fantlab ru

Рэй Брэдбери «451° по Фаренгейту»

Рейтинг
Средняя оценка:
8.54
Оценок:
9870
Моя оценка:
-

подробнее

451° по Фаренгейту

Fahrenheit 451

Другие названия: 451 градус по Фаренгейту

Роман, год

Жанрово-тематический классификатор:
Всего проголосовало: 530
Аннотация:

451 градус по Фаренгейту — температура, при которой воспламеняется и горит бумага. Главный герой — Монтэг — пожарник, но смысл этой профессии давно изменился. Дома теперь строятся из термостойких сплавов, а пожарники занимаются тем, что сжигают книги. Не произведения определенных авторов — запрещена литература вообще и люди, хранящие и читающие книги, совершают преступление против государства. Бессмысленные развлечения, успокоительные таблетки, выматывающая работа — вот и все занятия человека.

Уставший от такой жизни Монтэг прочитывает первую свою книгу.

С этим произведением связаны термины:
Примечание:

Роман написан на основе повести «Пожарный» (The Fireman, 1951). Роман «451 градус по Фаренгейту» Рэй Брэдбери писал в подвальном помещении публичной библиотеки Лос-Анджелеса на прокатной пишущей машинке, у которой была прорезь для монет, и за 10 центов она включалась на полчаса. Роман был написан за девять дней, аренда машинки обошлась в 9 долларов 80 центов.

Над рабочим столом Брэдбери висел автомобильный номер F-451.

В 1984 вышла одноименная компьютерная игра-продолжение романа. В написании текстов участвовал и сам Брэдбери (пролог и реплики суперкомпьютера «Рэй»).

Посвящение: This one, with gratitude, is for Don Congdon. Дону Конгдону с благодарностью. Эта книга с благодарностью посвящается Дону Конгдону.

Дон Конгдон — литературный агент Р. Брэдбери.


Входит в:


Награды и премии:


лауреат
Хьюго / Hugo Award, 1954, ретроспективная // Роман

лауреат
Прометей / Prometheus Awards, 1984 // Зал славы

лауреат
Научная фантастика: 100 лучших книг / Science Fiction: The 100 Best Novels, 1985

лауреат
Премия Геффена / פרס גפן / Geffen Award, 2002 // Переводная книга НФ (США)

лауреат
Премия журнала «Nowa Fantastyka» / Nagrody «Nowej Fantastyki», Za rok 2018 // Переиздание года (США)

Экранизации:

«451° по Фаренгейту» / «Fahrenheit 451» 1966, Великобритания, реж: Франсуа Трюффо

«Этот фантастический мир. Выпуск 10: Знак Саламандры» 1984, СССР, реж: Тамара Павлюченко

«451 градус по Фаренгейту» / «Fahrenheit 451» 2018, США, реж: Рамин Бахрани



Похожие произведения:

 

 


451° по Фаренгейту
1956 г.
451° по Фаренгейту
1964 г.
Библиотека современной фантастики. Том  3. Рэй Брэдбери
1965 г.
Память человечества
1981 г.
Память человечества
1982 г.
451° по Фаренгейту
1983 г.
451° по Фаренгейту
1985 г.
Рэй Брэдбери
1985 г.
О скитаньях вечных и о Земле
1987 г.
О скитаньях вечных и о Земле
1988 г.
Американская фантастическая проза. Книга 1
1989 г.
451 по Фаренгейту. Рассказы
1990 г.
Были они смуглые и золотоглазые
1991 г.
451° по Фаренгейту
1992 г.
451° по Фаренгейту. Марсианские хроники
1992 г.
Вино из одуванчиков
1992 г.
Избранные сочинения в трех томах. Том 1
1992 г.
Отель «Танатос»
1993 г.
Золотые яблоки Солнца
1997 г.
Сочинения в двух томах. Том 2
1997 г.
451° по Фаренгейту
2000 г.
451° по Фаренгейту. Рассказы
2000 г.
Сочинения
2001 г.
Марсианские хроники
2002 г.
О скитаньях вечных и о Земле
2002 г.
451° по Фаренгейту. Вино из одуванчиков. Марсианские хроники. Рассказы
2003 г.
451° по Фаренгейту. Марсианские хроники
2003 г.
451° по Фаренгейту. Марсианские хроники. Вино из одуванчиков. Рассказы
2003 г.
451° по Фаренгейту
2004 г.
451° по Фаренгейту
2005 г.
Джордж Оруэлл. Рэй Брэдбери
2005 г.
Марсианские хроники
2007 г.
451° по Фаренгейту
2008 г.
451 градус по Фаренгейту. Марсианские хроники
2010 г.
451° по Фаренгейту
2010 г.
451 градус по Фаренгейту
2011 г.
451° по Фаренгейту
2012 г.
451° по Фаренгейту
2012 г.
451° по Фаренгейту. Повести. Рассказы
2012 г.
Самые знаменитые произведения писателя в одном томе
2012 г.
451° по Фаренгейту
2013 г.
451° по Фаренгейту
2013 г.
451° по Фаренгейту
2014 г.
451' по Фаренгейту
2014 г.
Избранное
2014 г.
451° по Фаренгейту
2015 г.
451° по Фаренгейту. Повести и рассказы
2015 г.
451° по Фаренгейту
2015 г.
Самые знаменитые произведения писателя в одном томе
2015 г.
451° по Фаренгейту
2015 г.
451° по Фаренгейту
2015 г.
451° по Фаренгейту
2015 г.
451° по Фаренгейту
2015 г.
451° по Фаренгейту
2015 г.
451° по Фаренгейту
2016 г.
451° по Фаренгейту
2016 г.
451° по Фаренгейту
2016 г.
451° по Фаренгейту
2016 г.
451° по Фаренгейту
2016 г.
451° по Фаренгейту
2016 г.
451° по Фаренгейту
2016 г.
451° по Фаренгейту
2017 г.
451° по Фаренгейту
2017 г.
451° по Фаренгейту
2017 г.
451° по Фаренгейту
2017 г.
451° по Фаренгейту
2017 г.
451° по Фаренгейту
2017 г.
Избранное
2017 г.
451° по Фаренгейту
2017 г.
451° по Фаренгейту / Fahrenheit 451
2017 г.
Самые знаменитые произведения писателя в одном томе
2017 г.
Самые знаменитые произведения писателя в одном томе
2017 г.
451° по Фаренгейту
2017 г.
451° по Фаренгейту
2017 г.
451° по Фаренгейту. Рассказы
2017 г.
451° по Фаренгейту
2018 г.
451° по Фаренгейту
2018 г.
451° по Фаренгейту
2018 г.
451° по Фаренгейту
2018 г.
Марсианские хроники
2018 г.
451° по Фаренгейту
2019 г.
451° по Фаренгейту
2019 г.
451° по Фаренгейту
2019 г.
451' по Фаренгейту
2019 г.
451' по Фаренгейту
2019 г.
451° по Фаренгейту
2020 г.
451° по Фаренгейту
2020 г.
451° по Фаренгейту
2020 г.
451° по Фаренгейту
2020 г.
451 градус по Фаренгейту
2020 г.
451° по Фаренгейту
2021 г.
451° по Фаренгейту
2021 г.
451° по Фаренгейту
2021 г.
451° по Фаренгейту
2021 г.
451° по Фаренгейту
2021 г.
451° по Фаренгейту
2022 г.
451° по Фаренгейту
2022 г.
451° по Фаренгейту. Повести. рассказы
2022 г.
451' по Фаренгейту. Повести и рассказы в одном томе
2022 г.
451° по Фаренгейту
2022 г.
451 градус по Фаренгейту
2023 г.

Периодика:

«Мир «Искателя», 1999'1(10)
1999 г.

Аудиокниги:

451° по Фаренгейту
1990 г.
451 по Фаренгейту
2005 г.
451 градус по Фаренгейту
2007 г.
451° по Фаренгейту
2011 г.
451° по Фаренгейту
2019 г.

Издания на иностранных языках:

Fahrenheit 451
1953 г.
(английский)
Fahrenheit 451
1953 г.
(английский)
Fahrenheit 451
1954 г.
(английский)
Fahrenheit 451
1954 г.
(английский)
Fahrenheit 451
1955 г.
(французский)
Fahrenheit 451
1966 г.
(французский)
Fahrenheit 451
1979 г.
(французский)
Fahrenheit 451. Short stories
1983 г.
(английский)
451° за Фаренгейтом
1985 г.
(украинский)
Марсіанські хроніки
1988 г.
(украинский)
Fahrenheit 451
1989 г.
(английский)
Fahrenheit 451°
2004 г.
(английский)
Fahrenheit 451°
2009 г.
(английский)
451° за Фаренгейтом
2011 г.
(украинский)
Fahrenheit 451
2012 г.
(английский)
Fahrenheit 451
2013 г.
(английский)
451° за Фаренгейтом
2015 г.
(украинский)
451° за Фаренгейтом
2018 г.
(украинский)
Fahrenheit 451
2019 г.
(английский)




 


Отзывы читателей

Рейтинг отзыва



Сортировка: по актуальности | по дате | по рейтингу | по оценке
–  [  3  ]  +

Ссылка на сообщение ,

С использованием заметок для Medium (https://bit.ly/39AZR3M + https://bit.ly/3GP4c00).

Джон Бойнтон Пристли в эссе «They Come from Inner Space», опубликованном в год выхода «451 по Фаренгейту», различал три вида научной фантастики: “короткие банальные истории в духе гангстерских детективов или вестерна… мусор, да и только”, утопические обзоры будущего от “кибернетических пиарщиков”, которым все же “не удается заразить читателя своим энтузиазмом… их пластиковые, электронные, питаемые энергией атома города населены словно бы выцветшими призраками”, и “третью разновидность, все еще достаточно редкую, которая отличается от первых двух подлинной изобретательностью и наделена определенными литературными достоинствами”.

Проблема в том, что не только Пристли, ограниченный временем и культурой в 1953-м, но и многие наши современники к третьей категории норовят отнести работы Рэя Брэдбери:

«В его историях используется привычный инструментарий научной фантастики... но... для выражения некоторых самых глубоких чувств. Следует отметить, что живёт он в Южной Калифорнии... и там, на указателе, ведущем в Будущее, сидит мистер Брэдбери, рассказывая нам о своих грёзах».

Припадать к сочинениям Брэдбери для знакомства с “фантастикой внутреннего космоса” не менее вредно, чем изучать твердую НФ и пробовать ее полюбить — по Азимову с его картонными персонажами-функциями, чьи действия описываются в строгом согласии с наставлениями Странка и Уайта. Что, в сущности, такое «Марсианские хроники», как не элегии ушедшим на заокраинный Средний Запад США эльфийским племенам Марса? Что есть «451 по Фаренгейту», как не манифест агрессивной технофобии времен, предваряющих вторжение политических треножников Империи Коррино после Батлерианского Джихада?

Не спешите расчехлять минусометы: Брэдбери для меня мастер. Великий мастер хоррора (место в зале славы этого жанра он заслужил уже только двумя рассказами — «Горячечный бред» и «Уснувший в Армагеддоне»), но как автор НФ — по существу, довольно банальный и малокомпетентный технофоб. Мнение это легко подтвердить его собственными признаниями:

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
«AиФ»: — Минуточку, я сейчас перечислю. Вы не умеете водить автомобиль. Вы не пользуетесь компьютером. Вы не летаете на самолётах. Романы печатаете на пишущей машинке. Да, и у вас нет высшего образования.

Р. Б.: — После этого я добавлю — любые технические новшества вызывают у меня панику. Я их попросту ненавижу. Нет, лифт ещё нормально, правда, мне в доме он не нужен. Я бы не отказался, конечно, от личного космического корабля, но только в том случае, если его подарят вместе с командой и ящиком снотворного. Принял таблетки — и спи по дороге на милый Марс.

Нельзя сказать, что Брэдбери первый последовательный технофоб в большой литературе, и даже среди фантастов достойную конкуренцию ему составляют Курт Воннегут и Клиффорд Саймак. Как ни парадоксально, Брэдбери, при всей своей технофобии, зарядил в «451 по Фаренгейту» и «Марсианских хрониках» обойму довольно метких предсказаний облика будущего — наряду с Кларком, Лемом, Азимовым, Беллами и Мэннингом он одним из первых вводил в жанровый обиход прототипы беспроводных наушников и коммуникаторов, реалити-шоу и роботизированных стражей закона, умных домов и круглосуточных банкоматов. За это 4 балла.

Однако если рассматривать технофобию как базис для специфического квазирелигиозного мировоззрения, неолуддитизма, то прогностическая ценность эволюционистско-социологических конструкций Брэдбери тут же бледнеет перед малоизвестными русскому читателю работами Сэмюэля Батлера. В принципе, уже одной классической статьи «Дарвин среди машин» достаточно, чтобы понять, откуда растут ноги у книголюбов-неолуддитов Брэдбери и фанатиков батлерианского джихада Херберта

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
(русский перевод, предпочтительно издающийся АСТ, во всей канонической гексалогии использует транскрипцию “бутлерианский”, очевидно, там не знали о существовании Батлера).

Почти в каждом материале, так или иначе затрагивающем «451 по Фаренгейту» и прочие произведения Брэдбери, относимые к сатире на общество потребления (трудно сказать, как сам Брэдбери воспринимал такую атрибуцию своих книг), повторяется набившая оскомину мысль о чудовищной достоверности прочитанного, ошеломляющем соответствии его окрестному миру. Да вот и в картотеке Фантлаба таких отзывов полно.

Высокотехнологичное милитаризованное общество «451 по Фаренгейту» не могло бы возникнуть и существовать без опоры на медиасферу (двунаправленную, с потоками восприятия и генерации контента), унаследованный и пополняемый багаж знаний; в противном случае Starlink не спасет от РЭБ, радио на развалинах Северодонецка будет транслировать исключительно старосоветские песни с концертов по заявкам времен поздней катастройки, а расписание концертов и гольф-клубов в Дубае не вызовет ропота возмущения у фирда, вынужденного самостоятельно ремонтировать свою ржавую гильотину.

Брэдбери, вероятно, и сам это понимал, в первые годы после публикации романа относя его к сатире на маккартизм, а в последние годы жизни отделываясь репликами, что “сжигать книги можно по-разному”. Ясно, впрочем, что страх перед технологией, сочащийся со страниц «451 по Фаренгейту», отражает сразу несколько соседствующих на исторической последовательности процессов, от применения атомного оружия против людей до перехода от Золотого века радио к Золотому веку телевидения.

Однако это не снимает замечания: если вы не видите рядом с собой ускорителей адронного коллайдера, еще рано делать вывод, что их не существует. Среда — это не сообщение, смена доминантного носителя контента не означает автоматической деградации культуры, его породившей, и сползания мировой цивилизации как условного целого в состояние Левиафана.

Достигая определенной степени влияния на умы, массовая культура оттесняется разнодоступной элитарностью, и этот процесс цикличен ровно так же, как процедура кристаллизации новой элиты в любом обществе после гибели прежней. Я бы с интересом посмотрел на совместный стрим Брэдбери с Вайолет Мосалой из «Отчаяния» Игана, которая спокойно отвечает на журналистские нападки: «Я не желаю отказываться от мощнейшего интеллектуального оружия потому лишь, что кто-то приписывает его определенной группе людей: мужчинам, Западу или наоборот».

Более существенное (но умалившееся в феврале 2022 Года Джекпота) расхождение нашего мира со вселенной «451 по Фаренгейту» (и, видимо, параллельным вариантом реальности «Марсианских хроник») в том, что там первая холодная война не заканчивалась, вероятней даже, что после двух атомных конфликтов локального масштаба, начиная с 1960 года, страны Варшавского договора близки там к победе, иначе зачем бы Америке Брэдбери преображаться в осажденную крепость? А путать Первую холодную войну со Второй — опасная ошибка 451 (простите, 404), которой ныне подвержено значительное число представителей евроатлантического истеблишмента.

Диссиденты «451 по Фаренгейту» и те, кто оправдывает «очищением» прилетающую на город Монтэга атомную бомбу, не в защитники культуры метят; эти интересы детально описаны Стивенсоном в «Анафеме» и Миллером в «Страстях по Лейбовицу». А целевая аудитория Брэдбери, если судить по «451 по Фаренгейту» и многим рассказам «Марсианских хроник», — неолуддиты и технофобы, фетишисты и эскаписты, коллекционеры аудиокабелей по 10 000 евро пара. Что может получиться в свободном продолжении принятой антиутопической модели, если таким сопутствует удача? Третье Разорение на Арбре, Эмберверсум после Перемены (у С. М. Стирлинга) или батлерианский джихад в Дюниверсуме. В лучшем же случае — вневременное постоянство родоплеменной традиции под эгидой VHEMT. Ну и что, зато, как у Брауна в «Волновиках», нью-йоркцев теперь всего один миллион, и прозрачней свет (газового рожка).

В 1966-м Абрахам Маслоу, занимавший тогда кафедру профессора психологии Брандейского университета, писал: «Как философская доктрина ортодоксальная наука носит этноцентричный характер, она принадлежит скорее западному миру, не являясь универсальной. Она не отдаёт себе отчёта в том, что выступает продуктом времени и места, а не вечной, неизменной, неумолимо продвигающейся истиной».

Маслоу в особенности настаивает, что методология «твёрдых» наук неприменима для решения проблемы холистического понимания человеческого опыта, с какой имеет дело его область, психоаналитическая. В более широком смысле он переживает из-за того, что «наше ортодоксальное понимание науки как механистической и ачеловечной есть, на мой взгляд, лишь локальное проявление более масштабного и охватывающего целый мир подхода, направленного на механизацию и обесчеловечивание»; Маслоу отказывает естественной науке и технологии (да и «твердой» НФ, если бы читал, в чем есть немалые сомнения) в праве рождать ощущение чуда как светскую альтернативу экстазу религии и психоаналитического жречества.

В принципе, достаточно скормить эти цитаты ChatGPT и шлепнуть сверху кадр из экранизации Трюффо, чтобы получить нечто довольно близкое к «451 по Фаренгейту». Возможно, их же занесли на свои штандарты разумные динозавры в период энергокризиса и дефицита творческих смыслов своей силурийской цивилизации. Вот только когда Чиксулубский астероид устремился к ним из внешнего, а не внутреннего, космоса, космической программы у них уже не было.

Оценка: 5
–  [  6  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Роман-предупреждение, роман-антиутопия, роман-предсказание... Мир, где сжигают книги... Мир, с радостью отказавшийся от права думать... Мир, зашедший в такой тупик, что даже гибель огромного города в результате атомной бомбардировки начинает казаться очищением...

Чудовищно, не правда ли?

И при этом, как точно и тонко Брэдбери показывает механизмы скатывания в подобное бездумное общество. Как там говорит брандмейстер Битти, человек, командующий теми, кто сжигает, и при этом напичканный обрывками книжных цитат?:

«Произведения классиков сокращаются до пятнадцатиминутной радиопередачи. Потом еще больше: одна колонка текста, которую можно пробежать за две минуты, потом еще: десять-двадцать строк для энциклопедического словаря. Я, конечно, преувеличиваю. Словари существовали для справок. Но немало было людей, чье знакомство с «Гамлетом» — вы, Монтэг, конечно, хорошо знаете это название, а для вас, миссис Монтэг, это, наверно, так только, смутно знакомый звук, — так вот, немало было людей, чье знакомство с «Гамлетом» ограничивалось одной страничкой краткого пересказа в сборнике, который хвастливо заявлял: «Наконец-то вы можете прочитать всех классиков! Не отставайте от своих соседей». Понимаете? Из детской прямо в колледж, а потом обратно в детскую. Вот вам интеллектуальный стандарт, господствовавший последние пять или более столетий».

И ведь не возразишь. Видела я такие краткие пересказы, изданные, кстати, Британской энциклопедией. «Война и мир» — тоненькая книжечка в красивом переплете. Кроме переплета других ценностей в этом пересказе нет.

Так что я не удивляюсь, что брандмейстеру Битти (то есть, Рэю Брэдбери) вторил знаменитый историк и политолог, советник президента Джон Кеннеди Артур Шлезингер-младший, говоря об американском обществе: «Из детской в университет, а потом обратно в детскую».

«А теперь быстрее крутите пленку, Монтэг! Быстрее! Клик! Пик! Флик. Сюда, туда, живей, быстрей, так, этак, вверх, вниз! Кто, что, где, как, почему? Эх! Ух! Бах, трах, хлоп, шлеп! Дзинь! Бом! Бум! Сокращайте, ужимайте! Пересказ пересказа! Экстракт из пересказа пересказов! Политика? Одна колонка, две фразы, заголовок! И через минуту все уже испарилось из памяти. Крутите человеческий разум в бешеном вихре, быстрей, быстрей! — руками издателей, предпринимателей, радиовещателей, так, чтобы центробежная сила вышвырнула вон все лишние, ненужные бесполезные мысли!..

<...>

Запомните, Монтэг, чем шире рынок, тем тщательнее надо избегать конфликтов. Все эти группы и группочки, созерцающие собственный пуп, — не дай бог как-нибудь их задеть! Злонамеренные писатели, закройте свои пишущие машинки! Ну что ж, они так и сделали. Журналы превратились в разновидность ванильного сиропа. Книги — в подслащенные помои. Так, по крайней мере, утверждали критики, эти заносчивые снобы. Не удивительно, говорили они, что книг никто не покупает. Но читатель прекрасно знал, что ему нужно, и, кружась в вихре веселья, он оставил себе комиксы. Ну и, разумеется, эротические журналы. Так-то вот, Монтэг. И все это произошло без всякого вмешательства сверху, со стороны правительства. Не с каких-либо предписаний это началось, не с приказов или цензурных ограничений. Нет! Техника, массовость потребления и нажим со стороны этих самых групп — вот что, хвала господу, привело к нынешнему положению. Теперь благодаря им вы можете всегда быть счастливы: читайте себе на здоровье комиксы, разные там любовные исповеди и торгово-рекламные издания.»

И знаете, что обидно?

Что роман Брэдбери не устаревает.

Да-да, в данном случае, это основание для печали. Я хотела бы, чтобы этот роман стал памятником философской мысли, свидетельством ушедшей эпохи, того, что осталось в далеком и страшном прошлом и чтобы, наконец, его можно было издать в серии «Памятники литературы» с обширными комментариями.

Но нет!

Это давно не страшный мир возможного будущего. Это не антиутопия — это реальность. В этом мире мы живем.

Да, не существует пожарных, которые жгут книги. Но сколько людей совершенно добровольно выбрасывают всякие мысли из головы. Совсем как в романе Брэдбери:

«Если не хочешь, чтобы человек расстраивался из-за политики, не давай ему возможности видеть обе стороны вопроса. Пусть видит только одну, а еще лучше — ни одной.»

Убедительно?

Очень.

И удивительное дело — эту блистательную книгу Брэдбери написал в возрасте всего 33 лет.

Оценка: 10
–  [  3  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Так уж случается, что писатели-фантасты 20 века отлично предсказывают в своих произведениях наступающее будущее, а иногда и существующее настоящее. Рэй Брэдбери в романе-антиутопии «451 градус по Фаренгейту» показывает технологичный мир будущего, в котором книги запрещены и уничтожаются (451 градус по Фаренгейту — температура воспламенения и горения бумаги) специальными отрядами пожарных. И если в реальном мире мы привыкли, что такие люди тушат огонь, то в мире Брэдбери они являются ликвидаторами книг с помощью огня. И пусть в реальном мире книги не сжигают, можно четко проследить, как намного меньше люди стали читать в принципе.

Жизнь людей в произведении сведена к постоянному просмотру оболванивающего телевидения с массой нудных передач и сериалов, надоедливой рекламы. Такова жизнь в мире будущего в фантастике автора. Но постойте. Действительно ли это только мир из фантастической книги? Уверен, каждый из нас ответит, что тот мир очень сильно похож на наше реальный, где в той или иной степени все совпадает. И книга Брэдбери по сути становится предсказанием нашего уже существующего десятки лет мира. Мы здесь и сейчас уже давным-давно живем в мире, где люди погрязли в многочисленных социальных сетях, постоянно смотрят оболванивающий телевизор, а книги по сути стали чем-то непримечательным и часто игнорируемым. Аналогия не самая приятная, но в какой-то степени мы уже давно живем в мире «451 градуса по Фаренгейту».

Жизнь общества в произведении показывается автором, как очередной пик цивилизации. Здесь люди живут в огнеупорных домах, имеют автомобили, множество других высокотехнологичных вещей. Но мы отчетливо видим, что людям все эти вещи не так уж и нужны. Их мир не становится ярче, он серый, однообразный и не имеет души. Ведь ценностями общества стали какие-то иные вещи. Семьи здесь не похожи на привычные нам. Это своеобразная социальная ячейка, которая по сути создается только потому, что «так надо». Ведь это путь к продолжению рода, а по сути к поддержанию популяции людей, как вида.

Но особую роль Брэдбери уделяет конечно же книгам и их роли в обществе. Новых книг не создают. Больше того, наличие книг у людей является тяжким преступлением. Власть считает, что все необходимое люди могут и должны получать из ТВ, на котором постоянно крутят что-то оболванивающее и совсем не развивающее людей. Но это путь тирании и диктатуры. Запрет чтения книг осуществляется под благим предлогом. Мол определенная книга ущемляет права тех или иных граждан. Нужно от нее избавиться. Другая книга задевает чувства еще кого-то. Сжечь ее. И так далее. В итоге мнимая борьба за равноправие людей и лучшую жизнь приводит к тому, что люди воспитываются так, как угодно государству. Люди в этом мире предстают поверхностными созданиями — порождением тоталитарного общества. Необразованными проще манипулировать, навязывать им свои часто преступные ценности намного легче. А если ты задаешься вопросами, пытаешься узнать нечто другое, то становишься угрозой для государства, а, значит, врагом общества. Недаром за наличие книг человек будет назван преступником.

Реальный мир подошел к похожему. Конечно книги у нас не сжигают, но и созданы все условия для того, чтобы человек их не читал, а получал информацию из других, вроде бы более интересных источников. Хотя будем откровенными. Все дело в людях. Если они хотят учиться, изучать какие-то важные для них темы, то они найдут нужные книги, пособия, курсы и так далее. Но проще «зависнуть» в развлечениях, дать пищу мозгу иного характера, не утруждать себя и меньше в итоге анализировать. Здесь все взаимосвязано. Определенного ответа никто не даст. Но одно можно сказать точно. Такой ход событий вполне выгоден ряду лиц, ведь это позволяет манипулировать людьми, делать их своими последователями, подавая любую «правду» под правильным соусом.

Роман Рэя Бредбери читается очень интересно. Слог автора приятен глазу, а представленный мир выглядит очень ярким, несмотря на его серость. Имею в виду возможность легко представить описанное общество, города, условия жизни в том фантастическом мире. Книга уже давно стала классикой фантастики, получила престижные «Хьюго» и «Прометея» и однозначно заслужила одно из заметных мест на олимпе фантастической литературы.

9 из 10

Оценка: 9
–  [  4  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Сегодня, в веке двадцать первом, описываемые в романе события настолько реальны, что сложно себе представить их фантастичность в середине века двадцатого, и тем страшнее от того, что самые худшие ожидания автора, к сожалению, оправдались: сейчас мы действительно погрязли в соцсетях и блогах, а жизнь течёт словно бы мимо нас…

Оценка: 10
–  [  5  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Моя первая книга из зарубежной литературы. Прочитал за пару вечеров, хотя очень сильно роман меня отчуждал ещё ближе к середине. Как я ещё понял, Брэдбери — своего рода предсказатель, ещё в прошлом веке описал возможный вариант того, что происходит сейчас, хотя не в такой степени. Книги запрещены законом, разрешается смотреть и слушать только шоу, которые направлены на оболванивание. Иронично даже, что пожарные, специализируещиеся на ликвидации пожаров, сами устраивают очаги.

После прочтения романа, держа любую книгу в руках, я смотрю на неё по-другому, она стала в разы ценнее в моих глазах, стал понимать, что за ней стоит человек, который, возможно, ночами не спал, чтобы донести свои мысли до читателей. В общем, книга меняющая ценность самих книг.

Оценка: 10
–  [  -1  ]  +

Ссылка на сообщение ,

«451 градус по Фаренгейту» — замечательная книга-антиутопия, давно ставшая классикой. В повествовании людям запрещено читать книги — они должны только смотреть глупые шоу и так сказать, глупеть, ведь как известно, без книг человек глупеет. Всю литературу сжигают — как раз при 451 градусе. Я давно читала эту книгу, и хотя у меня и были более высокие ожидания от неё, роман хороший. Главный герой все же нарушает закон, читает книги, влюбляется не в ту девушку. « 451 градус по Фаренгейту» не рассказывает, как мир докатился до такого, но он описывает и не ту реальность, в которой кому-либо хотелось бы оказаться.

Оценка: 10
–  [  10  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Не побоявшись пафосности речи, скажу, что эта книга изменила моё мировоззрение. Уверен, что тот я-юноша, который впервые открыл эту книгу, и тот, что дочитал последние страницы — два разных человека. «451 по Фаренгейту» определил моё будущее, внёс неисправимые корректировки в мою личность.

Почему же именно книга? Почему именно литература, а не музыка, не живопись, не футбол?

Наверное, потому, что именно слово стало, до сих пор является и, вероятно, так и останется главным достижением человеческой цивилизации, той отличительной особенностью, что сделала человека человеком, когда наш пещерный предок вознамерился через рисунок-символ запечатлеть некую важную для себя единицу информации. Символ, который впоследствии стал иероглифом, а ещё чуть позже — буквой, что в наборе себе подобных содержит какое-либо понятие. Так возникла вторая сигнальная система, позволяющая разумному существу при помощи суммы абстрактных понятий делиться своими знаниями, опытом, чувствами.

Музыка отражает ритмику движений, действий, живопись и скульптура оперируют визуальными образами, поэтому по определению и наряду с другими видами искусства эти жанры ограничивают себя выбранными рамками. И лишь литература универсальна, лишь устное слово, увековеченное в письменной форме, способно вместить в себя полноценную, богатую и прочувствованную мысль.

И именно поэтому дядюшка Брэдбери выбирает эту аллегорию — книгу. И именно поэтому старина Рэй так трепетно, любовно, бережливо относится к книге. И учит юного читателя, как когда-то научил и меня.

Оценка: 10
–  [  -6  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Замечательный роман о технологическом будущем человечества. Классика! Обязательно к просмотру

Оценка: 10
–  [  7  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Буду краток. Для меня это произведение и «Марсианские хроники» — лучшее, что есть у Брэдбери. «451 градус» перечитывал неоднократно и каждый раз убеждался, как близко мы подошли к тому, что там происходит. Бесконечные отупляющие шоу, плазменные экраны на всю стену, люди с пустотой в душах и т.д. Это шедевр!

Оценка: 9
–  [  6  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Произведений-антиутопий у фантастов много. Некоторые даже написаны хорошим литературным языком. И даже среди них выделяется «451 градус по Фаренгейту», узловой роман ХХ века. Нырнувшие в его глубину не будут пускать слюни от пустословий любых политиков и их придворных агитаторов. К сожалению, современный мир никогда далеко не отходил от генеральной линии романа, и теперь это видно куда явственнее. Правда, и выход из этого тупика у Брэдбери спорный — отойти в сторону, и , когда все погибнет, попробовать начать заново на обломках старых идей. Это фантастика. В жизни тебя просто сожрет механический пес бездушного государства.

Поищем ответ в других книгах. Которые начинают гореть где-то при 843 градусах по Фаренгейту. То есть у нас есть ещё запас перед Брэдбери. И это даёт небольшую надежду.

Оценка: 9
–  [  4  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Филигранность и в то же время простота строк, высшая философия и обыденность творческого замысла вызывают одни лишь восхищения. Можно не любить антиутопии или вообще все остальные произведения Рэя Брэдбери, но «451° по Фаренгейту» выделяется не только среди этого жанра и этих произведений, но и среди всей литературы XX века, а может даже станет для будущего поколения тем, чем для нас сейчас является творчество, например, Шекспира.

Мир в этом романе обособлен от нашего, однако умы людей перепняются теми же идеями и мыслями, которые имеются и у нас. Кто-то хочет менять, кто-то хочет внушать, кто-то хочет управлять, а кто-то хочет просто потреблять. Поэтому «451° по Фаренгейту» буквально разорван на бесчисленное количество цитат.

Этот роман, являющийся антиутопией, фантастикой, по своей сути описывает и ту реальность, в которой живём мы. Это было моё мнение, но с данным экземплярам причины любить или не любить это произведение будут очень разнообразны.

Оценка: 10
–  [  12  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Замечательное произведение, остающиеся актуальным по сей день. И дело даже не в том, что телефон, соц.сети и телевидение нам часто заменяют живого человека. А дело в бешеном ритме наших дней, будь это будни или выходные. И ритм этот все ускоряется и набирает обороты.

Иногда надо просто остановиться и посмотреть вокруг себя, увидеть рассвет или закат, красоту природы или очарование вечерних огней в городе. Просто вечером поговорить с близкими, спросить как прошел день, поделиться впечатлениями. И тогда, как мне кажется, будет больше довольных людей. Бывает так мало надо для счастья, всего-то оглянуться вокруг себя)

Оценка: 10
–  [  8  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Технологичный мир будущего, где высоко развитое телевидение сочетается с массовым оболваниванием населения, формальная работа не радует, а угнетает рассудок, где назойливая реклама лезет в глаза и уши, мешая сосредоточиться, где единственным развлечением являются бесконечные ТВ-сериалы, состоящие из одной бессмысленной болтовни, да «огненные шоу», устраиваемые пожарниками. Знакомое чувство?

Да, весьма многое в романе совпадает с нашей нынешней жизнью. Те же тупые, ничем не отличимые друг от друга ток-шоу, полная деградация киноискусства и музыки, массовая автомобилизация и «смарфонизация» населения, расслоение людей по доходам, профанация в образовании и науке, моральная распущенность власть придержащих... Единственное отличие касается, пожалуй, пожарников. У Брэдбери они устраивают пожары, сжигая книги вместе со своими хозяевами, а у нас — делают вид, что борются с пожарами, а на самом деле даже не знают, как их тушить (по крайней мере, в нашем районе).

Как же писатель так здорово угадал с этим будущим? Может, он был пророком, как Эдгар Кейси?

Увы, всё гораздо проще. Брэдбери так отреагировал на репрессивные меры, инициированые в 1950 году сенатором Маккарти против коммунистов и сочувствующих им. Такого разгула реакционных настроений не было в США даже в годы Великой Депрессии, когда люди мерли с голода, в то время как печи топили хлебным зерном. На четыре года Америка перестала быть правовым демократическим государством, строго карая инакомыслящих граждан за неподобающие взгляды. Брэдбери просто экстраполировал развитие событий в будущее, сильно сгустив краски. Вышла весьма мрачная картина.

Да, у каждого там есть машина и несгораемый дом, работа и семья. Но машины используются только для бессмысленных развлечений и ничем не оправданных скоростных поездок, когда окружающие дорогу предметы теряют свою форму, размываясь в цветные полосы. Дом полон ненужных вещей и лишен семейного уюта, ибо семьи создают не по любви, а из-за необходимости размножаться. Не удивительно, что главный герой романа пожарник Монтэг не может даже вспомнить, ГДЕ он познакомился со своей женой. Их связывает только общее проживание, да секс. Впрочем, жена дала четко понять, что дети ее не интересуют. Вообще непонятно, на чем эта т.н. «семья» держится. Наверно, только на чистой привычке жить вместе.

Особо следует сказать про отношение к книгам. Они уже не выпускаются и обладание ими считается тяжким преступлением, за которое сжигают дотла. Почему? Якобы потому, что книги нарушают равноправие граждан: «Хижина дяди Тома» оскорбляет белых, а «Маленький черный Самбо» — напротив, черных. Научные книги неприятны для глупцов и церковников, а книги по истории — для политиков. А это — прямое нарушение Декларации прав человека! Только огонь может очистить такой грех...

Сегодня книги, конечно, не жгут. Но и не читают. Я имею в виду молодое поколение. Сам я лично научился читать и писать в 3 года. К пяти годам записался в библиотеку и уже к первому классу прочел весь трехтомник Гайдара (его «Школа» — просто блеск!). В первом классе мой темп чтения достигал 120 слов в минуту (при норме 30). Читать книги для меня было так же естественно, как и дышать. Я не находил в этом умении ничего сложного и удивительного. Удивительны были ощущения при чтении книг. В период обучения в начальной школе я прочел «Пеструю ленту» Конан Дойля и «Призраки Белого континента» Шалимова. Их герои стали моими идеалами. Они учили меня думать, писать и правильно выражать свои мысли. Я пишу правильно вовсе не потому, что знаю все правила грамматики (честно, я знаю только простейшие, типа «жи-ши»), а потому, что, прочитав целую уйму книг, я просто ЗНАЮ, как правильно писать (но объяснить не всегда могу). Это как условный рефлекс или умение многоножки управлять своими ста ногами. Вот какую пользу приносят человеку книги! Поэтому я весьма сомневаюсь, что современные дети станут людьми: вся мудрость веков будет им незнакома и чужда. Они будут выглядеть, как люди, а в душе останутся дикими обезьянами. И это меня, как учителя, печалит больше всего.

Роман «451 градус по Фаренгейту» — грозное предупреждение нашему обществу, забывшему все истинные ценности ради поклонения Золотому Тельцу и прочим богам Порока. Если мы не исправимся в ближайшие 20 лет, старая школа умрет безвозвратно и восстановить ее будет делом почти невозможным. А это, в свою очередь, приведет к выхолащиванию образования и деградации общества. В итоге сами не заметим, как станем похожи на пожарников Брэдбери. Нам уже не нужны будут войны, потому как невежество убивает вернее пули. Даже брандмейстер Битти понял это и неявно спровоцировал Монтэга на собственное убийство, ибо не желал больше жить в таком мире. А вам бы хотелось?

-----------

ИТОГ: весьма мрачный роман о падении нравов в технологичном обществе. У автора не остается другого пути, как уничтожить его в атомной войне. Я всё же надеюсь, что мы не дойдем до такой крайности и сумеем исправить свои ошибки менее болезненным способом.

Рекомендуется всем неравнодушным к будущему читателям, которым нравится думать и понимать.

Оценка: 8
–  [  9  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Утрирована и изложена доходчивым языком тенденция к вымиранию интеллектуальности общества, к усреднению и однообразию. Показана уязвимость, управляемость, зашоренность подобной модели существования.

Описаны люди, заблудившиеся в лесу телепередач, не понимающие глубину собственного невежества. С быстро угасающей памятью из-за отсутствия тренировки мозга. Спокойствие и развлечения для них превыше всего. Застывшие улыбки их бессмысленны. Искусство беспредметно. Иисус — один из телеперсонажей, озвучивающий бессмысленные фразы и рекламирующий товары. Бездарная комедия + звуковолны = счастье.

Жизнь по принципу: «Не будем оплакивать умерших. Забудем их».

Пожарные — цензоры и исполнители приговоров, проводят очищение огнем — «превращение страничек в черных бабочек».

Книголюбы — «психи», которых отправляют в сумасшедший дом или ликвидируют. Типичная нейтрализация несогласных. У Джека Лондона в «Железной пяте» также обезвреживали «заблудших». В дурку там засунули епископа Морхауза, пожелавшего идти по пути аскетизма и помогать бедным, быть не как все.

Небезупречный макет вымышленного мира, в него не веришь безоговорочно. Это и не требуется. Важно осознать мысли, заложенные Брэдбери в «451». Не только о книгах, об образе жизни в целом.

Читать, значит уберечь чьи-то слова от тлена, моли и плесени. Наслаждаться существованием, значит чувствовать жизнь в каждом вздохе, в каждом движении пальцев, размышлять, мечтать и осознавать окружающую тебя реальность. Оставить след, будь то посаженное дерево, рукопись или ребенок с твоими чертами. Видеть и ценить природу, не зацикливаясь на техногенности городов.

«Рукописи не горят», пока есть «любопытство в каждом дрожащем пальце» хоть у кого-то — есть место надежде.

Оценка: 10
–  [  6  ]  +

Ссылка на сообщение ,

451° по Фаренгейту для меня стало первым произведением,знакомством, с творчеством не побоюсь этого слова Гиганта фантастики- Брэдбери. Произведение в котором показано близкое (скорее недалёкое) будущее в котором люди жгут книги, сутками смотрят телевизор, и с бешеной скоростью гоняют на машинах.

Главный герой романа Гай Монтег пожарный, в определённый момент переосмысливает свою деятельность и начинает борьбу с режимом.

К большому сожалению книга на данный момент соответствует действительности, и что то подсказывает что через 20 лет будет еще более «острой» (если конечно не будет запрещена).

Единственное что осталось мне не понятным это война(третья по счету), которая никак не обыгрывается (кто с кем воюет, и за что), хотя к концу произведения является кульминационным моментом.

Советовать к прочтению или нет я не осмелюсь классика Н.Ф. как никак, но среди антиутопий явно не самое сильное!

Оценка: 7


Написать отзыв:
Писать отзывы могут только зарегистрированные посетители!Регистрация




⇑ Наверх