FantLab ru

Аркадий и Борис Стругацкие «Попытка к бегству»

Попытка к бегству

Повесть, год; цикл «Мир Полудня»

Перевод на немецкий: D. Pommerenke (Fluchtversuch), 1983 — 2 изд.
Перевод на эстонский: R. Toming (Põgenemiskatse), 1965 — 1 изд.
Перевод на польский: Э. Мадейский (Próba ucieczki), 1988 — 1 изд.

Жанровый классификатор:

Всего проголосовало: 156

 Рейтинг
Средняя оценка:8.23
Голосов:2502
Моя оценка:
-
подробнее

Аннотация:


Герои повести — звездолётчик, лингвист и историк — попадают на обитаемую планету. Радость от обнаружения братьев по разуму омрачается их общественным устройством. С одной стороны, очень хочется помочь страдающим, с другой — существуют правила Комиссии по контактам, предписывающие ничего не предпринимать.

Входит в:

— условный цикл «История будущего»  >  цикл «Мир Полудня»

— условный цикл «Фантастика года»  >  антологию «Фантастика, 1962 год», 1962 г.

— антологию «Põgenemiskatse», 1965 г.

— сборник «Хищные вещи века», 1965 г.

— сборник «Жук в муравейнике», 1986 г.

— сборник «Избранное», 1989 г.


Лингвистический анализ текста:


Приблизительно страниц: 93

Активный словарный запас: низкий (2511 уникальных слова на 10000 слов текста)

Средняя длина предложения: 43 знака — на редкость ниже среднего (81)!

Доля диалогов в тексте: 47%, что гораздо выше среднего (37%)

подробные результаты анализа >>


Похожие произведения:

 

 


Фантастика, 1962
1962 г.
Хищные вещи века
1965 г.
Жук в муравейнике
1986 г.
Беглец
1988 г.
Избранное. Том I
1989 г.
Избранное
1989 г.
Избранное
1989 г.
Попытка к бегству. Трудно быть богом
1989 г.
Избранное
1990 г.
Сочинения. Том 2
1990 г.
Возвращение. Полдень, XXII век. — Попытка к бегству
1992 г.
Попытка к бегству. Трудно быть богом. Хищные вещи века
1992 г.
Попытка к бегству. Трудно быть богом. Хищные вещи века
1995 г.
Волны гасят ветер
1997 г.
Трудно быть богом. Попытка к бегству. Далекая Радуга
1997 г.
Собрание сочинений. Том третий
2001 г.
Собрание сочинений. Том третий
2002 г.
Попытка к бегству
2004 г.
Хищные вещи века
2006 г.
Хищные вещи века
2006 г.
Бегство вперед
2007 г.
Бегство вперед
2007 г.
Будущее, ХХI век. Десантники
2008 г.
Попытка к бегству. Второе нашествие марсиан
2009 г.
Собрание сочинений в 11 томах. Том 3. 1961-1963
2009 г.
Собрание сочинений. Том третий
2009 г.
Собрание сочинений в 11 томах. Том 3. 1961-1963 гг. Попытка к бегству. Далекая радуга. Трудно быть богом. Понедельник начинается в субботу. Рассказы
2011 г.
Полное собрание сочинений в одной книге
2013 г.
Мир Полудня
2016 г.
Попытка к бегству. Второе нашествие марсиан
2016 г.
Полное собрание сочинений в тридцати трех томах. Том 6. 1962
2017 г.
Попытка к бегству. Хищные вещи века. За миллиард лет до конца света. Гадкие лебеди
2017 г.

Аудиокниги:

Попытка к бегству
2006 г.
Попытка к бегству
2009 г.
Попытка к бегству. Далекая радуга
2012 г.

Электронные издания:

Полное собрание сочинений. Том шестой. 1962
2016 г.

Издания на иностранных языках:

Põgenemiskatse
1965 г.
(эстонский)
Fluchtversuch
1983 г.
(немецкий)
Daleka Tęcza
1988 г.
(польский)
O przyjaźni prawdziwej. Próba ucieczki
2003 г.
(польский)
Gesammelte Werke 4
2012 г.
(немецкий)




Доступность в электронном виде:

 

Отзывы читателей

Рейтинг отзыва



Сортировка: по дате | по рейтингу | по оценке
–  [  8  ]  +

Ссылка на сообщение , 1 декабря 2017 г.

Первый раз я прочитал «Попытку…», будто проглотив. Толком и не понял, как это я так. Видимо, тогда атмосфера повести удачно наложилась на мое настроение, породив душевный резонанс. Хотя вопросов и недоумений возникло множество. Ныне же вопросы и недоумения почти удвоились, а душевного резонанса я так и не дождался…

Знаете, как бывает: ты берешь в руки красивую коробочку, развязываешь шелковую ленточку, открываешь, облизываясь, а из коробки выскакивает фига на пружине, и звучит идиотский ярморочный смех. Так вот, читая «Попытку» вторично, было стойкое ощущение, что авторы между строк показывают мне фигу.

Начинается все многообещающе: далекое светлое будущее, симпатичный парень просыпается и делает утреннюю пробежку. Вкусно описана природа, томная после ночного дождя и т.д. Всякие биоморфные машины, которые сперва надо вырастить из особых субстанций-зародышей – любопытная идея для тех лет, ну и прочие приятные детали.

Но вот когда два взрослых и неглупых парня враз меняют свои планы при появлении, как чертика из табакерки, какого-то не то чтобы загадочного, а вообще совершенно мутного человека, темной лошадки – Саула! Вот скажите, если к вам на улице подойдет незнакомец и, никак не мотивируя своего предложения, попросит вас вдруг пойти совершенно в другую сторону, как вы поступите? Оно понятно — вы в предложенном направлении и шагу не ступите. А тут люди, перечеркнув свои планы, вообще полетели на другую планету!!! Это как?! Дальше, думаю можно не продолжать.

Известно, что в этой повести Стругацкие решили намеренно ничего не объяснять, а просто описывать некие события и как бы плыть по течению, подспудно ставя вопрос за вопросом, без даже намеков на ответы. И лишь в конце соизволили выдать свою глобальную идею. Позднее Борис Стругацкий вспоминал, мол, как сладостно просто сообщать читателю, что произошло ТО-ТО и ТО-ТО, а вот ПОЧЕМУ это произошло, КАК, откуда что взялось – НЕ СУЩЕСТВЕННО, ибо дело совсем в другом — в том самом, о чем эта повесть.

Но, позвольте, стоило ли тогда эти нескончаемые сто с лишним страниц толочь в ступе воду? Ведь долго-долго читаемое воспринимается именно так (кроме, пожалуй, самого начала — вплоть до момента появления на «сцене» пресловутого Саула). Для сравнения: замечательный «Пикник на обочине» занимает примерно 170 страниц стандартного книжного формата, но в «Пикнике» едва ли не каждая фраза по-своему наполнена смыслом и значением – это ощущается буквально физически, хочется перечитывать вновь и вновь, и главное – размышлять о прочитанным, запоминать его! В данном случае, как мне кажется, было бы разумнее создать полноценный рассказ объемом 30-40 страниц и более «упруго» выразить задуманное. А ведь работа над «Попыткой к бегству» поначалу буксовала, и лишь после мучительного творческого кризиса все пошло как по маслу. Масло в результате и вышло – скользкое и пачкающееся.

В «Попытке» еще очень заметна незрелость авторов, неубедительность, они ищут себя в жанре и свои идеи, хотя стиль литературный и характерная аура произведений Стругацких уже начали вполне вырисовываться. Правда для сравнения, «Далекая радуга», созданная примерно в те же годы, производит более убедительное впечатление — эту повесть я с огромным удовольствием перечитываю, хотя и она – это еще не ТЕ, фирменные Стругацкие, и чувствуется определенное желание авторов соответствовать требованиям и духу советской фантастики того времени. Но что мне всегда нравилось у ранних Стругацких, так это их подход совсем не идеализировать людей будущего, что нередко вызывало нападки в их адрес со стороны идейной научной фантастики и приверженцев стиля а ля «Туманность Андромеды», а также живой образный язык, тонкие детали психологии и глубокомыслие.

Оценка: 5
–  [  6  ]  +

Ссылка на сообщение , 24 ноября 2017 г.

На мой взгляд, авторы прекрасно показывают последствия незнания исторических процессов для психики отдельных индивидуумов. Нам показывают двух сообразительных молодых ребят, которые сильны в своей области. Уровень критического мышления у каждого из них на достаточно высоком уровне. Они отлично анализируют информацию. Такие люди есть и сейчас в большом количестве. Ребята отлично совмещают человеческий гуманизм с абстрактной логикой внутри себя. На другой чаше весов их попутчик Саул. Этот человек во многих аспектах противоположен ребятам и это читается почти во всех их диалогах и фразах. Но Саул знаком с историей, а ребята не особенно (в общих чертах где то там что то слышали ну так в общем всё ясно примерно как бы да вроде знаем че там было в 20 веке). И самое интересное начинается когда вся троица сталкивается с культурой другой планеты.

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
Мы видим полное непонимание происходящих событий со стороны героев. В большей степени со стороны молодых ребят. Саул более менее держится до последних глав книги и всё равно срывается в итоге. Непонимание связано скорее не с тем, что ребята очень добрые или крайне тупые и наивные. Непонимание связано в данном случае с отсутствием необходимых знаний. Идет поток информации, незнакомой, которую ребята анализирует крайне критично и правильно, но для них эта информация абсолютно новая, причем настолько новая, что они начинают ее некорректно сравнивать со своим бытом, ибо больше не с чем. Они видят умерших людей и всё что им приходит в голову: а что если бы они нашли этих людей у себя дома? Как бы они отреагировали в этом случае? И они реагируют соответственно. Это тоже самое как если бы ребенка держать в комнате 30 лет, учить его грамматике, физике, биологии, информатике, технике, а потом выпустить в общество, не рассказав что такое общество и что там происходит.

И мы видим шаг за шагом неадекватную реакцию молодых ребят на происходящие события, которая в итоге приводит даже к травме Вадима. И я бы сказал, что им еще повезло, могло всё закончиться более «пессимистично» как это предсказывал Саул.

Книга иллюстрирует и показывает мысль, что общество и человек — это не моментное явление. Это длительный процесс, которые занимает очень много времени. Также как капиталист не может стать за минуту коммунистом, так и общество не может за минуту сменить формацию. Этому должны предшествовать океаны связанных друг с другом событий: политических, экономических, социальных, научных. Любая революция — это не дата в учебнике истории. Это процесс, начавшийся лет за 200-1000 и закончившийся через 50-200 лет после этой даты.

Но главной мыслью я бы выделил роль исторических знаний в объективной оценке окружающего мира. Каким бы умным ты не был, каким бы начитанным ты не был, каким бы сообразительным ты не был, но если ты не знаешь историю, ты не сможешь адекватно реагировать на что-то отличное от того, к чему ты привык. Знающий человек знает (извините за туфтологию), что он не должен убивать других людей не потому, что так прописано в законе. Он должен знать почему это прописали в законе. Он должен знать как человечество докатилось до того, что прописало это в законе. Он должен знать, что человечество не остановилось и продолжит изменяться. И если он не будет знать что было прежде, то он обречен совершать ошибки его предшественников.

Также хочу отметить, что нельзя винить в неадекватной реакции ребят то, что коммунизм слишком хороший и слишком расслабляет, поэтому ребята потеряли бдительность и чувство страха. Почему нельзя? Потому что если взять современного капиталистического невежду, который также незнаком с историей, и поставить его в схожую ситуацию, то он совершит другие ошибки. Заметьте, он просто совершит другие ошибки, но ошибки он также совершит. Как я уже упоминал раньше, это проблема отсутствия знаний. Т.е. в случае с современным человеком, он скорее всего будет не только «не знать историю», но и также не обладать способностями к анализу. Так что в результате последствия могут быть даже хуже.

Когда ты сталкиваешься с чем-то новым, то чем больше ты будешь об этом знать, тем легче тебе будет реагировать на это новое. Крайне важна доступность информации. Крайне важно знать «врага в лицо». А так как у нас из нового в мире появляются только технологии, а люди остаются теми же. То помимо знаний наших технологий важно также знать историю людей. Чтобы встретив неандертальца на улице, который тебе предлагает разбогатеть за 10 минут, вложив совсем немного денег, ты мог вспомнить, что такой развод уже был. Чтобы встретив неандертальца по телевизору или на ютубе, который будет тебе обещать много чего абстрактного, ругать плохих, и не давать никакой конкретики, ты мог вспомнить, что такой популизм и что популисты никогда ничего хорошего в истории не давали, придя к власти. И это перечисление можно продолжать бесконечно, ведь граней нашего общества велико множество.

Оценка: 9
–  [  4  ]  +

Ссылка на сообщение , 1 октября 2017 г.

Достаточно тревожное, по моему мнению, произведение. В отличие от «Часа Быка» Ефремова, оно показывает менее подготовленных к несению своей миссии прогрессоров. Они молоды, они слегка чудаковаты из-за узкой специализации, они склонны к сомнительным развлечениям — охота на другой планете?! Как такое дозволяется в обществе, где вроде бы должно заботиться об экосистемах как у себя, так и в удалённых «колониях»? И главное, они оказываются далеко не самыми развитыми: обнаруженные на другой планете высокотехнологичные устройства вызывают у землян далеко не такой интерес, какого можно было бы ждать у людей будущего, которые на «ты» со звездолётной техникой. Впрочем, это слегка нивелируется тем, что они наблюдают в социуме чужой планеты.

Аборигены Саулы чем-то напоминают наших азиатов: язык с тоновыми взвизгиваниями, склонность к эксплуатации больших неквалифицированных масс... И на их примере внезапно встаёт проблема Контакта с нашим двадцатым веком. Внезапно оказывается, что один из землян имеет слишком сильное личное отношение к этому историческому периоду... и бегство его заставляет задуматься, не стремимся ли мы, «люди прошлого», сделать ответную попытку к бегству в светлое будущее, не имея возможности исправить то, с чем столкнулись в своём мире?! К этому примыкает и притча об «анизотропном шоссе», которая недвусмысленно подводит к течению «реки Времени».

Оценка: 9
–  [  4  ]  +

Ссылка на сообщение , 16 августа 2017 г.

Хорошая по задумке, посылу и сюжету повесть, но слегка прихрамывающая по исполнению и так называемых «техническим деталям». Существенный недостаток на мой взгляд у нее только один, но изрядно портящий впечатление. Это финал. Как, зачем, почему произошло то, что произошло? Нет ответа. Нет ощущения таинственности или недосказанности, как скажем в «Пикнике», а остается впечатление недоработанности. И будь это произведение от других авторов, оценка может была бы гораздо выше. Но... Остается впечатление, что объяснения всего произошедшего могли быть куда лучше. Ну то есть они в принципе могли быть, хоть какие-то. А так идея поборола связность и логичность повествования. Жаль, ведь в других произведениях братьев их как правило удавалось весьма удачно увязывать.

Оценка: 7
–  [  7  ]  +

Ссылка на сообщение , 17 октября 2016 г.

Упоминая кому-либо об этой повести, я аннотацию начинаю не «звездолётчик, лингвист и историк попадают на обитаемую планету», а своим вИдением образов персонажей: «осторожный идеалист, неадекватный идеалист и реалист попадают на обитаемую планету...»... Почему — надо говорить? Лингвист вообще без башни. Лезет всем помогать, опасности для него не существует. Звездолётчик время от времени про инструкции вспоминает. Про хоть какие-то меры безопасности. Но под влиянием зажигательно-взрывного характера лингвиста лезет вслед за ним. И лишь так называемый историк чётко говорит что примерно происходит и почему не надо делать то, что делают два других персонажа. В диалогах регулярно нехватало фразы от историка «ну я же говорил...». :)

Так о чём повесть-то? О повторяемости истории, о закономерности развития обществ? Или о людях будущего, о самоотверженности, о невозможности даже теоретического приятия людьми будущего несправедливостей и ужасов прошлого? Или вообще, главное тут — Саул? Или обо всём вместе?

Мне очень понравилась повесть своей неожиданной жёсткостью происходящего (необычно для ранних Стругацких, наверное, первое их произведение со смертями и жестокостью), ну и, само собой, как и всё авторов — своей читабельностью, отличным языком.

Но очень не понравилось, какими показаны Вадим и Антон. Особенно Вадим, конечно. Развязность, безбашенность на грани безмозглости, дурашливость в поведении (ПОСТОЯННОЕ! блин, прямо блондинка из анекдотов, только мужского пола), свойственные возрасту трудного подростка 14-15 лет от роду, но никак не взрослого человека. И тут не списать на общество, на свершившиеся победившие идеалы коммунизма и всё такое прочее (для этого у Вадима напрочь отсутствует понятие ОТВЕТСТВЕННОСТИ). Образ персонажа по некоторым параметрам противоречит и здравому смыслу и образу человека будущего СССР. Разве в соцсистеме учили совершать спонтанные поступки? Благородные — да. Жертвенности во имя того, во что веришь — да. Но «не успел подумать, а уже сделал» — нет и ещё раз нет. Наоборот, «семь раз отмерь один отрежь» в ходу было. С «Ералаша» это в голову вбивалось. А в повести персонажи такое творят, что просто диву даёшься.

Перечитал с удовольствием. Но в очередной раз подивился психообразам персонажей и пожалел о недосказанности (пробелах) в истории Саула.

Оценка: 7
–  [  8  ]  +

Ссылка на сообщение , 10 октября 2016 г.

Хочу заметить, что очень многие забывают о том, что сама идея (главная идея, разумеется) произведения заложена в самом названии. «Попытка к бегству».

Саул пытается сбежать из невыносимого, адского Настоящего. Ему стыдно бродить среди счастливого Будущего, оплаченного смертями миллионов землян предыдущих поколений, и он просит ребят забросить его куда-нибудь на пустую, необитаемую планету, где он намерен оставаться, как в ссылке. Для него это и награда, и наказание одновременно. Отдых от ада и безмолвие строгого Чистилища.

Но судьба распоряжается так, что нет совестливому, сильному и умному Саулу Репнину покоя на этом свете. И он возвращается в ад, поняв окончательно, что его попытка сбежать – всего лишь дезертирство. Конечно, он мог бы и остаться, но тогда он был бы уже не он, потеряв всякое к себе самому уважение.

Оценка: 10
–  [  5  ]  +

Ссылка на сообщение , 11 мая 2016 г.

http://kobold-wizard.livejournal.com/779035.html

Эта повесть неожиданно открыла для меня ранних Стругацких, и слово «ранних» здесь ключевое. В ней уже видны корни той философии, которая позднее разовьется в «Трудно быть богом» и «Обитаемом острове». Однако, сама подача этих мыслей здесь сделана слишком крикливо. Если герои и сюжет следующей повести Стругацких «Далекая радуга» уже смотрятся весьма зрелыми, то «Попытка…» напоминает кукольный театр, в котором поставили библейскую притчу. То есть эта повесть являлась полной противоположностью германовскому ТББ, где уже ставшие классикой фразы наоборот произносились вполголоса и походя. Ни от той, ни от другой версии я не в восторге.

Подача мыслей сделана слишком крикливо… Когда-нибудь я взгляну и на то, что было в творчестве Стругацких до «Попытки...», и, быть может, оно опровергнет то, что я сейчас скажу. Мне кажется, «Попытка к бегству» была первым криком птенца, еще не до конца сбежавшего из яйца. Вот белая скорлупа и бросается в первую очередь в глаза — жесткие творческие рамки, в которых братья не смогли создать правдоподобие. Я не берусь судить, было ли это плодом цензуры или неразвитости таланта. В пользу последнего говорит гротескная неуклюжесть изображенного Будущего. Должен был возникнуть контраст с суровым мировоззрением Саула Репнина, но подача суровости в недомолвках этому помешала. В результате Будущее показано детской каруселькой, по сравнению с которой мир булычевской Алисы смотрится серьезным прогнозом.

Итого: Прочитал, вздохнул и закрыл.

Оценка: 6
–  [  1  ]  +

Ссылка на сообщение , 25 ноября 2015 г.

Малоудачное произведение. Сюжет неправдоподобный (захотел — и полетел в далекий космос, на неисследованную планету, а та внезапно оказалась обитаемой — причем людьми), персонажи какие-то инфантильные и карикатурные (кроме Саула), «белые пятна» (не раскрыта тема техники Странников, непонятно, как Саул попал в будущее)... Написано хорошо, увлекательно — но... как-то пусто. Вымученно. А может быть, это просто я избалован современной фантастикой?..

В воспоминаниях БС говорилось, что это произведение рождалось в больших муках. Сюжет несколько раз меняли в процессе работы... Пожалуй, «Попытку...» можно рассматривать скорее как пробу пера перед «Трудно быть богом». Это был первый шаг АБС в области социальной фантастики — да, не особо выдающийся шаг, но именно с него начался этап «настоящих Стругацких».

Оценка: 6
–  [  7  ]  +

Ссылка на сообщение , 2 ноября 2015 г.

В первой половине 60-х — пожалуй, самом плодотворном периоде творчества Стругацких, у братьев не случилось ни одного произведения, которое тем или иным образом не поразило бы советского любителя фантастики. Вот и «Попытка к бегству» — для советского читателя, взращенного на традициях соцреализма, совершенно непонятными оказались и появление Саула Репнина в мире будущего, и его исчезновение из него: «Как же это так — ничего не объяснено, приходится додумывать самому в меру своей фантазии». И только спустя какое-то время читатели смогли осознать, что предложенный братьями вариант не только единственно возможный для этой книги, но и очень красивый.

Сама повесть написана вполне в духе ранних Стругацких: прекрасный язык с, увы, на этот раз редкими вкраплениями хорошего юмора, легкость чтения неимоверная, очень увлекательно. Ну, и, конечно, в центре повествования чрезвычайно волнующая авторов в то время проблема вмешательства/невмешательства земной цивилизации в судьбы чужих цивилизаций.

Не понравилось в книге по сути дела только одно: сделанное в интересах сюжета авторское допущение о том, что наши потомки очень плохо знают историю своей цивилизации и те общественно-экономические формации, которые она проходила. То, что эти добрые, милые, знающие, казалось бы, обо всем на свете ребята так долго не могли понять, что происходит на планете, придумывая увиденному какие-то невероятные объяснения, выглядит, конечно, совершенно надуманно и неправдоподобно....

Оценка: 8
–  [  20  ]  +

Ссылка на сообщение , 7 октября 2015 г.

«Попытка к бегству» — это серьезное произведение, размышления перед мощнейшими работами такими, как «Трудно быть богом» и «Обитаемый остров», затрагивающие снова те самые струны, которые проходят через творчество Стругацких самой жирной чертой. Проще сказать, основной посыл повести — это столкновение интересов сразу нескольких цивилизаций: прошлого, настоящего (относительно настоящего) и будущего. Преамбула довольна проста — представители цивилизации будущего случайно попадают в мир далекого прошлого, тем самым становясь вершителями многих судеб. Проблематик, о которых хочется написать, сразу несколько, начну по порядку их важности и раскрытости в повести.

1. Проблематика прогрессорства. Наверное, это первые пробы авторов, которые уже хотели развить данную тему и найти на все вопросы о развитии цивилизации самые надлежащие ответы. В повести мы уже видим мир, подготовленный или готовящийся к подобным проблемам. Не раз упоминается самый важный в этом мире общественный орган — «Комиссия по контактам» (да и имя самого Руматы все таки проскользнуло в одном абзаце). Свод правил, который обозначила эта комиссия, говорит нам о том, что развитая цивилизация будущего еще не готова к подобным контактам и проявляет максимальную осторожность, понимая всю сложность и ответственность в этих вопросах. Но что делать двум героям, представителям цивилизации «Полудня», для которых смотреть на страдающих от несправедливости и несвободы людей дико и оскорбительно для самих же себя. Система ценностей, внутренний моральный облик — все это сразу же приходит в негодование, когда перед ребятами разворачивается довольно мрачная и жестокая картина феодального мира. В итоге формируется несколько точек зрения на данную проблему: оптимистичная — активное вмешательство и материальное насыщение планеты для изменения общественного мировоззрения; и пессимистичная — мнение Саула (третьего спутника) о том, что любое вмешательство бессмысленно и деструктивно по отношению к людям, которые в полной мере зависимы от сложившейся системы (в чем герои в последующем убеждаются, пожалев о совершенных ими действиях). В повести этот конфликт интересов остается открытым, а так же перетекает в другую проблематику.

2. Собственно, конфликт человека «прошлого»(нашего относительно настоящего) и человека «будущего». Персонаж Саула — это намеренно введенный персонаж вне рамок и условий описываемого мира без объяснения причин. Стругацкие намеренно отказались от каких-либо объяснений попадания этого героя в мир «Полудня», акцентируя внимание на более серьезной проблематике с ним связанной, тем самым объясняя свой поступок тем, что хотели посмотреть на мир далекого будущего глазами своего «современника», столкнуть лбами интересы этих миров, найти ключевые точки соприкосновения, а так же различия. И я не вижу в таком довольно смелом шаге авторов какой-то изъян или недоработку. Скорее это специальный литературный прием, который полностью оправдывает свое назначение.

С точки зрения Саула — активное вмешательство в систему феодального гнета бессмысленна. Тем самым он обозначает и привносит в парадигму прогрессорства новый смысл: прогрессорство — это не только материальное насыщение и обеспечение свободы для отстающего общества, это и забота о моральном взрослении каждого, синергия морального подъема и технического прогресса. А для достижения таких результатов необходимо время намного большее, людей необходимо научить, идею нужно взрастить и заслужить, она не может появиться на пустом месте. Тема учительства и воспитания у Стругацких — снова та самая вакцина для общества с низкими моральными и идеологическими показателями.

3. Проблематика «анестезии сердца». Это та самая проблематика, которая будет являться центральной в произведении «Трудно быть богом». И снова Саул — умудренный опытом и знающий цену свободе и социальному прогрессу, предвидит судьбу Руматы, понимая главный изъян и неподготовленность человечества «будущего» жизни в иной моральной среде. Слишком оптимистичный настрой, привычка пребывания в среде более морально значимой не дают героям Антону и Вадиму посмотреть на всю эту удручающую картину здраво, не дают вспомнить, что для человека прошлого, человека дикого не чужды убийства и обман, предательство и трусость. И что будут делать эти герои, испытав все эти пороки на собственной шкуре? Опустятся до принципов грубой силы? Сумеют ли сохранить свои собственные принципы, повторяя судьбу Руматы? — вопросы остаются висеть в воздухе.

4. Проблематика непреодолимости и возникновения или существования более высокого не детерминированного (беспричинного или неподвластного логике) смысла. Эта тема неразрывно связано с загадочной цивилизацией Странников, с которыми читатель, наверняка, еще не раз столкнется в других более поздних произведениях авторов. Но на самом деле данный образ это всего лишь обертка, в которую бережно укутан смысл чего-то более глобального и непостижимого, того, с чем главным героям так и не удается справиться (ситуация с порталами и автострадой). Подобные мотивы можно встретить в произведениях «Миллиард лет до конца света» или «Далекая радуга», где природные катаклизмы или какие-то неведомые неподвластные порядку силы являются центральной проблемой произведения.

Теперь в общем. По сути произведения Саул и есть тот самый «хотящий странного», тот самый противник устоявшейся на планете «Саула» системы, это одновременно и ирония и посыл авторов, которые намеренно ввели этого персонажа в агрессивную для него среду. Его тезисы и рассуждения о социализме можно разбивать на цитаты, его эмоции и неприязнь к представителям отсталой цивилизации умиляют, а в последующей раскрывают его, как глубокую личность со своими переживаниями и самокопанием.

Что ж, это снова глубокое произведение, наполненное множеством смыслом, над которыми хочется рассуждать и делать выводы, спорить и задавать еще более сложные вопросы. Стругацкие снова приоткрывают двери, сквозь щель между которыми бьет ледяной ветер основополагающих вопросов морали и принципов прогрессивного человечества. И если бы человечество могло дышать этим ветром и задаваться этими вопросами чаще, то картина современного мира была бы, наверняка, иной.

Оценка: 10
–  [  3  ]  +

Ссылка на сообщение , 9 июня 2015 г.

Знаете, прочёл эту повесть после «Трудно быть Богом» и «Обитаемый остров». Мне всегда казалось что обоснования причин невмешательства в историю других планет сильно надуманные. После «Попытка к бегству» стало понятно что защищать нужно не Саулу или Арканар от Мира Полудня, а Мир Полудня от них.

По сравнению с теми же «Трудно быть Богом» и «Обитаемый остров» прошлое и будущие здесь изображено несколько карикатурно. Если убрать весь антураж, то создаётся впечатление что всем героям по мимо Саула по 5-7 лет максимум. Серьёзно,

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
допрос пленника на корабле
это же второклассник в кабинете у завуча. Пробуешь по хорошему — наглеет, по плохому — начинает плакать.

И каким то чудом в повести всё это органично сочетается с аллюзией на

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
концентрационные лагеря
.

Оценка: 6
–  [  3  ]  +

Ссылка на сообщение , 21 марта 2015 г.

Люди (а именно человечество) считают себя умнее и правильнее всех остальных рас. Что они и доказывают в этой повести. Вмешательство произошло, а результата ноль. Спасенных нет, дополнительно невинно погибшие есть. Чего добились три «прогрессора»? Не понятно, ведь как оценит комиссия по взаимодействию их действия нет понимания. Останется все как есть или будет принято решение о вмешательстве...Вряд ли, наблюдение, это максимум, конечно есть вариант бездумного акта агрессии, который тоже в итоге ни к чему не приведет.

Действия героев оставляют послевкусие «недоделанности». По правилам комиссии надо было улетать сразу, Антон поступился этим правилом, и до конца дела не довел. Время полумер. Вадим и Саул остановились там же. Праведный гнев и все. Я считаю, раз правила были нарушены, надо было что-то делать , но, не случилось.

Повесть напоминает «Трудно быть богом», только результат вмешательства полностью противоположен.

Какой вариант лучше, это сложный вопрос, и однозначного ответа у меня нет. Да и вряд ли он есть...

Оценка: 8
–  [  6  ]  +

Ссылка на сообщение , 21 ноября 2014 г.

Лёгкое полушутейное начало повести сулит читателю столь же непринуждённое продолжение. Да и каких напрягов можно ждать от обыденного путешествия

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
на планету-заповедник Пандору и от охоты на тахоргов? Так, лёгкая прогулка по девственным пандорианским джунглям со скорчерами наизготовку...

Однако реальность быстро приводит в чувство наших героев — молодых парней 22 и 26 лет от роду. Перво-наперво меняются их планы — про просьбе своего нового знакомого Саула Репнина, немолодого историка со специализацией по XX веку, их звездолёт направляется к звезде ЕН-сколько-то там. Да и какая разница, куда лететь во время отпуска, главное, чтобы приключений хватило на всех!

Однако уже в первые минуты после посадки на впервые посещаемую землянами планету приходит ошеломление — в непосредственной близости от корабля обнаруживаются тела людей. Мёртвые тела. Мёртвых людей. Простейший осмотр на месте говорит о том, что люди попросту замёрзли. И само собой получается так, что попытаться разобраться в сложившейся ситуации предстоит нашим героям — пилоту Антону, структуральному лингвисту Вадиму и историку Саулу...

Понятное дело, что эта книга читана-перечитана не единожды и не дважды, однако восприятие аудиоверсии этой небольшой повести несколько отличается от самостоятельного чтения. Прежде всего живыми и весьма профессиональными интонациями чтеца, Эммануила Виторгана. Колоритнейший голос актёра, его умения педалировать в нужных местах тембр и громкость доставляют слушателю истиное удовольствие.

Оценка: 10
–  [  8  ]  +

Ссылка на сообщение , 31 января 2014 г.

«Попытка к бегству» — повесть достаточно специфическая. На мой взгляд — это проба, попытка обрисовать в мире «Полдня» настоящий человеческий конфликт. Такой, чтобы — без дураков, жесткий. Далее будет «Далекая Радуга», «Трудно быть богом» и «Обитаемый остров».

Но конкретно эта повесть лично мне кажется довольно неуклюжей.

Главным образом — из-за героев, хотя и к сюжету и к антуражу тоже есть масса претензий.

Вроде бы задумка очень интересная — двое молодых людей из мира «Полдня» плюс довольно странный дядька

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
(который на самом деле «попаданец»)
и люди (преимущественно один персонаж) из очень-очень отсталого вроде как феодального мира. Из всей этой компании только Саул (который странный дядька и и наш человек) не является «полупризрачным изобретателем» (с). Все остальные...

Люди будущего (мира «Полдня») ну совсем не естественны. Ладно один (Вадим) молодой лопух и к тому же структуральный лингвист — с кем не бывает. Но второй — Антон, вроде как капитан корабля, человек постарше и должен кое-что соображать. И, даже, возможно, кое-что знать (кроме искусства и литературы и теоретической физики). Например, хоть немного истории, какие-нибудь инструкции (некоторые знает, но применять не умеет). Оба героя демонстрируют махровейший инфантилизм (который, видимо, должен иллюстрировать гуманизм героев). С учетом того, что молодые люди изначально собирались на охоту за тахоргами (очень агрессивными и опасными хищниками), то их младенческое миролюбие и крайнее раздолбайство в условиях, когда это ну никак не к месту, вызывает недоумение и недоверие. Ну не может такого быть. Понятно, что это люди светлого будущего и они «не так воспитаны» но после прямой агрессии включить голову все-таки можно. И это — не современное прочтение, а яркое впечатление далекого советского детства. Извиняюсь за довольно жесткую трактовку, но именно такое впечатление и было.

Если бы не Саул — это был бы вообще разговор «слепого с глухим», потому как «оппонирующая сторона» из местного населения еще более плоская и однозначная, чем «люди в белом» из «Полдня». Черная краска. Ровно.

Мне более или менее понятно, что хотели сказать авторы (про гуманизм, как высшую человеческую ценность, тоталиторизм, и т.д.) и самое главное, про проблему выбора человека, оказавшегося между двумя этими полюсами. Но, на мой взгляд, обе полярные стороны получились уж слишком полярные и от этого — неестественные.

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
Саул свой выбор сделал, вернулся обратно из светлого полдня...

А вот действительно интересные (для меня) следы древней цивилизации пресловутых «Странников» оказались никому особо не интересными (разве что, тому же Саулу)...

Но это я так, ворчу.

Хотя не на пустом месте. При свежем прочтении (на современный взгляд) повесть может похвастаться хорошим языком, легкой читабельностью, увлекательностью и наличием некоторого количества идей. При заметном неестественности характеров и общего поведения героев. Конфликт между «белыми» и «черными» (далеким будущем и далеким прошлым) получился, какой-то странный (если не сказать дурацкий). А настоящий конфликт — выбор Саула — заметно смикшированный (возможно из-за цензуры). Честно скажу — большого впечатления эта повесть на меня не произвела, хотя читала с удовольствием.

Ну, и как всегда у Стругацких — много фраз, которые можно разобрать (да и были разобраны) на цитаты.

Оценка: 7
–  [  7  ]  +

Ссылка на сообщение , 17 декабря 2013 г.

На первый взгляд повесть кажется подростковой. Слишком она проста, слишком многие события даны штрихами, а характеры героев примитивны. Но взгляд второй изменяет это впечатление. Я не буду затрагивать вопросы прогрессорства и выбора. Об этом много и хорошо сказано в других отзывах. Я остановлюсь на некоторых частных аспектах, которые, тем не менее, важны и интересны.

Антон и Вадим прилетели на неразведанную планету, не будучи вооруженными. Этика их мира такова, что не допускает применения насилия к разумному существу. В результате эти замечательные, порядочные, ответственные молодые люди оказались беззащитны перед толпой варваров с копьями и мечами. Транспортные средства землян 22-го века позволили уклониться от нежелательных столкновений с аборигенами, а имеющиеся у героев эффективные медикаменты — быстро излечить полученную Вадимом рану. Но это случайность. Окажись Вадим и Антон в окружении толпы аборигенов Саулы, их растерзали бы в два счета. Ведь у ребят не только не было при себе оружия, но они и морально не готовы применить его даже для целей защиты своей жизни. Благополучная жизнь в Мире Полдня изменила характеры людей. И нельзя сказать, что это изменение в лучшую сторону.

Предположим, что машины Странников дали возможность людям с Саулы переместиться на Землю, да еще с каким-нибудь огнестрельным оружием. Ведь огромное количество землян перебьют, пока остальные спохватятся и начнут защищать жизнь сограждан. А вероятность такого перемещения-вторжения существует, причем она не столь уж и мала, раз некие таинственные Странники проводят на цивилизациях одним им понятные эксперименты. Беспечность землян поразительна. Стругацкие показали нам мир будущего, в котором наивность и вера в возможность договориться с любым разумным существом доведены до абсурда.

В Мире Полдня множественность населенных планет является привычным атрибутом реальности. Но при этом само собой разумеется, что иноземные цивилизации по своему техническому развитию стоят ниже землян. В таком окружении земляне могут позволить себе отсутствие личного оружия у звездолетчиков. Но почему же не принимается во внимание фактор цивилизации Странников? Они не угрожают землянам, да. Но уровень их технического развития как минимум не ниже земного. А если одна из вновь обнаруженных цивилизаций будет столь же развитой, но агрессивной? Прилетели такие вот наивные и добрые Антон и Вадим на планетку, а их там и убили, чтоб не распространяли информацию о существовании цивилизаций, не желающих быть обнаруженными раньше времени. Геоцентризм Стругацких представляется странным и необоснованным.

Мир Полдня населен замечательными людьми с развитой личной этикой. Но этот мир прошел большой путь развития, в том числе через эпохи страшной жестокости. На Земле этот недостаток преодолен. Но, выходя в открытый космос, люди Земли должны бы помнить свою историю и обоснованно предполагать возможность встречи и с недружественной инопланетной культурой тоже. Рано или поздно такая встреча произойдет. И если звездолетчики Земли будут похожи на Антона и Вадима, погибнут земляне глупо и бесславно, по собственной глупости.

Жестокость в отношениях между людьми — это очень дурно, никто не спорит. Но столь же дурна наивная вера в невозможность жестокости. С нее легко может начаться возрождение изжитых пороков. В этой части Мир Полдня очень уязвим. И совершенно утопичен. Стругацкие создали хороший, привлекательный мир, но не правдивый, к сожалению. ИМХО.

Оценка: 8


Ваш отзыв:

— делает невидимым текст, преждевременно раскрывающий сюжет, разрушающий интригу

  




⇑ Наверх