FantLab ru

Елена Ершова «Рубедо»

Рейтинг
Средняя оценка:
9.67
Голосов:
3
Моя оценка:
-

подробнее

Рубедо

Другие названия: И возгорится пламя

Роман, год (сетевая публикация)

Аннотация:

Мир спасет любовь – так считают жители Авьенской империи, однажды пережившей великую эпидемию чумы. Раз в сотню лет здесь рождается Спаситель, чья жертвенная смерть предотвращает новые эпидемии и войны.

У наследного принца есть все, кроме права распоряжаться своей судьбой. Он – лишь сосуд Божественной воли. У вдовствующей баронессы нет никого, кроме брата, обвиняемого в государственной измене. Она – отчаявшаяся женщина, готовая пойти на риск. Каждый из них сгорает в пламени собственного безумия, еще не зная, что, лишь сгорев дотла, можно возродиться обновленным.

Но в игру вступает всесильная ложа «Рубедо», на стороне которой – могущество, страх и мракобесие, а в трущобах Авьена зреет неминуемая революция. Чтобы победить, надо поставить на карту нечто большее. Но что может быть сильнее эпидемии и смерти? Только любовь.

© автор


 


Отзывы читателей

Рейтинг отзыва



Сортировка: по дате | по рейтингу | по оценке
–  [  4  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Этот роман не похож на другие книги Ершовой, которые мы успели прочесть. Что радует: Елена умеет писать по-разному. Индивидуальный стиль автора никуда не делся, но при этом роман «Рубедо» написан в иной манере и в ином настроении; здесь выстроена образная система, подходящая именно для этой книги и ни для какой другой. Роман эмоционален, местами чрезмерно, драматичен, даже трагичен. Высокий, зашкаливающий накал страстей сопровождается сложной, запутанной интригой в духе классических авантюрных романов.

Действие разворачивается в альтернативной Европе в самом конце XIX века. Алхимия и мистика, могущественная ложа «Рубедо» и революционеры-подпольщики, фамильные тайны и огненная печать Бога, которой отмечен один из главных героев, кронпринц Генрих Эттинген. Благословение или проклятие? Действительно ли Генрих отмечен самим Господом, как Спаситель, которому суждено дорогой ценой спасти свою страну от страшной эпидемии – или Божий промысел тут ни при чем, и есть другой путь?

Как бы то ни было, жаркое пламя то и дело рвется наружу из жил Генриха, его ладони всегда покрыты следами ожогов – старых и свежих. Необходимость постоянно контролировать свою огненную силу и жуткие головные боли сводят принца с ума. Спаситель сам остро нуждается в спасении, и Генрих ищет его в вине, морфии, в объятиях элитной проститутки Марцеллы. В то же время он не оставляет поисков средства, которое сможет остановить уже начинающуюся эпидемию, спасти подданных империи – и позволить Генриху жить дальше, не принося себя в жертву.

Встреча Генриха с Маргаритой фон Штейгер не просто меняет, но буквально взрывает судьбы обоих, и между ними вспыхивает пламя, перед которым меркнет (меркнет в буквальном смысле!) даже огонь в жилах принца. От любви до ненависти, как известно – один шаг. А от ненависти до любви?

Оба сгорают в этом пламени, летят на огонь, подобно мотылькам – и совершают одну ошибку за другой. Каждая из этих ошибок может стать фатальной для кого-то из них – а возможно, и для обоих. Тем временем эпидемия набирает силу, в столице зреет мятеж, могущественная ложа «Рубедо» во главе с епископом Дьюлой плетет интриги и уже готова воплотить в жизнь свои тёмные замыслы...

Это роман о любви и смерти. О долге и ответственности. Об ошибках и расплате за них. О предопределении и о тех, кто отваживается идти ему наперекор. О тех, кто раз упав, будучи сломлен и потеряв почти всё, находит в себе силы подняться и начать жить заново. С чистого листа? Это невозможно, но они всё-таки попытаются...

Книга написана увлекательно и эмоционально, отрываться от чтения было сложно. Но всё же вынуждены отметить и некоторое количество недоработок:

Во-первых и в-главных: текст романа следовало бы ещё хотя бы пару раз вычитать. Другие книги Елены Ершовой заметно чище. Нет, книга не пестрит огрехами на каждой странице, но всё же их здесь куда больше, чем обычно – особенно в последней трети романа. Переутяжелённые или неудачно составленные фразы, несогласование слов в предложениях, повторы одинаковых или однокоренных слов, банальные опечатки, которые не ловятся чекером...

Во-вторых, слишком часто повторяются образы летящих на огонь мотыльков (не зря мы использовали этот образ и в рецензии), огненного зуда под кожей, бьющегося в жилах пламени, что просится наружу. Ну и с пожелтевшими лицами, кожей, которую выжелтил огонь свечи – и вообще с жёлтым цветом – тоже вышел перебор.

В-третьих, разговоры и призывы революционеров выглядят плакатно и карикатурно. И ладно бы еще прилюдные воззвания – тут вполне допустимо вещать лозунгами. Но противники власти и в пивной так же разговаривают – а это уже явный перебор. При том, что все остальные персонажи говорят вполне живо и естественно, каждый в своей индивидуальной манере и в соответствии со своим статусом, характером и ситуацией.

И финал вышел несколько сумбурным – хоть и сильным эмоционально.

Для иного автора мы сочли бы концентрацию подобных огрехов в пределах допустимого и не стали бы заострять на них внимание. Но мы-то знаем, что тексты Ершовой обычно куда чище и выверенней. Поэтому отмечаем все это в надежде и уверенности, что Елена в итоге доведет до соответствующего уровня и текст «Рубедо».

Но даже при наличии всех перечисленных недоработок роман получился сильным и необычным, эмоциональным и драматичным. Не жалеем, что прочли. Наверняка захотим прочесть и следующую книгу Ершовой.

Оценка: нет
–  [  6  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Хороший текст, реально хороший текст. Понравилась легкая тягучесть подробностей, словно жидкий мед, отливающий янтарным на солнце. Подробности прописанные к месту и создающие картинку парой мазков кисти. И четкие образы, в которые веришь легко и непринужденно.

Антураж

Впервые читаю “альтернативную историю”, но тут это на самом деле антураж и вдохновляющая история из жизни. Представьте себе Австро-Венгрию начала 20-го века, а может и конца 19-го. Что бы было, если бы в разгар чумы один император смог бы спасти своих подданных, добровольно взойдя на костер и если бы из его золы могли бы сделать лекарство для всех?

Премис показался мне немного странным, своеобразным, но его легко принять и дальше плясать как от фэнтези. Потому что кронпринц, который может создавать пламя астигматами на руках на науку плохо тянет. Тем не менее книга показывает некоторую помесь доброго стимпанка и период расцвета науки, когда та только-только начала отбиваться от религии. У нас есть мушкеты и пушки, но еще нету ядовитого газа и окопов. Есть аристократия, но есть и научные исследования, поезда, химия, кажется даже электричество. И автор мастерски втягивает нас в эту атмосферу еще не рухнувшего режима, который стоит на грани, пытаясь порвать с церковью и спасти мир без веры в традиции и старые легенды.

При этом конфликт церкви и науки показан очень ярко и даже немного пристрастно. Главный антагонист книги епископ, а ГГ, наоборот, приговорен верой к смерти и пытается найти способ предотвратить собственное сожжение при помощи изобретения лекарства. Вера здесь выступает скорее как набор устаревших традиций, крестовые ходы фанатиков и попыткой прибрать власть под шумок и распеваемые псалмы. Но тем не менее такой конфликт очень похож на то, что должно быть, происходило в нашем мире в то время. Когда религия требовала новых форм для выживания, а наука старательно выбивалась из под ее крыла. Только тут конфликт еще и обострен тем, что одну традицию народу страшно переосмыслять — от нее зависит, переживут ли жители Авьена эпидемию или нет. Сожгут ли ГГ во имя господа и спасения, или нет. И автор идеально делает общий конфликт очень личным.

Персонажи

Генрих — кронпринц, Спаситель, по легенде избранный господом чтобы сгореть на костре и спасти Авьен и Империю от эпидемии чахотки. Как когда-то сгорели трое его предшественников. Сгорает не каждый император, но лишь тот, кого отметил господь. Тот, кто чувствует в своих жилах огненную кровь, у кого на руках прорезаются стигматы, пышущие огнем и чьи волосы окрашиваются в рыжий.

Мы видим молодого человека, которому предрекают смерть, но о котором печется все государство, ибо он Спаситель. Его лик рисуют на иконах, отец пытается его спрятать в четырех стенах и не допускает к власти, а слуги борются со “спонтанными возгораниями”. ведь огонь из рук завязан на эмоции принца.

Постоянное ощущение безвыходности, нахождения внутри заранее оговоренных рамок, невозможность сбежать, делать хоть что-то, не вписывающиеся в правила безопасности, все это давит на Генриха с первых страниц. Уже одна только доля аристократа и кронпринца могла бы довести парня до шлюх и выпивки, вынужденность играть роль на публику постоянно, когда душа склонна к честности и прямолинейности. Но тут еще и смерть, которая ему уготовленная. Неприятие отца, потому что тот понимает, что наследником Генриху уже не быть — умрет сильно раньше императора. И тело, которое ему изменяет в огненных вспышках и головных болях.

Мы видим человека, который очень хочет сделать как надо. Спасти свой народ, найти лекарство, провести реформы. Что угодно, пусть даже начать революцию, но сделать хоть что-то. Стать значимым не потому, что его избрал господь Спасителем и топливом для костра, а потому что он что-то сделал сам. Он, Генрих, а не легенда, натянутая на него липкой паутиной. При этом большую часть книги это желание тонет в понимании собственного бессилия и попытках сбежать. К любовнице, к проституткам, к странной графине, которая его чуть не убила. И, наконец, к морфию, как к решению проблем телесных.

Принц реально мечется всю книгу между одновременно внутренним чувством долга, наложенными на него обязательствами, такими, какими их видит его окружение, любовью и наркотической зависимостью. Местами он любит, местами бежит, местами просто колется и думает только о дозе, потому что все остальное перестает иметь значение. И на его примере прекрасно видно, что бывает, если даешь себе зайти слишком далеко. Если ты перестаешь понимать, что реально важно. И я дико зауважала Генриха, когда тот собрался с силами, отбросил сломанное сердце, свои детские обиды на отца и провел месяц без морфия, чтобы перестать быть зависимым от этой заразы. Чтобы вновь обрести внятный взгляд на вещи, чтобы суметь править страной, пока отец находился в постели после инфаркта (или инсульта?).

Маргарита — баронесса, вдова, в конечном счете возлюбленная Генриха. Вторая половинка этого надломленного целого. Там где Генрих страдает от того, что не может вырваться из золотой клетки легенды, Марго мучается от детских и не очень детских травм. Погибшие родители, пожар в отцовском доме, приют и муж-насильник, сильно ее старше. Пускай все это оставлено в прошлом, прошлое тянет свои лапки к Марго все время и постоянно. В голосе покойного барона, в страхе перед огнем, так легко проявляющимся в Генрихе, в четком понимании, что надо защитить младшего брата любой ценой.

Марго показана с двумя лицами. Уверенной, просчитывающей каждый ход деловой женщиной, которая глотку порвет, если надо, или же холодно улыбнется при шантаже. Именно такой она работала в конторе частного сыска, именно такой нашла общую почву с предпринимателем Раевский, и такой она стреляла в финале. А есть и второе лицо — лицо напуганной до смерти женщины, которая эмоциональна, которая боится и принца, и епископа Дьюлу, и шпионов, и пожара, и за брата. Особенно за брата. Она умеет любить, нежно и бережно. Она умеет бояться за близких. Она переживает и путается в собственных проблемах, теряя всю уверенность своего фасада с первого лица.

Доктор Уэнрайт — друг Генриха, алхимик из условной Англии (Ютландии), который помогает принцу найти лекарство от чахотки. В книге он играет скорее вторую скрипку, но работает неизменной совестью для принца. Указывает, когда морфий уже отобрал свое, помогает Марго спасать брата, ищет решения, которые будут правильными. И если Генрих иногда сходит с правильного пути, как и Марго, то Уэнрайт никогда не отступает от своих принципов, даже когда заболевает чахоткой и чуть не умирает.

Марцелла — бывшая проститутка, которой Генрих покупает дом. Показанная типичной влюбленной в клиента, но повидавшей свое женщиной, которая довольствуется малым и готова принимать принца в любом состоянии, продолжая вечно относится к нему как человеку.

Епископ Дьюла — типичный пример злостного манипулятора, который впутывает в свои интриги всех и вся, включая народ и мятежников. Злое лицо религии в самом худшем его проявлении.

Сюжет

Вот с сюжетом тут получилось очень пышно. Ощущения были как от пышного торта, со взбитыми сливками и кремом, и чтобы еще что-нибудь сверху. Потому что на самом деле важны не столько происходящие события, сколько развитие самих персонажей. Даже любовная линия в результате вышла не такая явная, как могла бы, потому что персонажи в книге вылитые люди, а не актеры в пьесе.

И эти люди теряются, ссорятся, спиваются, влюбляются и теряются в невозможных выборах. Сюжет идет условно линейно от начала до конца эпидемии, кончая окончательной победой, нахождением лекарства и убийством плохого. При этом даже в финале не очень понятно, выжил ГГ или нет. Или рассыпался на тысячу бабочек. Но это не важно. Да, финал хорошо подобран, потому что напряжение растет ближе к развязке и видно, что есть куда завязывать веревочки.

Но книга не про эпидемию как таковую. Не про мятежников с крестом с наци-флага. Не про революцию. Она про ошибки, про страх ошибок и про умение взять себя в руки и сделать правильное. Причем не один, не два раза, а все время. Как вступить на правильный путь, уйдя с сомнительного. Как не скатиться в канаву, и как выбраться после ската. Поэтому книга полнится сценами, описаниями эмоций через красочные образы, показательных примеров разного поведения. Тот же Генрих множество раз уходил к Марцелле, что условно не принципиально для развития эпидемии, но очень важно для образа принца.

Автор работает над персонажами и их развитием в деталях, медленно ведя принца к обрыву, а потом же оттуда и вытаскивая. Показывая несколько попыток взлететь, и несколько падений, каждый раз все глубже. И точку перелома, когда принц наконец-то берется за себя и идет лечиться. Ради себя, ради Марго, ради Авьена и больного отца.

И нет, нет ощущения, что до этого проблемы были надуманны. Наоборот, было ощущение, что самого читателя загнали в ловушку. Если вам бы осталось семь лет жить, вы бы хотели вести себя “прилично”, жениться на какой-то уродине и стругать наследников, во имя нации? А вечно улыбаться, маша ручкой с балкона, не имея реального доступа ни к власти, ни к возможностям? А теперь глянем с другой стороны. Вот вы отец и ваш единственный сын кутит, пьет и дерется в кабаках. Ему осталось жить семь лет. Вы бы хотели, чтобы он и дальше продолжал кутить? И снова ответ кажется очевидным, пуская и противоположным.

Многих в книге можно понять и прочувствовать. И страхи Марго, и надлом после смерти брата, и ее поломанную любовь к принцу, которая так и не смогла правильно распуститься. И хотя автор явно любит своих персонажей, тут нет медового хорошего конца. Каждая проблема адресована и проработана, нет ничего, что осталось бы висеть в воздухе из серии “у нас любовь, они как-нибудь справятся”. Никто, в отличии от книг Льва Толстого, не был убит, чтобы влюбленные могли пожениться. И в свою очередь погибли и пострадали несколько положительных персонажей, частично из-за вины принца, показывая, что даже Спаситель никакой не ангел.

Общее впечатление

Очень понравилось. Прекрасный текст, сразу затягивает, хорошо прописана атмосфера, безумно хорошо прописаны два главных персонажа и их очень реальные, осязаемые проблемы.

Единственное — чуток, вот реально капельку, стоило бы притормозить финал. Когда Генрих находит письмо в стилете, одного письма не достаточно, чтобы понять полностью, что же там произошло. Понятно, что группа стала условно бессмертной, но не понятно, почему “избранный” принц не привержен заразе. Как вообще можно устроить удар молнией? И если кормили лекарством только тех, кто заболел, как быть с теми, кто в самый первый раз оказался иммунным к чуме или вообще не попал под лекарство? Их дети не будут болеть вивидум флуид? Чуток не хватило пережевывание в паре сцен полученной информации.

А так книга супер. И далеко не (только) про любовь.

Оценка: 9
–  [  4  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Роман «Рубедо» — это история о человеке, которого заперли в золотой клетке в ожидании, когда его придётся убить и спастись этим самым от Божьего гнева. В большом коконе, у которого много слоёв: долг кронпринца перед династией и империей, долг Спасителя перед людьми, дворцовая жизнь с её постановлениями, постоянный надзор тайной полиции, постоянное отчуждение отца и матери… А человек просто хочет жить. Нет, не боится сгореть на костре – а просто хочет жить в полную силу: воплощать свои идеи, что-то делать, ошибаться тоже, не отдёргивать руку, когда хочется прикоснуться к близкому человеку… Ведь по сути жить – означает две вещи: любить и бороться.

Среди главных героев нет полностью положительных персонажей, но Елена – из тех авторов, которые заставляют (или учат?) читателей любить именно за недостатки. Любить кронпринца-морфиниста. Или баронессу Марго, зарабатывающую на грязных тайнах высшего общества. Второстепенные герои тоже очень яркие, живые – и очень разные. Их можно увидеть, услышать их голоса. Родион, Натан, Томаш… Найдутся и те, за кого будет болеть душа, и те, о ком придётся поплакать, и те, кого вы станете бояться или ненавидеть (чего стоит один епископ Дьюла?)

Здесь довольно неспешное повествование, подходящее под атмосферу XIX века, но динамика есть и напряжение очень сильно: главному герою постоянно приходится сталкиваться то с внешними врагами, то с внутренними демонами. Кстати об эпохе: чувствуется тщательная проработка темы – не только в плане культуры, но и в плане истории, политики. Это не «антуражное» фэнтези с красивыми костюмами и декорациями. Интересны отсылки к реальным историческим фигурам.

О достоинствах стиля я долго говорить не буду, потому что, по-моему, и так с самого начала видно, что написано здорово. Язык образный, живой, очень удачно вписана символика, создающая нужное настроение и подсказывающая, в каком направлении двигаться мыслям. Главные символические пласты в «Рубедо» — алхимия и бабочки (и это же – два главных увлечения героя). Важный лейтмотив – стремление вырваться из золотого кокона, переродиться, обрести завершённость. Он чувствуется и в параллельной линии второго фокального персонажа – Марго, потерявшей семью и свои корни, постепенно теряющей брата и саму себя, но отчаянно желающей чувствовать себя настоящей и свободной. Но особенно остро он слышится в сценах с Генрихом, окружённом фальшивой пышностью, кичливой красотой, не способной прикрыть разложение империи, тесными воротничками, мёртвыми бабочками… Очень интересны отношения Генриха с матерью: вот уж кто наполнен жизнью в самом её лёгком и красочном, привлекательном в своём эгоизме проявлении – и потому он так отчаянно тянется к ней. И страдает, очень долго не понимая, что как только бабочка попадает в коллекцию, вся её красота потеряна.

Да, это роман о жизни (в том смысле, в каком она противоположна безжизненности). Неслучайно Генрих, раз за разом пробивающий свою скорлупу, порой кажется обиженным, лишённым ласки ребёнком, а порой – подростком, выражающим протест через разгульную жизнь и скандальные стишки. Но ему придётся и полюбить, и столкнуться с народным гневом, и заниматься политикой, и бороться за жизнь подданных, умирающих от всепроникающего vivum fluidum.

И неслучайно автор даёт своему герою (прототип которого покончил с собой) шанс жить дальше. Или нет, не шанс. Автор хватает героя за шкирку и говорит: живи! И Генрих живёт – потому что так надо. Не просто дышать, пока не взойдёшь на костёр во имя всеобщего блага – а каждый день и каждую минуту побеждать смерть во всех её проявлениях, будь то эпидемия, охватившая империю, попытка самоубийства или кровавый бунт.

Очень хорошо автору удаётся тема столкновения чуда и науки (а порой – мракобесия и трезвого взгляда на веру). У того, что кажется чудом или, наоборот, Божьей карой, могут оказаться самые рациональные объяснения, долгие годы хранившиеся в тайне от непосвящённых, а истинное чудо приходит только через любовь.

Да, безусловно, это роман о любви. Хотя собственно «любовная линия» ярко выражена, пожалуй, только в первой части, а вообще не является центральной. Скорее это рассуждение о разных видах любви и поиск её настоящей, когда вокруг лишь её видимость или, наоборот, она есть, но задавленная правилами, долгом, непониманием (как в отношениях с отцом, кайзером) или товарно-денежными отношениями (как с Марци). Большое внимание уделено семейным отношениям и ценностям. Не знаю, намеренно или неосознанно, но почти у каждого из регулярно возникающих «в кадре» персонажей упоминается хотя бы кто-то из членов семьи – родители, жёны, дети. (Разве что у Дьюлы, Вебера и Марци я так сходу никого не вспомнила). А самое яркое и дикое, что с первых глав царапает по живому – «любовь» авьенцев к своему Спасителю. Как легко изъявлять любовь к тому, кого собираешься убить ради того, чтобы жить! Как это страшно, почти первобытно, по-язычески. И – как ответ на это – красивый финал. Кульминация, где, как и положено, силы конфликта выходят на максимальный уровень. И мы видим сначала всеобщую ненависть, ярость, смерть, наставленные друг на друга револьверы – а потом любовь, уже в самом высшем и чистом её проявлении, сокрушающую, но спасающую. Которая всё искупает и которой хватит на всех.

Оценка: 10


Написать отзыв:
Писать отзывы могут только зарегистрированные посетители!Регистрация




⇑ Наверх