FantLab ru

Рут Озеки «Моя рыба будет жить»

Рейтинг
Средняя оценка:
8.20
Голосов:
95
Моя оценка:
-

подробнее

Моя рыба будет жить

A Tale for the Time Being

Роман, год

Жанрово-тематический классификатор:
Всего проголосовало: 6
Аннотация:

Это роман, полный тонкой иронии, глубокого понимания отношений между автором, читателем и персонажами, реальностью и фантазией, квантовой физикой, историей и мифом. «Моя рыба будет жить» — увлекательная, зачаровывающая история о человечности и поисках дома.

Награды и премии:


лауреат
Книжная премия "Лос-Анджелес Таймс" / Los Angeles Times Book Prize, 2013 // Художественная литература

лауреат
Китчис / The Kitschies, 2013 // Красное щупальце (роман)

лауреат
Премия «Солнечная вспышка» / Sunburst Award, 2014 // Для взрослых

лауреат
Премия Ассоциации книготорговцев Тихоокеанского Северо-Запада / Pacific Northwest Booksellers Association Award, 2014

лауреат
Ясная Поляна, 2015 // Иностранная литература

Номинации на премии:


номинант
Букеровская премия / The Booker Prize, 2013

номинант
Премия Национального круга книжных критиков / National Book Critics Circle Award, 2013 // Роман

Похожие произведения:

 

 


Моя рыба будет жить
2014 г.

Аудиокниги:

Моя рыба будет жить
2016 г.

Издания на иностранных языках:

A Tale for the Time Being
2013 г.
(английский)





Доступность в электронном виде:

 


Отзывы читателей

Рейтинг отзыва



Сортировка: по дате | по рейтингу | по оценке
–  [  1  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Это очень хорошая книга. Настолько хорошая, что я, после прослушки, тут же кинулся искать – что еще вышло у автора на русском языке. Но – увы и ах – ничего… Очень жаль…

Но – о книге. В этом романе рассказывается не одна, а как бы две истории, связанные друг с другом лишь тонким мостиком. Все равно что 2 Америки, между которыми – лишь тонкий перешеек, да и тот прорыли насквозь. Или нет, вот метафора получше – Атлантический и Тихий океаны, соединенные тонким ручейком Панамского канала. Вру. На самом деле есть еще пролив Дрейка, во много раз шире Панамского канала.

Но я не про океаны, про книгу. Так вот. Как я уже сказал, в книге – 2 истории. Географически разделенные Тихим океаном. (Опять про океан, но это – уже строго по делу). Итак. Женщина по имени Рут, писательница, вместе со своим мужем живет на острове Ванкувер. Девушка по имени Наоко, живет на противоположном берегу Тихого океана – в Японии. Однажды, прогуливаясь по берегу океана, Рут нашла водонепроницаемую коробку, а в ней – дневник Наоко и японские часы (как позже выяснилось – часы камикадзе). Как, какими судьбами все это попало на берег одного из островов Британской Колумбии – загадка, которой автор нас очень умело, словно заправский детективщик, интригует.

Понятно, что уж слишком много счастливых (и не очень) случайностей и совпадений должно было произойти, чтобы Рут (героиня) нашла коробку с вещами, некогда принадлежащими Наоко. Но эти хитросплетения совпадений и случайностей – далеко не единственная основа сюжета и книги в целом.

Очень понравилось, как автор работает с персонажами, даже второстепенными. Из персонажей особенно понравилась прабабушка Наоко – монахиня одного буддийского монастыря. Да-да, оказывается, есть не только буддийские монахи, но и монахини тоже, чего я до этой книги не знал.

Также в книге поднимается вопрос о жертвенности, о праве человека на самоубийство. Самоубийство – акт высшей доблести? Так или не так? – задается вопросом автор. А погибнуть за Родину, унося с собою в могилу сотни вражеских жизней – это подвиг или преступление? Озеки не пожимает интеллигентно плечами – она отвечает.

Тема школьной жестокости – автор идет на этот бой с открытым забралом – прямо говоря о том, что травля одноклассниками одного из своих же – к сожалению, часто случающаяся штука.

Я готов простить автору череду случайностей и совпадений, о которых я писал выше, но вот элементы мистики, вставленные в нескольких главах, ближе к концу – кажутся в данной книге явно неуместными – по-моему, можно было легко обойтись без них.

Оценка: 9
–  [  3  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Ох уж этот синдром завышенных ожиданий...

Милая девушка, трясущая книгу в руках с наманикюренными пальчиками перед камерой, снимающей ролик для ютьюба, уговорила меня купить эту книгу. «Это замечательная книга, поверьте, купите ее и вы не пожалеете, она такая хорошая и у нее такая приятная обложка!».

И аннотация и правда была интригующей. Женщина по имени Рут, живущая на острове в Канаде, находит на побережье контейнер, в котором лежал дневник девочки Нао из Японии. Девочка жалуется на свою жизнь и в дневнике как будто общается со своим воображаемым другом.

Повествование идет от двух лиц — Рут и Нао. Рут-Нао-Рут-Нао... Рут рассказывает о своей бытовой жизни и переживаниях от прочтения дневника, и это ужасно тоскливо. линия Рут — это как будто навязчивая реклама, которая не дает досмотреть фильм по телевизору. Самое интересное в книге, за чем интересно следить, это история Нао. Хоть она и родилась в Японии, но потом переехала с родителями в США, где прожила 10 лет, пока не обанкротилась фирма, в которой работал ее отец. Пришлось вернуться в Японию, искать работу, привыкать к новой жизни. Получилось это сделать может быть разве что только у мамы, потому что папа и дочка практически сразу столкнулись с проблемами, которые не давали им получать удовольствие от повседневной жизни. Работу найти трудно (отцу), а в школе сверстники не хотят принимать тебя в свой круг (бьют, пинают, щипают, издеваются и все это снимают на телефоны).

Но после сотой страницы мой интерес стал стремительно угасать, потому что я понял, что передо мной огромный таз винегрет из всего подряд — японский быт, подростковый период, тема суицида, дзен-буддизм, экология, издевательства в школе, хикикомори, Япония во Второй мировой, камикадзе, смысл жизни, японский язык, квантовая физика и многое другое. Причем ни одна тема не раскрывается полностью. По этой книге нельзя узнать много интересного о Японии, о ее идеологии, о войне, о дзене, о японском языке. Есть много других отличных книг, где все это читать значительно интереснее и полезнее. У меня сложилось впечатления, что Рут Озеки хотела отхватить как можно больший кусок пирога, соединив кучу вещей в одной книге. Но зачем? Да и по книге понятно, что она американка, а японского у нее только корни. В Японии все плохо, а в Штатах образец хорошей жизни. В Штатах и подруги были, и успех, и Микки Маус радовал. А в Японии весь успех куда-то испарился и девочка оказалась замкнутой и необщительной.

Часто в тексте встречаются русифицированные японские фразы. Зачем? Сначала идет диалог на русском (типа они на японском общаются), а потом вдруг появляется фраза на японском и сразу же идет пояснение — «что на японском значит то-то и то-то». Это попытка научить японскому языку? Зачем?

Аниме, суши, джейрок, хикикомори, тусовочные районы Токио, буддистские храмы — вот и все, что может нам поведать Рут Озеки. Как будто взято из словаря «Все, что нужно знать о Японии глазами иностранца».

Не знаю, откуда столько восторженных рецензий. Имхо, книга может понравится тем, кто о Японии ничего не знает и только начинает интересоваться миром (16+, прямо как и написано в самой книге). Кто изучает все эти темы глубже, найдут книгу пустой. История Нао могла быть интересной, но не получилось

Оценка: 6
–  [  5  ]  +

Ссылка на сообщение ,

К этой книге я примеривался ещё весной, когда решил разнообразить свою библиотеку из отечественных, британских, французских и других авторов рассказами, романами и повестями японских, корейских и китайских писателей.

Прочитав несколько книг, я оставил столько же на потом, чтобы когда-нибудь добраться до всех разом или до каждой по отдельности, перемежая восток западом, севером или югом. И вот сейчас, после романа о молодых американцах перед одним британским детективом Рут Озеки оказалась как раз кстати.

О чём же может быть книга с таким странным названием? О том, как всё сложно и в тоже время очень просто. Так просто, как только может быть вообще. Да, замечательное описание! Прочтешь такую строчку и сразу понятно то, что ничего не понятно. Что к этому добавить, чтобы привлечь внимание и заинтересовать? Боюсь, я могу сказать только то, что это книгу лучше бы прочитать будучи уже не молодым, но и не на склоне лет.

Хотели когда-нибудь жить не в большом, шумном, полном суеты и пыли мегаполисе, а на маленьком острове, о берега которого бьётся океан? Нет, я не о тропическом раю с тёплым, мягким песочком и пальмами, а о гораздо менее заманчивых и даже суровых, но по своему прекрасных широтах у берегов Британской Колумбии на западе Канады, где растут вековые кедры.

Клочок суши, который в стародавние времена взяли, да назвали в честь проливавшего реки крови испанского конкистадора, а потом и вовсе обозвали островом Мёртвых. Ярлык закрепился, но травы и леса по-прежнему зеленели, наполняя жизнью то ли отрезанную, то ли спасённую от цивилизации глушь. Глушь, до которой еле-еле добираются посланные большим миром волны мобильной связи. И уж, если они добираются, все, кому угораздило здесь жить, разом начинают названивать во внешний мир и забивать интернет-канал запросами.

Да, этот островок не лучшее место, чтобы сидеть в Facebook, не говоря уж о просмотре HD видео на YouTube. Зато здесь рай для ботаников, садоводов, экологов и тех, кто хочет жить так, чтобы в любой момент можно было уйти из дома и побродить по лесу, а затем побыть на каменистом пляже, наполняя душу покоем. Именно здесь, покинув бурлящий жизнью Нью Йорк, поселилась, успевшая к тому времени стать известным писателем, американка японского происхождения Рут Озеки со своим мужем Оливером, который горел мечтой воссоздать на острове флору эпохи эоцена.

Двое нашли друг друга и наслаждались мирным течением дней до тех пор, пока Рут не нашла на берегу самое настоящее послание в бутылке. Вот как же всё хорошо начиналось и тут такой ход конём из дурацких пиратских историй! Но не всё так просто, потому что послание было не в бутылке, а в пластиковом пакете для заморозки продуктов и внутри была не карта сокровищ или записка о кораблекрушении, а дневник японской школьницы под обложкой от монументального труда Марселя Пруста «В поисках утраченного времени / la recherche du temps perdu», исписанная от руки французским тетрадь и старые часы с гравировкой из двух иероглифов.

Барахло, которому прямая дорога в мусорку, а оттуда на свалку или послание судьбы? Что, если между автором и читателем может быть протянута невидимая нить непостижимой связи, благодаря которой последний сможет изменить жизнь первого? И как, наконец, человеку прийти в согласие с самим собой, догнать себя в потоке времени, в череде молниеносно сменяющих друг друга мгновений?

«Дзико Ясутани, монахиня дзэн, сказала мне как-то во сне, что нельзя понять, что значит жить на этой земле, пока не поймешь, что такое временное существо, а понять, что такое временное существо, можно, если понять, что такое момент.» (с)

О чем я там, с самого начала говорил? Всё сложно и в тоже время до невозможности просто. Как это так? Подождите и мы обязательно во всём разберёмся. Главное — это то, что в этом парадоксе вся книга. Если бы тот же самый пакет на том же берегу нашёл какой-нибудь Джон Доу, ничего бы не случилось. Но вышло так, что нить из далёкой Японии протянулась именно к Рут, которая сначала посчитала находку отвратительным мусором, а затем стала попросту одержимой и учинила самое настоящее расследование.

Каким образом пакет приплыл к острову Мёртвых? А был ли вообще в стране Восходящего Солнца мальчик, то есть, простите, девочка Наоко Ясутани? Жива ли она до сих пор или погибла, сметённая цунами 2011 года? И кому принадлежали часы со странной гравировкой? Вопросов, загадок и тайн становится всё больше и больше, к делу привлекаются местные знатоки и, в конце концов, книга начинается казаться бессвязным, хаотичным нагромождением из маленьких лекций по самым разным областям науки и демагогических рассуждений. Иногда автор улетает так далеко, словно забывает о завязке с находками в пакете и начинает творить какую-то другую книгу. Потом, правда, все возвращается на круги своя, но только для того, чтобы снова улететь в дальние края. Из-за этого не раз и не два кажется, что роман стал жертвой спешной склейки нескольких, никак между собой не связанных, больших и малых черновиков.

"«Время — само по себе существо (сущность), и всякое существо — это время… По сути, все во Вселенной связано самым тесным образом, подобно моментам времени, непрерывным и разделенным».» (с)

Именно так. Стоит только поймать волну, как из хаоса сразу же рождается система, а книга станет не только интересной, но и познавательной. Пусть даже вы и промчитесь галопом по европам, но всё равно узнаете кое-что о круговых течениях и прискорбном факте загрязнения Мирового океана пластиком. Потом автор попросит вас обратить внимание на труды европейских философов о сути времени, жизни и смерти, чтобы сравнить их взгляды с пониманием тех же явлений мастерами дзен-буддизма. Всё? Нет, мы с автором вас ещё помучаем :) И прежде всего проведём нить от буддизма к квантовой запутанности, которая в своё время нашла отражение в знаменитом мысленном эксперименте с котом Шрёдингера.

Теперь уже не кванты, а вы сами запутались? Прекрасно вас понимаю! Давайте тогда перейдём от высоких материй и переднего края физики к мировой истории, чтобы узнать изнанку подготовки Японией из совершенно не готовых к войне мальчишек летящих к гибели пилотов-камикадзе. Из залитого кровью прошлого вернёмся в настоящее к жестоким последствиям катастрофического цунами и аварии на атомной станции Фукусима. И поскольку книга всё-таки не о глобальном и масштабном, а о личном, не побрезгуйте рассказом о том, на какие ухищрения могут пойти японцы, чтобы покончить с собой, после увольнения и как самые обыкновенные японские мальчишки и девчонки превращаются в малолетних садистов, участвуя в коллективной школьной травле неугодного ученика или ученицы.

Да, наворочено здесь столько, что многим наверняка захочется покрутить Озеки пальцем у виска, поморщиться и записать книгу в чёрный список, чтобы не прикасаться к ней никогда и ни за что. Но, если выше я говорил, что за видимостью бардака в этом романе скрывается заслуживающий внимания смысл, да ещё и очень простой, что тогда, чёрт подери, автор хотела донести?

«Во Вселенной все постоянно меняется, и ничто не остается прежним, и мы должны понимать, насколько быстро течет время, если хотим пробудиться и по-настоящему прожить свои жизни.» (с)

Что происходит с человеком после тридцати? Детство давно уже закончилось. Молодость ушла. Бывшие когда-то полными сил родители одряхлели, а, может быть, и вовсе отправились в мир иной, но, если никакой гром не грянет, до своих седин и своего конца ещё десятки лет. И всё вроде бы хорошо, потому что и жизненный опыт на ус намотали, и работа есть, и семья, но сердце почему-то не на месте.

«Это то самое чувство, когда холодная рыба умирает у тебя в животе. Ты стараешься забыть об этом, но, только ты забываешь, рыба опять начинает трепыхаться у тебя под сердцем, напоминая, что произошло что-то совершенно ужасное.» (с)

Что-то не так. Всё вроде бы схвачено, всё так, как надо, но в этом и проблема! Что-то упущено, чего-то не хватает! То ли мелочи какой, то ли чего-то большего. Может быть, вся жизнь до этого дня — это одна сплошная ошибка, с которой срочно надо что-то делать? Но вот что делать, как быть, чего добиваться? Нутром чувствуешь, что всё должно быть проще пареной репы, но где ж тот добрый человек, который понял бы всё без слов и разложил бы на пальцах, как малому дитя?

По паспорту уже тридцатник стукнуло, а то и все сорок или даже полтинник, а чувствуешь себя крохой, которая внезапно осознала себя одной из бесконечного множество мельчайших пылинок в бесконечной и почти непостижимой вселенной. Вот только вселенной уже миллиарды лет и ещё столько же в запасе, а человек в этих масштабах почти ничто. Вчера родился, сегодня попытался жить, а завтра умер, ушел с концами в никуда.

"— Мы — ничто, — прошептала она, вытирая глаза, — нас тут вообще как бы и нет.» (с)

Осознаёшь такое и сразу сжимаешься в комочек, оглядываясь по сторонам в поисках того, кто бы помог, направил и дал сил. И это в лучшем случае, а в худшем сжимаешь голову руками и давишь в себе крик, потому что всё, во что верил, рухнуло, превратив прекрасный мир в кошмарную тюрьму. И надо вроде бы собраться, взять себя в руки, стать взрослым не только по паспорту, но нет сил и никакого смысла нет.

А, когда теряется смысл в жизни, он возникает в смерти. В смерти по своему собственному выбору и от своей собственной руки. Потому что выбора нет и быть не может. Или выбор всё-таки есть? И вместо того, чтобы ставить точку, спасая свою честь, можно, нужно и необходимо найти в себе сил и обрести второе дыхание, чтобы спасти уже не достоинство, а другого человека, готового вот-вот сорваться с края пропасти в бездну небытия. Глупое нытьё, да ещё сваленное в кучу с предрассудками? Может быть, но только не для японцев.

"— Ну, может, я неправильно выразился, но я тут думал, если все, что ты ищешь, исчезает, может, надо перестать искать. Может, тебе стоит сосредоточиться на том, что у тебя в руках, здесь и сейчас.» (с)

Возможно, я здорово ошибаюсь, но не могу отделаться от мысли, что ставшая одновременно автором и персонажем Рут Озеки написала роман не ради абстрактной идеи, а, чтобы помочь самой себе справиться уже не с вымышленным, а самым настоящим личным кризисом среднего возраста. Не знаю загорелась она такой идеей самостоятельно или ей подарил идею психолог, но так или иначе она справилась со своей хандрой, как может только писатель, превратив диалог с собой в книгу. Книгу, на страницах которой зрелость пытается спасти себя от множества сомнений, вспоминая юность, которая в свою очередь творит самое настоящее чудо, пронзая время, целую сотню лет, чтобы спросить совета у пережившей многое и многих старости.

Да, книга посвящена истории двух семей, разделённых временем и пространством. Они не связаны кровным родством и страдают по причинам, между которыми нет никакой связи. Но, если посмотреть между строк, здесь нет никого и ничего, кроме трёх, дополненных вымыслом, ипостасей родившейся в штате Коннектикут, жившей в Японии, вернувшейся в штаты и посвящённой в 2010 году в буддийский сан самой что ни на есть всамделишной миссис Рут Озеки. Девочка, взрослая женщина и старая монахиня беседуют между собой, учатся у друг друга и черпают силы в своём союзе, чтобы расстаться навсегда, слившись воедино. Потому что, когда верх смотрит вверх, верх — это низ также, как настоящее превращается в будущее, посмотрев в прошлое, а затем и само становится прошлым, посмотрев в будущее. Если что, это не мой выверт, а дополненная мной цитата из книги :)

Какой в итоге получается книга? Совершенно фантастическая, уходящая в магический реализм и в тоже время очень и очень жизненная. Способная взорвать мозг по пути к решению самых что ни на есть банальных проблем, от которые тем не менее страдают миллионы мужчин, женщин и подростков по всему миру. А ещё «Моя рыба будет жить» — это книга, которой смело можно пополнить библиотеку пацифиста, потому что персонажи Рут Озеки даже не протестуют, а восстают против обагряющих планету кровью войн и жестокости, что разрушает жизни, когда вокруг мир.

Оценка: 8
–  [  4  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Бывают такие книги, которые не очень-то спрашивают тебя, хочешь ли ты их покупать.

Эта книга – из таких. Я увидела её абсолютно случайно, где-то в ленте новостей мелькнула не то цитата из неё, не то просто обложка… Но этого было достаточно, чтобы я зацепилась и купила не раздумывая, не читая отзывов, не глядя на цену.

Купила…. И поставила. Эта книга долго стояла на полке, пару раз я её открывала – но никак не могла начать читать. Слова не ложились на страницы, внимание ускользало…, и я ставила её обратно, с сожалением захлопывая хрупкие листы.

Но совсем не давно в моей жизни случилось некоторое… событие, переоценка ценностей, что ли. Когда я поняла, что смысла, в общем-то, и нет. И вот, будучи в этих раздумьях, я взялась за эту книгу… и уже не смогла от неё оторваться.

По сути своей эта книга представляет собой книгу в книге и книгу о книге. Наверное, это звучит сложно, но я постараюсь объяснить.

Одна из главных героинь этой книги – сама писательница Рут, которая одним не очень прекрасным днем находит дневник японской девочки Наоко, Нао, и читает его.

И книга продолжается, пока Нао пишет.

И этот дневник буквально бьет в самое сердце, цепляется и остается там.

Пронзительная, трогательная и обнаженная в своей честности Наоко просто не может оставить равнодушной. Она пишет так, что невольно ты (как читатель) забываешь, что ты держишь в руках книгу, что книга переведена на несколько языков, что тираж книги исчисляется тысячами если не миллионами…

Всё это неважно, потому что Наоко обращается именно к ТЕБЕ.

Для меня именно в этом заключается главная ценность книги – чувствуется полное единение с героем.

А потом – между вставками о дневнике – немного рассказывается о Рут, о писательнице, которая тоже читает этот дневник.

А еще эта книга показывает Японию нулевых годов и рассказывает немного о буддийской дзен монахине. И это правда здорово – потому что рассказывает об этом всё та же Нао, и мы видим эту монахиню как живого и любящего человека – безгранично мудрого и безгранично любящего всех нас, всех живых существ.

Эта книга странным образом сочетает в себе извечную дихотомию жизни и смерти. В ней много смерти, много боли, много страха и отчаяния, но при этом…. Она показывает как же это прекрасно – жить.

«Моя рыба будет жить» — это одно из самых жизнеутверждающих, живых и честных произведений.

Оценка: 10
–  [  9  ]  +

Ссылка на сообщение ,

«Временное существо — это кто-то, кто существует во времени: ты, я, любой, кто когда-либо жил или будет жить.»

В чем со многими я совпала в звучании нашего бытия — это совершенно не понимая о чем именно эта книга, я настойчиво начала её искать в сети, но правообладатели с такой же силой желания защититься изъяли её отовсюду, откуда смогли. Т.е. отовсюду.

Зато мною начало руководить желание эту книгу непременно прочесть. И однажды книга сама соизволила заплыть в водоём моей жизни — с библиотечной полки.

Где-то в Канаде писательница Рут приносит домой пакет с мусором, что так щедро выплевывает теперь мировой океан (по нашей, кстати, милости). Но нутро пакета — убежище для книги, наручных часов, писем от летчика-камикадзе (он был воистину, «божественный ветер»), тюбика зубной пасты и прочего. Сама книга оказывается дневником девочки по имени Нао (неспроста оно так схоже с now — «теперь, сейчас» — неуловимый момент настоящего): репатриантка из США, подросток подвергается унижениям в классе почти чуть ли не с одобрения учителей. Её же отец занят попытками суицида. Нао готовится также «разобраться со своей жизнью», но боится обидеть (заметьте, даже не свою маму!!!) прабабушку Дзико — монахиню горного храма в префектуре Мияги (той самой, что вместе со станцией Фукусима-1 пострадала от разрушительнейшего цунами 2011 года).

Дзико старается помочь Нао чем может — учит её дзену, супа-паве (суперсиле) и дает ответы на вопросы, как уж умеет:

«Вот что сказал об этом старый дзэновский учитель Догэн:

Думай не-думание

Как думать не-думание?

Не думая. В этом и есть искусство дзадзэн.»

Рут же старается найти Нао, но Нао ускользает от неё не хуже самого времени — в сети нет ни одного упоминания не только о Нао, но и о её родителях, статья авторства прабабушки исчезла, а знакомый семье Нао человек не отвечает на электронные письма.

А ведь где-то было видео с «похоронами ученицы», видео, заснятое в кабинке туалета, одноклассники выставляли её трусики на аукцион (и это просто самые яркие издевательства, которые за годы учебы подверглась Наоки).

Рут мечется на своём острове, Наоки прогуливает школу, занимается проституцией и ведет запись своих дней в блокноте с названием «В поисках утраченного времени»...

Чего в книге много, так это времени — от поэзии и философии до квантовой физики. Именно время позволяет Рут спасти Нао и оно же не позволяет никогда узнать о ней ничего однозначно трактуемого.

Цитируя (фиг знает уже кого, честно), «книга не «на один вечер», это «книга на всю жизнь».

РЕКОМЕНДУЮ К ПРОЧТЕНИЮ.

Оценка: 10
–  [  2  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Очень удобная для восприятия книга. Прежде всего формой — всё содержание разбито на коротенькие главки (в бумаге это наверное несколько страничек, а в аудиоформате несколько минут слушания). По сюжету имеются две основные содержательно-смысловые линии —

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
Рут и Оливер, наши современники, живущие на тихоокеанском побережье в Канаде, и дневниковые записи японской девочки-школьницы старших классов средней школы Нао, жившей в Японии.
И соответственно этому делению мы поочерёдно слушаем
Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
(в данном случае не только потому, что это аудиокнига и мы её и в самом деле слушаем, но ещё и потому, что каждый из блоков выполнен в виде рассказа, который ведётся то от имени Нао, то от Рут) — слушаем то Нао, то Рут, то Рут, то Нао. Все остальные герои и персонажи всегда выступают только в виде пересказа, сделанного главными героями.

Рут Озеки придумала замечательный ход с выловленной в океане (бутылкой с запиской) герметичной ёмкостью, в которой как раз и обнаружился дневник Нао — сразу пахнУло романтикой и Тайной. И конечно же героиня романа Рут не удержалась от того, чтобы начать методично и неспешно читать этот девичий дневник.

Казалось бы, ну что особо интересного может содержать девичий дневник — ну, там, мода на тряпки, мальчики-поцелуйчики и сериалы лямурного направления? Ничего подобного, в дневнике Нао мы встретимся с настоящей трагедией, переживаемой девочкой в школе, в собственной семье, в своём внутреннем мире. Рут Озеки мастерски выписала внутренний мир девочки-подростка, со всем его сложным содержанием, смятением чувств и мыслей, с томлением тела и духа.

И с точно таким же тщанием она показывает нам внутренний мир людей, с которыми сталкивается Наоко — её отец, одноклассники, соседка-сутенёрша, но самый важный и глубокий человек — её прабабушка, буддистская монахиня.

А ещё есть встроенная в японские страницы история лётчика-камикадзе, старшего брата отца Нао — совершенно особенное нечто!

И с другой стороны мы знакомимся и проникаемся всеми нюансами жизненных коллизий канадских героев романа — японки Рут и её мужа Дэвида, а также их знакомых и соседей по жизни на побережье. И эти главы, зачастую наполненные чисто бытовыми деталями жизни, читать не менее интересно, чем японские дневниковые странички.

А ещё есть трагедия Фукусимы и трагедия цунами...

А концовка романа вообще просто выворачивает всё наизнанку и делает многие непонятки понятками, однако при этом это наново понятое само по себе не менее сложно для восприятия, чем всякие экзистенциалистские выкладки. В итоге жуть как интересно и умнО!

Оценка: 10
–  [  2  ]  +

Ссылка на сообщение ,

И очаровательно, и страшно. И сказка, и квантовая физика. И Япония, и Америка. И Мураками и Павич под одной обложкой. Большой уровень энциклопедичности и дзена. Одни словом — неожиданно открытый шедевр, лично для меня.

Оценка: 10
–  [  3  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Больше всего эта книга про существование современного японского подростка (девочки) в социуме, но на этом фоне о многом вообще. О современной Японии в сравнении с США и без него, землетрясениях, войне, работе, 104-летней монахине и маленьком монастыре в горах, о том, как сидеть в дзадзен и зачем это делать, о квантовой физике и коте Шредингера, о течениях в океане, о поисках себя, летчиках-камикадзе и джунглевой вороне.

Однозначно стоит прочтения. Пожалуй, это лучшее из прочитанного мной за последний год.

Оценка: 9
–  [  5  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Хочу в Канаду. Мне кажется в душе я Рут! Мне кажется я бы отлично прижилась на острове настолько далеком от цивилизации, кажется даже не на краю мира, а на краю реальности. Где явь, где сон... а какая разница? Не важно. Так же как не важно о чем собственно книга, не только эта, а вообще, любая книга. Как и все на свете :)

Мне нравится как у Озеки все сплелось — остров, квантовая физика, дзен, шторма, соседи, вороны, дневники, слова. Мне нравиться, как она об этом говорит, мне очень нравиться Нао. Мне нравлюсь я сама во время чтения этой книги.

Мне нравиться здесь все. А подробности лишние, просто читайте.

Оценка: 10
–  [  2  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Книга, достойная всех присуждённых ей премий! И даже Sunburst Award, хотя я долго не мог понять — где же в ней speculative fiction? Окончание многое разъяснило... Это всё же удивительно — в один роман «упаковать» так много всего, и мелкого, и многозначительного!

Оценка: нет
–  [  14  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Это, действительно, особенный дар — уметь описывать быт, случайности и повседневные хлопоты (пусть даже это аукцион для хентаев или там высадка деревьев для НеоЭоцена) так, чтобы тебя захватывало и утягивало спиралью в сливное отверстие истории.

Американский Мураками (и впрямь повеяло ранним, но не начальным, Человеком-Овцой, Страной Чудес)

Японский Сэллинджер (и вновь по кассе, вдоль прибоя, мимо моря, кроем)

Канон Большой Литературы выдержан безупречно:

Сперва отсев равнодушных с помощью двухсот страниц трепа ни о чем, приятно, однако ж, трепа.

И шикарные двести страниц финала, в которых и накал, и драма, и Высшее!

А посередке — будто страницы из девичьего дневника в красной обложке из Пруста.

Ищи, читатель, здесь:

Переживания, но не острый сюжет

Милые детали, но не интригу

Квантовую физику, без дураков

69 миллиардов мгновений

Монахиню-феминистку-революционершу, отбивающую безупречные поклоны

Девочку и самоубийство

Отца и Падающего человека

Призрака подлинного камикадзе

И много писем, дневников и внимания джунглиевой вороны

Это был славный трип, спасибо Рут, что вспомнила, как писать

Оценка: 8


Написать отзыв:
Писать отзывы могут только зарегистрированные посетители!Регистрация




⇑ Наверх