FantLab ru

Карина Шаинян «С ключом на шее»

Рейтинг
Средняя оценка:
7.82
Голосов:
17
Моя оценка:
-

подробнее

С ключом на шее

Роман, год (год написания: 2020)

Аннотация:

1986. Город у дальнего ледяного моря, засыпанный песком и живущий нефтью. Почти беспризорница, почти аутистка и вполне законченный маменький сынок понимают, что новый друг, которого они встретили в сопках и спасли от смерти, — не такой уж и друг. А тем временем кто-то убивает детей, и только они знают, кто это делает.

201... Мать-одиночка, доцент по прозвищу Вендига и постоянный пациент психушки собираются вместе, потому что их старый друг вернулся на озеро, а детей снова убивают, и это надо остановить.

Примечание:

О завершении работы над романом «С ключом на шее» Карина Шаинян впервые официально сообщила 9 апреля 2020 года в своём блоге.

Опубликован в ЖЖ автора в апреле-июне 2020 г.

Специальное жюри выбрало из числа номинантов премии «Новые горизонты»-2020 именно этот роман, как наиболее перспективный для экранизации.


Номинации на премии:


номинант
Новые горизонты, 2020 // (роман, номинируется по рукописи)

Похожие произведения:

 

 


Издания: ВСЕ (1)
/языки:
русский (1)
/тип:
книги (1)

С ключом на шее
2021 г.




 


Отзывы читателей

Рейтинг отзыва



Сортировка: по актуальности | по дате | по рейтингу | по оценке
–  [  2  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Книг вокруг великое множество, разобраться, какая мне точно придется по вкусу, попадет в нерв, запомнится, заставит переживать и восхищаться – сложная задача. Особенно, когда в тысячный раз я слышу: “Это отменная книга. Лучший русский хоррор! Стивен Кинг (а его поминают в каждом втором отзывена ужастики) вертится в кровати от зависти” – я с опаской открываю такую книгу, потому что боюсь обмануть ожидания.

Есть книги, которые тащат тебя за шиворот, и ты рад подчиниться этому дикому полету вперед.

А есть книги, которые смакуешь и не желаешь, чтобы они кончались.

«С ключом на шее» из второй категории, но я пронесся по сюжету так, словно эта книга-ураган.

Сразу уясните три вещи:

Здесь очень осязаемый позднесоветский быт. Крохотный городок О на севере Сахалина (посмотрите карту, там один такой, нефтяной, затертый озерами, сопками и стлаником). Дефицит. Глубинка. От этого все происходящее только выигрывает. Настоящий ужас гнездится там, где ничего не меняется.

Здесь очень родные герои. Все. Даже родители. Даже дядя Юра. Среди героев есть ровно одно чернильное пятно — портал в ад. Голодный Мальчик.

Здесь много необъяснимого, но все соткано из такой живой и прочной материи, что тайны ощущаются кожей. Вы тоже сможете. Ныряйте.

«С ключом на шее» уникален тем, что это роман взрослого автора, который пишет о городе своего детства, но вживляет в него совершенно жуткую историю: пропавшие дети, а после добавляет: но пропали они вовсе не так и не из-за того, как вам кажется. Один камешек стронул лавину, тогда, много лет назад. И даже, если ты убежал

Я хочу рассказать, кому читать эту конкретную книгу (чем больше пунктов в вас попало, тем быстрее надо бежать за этой книгой):

Фанатам страшных историй со смыслом и деталями

Тем, кого цепляет психологизм

Выросшим странным детям и вообще искателям странного

Любителям отточенного и образного стиля

Формула Стругацких: чудо тайна достоверность – отлично работает в «С ключом на шее».

Чудо – страшный Мальчик, потусторонний сосед, пришелец, страж и напротив отец Фильки, человек-Ворона

Тайна – перевитые змеями сомнений, недоговорок, пассивной агрессии и прямого насилия семьи главных героев, двойники сквозь время, спутанные отцы и дети, которые заставляют действие двигаться

Достоверность – густая фактурная реальность города над нефтяной бездной, вечно осенняя природа, низкорослые стланики.

Я нырнул в эту книгу всем собой, почувствовал босыми ногами холод песка на том самом пляже, блуждал в том самом тумане, стрелял в него, слышал жажду в голосе Мальчика. Я встретился с чудовищами и выжил.

Теперь – ваша очередь.

Оценка: 8
–  [  3  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Это было первое знакомство с автором, и я не уверена, что хочу его продолжать. «С ключом на шее» — роман тяжелый и вязкий, а нелинейное повествование только сильнее сбивает с толку. Но обо всем по порядку.

1986 год, Сахалин. Неназванный город, в котором живут главные герои — Ольга, Яна и Филька, этакие кинговские Неудачники, но на отечественный лад. У Яны умерла мама, у Фильки — отец, Ольга кажется относительно благополучной, но и у нее тоже жизнь не сахар. А тут еще и в городе начинают происходить убийства: кто-то похищает и убивает детей, — и только троица героев знает, что происходит. Во всем виноват Голодный Мальчик, что живет у озера Коги...

Но это было раньше, а в наше время Яна, теперь уже доцент кафедры этнографии, получает странное письмо — точно такое же, какими они с друзьями обменивались в детстве. Письмо, в котором ее просят вернуться домой.

Правда, очень напоминает «Оно»? Только в отличие от Кинга Карина Шаинян не раскрывает природу чудовища. Трудно сказать, а был ли он вообще — Голодный Мальчик? Может, это выдумка испуганных детей или бред сумасшедшего? Впрочем, намек на разгадку в тексте есть, но его легко пропустить, если не вчитываться. Скачущее повествование сбивает с толку, затягивает, как болото.

Но что в этом романе по-настоящему хорошо — это его фактурность. Атмосфера умирающего северного городка, воздух, пахнущий солью и гарью, колючие нитки узелкового письма и сырой туман, окутывающий сопки. И все это обволакивает и затягивает, и застилает глаза, не давая сосредоточиться. Жутко и холодно.

Оценка: 7
–  [  2  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Слабовато, но интересно. Сумбурно, но увлекательно. Как роман ужасов и т.д. очень слабо, тем не менее затягивает и хочется читать. Я эту книгу осилил за два дня, что для меня очень быстро.

ну, во-первых, это, конечно, не Кинг. Рядом полежало, самое большее. История с призраком и энергетическим вампиром на озере в паре километров от города, будь она рассказана последовательно и в деталях, никакого интереса бы не вызвала.

Что за дух, откуда взялся? Никакого обоснования от автора нет. И так во всем. Весь текст состоит из пробелов, намеков, умолчаний и нестыковок, что и придает ему определенный шарм и таинственный флер. И стиль — дотошно подробное описание мелочей и впечатлений: звуки, запахи, пятна на одежде, царапины на коже, листочки на асфальте, жир в супе, гуща в чашке, складки на одежде, нитки, сухие губы, обгрызенные ногти, расширенные зрачки, ягоды, лишайник, песок, радужная пленка нефти и т.д и т.д. Когда читаешь, кажется, что сморишь фильм через увеличительное стекло. Впечатление сильное, но сумбурное, что, собственно и создает эмоциональное напряжение. Фабула простая, но излагается с перескоками от в двадцать пять лет, да еще и с передачей точки зрения пяти или шести героев. Мозаичное такое полотно. И контуры событий становятся ясны уже примерно в середине романа.

При этом общая картина так и тонет в тумане. Хорошо получились описания трех главных героев в обеих ипостасях и взрослой и детской, а также их родителей и сопутствующих лиц. Но атмосферы города так и не сложилось, хотя написано о нем много. И образ какой-то неясный: названия нет, где расположен угадываем сами, он вроде бы невелик (дети бегают куда хотят, транспорта нет), но имеются музыкальная школа, аэропорт и даже психбольница. Главное древнее Зло представлено ярко,

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
хороший такой образ Голодного мальчика,
но хотелось бы знать поточнее, откуда он взялся и почему? Линия с маньяком и убийствами тоже какая-то невнятная.

Есть масса других сюжетных ляпов, но копаться в них нет смысла, потому что, где эти ляпов нет? В данном случае автор оказался заложником собственного субъективно-психологического стиля изложения событий.

А жаль. Если что-то добавить и кое-что прояснить, получился бы однозначный бестселлер с перспективной экранизации, потому что все очень, даже слишком кинематографично.

Оценка: 7
–  [  2  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Я не любитель ужасов, я их боюсь, они мне потом с продолжениями снятся (и записывать сны не буду, не уговаривайте, это не мой путь, к тому же он не нов). От мистики в жизни (которой, говорят, хватает сполна, далеко ходить не надо) отгорожена толстой кожей: не вижу, не слышу, не чувствую. Вот мистика в текстах — другое дело, ее кто-то другой, кто умеет видеть, поймал и описал. И я верю тем, кто это умеет.

Связь с произведением Стивена Кинга «Оно» в романе Карины Шаинян явственно читается, но на эту связь открытым текстом указывается в предисловии. Автор не тырит у мэтра, а цитирует его. Пропуская через себя, через свой город трудного детства, построенный там, где селиться по-хорошему бы и не надо.

Большинство советских людей относились к иррациональному легко и просто — как в строчке из песни Окуджавы: «А мы рукой на прошлое: вранье!» И храбро застраивали места, куда в здравом уме не сунется ни один старожил. Это предков, темных и слабых, здесь кто-то трогал и жить мешал, а я же советский человек! Мне нипочем. И даже если все-таки окажется «почем», ни за что не признаюсь и буду мужественно преодолевать трудности, мною же и созданные.

Но не всё можно победить легкомыслием и игнорированием, ох не всё! Нереальное в романе раздирает ткань реальности и грубо вламывается в явь, не замечать его невозможно, мириться с ним страшно, остается с ним только воевать. Только победить, не уничтожить, так изгнать. И дабы чужое никогда уже не вернулось, должен отдать жизнь кто-то из своих. Этот мотив «нельзя отделаться слишком легко» тоже не новый, тоже фольклорный, как бродячие сюжеты, но его не заглушить. Если хочешь, чтобы родилось что-то стоящее, оторви от себя кусок души и пиши своей болью. Мы все знаем этот рецепт.

Оценка: 9
–  [  7  ]  +

Ссылка на сообщение ,

И мальчики голодные в глазах

- Надо кофе, — пробормотала она, обращаясь к своим ботинкам. — Или пулемет. Кофе и пулемет. И розги.

Стивен Кинг отдыхает, — сказал об этой книге Лазарчук в своем фейсбуке. Подумала: надо читать. Прочла, ужаснулась, не от того, что страшно, а от того, какой невыносимой мутью оказалась книжка. В очередной раз подивилась лютому несовпадению собственных читательских преференций с предпочтениями любимого писателя, решила отмолчаться по принципу «хорошо или ничего». И не стала бы ничего говорить о романе Карины Шаинян, но вчера прочла хвалебную рецензию Владимира Березина, мягко пеняющего Стивену Кингу, что насмелился написать в точности на тот же сюжет, третью века раньше лапушки автора. И тут уж пепел Льва Толстого забился в мою грудь, Не могу молчать.

Что ж за шедевр «С ключом на шее»? Давайте смотреть. Действие разворачивается в двух временных стратах: восьмидесятые прошлого века и условно наши дни, которые с равным успехом могут быть как нулевыми, так и двадцатыми, но физиология (у одной из героинь дочь подросток: нормально для женщины немного за тридцать, сомнительно для «под пятьдесят») относит скорее к нулевым. Сейчас это актуальный прием, апеллировать не к стремительно устаревающему «сегодня», но к мягкому ретро начала эры персональных компьютеров и сотовых телефонов, в сопоставлении с более глубоким — пионерских галстуков и да, ключей от дома, носимых детьми на шее.

Яна, преподаватель фольклористики, крайне брутальная дама, которой как огня боятся студенты, сочиняя о ней байки и небылицы,вроде того, что костяной кулончик, который не снимая носит на шее, из человеческой кости (а вы думали, имеется в виду лишь тот ключ, который родители нам цепляли на веревочке?). Так вот, эта самая Яна получает послание узелковым письмом, смысл которого: «Возвращайся домой». Тотчас ее накрывают благополучно вытесненные детские воспоминания, с которыми предпочла бы не иметь дела вовсе.

Остров Сахалин, вторые Сочи, солнце греет, но не очень. Прочтите Чехова и ужаснитесь, прочтите Веркина и отшатнитесь. Впрочем, детям, которые родились и всю жизнь прожили здесь, сравнивать не с чем, и вообще: «это наша родина, сынок». Можно было бы жить, не тужить в лучшей в мире стране, но проблем, помимо климата, хватает. У Яны умерла мама, папа женат на другой, мачеха прямо из сказки, ненавидит падчерицу и строит ей козни, в разговорах с мужем называя девочку «эта твоя».

У Филиппа умер папа, только прежде сошел с ума, зарезал на площади собаку, плясал вокруг, выкрикивая странные песни на непонятном языке. А был приличный человек, ученый, этнограф потом его увезли в дурку, а оттуда,по слухам, исчез. Умер? Наверно. Только вот в запертой отцовской комнате время от времени кто-то ходит. И нет, Филипп не боится, ему есть чего в жизни бояться, помимо этого. Толстого мальчика травят одноклассники, а тут еще банда хулиганья из тех, что постарше, избрала объектом издевательств.

У Ольги относительно благополучно, она вообще особенная. И смелая. Они втроем, в очередной раз с трудом отбившись от шайки второгодника Егорова,решают прибегнуть к магическому способу, раз уж средствами диалектического материализма не получается бороться со всеми этими неприятностями. Ах да в городке пропадают дети. Маньяк? Все сложнее, периодически здесь пробуждается от спячки древнее зло, требует жертв, которых буквально пожирает, чтобы снова затаиться лет на тридцать. Тогда, будучи детьми, они справились с Голодным Мальчиком,не убили, но серьезно подранили. Теперь он появился снова.

Ничего не напоминает? Семи пядей не надо быть, чтобы опознать «Оно». Нет, я не против, Шаинян не единственная кто тырит у мэтра ведрами ядра, постмодерн все спишет. Я даже догадываюсь, почему Андрею Геннадьевичу так понравилось, импринтинг, однако. Стилистически это один в один его проза в ее остраненной части. Когда кто-то начинает говорить на твоем языке, используя твои характерные речевые обороты, трудно не опознать в нем своего. К чести автора, язык замечательно хорош, лексические конструкции безупречны, несомненна рука мастера в обращении со словом.

Беда в том, что психоделические выверты с какого-то момента становятся здесь главным смыслом. Без того неясный сюжет рвется в лохмотья и мотается обрывками ниток, извлеченных из чрева мусоровозки, с примерно тем же комплексом сопровождающих ощущений: гадливость, омерзение, желание оказаться подальше. Что до морально-этической составляющей, то она здесь упразднена за ненадобностью, соответственно, повествование зияет мотивационными дырами.

Муть клубится, история заходится в пароксизмах все большей невразумительности, становясь невыносимо скучной. И ты уже не чаешь добраться до конца, больше всего желая, чтобы они все там передохли, включая тройку положительных героев, которых должна бы полюбить, но вместо того тихо ненавидишь. И нет, это совсем плохо. Если такое на «Новых горизонтах», то прогнило что-то, далее по тексту.

Оценка: 6
–  [  3  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Как ни странно, мое знакомство с романом Карины Шаинян началось раньше, чем он был завершен. Рассказ «Когда умолк ветер» (журнал «Мю Цефея. Шторм и штиль. №1(2), 2019») заставил почувствовать, что за ним должна стоять история гораздо более длинная и жуткая. По крайней мере, мне очень хотелось, чтобы это было так. И через некоторое время желание мое сбылось.

Маленький город, родители, слишком занятые своими проблемами, и их дети, предоставленные сами себе. Кто-то из них останется, а кто-то уедет, надеясь оставить позади пережитые несчастья и страхи. Но придется вернуться, чтобы разобраться с незавершенным делом... Знакомо, правда? Не спешите судить: это не подражание, это только реминисценция, реверанс известному роману ужасов известного писателя. «С ключом на шее» оригинальный и, если можно так сказать, аутентичный роман. Вам легко будет представить все происходящее в нем, особенно если вы из того самого поколения: прогулки и игры в странных местах, травля и стычки с хулиганами, разодранные штаны, дружба с бродячими псами, ругань родителей, чувство бессилия перед взрослыми, перед их безразличием или яростью. Чувство, что не к кому бежать, потому что не поверят, не поймут, разозлятся за причиняемое беспокойство. Разве что к таким же, как ты, детям с теми же проблемами. При всех достоинствах «Оно», я едва ли могу соотнести себя с Неудачниками, но на месте детей-персонажей «С ключом на шее» могу представить себя легко.

То, с чем сталкиваются герои романа, сводится далеко не только к предоставленности самим себе, но и к безысходной детской беспомощности перед обстоятельствами, перед чем-то злым и непонятным, воплощенном в постороннем взрослом человеке. Кажется, ощущение этой беспомощности так их и не оставило до конца. Даже если ты вырос и уехал далеко-далеко, стоит только вспомнить о прошлом, как тебя накрывает вязкая тоска, нехорошее предчувствие. Или, может быть, ты остался, но гонишь от себя воспоминания изо всех сил. Не всем хочется возвращаться в детство. Но не у всех есть выбор.

В романе есть и мистический элемент, который тоже является отсылкой, но не к другому произведению, а к мифологии. Конечно, потустороннее создание несет в себе зло, но не совсем то зло, с которым приходится сталкиваться героям. Если копнуть чуть глубже, можно понять, почему только двое из троих героев могли бы занять место этого существа.

Развязку романа не назовешь предсказуемой. Потустороннее зло плотно переплетается со злом реальным, но не так, как у Кинга. «С ключом на шее» будто говорит, что реальное зло гораздо страшнее, чем зло мистическое, ведь реальное зло сложнее победить. Это, без сомнений, хороший роман, который можно с удовольствием перечитывать. Как мне кажется, редкость для современной литературы.

Оценка: 9
–  [  3  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Рецепт страшного романа, в сущности, давно известен – в реалистично-бытовой план проникает потусторонне-призрачное. Дальше – нюансы в пропорциях, месте психологизма и писательском мастерстве.

Роман К. Шаинян в эту схему не вписывается совершенно. Тебя сразу ныряют в яркий кошмарный сон или сюрреалистичный комикс, слабо поддающийся пересказу. В последовательности эпизодов есть, наверное, своя логика (по прочтении романа история более-менее складывается), но это – скорее логика композиции в музыке.

Сравнивать с кинговским «Оно» имеет смысл лишь для того, чтобы разобраться, что именно Шаинян делает иначе (простой ответ: все; ответ посложнее: автора больше интересует Генри Бауэрс и отчасти – Беверли Марш).

Я, честно говоря, с бОльшим удовольствием прочитал бы русское «Оно» – с бытовой фактурой города на пустынном краю мира, страшными байками про нефтяников-геологов и тщательно дозированным ужасом (в общем, чтобы вместо импортного Дерри – наш, родной до судорог, город Брежнев). Взаимоперетекание сломанных персонажей, длящееся «сейчас», калейдоскоп мерцающего сознания, поэзия на месте физики – это просто не мое.

Но если судить писателя по законам, им самим над собою признанным, то нельзя не увидеть, что текст написан мастерски, и своего читателя он, будем надеяться, найдет.

Оценка: 8


Написать отзыв:
Писать отзывы могут только зарегистрированные посетители!Регистрация




⇑ Наверх