FantLab ru

Аркадий и Борис Стругацкие «Улитка на склоне»

Улитка на склоне

Повесть, год (1965 год написания)

Перевод на английский: A. Meyers (The Snail on the Slope), 1980 — 2 изд.
Перевод на немецкий: H. Földeak (Die Schnecke am Hang), 2011 — 1 изд.
Перевод на французский: В. Лажуа (L'Escargot sur la pente), 2013 — 1 изд.
Перевод на португальский: M. T. P. Pereira (Floresta sem Fim), 1997 — 1 изд.
Перевод на итальянский: R. Valla (Il Direttorato), 1996 — 1 изд.
Перевод на чешский: Л. Дворжак (Les), 1983 — 1 изд.
Перевод на польский: И. Левандовская (Ślimak na zboczu), 1985 — 4 изд.
Перевод на болгарский: А. Мелконян (Охлюв по склона, Охлюв по стръмното), 1983 — 2 изд.
Перевод на румынский: V. Stoicescu (Melcul pe povârniș), 2011 — 1 изд.
Перевод на каталанский: R. Ribó (El cargol en el pendent), 2002 — 1 изд.

Жанровый классификатор:

Всего проголосовало: 162

 Рейтинг
Средняя оценка:8.44
Голосов:2522
Моя оценка:
-
подробнее

Аннотация:


В повести «Улитка на склоне» существуют два мира, два разных общества, каждое из которых живёт по своим законам. Главные герои, чьими глазами мы видим Управление, Деревню и Город подруг, находятся в определённых отношениях с властью и обществом. Кандид и Перец – ученые, люди мысли, они не приемлют насилия и преследований. Оба они «больны тоской по пониманию» и до самого конца будут стремиться к истине, но каждый своим путем. Перец, недавно ещё мечтавший о свободе и радости жизни для каждого, получив власть, боится противопоставить себя государству. Кандид сильнее и счастливее Переца, ему удается понять происходящее и бросить ему вызов. Столкнувшись с ужасами леса и Управления, он, несмотря на своё очевидное бессилие, решает не сдаваться ни при каких обстоятельствах, хочет стать камешком, тормозящим «жернова прогресса» и остается победителем – улиткой на склоне.

Примечание:


Существует проблема с датировкой публикации этой повести. Одна ее часть печаталась в 1966, другая — в 1968; после чего вопрос с изданием повести в СССР был снят с повестки дня на 20 лет (так как она была объявлена антисоветской). Первое зарубежное издание в 1972, а в России повесть полностью была издана только в 1988 году.

В произведение входит:

8.48 (1350)
-
13 отз.
8.33 (1051)
-
13 отз.

Обозначения:   циклы   романы   повести   графические произведения   рассказы и пр.


Входит в:

— журнал «Urania, 1996, № 2», 1996 г.

— журнал «Сибирские Афины», № 2'1999», 1999 г.

— журнал «Смена № 11, 1988», 1988 г.

— журнал «Смена № 12, 1988», 1988 г.

— журнал «Смена № 13, 1988», 1988 г.

— журнал «Смена № 14, 1988», 1988 г.

— журнал «Смена № 15, 1988», 1988 г.

— сборник «Волны гасят ветер», 1989 г.


Лингвистический анализ текста:


Приблизительно страниц: 191

Активный словарный запас: очень низкий (2448 уникальных слов на 10000 слов текста)

Средняя длина предложения: 58 знаков — на редкость ниже среднего (81)!

Доля диалогов в тексте: 43%, что немного выше среднего (37%)

подробные результаты анализа >>


Награды и премии:


лауреат
Великое Кольцо, 1988 // Крупная форма

лауреат
Северный клинок / Nordklinge, 2011 // Роман (повесть)

лауреат
"Сталкер" / Stalker, 2015 // Переводной роман (СССР; повесть)

Похожие произведения:

 

 



В планах издательств:

Улитка на склоне
2016 г.

Издания:

Волны гасят ветер
1989 г.
Волны гасят ветер
1990 г.
Трудно быть богом. Улитка на склоне
1990 г.
Улитка на склоне
1990 г.
Избранное. Том 1
1992 г.
Улитка на склоне. Второе нашествие марсиан. Отель «У Погибшего Альпиниста»
1992 г.
Улитка на склоне. Сказка о Тройке
1992 г.
Улитка на склоне. Второе нашествие марсиан. Отель «У Погибшего Альпиниста»
1995 г.
Улитка на склоне
1996 г.
Пикник на обочине. Отель «У погибшего альпиниста». Улитка на склоне
1997 г.
Гадкие лебеди
2000 г.
Собрание сочинений. Том четвёртый. 1964-1966
2001 г.
Трудно быть богом
2003 г.
Четыре Стихии: Вода
2003 г.
Люди и боги
2004 г.
Улитка на склоне
2004 г.
За миллиард лет до конца света
2006 г.
За миллиард лет до конца света
2006 г.
Улитка на склоне. Опыт академического издания
2006 г.
Бегство вперед
2007 г.
Бегство вперед
2007 г.
За миллиард лет до конца света
2008 г.
Улитка на склоне
2009 г.
Собрание сочинений в 11 томах. Том 4. 1964-1966
2010 г.
Полное собрание сочинений в одной книге
2013 г.
Собрание сочинений в 11 томах. Том 4. 1964-1966 гг. Хищные вещи века. Беспокойство. Улитка на склоне. Второе нашествие марсиан
2013 г.
Улитка на склоне
2013 г.
Улитка на склоне
2014 г.
Улитка на склоне
2015 г.
Улитка на склоне
2015 г.
Отель
2017 г.

Периодика:

Смена № 11, 1988
1988 г.
Смена № 12, 1988
1988 г.
Смена № 13, 1988
1988 г.
Смена № 14, 1988
1988 г.
Смена № 15, 1988
1988 г.
«Сибирские Афины», № 2'1999
1999 г.

Аудиокниги:

Улитка на склоне. Малыш. Наука и воображение
2005 г.
Улитка на склоне
2006 г.
Улитка на склоне. Малыш. Наука и воображение
2007 г.
Улитка на склоне
2009 г.
Улитка на склоне
2012 г.

Электронные издания:

Полное собрание сочинений. Том девятый. 1965
2016 г.

Издания на иностранных языках:

L'Escargot sur la pente
1972 г.
(французский)
The Snail on the Slope
1980 г.
(английский)
The Snail on the Slope
1980 г.
(английский)
Les. Je těžké být bohem
1983 г.
(чешский)
Неуговорени срещи
1983 г.
(болгарский)
Ślimak na zboczu
1985 г.
(польский)
The Snail on the Slope
1989 г.
(английский)
Urania, 1996, № 2
1996 г.
(итальянский)
Охлюв по склона
1996 г.
(болгарский)
Floresta sem Fim
1997 г.
(португальский)
Ślimak na zboczu
1997 г.
(польский)
Ślimak na zboczu
1999 г.
(польский)
El cargol en el pendent
2002 г.
(каталанский)
Ślimak na zboczu
2010 г.
(польский)
Gesammelte Werke 3
2011 г.
(немецкий)
Melcul pe povârniș
2011 г.
(румынский)
L'Escargot sur la pente
2013 г.
(французский)




Доступность в электронном виде:

 

Отзывы читателей

Рейтинг отзыва



Сортировка: по дате | по рейтингу | по оценке
–  [  25  ]  +

Ссылка на сообщение , 18 ноября 2009 г.

Как много значит для автора и его книг хорошая реклама!

В этом плане «Улитке» и Стругацким очень повезло. По крайней мере, в отношении меня – пропиарили их знатно, хотя и в условиях довольно необычных.

Ночь. Команда «Отбой» прозвучала уже давно, но не для нас троих «счастливчиков», уж и не помню за какую провинность назначенных мыть мраморную лестницу центрального входа – широченные ступени от выхода на чердак через четыре этажа к парадному входу. На этажах потолки под четыре метра – вариации на тему «копать отсюда и до обеда». Спать пойдём, когда закончим. Вся ночь впереди.

Как я потом понял, компания мне в тот раз попалась довольно оригинальная. Обязательные разговоры о «сволочи-старшине», чувстве голода, желании спать и прочих насущных проблемах современности быстро сошли на нет, а на баб (прошу прощения у дам), как это обычно бывало раньше, почему-то не вышли. Вместо этого мои товарищи по несчастью, исходя из понятных им одним ассоциаций, начали увлечённо сыпать цитатами из неизвестной мне книги. По их мнению, это произведение как нельзя лучше характеризовало окружающую нас казарменно-казённую действительность. Казалось, они знают книгу наизусть…

- Я не пью. У меня печень больна! Вот справка, прошу, — Клавдий-Октавиан Домарощинер из Группы искоренения достал из кармана и помахал перед лицом Тузика мятым тетрадным листком с треугольной печатью, исписанным неразборчивым медицинским почерком. Перец различил слово «антабус»…

- Ну, что стоите? Бездельники! Разве для этого вас писали? Доложите-ка мне, как идёт сев, сколько посеяно разумного, доброго, вечного? Каковы виды на урожай? А главное – каковы всходы? Молчите…

- У вас тоже трубки нет? – Есть, как не быть. — А почему вы тогда не слушаете? – А не слышно ни хрена, мы провода перерезали…

- Не везёт Домарощинеру. Возьмёт новую сотрудницу, поработает она у него полгода – и рожать…

…большая картина, изображающая подвиг лесопроходца Селивана: Селиван с поднятыми руками на глазах у потрясённых товарищей превращался в прыгающее дерево….

…У коттеджей стояли какие-то люди в ночном белье с завязанными глазами, и каждый махал сачком для бабочек. Цепь бегущих людей в развевающихся чёрных плащах тащила то ли бредень, то ли волейбольную сетку…

…привез в чемодане малолетнюю любовницу и прячет ее в подвале пекарни… Ким читал эти доносы и одни бросал в корзину, а другие откладывал в сторону, бормоча: «А это надо обмозговать…»…

- Откуда это? – заинтересовался я. Книга была мне совершенно незнакома.

- А ты что, не знаешь? Да это же Стругацкие, «Улитка на склоне». Не читал? – ребята смотрели на меня если не презрительно, то уж жалостливо, это точно.

Наверное после моих слов они даже несколько бравировали передо мной заниями, пересказывая какие-то, особо запомнившиеся им эпизоды. Интересно, что внятно объяснить сюжет и основную мысль книги они не хотели (или не могли). «А помнишь…?» «Ага!» «А вот ещё…» «Ха-ха-ха!» Поскольку я был не в теме, то сначала просто молча слушал, потом принялся хихикать вместе с ними. Под конец мы откровенно ржали в полный голос. Развеселились не на шутку.

Странная реакция наказанных вызывала жуткую зависть часового у знамени на посту №1 и даже привлекла к нам внимание дежурного, выползшего по этому случаю из своего аквариума. Не найдя формального повода придраться к качеству работы, он строго указал нам на необходимость соблюдать тишину в ночное время (чтоб спать ему не мешали) и убыл восвояси. Тем более, что работу к тому времени мы уже закончили. Время пролетело незаметно.

Всё услышанное прочно отложилось в памяти и вызвало насущную потребность приобщиться. На следующий же день я пошёл в библиотеку и взял все книги Стругацких, которые тогда были «не на руках». Ни в эту, ни в несколько следующих ночей выспаться мне тоже не удалось, пока не проглотил запоем всё.

А дальше началось: охота за другими книгами АБС из библиотеки, поиск и воззвания к совести злостных «невозвращенцев», уточнение, что, где, когда издано, у кого есть, кто поможет…

Но это уже совсем другая история...

Оценка: 9
–  [  20  ]  +

Ссылка на сообщение , 15 января 2015 г.

Самое простое — увидеть в этой книге Стругацких опровержение их собственных идей, высказанных в ранних книгах — «Полдне», «Стране багровых туч», «Понедельнике», который начинается в субботу. Но это самый поверхностный слой книги и самый неинтересный. «Улитка» — сложное философское произведение с элементами сюрреализма, которое будут читать и через столетия. Скажу о том, что понял сам, когда ещё не было позднейших комментариев и исправлений.

Управление было создано в первую очередь для исследования Леса, во вторую очередь — для его освоения. Но Лес не поддаётся ни исследованию, ни освоению. И Управление, не справившись с задачей, перерождается в бюрократического монстра, плодящего безумные распоряжения. Это не сатира на советскую бюрократию, это судьба любой бюрократии, утратившей ту цель, ради которой её создавали. Что в России, что в Европе, что в Древнем Шумере, что в Древнем Китае. Когда распоряжений слишком много, и они получаются слишком безумными, наступает привыкание, и сотрудники теперь не столько работают, сколько имитируют исполнение распоряжений. Что мы и наблюдаем в Управлении.

Перец — человек чужой для Управления, главным образом потому, что новый. Он хочет понять Лес, но никогда не сможет этого сделать. Не из-за абсурдных препон в духе Кафки, а потому, что Лесу он не нужен. Он ещё, вероятно, подёргается, попытается что-то изменить, а потом привыкнет, втянется в бюрократическую рутину, будет изучать Лес издали, а по вечерам пить кефир или что-нибудь другое.

Лес враждебен человеку. Но люди некогда смогли создать биологическую цивилизацию, идеально приспособленную к местным условиям. Как любая идеально устроенная цивилизация, она со временем пришла в состояние застоя. Кто-то (из местных или пришельцев) решил этот застой взорвать. Началось Одержание, Разрыхление и Заболачивание. Судя по всему, и этот эксперимент утратил первоначальный смысл и превратился в бессмысленное насилие над лесом и несчастными жителями лесных деревень. Там — бюрократическое безумие, здесь — безумие прогрессистское. Оно ещё страшнее.

И Кандид — человек чужой для Леса. Но он сумел остаться настоящим человеком, даже потеряв память и погрузившись в растительное существование лесной деревни. Он всеми силами защищает слабых и упорно пытается дойти до Управления. Управления, где царит бюрократическое безумие, но он этого не помнит. И никогда не сможет дойти.

Оценка: 10
–  [  20  ]  +

Ссылка на сообщение , 8 января 2014 г.

Стругацких я люблю с детства, но есть для меня в их творчестве крайне неоднозначные вещи.

С которыми — сложные отношения. А с — «Улиткой» — самые сложные.

Вещь для братьев поворотная, новаторская. И для того времени, а в особенности, в СССР, была, наверное, просто-таки «литературной бомбой», откровением.

Я честно пыталась в нее «въехать» и ею «проникнуться» много раз — и в подростковом возрасте, и уже во взрослом состоянии. Тем более, что многие друзья с укором говорили: «Ну как ты не понимаешь, тут же...». Когда же я начинала предметно расспрашивать, что именно такого, мне недоступного, понимает мой собеседник, ответы были очень разные и довольно размытые, что навело меня на некоторые размышления. Но о них — позже.

Произведение получилось сложное. Повесть двухчленная, состоит из двух частей «Лес» и «Управление», которые, в принципе должны дополнять друг друга, но мне части показались скорее параллельными, чем взаимосвязанными. Их чередование подчиняется скорее эмоциональным акцентам, а не логике. Хотя, возможно, я не права.

Очень интересный язык. Очень.

И очень много недосказанного. Стругацкие вообще любят оставлять многое на откуп фантазии читателя, но для меня здесь слишком большой простор для воображения. Практически, читателя приглашают в соавторы. Как литературный эксперимент — интересно, и, видимо, удачно так как у повести масса поклонников. Но я существо сравнительно простое и мне совсем без авторской позиции — неинтересно.

Второй момент — это излишняя образность повествования. С одной стороны — здорово. А с другой... Даже самый-самый прямолинейный текст разные читатели умудряются понимать по-разному, и это нормально. Что уж говорить о тексте, практически целиком построенном на различных образах и аллюзиях — тут есть риск так и не донести до читателей некоторые из своих мыслей. Что, на мой взгляд, с повестью и произошло.

После выхода «Комментариев к пройденному» с интересом узнала, что именно подразумевали авторы. И то, что об этом догадались только несколько их знакомых. А остальные читатели, у которых жизненный опыт, круг общения, возраст да и время проживания другие — догадывались о чем-то своем. Необычно и небезинтересно, но, увы, видимо просто не мой жанр.

Управление. Здесь — довольно жесткий и язвительный театр абсурда, доведенной до этого самого абсурда бюрократии. Хлестко, едко, безнадежно. Сам текст — «зацепил», герои — ну просто вообще никак. Как и основная сюжетная линия, которую непросто выколупать из-под различных языковых хитросплетений. Нет у меня того опыта общения с бюрократией и такого к ней отношения, какие, видимо, были у авторов.

Лес. Для меня — более интересная линия, и я совсем не удивилась, когда узнала, что она была взята из изначально писавшейся вещи «про другое». Более цельная, более интригующая и загадочная. Отдельно от «Управления» я ее с удовольствием перечитывала, хотя мои выводы и то, что полагали авторы не совпали.

Возможно, дело еще в том, что для моей примитивной натуры — книжка без героев — книжка не очень интересная. В этой повести сопереживание вызвал только Кандид и еще почему-то было очень жалко Наву.

Сложная, новаторская для авторов и для своего времени вещь, написанная образным интересным языком. С несразувычленяющейся сюжетной линией (ели ее можно так назвать). С довольно странными героями и огромным полем для читательской работы с образами.

И не то чтобы совсем безнадежная, а какая-то очень усталая. На любителя (ценителя, и т.д.). Увы, у меня с этой повестью «не сложилось», честно признаюсь.

Оценка: 7
–  [  20  ]  +

Ссылка на сообщение , 9 сентября 2008 г.

Иногда творчество Стругацких напоминает мне бородатый анекдот:

Профессор спрашивает студента:

-Ну-с, батенька, раскажите мне про электрический ток.

-Вы знаете, профессор, вот еще вчера помнил, но забыл...

-Какое несчастье, ОДИН-ЕДИНСТВЕННЫЙ человек в мире знал, да и тот ЗАБЫЛ!!!

Аналогичные ощущения возникают и у меня, когда кто-то задает мне вопрос: «а о чем эта книга у Стругацких?» Я пожимаю плечами и говорю — да, знаешь, уже и забыл... Конечно, это лукавство, потому как не могу, нет слов чтобы описать некотрые вещи. По другим произведениям можно сказать хоть что-то, вот об этом и об этом, вкратце, а что можно сказать об «Улитке»? Да ничего! Если просто пересказать сюжет, то тебя просто не поймут, а если попытаться рассказать о чем это написано... наверно тоже не поймут, потому, как, лично я, этого сделать не смогу. Единственно, что я могу сказать — читайте. Читайте и понимайте так, как можете, а потом, перечитайте и вы поймете, что все поняли неправильно...:gigi:

РАДУЕТ БЕЗУМНО факт того, что произведения АБС и ЭТО в частности, ВОПРЕКИ ВСЕМУ И НЕСМОТРЯ НИ НА ЧТО пользуются БЕЗУМНОЙ популярностью! Это радует!

ТРАДИЦИОННО ПРОШУ ПРОЩЕНИЯ ЗА ОБИЛИЕ ЗАГЛАВНЫХ БУКВ В ВИДУ ОТСУТСТВИЯ АЛЬТЕРНАТИВЫ ВЫДЕЛЕНИЯ ТЕКСТА ( К АДМИНИСТРАЦИИ САЙТА, КОНЕЧНО)

Оценка: 10
–  [  18  ]  +

Ссылка на сообщение , 17 февраля 2014 г.

До чтения этого романа я считал себя фанатом Стругацких.

«Улитка на склоне» это как кошмарный сон, записанный на бумаге. Тягучий, липкий как смола, депрессивный и обреченный. Все персонажи с какой-то придурью, нет ни одного положительного. Все что-то бормочут, несут околесицу.. У меня на странице 30-й уже башка задымилась. Очень тяжело читалось, почти мучительно тяжело. Но иногда попадались занятные эпизоды, например грузовик в болоте или как Перец стал Директором. Но в целом я никому не порекомендую, начинать знакомство со Стругацкими с «Улитки». Хотите фантасмагорию, читайте «Град Обреченный» — гениальный и легко читаемый роман.

«Улитка» -это как испытание, которое я прошел до конца. Чувствую себя почти героем.

Оценка: 5
–  [  17  ]  +

Ссылка на сообщение , 28 декабря 2008 г.

О Стругацких и об их бессмертных творениях можно говорить вечно. Невероятные образы и запутанный сюжет — неотъемлемая черта любого из литературных произведений братьев-авторов.

Организованная толпа? — казалось бы невозможное словосочетание находит свое отражение здесь. Бессмысленные, безуспешные и все-таки бесконечные попытки победить Лес — тайну природы, объединяют практически все «цивилизованное» общество, представленное в рассказе. Управление, во главе с призрачным директором, осуществляет административный контроль над всеми поступками, действиями и даже посягает на мысли и эмоции.

Люди превращаются в роботов, но зачем и для чего? Как ни странно самый точный ответ звучит от «возлюбленной» Перца Алевтины — «Пупсик, миленький, ты не вникай, я этого сама ничего не понимаю, но это даже хорошо, потому что вникание порождает сомнение, сомнение порождает топтание на месте, а топтание на месте — это гибель административной деятельности, а следовательно, и твоя, моя и вообще...»

Управление ради управления — такая глупость и такая актуальность, что прямо становится не по себе. Чиновник занявший должность забывает, зачем эта должность нужна и использует свои полномочия на себя, а его начальники и его подчиненные делают то же самое, образуя закрытую систему. Это механизм не для людей, а против людей. Воспитанные такой системой Домарощинеры выискивают и вынюхивают несогласных, инакомыслящих и просто ДРУГИХ как вредных для системы субъектов, чтобы изолировать и подавить их НЕПРАВИЛЬНЫЕ поползновения.

Словно одинокий путник, заплутавший в огромном и мрачном лабиринте, читатель Улитки на склоне пытается найти выход — уловить смысл рассказа, но.. сделать это так же сложно как и улитке, посвятившей всю свою жизнь упертому движению к высоте, к склону..

Оценка: 10
–  [  15  ]  +

Ссылка на сообщение , 8 марта 2009 г.

Одна из самых любимых вещей братьев Стругацких. Даже не могу объяснить почему. Общее впечатление от этой повести складывается из множества факторов. И девяносто процентов из них положительные. Ну, а оставшиеся десять, это скорее всего уровень моего личного восприятия. Дело в том, что своего собственного АБСОЛЮТНО четкого ответа о сверхидее этого произведения у меня нет, братья Стругацкие сами объясняли замысел своего творения достаточно туманно (может оно и к лучшему), а что касается сотен и сотен разборов, литературных статей и рецензий на эту книгу, которые существуют на сей день, то, хотя я многое для себя уяснил из того, чего в тексте просто не заметил, или же не уловил двойного смысла, но со многим из всего об «Улитке» написанного из научных и литературных трудов, я не совсем согласен. Тем более, что эти статьи, хотя во многом и схожие, во многом повторяют друг-друга и сходятся во мнении о сути задумки этой повести, во многом противоречат друг-другу. Из чего я сделал вывод, что восприятие этой великолепной книги должно быть для каждого чисто субъективным и индивидуальным. Каждый читающий обязательно вынесет из всего этого что-то своё, и впечатления и ассоциации будут весьма различными. В принципе, так оно и есть. Поэтому я не буду вдаваться в подробный рассказ о том, как я понял каждую из частей повести и что я для себя вынес после прочтения этого произведения. Скажу лишь об общем впечатлении от каждой из частей. «Кандид» — читается, как страшная сказка, действие которой происходит в паравселенной. «Перец» — весьма жесткая и колкая сатира на чиновничье общество, но очень и очень интересная.

Люблю читать эту повесть совсем не за сюжет. Она является одной из самых частоперечитываемых у Стругацких вместе с «Хищными вещами века», «Понедельником» и «Градом Обреченным». Только если их я перечитываю за сюжет, за интересную идею, за приключения героев, за фантазию авторов, то «Улитку на склоне» я люблю и обожаю за текст. За язык, стиль, образы, символичность, высочайший литературный уровень и т.д. Когда я перечитываю всю повесть, или выборочные главы, я испытываю настоящее наслаждение. Прямо-таки упиваюсь каждой фразой. Это великолепный источник афоризмов. Думаю, что не сильно преувеличу, если скажу, что практически половина произведения выписана мною в специальную толстую тетрадь, в которую я собираю понравившиеся цитаты из различных книг. Помнится, что когда я впервые читал роман Б.Стругацкого «Поиск Предназначения», то точно также наслаждался каждым словом, как профессор-филолог. Но «ПП» я перечитываю намного реже, потому что это произведение весьма тяжелое и когда хочется скрасить свой досуг и порадовать сердце и душу предпочтение отдается всё же «Улитке».

Оценка: 9
–  [  14  ]  +

Ссылка на сообщение , 22 февраля 2009 г.

Оценивать подобные произведения крайне трудно: кажется, что надо оставить только пару десяток и понизить все остальные оценки на один балл. Почему? Да потому что это шедевр, коих осталось мало. Опять же, почему? Потому что... Я не знаю, просто остались такие ощущения, ощущение некой гениальности и непревзойденности. Почему? Надо читать, чтобы понять ЭТО.

Истории двух людей, главных героев, несмотря на первоначальное впечатление огромной разницы между ними, очень похожи. Хотя один хочет попасть в Лес, а другой выбраться из него, оба они не могут понять ничего, что происходит вокруг: Перец, непонятно как попавший в мир Управления и не нашедший своего места в нем; Кандид, непонятно как попавший в мир (а это действительно другой мир, другая реальность) и не нашедший своего места в нем.

Стругацкие великолепные психологи: каждое действующее лицо обладает своим индивидуальным характером, другого такого в этом произведении найти невозможно. Образ Навы просто бесподобен: возникает ощущение, что эта девушка, не перестающая болтать и раздражающая окружающих, действительно существует и она где-то рядом.

Читая, разбираясь в перипетиях сюжета, стараешься понять значимость того или иного события, раскрыть то, что тебе непонятно. Зачастую это происходит одновременно с поисками и главных героев, которые также пытаются отыскать ответы на вопросы, столь мучающие каждого из них.

Главный вопрос всего романа: роль человека в мире и восприятие этого мира. Если мы не можем понять, как в этом мире что устроено, как можно назвать самого человека? Улитка. Улитка, тяжело ползущая вверх по склону, пытающаяся познать, что там дальше и сознающая, что она по-прежнему почти на том же месте и сдвинулась лишь чуть-чуть, да и то непонятно куда…

Оценка: 10
–  [  13  ]  +

Ссылка на сообщение , 3 июля 2013 г.

Повесть всегда была в числе моих самых любимых произведений, причем как первый ее вариант, известный как «Беспокойство»(более стройный и логичный), так и второй(с линиями Переца и Кандида — более сложный, богатый на философские аллюзии).

«Улитка» — о тщете усилий Человека. Иногда она мне кажется самой пессимистичной и трагической повестью АБС. Тщета усилий Переца, стремящегося то попасть в Лес, то, в конце концов, уехать на Материк — это символ напрасности действий Человека в условиях борьбы с непознаваемым и грозным Нечто. Человеческая цивилизация закольцевала саму себя, она мечется среди гигантских стен, которые она сама же и создала и окружила ими себя. Человечество само себя тормозит своим бюрократизмом и примитивностью мышления. Кто окружает Переца в Управлении? Безграмотный Домарощинер, готовый по одному росчерку пера выполнить любой, даже самый глупый приказ шефа. Похожий на автомат Ким, который даже не находит времени задуматься, что же происходит. Неуловимый Директор, менторски вещающий директивы по телефону. Ограниченная Алевтина, ждущего от нового Директора любой, даже самой абсурдной Директивы. А рядом с Управлением — похотливый кефироман Тузик, неуверенный в себе Квентин, самовлюбленная Рита... Сам Перец — это лишь птица, залетевшая в комнату и бьющиеся крыльями о стекла и стены, пытающаяся вылететь на свободу.

Человечество не доросло до Леса, оно не способно стать на ступеньку выше, губит самое себя.

Немного лучше в этом ряду выглядит пилот Кандид, попавший в Лес в результате аварии и живущий среди аборигенов. Попав в чуждую цивилизацию, в непонятные, временами — варварские условия, Кандид не теряет себя, присутствия духа. Обстоятельства обостряют в нем качества Исследователя, мужественного, смелого, находчивого. Он пытается выбраться из Леса, добраться до Города, пытается познать окружающий мир, противостоять невзгодам и бездумной жестокости.

Но и его усилия, похоже, напрасны. Лучшее, что ему остается, это место и слава Молчуна, повергателя мертвяков, со скальпелем в руке. Что же будет делать Кандид, когда к деревне подступит Одержание? Найдет ли человеческий ум Выход?

Авторы дают нам в конце романа хоть какую-то надежду. Надежду, что не потерян еще до конца Человек.

Оценка: 10
–  [  13  ]  +

Ссылка на сообщение , 28 сентября 2012 г.

Начну с того, что очень уважаю писателей Стругацких, даже считаю их лучшими писателями в жанре фантастики за всю историю российской нф.

Но в середине 60-х годов у Стругацких начался творческий кризис. Он вылился в сюрреалистичестический, абсурдистский, авангардистский уклон, проявившийся в «Улитке на склоне» и «Гадких лебедях». Это, так называемая элитная литература не для всех. Известный литературный критик Е. Брандис так оценил эти повести:«Захотели доказать, что можем написать как Кафка, доказали, могём...». Но эта литература предназначена для очень узкого круга продвинутых читателей, это ,так называемое «авторское кино». Поэтому и оценить эти произведения может только подготовленный читатель. Да, художественная ценность этих призведений высокая, но как же мне жаль тех новых миров, которые создали бы Стругацгие, не впади они в эту авангардистскую ломку, какие прекрасные книги подарили бы они нам, простым читателям!

Оценка: 6
–  [  13  ]  +

Ссылка на сообщение , 19 сентября 2012 г.

Мой мозг стал почти жидким.

Слишком много несуразностей. Вряд ли вы сможете связать события с помощью логики. Хотя, не исключено.

Главный герой повести — Лес. Который живет своей жизнью. Который плевать хотел на людей. Который пережевывает их и выплевывает на свет совсем другими.

История о надвигающемся апокалипсисе. И о двух совершенно разных героях, которые пытаются идти против системы.

Если вы решитесь читать, то помните, что это довольно — таки бредовая повесть.

4 из 10.

Оценка: 4
–  [  11  ]  +

Ссылка на сообщение , 26 июля 2014 г.

«Счёл я книгу ту и рад всецело, что счёл.

Потому как если бы не счёл я ту книгу,

Так и не ведал бы, того что теперь ведаю,

Потому что счёл книгу ту...»

Эмоции мои и мысли разнообразны. Книга захватила с первых слов и не отпускала до последних. И теперь не отпускает, и чувствую, ещё какое то время будет жить во мне...

Читалось на удивление легко! Очень приятное чувство от текста возникло сразу, когда понимаешь, что почти каждый абзац, является самостоятельным изречением, философской мыслью, конкретной позицией в цельном мировоззрении, с очень близкой мне духовной корневой основой... Между тем каждый этот абзац находится на своём месте, являясь частью самой структуры. Напоминая отдельное упражнение или движение в Като...

Читая, поймал себя на том, что посмеиваюсь, вслух! Не злобно, не попусту, а так, как мы посмеиваемся редкой порой, от иронично исполненной притчи или анекдота, с очень глубоким жизненным смыслом. Когда сама форма, в которой этот смысл нам предстал, дарит радость, сглаживая печаль от истин и мыслей...

Чувство такое, что смех этот как реакция на мудрость, естественная, означающая что та, входя, приживается. Занимая своё законное место.

Главной мыслью текста, для меня, именно сейчас, явилась та, что созвучна с моим взглядом на нашу цивилизацию в целом.

Свой этот взгляд могу описать так: — Вся известная нам история свидетельствует о том, что развитие нашей цивилизации всегда сопровождалось и продолжает сопровождаться таким явлением как геноцид. С моими скромными знаниями, при описании легче пользоваться термином «фашизм» хотя я и чувствую, что он не отражает того что я описываю, в полной мере. Мы — люди, разрабатываем, пропагандируем, и внедряем (самыми ужасными и бесчеловечными методами) в реальность идеи о превосходстве. Либо одной группы людей над всеми остальными (под любым пусть даже самым нелепым предлогом) либо о превосходстве людей над всеми остальными формами жизни и уж тем более над тем, что мы — люди, формами жизни вовсе не считаем. Видимо, это заложено в нас на генном уровне. Очень глубоко. Это сидит на уровне самых древних инстинктов и так же как они, очень трудно поддаётся сознательной блокировке. Остаётся лишь догадываться о том, что это – изъян, допущенный при создании, вирус, подхваченный, где то в незапамятные времена или может быть этот изъян внедрён в нас сознательно, для поддержания «вечной, внутренней борьбы» ...

Но, так или иначе, мы — люди, так и не смогли нигде и никогда победить это. Идеи, порождённые этим стремлением, возникали всегда и продолжают возникать, не зависимо от уровня прогресса нашей цивилизации. Видимо наличием этой составляющей в нас, в том числе объясняется неспособность создать, или воспринять какое либо философское учение, объединяющее всех представителей нашего вида, или хотя бы большинство. Везде и всюду возникают «контр учения», в которых даже при беглом знакомстве легко увидеть всё тот же «глобальный геноцид» ... Радует только то, что мы не смогли создать и общее для всех учение, основанное на этом геноциде.

Вот такие мысли живут во мне. Видимо по этой причине, из книги, что счёл, сильнее прочих воспринял я те места, которые перекликаются с этой идеей. Хотя, безусловно, книга много и много шире и богаче, и я надеюсь, что открою ещё множество новых идей или она откроет их во мне...

Местами возникало чувство, схожее с ощущениями от «замка» Кафки... Но Стругацкие всегда КРУЧЕ, для меня во всяком случаи.

И конечно я нашёл в этой повести очередных «драконов» и «поэтов» жаждущих с ними бороться. О которых говорил, (если я не ошибаюсь) Борис Стругацкий, на одной из лекций или семинаров...

Оценка: 10
–  [  11  ]  +

Ссылка на сообщение , 2 августа 2012 г.

Да... Любят так вот некоторые писатели привлечь аудиторию: закрутить что-нибудь такое заумное, глубокомысленное, философское, — чтобы большинство прочитавших сказало: «Я наверное до конца не все понял (или ничего не понял), но это неимоверно круто!». Печально, что Стругацкие «докатились» до такого... Во-первых они мне больше нравились в своих ранних вещах про светлое будущее коммунизма, чем в этом скептическом сюрреализме. Во-вторых «Улитка» — это не новое слово в литературе того времени: Не считая самоповтора того, что было уже сказано в «Сказке о тройке», были ведь ещё такие замечательные вещи как «Замок» Кафки, «Рукопись, найденная в ванной» Лема и ещё наверняка найдутся такие, которых я не читал. И в-третьих, не смотря на то, что я люблю психоделику, сюрреализм, философию в литературе, очень уж настороженно отношусь к социальной сатире. Слишком многие на столько стремятся показать как можно больше изъянов общества, что просто перегибают палку, и от этого кажется что наш мир по-описанию из книги оказывается хуже, чем мы до этого его воспринимали в действительности. «Улитка» показалась мне по большей части бредом сумасшедшего с претензией на глубокий социально-философский подтекст.

Все-таки есть у Стругацких хорошие вещи на социальную тематику: «Обитаемый остров», «Волны гасят ветер», «Град обреченный», где все отлично проработано, где есть красивый финал и есть над чем подумать. «Улитка» же — просто нагромождение сюрреалистических набросков, карикатур на общество, увязшее в своих пороках. Вообще то, там конечно два типа общества. Но что одно, что другое состоит из по-своему сумасшедших людей, не способных на элементарную логику, а способных только на импульсивные действия и несущих полный бред... Логики я в романе вообще не нашел. Может в этом и состояла главная идея авторов — показать существование социальных групп, у индивидуумов которых полностью отсутствует логика действий? Да, это им удалось, но зачем тогда лепить сюда непонятные пошлые диалоги женщин у «города», зачем столько места уделять проблемам сексуально озабоченного Тузика? Т.е. все-таки это по замыслу авторов, в первую очередь является социальной сатирой, а не социальной фантастикой... Не люблю я такую пошлую сатиру с зашкаливающим показателем абсурда...

Вроде бы ещё присутствует проблема контакта с непознаваемым. Вот есть лес. Вот мы не можем понять что он такое... И что дальше? Проблема есть, но она даже не раскрыта толком, а только затронута. Тогда уж повесть «Беспокойство» в этом плане выглядит осмысленней...

Ставлю средний балл, только за старания. Видимо, большинство со мной не согласятся.

Оценка: 6
–  [  11  ]  +

Ссылка на сообщение , 28 марта 2012 г.

Итак, «Улитка на склоне». Вообще говоря, Стругацкие в своих повестях всегда дают готовые ситуации, но никогда не дают готовых ответов. Со своими мнениями и решениями авторы держаться как бы в стороне, давая пространство читателю для своего рассуждения, для своей оценки ситуаций. Но в «Улитке…» Стругацкие просто превзошли себя.

Это сюрреалистичное и насыщенное метафорами произведение.

Здесь Лес я понимаю, как некую объективную реальность: жизнь, природа, наука и научные законы и пр. Стругацкие в Комментариях к пройденному пишут, что Лес – это будущее, но я оставляю за собой право на собственное определение, т.к. они сначала придумали Лес, а потом его назвал будущим, а будущее в мое определение тоже входит. И еще здесь есть два человеческих общества: деревня – общество слабых людей и управление – общество сильных людей. Слабых лес поглощает, и они вынуждены покоряться или приспосабливаться. Сильные думают, что они хозяева леса и стремятся его покорить, починить, переделать. Оба общества представляют собой серую массу людей, живущих в своих рамках и по своим законам. Они не плохие и не хорошие, они обычные. Мы тоже живем в таком же обществе, детали и законы меняются, а серая суть серой средней массы остается. И есть в этих обществах люди, которые стараются думать и размышлять, вникнуть в суть вещей – это Перец и Кандид.

И вся повесть сводится к противопоставлению этих думающих людей, серого общества и загадочного леса.

Перец и Кандид чувствуют себя чужими среди других людей, они пытаются обрести спасение в лесе, но он не справедлив не понятен, они пытаются уехать, уйти, но не могут этого сделать, и когда они все таки остаются, каждый делает на своем месте то, что может для улучшения. Кандид защищает слабых людей. Перец сберегает лес.

Перечислить все мои размышления достаточно трудно. В этой повести есть еще очень много и более тонких метафор, интересных ситуаций и неоднозначных персонажей. Но перед тем, как садится за ее чтение надо полностью раскрыть свое сознание и отказаться от стереотипов.

Оценка: 10
–  [  10  ]  +

Ссылка на сообщение , 31 октября 2013 г.

Прошу прощения за большую-пребольшую цитату, но что-то мне без оной не обойтись...

Мы полые люди,

Набитые чучела,

Сошлись в одном месте, —

Солома в башках!

Шелестят голоса сухие,

Когда мы шепчемся вместе,

Без смысла шуршим,

Словно в траве суховей,

Словно в старом подвале крысы большие

По битым стеклам снуют.

Образ без черт. Тень без движенья.

Бесцветность. Бессилие. Паралич.

Вы, что с глазами открытыми

Перешагнули, не дрогнув,

В иное Царство смерти,

Помяните нас (если вспомните):

Мы не сильные духом погибшие,

Мы полые люди,

Соломой набитые чучела.

«Полые люди» Элиота. В переводе Берберовой...

Только с помощью этих строк можно передать состояние души после прочтения «Улитки на склоне». Особенно, если не сочинять отзыв, поминутно заглядывая в текст и вытаскивая оттуда ту или иную авторскую фразу...

Сюжет моментально улетучивается из памяти. Лица героев превращаются в одно всеобщее тусклое лицо, беззвучно разевающее мокрогубый провал рта. Предложения распадаются на словосочетания, словосочетания крошатся в словесную труху, слова разлагаются на буквы, буквы выцветают, ибо молекулы типографской краски обращаются в табор свободно блуждающих атомов. Атомы рвут на куски сами себя, элементарные частицы сотворяют с собой такое, что Мишель Уэльбек с горя уходит в монастырь. Приходит Хиггс, сметает бозоны в совок, после чего все в мире окончательно лишается массы и обращается в ничто...

И теперь уже не стыдно признаться в том, что ничегошеньки в этом произведении ты не понял. И хотя есть люди, утверждающие, что они все поняли, верить им нельзя. Потому как шедевры иногда бывают такого рода, что не проясняют сознание людей, а бьют их с размаха по голове чем-нибудь тяжелым. Чтобы осознали свою ограниченность. Чтобы подписались под фразой Сократа «Я знаю только то, что я ничего не знаю.» Чтобы отважились найти свой путь к постижению сути того, что происходит в мире...

И тут должно последовать признание в том, что сказав «спасибо» Стругацким за то, что они сподвигли меня поразмышлять над многими жизненными проблемами, я все же отправлюсь своим путем. В тихий мещанский мирок, в маленькую уютную квартирку, в которой Достоевский что-то возбужденно втолковывает Честертону, а тот гладит мирно посапывающего кота и мечтает о...

Хотя бы о том, что человечество не превратится в полых людей...

Простите за сумбур вместо отзыва, но после таких книг можно и дара речи лишиться...

Оценка: 10


Ваш отзыв:

— делает невидимым текст, преждевременно раскрывающий сюжет, разрушающий интригу