FantLab ru

Вячеслав Рыбаков «Звезда Полынь»

Рейтинг
Средняя оценка:
7.37
Голосов:
269
Моя оценка:
-

подробнее

Звезда Полынь

Роман, год; цикл «Наши Звезды»

Жанрово-тематический классификатор:
Всего проголосовало: 29
Аннотация:

Когда потеряно все, а дальше только медленное угасание России, единственное, что может помочь ее гражданам — это новая идея-мечта. И такой идеей может стать освоение Космоса. Per aspera ad astra. К нашим звездам...

Примечание:

Первая публикация в журнале «Нева», 2007, №4, с. 8-148.


Входит в:

— журнал «Нева» № 4, 2007», 2007 г.


Лингвистический анализ текста:


Приблизительно страниц: 299

Активный словарный запас: высокий (3080 уникальных слов на 10000 слов текста)

Средняя длина предложения: 59 знаков — на редкость ниже среднего (81)!

Доля диалогов в тексте: 38%, что близко к среднему (37%)

подробные результаты анализа >>


Награды и премии:


лауреат
Звёздный Мост, 2007 // Лучший цикл, сериал и роман с продолжением. 1 место («Золотой Кадуцей»)

лауреат
Бронзовый Икар, 2008 // Лучшее художественное произведение (роман)

лауреат
Астрея, 2008 // Роман

Номинации на премии:


номинант
Портал, 2008 // Крупная форма

номинант
Мечи, 2008 // Меч в зеркале

номинант
Премия Кира Булычева, 2008 // (роман)

номинант
«Итоги года» от журнала «Мир Фантастики», Итоги 2007 // Книги — Лучшая отечественная фантастика

номинант
Созвездие Аю-Даг, 2008 // Премия "Золотая цепь"

номинант
Бронзовая Улитка, 2008 // Крупная форма

номинант
Сигма-Ф, 2008 // Крупная форма, романы


Издания: ВСЕ (5)

Звезда Полынь
2007 г.
Звезда Полынь
2009 г.
Звезда Полынь
2010 г.
Звезда Полынь
2020 г.

Периодика:

Нева №4, 2007
2007 г.




 


Отзывы читателей

Рейтинг отзыва



Сортировка: по дате | по рейтингу | по оценке
–  [  5  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Читать прозу Рыбакова тяжеловато, скорее даже просто тяжело. Но не потому, что неинтересно — с увлекательностью у него как раз всё нормально. И не потому, что он плохо пишет — и язык, и стилистика у него в полном порядке. Просто, как это хорошо видно, он очень переживает за свою страну, много размышляет над тем, что с ней происходит и результат своих раздумий тут же выплескивает на страницах очередного произведения.

Поэтому и текст у него получается такой плотный, насыщенный, умный и, что самое приятное, очень созвучный мыслям ЕГО читателя. Книги Рыбакова просто нельзя читать по диагонали, хотя бы просто из опасения пропустить что-то серьёзное, умное, над чем стоит задуматься. И, в то же время, в них много такого, что нами очень и очень узнаваемо из опыта личной жизни. В общем, прямо-таки какое-то пиршество для ума :).

Впрочем, «Звезда Полынь» сильна не только возможностью дать читателю поразмыслить. Здесь, как и в большинстве других произведений автора, и очень сильная эмоциональная составляющая. Понимая, в общем-то, практически всех героев романа, читатель волей-неволей, начинает переживать за тех, кто близок ему по взглядам.

Для особо любознательных в книге есть ещё и любопытный сюрприз: Рыбаков излагает свою теорию на предмет того, почему на Западе так не любят Россию и стараются её как можно больше гнобить. Теория, бесспорно, красивая, но вот насколько она соответствует действительности... :).

И, наконец, то, что сильно удивило и, даже, несколько поразило. Как оценить основную идею книги 2007 года в свете последних заявлений Роскосмоса и новой программы освоения космического пространства? А как отнестись к информации о новом комплексе «Авангард», ракеты которого по сообщениям при своём движении используют плазменное облако?

Оценка: 9
–  [  5  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Текст, горький, как название. Наверное, Рыбаков остаётся замечательным автором, но читать такое выше моих сил. Сгущение красок похлеще чем в песнях Шевчука. Почитаешь вот так рыбаковскую книжку, потом ходишь больная неделю. Никакого тебе катарсиса. Этакий Звягинцев в прозе.

Нельзя это читать, это призыв к суициду, а не текст.

Оценка: 2
–  [  2  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Прочитав треть романа, я поймал себя на мысли, что совершенно не понимаю про что он. У меня сложилось мнение, что сама по себе книга для автора не важна, главное это возможность выплеснуть все душевные нечистоты на страницы и накормить ими читателя. Интоксикация у меня наступила где-то на половине книги, дальше читать не имело смысла. Словесная диарея автора чуть ли не на каждой странице просто зашкаливает.

Оценка: 3
–  [  11  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Обычно сопоставляю прочитанное в большей степени с произведениями англоязычных авторов, поскольку элементарно больше их читаю. И отечественная фантастика мне интересна в той мере, в какой отражает наш опыт в соотнесении с остальным миром. Потому обычно сочинения о «превосходящей» роли России оставляют меня равнодушной, да чаще всего они никаких новых наблюдений и не содержат. Не говоря уж об убедительных образах. С Рыбаковым вышло не так.

Я начала читать дилогию «Наши звёзды» (интересно — будет ли третья книга?) со второй книги. Оттого у меня не возникало вопроса — где тут фантастика: упомянутая в «Звезде Полыни» мельком нуль-транспортировка престаёт быть лишь научно-фантастической аллюзией, а играет куда боле существенную роль дальше. И вообще такой способ прочтения сделал более внимательной к мелочам, «сыгравшим» дальше, таким как встреча Вовки и Симы, как разговор с майором на лавочке в Байконуре о мечте, как странности в поведении Фомичёва.

Яростное — а может, просто искреннее, без лжи перед собой — отношение к миру Кархового, Наташи, даже Бабцова — наиболее общее свойство героев романа. И поскольку автор пишет о том, что по-настоящему важно для этих людей в их занятиях в жизни, он не может вилять и в выражении своих мыслей. И каждый новый герой делается одновременно и рупором различных позиций, которые, вероятно, выражаются боле артикулированно и концнтрированно, чем различные персонажи могли бы выразить это в жизни. Но ведь на то и роман, чтобы не вываливать на читателя необработанную груду, выдавая её за очередной неповторимый поток сознания.

И поэтому, видя нарочитые для меня витки «шпионских» линий, я наблюдала с растущим интересом биение авторской мысли, достигающей в романе кульминации напряжения в казалось бы логичном и спокойном объяснении возвращающегося на родину бывшего националиста Шигабутдинова, отчего он принял православие. И суть тут вовсе не в православии как таковом, а в той цели, которая начинает проглядывать явственнее сквозь жизненный путь ищущего этого человека. При всём том внутренняя логика характеров Рыбаковым везде соблюдается. Поэтому не совсем ясны упрёки с этой точки зрения.

Журанков, главный герой второй книги, пока только намечен, хотя его решение продать почку, а не закопанные чертежи, выказывет его меру честности.

О честности как о качестве мечты, той внутренней среде, без которой ей нечем дышать, эта книга оказалась для меня.

Оценка: 8
–  [  15  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Если продолжить аналогию, предложенную героем книги Степаном Корховым и подхваченную критиком Владимиром Ларионовым, русскому человеку позарез необходима звезда на верхушке ёлки. Причём, не только и не столько домашней, собственной, а скорее уж кремлёвской, или же, на худой конец, общегородской, районной, волостной и так далее. То есть, такая мечта, которую нужно мечтать не в одиночку, а с единомышленниками. И мечтать не сидя на завалинке, а в перекурах между упорным трудом по её — этой мечты — осуществлению. Вот тогда всем будет счастье, а если и не всем, то очень многим.

Ну, и раз уж такая мечта нужна, то Рыбаков её, естественно, сам же и предлагает. Нет, не в возрождении прежних порядков, оказывается, счастье, а в соединении патриотического трудового энтузиазма русских учёных с поистине безграничными возможностями частного капитала. Вот она, та самая ёлочка, наряженная в отдельно взятом и тщательно охраняемом от иноземных шпионов районном центре. И направлена она, как и полагается всем ёлочкам, вверх, в небо, в космос. Туда, где мы действительно были когда-то впереди планеты всей и могли бы, в принципе, снова всех перегнать. Если бы не кабы.

Но без «кабы» у нас на Руси никогда и нигде не обходилось. Рискну предположить, что именно поэтому и не удался авторский замысел. Мечту он придумал красивую, но сам в неё так и не поверил. Потому как Рыбаков — писатель умный, тонко чувствующий, искренний. Не мог он не видеть, что создаёт химеру. Но продолжал писать, потому что мечта необходима. И ему самому — не в последнюю очередь. Заставлял себя поверить, что это возможно. Но как раз поэтому и не смог заставить поверить читателя.

Отсюда и все беды книги: нудные многостраничные политинформации (себя самого автор пытается убедить, что всё правильно придумал, и оттого, что убедить не получается, заводится ещё больше); на удивление рыхлая драматургия с оборванными сюжетными линиями (либо законсервированными до лучших времён и будущих книг); невразумительный финал (не стану распространяться в силу природной стыдливости); опереточные злодеи и иконописные положительные герои.

Нет, я бы не стал рекомендовать эту книгу людям, не знакомым с творчеством Рыбакова. Так можно навсегда отбить желание читать книги этого незаурядного автора. А вот для тех, кто уже прошёл обработку Рыбаковым, роман представляет немалый интерес.

Да, Рыбаков, конечно, зануда. Редкостный, невозможный, ни с кем не сравнимый. Великий зануда. Так глубоко, мучительно и самозабвенно копаться в собственной душе, а заодно и в душах тех, кто попался под руку, не способен, наверное, никакой другой современный российский писатель вообще, а уж писатель-фантаст — и подавно. Думаю, не будет сильным преувеличением назвать его Достоевским от фантастики. И как у самого Фёдора Михайловича, в книгах Вячеслава Михайловича меня привлекают в первую очередь не положительные герои — святые они, чего уж там, а жития святых я с детства не читал и впредь не собираюсь, — а отрицательные персонажи. Как-то ближе они, что ли, понятнее, земнее. Во всяком случае, сопереживать какому-нибудь Бабцеву из «Звезды Полынь» или, допустим, Вербицкому из «Очага на башне», представить себя на их месте всё-таки проще, чем на месте Журанкова или Симагина. Последние двое — нравственный идеал, стремиться к которому, конечно, можно, но достичь — нереально.

Но как раз тут и начинаются сложности — можно-то можно, а вот нужно ли? Нужно ли продавать свою почку только ради того, чтобы твой сын-оболтус не пошёл в армию? Ну, не знаю. То есть, знаю, но высказать вслух то, что я думаю по этому поводу почему-то неловко. Наверное, потому что Рыбаков думает по-другому. Хотя сам же и показывает, к чему привела бы такая жертвенность. Отмазанный от почётной обязанности сынуля запросто может отправиться защищать Родину от внутренних врагов — инородцев и инодумцев. Видимо, заботиться о потомстве следует всё-таки как-то иначе. Но не Журанкова же обвинять в таком стечении обстоятельств? У нас же для этого Бабцев имеется.

А чем он по существу плох, кроме того, что позиционируется автором как антипод хорошим, «нашим» людям — Журанкову, Корховому, Кармаданову?

Ах, он Родину не любит?! А разве нет у него оснований для этой нелюбви? Автор убедительно показывает, что есть. С иностранцами Бабцев общается, информацию им сливает? Так ведь он попробовал выступить с разоблачением в отечественной прессе. И что получилось? Мыльный пузырь, как обычно. Никого у нас финансовыми махинациями не удивишь и ничего изменить в привычном порядке вещей не сможешь. Вот если бы на Западе об этом написали — тогда, может быть, хоть какой-то резонанс и возник. И опять же, Бабцев всё же отказался предоставить американцам конкретные имена, факты, цифры. Во всяком случае, в тексте романа про это ничего не сказано. И автор его вроде бы даже простил, но преступных намерений не забыл. В то же время Фомичёв, по всей видимости, действительно работающий на иностранную разведку, только китайскую, описывается Рыбаковым с нескрываемой симпатией. Потому что китайцы — это ж не америкосы поганые, с ними сотрудничать можно.

Ещё Бабцев отказался помириться с пьяным быдлом, за неимением других аргументов легко переходящим с дискуссии на мордобой. Это тоже преступление?

Или, может быть, он виноват в том, что не признался, кому ещё известен его источник информации? Так, извиняюсь, и я бы на его месте не стал сдавать хоть и бывшего, но всё же друга гэбистам, пусть даже уверяющим, что действуют они как частные лица и исключительно в целях обеспечения безопасности самого Кармаданова. Может, в конце концов, и сломался бы, но хотя бы попытался. А вот Бабцев, будучи уверен, что даром его упрямство не пройдёт, на полном серьёзе ожидавший выстрела в спину, всё-таки не сломался.

И всё равно он плохой?

Разумеется, потому что не «наш». Потому что его правда никак не уживается с авторской правдой. Потому что он в ёлочку не верит.

Удивительное дело, но такая вот ситуационная, протестантская этика –«нравственно то, что идёт мне на пользу» — неоднократно проскальзывает в «Звезде Полынь». Утаивать доходы от государства плохо, но вести двойную бухгалтерию ради благого дела — допустимо. Убийство — страшное преступление, но для душевного спокойствия хорошего, «нашего» человека, можно и оправдать его сына-убийцу. Можно даже лжесвидетельствовать во имя высокой цели. И всё это пишет наичестнейший, искреннейший (по общему убеждению, с каковым я спорить не собираюсь) писатель в нашей литературе. Так какие ещё нужны доказательства того, что он оказался в тупике? Если для утверждения идеи приходится переступать через себя, то, может быть, что-то не так с самой идей?

Оценка: нет
–  [  11  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Радость номер один: Рыбаков написал собственную книгу. Радость номер два: она получилась весьма рыбаковской. Радость номер три: это только первая часть затяжного цикла, а зная дисциплинированность автора, можно быть уверенным, что читатель прокинутым не окажется.

Что мне особенно понравилась. Остроумный сюжет (государственно мыслящие чиновники решают спасти Россию путем постановки перед страной по-настоящему захватывающей национальной идеи – массаракш-и-массаракш,- которой, по авторскому произволу, оказывается освоение космоса). Реверансы в сторону советских шпионских романов (вокруг нового проекта начинаются хороводы агентов ЦРУ, Госдепа и китайской промышленной разведки). Яростная социальность и публицистичность (в сюжете задействована куча соцполиттипов, от зоологических русофобов до не менее зоологических русофашистов). Наконец, свойственный Рыбакову гуманизм и стремление понять каждого героя, включая откровенных сук.

Что мне особенно не понравилось. Монологичный способ толкования основных проблем, более уместный в античном трактате, а не в сюжетном, пусть и социально-философском романе. Истероидность почти всех персонажей, которая, видимо, должна была придать им живости и привлечь симпатии читателя. Шаблонность ключевых сюжетных построений (сразу понятно, кто является шпионом, из чьей руки едят русофашисты и почему вот этого героя точно не убьют). Неактуальность сленгов и жаргонов, используемых разными группами героев. Наконец, общая декоративность происходящего, то и дело превращающая «Звезду Полынь» в детище не Рыбакова (живое, истошное и сердце рвущее), а ван Зайчика (гладенькое, картонное и увязшее в тематике какой-нибудь «Литгазеты»).

Отдельное чувство личной неприязни к потерпевшему у меня вызвал полуэпизодический, но чертовски важный образ диссидента, который отсидел в советское время за татарский национализм, пожил на Западе, принял там православие и вернулся в Россию готовым мессией, умным, пронзительным и обреченным. Я все-таки исхожу из логичности, обоснованности, распространенности, наконец, эволюции в направлении, обратном указанному.

Ну и, понятно, тема «А с фига, собственно, именно космос» абсолютно не раскрыта – но это уж можно считать осмысленной и структурообразующей фигурой умолчания, объяснять куда глупее, чем тупо верить.

В любом случае, начало нового цикла большого писателя следует приветствовать. Робко надеясь на то, что вторая часть решительно выдавит из себя последние капли еврокитайского гуманиста.

Оценка: 7
–  [  16  ]  +

Ссылка на сообщение ,

ЗВЕЗДА НА ЁЛКЕ

Сборник эссе Вячеслава Рыбакова, вышедший в 1994-м году и получивший «Бронзовую Улитку» Бориса Стругацкого в 1995-м, имел знаковое название «Кружась в поисках смысла». Рыбаков ищет «смысл» давно и истово. Изучая политический и культурный контекст эпохи, писатель нащупывает суть бытия, пытясь обозначить то, что делает наше существование не стыдным, счастливым и насыщенным, причём занимается этим не только в своей публицистике, но и в художественных произведениях. К примеру, немалую долю объёма его романа «На чужом пиру» (2000) заполняет вшитый в ткань повествования философско-социологический трактат («Дискета Сошникова»), где автор весьма неравнодушно размышляет о настоящем и будущем России, о свободе и воле людей, живущих в стране. Аналогичные размышления, только значительно более язвительные и гротескные, воплотились в памфлет-предупреждение «На будущий год в Москве» (2003). Последняя книга В.Рыбакова «Звезда Полынь» в этом плане не исключение. Писатель продолжает разработку заявленной ранее темы, главная идея которой передаётся цитатой из романа «На чужом пиру»: «В России без общей цели не работают заводы. В России без общей цели все на всех обижены и всем кажется, что им всё недодали…».

«Звезда Полынь» уже вызвала дискуссии в интернете, реакция на книгу далеко не однозначна… Насмешливо-издевательски пересказать роман, как это сделал, например, В.Топоров (http://www.spbjournal.ru/culture/82.html) не трудно. Труднее объяснить неприкрытое хамство «рецензента»... Я могу понять «сильно правых» читателей, коих смущает утрированное педалирование автором «либерастических» черт в описании характера журналиста-прозападника с говорящей фамилией Бабцев. Или читателей, умы которых, безнадёжно перепрограммированные дикими нынешними денежно-рыночными реалиями, не воспринимают коммунарские поведенческие мотивации ряда персонажей «Звезды». Кто-то из прочитавших книгу недоволен тем, что Рыбаков якобы подаёт материал слишком упрощённо, в лоб и «без обёртки», хотя многие страницы романа — это пища для глубоких и серьёзных раздумий (взять хотя бы главу-диспут «Лебединая песнь соловья», в которой любопытно солирует персонаж по фамилии Шигабутдинов, ранее — мусульманин и татарский националист, а ныне — православный россиянин). Кто-то ничтоже сумняшеся приписывает абсолютно все высказывания героев сокровенному альтер эго автора, считая, например, наивные аберрации мысли подростка Вовки, запутавшегося в сетях фашистской секты, криком души самого писателя. А ведь как раз именно в этом романе В.Рыбаков методично и скрупулёзно демонстрирует внутреннюю философию очень разных людей, находящихся по разные стороны политических и социальных баррикад, подробно описывает их сомнения и переживания, влезает в их черепные коробки, искренне стремясь «объяснить» каждого из своих персонажей. И уж если «слушать» писателя через его героев, то почему бы не прислушаться к тому, что автор доносит до читателя устами гениального учёного Константина Журанкова, пропадающего без любимого дела после закрытия родного КБ; или неподкупного аудитора Счётной палаты Семёна Кармаданова, собаку съевшего на расследованиях финансовых махинаций; или простодушно-непосредственного журналиста Степана Корхового, сравнивающего жизнь со срубленной на Новый год ёлкой. И повнимательнее присмотреться к тому, как Рыбаков вместе ними продолжает искать «смысл»…

«Мы вот уж сколько десятилетий лишь судорожно дергаемся на одном месте. История наша, несмотря на океаны крови и кажущееся изобилие судьбоносных событий, прекратила течение свое. Потому что наша культура не в силах ответить на очень важный и очень простой, самый простой и самый важный вопрос, а без этого все мудрования — подозрительны как игра ума, жаждущего хотя бы в мире иллюзий скомпенсировать фатальную жизненную неудачу...

...Для чего жить?..

...Мы попытались жить для величия державы — и обломались. Потом попытались жить для светлого коммунистического завтра — и обломались еще больней. Полтораста лет бьемся лбом в эту стенку — и никак не можем двинуться дальше…».

Так что же нам всё-таки делать?

Какой должна быть звезда, венчающая нашу жизнь-новогоднюю ёлку?

Выражаясь языком учебников по менеджменту: каково наше целеполагание?

Рыбаков (с помощью Корхового) отвечает — следует раздвигать мир. Раздвигать туда, «…где вроде бы и жить нельзя. Где не надо ничего отнимать у других, не надо никого сгонять или истреблять, не надо ни с кем сутяжничать, где, кроме нас, никого нет и, если бы мы не поднатужились, то и не было б…». «…Новое небо и новая земля. Вот что на самом деле получается у нас лучше всего». Да, взгляд писателя с надеждой устремлён в космическое пространство. Но может ли освоение космоса стать коллективной, привлекательной для многих, с энтузиазмом принятой обществом жизненной целью?

Писатель уверен — в этом направлении следует активно работать, соединяя возможности государства и частного капитала. А вот слова другого героя книги (Кармаданова) о необходимости собирания умов: «У нас не земель не хватает, а людей… Настоящих людей — особенно. Будет у нас перспектива — земли сами обратно подтянутся».

Для решения этих фундаментальных национальных задач и создаётся придуманная писателем корпорация «Полдень-22». Собственно, в романе мы наблюдаем за процессом её рождения, сопровождаемым преодолением всяческих трудностей, собиранием ярких умов и хитроумными шпионскими интригами, а заодно знакомимся с главными героями, их прошлым и настоящим. Автор с подкупающей увлечённостью и убедительностью показывает, как соскучились новосёлы сказочно-коммунистического спецгородка Королёв-16 по захватывающей работе на благо великой и общей цели не ради одних только денег (для объективности отмечу, что с материальным обеспечением проблем у них нет). Правда, о конкретной деятельности «Полдня-22» в книге рассказывается скупо, но ведь «Звезда Полынь» — это лишь первая часть цикла романов «Наши звёзды», посвящённого покорению Галактики звездолётами российского производства. В тексте кое-где имеются зацепки, этакие «глазки в грядущее», касающиеся, в частности, будущего детей героев, обещающие читателю, что дальше будет ещё интереснее. И, конечно, в книге есть любовь, описывать которую Рыбаков умеет с душераздирающим откровением. Да и вообще весь роман написан замечательным, простым и свободным русским языком, которого лично мне так не хватает в современной отечественной фантастике.

Поэт Арсений Тарковский когда-то спросил: «Как на свете надо жить — ради неба, или ради хлеба и тщеты земной?». Вы, наверное, уже догадались, что думает по этому поводу писатель Вячеслав Рыбаков. А что думаете вы сами? Вы хотели бы почувствовать «очарование предложенного твоей страной варианта будущего»? Но прежде чем отвечать, прочитайте «Звезду Полынь».

(с) Владимир Ларионов. Июнь, 2007.

Опубликовано в журнале «Реальность фантастики» #8, 2007.

Оценка: 8
–  [  4  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Совершенно не узнал Рыбакова.

И вроде написано о социальных проблемах, в описании которых автор непревзойденный мастер, но действие в нашей реальности сегодняшних дней дает жуткую накладку — книга становиться мрачной, какой-то грязной. Во всех других вещах, читанных у мэтра, несмотря на страшные ужасы несовершенства человека, оставалась всегда легкость и вера в лучшее. Здесь же яркого утреннего солнца, после грозной ночи, не предвидится....

Надеюсь что оно хотя бы появиться в следующей книги цикла.

Оценка: 4
–  [  7  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Вячеслав Рыбаков никогда не оставался в стороне от социальных проблем. Возьмите хоть «Очаг на башне», хоть «Гравилет «Цесаревич», но «Звезда Полынь» показалась мне самым-самым социально-политическим его произведением из всех. Может просто потому, что на злобу дня? Тут тебе и происки Запада против современной России, и недемократичный Пу сотоварищи, и фашисты имени славянских богов, и много чего еще просто списанного с нынешних реалий.

Рыбаков много ругает эти самые реалии, описывает их очень неприглядно, и это дало повод для обвинений его в русофобстве, нелюбви и поливании грязью своей страны. А я скажу так: «я люблю свою страну и ненавижу государство» (с) Lumen. Автор любит страну, иначе о чем тогда вообще роман? Государство же, мягко говоря, недолюбливает.

Умные талантливые люди, блестящие организаторы и патриоты организуют частную контору, которая будет заниматься космическими разработками. Цель – не сверхприбыли и не мировое господство, а осуществление Мечты. Романтики, но отнюдь не оторванные от жизни. Вся свистопляска в романе как раз и крутится вокруг космической конторы. Ученых шантажируют, открытия воруют, но Россия ведь должна быть хоть в чем-то впереди планеты всей? Э?

Скажу сразу: мне показалось, что автор стремился побыстрей от книги отделаться. Так, например, несколько раз мне встретились однокоренные слова в одном предложении, но только «свечение свечи» могу отнести к изыскам стиля, остально — к ляпам. Концовка абсолютно предсказуема, так что вместо бури восторгов конец романа вызывает лишь хмыканье: «Я так и думал».

Однако, «талант не пропьешь». Рыбаков по-прежнему гениален, роман притягивает и не оставляет равнодушным. «Звезда Полынь» полна глубоких мыслей и философских рассуждений, вплоть до русской национальной идеи. Причем преподнесены эти умствования достаточно ненавязчиво. Респект и уважуха.

И, конечно, фирменная фишка Вячеслава Рыбакова – повседневная жизнь героев, их чувства и переживания. Тут и любофь-маркофь, и дети-куда-вас-подети, и много еще чего. Закручено так, что любой бразильский сериал обзавидуется.

Переворачиваешь последнюю страницу, а расставаться с героями жалко, да и незавершенность какая-то чувствуется, тем более, что Рыбаков дал несколько толстых намеков, что продолжение возможно. Если так – жду с нетерпением, нет – не сильно огорчусь, и так массу удовольствия получил от прочтения.

Оценка: 8
–  [  5  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Не могу назвать данное произведение фантастикой.

Кроме предложения «Давайте чего-нибудь придумаем насчет освоения космоса» и описания телодвижений и рассуждений героев, надуманных и малоинтересных, ничего не содержит. Видимо, автору не хватает фантазии. Жаль.

Ни для кого не секрет, что на сайте собрались любители ФАНТАСТИКИ, поэтому интересующихся и ставящих во главу угла морально-психологические изыски я бы переправил к Федору Михайловичу и Льву Николаевичу.

Оценка: 3
–  [  1  ]  +

Ссылка на сообщение ,

мне роман понравился, стиль повествования также, да и сюжетная линия неплохая... книгу прочитал с удовольствием и не против бы был почитать еще и продолжение — все-таки итересный ненапрягающий роман и заметно отличается от того что ваяют другие товарищи-фантасты...

Оценка: 8
–  [  24  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Для меня каждая книга — как собеседник. Все эти собеседники разные: веселые и грустные, добрые и злые, умные и не слишком. Кто-то расскажет интересную байку, кто-то начнет заваливать нудными подробностями, кто-то изложит целый философский трактат. С одними книгами расстаешься легко, как со случайными попутчиками в дороге: закрыл последнюю страницу, пожал руку и — прощай навсегда. Другие идут рядом со мной по жизни как надежные друзья. И в разных жизненных обстоятельствах, в радости или грусти, я вновь и вновь открываю заветные страницы и на душе становится легче. «Звезда Полынь» Рыбакова свалилась мне на голову как старый приятель, которого не видел много лет, ну, скажем, бывший одноклассник. Плюхнулась рядом со мной на скамейку, живо разлила водку по стопкам, достала соленые огурчики и сало и началось: «А помнишь!?», «А знаешь!?», «А как там они? Неужели», «А ведь было...». И вот уже развернулась во всю ширь застегнутая на все пуговицы душа. И в какой-то момент чувствуешь, что старый твой товарищ тебе как брат. А через минуту так бы и дал ему в морду, а еще через минуту вы снова сидите в обнимку и орете песни, например «Нау» или «ДДТ», от которых балдели полжизни назад.

А потом наутро просыпаешься с трещащей башкой, мучительно вспоминаешь то, что происходило вечером, недоумеваешь, что же тебя так понесло и зачем ты братался с этим, вобщем-то уже давно чужим человеком. И вспоминаешь, что и то он делал не так и этакие его недостатки просто очевидны. Но все равно, несмотря ни на что, на душе остается какое-то теплое чувство, что все вчера было правильно.

Но вернемся к Рыбакову. Первые три главы его книги меня просто сразили. Вот только взялся я за него и сразу понял, что автор — мой товарищ или, как любит выражаться сам Рыбаков — единочаятель. Что мучают его те же важные вопросы о смысле нашей жизни, что у него без всякого притворства болит душа за нашу жизнь и нашу Родину, и пытается он понять, как же теперь жить дальше. И герои книги описаны так просто и без всяких украшательств, и с такой симпатией и попыткой понимания, что сразу видишь в них живых людей, и их судьба становится тебе небезразлична. И книга, зацепив меня с первых страниц, уже читается на одном дыхании до самой развязки.

И только потом, присмотревшись более внимательным взглядом, начинаешь видеть, что сюжет, в сущности, весьма прост, что некоторые сюжетные ходы очевидны и совершенно наивны, что у некоторых героев главные, ключевые черты характера, просто таки карикатурно выделены, что размышления самого автора отнюдь не всегда безупречны.

И все-таки, в этой книге есть еще одна важная составляющая, в ней есть мечта, и не какая-нибудь «бескрылая приземленная», а самая что ни на есть крылатая. И я готов мечтать с автором вместе.

Вывод — по воздействию на меня этой книги — безусловное 10, по ее объективным литературным качествам — не больше 7. Буду необъективен, поставлю 9.

Готов ли я рекомендовать эту книгу? Очень не уверен. Все-таки ее восприятие очень сильно зависит от взглядов читателя, а молодому поколению она может быть просто не слишком понятна. И все же попробуйте, рискните.

Оценка: 9
–  [  8  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Пора Рыбакову в журналиста переквалифицироваться. Под наслоениями его прогорклых раздумий совершенно не видно замечательного когда-то автора, человека, написавшего «Гравилёт «Цесаревич» и «Дёрни за верёвочку». А тут лейтмотив прост: «Да здравствует мыло душистое и верёвка пушистая!» После жизнеописания мазохиста Симагина Рыбаковым не сделано ничего по-настоящему художественного. Жаль. Хороший был писатель.

Оценка: 4
–  [  11  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Вот давненько я не оказывался перед столь серьёзной дилеммой. За прочтённый роман впору ставить любую оценку от 2 до 8. Ну, если разобраться хорошенько, то в вышеприведённой максиме преобладают эмоции. Если давить мозгом, то... попробую упорядочить.

До двухсотой с чем-то страницы я себя не дотащил даже — доволок. Доминантой моих раздумий в паузах меж чтением была нехитрая и некрасивая мысль: «Рыбаков забронзовел и позволяет себе слишком много». Чего много-то, спросите вы. Много своих собственных рефлексий, чуть припорошенных какой-никакой философией. Даже диалоги, нечастые, кстати, гости в начале романа, и те подёрнуты поволокой рыбаковской патриотической тоски по великой родине. Не всякий читатель превозможет себя в чтении такого почти публицистического текста, помещённого в обложку НФ-вещи. Фантастикой «Звезду Полынь» вообще назвать нельзя. Это типичный горький реализм, присущий автору уже изрядно давно, со времён симагинского цикла и «На будущий год в Москве». По сравнению с «Москвой» пессимизма лишь чуть поубавилось...

Вот добираюсь до беседы журналиста с мудрецом Шигабутдиновым. Мысли воцерковленного в православие бывшего мусульманина интересны. Не новы, но удивительно гладко причёсаны и побуждают к многослойным и многотрудным размышлениям. Это редко ныне и внушает уважение. Подобных побуждающих опусов в романе затем будет ещё несколько...

Затем на текст обрушивается изрядная доза драйва, которая постепенно сходит на нет и тонет всё в тех же рефлексиях...

Вот Бабцев этот, ясно, кем в реале являющийся. Ну, говорит Рыбаков, что это человек, в сущности, неплохой, просто заблудившийся в своей совести. А такой, как известно, вреда может принести, аки эскадрилья стратегических бомбардировщиков... да знаем мы это... Многовато бабцева в тексте.

Опять брошенный давным-давно киндер возникает у автора. Ну, что это такое? Зачем этот авторский психоанализ пополам с мазохизмом?

И стоило писать такую большую вещь из-за пары-тройки Хороших мыслей? Всё равно ведь народ-то в подавляющем своем количестве это до конца не осилил. Не проще ли было очерк крепкий засадить?

Семёрку ставлю ТОЛЬКО за пробуждение во мне, как в читателе, весьма неслабого трепета душевных струн упомянутыми выше редкими философскими пассажами.

Оценка: 7
–  [  20  ]  +

Ссылка на сообщение ,

В эссе «Что дали ему Византии орлы золотые?..», появившемся в журнале «Полдень. XXI век» (2005 год, № 3), Алан Кубатиев мимоходом бросил в адрес романа «Гравилёт «Цесаревич»» Вячеслава Рыбакова: «Сразу оговорюсь — эту книгу... я люблю, это последний стоящий роман Вячеслава Михайловича». Последний стоящий роман... Безапелляционность этой оценки вызывает естественное отторжение. Ну что вы, в самом деле: после «Гравилёта» были «Трудно стать богом», «Дёрни за верёвочку», «Человек напротив»... Однако всякий любопытствующий может выяснить, что повесть «Дёрни за верёвочку» была написана в 70-е годы и просто два десятка лет дожидалась публикации; что «Трудно стать богом» — талантливая, но весьма спорная попытка переосмыслить и развить идеи повести братьев Стругацких «За миллиард лет до конца света», и известный афоризм Бернарда Шартского о плечах гигантов (но не о карликах!!!) здесь вполне к месту; что роман «Человек напротив» был изувечен нехарактерными для тогдашнего Рыбакова примерами лобовой публицистики, и это дало основания Д. Володихину говорить о романе как о некоей редвыборной агитке.

Дальше — больше. Появившийся в 2000-м году роман «На чужом пиру» уже имел к литературе весьма отдалённое отношение. Это была исповедь, прокламация, но только не художественное произведение. Для реализации замысла автору оказались не нужны едва ли не ярчайшие персонажи отечественной фантастики постсоветских лет Симагин и Ася, они были задвинуты на задний план повествования. Главным героем вместо них выступила «дискета Сошникова», представляющая из себя изложение политических воззрений и космогонических идей В. Рыбакова. Обмен неравноценный. Столь же неудачным оказался и следующий роман «На будущий год в Москве». Даже симпатизирующий писателю Дмитрий Быков вынужден был признать: «Эта книга нарочно написана в плакатной, грубой, лобовой технике. Она — простая. Наверное, от боли только и можно — кричать. ...до чего горько мне видеть, что плоское время и Рыбакова сплющило, заставив вместо романа писать плакат!».

Но рубежом, за которым писатель Вячеслав Рыбаков превратился в публициста, я бы назвал реалистическую повесть «Хроники гнусных времён», опубликованную в 1998-м году в журнале «Нева». Российская действительность 90-х годов была описана в таких депрессивно-беспросветных тонах, что превзошла, пожалуй, «чернуху» перестроечных времён. При том, что повесть была написана мастерски, а претензий в нагнетании негатива автор никак не заслуживал, нельзя было не заметить, что художник впервые взял в руки малярную кисть.

Таким образом оценка А. Кубатиева из скороспелой и несправедливой оказывается и обдуманной, и достаточно точной.

В 2007-м году, после четырёхлетнего перерыва, Рыбаков представил читателю новый роман «Звезда полынь». События происходят в современной России, где некая частная корпорация, заручившись поддержкой государства («государство большое... Сколько ведомств... Разве все знают про всех, кто что делает?»), создаёт фирму под знаковым названием «Полдень-22» и собирает под своё крыло разбросанных по всему свету специалистов в области космических технологий. Задача поставлена ни много ни мало восстановить космическую отрасль в стране, а потом, «ухватившись за это звенышко, и всю экономику помаленьку вытянуть». Наверное, это единственный фантастический момент в книге — вряд ли даже самая успешная и высокотехнологичная отрасль сумеет потащить оставшийся без топлива, карты и толковых машинистов российский состав.

Действие романа проходит под аккомпанемент всевластия ЦРУ, ведущего себя в России, словно в бананово-кофейной Нагонии. Китайская разведка американцам мало чем уступает — без проблем отправила своего соглядатая на Байконур (наверное, длительное сотрудничество с еврокитайским гуманистом Ван Зайчиком сказалось в том, что китайский шпион довольно симпатичен, чего не скажешь об американских). Сюжет, как и в романе «На чужом пиру», служит лишь фоном для изложения политических и философских воззрений автора, и, как то было и прежде, публицистика одеяло стянула на себя. Значительную часть идей об особом пути России автор, не мудрствуя лукаво, вложил в уста писателя Шибагутдинова, и этот приём недалеко ушёл от «дискеты Сошникова». Немало горьких, но справедливых упрёков в адрес России В. Рыбаков дал высказать выразителю либерального мировоззрения журналисту Бабцеву. Однако Бабцев нарочито карикатурен, и, как всякая карикатура, лишён полутонов. В его речах и внутренних монологах по поводу и без повода достаётся гнусной «этой стране», не умеющей ни унитаза сделать, ни дерьмо за собой прибрать, во всех этих бедах виноваты «они», т.е. идеологические противники Бабцева. Во всём этом утрированно-либеральном грохоте практически все дельные мысли выворачивались наизнанку и зачастую выглядели либо махровой русофобией, либо банальной глупостью. В итоге честной дискуссии идеологических оппонентов не получилось.

Когда грохот идеологических схваток стихал, а либералы, патриоты, русофашисты и шпионы лежали под лавкой, тяжело дыша и приходя в чувство, художник напоминал о себе. Он выписывал отличные метафоры, рисовал пейзажи, и благостные буколические, и скрежещущие индустриальные, грустно иронизировал, и вообще напоминал себя давнего — мастера лирических портретов и тончайших психологических нюансов. Однако не чувствовал художник себя хозяином в пространстве романа, и не было у него возможности углубляться в психологию персонажей. Поэтому некоторые действующие лица взяты напрокат из прежних книг Рыбакова: один из главных героев физик Константин Журанков является лишь копией Симагина, журналистка Наташа — Аси, а Бабцев — ухудшенный Вербицкий. Вглядываясь в знакомые черты незнакомых героев, понимаешь, что ни единого полнокровного образа с невообразимых пор писатель действительно не создал.

И всё-таки что-то заставляет следить за попытками Вячеслава Рыбакова осмыслить настоящее и в очередной раз огорчаться несостоятельности этих попыток. Это «что-то» — многолетнее нежелание представителей «высокой» прозы обратить внимание на происходящие в стране перемены. Почтенные авторы мейнстрима отгородились от действительности плексигласовым забором и предались самосозерцанию. Первые значимые попытки описать процесс первоначального накопления капитала («Небо падших» Ю. Полякова, «Охота на изюбря» Ю. Латыниной, «Generation «П»» В. Пелевина) запоздали лет на десять. Тема войны в Афганистане долгие годы была отдана на откуп литературной нежити, и едва ли не единственная достойная попытка осмыслить эту трагедию была предпринята в романе «Знак зверя» Олега Ермакова. Ещё меньше повезло другой трагедийной теме — войне в Чечне, ставшей лишь полигоном для приключений разнообразных Бешеных. Весьма несовершенный роман Захара Прилепина «Патологии» был так споро поднят на пьедестал потому, что едва ли не впервые чеченская война появилась в художественной литературе. «Хуррамабад» Андрея Волоса и более поздние пробы букеровского лауреата Дениса Гуцко — редкие попытки осмыслить произошедшее с людьми, вдруг волею политиков оказавшихся вместо родины на чужбине. Не минуло прискорбное равнодушие к действительности и отечественную фантастику. Многие лучшие образцы 90-х — откровенно игровая проза: «Эфиоп» и «Там, где нас нет», «Посмотри в глаза чудовищ» и «Катали мы ваше солнце». А ведь лучшая советская фантастика — это почти всегда и «литература больших идей», как бы не смеялся над этими словами лощёный классик. От вопроса «что же будет с родиной и с нами» не отмахнуться, особенно если не до конца ясно не только то, что будет, но и что было, и что есть. Вячеслав Рыбаков был одним из немногих, кто предложил читателям своё видение происходящих в стране перемен. И оказался втянут в публицистику, как в омут. «И не выплыл, совсем пропал».

Цена оказалась слишком высокой. Как справедливо заметил Д. Быков, с тех пор иные из публицистических статей Рыбакова «даже как-то более художественны», чем собственно художественные произведения. Слаженного дуэта писателя и публициста не получается, в итоге страдают оба. Однако публицистов в России много, даже слишком много, а Вячеслав Рыбаков — один. Истовость, с которой он вытравливает в себе писательский талант, вызывает сожаление.

Оценка: 6


Написать отзыв:
Писать отзывы могут только зарегистрированные посетители!Регистрация




⇑ Наверх