FantLab ru

Аркадий и Борис Стругацкие «Трудно быть богом»

Трудно быть богом

Повесть, год (1963 год написания); цикл «Мир Полудня»

Перевод на английский: O. Bormashenko (Hard to Be a God), 2014 — 2 изд.
Перевод на немецкий: A. Specht (Ein Gott zu sein ist schwer, Es ist schwer, ein Gott zu sein), 1975 — 3 изд.
Перевод на испанский: A. Molina Garcia y Domingo Santos (Qué Difícil Es Ser Dios), 1975 — 1 изд.
R. Marqués, J. Vasco (Qué difícil es ser dios), 2014 — 1 изд.
Перевод на французский: B. Crest (Il est difficile d'être un dieu), 1972 — 4 изд.
В. Лажуа, B. Crest (Il est difficile d'être un dieu), 2015 — 1 изд.
Перевод на португальский: M. de Sousa (Que Difícil é Ser Deus!), 1979 — 1 изд.
Перевод на шведский: S.C. Swahn (Svårt att vara gud), 1975 — 1 изд.
Перевод на финский: M. Koskinen (Hankalaa olla jumala), 1979 — 1 изд.
Перевод на чешский: Я. Пискачек (Je těžké být bohem), 1973 — 2 изд.
Перевод на эстонский: M. Varik (Raske on olla jumal), 1968 — 1 изд.
Перевод на польский: I. Piotrowska (Trudno być bogiem, Trudno być bogiem), 1974 — 3 изд.
Перевод на болгарский: С. Владимиров (Трудно е да бъдеш бог), 1968 — 3 изд.
Н. Левенсон (Трудно е да бъдеш бог), 1969 — 1 изд.
Перевод на китайский: Z. Xiàngyáng (神仙难为), 2013 — 1 изд.
Перевод на румынский: V. Stoicescu (E greu să fii zeu), 2010 — 1 изд.

Жанровый классификатор:

Всего проголосовало: 353

 Рейтинг
Средняя оценка:8.97
Голосов:8037
Моя оценка:
-
подробнее

Аннотация:


На средневековой планете присутствует группа землян-историков. Антон уже пять лет живет в королевстве Арканар под личиной благородного дона Руматы Эсторского. Среди окружающего его зверства и убогости он пытается отыскать искорки будущего, знакомого ему по тускнеющему образу доброй и ласковой коммунистической Земли.

Как историк, он знает, что и ученые, которых он спасает от серых штурмовиков дона Рэбы, и просто добрые честные люди на этой планете обречены на страдание.

Как представитель могущественной Земли, он может спасти немногих, но не может спасти всех.

Как человек, он не может с этим смириться.

© tick

Примечание:


Пролог написан как отдельный рассказ («Дорожный знак») в 1962 г., основной текст — в 1963 г.

По мотивам повести в 1990 году сделан комикс.

В произведение входит:

7.90 (41)
-

Обозначения:   циклы   романы   повести   графические произведения   рассказы и пр.


Входит в:

— условный цикл «История будущего»  >  цикл «Мир Полудня»

— антологию «Люди как люди», 1992 г.

— журнал «Roman-Zeitung 464», 1988 г.

— сборник «Далёкая Радуга», 1964 г.

— сборник «Трудно быть богом. — Понедельник начинается в субботу», 1966 г.

— сборник «Трудно быть богом», 1980 г.

— сборник «За миллиард лет до конца света», 1984 г.

— сборник «Избранное», 1989 г.


Лингвистический анализ текста:


Приблизительно страниц: 165

Активный словарный запас: высокий (3069 уникальных слов на 10000 слов текста)

Средняя длина предложения: 54 знака — на редкость ниже среднего (81)!

Доля диалогов в тексте: 37%, что близко к среднему (37%)

подробные результаты анализа >>


Экранизации:

«Трудно быть богом» 1989, Германия, Франция, СССР, Швейцария, реж: Питер Флайшманн

«Трудно быть Богом» 2014, Россия, реж: Алексей Герман



Похожие произведения:

 

 



В планах издательств:

Трудно быть богом
2016 г.

Издания:

Далекая Радуга
1964 г.
Библиотека современной фантастики. Том  7. Аркадий Стругацкий, Борис Стругацкий
1966 г.
Трудно быть богом
1980 г.
За миллиард лет до конца света
1984 г.
За миллиард лет до конца света
1984 г.
Избранное. Том I
1989 г.
Избранное
1989 г.
Избранное
1989 г.
Попытка к бегству. Трудно быть богом
1989 г.
Избранное
1990 г.
Сочинения. Том 2
1990 г.
Трудно быть богом
1990 г.
Трудно быть богом. Улитка на склоне
1990 г.
Пикник на обочине. Трудно быть богом
1991 г.
Трудно быть богом. Понедельник начинается в субботу. Отель
1991 г.
Трудно быть богом. Понедельник начинается в субботу. Отель
1991 г.
Люди как люди
1992 г.
Попытка к бегству. Трудно быть богом. Хищные вещи века
1992 г.
Попытка к бегству. Трудно быть богом. Хищные вещи века
1995 г.
Сочинения. Том первый
1996 г.
Трудно быть богом
1996 г.
Трудно быть богом. Попытка к бегству. Далекая Радуга
1997 г.
Собрание сочинений. Том третий. 1961-1963
2001 г.
Понедельник начинается в субботу
2002 г.
Трудно быть богом
2002 г.
Парень из преисподней
2003 г.
Понедельник начинается в субботу. Трудно быть богом. Пикник на обочине
2003 г.
Трудно быть богом
2003 г.
Трудно быть богом
2003 г.
Четыре Стихии: Воздух
2003 г.
Люди и боги
2004 г.
Три времени: Прошлое
2004 г.
Трудно быть богом
2004 г.
Трудно быть богом. Понедельник начинается в субботу. Пикник на обочине. За миллиард лет до конца света
2004 г.
Трудно быть богом
2005 г.
Трудно быть богом
2006 г.
Трудно быть богом
2006 г.
Бегство вперед
2007 г.
Бегство вперед
2007 г.
Трудно быть богом. Далекая радуга
2007 г.
Будущее, XXII век. Прогрессоры
2008 г.
Трудно быть богом
2008 г.
Собрание сочинений в 11 томах. Том 3. 1961-1963
2009 г.
Трудно быть богом
2009 г.
Трудно быть богом
2009 г.
Трудно быть богом
2010 г.
Собрание сочинений в 11 томах. Том 3. 1961-1963 гг. Попытка к бегству. Далекая радуга. Трудно быть богом. Понедельник начинается в субботу. Рассказы
2011 г.
Трудно быть богом. Пикник на обочине
2012 г.
Полное собрание сочинений в одной книге
2013 г.
Лучшие произведения в одном томе
2014 г.
Трудно быть богом
2014 г.
Трудно быть богом
2014 г.
Трудно быть богом
2014 г.
Трудно быть богом
2015 г.
Трудно быть богом
2015 г.
Мир Полудня
2016 г.
Понедельник начинается в субботу. Трудно быть богом. Пикник на обочине
2016 г.

Аудиокниги:

Трудно быть богом
2003 г.
Трудно быть богом
2003 г.
Трудно быть богом
2003 г.
Трудно быть богом
2008 г.
Трудно быть богом
2008 г.
Трудно быть богом
2008 г.
В мире фантастики
2010 г.
Трудно быть богом
2012 г.
Трудно быть богом
2015 г.

Электронные издания:

Полное собрание сочинений. Том седьмой. 1963
2016 г.

Издания на иностранных языках:

Teško je biti bog
(сербский)
Tagasitulek
1968 г.
(эстонский)
Трудно е да бъдеш бог
1968 г.
(болгарский)
Далечната планета
1969 г.
(болгарский)
神様はつらい
1970 г.
(японский)
Il est difficile d'être un dieu
1972 г.
(французский)
 Je těžké být bohem
1973 г.
(чешский)
Il est difficile d'être un dieu
1973 г.
(французский)
Hard to Be a God
1974 г.
(английский)
Trudno być bogiem
1974 г.
(польский)
Ein Gott zu sein ist schwer
1975 г.
(немецкий)
Que dificil es ser Dios
1975 г.
(испанский)
Svårt att vara gud
1975 г.
(шведский)
Que Difícil é Ser Deus!
1979 г.
(португальский)
Hankalaa olla jumala
1979 г.
(финский)
Трудно е да бъдеш бог
1979 г.
(болгарский)
Les. Je těžké být bohem
1983 г.
(чешский)
Trudno być bogiem
1983 г.
(польский)
Roman-Zeitung 464 (11/1988)
1988 г.
(немецкий)
Il est difficile d'être un dieu
1989 г.
(французский)
Дори насън не виждаме покой
1990 г.
(болгарский)
Trudno być bogiem
2008 г.
(польский)
Il est difficile d'être un dieu
2009 г.
(французский)
E greu să fii zeu
2010 г.
(румынский)
Gesammelte Werke 4
2012 г.
(немецкий)
神仙难为
2013 г.
(китайский)
Hard to Be a God
2014 г.
(английский)
Qué difícil es ser dios
2014 г.
(испанский)
Hard to Be a God
2015 г.
(английский)
Il est difficile d'être un dieu
2015 г.
(французский)




Доступность в электронном виде:

 

Отзывы читателей

Рейтинг отзыва



Сортировка: по дате | по рейтингу | по оценке
–  [  31  ]  +

Ссылка на сообщение , 30 апреля 2008 г.

Легко и приятно быть богом — делай, что хочешь, наслаждайся могуществом, никто тебе не указ...

Стоп. А так ли?..

Попробуйте. Удержитесь, посмейте НЕ ВМЕШАТЬСЯ — и НЕ ПРЕНЕБРЕЧЬ одновременно. Не оставить и не остановить. Боги — они не вмешиваются, они мудрые, они выше нашей грязи, греха и скверны, они выслушивают наши молитвы и поступают по собственному разумению, они учат и направляют...

А что происходит, когда, казалось бы, десятки раз проверенная теория «божественной помощи» дает сбои? Когда она не справляется? Когда никто не слышит, как ты кричишь, что все не так, что теория ведет не туда? Когда бог не хочет, не может, не в силах больше быть богом? Кто посмеет его осудить или оправдать?..

Да мы с вами. Мы, читатели. Каждый — мерой своих чувств и правил, мерой своего понимания.

Война и кровь, предательство и благородство, интриги и верность, друзья и враги. Всего здесь хватает, и все очень и очень по-настоящему. Где-то, может быть, наивная, но все равно это классика, бесспорная, сложная, искренняя, красивая. Спасибо мастерам.

Оценка: 10
–  [  29  ]  +

Ссылка на сообщение , 23 сентября 2013 г.

Не довелось мне читать эту книгу в юности, но, наверное, это даже к лучшему. Впервые прочла несколько лет назад, акцентировав внимание на ней на одном из тренингов. История зацепила и осталась в сердце и памяти навсегда. С тех пор эта книга является одной из любимых в жанре, хотя читаю её очень редко – эмоционально тяжело. Но забыть её невозможно, она и сейчас читается с невероятным интересом, только ощущения и впечатления от неё намного острее.

Каково это быть Богом – видеть и остро ощущать всё, что происходит вокруг, понимать, что есть возможность и силы, чтобы подтолкнуть, повлиять, изменить, но так же понимать, что любое вмешательство может привести к необратимым и непредсказуемым последствиям, хотя, казалось бы, куда ещё хуже, и будет и может ли от вмешательства быть ещё хуже, чем есть сейчас. Однако нет, нельзя, не вмешивайся, не убей, только наблюдай и транслируй. Знать историю и проживать её день за днём, шаг за шагом – это не одно и тоже. Видеть, чувствовать, слышать, принимать в этом участие: «Смотрите, ваши предки ещё недавно были ничуть не лучше!»

Боги это не те, кто сыплет молнии и наказывают грешников. Боги на то и Боги, чтобы не вмешиваться в жизнь людей, в их историю и развитие человечества. Это лучшее, что они могут для него сделать. Но дон Румата не хочет и не может примириться с мыслью, что его принимают за Бога, он хочет изменить что-то, спасти и сохранить. Но в этом мире самому спастись и сохраниться трудно – этот мир постепенно поглощает его, он сливается с ним, заставляет уступить. Он не Бог – он человек. А как остаться здесь человеком? В этом мире страшно потерять человеческий облик, ожесточиться, запачкать душу.

Концовка невероятная, сильная, страшная в своём проявлении – последний барьер рухнул, нет больше сдерживающей силы… Эта вспыхнувшая красная пелена на глазах, застилающая разум, обнажающая чувства… И от этого больно, потому что уже никого не спасло и никому не помогло. Что осталось после за внешней оболочкой, внутри человека, внутри большого и сильного мужчины? После диалога Руматы и Будаха, диалог в самом конце Пашки и Анки – для меня самое сильное и эмоциональное место в истории.

Книга удивительная, очень сильная, тонкая и жёсткая одновременно, с мощным эмоциональным накалом. На мой взгляд – это история на все времена.

Оценка: 10
–  [  27  ]  +

Ссылка на сообщение , 1 января 2014 г.

Первое, что поразило в этой повести: метод исторического познания землян будущего. Историки Мира Полдня прилетели на чужую планету, обустроились на ней и наблюдают за жизнью феодального общества, удивительно похожего на прошлое Земли. А зачем? Что они хотят узнать? Ведь никаких новых знаний наблюдение за арканарцами историкам Земли не дает. Концепция невмешательства в жизнь менее развитой цивилизации лишает присутствие наблюдателей научного смысла и даже делает безнравственным.

Когда врач наблюдает за страданиями безнадежно больного, в этом есть смысл. Врач ищет способ, как помочь, если не этому человеку, то другим. И рано или поздно такой способ находит. Потому что наблюдает страдания больного с целевой установкой при первой же возможности вступить в противодействие с болезнью. Историки Земли просто наблюдают, понимая, что помочь людям Арканара извне нельзя, каждый мир должен пройти свой путь развития. Любопытство свое научное тешат уважаемые полдневцы. И попутно нечаянно, но не так уж редко усугубляют страдания конкретных людей.

Румата дает надежду на победу Арате. Потом отнимает ее. Он дает надежду на счастье Кире, и тоже бесплодную. Он ведет невнятные многозначительные разговоры с сочинителем Гуром и доктором Будахом, заставляя их в очередной раз осознать безнадежность их положения, жестокость мира и жизни. Страшная игра, напоминающая сюжет «Далекой Радуги», на которой такие же игруны, только от физики, уничтожили жизнь на целой планете. Метод изучения древней истории через внедренных наблюдателей показывает страшную нравственную инфантильность общества Полдня. Для людей мира Полдня работа, наука — это как игра для ребенка. Им интересно и, пользуясь материальным изобилием коммунистической Земли, они любой ценой удовлетворяют свое любопытство. Нечаянно разрушая чужие судьбы. И свою собственную психику. Пугающая черта, присутствующая во всех повестях Стругацких, посвященных миру Полдня.

Земляне затвердили себе постулат о невмешательстве. Но точно ли они не вмешиваются? Румата спасает кого-то из талантливых образованных людей Арканара и эвакуирует их в безопасное место. Это уже вмешательство. Судьбы ученых, художников, литераторов принадлежат истории. Эти люди творят историю своего мира самим фактом своего существования. Спасая их, пусть и от верной гибели, Румата изменяет историю мира. Он цивилизовал девушку Киру, хотя бы в плане гигиены. Он показал ей, что благородный дон, аристократ — это не всегда скотина. И тем самым вмешался в формирование нравственной атмосферы мира вокруг девушки. Он попытался вытащить из средневековой грязи мальчика Уно, показал ему нечто необычное в быту, хотя бы то же ежедневное мытье с помощью двух лоханок или домашний уклад, где хозяин не колотит слуг за малейшую провинность и требует чистые простыни. Это тоже вмешательство. Возможно, для общества Арканара такое вмешательство полезно, но для Киры и Уно смертельно.

Румата и другие прогрессоры невольно вторгаются в чуждый им мир, а этот мир вторгается в них. Вместо строго дистанцированного наблюдения Румата вступает в дружеские отношения с бароном Пампой, влюбляется в Киру, демонстрирует страсть к доне Окане, материально поддерживает Арату, стиснув зубы, приятельствует с местной аристократией и изображает благородного дона. Все это оставляет след в нем. Он меняется. И с каждой такой переменой отдаляется от мира, в котором родился. В этом еще один страшный этический дефект метода познания землян. Ради бестолкового, в общем-то любопытства они разрушают и себя тоже. Это тоже общая черточка всех книг Стругацких о мире Полдня. Когда в жизни нет трудностей и конфликтов, людям становится скучно и они ищут себе трудности и конфликты везде, где могут. Отсюда и погибшая Радуга, отсюда и садистско-мазохистское наблюдательство на Арканаре. Скучно коммунарам, вот и ищут, чем разнообразить жизнь.

Когда Румата теряет контроль над собой после убийства Киры, мы особенно ярко видим бессмысленность присутствия землян на чужой планете. Румата — ответственный и выдержанный человек. Он хладнокровно воспринимает гибель донны Оканы, его мало беспокоят безымянные жертвы серых гвардейцев и даже жизнь отца и брата Киры. Это все объекты наблюдения. Но когда гибнет любимая женщина, потребность отомстить за ее гибель этому несправедливому миру, дону Рэбе, Ордену берет верх. Жителям феодального Арканара Румата сочувствует умозрительно, а вот за одну Киру жаждет убить всех, кто виновен в ее смерти. Человеку не нужны чужие миры, города, цивилизации. Ему нужны только другие люди, конкретные, с лицами и именами. Люди, которые нужны были Румате, не обладали никакими выдающимися достоинствами в науке и искусстве. У землян не было повода спасать их. Хотя никто не запретил бы Румате эвакуировать Киру и Уно. Он сам не сделал этого вовремя, поскольку был увлечен своей научной игрой. А ставкой в этой игре были жизни людей. Не прогрессоров, нет. Других людей, которых они осмелились приблизить к себе и одарить надеждой.

Люди Мира Полдня опасны для человеческих сообществ с иным укладом. Они слишком наивны, слишком дети. И, как дети, могут оторвать лапки жуку или взять в руки выпавшего из гнезда птенца, не подозревая, что обрекают более слабое существо на гибель. Научные исследования не должны превращаться в самоцель. Особенно если предметом изучения являются люди.

Очень сильная, пронзительная вещь о взрослении человека, уже давно взрослого по годам.

Оценка: 10
–  [  25  ]  +

Ссылка на сообщение , 28 февраля 2009 г.

Старательно прочитал все отзывы. Много же люди почерпнули из книги, я серьезно, не шучу. Сам читал неоднократно, в разном возрасте, всегда нравилось, недостатков не вижу — я фанат Стругацких, не мое дело недостатки у них искать. Занятно звучат предложения о включении книги в школьную программу — я бы не додумался.

Насчет же сюжета — мне он кажется правдоподобным. Соответствующий этап земной европейской истории (11-й — 16-й века) просматривается однозначно. Главная ошибка многих читателей в том, что описанные события для тогдашнего общества совершенно нормальны. Происходит очередной экономический кризис, во время которого оказывается, что грабить выгоднее, чем заниматься созидательным трудом. Через несколько лет выяснится, что грабить нечего, бандиты повымрут, убивая друг друга, время станет более мирным. Так что в аннотации к произведению принципиальная ошибка — не «мир, потерявший все, кроме денег и власти», а мир в котором и не было никогда ничего, кроме денег и власти. Это нормальное состояние малоцивилизованного мира, когда человек только приподнимается из чисто животного состояния, когда в серые и черные штурмовики пойдет практически любой, лишь бы кормили.

И нечего их осуждать, так же как нечего жалеть, когда их убивают. Они и рождены для того, чтоб их убили.

И главное мое мнение — жаль, что так поздно Румата взялся за оружие. Надо было постоянно убивать тех, кто ему мешает, это нормально, так же поступает и Штирлиц, которого тут в отзывах нередко упоминали. Гуманность в помыслах не должна мешать расправляться с врагами. И никакие оправдания типа «тяжелого детства» не должны мешать покарать преступника.

И вообще, не считаю, что политика невмешательства — это конструктивно. Просто хочется полюбоваться на резвящихся в свете прожекторов человекообразных зверушек? Ведь именно к этому сводится идеология прогрессорства, описанная в произведении. Всегда и везде люди активно вмешивались, разрушая традиционный образ жизни иных народов. Более того, сами эти народы ухватываясь за предоставляемую им помощь, сплошь и рядом с радостью отказывались от традиционного образа жизни, сколь бы хорошим тот ни представлялся старшим поколениям.

Так что не кажется мне, что богом быть очень трудно, просто тогда человек берет ответственность на себя, именно его будут прославлять и проклинать грядущие поколения. А ничего не делать, или делать кое-что — по-моему ещё хуже.

Оценка: 10
–  [  21  ]  +

Ссылка на сообщение , 31 октября 2008 г.

Стругацкие? Кто они... В моем детстве помню, что брат очень увлекался, а «Трудно быть богом» была буквально зачитана до дыр. Мне всегда казалось, что это не мое, даже читать не пробовал. А виной всему, по моему мнению, отвратительная экранизация «Сталкера». Ну не понавилось и все. Но шли годы и я уже не в первый раз слышал рекомендации и восторженные отзывы друзей на книги АБС. И я все-таки решился, открыл «Трудно быть богом» и не смог оторваться, пока не перевернул последнюю страницу. Впечатления? Шок..., нет не шок, а чувство безыходности, глубокая печаль и полная смена мировоззрения. АБС одним этим произведением снимают розовые очки и заставляют задуматься о фантастике не как о развлекательном чтиве, а как о чем-то глубоком, насыщенном, под завязку наполненном идеями гуманизма и эмпатии. Это роман о чистых помыслах, о вере в человечество, о настоящих чувствах в антураже грязного и без сомнения дикого феодального средневековья. Поистине шедеврально. Браво Стругацкие:appl:

P.S. Очень жалею, что примкнул к поклонникам творчества братьев Стругацких только сейчас и советую всем прочесть это произведение, оно по настоящему меняет мир вокруг Вас. Кстати, скоро выходит новая экранизация «Трудно быть богом» Алексея Германа под названием «История арканарской резни». Всем смотреть, работа Великого режиссера.

Оценка: 10
–  [  21  ]  +

Ссылка на сообщение , 18 сентября 2008 г.

Боги не кидают молнии, боги не сыпят золотой дождь, боги не убивают грешников. Боги на то они и боги, чтобы не вмешиваться в жизнь человечества. И это лучшее, что они могут дать ему. Но Румата не хочет свыкнуться с мыслью, что он бог.Он хочет изменить этот мир, он до последнего борится.Но ведь каждому миру нужны свои боги и постепенно этот мир, шаг за шагом, поглощает его, тем самым делая его богом. И в конце он все-таки сдается и уступает миру.

Не трудно быть богом. Трудно остаться человеком.

Оценка: 10
–  [  20  ]  +

Ссылка на сообщение , 30 декабря 2013 г.

Мне было лет 14-15, когда, случайно забредши в «Библио-Глобус» (тогда этот книжный магазин назывался не так, вернее, никак не назывался), я приобрел книгу братьев Стругацких «Трудно быть богом». Я прочитал эту книгу. Обалдев совершенно (простите за выражение) от нахлынувших эмоций, я тут же прочитал книгу еще раз. И еще. Представте себе пацана, который читает и читает одну и ту же книгу опять и опять, снова и снова!

Я невольно заучивал целые куски повести наизусть, я цитировал книгу направо и налево, какие-то позиции книги мне казались истиной в последней инстанции.

Прошло время. Конечно, потускнели первоначальные впечатления, да и написали АБС еще столько блестящих книг! Но я помню свои первые впечатления, и всегда буду считать ТББ одним из величайших шедевров фантастики.

P.S. Я посмотрел экранизацию ТББ 1989 года выпуска, там, где дон Рэба — Филиппенко, а барон Пампа — в исполнении какого-то балбеса. Я смеялся над этим фильмом, как над уморительнейшей комедией. Больше экранизации ТББ смотреть не буду. Никаких режиссеров. Все-таки я Читатель, а не Зритель.

Оценка: 10
–  [  18  ]  +

Ссылка на сообщение , 14 марта 2015 г.

В этой маленькой по объему повести охвачено столько всяких разнообразных тем, что только их более-менее краткое описание, пояснение и отклик займет не один десяток страниц. Как же все это охватить и впихнуть в рецензию. Выделить самое главное? Да там всё главное! Какой из ваших глаз важнее, а который не очень? Так и здесь — все важно, все главное, все вместе и составляет незабываемое полотно событий, мыслей, характеров, устремлений.

Никогда больше не буду читать окончание книги в метро...

Братья Стругацкие договаривают последние слова. Рука, держащая книгу, падает безвольно. Ты стоишь онемевший, растерзанный и не знаешь куда себя деть. Эмоциональное крещендо. В наушниках случайно играет душераздирающая музыка. Ансамбль эмоций достигает апогея. Финал. Ты закрываешь глаза. Хочется быть где угодно, но только не здесь, не среди толпы. Опустошенность. Выходишь на улицу. Природа с тобой в унисон — солнечная погода сменилась тяжелыми, кажется неподъемными, свинцовыми тучами и проливным дождем.

Пока еще ты не до конца понимаешь, куда ты попал и что тебя ожидает в конце, наибольшее впечатление на меня произвела комическая составляющая повести — тонкая ирония, искрометный юмор, острая сатира. Все это на высшем уровне — сочно, ярко, незабываемо. А главное, и что вызывает особенное восхищение — все вышеперечисленное отмеряно в идеальных пропорциях. Основными объектами сатиры в «Трудно быть Богом» являются социальные и политические пороки. Особое впечатление производят фразы, мысли, которые можно применить к современной России или России недавнего прошлого. При этом без малейшего намека на какую-то ни было условность, прямо один-в-один берешь и прикладываешь. И поражаешься точности подмеченных нюансов.

Цитата:

«Они были пассивны, жадны и невероятно, фантастически эгоистичны. Психологически почти все они были рабами — рабами веры, рабами себе подобных, рабами страстишек, рабами корыстолюбия. И если волею судеб кто-нибудь из них рождался или становился господином, он не знал, что делать со своей свободой. Он снова торопился стать рабом — рабом богатства, рабом противоестественных излишеств, рабом распутных друзей, рабом своих рабов. ... Рабство их зиждилось на пассивности и невежестве, а пассивность и невежество вновь и вновь порождали рабство.»

Второй момент, который притягивает в этой книге — это, конечно, персонажи, они здесь великолепны. Сообразительный, ответственный и в хорошем смысле этого слова непосредственный, вечно бурчащий мальчик Уно; Кира, имеющая чудесное свойство: она свято и бескорыстно верила в хорошее; верный друг, беззаветно любящий свою жену, человек широкой души — барон Пампа. Все они оставили неизгладимое впечатление, а кто-то даже рубец.

Еще один момент, который хочется выделить — поразительная дуальность этой книги. Она с одной стороны глубоко пессимистичная, с другой стороны в ней щедро рассыпаны зерна оптимизма, призванные прорасти в веру в будущее. И в итоге каждому предоставлена возможность увидеть человек наполовину бог или наполовину серость, человек наполовину полон или наполовину пуст, наполовину Румата или наполовину Рэба, наполовину Кира или наполовину Окана.

Не оставила равнодушным и тема человека в обществе. Даже самый благородный человек, попадая и пребывая длительное время в условиях низкого социального развития, сам неизбежно опускается до них. Т.е. как бы ни старался человек, ему сложно оставаться Человеком в неразвитом обществе. Вот и благородный дон Румата в конце концов ассимилируется с диаметрально провоположным привычному ему обществом. Каждый из нас неизбежно и неосознно подстраивается под общество, даже те, кто когда-то ходил под запрещающие знаки.

И как же так, что даже близкие друзья видят кровь, а не сок земляники...

Оценка: 10
–  [  17  ]  +

Ссылка на сообщение , 3 марта 2013 г.

Обычно начинают за здравие, а заканчивают за упокой, но тут получилось с точностью до наоборот – в начале книга заставляла меня недоуменно морщиться, в конце оправдала многие из возложенных на нее ожиданий. Сюжет не слишком замысловат: построив на Земле коммунизм, люди решили осчастливить жителей других планет и принести им то самое «светлое будущее». Но так как законы истории по марксизму неумолимы – революция неизбежна, но столь же неизбежно для нее нужны уже сложившиеся исторические условия – то боги с далекой земли в разы несчастней своих подопечных. Потому что они вынуждены жить по принципу «смотреть можно – трогать нельзя», и могут только наблюдать за целой вереницей трагедий, не в силах ничего предпринять, помогая исподтишка, если есть такая возможность. Неисправимых идеалистов забирают обратно на Землю и лечат от этой дури, но иногда ярость бессилия бывает слишком сильной, чтобы помнить о законах истории и правилах игры, не правда ли?

Несмотря на фантастическую канву сюжета, фантастики как таковой или фэнтези в книге очень мало – это, в первую очередь, политическая сатира, причем настолько едкая, что от юмора в ней не остается ничего. И вот что странно: хотя в книге пишут о феодальном обществе, читаешь об обществе социалистическом. Пара оговорок о Земле обетованной и процветании коммунизма позволили Стругацким перенести действительность на другую планету и повесить на нее ярлычок феодализма, который ровным счетом ничего не меняет. Весьма узнаваемы после книг по истории СССР принципы «нам не нужен умный, нам нужен верный» и знаменитое «При чрезвычайных обстоятельствах действенны только чрезвычайные меры» — вот оно, оправдание революционного террора, который можно поддерживать бесконечно, если заявлять, что революция продолжается и нуждается в защите от вездесущих агентов империализма. Комичные до абсурда упоминания о конфискации книг и смертной казни грамотных людей, потому что если человек грамотен, он начинает думать своей головой, в какой-то момент перестают быть комичными. И есть жестокая и очень предсказуемая ирония в том, что с местным тираном доном Рэбой, который у меня всю дорогу вызывал ассоциации с Робеспьером, расправятся его же методами, потому что пролетарская революция пожрала своих же детей, как древнегреческий бог Кронос.

Но в этой книге нет богов, ни одного. Потому что более развитые технологии и огромный багаж знаний не делают человека творцом. Он мог бы стать им, если бы создал что-то – но это строго-настрого запрещено правилами. Удивительная книга.

И отдельно то, что было важным лично для меня: «Человек рождается слабым. Сильным он становится, когда нет вокруг никого сильнее его».

Оценка: 10
–  [  17  ]  +

Ссылка на сообщение , 31 августа 2012 г.

Трудно быть Богом. Особенно, если ты — человек. В первую очередь, потому, что ты — человек. И дело даже не потому, что человек, пусть даже и добравшийся до определенной ступени развития,- весьма посредственный творец. И совсем не потому, что больно наблюдать за страданиями тех, кто из последних сил пытается тянуть этот пропитанный кровью и грязью мир вперед, в светлое будущее. Долой от средневековья, дыбы, всепожирающего и всеочищающего костра, серости одеяний и тупости лиц.

Если задуматься, с высоты цивилизации, «доросшей» до межзвездных полетов, арканарские ученые мужи выглядят крохотными муравьями, тянущими непосильную ношу знаний к муравейнику. И искушение помочь им, подтолкнуть — несказанно велико. Да только нужно ли это делать? Пойдут ли впрок знания, полученные легким путем? Каждый решает сам. Братья отвечают на вопрос однозначно: нет. И в этом я с ними соглашусь. История пишется кровью лучших представителей народа. Таким образом мы не только взрослеем, но и учимся ценить то, что оставили нам наши предшественники. А значит — сохраняем и преумножаем. Я не спорю, гораздо проще засыпать горсть опилок в полевой синтезатор «Мидас», и на выходе получить горсть золотых. Только вот ничего хорошего это не принесет. Хотя бы потому, что никто, кроме прогрессоров не знает, как эта штука работает, да и инфляцию сотворить можно. Вот вам и пища для размышлений.

Трудно быть Богом. А для человека — вообще невозможно. Просто потому, что он — человек. И ему очень трудно не вмешаться в то, что происходит. Да только здесь нас ждет очередной парадокс: в стремлении сделать, «как лучше», снова получается «как всегда». Потому что прогрессоры — пусть и гораздо более цивилизованы, но все же — люди. А значит, права решать, что лучше, а что хуже для таких же, как они, им попросту не дано.

Оценка: 10
–  [  17  ]  +

Ссылка на сообщение , 4 сентября 2009 г.

Моя самая любимая книга у Стругацких. О том, что во всем есть глупые условности, даже в любви, о том как трудно быть чужим среди окружающих, о том, что очень сложно видя неправильные поступки, смолчать и проти мимо, потому что каждый учится сам и только сам, на своих ошибках. Никто не в праве оказывать давление на других, заставляя или направляя их. Ведь жизнь одна и ее надо прожить т.к. сам считаешь нужным. Каждый решает за себя и несет за это ответственность. Какие бы благородные не были намерения, надо помнить про последствия и ответственность.

Но в тоже время проблемой мира, даже нашего, является система. Вернее не совершенная система, ведь создана она несовершенными людьми. Ты должен делать и жить так и только так. Везде правила, даже в любви. Но вот кто придумал эти правила? И можно ли по ним жить не утратив собственного достоинства и своей человеческой сути. Вот основная мысль этой книги.

Главный герой оказался в сложной ситуации. Либо оставлять все как есть и идти своей дорогой, можно на все закрывать глаза. Но у каждого, в том числе и у Руматы, есть эмоции и чувства, то что отличает нас от животных. Способность к сопереживанию, милосердию, к искренней любви. Человек — существо, которому надо эволюционировать, идти вперед, учиться, набираться опыта. Не надо быть Богом,чтоб понять такие простые вещи, но надо быть Богом, чтобы стерпеть и пересилить себя. Просто верить.

«Благими намерениями выложена дорога в ад».

Оценка: 10
–  [  16  ]  +

Ссылка на сообщение , 17 января 2015 г.

Я ценю и уважаю Стругацких, а с возрастом начинаю ценить еще больше. В первый раз я прочитала «Трудно быть богом» когда мне было 17 лет, я была молодая и глупая, и тогда книга показалась мне просто хорошей. Сейчас книга показалась мне чудесной.

«Трудно быть богом» — замечательная социальная НФ. Причем НФ в последнюю очередь. Социальная — потому что главное не передатчики в виде обруча, космические корабли и даже не отлично продуманный мир другой планеты. Главное — общество. Во всех книгах братьев очень много социальных отсылок к тем или иным реалиям социума. Здесь вечная борьба невежества и образованности, посредственности и гения. Причем не обязательно рассматривать все так глобально и утрированно, ведь даже сейчас в жизни масса примеров, зачем далеко ходить, каждый наверняка от кого-то, да слышал, что читать это не модно, или упасите темные боги, не интересно.

И о тех, кто стоит неизменно выше по силе ли, по интеллекту, и может по праву сильного отделить зерна от плевел, решить за других, повернуть колесо истории... может, но не в праве. И это бессилие сильнее всего трогает в книге, задевает какие-то струны, и больно задевает.

А замечательная эта книга... А ведь много причин можно называть: потому что ее можно растащить на цитаты, почти всю, ведь и мыслей там прекрасных много, и язык отличный, и юмор там свой есть, который так хорошо вписывается в общую ткань сюжета; потому что мир продуман до мелочей, и хоть картину дают нам обрывочную, где-то в середине истории, все равно успеваешь составить для себя полное представление и ужаснуться, потому что ведь тень, отражение, кривое зеркало, утрированное — вот и все отличие; потому что книга многоплановая, заставляет думать над каждой главой, над каждым предложением, читать сквозь строки все то, что хотят сказать Стругацкие каждому читатель. Но главное — потому что эта книга вне времени. Не такая уж это и фантастика, ведь в каждом отрезке истории, каждом поколении — эхо от «орлов наших донов Рэб».

И хочется верить, что на каждое поколение найдутся свои доны Руматы, которые успеют предотвратить, охранят, направят. Но ведь «Богам спешить некуда, у них впереди вечность…»

Оценка: 10
–  [  16  ]  +

Ссылка на сообщение , 13 октября 2014 г.

Во всех мировых и популярных книгах о НФ в основном всегда человечество выступает в роли догоняющего, глупого и невежественного задиры. Во всех таких фильмах на наши головы всегда летят инопланетные тарелки и астероиды, мы всегда пытаемся спастись, ну или в крайнем случае, «понять» иной разум и дотянуться до истины, от которой нам снесет голову окончательно или попросту не хватит мощности мозга(который используется якобы лишь на 5%) и опыта, чтобы понять весь смысл бытия. Тут можно даже привести популярную цитату ученых ксено-уфологов «про муравьев и шоссе».

Но в данном случае всё совершенно наоборот. Человечество шагнуло далеко вперед, постигло многие высоты и представляется как совершенная (ну или стремящаяся к совершенству) цивилизация. И высадившись на далекой планете, где существует и движется по своему циклу другая человекоподобная цивилизация, застрявшая в эпохе феодализма, наши решают заняться исследованиями, собираясь внедрить туда своих агентов, которые будут наблюдать и подстраивать этот самый вектор развития.

И сразу возникает очень простой вопрос — а зачем? На протяжении всей повести не раз проскальзывает идеи о том, что вмешиваться в ход истории этой цивилизации нельзя, что люди сами способны плести свою судьбу, проходя сквозь ужас и разрушения, преодолевая застой и скудоумие, расширяя свои познания о мире и меняя свое ограниченное и потребительское мировоззрение. Вмешиваться категорически нельзя, потому как, если вмешаться и дать людям достаток и защиту, они обленятся и начнут деградировать, если дать «молнии и железо», устроив переворот иерархической пирамиды, она все равно найдет свой центр тяжести и снова будет смотреть вершиной вверх (этакая геометрическая метафора). Об этом сам не раз говорил и главный герой, когда разоткровенничался с одним из представителей этой цивилизации, который логично посчитал его богом. И все эти дилеммы и душевные метания главного героя говорят сами за себя, его бессилие перед неумолимой историей, которая пожирала и будет пожирать все светлые умы и головы, способные повернуть её ход очень круто, дают нам понять, что богом быть трудно, если ты всего лишь человек. И все что он может, это пытаться остановить эти жестокие жернова на короткое время, чтобы выхватить с конвейера очередного обреченного, который в своей жизни задавал окружающим больше вопросов, чем нужно. Ради чего? Ради первенства справедливости светлого знания перед неиссякаемым тёмным невежеством этого мира.

Но! Ведь по сути никаких богов нет, да и само Земное человечество, выступающее в книге прогрессорами — это современное наше человечество(+-50 лет), которое по своему развитию более совершенно, чем то человечество времен феодального строя. И в этом нет ничего особенного, люди с Земли не боги, они просто люди из будущего, которое для нас с вами уже стало настоящим.

И посыл книги особенно гениален и прост. Да, мы может угнетать себя современными пугалками о сверхразумных существах из далекого космоса, а так же думать о том, что в развитии далеко отстали от более совершенных, потому скрытых от глаз, существ. Но не стоит забывать, что и у нас с вами есть своя история, жестокая и беспощадная, неумолимая и несправедливая, но такая, которая в конечном итоге приводит к результату, к такому, который дает ощутить разницу. Эта разница и есть прогресс и совершенствование, движение вперед, эволюцию сознания. И в нашем «межгалактическом резюме» процессор с длинным хоботом и глазами на 18-ти щупальцах прочтет именно это.

Да, конечно, книга не только об этом, она многогранна. Ведь даже в названии есть определенные слова о том, как «трудно..». Поэтому эта повесть о человеке, которому было трудно брать на себя великую ответственность за других, перед которыми у него было преимущество, преимущество в знании. Он понимал, что это тяжелое бремя, которое во многом могло вызвать анестезию сердца, заставить его измениться самому в худшую сторону, забыть свои идеалы и постулаты. Он так же понимал, что не может просто сидеть сложа руки, иначе доза анестезии будет просто смертельной. Но кроме преимуществ у главного героя были недостатки. Именно туда, в эту ахиллесову пяту он и был ранен. Мир, жестокий и беспощадный, который бил его по броне прогрессивного культурного наследия, нашел коварную лазейку.

Казалось бы, бога невозможно сломить, одержать над ним верх. Но богом быть трудно, потому что ты человек.

Оценка: 10
–  [  16  ]  +

Ссылка на сообщение , 3 марта 2012 г.

«Я пришел сюда любить людей, помочь им разогнуться,увидеть небо.»

Грустная правда о человеке, которого вынуждают быть богом для других, что в принципе невозможно и неправильно. Бог — демиург, он создает свой мир. А человек вынужден данный ему мир приспосабливать под себя или сам приспосабливаться. Вот и стоит перед историками с Земли, попавшими на безымянную, но очень похожую на нашу планету, этот нравственный вопрос. Ведь они должны просто изучать развитие общества, не вмешиваясь: они не прогрессоры, а летописцы.

В центре произведения судьба дона Руматы Эстерского (историка Антона). По воле эксперимента он попадает в государство, где царят жестокость, грязь, интриги — все как у людей в эпоху Средневековья. Король, который царствует, но не правит. Серый кардинал дон Рэба — «беспощадный гений посредственности». Алчные и трусливые придворные, «жадною толпой стоящие у трона». Невежественный, забитый народ — «протоплазма... Просто жрущая и размножающаяся протоплазма». Единственное развлечение — грабежи, казни и пьянство. Как может человек смотреть на это со стороны и не вступаться за обиженных, угнетенных? Не может, потому что он человек. «Хладнокровие — вот что самое страшное».

Румата — человек. Он ошибается, он не прогрессор, но не может спокойно смотреть, как серость, посредственность пожирает талант, он любит по-настоящему, до смерти. И как же трудно ему быть человеком! И богом, взирающим свысока на этих людей, тоже трудно: «Человеческий облик потерять страшно... Запачкать душу, ожесточиться».

Мудрая книга о нас. Мы — эта неведомая планета. Люди и сейчас мало изменились. Да, у них есть компьютеры, они владеют информацией, но по-прежнему не терпят инакомыслия, жестоки к непохожим на всех, льстят правителям... Арканар чистой воды. Поэтому читать эту книжку нужно, размышлять над ней необходимо.

А для меня главной истиной этой книги стала эта: «Человек рождается слабым. Сильным он становится, когда нет вокруг никого сильнее его. Когда будут наказаны жестокие из сильных, их место займут сильные из слабых.» Надо становиться сильнее!

Оценка: 10
–  [  16  ]  +

Ссылка на сообщение , 4 февраля 2010 г.

Если Бог желает предотвратить зло, но не может, он не всемогущ.

Если может, но не желает, то он есть зло.

Если может и желает, то откуда берется зло?

Если не может и не желает, то какой же он Бог? (Эпикур)

Эта повесть как нельзя лучше раскрывает беспомощность «бога» если бы таков появился среди людей, наделённый невероятной силой и властью. Румата, носитель высокой морали и всей мощи и знаний человечества, обречён видеть всю отвратительную изнанку подопечного ему мира и испытывать невообразимую боль от своей..... беспомощности? Вообразить дано кому из нас такую муку?

Повесть кажется простой на первый взгляд, но внутри, подобно вечному двигателю, теплится очень сложная, фундаментальная философская дилемма. Нужно быть мастерами, что бы сочетать такую элегантность слова и образов с такой глубиной мысли, которая проживёт века.

Оценка: 10


Ваш отзыв:

— делает невидимым текст, преждевременно раскрывающий сюжет, разрушающий интригу