FantLab ru

Аркадий и Борис Стругацкие «Град обреченный»

Рейтинг
Средняя оценка:
8.64
Оценок:
5958
Моя оценка:
-

подробнее

Град обреченный

Роман, год (год написания: 1975)

Жанрово-тематический классификатор:
Всего проголосовало: 272
Аннотация:

Молодой советский учёный из 50-х годов Андрей Воронин, согласившись на Эксперимент, попадает в некий Город, где действует право на разнообразный труд. Он поочерёдно становится мусорщиком, следователем, редактором. У него складывается круг знакомых: люди разных национальностей и времени, из которого они попали в Город. Поворот в развитии Города станет проверкой сущности людей и связей между ними.

По ходу действия Андрею предстоит достичь Понимания: что есть Город, в чём смысл Эксперимента, кто такой Наставник, что находится за нулевой точкой.

С этим произведением связаны термины:
Примечание:

Машинопись из папки «Чистовики». Написано в 1972–1974 гг.

Первые публикации — журнальная: Нева (Л.). — 1988. — №№ 9, 10; 1989. — №№ 2, 3; книжная: Л.: Худож. лит., 1989.

Главы из романа опубликованы в журнале «Радуга» с января по апрель 1987 г. Отрывки из романа напечатаны в журнале «Знание — сила» (№ 12 за 1987 и № 1 за 1988 гг.).

Из «Комментариев к пройденному»:

цитата
Но всё на свете имеет конец, и в июне 1969-го мы составили первый подробный план и приняли окончательное название — «Град обреченный» (именно «обречЕнный», а не «обречённый», как некоторые норовят произносить)


Входит в:

— журнал «Знание-сила 1988'1», 1988 г.

— журнал «Нева № 10, 1988», 1988 г.

— журнал «Нева № 9, 1988», 1988 г.

— сборник «Избранное», 1989 г.

— журнал «Нева № 2, 1989», 1989 г.

— журнал «Нева № 3, 1989», 1989 г.


Лингвистический анализ текста:


Приблизительно страниц: 363

Активный словарный запас: средний (2802 уникальных слова на 10000 слов текста)

Средняя длина предложения: 59 знаков — на редкость ниже среднего (81)!

Доля диалогов в тексте: 44%, что немного выше среднего (37%)

подробные результаты анализа >>


Награды и премии:


лауреат
Великое Кольцо, 1989 // Крупная форма

лауреат
Беляевская премия, 1990 // Фантастическая книга

лауреат
"Сталкер" / Stalker, 2013 // Переводной роман (СССР, 1989)

Номинации на премии:


номинант
Премия Академии НФ, фэнтези и хоррора / Cena Akademie Science Fiction, Fantasy a Hororu, 1998 // Неанглоязычная переводная книга (СССР)

номинант
Премия Игнотуса / Premio Ignotus, 2005 // Зарубежный роман (СССР)

Экранизации:

««Дело о Красном здании»» 2012, Россия, реж: Анна Полякова

«Катя» 2012, Российская Федерация, реж: Игорь Москвин



Похожие произведения:

 

 


Избранное. Том II
1989 г.
Избранное
1989 г.
Град обреченный
1989 г.
Избранное
1990 г.
Сочинения. Том 3
1990 г.
Град обреченный
1990 г.
Град обреченный
1991 г.
Град обреченный
1991 г.
Град обреченный
1992 г.
Избранное. Том 2
1992 г.
Гадкие лебеди
1993 г.
Град обреченный
1995 г.
Град обреченный. Второе нашествие марсиан
1997 г.
Пикник на обочине
1997 г.
Хищные вещи века. — Второе нашествие марсиан. — Град обреченный
1997 г.
Собрание сочинений. Том седьмой
2001 г.
Четыре Стихии: Огонь
2003 г.
Град обреченный
2004 г.
Люди и боги
2004 г.
Собрание сочинений. Том седьмой
2004 г.
Град обреченный. Второе нашествие марсиан
2006 г.
Отель «У погибшего альпиниста»
2006 г.
Отель «У погибшего альпиниста»
2006 г.
За миллиард лет до конца света
2008 г.
Собрание сочинений. Том седьмой
2008 г.
Град обреченный
2009 г.
Собрание сочинений. Том седьмой
2009 г.
Собрание сочинений. Том седьмой
2011 г.
Полное собрание сочинений в одной книге
2013 г.
Лучшие произведения в одном томе
2014 г.
Град обреченный
2015 г.
Град обреченный
2016 г.
Полное собрание сочинений в тридцати трех томах. Том 19. 1973
2019 г.
1973-1978. За миллиард лет до конца света. Град обреченный. Повесть о дружбе и недружбе
2019 г.
1973-1978. За миллиард лет до конца света. Град обреченный. Повесть о дружбе и недружбе
2019 г.
Пикник на обочине вселенной
2019 г.
Град обреченный
2019 г.
Полное собрание сочинений в тридцати трех томах. Том 19. 1973
2019 г.
Град обреченный
2021 г.
Град обреченный. Отягощенные злом
2021 г.

Периодика:

«Знание-сила» 1/88
1988 г.
Нева № 9, сентябрь 1988 г.
1988 г.
Нева № 10, октябрь 1988 г.
1988 г.
Нева № 2, февраль 1989 г.
1989 г.
Нева № 3, март 1989 г.
1989 г.

Аудиокниги:

Град обреченный
2007 г.
Град обреченный. Книга 1
2010 г.
Град обреченный. Книга 2
2010 г.
Град обреченный. Книга 1
2012 г.
Град обреченный
2013 г.

Электронные издания:

Град обреченный
2017 г.
Полное собрание сочинений. Том девятнадцатый. 1973
2017 г.

Издания на иностранных языках:

Обреченият град
1990 г.
(болгарский)
Stadt der verdammten
1993 г.
(немецкий)
Stadt der verdammten
1995 г.
(немецкий)
Miasto skazane
1997 г.
(польский)
Z zewnatrz
1997 г.
(польский)
A kárhozott város
2002 г.
(венгерский)
Oraşul damnat
2002 г.
(румынский)
La burgo kondamnita
2009 г.
(эсперанто)
Picknick am Wegesrand. Eine Milliarde Jahre vor dem Weltuntergang. Das Experiment
2010 г.
(немецкий)
Hääbuv linn
2012 г.
(эстонский)
Oraşul damnat
2012 г.
(румынский)
A kárhozott város
2014 г.
(венгерский)
The Doomed City
2016 г.
(английский)
The Doomed City
2016 г.
(английский)
The Doomed City
2017 г.
(английский)
Das Experiment
2018 г.
(немецкий)
Nevilties miestas
2018 г.
(литовский)
Odsouzené město
2018 г.
(чешский)
La città condannata
2020 г.
(итальянский)
Grad beznađa
2021 г.
(сербский)





Доступность в электронном виде:

 


Отзывы читателей

Рейтинг отзыва



Сортировка: по актуальности | по дате | по рейтингу | по оценке
–  [  5  ]  +

Ссылка на сообщение ,

« Град обречённый» — одно из поздних произведений братьев Стругацких. В нем мы можем наблюдать переживавшийся идеологический кризис, однако произведение хорошие, поражающее и по полету фантазии и вымысла, так и полное едких психологических и философских замечаний.

Начинается произведение с так называемого Эксперимента, в котором отобранные с Земли люди с разных геолокации и времён пребывают для жизни в одном граде ( граде, а не городе, что любопытно). Попутно может пронестись некая аналогия с миграцией. Для чего эти люди прибыли в град? Как их выбирали, и зачем впустили? Есть ли что особого в этих людях, ведь все они столь разные. Андрей профессор физики с пятидесятых, Гейгер бывший офицер под руководством Гиммлера, японец Кенси также вояка, кто-то из них из сороковых, а кто-то из семидесятых. Кто-то молод, а кому-то уже шестьдесят. Каковы были ограничения при принятий людей в град, и зачем они нужны? Что стало с теми, кто не мигрировал в Град, а остался на Земле?

Исходя из произведения, все герои прибыли в Град под какими -то наставниками добровольно. Кто такие наставники, также не уточняется. Все начинают работу мусорщиками. Только Андрей поднимается до советника президента, Гейгер же до президента благодаря великолепным лидерским навыкам, а Ван так и остаётся мусорщиком , при чем он хочет быть только мусорщиком, отказываясь от чего-либо другого под полное одобрение таких людей как Отто.

Сюжета необычны и вылетают порой стремглав в противоположность из предыдущих глав. Вот Андрей в первых главах все ещё убежденный коммунист, верящий, что в граде нужно просвещать и помогать широким массам. Вот нашествие чёрных павианов, с которыми никто не знает, что делать. А через несколько глав и павианов жестоко сжигают, и Андрей сдаёт Изю Гейгеру, а после и полноценно становится его доверенным лицом и личным советником, что немного неожиданно. В граде полный каламбур всего, эксперимент и заселение его произвёл таки шквал земных исторических видоизменений.

Вот Андрей пьёт чай с Ваном, дядей Юрей, Сельмой и Кэнси. А уже через несколько глав у него приём с прусской баронессой и английским аристократом, куда остальных и не позовёшь.

Град сыплет парадоксами.

В нем есть и старые обитатели, и рождённые и выросшие в том же граде. Миллионов население, страдающее от разных проблем… а новые жители все также пребывают в град. Зачем они и зачем они приехали в град? Проблема миграции в книге не объясняется.

Вот вроде и Гейгер улучшил жизнь в граде, навёл порядок, сытнее стали жить люди. И что тут случилось? Дени подорвал себя в качестве протеста. Для чего? И кто пожалеет здорового взрослого мужика, которого в общем-то тоже надо жалеть.

Интересна концепция Антигорода. Запоминается встреча и бред Андрея в Красном доме:

« Стратег всегда крутится в рамках своей стратегии. Великий стратег отказался от всяких рамок. Стратегия была для него лишь ничтожным элементом его игры, она была для него так же случайна, как для Андрея — какой-нибудь случайный, по прихоти сделанный ход. Великий стратег стал великим именно потому, что понял ( а может быть, знал от рождения): выигрывает вовсе не тот, кто умеет играть по всем правилам; выигрывает тот, кто умеет отказаться в нужный момент от всех правил, навязать игре свои правила, неизвестные противнику, а когда понадобится — отказаться и от них.

Кто сказал, что свои фигуры менее опасны, чем фигуры противника? Вздор, свои фигуры гораздо более опасны, чем фигуры противника. Кто сказал, что короля надо беречь и уводить из-под шаха? Вздор, нет таких королей, которых нельзя было бы при необходимости каким-нибудь конем или даже пешкой. Кто сказал, что пешка, прорвавшаяся на последнюю горизонталь , обязательно становится фигурой? Ерунда, иногда бывает гораздо полезнее оставить ее пешкой — пусть постоит на краю пропасти в назидание другим пешкам…».

Тошно. Запоминающийся отрывок. Таких в тексте много. Размышления Изи об элите :

« Вы полагаете себя технократами и элитой. Демократ у вас — слово ругательное. Всяк сверчок да познаёт приличествующий ему сверчок. Вы ужасно презираете широкую массу и ужасно гордитесь этим своим презрением. А на самом деле вы — настоящие, стопроцентные рабы этой массы! Все, что вы не делаете, вы делаете для массы. Все, над чем ломаете голову, все это нужно в первую очередь именно массе. Вы живете для массы. Если бы масса исчезла, вы потеряли бы смысл жизни… Вы никогда не поймёте людей, которые кончают с собой в знак протеста…». И Андрей : « Или ты действительно считаешь, что все это быдло можно поднять до элитарного уровня?».

А дальше, все нагнетающее, ибо « не было в этом городе ничего более обыкновенного, чем смерть». Мрачно рассуждает Андрей и дальше: « Что за дикая идея — убеждать памятники, что они никому не нужны? Это же все равно, что убеждать людей, что они никому не нужны… Оно, может быть, так и есть, да кто в это поверит?…».

Андрей проходит путь от убежденного идеалиста-коммуниста до процветающего советника президента бывшего фашиста, и до опустошенного практически анархиста. Опустошенного, потому что верить во что-то то нужно. И тот же Наставник — совесть, как аллегория.

В городе и антигороде происходит много событий. Во всей этой какафонии, в который каждый что-то кричит, проносятся и плакаты с просьбой беречь павианов, и их же поджег, вот помогли Вану, а в следующей главе убили Кэнси, и в хаотичном граде трудно разобрать, что такое хорошо, а что такое плохо. Град — кризисное критическое и мрачное произведение Стругацких.

Фантастика в нем идёт вкупе с какой-то мистикой. Непонятно, как вообще люди из разных эпох и стран оказались в граде. Этакий миграционный поток, где Наставник упоминает, что граду нужны определённые люди и не нужны другие. Но что общего между всеми этими людьми? Они разного возраста, разного пола, из разных стран и периодов истории. Почему они согласились на Эксперимент? А были ли те, кто передумал? И что стало с теми , кто не попал в град?

В книге никаких разъяснений не даётся. Концовка также вышла смятая, без пояснений, где град , где антиград , что стало с Сельмой, Изей, Гейгером, кто такие наставники… Андрей даже не задаёт себе подобных вопросов. Он потухший, потускневший — как после плохого сна. На том читателя и оставляют.

Оценка: 10
–  [  3  ]  +

Ссылка на сообщение ,

« Град обречённый» — одно из поздних произведений братьев Стругацких. В нем мы можем наблюдать переживавшийся идеологический кризис, однако произведение хорошие, поражающее и по полету фантазии и вымысла, так и полное едких психологических и философских замечаний.

Начинается произведение с так называемого Эксперимента, в котором отобранные с Земли люди с разных геолокации и времён пребывают для жизни в одном граде ( граде, а не городе, что любопытно). Попутно может пронестись некая аналогия с миграцией. Для чего эти люди прибыли в град? Как их выбирали, и зачем впустили? Есть ли что особого в этих людях, ведь все они столь разные. Андрей профессор физики с пятидесятых, Гейгер бывший офицер под руководством Гиммлера, японец Кенси также вояка, кто-то из них из сороковых, а кто-то из семидесятых. Кто-то молод, а кому-то уже шестьдесят. Каковы были ограничения при принятий людей в град, и зачем они нужны? Что стало с теми, кто не мигрировал в Град, а остался на Земле?

Исходя из произведения, все герои прибыли в Град под какими -то наставниками добровольно. Кто такие наставники, также не уточняется. Все начинают работу мусорщиками. Только Андрей поднимается до советника президента, Гейгер до президента благодаря великолепным лидерским навыкам, а Ван так и остаётся мусорщиком , при чем он хочет быть только мусорщиком, отказываясь от чего-либо другого под полное одобрение таких людей как Отто.

Оценка: 10
–  [  5  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Первый раз читал этот роман где-то 15 лет назад, еще в институте. Сейчас решил перечитать его в надежде открыть для себя новые грани произведения с высоты набранного жизненного опыта и приобретенного, как я думал, художественного вкуса. Однако чуда не произошло. Как и в первый раз мне были интересны прежде всего сюжетные перипетии, а не философский подтекст, который я хоть и почувствовал, но, к сожалению, по большей части не понял и не оценил. Не думаю, что в этом виноваты авторы, скорее всего проблема в том, что читатель до романа просто не дорос. Хотя в этот раз меня очень поразило

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
превращение главного героя из мусорщика в советника президента и все обусловленные таким социальным скачком метаморфозы: внезапно появившейся любви к роскоши, изменам любимой женщине (какой-никакой), использованию служебного положения в личных целях и так далее.
Я очень живо представил себе, что будь я на месте главного героя, то с большой долей вероятности вел бы себя так же. А значит это не я хороший, а просто у меня еще не было шанса быть плохим, проявить свою гнилость. Теперь я гораздо лучше понимаю почему наши чиновники дорвавшись до власти думают прежде всего о своем благосостоянии и о том, как бы удержаться у кормушки, а не о народе.

Оценка: 6
–  [  11  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Ну вот, я и прочитал первый для себя роман классиков советской фантастики.

Отличная атмосфера и неплохой сюжет наглухо испорчены позднесоветскими псевдоинтеллигентскими размышлениями. Все эти стенания о схожести НКВД-Гестапо и СССР-Третьего Рейха, демагогия о страданиях интеллигентов среди «быдла-пролетариата» и их оторванности друг от друга, бессмысленности и абсурдности строя и прочее были тогда мейнстримом и не говорил о них только ленивый «творец». С трудом могу поверить, что даже тридцать лет назад это могло сойти за какую-то сатиру (разве что очень уж топорную и прямолинейную).

Философский подтекст? Ну, он есть. Просто ради самого себя. Только он предельно оторван от реальности и истории и царил, опять же, в основном в умах диссидентствующей интеллигенции. Повествование в то же время просто сквозит снобизмом — презрение к «быдлу», к серой массе, да и в целом к советскому строю-обществу, тут даже не прикрываются ничем толком. Я подобной прелести начитался ещё на истфаке по долгу учёбы, изучая перестроечные журналы вроде «Огонька».

Ну и вот всё это здорово портит удовольствие от книги. Герои любопытны и необычны, сюжет интригует, Эксперимент — тем более. Особое почтение — ко второй части романа, когда начинается экспедиция. Но без здоровенной идейного ковша с дёгтем всё же не обошлось. Это не является недостатком само по себе, в конце концов, странно запрещать писателю собственное видение мира, но и читатель имеет полное право на своё неприятие.

Оценка: 6
–  [  3  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Когда решил прочесть любимую книгу в третий раз и боишься, а останется ли она столь же любимой...

Андрей из СССР 1951 года, работает мусорщиком. Ну или прибывает в роли мусорщика, если так угодно выразиться, ведь город, в котором они живут — это эксперимент. Как многие считают аллюзия на советский эксперимент с созданием нового государства, который в 1991 с треском провалился...

Только в Советском Союзе не было такого многообразия народов — тут от американцев и гаитянцев до русских и евреев. Мы узнаём о том, что полицейские лишены оружия, а город атакован некими обезьянами. Курирует эксперимент некие Наставники и все люди говорят как будто бы на одном языке. Как это происходит и кто такие Наставники? Это всё остаётся тайной для нас.

Но вот вечерние посиделки тут точно советские, с дефицитной закуской и не менее дефицитным алкоголем. И этой ламповой атмосферой! А Юрий Давидов — дядя Юра, на волнах недавно прочитанных Приваловских миллионах Мамина-Сибиряка — внезапно обретает черты золотопромышленника Бахарева старшего. Такой добрый, щедрый, но дельный и хитрый мужик.

А дальше что? Круг неизвестности закручивается — таинственное здание, продолжительность Эксперимента, границы города и его пределы... Всё это вкупе с идеологией Эксперимента, которая некому до конца неясна, но Андрей кажется ей соответствует со своим комсомольским задором. В их дружбе с Фридрихом как будто какая-то рефлексия по отношению к немцам и их истории.

А ещё вторая арка книге, та самая посвящённая расследованиям — почему-то напоминает мне атмосферу Токио из 1 сезона Темнее чёрного. Вот ничего не могу с собой поделать. И в тоже время они отсылают к каким-то детским страшилкам, вроде гроба на семи колёсиках. И этот синтез — просто нереально крут! Я точно снова очарован этой книгой, хотя шарм первой арки весьма специфический.

А дальше — больше. Тут и философия мироустройства и поиск идеальной политической модели. И наконец, поиск себя во всём этом. Ценности и цели, верное и неправильное, настоящее и искусственное...

Но в итоге матрица перезагрузится рано или поздно, а мир будто бы никуда не денется.

И оглянувшись назад — хочется поверить в это. Ведь в минуты плохого — всегда можно сказать — так будет не всегда. И так, как сейчас — тоже будет не всегда.

Это книга между прошлым и будущим, она о безвременьи, в котором мы сами последние годы, как будто оказались.

Это книга о российской интеллигенции, которая ищет свой путь, неумолимо стыдиться народа, а потом стыдиться за то, что от этого самого народа отделила себя. О народе, который не знает, что хочет, но точно знает, что надо это самое ему именно сейчас. О власть предержащих, что эту власть держат совершенно по-разному, но каждого она неуклонно пленит своими благами...

И о преданности, которая отказывается возможна при отсутствии верности. О дружбе, при отсутствии понимания. О лёгкой и тяжёлой жизни.

Помните — Эксперимент никогда не закончится...

Оценка: 10
–  [  4  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Такие высокие рейтинги, но мне не понравилось. Сама идея принудительной смены профессии отличная. И начало книги бодрое, если не считать обезьян. Их как я понял чисто для юмора добавили, но мне такой юмор не нравится. Вообще у Стругацких специфичный юмор. Далее будет застолье в квартире — это вообще шикарная сцена, но потом, после первой смены профессии, весь интерес падает. Главный герой начинает вести себя неестественно. Слишком сильно вживается в роль, будто у него провалы в памяти. Ну так не бывает. Можно было бы переключиться на других персонажей, показать как они видели те же события. Вместо этого, придумывают экспедицию, скучную и совершенно ненужную. Из идеи книги можно было извлечь гораздо больше.

Оценка: 6
–  [  2  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Это первая книга Стругацких, которую я прочитал. Большого впечатления на меня, как на многих комментаторов, она на меня не произвела, однако у нее есть один большой плюс — наличие простора для полета фантазий, гипотез и предположений о том, что же хотели сказать авторы. Я считаю, что город, описываемый в книге это такое видение СССР. В городе собраны люди из самых разных стран (как я понял добровольно) с самыми разными взглядами и убеждениями. Там есть сцена, где за столом собрались бывшие нацисткие военнослужащие, бывший солдат Красной армии, прошедшие войну, еврей, главный герой, в детстве переживший блокаду Ленинграда, шведская проститутка, бывший японский солдат императорской армии. В состав СССР входили с одной стороны прибалтийские республики, считающие себя частью Запада, и с другой стороны республики Средней Азии, считающие себя частью исламского мира; Армения и Азербайджан с разными взглядами на Карабах и т. п.

В книге много раз повторяется фраза:«эксперимент есть эксперимент», о цели эксперимента не говорится ничего. Многие в конце 80-х, 90-х называли построение коммунизма в отдельно взятой стране экспериментом над населением этой страны.

Смена работы раз в несколько месяцев каждым гражданином города это фантазия, выросшая из фразы, приписываемой Ленину: «Каждая кухарка способна управлять государством». Не случайно главный герой проходит профессиональный путь от мусорщика до советника президента (конечно это не так прямолинейно, как от кухарки до президента).

Город тысячи статуй — это прошлое, где имелись авторитеты, таланты и гении. В самом же Граде, как говорится в книге, нет выдающихся писателей, художников, композиторов, киношников. Красной нитью проходит мысль о том, что они не могут появится в такой системе, где людям не дают проявить свои таланты и закрепить за собой на длительное время профессию, какой-либо вид деятельности (хотя в СССР было много талантливых и писателей и киношников и художников).

Роман был написан в 1972 году, опубликован только в 1989 (в подходящий исторический момент, когда многим стало понятно, что СССР «обречен» и долго не протянет, и возможно, имел другое название до публикации. Такая претензия на роман-пророчество).

Оценка: 6
–  [  10  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Некоторые отзывы действительно ужасают. Почему-то считается, что фантастика жанр лёгкий и развлекательный. В связи с этим люди не имеющие ни жизненного опыта, образования или даже упорства, достаточного для прочтения произведения до конца, имеют основание полагать, что могут его оценивать… демократия интернет, черт побери. Ну и я тогда туда же.

Для меня Стругацикие — великие гуманисты, философы и классики отечественной литературы не писавшие (в зрелом возрасте) слабых вещей вообще. А этот роман один из самых мощных. Оценивать его также нелепо, как рассуждать о достоинствах и недостатках «Идиота» или «Войны и Мира».

Спойлер тут, как в большинстве случаев у них, следующий (в моём понимании): в мудреную обертку из фантастического антуража и событий, часто маскируя под «чернуху», нудный полубред или экшн-боевик вложить сильную философскую идею, прятать этот замысел до конца, и на последних страницах (или даже словах) вывалить её на читателя, чтобы стул под ним качнулся от осознания им, ЧТО он только что прочитал. Что интересно, понимание у каждого своё в деталях, но есть оно всегда.

Конкретно «Град обреченный»: случайным образом ты сегодня мусорщик, завтра президент, послезавтра пропагандист. Но это Ад в любой ипостаси твоей. Вот они, твои круги, и нигде нет успокоения и прощения. Может быть это реверанс Данте, может быть попытка к бегству из Ада. А может быть история страны, которая ходит по этим граблям. Мы с вами. Прямо сейчас и вчера и завтра.

Оценка: 10
–  [  0  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Ну, не могу читать Стругацких...Осилила когда-то только Малыша, да и то помню плохо...

Для меня они пишут о будущем, которого уже не случилось.

Много непонятного из жизни до 90х, наверное, еще мой возраст не совпал и поэтому не заходит, оценку ставить не буду, потому что бросила очень быстро

Оценка: нет
–  [  2  ]  +

Ссылка на сообщение ,

В 1972 году Стругацкие пишут повесть «Пикник на обочине» и роман «Град обреченный».

Пикник — о вторжении чуждого и непонятного в мир людей,

а Град — о людях, попавших в ад потустороннего эксперимента.

Наивно пытаться искать объяснения каждой загадке в Пикнике.

И так же напродуктивны попытки рациональных объяснений чудес и загадок Града обреченного.

Какая разница, чем пугают заключённые там души?

Какими казнями египетскими их травят?

Всё равно, будет ли это нашествие павианов или тьма египетская.

Главное, что они в аду.

А весь роман — путеводитель по аду.

Оценка: 9
–  [  10  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Неимоверно сложно писать о книге, которую с одной стороны зачитал до дыр, а с другой, кажется, так и не понял до конца. Трудно составлять отзыв на книгу, которую где-то глубоко интуитивно считаешь самым главным творением Стругацких и в то же время признаёшь чрезвычайно сложной и спорной.

Вероятно, эта самая затёртость до дыр и мешает. Знание почти наизусть ключевых сцен, фраз и размышлений, подспудно внутреннее восприятие книги в качестве фрагментарного калейдоскопа любимых отрывков и цитат не позволяют относиться к «Граду» как к чему-то целостному. И это печально, но ничего уж тут не поделаешь — Эксперимент есть Эксперимент. Перечитывая книгу в этот раз, думал, что смогу абстрагироваться от впечатлений прошлого, от оставшихся ещё с юности ощущений, но — нет, не получилось. К сожалению? Да как сказать...

Если не брать во внимание мощный философский смысл, отмести социально-психологическую трагедию с легко угадываемым и так любимым критиками сатирическим подтекстом, не касаться символизма, то можно вполне свободно говорить о двух самых главных составляющих книги, не рискуя угодить в дебри высоких наслоений и ударить в грязь лицом перед высокими знатоками.

Первая составляющая — социальная. Нет, нет, я не оговорился и не противоречу написанному в предыдущем абзаце. Я имею в виду социальное как категорию, как нечто очень общее. А вовсе не то, о чём вы подумали, и вовсе не то, что любят раскладывать по полочкам критики режима — причём, как тогдашнего режима, так и нынешнего. В книге мы видим обобщённую историю развития любого общества, универсальную модель развития любого социума. Так и хочется сказать — абстрактную, но в данном случае это совсем не так. Нет, далеко не абстрактную, а очень даже конкретизированную, вобравшую в себя множество мельчайших подробностей из мирового опыта. Сборную солянку, если хотите, но локализованную здесь и сейчас, экстрагированную, концентрированную — ибо только такие слова можно применить по отношению к описанию всемирной истории, которую авторы умудрились уместить в 400 страниц.

Общество, рождённое в инфернальной, уходящей в глубины веков бытности, через кабацкую грязь предыдущей, давно изжившей себя и давно устаревшей социальной формации осознавшее себя чем-то большим. Выращенное на зловонном субстрате прекрасное и тонкое древо расцветает, поддерживаемое руками деятелей из прошлого. Да, испачканными в грязи и крови руками, да, людей, запятнавших себя, но ведь и человек рождается в муках и крови. Ничего не поделаешь — жизнь есть жизнь, а Эксперимент есть Эксперимент.

И вот, когда будущее настало, трагические ошибки — в прошлом, в общем-то, выздоровевшее и сделавшееся устойчивым общество принимается мечтать. Ему не сидится на месте, взор устремляется в будущее. Когда все цели достигнуты, необходима сверхцель. Выбраться из колыбели, вырваться из условностей данности. Путешествие на Север здесь можно воспринимать как аллегорию Космоса.

Но человек не может жить в отдельности от социума. Человек в себе — это абстракция, не более чем мысленный эксперимент. И в этом — вторая составляющая книги. Вместе с обществом, через тернии к звёздам, через окольные глухие дороги пробираются главные герои романа к своей сверхцели. Через розоватый и глуповатый юношеский задор, через ощущение «почти как взрослые», но и через испытания взрослостью — через первое предательство, через первое разочарование. Через предательство другого человека и через предательство идеи. Через успокоение и усталость, через выслуженный достаток и сытость, через перешагивание через себя и через собственные принципы, через переоценку ценностей. Вся наша жизнь — это поиск себя, это изменение себя, это работа над собой, хочется, чтобы это было эволюцией, но зачастую это и регресс.

Такова моя оценка этой книги. Старался держаться в рамках и не выходить в пространство спорных теорий и субъективных трактовок. Книги Стругацких, как известно, многогранны, многослойны, при каждом прочтении можно обнаружить что-то новое. И «Град обреченный», как произведение самое главное и самое сложное, соответствует данному определению на все сто.

Оценка: 10
–  [  3  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Как и в предыдущем прочитанном у авторов романе «Улитка на склоне» было многое непонятно из-за умалчиваний, из-за некоторой фантасмагоричности событий, из-за того, что в книге масса размышлений о смысле жизни и подобном, о чем нет единого для всех ответа, а большая часть людей и не находит ответа никакого. Так и Андрей задаётся вопросами, но не знает ответов, а с ним остаются в подвешенном состоянии и читатели. Стругацкие это любят — заставлять думать читателей, задавать вопросы, ответы на которые каждый должен сам найти для себя.

Здесь существует Город, расположенный неизвестно где, созданный с неизвестной целью и заселенный жителями Земли 20 века. В Городе существуют странные правила, необычные объекты, неизвестная история, бывают катаклизмы. В остальном все очень по бытовом, приземленно, вещественно. Это создаёт контраст.

Оценка: 8
–  [  5  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Боже, такой концентрации мерзости я даже у де Сада не встречал. Грязь, мусор, скабрезный юмор, алкоголь, пошлость, а главное — всеобщая атмосфера крайней озлобленности, из-за которой читать особо мерзко и неприятно. Я лично не осилил дальше 50 страницы. Строго настрого держать этот сгусток грязи подальше от детей, да и культурных людей в принципе.

Оценка: 2
–  [  12  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Предположу, что смысл таинственного Эксперимента — приучить человека одинаково относиться к ближнему, не принимая в расчёт статус: сегодняшний мусорщик может превратиться в завтрашнего министра. Цель доказать равенство — в общем-то благая. Но всё закончилось, как всегда, когда хотели как лучше… В этом первая грань иронии этого романа.

Мы не способны долго функционировать в рамках отлаженной системы — эксперимент пошёл по странному пути, и люди самых разных национальностей и извлечённые из разных лет 20 века создали нечто среднее между третьим рейхом и обществом потребления. И преданный коммунист Андрей Воронин, пытавшийся перевоспитать шлюху Сельму, превращается в винтик нового тоталитарного государства, сытого и почтенного чиновника, женатого на прекрасной и благообразной Сельме. Опять ирония. И только теперь герой, когда он вроде как предаёт свои идеалы, отталкивается от дна и начинает духовное восхождение с Изей Кацманом, «жрецом» культуры, начавшееся, опять же по иронии, с жажды и поноса в пустыне.

Таким образом, мы понимаем без этой самой культуры человеку выбраться никуда не получится.

Стоит отметить, что в град обреченный попадают люди, в основном оказавшиеся в нашем мире в сложной и опасной ситуации. А вот у Андрея всё было очень даже благополучно. Опять же — ирония! И ирония в том, что авторы намекают, что момент для приглашения в град обреченный был выбран неслучайно. В этом мастерство Стругацких и состоит: заставить гадать, что будет дальше, ведь перед самым финалом новая история только начинается.

Оценка: 10
–  [  12  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Позорная книга Стругацких написанная на волне перестроечного хайпа в 1989 году. Скорей всего заготовка книги была (с 1975 как они и говорят). Стиль «Перестроечная Чернуха» с потугами на философские умствования... чего только стоят сопливая история про фронтовика который встречался с некрасивыми девушками, и представление Сталина как тирана который играл людьми как пешками и для которого жизнь человека ничего не стоила... хуже только «Жиды города Питера» — полный отстой ... правильно сказал Алексей Балабанов что после 50 ни один режиссер ничего путного не снял ... у писателей наверное есть тоже предельный возраст ... но участие Стругацких в написании «перестроечной чернухи» — сильно смазывает впечатление о них.

Оценка: 3


Написать отзыв:
Писать отзывы могут только зарегистрированные посетители!Регистрация




⇑ Наверх