FantLab ru

Аркадий и Борис Стругацкие «Улитка на склоне»

Улитка на склоне

Повесть, год (год написания: 1965)

Перевод на английский: A. Meyers (The Snail on the Slope), 1980 — 2 изд.
Перевод на немецкий: H. Földeak (Die Schnecke am Hang), 2011 — 1 изд.
Перевод на французский: В. Лажуа (L'Escargot sur la pente), 2013 — 1 изд.
Перевод на португальский: M. T. P. Pereira (Floresta sem Fim), 1997 — 1 изд.
Перевод на итальянский: R. Valla (Il Direttorato), 1996 — 1 изд.
Перевод на чешский: Л. Дворжак (Les), 1983 — 1 изд.
Перевод на польский: И. Левандовская (Ślimak na zboczu), 1985 — 4 изд.
Перевод на болгарский: А. Мелконян (Охлюв по склона, Охлюв по стръмното), 1983 — 2 изд.
Перевод на румынский: V. Stoicescu (Melcul pe povârniș), 2011 — 1 изд.
Перевод на каталанский: R. Ribó (El cargol en el pendent), 2002 — 1 изд.

Жанровый классификатор:

Всего проголосовало: 165

 Рейтинг
Средняя оценка:8.45
Голосов:2595
Моя оценка:
-
подробнее

Аннотация:


В повести «Улитка на склоне» существуют два мира, два разных общества, каждое из которых живёт по своим законам. Главные герои, чьими глазами мы видим Управление, Деревню и Город подруг, находятся в определённых отношениях с властью и обществом. Кандид и Перец – ученые, люди мысли, они не приемлют насилия и преследований. Оба они «больны тоской по пониманию» и до самого конца будут стремиться к истине, но каждый своим путем. Перец, недавно ещё мечтавший о свободе и радости жизни для каждого, получив власть, боится противопоставить себя государству. Кандид сильнее и счастливее Переца, ему удается понять происходящее и бросить ему вызов. Столкнувшись с ужасами леса и Управления, он, несмотря на своё очевидное бессилие, решает не сдаваться ни при каких обстоятельствах, хочет стать камешком, тормозящим «жернова прогресса» и остается победителем – улиткой на склоне.

Примечание:


Существует проблема с датировкой публикации этой повести. Одна ее часть печаталась в 1966, другая — в 1968; после чего вопрос с изданием повести в СССР был снят с повестки дня на 20 лет (так как она была объявлена антисоветской). Первое зарубежное издание в 1972, а в России повесть полностью была издана только в 1988 году.

В произведение входит:

8.48 (1353)
-
13 отз.
8.34 (1055)
-
13 отз.

Обозначения:   циклы   романы   повести   графические произведения   рассказы и пр.


Входит в:

— журнал «Urania, 1996, № 2», 1996 г.

— журнал «Сибирские Афины», № 2'1999», 1999 г.

— журнал «Смена № 11, 1988», 1988 г.

— журнал «Смена № 12, 1988», 1988 г.

— журнал «Смена № 13, 1988», 1988 г.

— журнал «Смена № 14, 1988», 1988 г.

— журнал «Смена № 15, 1988», 1988 г.

— сборник «Волны гасят ветер», 1989 г.


Лингвистический анализ текста:


Приблизительно страниц: 191

Активный словарный запас: очень низкий (2448 уникальных слов на 10000 слов текста)

Средняя длина предложения: 58 знаков — на редкость ниже среднего (81)!

Доля диалогов в тексте: 43%, что немного выше среднего (37%)

подробные результаты анализа >>


Награды и премии:


лауреат
Великое Кольцо, 1988 // Крупная форма

лауреат
Северный клинок / Nordklinge, 2011 // Роман (повесть)

лауреат
"Сталкер" / Stalker, 2015 // Переводной роман (СССР; повесть)

Похожие произведения:

 

 



В планах издательств:


Издания:

Волны гасят ветер
1989 г.
Волны гасят ветер
1990 г.
Трудно быть богом. Улитка на склоне
1990 г.
Улитка на склоне
1990 г.
Избранное. Том 1
1992 г.
Улитка на склоне. Второе нашествие марсиан. Отель «У Погибшего Альпиниста»
1992 г.
Улитка на склоне. Сказка о Тройке
1992 г.
Улитка на склоне. Второе нашествие марсиан. Отель «У Погибшего Альпиниста»
1995 г.
Улитка на склоне
1996 г.
Пикник на обочине. Отель «У погибшего альпиниста». Улитка на склоне
1997 г.
Гадкие лебеди
2000 г.
Собрание сочинений. Том четвёртый
2001 г.
Трудно быть богом
2003 г.
Четыре Стихии: Вода
2003 г.
Люди и боги
2004 г.
Собрание сочинений. Том четвёртый
2004 г.
Улитка на склоне
2004 г.
За миллиард лет до конца света
2006 г.
За миллиард лет до конца света
2006 г.
Улитка на склоне. Опыт академического издания
2006 г.
Бегство вперед
2007 г.
Бегство вперед
2007 г.
Собрание сочинений. Том четвёртый
2007 г.
За миллиард лет до конца света
2008 г.
Улитка на склоне
2009 г.
Собрание сочинений в 11 томах. Том 4. 1964-1966
2010 г.
Полное собрание сочинений в одной книге
2013 г.
Собрание сочинений в 11 томах. Том 4. 1964-1966 гг. Хищные вещи века. Беспокойство. Улитка на склоне. Второе нашествие марсиан
2013 г.
Улитка на склоне
2013 г.
Улитка на склоне
2014 г.
Улитка на склоне
2015 г.
Улитка на склоне
2015 г.
Отель
2017 г.

Периодика:

Смена № 11, 1988
1988 г.
Смена № 12, 1988
1988 г.
Смена № 13, 1988
1988 г.
Смена № 14, 1988
1988 г.
Смена № 15, 1988
1988 г.
«Сибирские Афины», № 2'1999
1999 г.

Аудиокниги:

Улитка на склоне. Малыш. Наука и воображение
2005 г.
Улитка на склоне
2006 г.
Улитка на склоне. Малыш. Наука и воображение
2007 г.
Улитка на склоне
2009 г.
Улитка на склоне
2012 г.

Электронные издания:

Полное собрание сочинений. Том девятый. 1965
2016 г.

Издания на иностранных языках:

L'Escargot sur la pente
1972 г.
(французский)
The Snail on the Slope
1980 г.
(английский)
The Snail on the Slope
1980 г.
(английский)
Les. Je těžké být bohem
1983 г.
(чешский)
Неуговорени срещи
1983 г.
(болгарский)
Ślimak na zboczu
1985 г.
(польский)
The Snail on the Slope
1989 г.
(английский)
Urania, 1996, № 2
1996 г.
(итальянский)
Охлюв по склона
1996 г.
(болгарский)
Floresta sem Fim
1997 г.
(португальский)
Ślimak na zboczu
1997 г.
(польский)
Ślimak na zboczu
1999 г.
(польский)
El cargol en el pendent
2002 г.
(каталанский)
Ślimak na zboczu
2010 г.
(польский)
Gesammelte Werke 3
2011 г.
(немецкий)
Melcul pe povârniș
2011 г.
(румынский)
L'Escargot sur la pente
2013 г.
(французский)




Доступность в электронном виде:

 

Отзывы читателей

Рейтинг отзыва



Сортировка: по дате | по рейтингу | по оценке
–  [  20  ]  +

Ссылка на сообщение , 15 января 2015 г.

Самое простое — увидеть в этой книге Стругацких опровержение их собственных идей, высказанных в ранних книгах — «Полдне», «Стране багровых туч», «Понедельнике», который начинается в субботу. Но это самый поверхностный слой книги и самый неинтересный. «Улитка» — сложное философское произведение с элементами сюрреализма, которое будут читать и через столетия. Скажу о том, что понял сам, когда ещё не было позднейших комментариев и исправлений.

Управление было создано в первую очередь для исследования Леса, во вторую очередь — для его освоения. Но Лес не поддаётся ни исследованию, ни освоению. И Управление, не справившись с задачей, перерождается в бюрократического монстра, плодящего безумные распоряжения. Это не сатира на советскую бюрократию, это судьба любой бюрократии, утратившей ту цель, ради которой её создавали. Что в России, что в Европе, что в Древнем Шумере, что в Древнем Китае. Когда распоряжений слишком много, и они получаются слишком безумными, наступает привыкание, и сотрудники теперь не столько работают, сколько имитируют исполнение распоряжений. Что мы и наблюдаем в Управлении.

Перец — человек чужой для Управления, главным образом потому, что новый. Он хочет понять Лес, но никогда не сможет этого сделать. Не из-за абсурдных препон в духе Кафки, а потому, что Лесу он не нужен. Он ещё, вероятно, подёргается, попытается что-то изменить, а потом привыкнет, втянется в бюрократическую рутину, будет изучать Лес издали, а по вечерам пить кефир или что-нибудь другое.

Лес враждебен человеку. Но люди некогда смогли создать биологическую цивилизацию, идеально приспособленную к местным условиям. Как любая идеально устроенная цивилизация, она со временем пришла в состояние застоя. Кто-то (из местных или пришельцев) решил этот застой взорвать. Началось Одержание, Разрыхление и Заболачивание. Судя по всему, и этот эксперимент утратил первоначальный смысл и превратился в бессмысленное насилие над лесом и несчастными жителями лесных деревень. Там — бюрократическое безумие, здесь — безумие прогрессистское. Оно ещё страшнее.

И Кандид — человек чужой для Леса. Но он сумел остаться настоящим человеком, даже потеряв память и погрузившись в растительное существование лесной деревни. Он всеми силами защищает слабых и упорно пытается дойти до Управления. Управления, где царит бюрократическое безумие, но он этого не помнит. И никогда не сможет дойти.

Оценка: 10
–  [  20  ]  +

Ссылка на сообщение , 9 сентября 2008 г.

Иногда творчество Стругацких напоминает мне бородатый анекдот:

Профессор спрашивает студента:

-Ну-с, батенька, раскажите мне про электрический ток.

-Вы знаете, профессор, вот еще вчера помнил, но забыл...

-Какое несчастье, ОДИН-ЕДИНСТВЕННЫЙ человек в мире знал, да и тот ЗАБЫЛ!!!

Аналогичные ощущения возникают и у меня, когда кто-то задает мне вопрос: «а о чем эта книга у Стругацких?» Я пожимаю плечами и говорю — да, знаешь, уже и забыл... Конечно, это лукавство, потому как не могу, нет слов чтобы описать некотрые вещи. По другим произведениям можно сказать хоть что-то, вот об этом и об этом, вкратце, а что можно сказать об «Улитке»? Да ничего! Если просто пересказать сюжет, то тебя просто не поймут, а если попытаться рассказать о чем это написано... наверно тоже не поймут, потому, как, лично я, этого сделать не смогу. Единственно, что я могу сказать — читайте. Читайте и понимайте так, как можете, а потом, перечитайте и вы поймете, что все поняли неправильно...:gigi:

РАДУЕТ БЕЗУМНО факт того, что произведения АБС и ЭТО в частности, ВОПРЕКИ ВСЕМУ И НЕСМОТРЯ НИ НА ЧТО пользуются БЕЗУМНОЙ популярностью! Это радует!

ТРАДИЦИОННО ПРОШУ ПРОЩЕНИЯ ЗА ОБИЛИЕ ЗАГЛАВНЫХ БУКВ В ВИДУ ОТСУТСТВИЯ АЛЬТЕРНАТИВЫ ВЫДЕЛЕНИЯ ТЕКСТА ( К АДМИНИСТРАЦИИ САЙТА, КОНЕЧНО)

Оценка: 10
–  [  17  ]  +

Ссылка на сообщение , 28 декабря 2008 г.

О Стругацких и об их бессмертных творениях можно говорить вечно. Невероятные образы и запутанный сюжет — неотъемлемая черта любого из литературных произведений братьев-авторов.

Организованная толпа? — казалось бы невозможное словосочетание находит свое отражение здесь. Бессмысленные, безуспешные и все-таки бесконечные попытки победить Лес — тайну природы, объединяют практически все «цивилизованное» общество, представленное в рассказе. Управление, во главе с призрачным директором, осуществляет административный контроль над всеми поступками, действиями и даже посягает на мысли и эмоции.

Люди превращаются в роботов, но зачем и для чего? Как ни странно самый точный ответ звучит от «возлюбленной» Перца Алевтины — «Пупсик, миленький, ты не вникай, я этого сама ничего не понимаю, но это даже хорошо, потому что вникание порождает сомнение, сомнение порождает топтание на месте, а топтание на месте — это гибель административной деятельности, а следовательно, и твоя, моя и вообще...»

Управление ради управления — такая глупость и такая актуальность, что прямо становится не по себе. Чиновник занявший должность забывает, зачем эта должность нужна и использует свои полномочия на себя, а его начальники и его подчиненные делают то же самое, образуя закрытую систему. Это механизм не для людей, а против людей. Воспитанные такой системой Домарощинеры выискивают и вынюхивают несогласных, инакомыслящих и просто ДРУГИХ как вредных для системы субъектов, чтобы изолировать и подавить их НЕПРАВИЛЬНЫЕ поползновения.

Словно одинокий путник, заплутавший в огромном и мрачном лабиринте, читатель Улитки на склоне пытается найти выход — уловить смысл рассказа, но.. сделать это так же сложно как и улитке, посвятившей всю свою жизнь упертому движению к высоте, к склону..

Оценка: 10
–  [  14  ]  +

Ссылка на сообщение , 22 февраля 2009 г.

Оценивать подобные произведения крайне трудно: кажется, что надо оставить только пару десяток и понизить все остальные оценки на один балл. Почему? Да потому что это шедевр, коих осталось мало. Опять же, почему? Потому что... Я не знаю, просто остались такие ощущения, ощущение некой гениальности и непревзойденности. Почему? Надо читать, чтобы понять ЭТО.

Истории двух людей, главных героев, несмотря на первоначальное впечатление огромной разницы между ними, очень похожи. Хотя один хочет попасть в Лес, а другой выбраться из него, оба они не могут понять ничего, что происходит вокруг: Перец, непонятно как попавший в мир Управления и не нашедший своего места в нем; Кандид, непонятно как попавший в мир (а это действительно другой мир, другая реальность) и не нашедший своего места в нем.

Стругацкие великолепные психологи: каждое действующее лицо обладает своим индивидуальным характером, другого такого в этом произведении найти невозможно. Образ Навы просто бесподобен: возникает ощущение, что эта девушка, не перестающая болтать и раздражающая окружающих, действительно существует и она где-то рядом.

Читая, разбираясь в перипетиях сюжета, стараешься понять значимость того или иного события, раскрыть то, что тебе непонятно. Зачастую это происходит одновременно с поисками и главных героев, которые также пытаются отыскать ответы на вопросы, столь мучающие каждого из них.

Главный вопрос всего романа: роль человека в мире и восприятие этого мира. Если мы не можем понять, как в этом мире что устроено, как можно назвать самого человека? Улитка. Улитка, тяжело ползущая вверх по склону, пытающаяся познать, что там дальше и сознающая, что она по-прежнему почти на том же месте и сдвинулась лишь чуть-чуть, да и то непонятно куда…

Оценка: 10
–  [  13  ]  +

Ссылка на сообщение , 3 июля 2013 г.

Повесть всегда была в числе моих самых любимых произведений, причем как первый ее вариант, известный как «Беспокойство»(более стройный и логичный), так и второй(с линиями Переца и Кандида — более сложный, богатый на философские аллюзии).

«Улитка» — о тщете усилий Человека. Иногда она мне кажется самой пессимистичной и трагической повестью АБС. Тщета усилий Переца, стремящегося то попасть в Лес, то, в конце концов, уехать на Материк — это символ напрасности действий Человека в условиях борьбы с непознаваемым и грозным Нечто. Человеческая цивилизация закольцевала саму себя, она мечется среди гигантских стен, которые она сама же и создала и окружила ими себя. Человечество само себя тормозит своим бюрократизмом и примитивностью мышления. Кто окружает Переца в Управлении? Безграмотный Домарощинер, готовый по одному росчерку пера выполнить любой, даже самый глупый приказ шефа. Похожий на автомат Ким, который даже не находит времени задуматься, что же происходит. Неуловимый Директор, менторски вещающий директивы по телефону. Ограниченная Алевтина, ждущего от нового Директора любой, даже самой абсурдной Директивы. А рядом с Управлением — похотливый кефироман Тузик, неуверенный в себе Квентин, самовлюбленная Рита... Сам Перец — это лишь птица, залетевшая в комнату и бьющиеся крыльями о стекла и стены, пытающаяся вылететь на свободу.

Человечество не доросло до Леса, оно не способно стать на ступеньку выше, губит самое себя.

Немного лучше в этом ряду выглядит пилот Кандид, попавший в Лес в результате аварии и живущий среди аборигенов. Попав в чуждую цивилизацию, в непонятные, временами — варварские условия, Кандид не теряет себя, присутствия духа. Обстоятельства обостряют в нем качества Исследователя, мужественного, смелого, находчивого. Он пытается выбраться из Леса, добраться до Города, пытается познать окружающий мир, противостоять невзгодам и бездумной жестокости.

Но и его усилия, похоже, напрасны. Лучшее, что ему остается, это место и слава Молчуна, повергателя мертвяков, со скальпелем в руке. Что же будет делать Кандид, когда к деревне подступит Одержание? Найдет ли человеческий ум Выход?

Авторы дают нам в конце романа хоть какую-то надежду. Надежду, что не потерян еще до конца Человек.

Оценка: 10
–  [  11  ]  +

Ссылка на сообщение , 26 июля 2014 г.

«Счёл я книгу ту и рад всецело, что счёл.

Потому как если бы не счёл я ту книгу,

Так и не ведал бы, того что теперь ведаю,

Потому что счёл книгу ту...»

Эмоции мои и мысли разнообразны. Книга захватила с первых слов и не отпускала до последних. И теперь не отпускает, и чувствую, ещё какое то время будет жить во мне...

Читалось на удивление легко! Очень приятное чувство от текста возникло сразу, когда понимаешь, что почти каждый абзац, является самостоятельным изречением, философской мыслью, конкретной позицией в цельном мировоззрении, с очень близкой мне духовной корневой основой... Между тем каждый этот абзац находится на своём месте, являясь частью самой структуры. Напоминая отдельное упражнение или движение в Като...

Читая, поймал себя на том, что посмеиваюсь, вслух! Не злобно, не попусту, а так, как мы посмеиваемся редкой порой, от иронично исполненной притчи или анекдота, с очень глубоким жизненным смыслом. Когда сама форма, в которой этот смысл нам предстал, дарит радость, сглаживая печаль от истин и мыслей...

Чувство такое, что смех этот как реакция на мудрость, естественная, означающая что та, входя, приживается. Занимая своё законное место.

Главной мыслью текста, для меня, именно сейчас, явилась та, что созвучна с моим взглядом на нашу цивилизацию в целом.

Свой этот взгляд могу описать так: — Вся известная нам история свидетельствует о том, что развитие нашей цивилизации всегда сопровождалось и продолжает сопровождаться таким явлением как геноцид. С моими скромными знаниями, при описании легче пользоваться термином «фашизм» хотя я и чувствую, что он не отражает того что я описываю, в полной мере. Мы — люди, разрабатываем, пропагандируем, и внедряем (самыми ужасными и бесчеловечными методами) в реальность идеи о превосходстве. Либо одной группы людей над всеми остальными (под любым пусть даже самым нелепым предлогом) либо о превосходстве людей над всеми остальными формами жизни и уж тем более над тем, что мы — люди, формами жизни вовсе не считаем. Видимо, это заложено в нас на генном уровне. Очень глубоко. Это сидит на уровне самых древних инстинктов и так же как они, очень трудно поддаётся сознательной блокировке. Остаётся лишь догадываться о том, что это – изъян, допущенный при создании, вирус, подхваченный, где то в незапамятные времена или может быть этот изъян внедрён в нас сознательно, для поддержания «вечной, внутренней борьбы» ...

Но, так или иначе, мы — люди, так и не смогли нигде и никогда победить это. Идеи, порождённые этим стремлением, возникали всегда и продолжают возникать, не зависимо от уровня прогресса нашей цивилизации. Видимо наличием этой составляющей в нас, в том числе объясняется неспособность создать, или воспринять какое либо философское учение, объединяющее всех представителей нашего вида, или хотя бы большинство. Везде и всюду возникают «контр учения», в которых даже при беглом знакомстве легко увидеть всё тот же «глобальный геноцид» ... Радует только то, что мы не смогли создать и общее для всех учение, основанное на этом геноциде.

Вот такие мысли живут во мне. Видимо по этой причине, из книги, что счёл, сильнее прочих воспринял я те места, которые перекликаются с этой идеей. Хотя, безусловно, книга много и много шире и богаче, и я надеюсь, что открою ещё множество новых идей или она откроет их во мне...

Местами возникало чувство, схожее с ощущениями от «замка» Кафки... Но Стругацкие всегда КРУЧЕ, для меня во всяком случаи.

И конечно я нашёл в этой повести очередных «драконов» и «поэтов» жаждущих с ними бороться. О которых говорил, (если я не ошибаюсь) Борис Стругацкий, на одной из лекций или семинаров...

Оценка: 10
–  [  11  ]  +

Ссылка на сообщение , 31 октября 2013 г.

Прошу прощения за большую-пребольшую цитату, но что-то мне без оной не обойтись...

Мы полые люди,

Набитые чучела,

Сошлись в одном месте, —

Солома в башках!

Шелестят голоса сухие,

Когда мы шепчемся вместе,

Без смысла шуршим,

Словно в траве суховей,

Словно в старом подвале крысы большие

По битым стеклам снуют.

Образ без черт. Тень без движенья.

Бесцветность. Бессилие. Паралич.

Вы, что с глазами открытыми

Перешагнули, не дрогнув,

В иное Царство смерти,

Помяните нас (если вспомните):

Мы не сильные духом погибшие,

Мы полые люди,

Соломой набитые чучела.

«Полые люди» Элиота. В переводе Берберовой...

Только с помощью этих строк можно передать состояние души после прочтения «Улитки на склоне». Особенно, если не сочинять отзыв, поминутно заглядывая в текст и вытаскивая оттуда ту или иную авторскую фразу...

Сюжет моментально улетучивается из памяти. Лица героев превращаются в одно всеобщее тусклое лицо, беззвучно разевающее мокрогубый провал рта. Предложения распадаются на словосочетания, словосочетания крошатся в словесную труху, слова разлагаются на буквы, буквы выцветают, ибо молекулы типографской краски обращаются в табор свободно блуждающих атомов. Атомы рвут на куски сами себя, элементарные частицы сотворяют с собой такое, что Мишель Уэльбек с горя уходит в монастырь. Приходит Хиггс, сметает бозоны в совок, после чего все в мире окончательно лишается массы и обращается в ничто...

И теперь уже не стыдно признаться в том, что ничегошеньки в этом произведении ты не понял. И хотя есть люди, утверждающие, что они все поняли, верить им нельзя. Потому как шедевры иногда бывают такого рода, что не проясняют сознание людей, а бьют их с размаха по голове чем-нибудь тяжелым. Чтобы осознали свою ограниченность. Чтобы подписались под фразой Сократа «Я знаю только то, что я ничего не знаю.» Чтобы отважились найти свой путь к постижению сути того, что происходит в мире...

И тут должно последовать признание в том, что сказав «спасибо» Стругацким за то, что они сподвигли меня поразмышлять над многими жизненными проблемами, я все же отправлюсь своим путем. В тихий мещанский мирок, в маленькую уютную квартирку, в которой Достоевский что-то возбужденно втолковывает Честертону, а тот гладит мирно посапывающего кота и мечтает о...

Хотя бы о том, что человечество не превратится в полых людей...

Простите за сумбур вместо отзыва, но после таких книг можно и дара речи лишиться...

Оценка: 10
–  [  11  ]  +

Ссылка на сообщение , 28 марта 2012 г.

Итак, «Улитка на склоне». Вообще говоря, Стругацкие в своих повестях всегда дают готовые ситуации, но никогда не дают готовых ответов. Со своими мнениями и решениями авторы держаться как бы в стороне, давая пространство читателю для своего рассуждения, для своей оценки ситуаций. Но в «Улитке…» Стругацкие просто превзошли себя.

Это сюрреалистичное и насыщенное метафорами произведение.

Здесь Лес я понимаю, как некую объективную реальность: жизнь, природа, наука и научные законы и пр. Стругацкие в Комментариях к пройденному пишут, что Лес – это будущее, но я оставляю за собой право на собственное определение, т.к. они сначала придумали Лес, а потом его назвал будущим, а будущее в мое определение тоже входит. И еще здесь есть два человеческих общества: деревня – общество слабых людей и управление – общество сильных людей. Слабых лес поглощает, и они вынуждены покоряться или приспосабливаться. Сильные думают, что они хозяева леса и стремятся его покорить, починить, переделать. Оба общества представляют собой серую массу людей, живущих в своих рамках и по своим законам. Они не плохие и не хорошие, они обычные. Мы тоже живем в таком же обществе, детали и законы меняются, а серая суть серой средней массы остается. И есть в этих обществах люди, которые стараются думать и размышлять, вникнуть в суть вещей – это Перец и Кандид.

И вся повесть сводится к противопоставлению этих думающих людей, серого общества и загадочного леса.

Перец и Кандид чувствуют себя чужими среди других людей, они пытаются обрести спасение в лесе, но он не справедлив не понятен, они пытаются уехать, уйти, но не могут этого сделать, и когда они все таки остаются, каждый делает на своем месте то, что может для улучшения. Кандид защищает слабых людей. Перец сберегает лес.

Перечислить все мои размышления достаточно трудно. В этой повести есть еще очень много и более тонких метафор, интересных ситуаций и неоднозначных персонажей. Но перед тем, как садится за ее чтение надо полностью раскрыть свое сознание и отказаться от стереотипов.

Оценка: 10
–  [  10  ]  +

Ссылка на сообщение , 5 ноября 2008 г.

Вы знаете, рассматривать эту повесть, как два разных произведения – это, как-то неправильно. И ведь действительно, казалось бы, мы с вами видим две по-настоящему разных истории. С разными мирами, с совершенно разными героями, даже написанными в разных жанрах. Только вот дилемма в том, что смысл сей повести доходит лишь тогда, когда прочитаешь обе истории. Своего рода пазл из 2 половинок.

Все мы бежим с вами от проблем. Вот возьмем наших героев, к примеру. Перец всю жизнь мечтает попасть в лес, который никогда не видел. Не попадает и решает уехать из этого холодного, насквозь пропитанного бюрократией, чуждого ему мира. И ведь все равно в результате он остается. И даже неважно из-за чего так получается. Важно то, что он остается жить в мире, в котором ему придется жить одному, пусть даже и с духовной точки зрения, но одному, а это действительно очень дорогого стоит.

Кандид. Кандид сколько себя помнит, все время ищет мифический город, откуда никто и никогда не возвращается. Находит свою мечту и разочаровывается. Но разве это что-то меняет в его стремлениях? Разве меняет это самого человека?

Обоих героев объединяет то, что они продолжают жить и бороться, даже при, казалось бы, крайних для себя обстоятельствах. Пусть один уходит, другой остается – это только сюжетные ходы до донесения главной мысли. Цели то может быть и меняются у наших с вами героев, только вот стремление уйти от проблем у них неожиданно исчезает. На то мы и люди, чтобы сначала создавать себе проблемы, а потом уже самим их решать. А разве может быть иначе?

Оценка: 10
–  [  9  ]  +

Ссылка на сообщение , 27 октября 2016 г.

Злая, очень злая книга. Зато честная.

Начало напрочь обескураживает своей прямотой. С первых страниц повести про Перца — неприкрытая едкая сатира на ГБ-шника. Совершенно не понимаю, насколько надо было быть безбашенным редактором, чтобы подписать эти повести в печать в 1960-х годах. Зачем был нужен такой риск? Вопрос риторический. Просто далее-то всё уже пошло по-взрослому. Стругацкие показали себя настоящими мастерами игры в прятки с цензурой. Текст метафоричен до предела. Просто феерия гротеска и метафор. И оттого текст очень многослоен.

Хотя, конечно, такая стилистика, вынужденная игра с цензурой, сыграла свою злую шутку. Да и не могла не сыграть. Многие смысловые посылы запрятаны столь глубоко, что полностью расшифровать повесть, вероятно, не дано никому — только усилиями многих исследователей. Но для меня тут свой плюс. Критику не читаю и потому при каждом перечитывании в голову приходит что-то новое, «открытия» совершаются.

По сатирической части приведу избитую цитату. Не могу не привести. Скажу лишь, что тут вся суть свершений эпохи или облика строителя коммунизма.

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
«Я знаю только, что они способны на любые крайности, на самую крайнюю степень тупости и мудрости, жестокости и жалости, ярости и выдержки. У них нет только одного: понимания. Они всегда подменяли понимание какими-нибудь суррогатами: верой, неверием, равнодушием, пренебрежением. Как-то всегда получалось, что это проще всего. Проще поверить, чем понять. Проще разочароваться, чем понять. Проще плюнуть, чем понять.»

И в этом была действительно большая беда. Ибо ранее на Руси Понять умели и могли почти всегда.

Впрочем, сатира сатирой. Но кроме неё есть ещё два крупных пласта. Первый — это предельно честные, на грани цинизма, рассуждения о природе человека как такового.

Вот, например, снова звучит та же мысль, что и в «Хищных вещах века», только тут прогнозом прямым текстом:

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
«Будете слоняться от хрустальной распивочной до алмазной закусочной.»

Или пример просто одного из наблюдений за природой человека:

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
«Когда люди сами говорят о себе, они либо бахвалятся, либо каются.»

А второй пласт — то, за чем спрятана сатирическая основа романа — суть полностью самостоятельный сюжет, самобытный мир. И это гениально. Да-да, отвлекитесь от проблем борьбы с Системой, от всего социального в тексте. Всмотритесь в описания и загадки мира Леса — мир биоцивилизации интригует и потрясает. Единственное, о чём я пожалел — слишком мало ответов именно по этой линии произведения.

И всё же — роман не для всех. Кого-то отпугивает почти открытая депрессивность текста. Кого-то — неформатный способ подачи материала (сейчас такой роман кто-то бы и к «альтернативе» отнёс). А мне «Улитка на склоне» очень нравится. Ибо это из тех произведений, когда при чтении нужен мозг, причём не только обрабатывать информацию, но осмысливать её, искать параллели, связи, исходники метафор, и так далее.

Оценка: 10
–  [  9  ]  +

Ссылка на сообщение , 7 ноября 2011 г.

Наверное, лучше всего главы о Переце (не Перце, а именно Переце) понимают те, кто работал в разных закрытых НИИ, так называемых «почтовых ящиках» :)

Как и в «Понедельнике...» КАЖДЫЙ образ узнаваем, имеет своих «двойников» для такого читателя.

Вот вы смеётесь, а ведь — повторю — КАЖДЫЙ персонаж встречался в жизни. Они просто собраны вместе и чуть-чуть (самую малость!) подчёркнуты. Даже не окарикатурены.

Эх... это был смех сквозь слёзы...

***

Линию Кандида великолепно объяснили сами Стругацкие. Ищите и обрящете ;)

Оценка: 10
–  [  8  ]  +

Ссылка на сообщение , 28 марта 2017 г.

Перед нами сложное философское произведение, которое даже сами авторы посчитали своим лучшим творением, которое сшивалось из лоскутов предыдущей работы «Беспокойство», которое обросло еще большим психологизмом, сарказмом и фантасмагорией, читать которое нужно очень внимательно и угадывать правильно расставленные акценты авторов.

Начну с того, что не могу не сравнить данное произведение с произведением «Беспокойство», предыдущей формой этой необычной и многогранной истории, граней на которой теперь еще больше, чем прежде. «Беспокойство» более романтично и прозаично, герои которого — это глубокие знакомые персонажи вселенной «Полудня», и «Управление» во многом показано в том же прогрессивном ключе, общество которого представляет из себя ученых, изобретателей и просто любознательных личностей, которые, не смотря на все возрастающую ответственность, рвутся к знаниям и совершенствованию, в поле проблематик которого стоит ребром вопрос о человеческом знании и беспечности подходов к этому знанию. Эти вопросы и поднимает главный герой Горбовский, пытаясь предостеречь человечество от возможных последствий. И вся линия Горбовского кардинально отличается от линии Переца, что полностью и переворачивает восприятие мира произведения «Улитка на склоне». Это уже другой мир, который никак не связан с миром «полудня» и её романтичными положительными героями. И наиболее остро с этим миром резонирует линия Кандида (в прошлом Атоса-Сидорова), которая практически осталась неизменна, как по смыслу, так и по восприятию, но изменилась общая синергия двух сюжетных линий, что делает из произведения более острую психологическую драму, проблематика которой раскрыта уже под другим углом. Теперь по порядку:

1. Тоска Переца по пониманию и его личное отчуждение. Линия Переца для меня — того, кто уже прочитал произведение «Беспокойство», представляет самый важный интерес, потому что это основная причина перестройки моего восприятия книги. И понять его историю наиболее важно, потому что теперь это сложная психологическая и фантасмагорическая пляска из самокопания, глубины характеров окружающих персонажей, а так же нагнетаемого саспенса, когда мир вокруг главного героя буквально сходит с ума, при этом ломая под себя его волю и здравый рассудок. Абсурдность происходящего нагнетает психологизма еще сильнее, ведь вся жизнь «Управления» сводится к совершенно диким и глупым моментам, которые буквально приводят Переца в ужас. Начиная от очень странных пристрастий практически всех сотрудников управления к кефиру, продолжая пошлостью и мерзостью откровений водилы Тузика, заканчивая зомбированием и раздачей персональных приказов по личному телефону. Представленное общество буквально развращено и лишено даже малейших крупиц сознательности: они работают на сломанных ЭВМ, имитируют бурную деятельность и ищут только малейшего повода, чтобы сбросить с себя свои обязанности, ездят в лес на аванпост за зарплатой и стреляют в упор, если кто-то задержался у кассы. «Управление» буквально задыхается в собственной бюрократии, которая, видимо, и была создана для того, чтобы лишить возможности кого-либо что-то поменять и начать разбираться в царящем беспределе. И единственным, кто понимает это и является Перец, который по началу старается во что-то вникнуть, но затем устав от непонимания окружающих, полностью отчуждается и опускает руки. Последним аккордом бюрократическая машина подминает под себя его волю, формально ставя его практически на вершину этой дикой гнилой пирамиды, давая понять всю тяжесть и тщетность стремлений изменить хоть что-то.

Проблематика линии Переца, казалось бы, лежит на поверхности: это буквально высмеивание бюрократии, в принципе как системы управления чем-либо, и гиперболизация всех её пороков и недостатков, а так же всех нас, кто так же, как Перец, опустил руки и выполняет дибильные поручения по личному телефону. Но если бы это был просто сарказм и злая ирония — тогда произведение воспринималось бы просто, как сатирическое (в чем авторы несомненно мастера). Но в нем есть что-то еще: то, что и привносит история Кандида.

2. Кандид и его забытое прошлое. Если в «Беспокойстве» я воспринимал судьбу Атоса, как личную драму человека, который пытается выбраться из болота собственного беспамятства, из оков собственной поврежденной психики, который пытается осознать происходящие процессы, их причины и следствия, а затем, понимая всю неизбежность жестокого «биологического» прогресса, пробует что-то изменить несмотря ни на что, то теперь для меня очень важно понять: кто такой Кандид на самом деле, вернее кем он был до того, как буквально «свалился» в лес. Это ученый, который изучал лес — его структуру, флору и фауну, его микромир. Ученый, который так же работал в этом самом «Управлении», которое читатель успевает возненавидеть еще на середине повести. Но что же получается? Именно «Управление» давало распоряжения Кандиду изучать лес, а значит цель этой организации и состояла когда-то именно в этом, когда-то в нем работали настоящие ученые, которые старались докопаться до тайн партеногенеза этой странной «биологической» цивилизации. Но ведь именно этим и занимались люди «полудня» на планете Пандора, но по мрачной версии «Улитки на склоне» что-то вдруг пошло на спад — прошло около трех лет с момента пропажи Кандида и «Управление» начало забывать свою цель и свое назначение, захлебываясь все в том же болоте (но бюрократическом). И данное наблюдение очень символично с точки зрения картины мира «Улитки..» и её общей проблематики.

3. Общая проблематика повести. Если в «Беспокойстве» мы имели две сюжетные линии, которые по сути никак друг на друга не влияли, но при этом очень сочно дополняли и привносили колорита именно во вселенную «полудня», раскрывая еще глубже и больше её романтических героев, то здесь мы имеем именно синергию двух историй, которые резонируют друг с другом на самых высоких тонах. По своей сути это одна большая история о преодолении — история о том, как не дать себе утонуть в пучине непонимания, не быть отчужденным, а пытаться что-то изменить. В случае Переца — это отрицательный пример светлого человека, который прогибается под систему, оправдывающую не закономерность, а разрушительный хаос. В случае Кандида — это пример противостояния, когда из хаоса непонятно протекающих вокруг процессов, получается закономерность, которую в общем счете герой осознает и кидает ей вызов. Это повесть еще и о стремлении к пониманию. Тоскует по понимаю Перец, который буквально сходит с ума в обществе царящей бюрократии, пытается найти понимание и Кандид, пребывая в примитивном социуме иного мироощущения, от того сталкиваясь с собственными психологическими барьерами. Каждый из героев как бы психологически ощущает себя в некой подсознательной трясине, из которой выбраться суждено только одному из них.

В итоге получилось сильнейшее философское произведение, которое по смысловой нагрузке значимей, чем предыдущая его форма. Оно более острое, более витиеватое и запутанное, более психологичное, которое способно собрать из двух сложных многогранных сюжетных линий одну яркую смысловую мозаику.

Оценка: 10
–  [  8  ]  +

Ссылка на сообщение , 21 июня 2011 г.

Много лет тому назад начал читать «Улитку», и сознание поплыло... Я просто провалился в другой мир. Непонятный, но такой заманчивый своей непостижимостью. Потрясающая по силе воздействия повесть! Золотой фонд фантастики! Вне времени!

Оценка: 10
–  [  8  ]  +

Ссылка на сообщение , 29 сентября 2008 г.

Согласен, главный шедевр братьев. Конечно, увлечение Кафкой ощутимо. Но у них вообще всегда ощутимо, кем и чем они увлекались. Зато образы, мизансцены, диалоги, описания этой повести входят в кровь читателя с первого же прочтения. О подтексте тоже можно рассуждать долго, но не хочется, хочется восхищаться, перечитывать, чувствовать снова и снова — как в первый раз... Кстати, я только с третьего раза отметил, например, в первом абзаце 1 главы «сернистый гейзер на Парамушире» — прощальный взмах рукой из розового шестидесятничества с его геологами и КСП, постепенно преобразовывающегося (благодаря Домарощинерам) в неизвестно что с двумя блокнотами и теодолитом. И можно было бы сказать: еще не все потеряно, слава богу, рядом есть Лес — но увы, если разобраться, Лес это тоже такой ужас, что уж лучше стать директором и слушать шаги за запертой дверью. Надо быть Кандидом (см.Вольтера — имя говорящее), чтобы выбрать борьбу в этих обстоятельствах.

Оценка: 10
–  [  8  ]  +

Ссылка на сообщение , 18 декабря 2007 г.

Первый роман Стругацких который был полностью и безоговорочно запрещён в СССР. Сами авторы толковали эту вещь как противостояние будущего – «леса» и настоящего – «управления». Читатели толковали её по разному. Если в делах «управления» сложно не узнать знакомые черты, то будущее в «лесе» узнавать как то не хочется.

Когда я прочитал «улитку» в 1988 г. лес не вызвал у меня ни приятия, ни отторжения. Просто прикосновение чего-то чуждого, в котором нам нет места и которому нет до нас никакого дела. Самоценный мир, возможность какого-то взаимопонимания с которым крайне сомнительна. Что характерно – мира женщин.

Если уж толковать «улитку» (хотя, и.м.х.о., этот роман нужно просто читать) можно рассматривать её как аллегорию банальной семейной жизни. Где лес, разумеется, начало женское, а управление, как это ни грустно, наше – мужское. Толкование ничуть не хуже других.

А вообще названием романа недаром стала цитата из хокку Иссы. В частности он чем то близок прозе Кобо Абэ. А ещё он похож на сад камней, в котором нельзя увидеть все камни одновременно, с какой стороны ни смотри.

Оценка: 10


Ваш отзыв:

— делает невидимым текст, преждевременно раскрывающий сюжет, разрушающий интригу

  




⇑ Наверх