет однобокий, идеи однообразны, ничего нового в приключениях господина-товарища Павлыша. Персонажи без лица , немного картонные , что ли. И к тому же не очень умные для того, что бы быть космонавтами . Ну какие они специалисты, в чём?. Их профессионализм — люди с улицы. Где химик, физик, биолог, антрополог, лингвист, и т.д.? Где ученые, способные разобраться в важных вопросах, непременно возникающих на чужих, неизведанных планетах? И всюду сигареты; в руках, в тумбочке, на мостике, в зубах и в пепельнице, и это на космическом корабле? С этой вредной привычкой у автора надо что-то делать. От всего этого экипаж «Сегежи» выглядел не убедительным, а их миссия не серьезной. То и дело возникали ассоциации с тур походом, а не с космосом.

В романе не однократно упоминается, что основное требование галактических экспедиций – никогда не вмешиваться во внутренние дела других миров. Любое вмешательство чревато нарушением естественного хода развития цивилизации. Тогда зачем вся эта канитель с оживлением жителей Муны.? А вопросы гуманности отношений в кастах-социумах местных аборигенов своего рода шаблон для любого общества нуклеиновой формы жизни.

Однако, роман динамичен в своем развитии, чем и был вызван интерес к нему.

Оценка: 7
–  [  9  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Космический корабль «Сегежа» (порт приписки Земля-14, Г/П 304089) выполнял рутинный рейс к Титану, когда радист Цыганков, более известный как Малыш, получил радиограмму с требованием принять на борт двух инопланетян — корон и новый груз, а затем отправиться к далёкой, аж 93 парсека, планете Синей. На Синей произошла катастрофа глобального масштаба — ядерная война, и технологии Галактического центра могут помочь восстановить местную цивилизацию. Доктором на «Сегеже» служил Владислав Павлыш...

Антивоенный роман, показывающий всю абсурдность войны как способа решения конфликтов, губительность милитаристской истерии в СМИ и необходимость искать общий язык. Так уж получилось, что земляне и жутковатые внешне короны оказываются ближе друг другу, чем представители одного вида — мунцы.

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
Показалось забавным. что корона Аро говорит что-то о невмешательстве в дела планеты, когда сам прилетел массово оживлять погибших. Какое уж тут невмешательство. Тем более, что в итоге оживление стало выборочным.

P.S. Капитан Загребин не собирался обследовать какие бы то ни было планеты Галактики. Собственно, и на Муне-то «Сегежа» оказалось только из-за того, что мунцы сильно напоминали землян внешне. А уж сколько планетных систем может контролировать Галактический центр, мы вообще не имеем понятия, ибо о его возможностях Булычев упоминает весьма неконкретно. Да и звёздная система не эквивалентна планетной, хотя последние открытия показывают, что соответствующий коэффициент в формуле Дрейка гораздо выше, чем предполагалось на момент написания романа.

Оценка: 8
–  [  5  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Особый стиль Булычева. Трудно спутать с кем либо еще из фантастов. Темы подымаются серьезные, а герои те же — добрые, порой наивные... Домашние какие то. Что в 100 лет тому вперед, что в Последней войне. Даже короны более продуманы. Они ученые и интерес работы на планете Синей у них в основном в испытаниях своего аппарата. Возражение планеты после ядерной войны — задумка более чем не реальна. Погибло около трех миллиардов жителей Синей и возродить цивилизацию , оживив несколько десятков чудом уцелевших , нереальна. Красивая, увлекательная сказка, не более.

Оценка: нет
–  [  3  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Книга о настоящих героях. О людях, о друзьях, о предательстве, ну и конечно же-о вечном противостоянии силы и разума. Силы-грубой, необоснованной, первобытной, и не имеющей границ. И чистого разума. Наверное на земле когда-нибудь настанет мир... К сожалению, пока мы видим это только в книгах.

Спасибо автору!

Оценка: 9
–  [  3  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Довольно-таки неплохой роман. Но очень уж поражает беспечность экипажа — как будто на какой-то пикник прилетели... Хотя уже первый случай с Ранмаганом показал, что подобное благодушие ничем хорошим не кончится.

Оценка: 8
–  [  10  ]  +

Ссылка на сообщение ,

На мой взгляд, «Последняя война» такая же сильная книга как и «Посёлок»: захватывающий сюжет, прорисованные герои, вопросы для размышления. Вот только «Война» более жуткое произведение... И дело не только в оживление мертвецов. Синяя планета — возможное будущее сегодняшней Земли. Почти пол столетия прошло со времени написания романа, а наша планета так и не прошла этот опасный этам, человечество еще не переросло войны, они разгораются то тут, то там, все ещё грозят страны друг другу атомным оружием. А сможем ли мы справиться? Вряд ли нам придёт на помощь Галактический центр. Уродливое, тупое лицо войны показал Булычев, её жуткие, катастрофические последствия. Да и в отличие от предыдущих книг цикла Булычев не спас всех своих героев... Но это и логично, в войне всегда есть жертвы...

Оценка: 10
–  [  6  ]  +

Ссылка на сообщение ,

«Последняя война», на мой взгляд, не относится к лучшим образцам творчества Булычева. Роман входит в цикл о приключениях доктора Павлыша и рассказывает о спасательной экспедиции Галактического центра к планете, погибшей в результате глобальной атомной войны. Роман написан в начале 70х годов 20 века в стиле, характерном для советской фантастики того периода и расчитан, как мне кажется, на детскую аудиторию.

Оценка: 6
–  [  1  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Вряд ли в реальности на этой планете воцарился бы мир. Земляне уже напомогались на своей родной планете друг другу — достаточно посмотреть на Африку, погрязшую в гражданских войнах сначала после ухода колонизаторов, а потом — после распада СССР. По наивности и неуязвимости людей перед радиоактивным излучением — напоминает «Марс пробуждается» Волкова, где лихо взялись восстанавливать водные ресурсы. Но есть у советской фантастики такое обаяние, которого нигде больше не встретишь, и этого не отнять.

Оценка: нет
–  [  10  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Автор переложил на страницы своего романа серьёзные вопросы и их последствия, которые в полной мере касаются нашей планеты – это видно невооружённым глазом и понятно каждому. Он перенёс экипаж к/к ,,Сегежа'' на далёкую Синюю планету, которая так здорово похожа на Землю, где было всё, что нужно для жизни и развития, но её жители не справились со своей цевилизацией. Классовое неравенство, ,,промывка мозгов'', религиозная непримиримость, накопление оружия и попытка решать конфликты военным путём привели к ядерной катастрофе. И вот земляне, как представители Галактического центра спешат с миссией возрождения планеты Муна. И ничего, что это технический корабль и он не совсем пригоден к данной миссии – как–то будут справляться.

То, что Автор хотел передать в романе, конечно заслуживает внимания и рассмотрения. Особо задело, что планирующие своё спасение в бункерах и оставшиеся, буквально горстка, в живых лигонцы остаются непримиримы. И большинство из этой горстки до сих пор держит страх перед власть имущими и этот страх сильнее страха разрушения – хотя о какой уже власти может идти речь. Больные, харакающие кровью, грязные, в залатанной одежде, отравленные, выживающие под землёй, потихоньку сходящие с ума, но продолжают искать врагов, пытаются восстановить былой строй и вновь грозят ядерным оружием – фанатическое безумие. Да и вновь спасённые тоже ведут себя по–разному – очень трудно изменить то, что вкладывалось в головы с самого рождения, ведь проснулись то они ,,сразу же после катастрофы'' и только считанные единицы из них готовы к возрождению новой, иной, жизни на своей планете.

Особо важный вопрос – кто заслуживает жизни и насколько личные симпатии и склонности перевешивают в этом решении. Автор, словами короны Аро говорит, что основное требование галактических экспедиций – никогда не вмешиваться во внутренние дела других миров. Любое вмешательство чревато нарушением естественного хода развития цивилизации. Но тогда получается, что решение спасать и возвращать к жизни жителей Муны – это уже вмешательство. А при наличии и применении оживительного аппарата теряется ценность человеческой, и не только, жизни – что бы ни случилось теперь на Муне корона Вас всех оживит. Какое уж тут развитие.

Несмотря на остроту вопросов и гибель некоторых персонажей, роман не выглядит особо жёстким, наоборот, он какой–то мягкий, очень сглаженный – образцово–показательный, я бы сказала: персонажи, их поступки, общение друг с другом – всё выглядит ну очень правильно. Почему–то они не вызвали у меня переживаний и волнений за их судьбу. Ну может только лигонец Кори – в нём, по крайней мере, чувствуется некая страсть и к своему делу и к своему дому. Мне не хватило сопричастности, погружения в ситуацию, соприкосновения с их миссией – того, что, как говорится, трогает за живое. Острота ситуации нивелируется некими мягкими, чуть ли ни домашними моментами: тётя Миля с её выпечкой и фарфоровым сервизом такая вся домашняя, тёплая, уютная – прямо как из фильма ,,Добро пожаловать'', робот Гришка в кружевном фартуке, снисходительные и всё понимающие короны, да и люди ну очень положительные, правда курят, как–будто они на мостике морского корабля… А рассказы, написанные для альманаха в самой последней главе, и вовсе уводят далеко от недавно случившихся событий и здесь совсем не чувствуется пережитое экипажем ,,Сегежи'' – как–будто не было Кори и Антипина.

В целом роман интересен, у него своя позиция – он позволяет в чём–то соглашаться с ним, в чём–то не соглашаться, позволяет ставить себя под сомнение или принять как желаемое. То, что Автор преподносит землян такой прогрессивно–миролюбивой цевилизацией очень примичательно. Да, наверное, именно такими и хотел видеть нас Автор, но было бы ещё лучше, если бы люди выглядели более характерными.

Оценка: 7
–  [  17  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Неплохой, увлекательный, динамичный роман, однако же, во многом достойный острых критических стрел. Насыщенный событиями и приключениями сюжет, в общем-то, держит не то чтобы в напряжении, но в интересе к происходящему точно, но не скрывает недостатков. Я люблю фантастику про далёкие планеты, но … более серьёзную, что ли. Меня не покидало ощущение, что я немного опоздал с первым прочтением. Почти уверен, что в пору юношества книга выглядит для читателя более привлекательно, но это вовсе не значит, что она устарела сейчас, и, по прошествии почти полувека, конечно, должна и будет находить «своего» читателя.

Я не увидел ни свежести идей, ни глубины поданных мыслей и идей. Всё поверхностно, однобоко, черно-бело и легкоописуемо. Война – это плохо; атомная война – это очень плохо; ксенофобия существует; гуманизм хорош до определённой степени и т. д. О чём из этого я не читал раньше и что нового я узнал? Ответ прост: всё это было раньше в похожих обличиях и определённо ничего нового.

Наверное, кто-то из читателей непременно отметит персонажей, скажет, мол, «они получились яркими, изящными, характерными». А я не соглашусь. Персонажи плоские, безликие, незапоминающиеся – разве что в контексте «ааа, это в которого стреляли…». И, что для меня огорчительно, они не очень умные для такой важной роли, как космонавт дальних полётов. Чего стоит только незнание весьма элементарной французской фразы, как «а la guerre comme a la guerre», что, по-моему, неприемлемо. Да и в целом, ну какие они специалисты, в чём, что их послали для выполнения такой специфической миссии? Одни механики, да штурманы – старшие, вторые, третьи. Где профессиональный биолог, лингвист, ксенолог, антрополог, физик-атомщик? Где ученые, способные разобраться в важных вопросах, непременно возникающих на чужих, неизведанных планетах? Складывается впечатление, что экипаж «Сегежи» набрали из вечерней школы сразу после окончания фильма «Большая перемена», или это подростки из «Москва-Кассиопея». Но ведь в книге – взрослые люди! Они не эмоциональны, не живы как бы, а единственная на двухстах страницах попытка Павлыша выглядеть естественно – любить, переживать, чувствовать – и та потонула в стеснении и нелепости. И это взрослый, состоявшийся мужчина…

Что это за капитан (Загребин), который, в сущности, мало что и делал-то на корабле и планете, кроме как распределял « ты туда, ты – здесь, ты – на вахту»? Что за Кирочка и для чего она на космическом корабле? «Кирочка», знаете, словно «Верочка» из «Служебного романа», уж простите за такое сравнение. Да, наверное, у меня не случайно возникали ассоциации с некоторыми глубоко советскими фильмами, хоть и безмерно любимыми. Я понимаю, что этот экипаж не мог выглядеть иначе, чем набор сотрудников из советского НИИ, но подобное панибратство мне не кажется уместным. Космос – дело серьёзное, а космонавт как по мне – элита, личность выдающаяся должна быть. Я, может, слегка идеализирую этот образ, и я не ханжа, но, снова простите, казацкий чуб, постоянные сигареты под рукой, в зубах и в пепельнице (на космическом корабле!, на котором свежий воздух ценен по определению), повар тётя Мила словно бы из школьной столовой лично у меня сильно диссонировали с прежними представлениями о межгалактических путешествиях. Опять же, я сознаю, что Кир Булычев осознанно создавал уютный, душевный, «свойский» космический корабль по типу морского лайнера, но мне такой коллектив представить сложно.

Даже воскрешенные жители Синей планеты мне показались пообъёмнее, поинтереснее, посложнее. И да, с этими воскрешениями. В какой-то момент эта нескончаемая, как конвейер, эпопея начала утомлять своей непосредственностью. Как же всё просто: умер, засунули в ящик, оживили, пошел на вахту. Ни единого неудавшегося случая, ни сложностей, ни эксцессов, ни интересных коллизий – умер-воскрес, «следующий!». Такая простота создания человеческой жизни вызывала, конечно, недоверие и вопрос: почему новую ткань, кожу, чудо-аппарат вырастить мог, лёгкие там очистить, на мозг воздействовать (в случае с курением капитана не сильно помогло всё же), а сердце «починить» нет? Странно.

Роман неровен по стилистике. Если первая половина ещё была с претензией на психологизм, философичность и желание поднимать вопросы и дискутировать на серьёзные темы (война, вмешательство/невмешательство в историю другой культуры, контакт), то вторая скатилась в обыкновенное «приключалово», и вот тут я немного заскучал, даже несмотря на динамизм – этого не отнять, чего уж лукавить. Но интерес стал также угасать.

Не буду говорить, сколько вопросов возникло по поводу технической части полётов, быта, самого корабля и прочего. Много. Наверное, достоверность в этом плане не ставилась во главу угла, а всё более личности, события и темы. Но слабость романа в этом контексте видна отчётливо.

В целом, книга занятная, читается легко (я читал в первом издании, в «рамочке»), с интересом, без необходимости делать пометки, возвращаться к прочитанному, но её очевидная возрастная нацеленность сегодня, в 2015-м году, не очень потворствовала тому, чтобы полюбить её. Возможно, другие вещи цикла придутся мне больше по душе, если будут более взрослыми и глубокими. Проверю позднее.

Добавление: да, и планетных систем вовсе не 200 миллиардов, давайте не путать количество звезд, или звездных систем. На конец 2014 года их известно чуть более 700, от которых семь процентов — это около 50 миров. А если учесть, что, по словам капитана, «лишь несколько из них пригодны для жизни», то сдаётся мне, ни капитан, ни Кир Булычёв никого не обманул.

Оценка: 7


Написать отзыв:
Писать отзывы могут только зарегистрированные посетители!Регистрация




⇑ Наверх