FantLab ru

Аркадий и Борис Стругацкие «Град обреченный»

Град обреченный

Роман, год (год написания: 1975)

Перевод на английский: Э. Бромфилд (The Doomed City), 2016 — 2 изд.
Перевод на немецкий: Р. Фишер (Das Experiment), 2010 — 1 изд.
Перевод на польский: Э. Скорска (Miasto skazane), 1997 — 1 изд.
Перевод на болгарский: М. Асадуров (Обреченият град), 1990 — 1 изд.

Жанрово-тематический классификатор:

Всего проголосовало: 226

 Рейтинг
Средняя оценка:8.69
Голосов:5004
Моя оценка:
-
подробнее

Аннотация:


Молодой советский учёный из 50-х годов Андрей Воронин, согласившись на Эксперимент, попадает в некий Город, где действует право на разнообразный труд. Он поочерёдно становится мусорщиком, следователем, редактором. У него складывается круг знакомых: люди разных национальностей и времени, из которого они попали в Город. Поворот в развитии Города станет проверкой сущности людей и связей между ними.

По ходу действия Андрею предстоит достичь Понимания: что есть Город, в чём смысл Эксперимента, кто такой Наставник, что находится за нулевой точкой.

Примечание:


Из «Комментариев к пройденному»:

цитата

Но всё на свете имеет конец, и в июне 1969-го мы составили первый подробный план и приняли окончательное название — «Град обреченный» (именно «обречЕнный», а не «обречённый», как некоторые норовят произносить)

Роман написан в 1970-72 и 1975 гг. Впервые главы из романа публикует журнал «Радуга» — с января по апрель 1987 г. Отрывки из романа были напечатаны также в журнале «Знание — сила» (начало в номере № 12 за 1987 год).

Затем роман публикуется в журнале «Нева» — в сентябре-октябре 1988 г. и в феврале-марте 1989 г. В 1989 роман выходит отдельным изданием.

Входит в:

— журнал «Знание-сила» 1988'1», 1988 г.

— журнал «Нева» № 2, 1989», 1989 г.

— сборник «Избранное», 1989 г.

— журнал «Нева» № 9, 1988», 1988 г.

— журнал «Нева» № 10, 1988», 1988 г.

— журнал «Нева» № 3, 1989», 1989 г.


Лингвистический анализ текста:


Приблизительно страниц: 362

Активный словарный запас: средний (2792 уникальных слова на 10000 слов текста)

Средняя длина предложения: 54 знака — на редкость ниже среднего (81)!

Доля диалогов в тексте: 44%, что немного выше среднего (37%)

подробные результаты анализа >>


Награды и премии:


лауреат
Великое Кольцо, 1989 // Крупная форма

лауреат
Беляевская премия, 1990 // Фантастическая книга

лауреат
"Сталкер" / Stalker, 2013 // Переводной роман (СССР, 1989)

Номинации на премии:


номинант
Премия Академии НФ, фэнтези и хоррора / Cena Akademie Science Fiction, Fantasy a Hororu, 1998 // Неанглоязычная переводная книга (СССР)

номинант
Премия Игнотуса / Premio Ignotus, 2005 // Зарубежный роман (СССР)

Экранизации:

««Дело о Красном здании»» 2012, Россия, реж: Анна Полякова

«Катя» 2012, Российская Федерация, реж: Игорь Москвин



Похожие произведения:

 

 


Избранное. Том II
1989 г.
Избранное
1989 г.
Град обреченный
1989 г.
Избранное
1990 г.
Сочинения. Том 3
1990 г.
Град обреченный
1990 г.
Град обреченный
1991 г.
Град обреченный
1991 г.
Град обреченный
1992 г.
Избранное. Том 2
1992 г.
Гадкие лебеди
1993 г.
Град обреченный
1995 г.
Град обреченный. Второе нашествие марсиан
1997 г.
Пикник на обочине
1997 г.
Хищные вещи века. — Второе нашествие марсиан. — Град обреченный
1997 г.
Собрание сочинений. Том седьмой
2001 г.
Четыре Стихии: Огонь
2003 г.
Люди и боги
2004 г.
Собрание сочинений. Том седьмой
2004 г.
Град обреченный
2006 г.
Град обреченный. Второе нашествие марсиан
2006 г.
Отель «У погибшего альпиниста»
2006 г.
Отель «У погибшего альпиниста»
2006 г.
За миллиард лет до конца света
2008 г.
Собрание сочинений. Том седьмой
2008 г.
Град обреченный
2009 г.
Собрание сочинений. Том седьмой
2009 г.
Собрание сочинений. Том седьмой
2011 г.
Полное собрание сочинений в одной книге
2013 г.
Лучшие произведения в одном томе
2014 г.
Град обреченный
2015 г.
Град обреченный
2016 г.

Периодика:

«Знание-сила» 1/88
1988 г.
Нева № 9, сентябрь 1988 г.
1988 г.
Нева № 10, октябрь 1988 г.
1988 г.
Нева № 2, февраль 1989 г.
1989 г.
Нева № 3, март 1989 г.
1989 г.

Аудиокниги:

Град обреченный
2007 г.
Град обреченный. Книга 1
2010 г.
Град обреченный. Книга 2
2010 г.
Град обреченный. Книга 1
2012 г.
Град обреченный
2013 г.

Электронные издания:

Полное собрание сочинений. Том девятнадцатый. 1973
2017 г.

Издания на иностранных языках:

Обреченият град
1990 г.
(болгарский)
Miasto skazane
1997 г.
(польский)
La burgo kondamnita
2009 г.
(эсперанто)
Gesammelte Werke 2
2010 г.
(немецкий)
The Doomed City
2016 г.
(английский)
The Doomed City
2017 г.
(английский)





Доступность в электронном виде:

 

Отзывы читателей

Рейтинг отзыва



Сортировка: по дате | по рейтингу | по оценке
–  [  -10  ]  +

Ссылка на сообщение , 7 августа 2018 г.

У Стругацких много чего интересных, но это одна из самых любимых моих книг.

Оценка: 10
–  [  6  ]  +

Ссылка на сообщение , 2 августа 2018 г.

Тяжелый роман. И по восприятию и по смыслам. Критики во всю кричат: «Самый философский роман братьев Стругацких!» и в объемных трактатах излагают свое видение Града. На самом деле, достаточно посмотреть интервью с Борисом Стругацким, дабы уловить основной посыл. И, да. Роман писался в тоталитарном государстве и по большей части в стол. Рукопись «Града обреченного», в трех экземплярах «пряталась» у друзей от гебешников; чуть позже ходили по рукам самиздатские копии романа. Короче, судьба романа, как и у многих поздних произведений Стругацких — непростая, поэтому и книга получилась непростой, но от этого только выигрывающей в смыслах.

Оценка: 9
–  [  8  ]  +

Ссылка на сообщение , 9 июля 2018 г.

Просматривая отзывы, вижу много полярных мнений — кто-то считает что понял эту книгу, кто-то нет, кто-то согласен с ней, кто-то не согласен. В этом и заключается ее прелесть — она заставляет человека задуматься. Она не дает однозначных ответов (потому что их не существует?), но побуждает читателя искать. Я, как и многие писавшие здесь, каждый раз переосмысливаю эту книгу, каждый раз открываю что-то новое, и совсем иначе воспринимаю как поступки героев, так и осознание себя самого в этом мире.

Эта книга — «главное» произведение братьев Стругацких, если можно так сказать. Масштабная и многоуровневая. Та, которую они писали без надежды на публикацию и не особо стеснялись в выражениях. Та самая, которая была содержимым Синей Папки. Та, которая весит побольше некоторых библиотек.

Несмотря на то, что писалась книга про Советский Союз и советских людей, она очень актуальна и сейчас. Очень легко ее переложить на нынешнее время, да и на любой политический и общественный строй.

Вся книга насыщена символизмом — все странные и непонятные вещи имеют особое значение, намекают нам на что-то. Но, не смотря на это, мир в котором происходят события книги очень реальный, в нем нет недосказанности. Даже без «понимания» этих намеков, книга очень и очень интересна. Как и всегда, АБС просто и увлекательно пишут о непростых вещах.

Рассказывать про мир, описанный в книге не имеет смысла, от этого только потеряется его очарование. Сюжет строится вокруг одного человека, и описывает особые, «ключевые» моменты его жизни. Собственно, вся книга и есть — о поиске смысла существования, о поиске себя, о том, как меняется человек под влиянием окружающей действительности.

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)

Но про символизм хочется сказать отдельно. Какой прекрасный образ — Эксперимент. Ты не знаешь, в чем его смысл. Ты не знаешь, для чего он задуман, какие цели преследует. Ты не можешь задавать вопросы, ты только должен делать то, что тебе говорят.

Или Антигород. Где-то там есть люди, которые желают нам зла. Они все про нас знают, их агенты проникли к нам. Они могут быть даже среди твоих друзей.

Или павианы. Я долго не мог понять, что они обозначают? Для чего их поместили в эту книгу?

Как и всегда, в произведениях АБС, здесь есть нечто, что скрыто от неблагодарного, поверхностного читателя. Сколько я не перечитывал эту книгу (А сколько? Точно больше десяти. Пятнадцать? Двадцать?), никогда не задумывался — что было в папке у Изи? Думал что это не имеет значения. И только в оффлайн-интервью Бориса Стругацкого узнал, там было нечто вполне определенное, и читателю даже предлагается угадать — что там было.

Ставлю 10, хоть и считаю, что эту книгу нельзя оценить цифрами. Десятибалльная шкала не подходит для нее. Это не просто история, и не просто книга. Не то, что выражает мысль, а то что порождает мысль. Какой-то осколок Мирового Духа, особой магией заключенный в бумаге.

Оценка: 10
–  [  0  ]  +

Ссылка на сообщение , 4 июля 2018 г.

Вот я и прочитал «Град обреченный». Как то самостоятельно я разделил книгу на три части. Стругацкие ее делят да, но мне показалось так будет уместнее. Середину читал долго и напряженно. Не заходило мне как то совсем. Интересная завязка и и неожиданный конец. Все понятно что что АБС писали ее на злобу дня. Вообщем я старался пересмотреть для себе все антисовсетские настроения на просто интересную историю и сложных персонажей. У меня с детства сохранилась вера в дружбу. И какой то он фиговый прям друг. А вообще мир интересный. Если убрать всю советскую мишуру, наверно можно снять хорошую историю. У меня из головы почему то все время выходило что этот мир один из лучей черепахи или еще какой рептилии из «Темной башни». Только вместо стрелка там Антон Городецкий с Хабенским))

Оценка: нет
–  [  5  ]  +

Ссылка на сообщение , 15 июня 2018 г.

Впервые прочитал «Град» году в 1990-м. Вы помните это время? «Запад нам поможет», «За социализм с человеческим лицом», и прочая бредятина, которая обернулась страшной трагедией для многих миллионов жителей бывшего СССР. Яростная критика «культа личности», «привилегий», «репрессий». Людей старались убедить, что до сих пор они жили плохо и неправильно, а окружающий СССР капиталистический мир — белый, добрый и пушистый. Хотят помочь нам всеми силами. Кое-где в это и по сей день верят, несмотря на.

Так вот, в то время эта книга читалась удивительно хорошо. Почва для неё была подготовлена, и время первой публикации (в журнале «Нева», если не ошибаюсь) было выбрано удивительно удачно. «Град» удачно вписался в бурный поток антисоветской (=антирусской) литературы, был принят и обласкан многими т.н. «интеллигентами». Я сам на тот момент считал, что книга наполнена некими глубокими смыслами, квинтэссенцией мудрости непогрешимых АБС.

Прошло время. Сейчас я воспринимаю «Град» не иначе, как диссидентскую антисоветчину, которая действительно писалась «в стол». Вероятно, какие-то правки в «духе времени» были сделаны уже в перестроечное время, но мы об этом уже никогда не узнаем. Морали в этой книге нет никакой, глубинных смыслов тоже. Монолог Изи в финале, когда-то казавшийся полным потаённых смыслов, на самом деле представляет собой пустышку, переливание из пустого в порожнее.

Книга уже сейчас безнадежно устарела, нынешняя молодежь (20-25) её не понимает вовсе. Не вышло из неё Синей Папки, как ни крути, слишком привязана она к своему времени позднего застоя — начала перестройки. А цитаты из Галича были непонятны уже поколению 1990-х.

Напоследок хочу добавить, что некоторые сюжетные моменты, по всей видимости, представляют собой прямой плагиат из западной НФ, к которой Аркадий Стругацкий имел доступ, будучи переводчиком. Ради интереса проверил даты публикаций — это вполне возможно.

Зря они полезли в политику. Из этого никогда ничего хорошего не выходило, и уж тем более шедевров на все времена. Настоящему художнику это не нужно.

P.S. Умнейший Станислав Лем считал, что у АБС было одно по-настоящему самобытное, яркое произведение — «Пикник». Постепенно всё больше склоняюсь к его мнению.

Оценка: нет
–  [  7  ]  +

Ссылка на сообщение , 4 июня 2018 г.

Совсем не просто воспринимать данную книгу. И читать её было достаточно сложно. Нет написано легко, красиво, но вот смысл и глубина романа, как всегда у Авторов далеко не на поверхности. Вроде всё очевидно и узнаваемо да так, что часто становится неуютно и некомфортно. А иногда и стыдно. Авторы предложили читателям наблюдать за развитем личности персонажей в отдельно взятом городе, а точнее, Граде в рамках некоего эксперимента. Здесь кто–то решает кем, когда и как ты будешь жить–существовать. Люди попали сюда по разным причинам: одни добровольно и с энтузиазмом, другие сбежали от чего–то, третьи от какой–то нужды. И теперь все одинаково вынуждены приспосабливаться. И Авторы хорошо показывают, что человек может жить, развиваться и изменяться в любых условиях. Отлично прописан Андрей, просто блестяще. Во всех частях романа он разный, искренне верящий в чистоту, нужность и данность этого эксперимента.

Поначалу он мусорщик – нужное дело, ездит по городу, собирает отходы, в свободное время бухает с друзьями–приятелями и ведет рюмочно–кухонно-философские беседы. И никаких проблем. Как только стал следователем изменился напрочь, даже нотки в голосе изменились – ответственное ведь дело. Но ещё жива в памяти жизнь мусорщика, а Андрей абсолютно уверен в том, что служит благому делу и начинает ожесточаться. И в итоге запутывается настолько, что готов предать хорошего друга. Как редактор газеты он по–прежнему много не понимает, продолжает верить в кого–то сверху, поддерживает экстремистов, считая, что те действительно сражаются за благое дело. И продолжает терять друзей. Как советник президента Андрей живёт как сыр в масле. Уже в голосе появились ноты снисходительности, заносчивости и презерения. Дом полная чаша, жена, любовница – всё, как положено большому человеку. Только вот служит под началом президента, захватившего власть и откровенно не любил, когда ещё будучи мусорщиком вместе пили. Но опять приспособился, потому что ему сказали, что прежних порядков не будет. И вновь теряет друга и совсем не понимает, как такое произошло.

Как относится вцелом к главному герою я не знаю: в каких–то вопросах я его понимаю, а в каких–то прямо не выношу. Наверное, просто как к человеку и индивидууму. Это их эксперимент и соваться со своим багажом опыта в эти суждения я не хочу – это всё всерьёз и надолго. Просто неприятен мне главный персонаж. И ещё мне кажется, по итогам всей книги, что Андрей не прошёл эксперимент. Мне больше по душе пришлись другие персонажи: воплощённое умиротворение, терпимость и сострадание китаец Ван, японец Кэнси – отвага, чистота и идеализм, и, конечно же, Изя Кацман – интеллектуал, интеллигент, философ, ценитель искусства и всего культурного наследия человечества, в тяжелейших условиях проявляющий невероятную волю, выносливость и прощение.

Непростая, но очень интересная и полезная книга, о которой я сожалею, что не прочла раньше.

Оценка: 9
–  [  8  ]  +

Ссылка на сообщение , 29 апреля 2018 г.

Стругацкие, как всегда, ставят вопросы, но не дают однозначных ответов. Действие романа происходит в Городе. Где он находится: на Земле, на другой планете, в каком-то полностью искусственном мире или же это Преисподняя? Солнце здесь включается и выключается по расписанию, а границей служит неприступная Стена. Сюда переносят тех, кто согласился участвовать в неком Эксперименте. В чем он заключается, каковы его цели, кто им руководит – никому неизвестно. Периодически Эксперимент подбрасывает неожиданности вроде нашествия на Город павианов или загадочного мигрирующего Здания, из которого не возвращаются.

Город – воплощение 20 века. Все его обитатели явились из разных лет 20 века и из разных стран, хотя каким-то странным образом здесь понимают друг друга, говоря каждый на родном языке. Вся техника тут тоже уровня 20 века, как и общественное устройство – бюрократия, управленческий аппарат, разгильдяйство, в качестве веры в светлое будущее здесь верят в нужность Эксперимента. Государственный переворот и установление тоталитаризма тоже вписываются в эту схему эпохи. И это Город, в котором нет Творцов, нет выдающихся личностей, способных переделать этот мир или хотя бы его раскрасить.

Главный герой – Андрей Воронин, наш соотечественник. Он идеальный винтик в гайке Эксперимента. Прилежно верит в Эксперимент, в его нужность и высокие цели. А потом − так же послушно в отмену Эксперимента и построение нового общества. У него есть Наставник, который, собственно, и завербовал его сюда. Никакой не инопланетянин, на вид обычный человек. Появляется он нечасто, только в ключевые моменты, и говорит именно то, что хочет услышать Андрей и что в целом сводится к «Правильным путем идешь, товарищ, продолжай в том же духе».

И Андрей прилежно поднимается по ступеням карьеры в Городе. Каждые полгода все жители обязаны менять профессию. Вот Андрей и работает последовательно мусорщиком, следователем, главным редактором желтой газеты и, наконец, советником по науке при новом диктаторе. У него есть друзья, которые сопровождают его по всему сюжету. Китаец Ван, дворник, который категорически не желает менять профессию и хочет оставаться внизу. Возлюбленная Андрея Сельма – шлюха по призванию, причем его нисколько это не смущает. Фриц Гейгер – офицер вермахта, и Андрея, помнящего блокадный Ленинград, нисколько не смущает дружба с фашистом. Фермер дядя Юра – ядреный такой русский мужик. Неугомонный еврей Изя Кацман, который пытается разобраться в тайнах Города, что Андрея вечно раздражает.

Заключительная часть романа – экспедиция в поисках пределов Города. Андрей нехотя соглашается ее возглавить, с сожалением бросив налаженную сытую жизнь (высокая должность, жена-умница и красавица, дефицитный ковер на стене, респектабельные гости). Оказывается, что город нескончаем и чем-то напоминает сталкеровскую Зону. Покинутые дома и храмы, грязь и нечистоты, поголовный понос у членов экспедиции. Есть ли из всего этого какой-то выход? Вернуться назад, как настаивают остальные или продолжать упорно брести дальше?

Один из жителей Города доказывает, что никакой это не инопланетный эксперимент, а все жители умерли в своем мире и попали в Преисподнюю, первый круг Ада. И всё же этот город – такая квинтэссенция 20 века, застойное болото, из которого писатели не видели выхода. Роман же писался в брежневскую эпоху застоя, хотя вышел в свет уже после перестройки. Роман можно считать памятником недавней эпохе – которая прошла сама, как всё проходит в этом мире. Наступил новый век, и мне безумно интересно, каким бы предстал Град Обреченный 21 века?

Оценка: 9
–  [  6  ]  +

Ссылка на сообщение , 23 января 2018 г.

Неоднозначная книга. Сначала о положительном — чувствуется художественный стиль присущий Стругатским, их литературное мастерство. Это многого стоит, у большинства писателей нет и половины таланта Стругатских по части изложения текстов.

Что касается сюжета, что ж, для меня он неоднозначен. Философские идеи, высказанные в книге понятны, но довольно спорны. Многие аналогии тоже можно домыслить, да только лучше бы авторы сами их домыслили и поделились с читателем.

Свое отношение к данной книге (идеям в ней изложенным) Стругатские сами излагают в диалоге двух главных героев в конце произведения, что довольно показательно. Привожу выдержку из текста:

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
«Ничего я этого не понимаю, сказал Андрей. Путано излагаешь. Религия какая-то: храм, дух… Ну еще бы, сказал Изя, раз это не бутылка водки и не полуторный матрас, значит, это обязательно религия. Что ты ерепенишься? Я даю тебе почву. Самую твердую, какая только может быть. Хочешь — становись обеими ногами, не хочешь — иди к херам! … Ты мне не почву подсовываешь, сказал Андрей, ты мне облако какое-то бесформенное подсовываешь! Ну ладно. Ну, пусть я все понял про твой храм. Только мне-то что от этого?».

К этим высказываниям Стругатских о своей книге и добавить нечего.

Оценка: 6
–  [  7  ]  +

Ссылка на сообщение , 2 декабря 2017 г.

Потрясающий роман. По силе воздействия, количеству идей и поднятых вопросов. Очень серьезных вопросов. Сложный, но совсем не тяжелый для восприятия. Прекрасные диалоги, описания быта, много легкого юмора (одна сцена с павианами чего стоит). Написанный в 70-е годы, официально не издавался аж до 1989 по вполне понятным причинам. Но многое весьма актуально и в наше время. Разные люди по разным причинам оказавшиеся в горниле некоего Эксперимента и ведут себя, естественно, по разному. Кто-то с чувством долга выполняет любую, самую тяжелую и непрестижную работу, кто отлынивает, а Ван так и вовсе не хочет никакого « повышения» по работе.

Андрей искренне не понимает Дональда с его понятиями свободы личности, но решительно и безапелляционно осуждает бездельницу и прожигателя жизни Сельму и ей подобных, и даже собирается их перевоспитывать. По мере роста социальной значимости (следователь, редактор, советник), Андрей больше понимает и несколько меняет свое прямолинейное восприятие мира. Что же, бытие определяет сознание. Неизменным остается лишь одно — свою работу надо делать хорошо и поступать правильно.

Но что есть правильно?

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
Отдать Фрицу (а значит, костолому Румеру своего друга Изю только потому, что тот не захотел сотрудничать?).

В ходе эксперимента возможно все, и вот, недавние враги комсомолец Андрей и гитлеровцы Фриц и Румер мирно, и даже плодотворно сотрудничают. А вчерашний недобиток

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
становится Президентом в ходе переворота, вполне тем же Андреем поддержаным.

Вопрос о том, что лучше, голодный бунт или сытый, так вообще предвосхитил историю сытой благополучной Западной Европы лет так на 30. Ибо, нечто весьма схожее там сейчас и происходит. Католическая церковь чуть ли не поддерживает однополые браки. Ну, кто бы мог подумать о таком всего-то 30-40 лет назад. Не напоминает знаменитые «Хлеба и Зрелищ»?

Как и любое произведение Стругацких, роман заставляет думать, сопереживать, и, как и почти всегда, догадки на усмотрение читателя.

Оценка: 10
–  [  1  ]  +

Ссылка на сообщение , 25 ноября 2017 г.

Все-таки очень тяжеловесный язык у Стругацких. Тяжело войти. Иногда даже хочется бросить. Но нет.

В романе два самых ценных персонажа — Изя, который, к тому же, самый адекватный, и Ван, который, по-моему, единственный, кто знает, чего хочет, осознанно идет по пути своего решения, отдает себя семье и тихо-мирно работает дворником. Понятно, чего он в процессе социального подъема Андрея стал для него таким отдаленным. Есть еще дядя Юра, но тот — чисто глас деревни. Вокс попули.

Моя главная претензия к роману — герои слишком равнодушны к миру вокруг. Стена? Пофиг. Эксперимент. Пропасть? Пофиг. Эксперимент. Блуждающий дом? Пофиг. Эксперимент. Все это создает барьер между ними и мной. Я не проникся достоверной психологией.

Что понравилось, так это атмосфера и выборочные декорации: такой-то собирательный образ России — периферия с грязными обшарпанными домами, мусором, алкашами и подворотнями, но, вместе с тем, есть что-то столичное (масштабные стройки, центры управления).

Мне кажется, чтобы выцепить все отсылки, намеки и аллюзии, надо прочесть книгу еще разок-другой. Но мне это мешало. Текст, на мой взгляд, переполнен пасхалками и отсылками. Лучше бы, вон, поподробнее про мир написали. Там задел ого-го. И очарование мира совсем не в нераскрытости. Оный, кстати, напоминает чем-то (атмосферой, пожалуй, и гнетущим настроением) «Кысь» Толстой.

Также могу отметить карьерный рост Андрея как путь регресса взаимодействия человека и его изначального окружения. Начав мусорщиком, стал советником со своей коллекцией оружия, пьянки на кухне превратились в пиры у себя дома, а упомянутый выше Ван уже не друг, а нечто далекое и непозаваемая. И то ли пресловутый карьерный рост, то ли личность человека привели к тому, что Воронин изменился. Изменился едва ли не до карикатурности.

По концовке: наверное, не я один думал о зеркале. И если бы не так называемый эпилог, остался бы при мнении, что герои совершили самоубийство. А так — даже не знаю. Как будто мир Эксперимента — своеобразная матрица для прощупывания внутреннего мира. Типа, раскрой себя с нескольких сторон и реши, что ты и как будешь дальше. Смущают слова врача, что это только первый круг. Потом еще будут какие-то матрицы? Допустим, взаимодействие человека и работы мы поняли. Может, далее героя ждут Эксперименты с другими институтами? Например, семейными. И тут уже какой-нибудь писатель фанфиков мог бы выдать жуткую вещь про Город Семейный, где были бы такие же социальные лестницы, но в разрезе семьи — бедная многодетная, обычная, богатая и т. д. Правда, писатель-фанфикист, по доброй традиции фанфиков, сделал бы Воронина вторым папой в семье, но это грустный оффтоп. Так вот, Город представляется мне матрицей, где человек проверяет на вшивость те или иные качества. Если ты не равнодушен, ты выйдешь из нее и пройдешь дальше. Если пофиг — живи и умирай там. Хотя куда попадут после смерти? Обратно? Или как? Сложновато понять.

В общем, решил трактовать этот роман как симулятор жизни. Ускоренный. Именно потому он отчасти такой карикатурный и гротескный. А вынужденная сменяемость профессий позволяет понять, к чему у тебя душа лежит. Ван вот понял и вообще не парится.

Оценка: 7
–  [  6  ]  +

Ссылка на сообщение , 23 октября 2017 г.

Град обреченных

некоторые мои мысли по поводу моего видения Града обреченного:

Первый раз я прочел роман в 88-89 годах, это была журнальная публикация в журнале «Нева»... мне было 15 лет и конечно я ничего не понял, книга показалась мне нагромождением абсурдных непонятных и зловещих действий...

затем в 90е годы я перечитал роман и уже уловил в этом граде аллюзию на советский строй и государство — как жестокий и бесчеловечный эксперимент... над обществом и людьми...

однако перечитав книгу уже в зрелые годы и будучи искушенным читателем, я уловил как мне показалось, еще более глубинный смысл : град — это аллюзия на человеческую цивилизацию в целом, ибо правильно это есть вавилонская башня, где представлены представители всех национальностей и как бы они представляют некий срез нашей цивилизации планеты Земля

для меня важны три момента в романе:

1) Эксперимент и его материальная основа — ГРАД

2)Экспедиция — как бегство из града и как бы кульминация, поворотная точка эксперимента

3) и конечно совершенно открытый и непредсказуемый финал ... и романа и эксперимента.

Итак, для меня град обреченный, это некая правильно вавилонская башня — модель нашей цивилизации... цивилизации, которая зашла в тупик... в граде живут те, кто по условиям эксперимента обречены в нем жить и крутиться в бесконечном кругооборота абсурда, условностей, переворотов и прочего жестокого действа нашей истории... в том смысле, град — то символ застоя, если глубже остановки (конца) Истории, он вечен и вечно обречен стоять и люди там будут крутиться по кругу, развитие там остановилось... почему-то Стругацкие оставили там немца Фрица ... и почему первым выходит из игры именно американец Купер.

Выходом из тупика является экспедиция, то есть бегство из Града .... тернистый кошмарный путь — это бесконечный ряд препятствий и соблазнов и давление на участников растет с каждым шагом прочь от города...

ну а к финалу приходят всего двое и вот финал...

в финале и предлагается самый последний и самый трудный тест — тест: «НЕ УБИЙ».

ВОТ, что писал о финале сам Борис Стругацкий:

» Ниоткуда не следует, что Андрей «на границе» стрелял в свое зеркальное изображение. То мог быть совсем другой человек, но с похожей, разумеется, судьбой. Для авторов было важнее другое: наш «добрый малый, но педант» дошел к концу своего первого круга до такого состояния, что и думать не думает броситься в объятия неизвестности с оптимистическим криком «хинди-руси бхай-бхай!» – нет, он норовит палить из пистолета во все, что шевелится, другие варианты ему и в голову, заметьте, не приходят.»

то есть Воронин проваливается на самом финальном этапе, не проходит финальное препятствие И.....

еще несколько разрозненных моих мыслей по поводу книги:

а важно то, и самый страшный момент, что Андрей после всего ада, который он прошел вместе Кацманом — после всего этого ... он открывает огонь по тем, кто идет навстречу... ПРОСТО ОТКРЫВАЕТ ОГОНЬ НА ПОРАЖЕНИЕ...

все круг насилия замкнулся... поэтому и кидают их в изначальную точку...(однако не факт, что кидают обоих вместе с Изей)

То, что Стругацкие сделали с Кацманом и Андреем, не какому тургеневскому нигилисту Базарову и не снилось в кошмаре... полное изничтожение всякой надежды и веры, всякого Бога, да и дьявола тоже (уничтожение самого понятия ВЕРИТЬ, ЧТО ЕСТЬ ЧТО-ТО АБСОЛЮТНОЕ И НЕ УСЛОВНОЕ — НЕИЗМЕННОЕ НЕ ПОДВЕРЖЕННОЕ ДЕФОРМАЦИЯМ ОТ СИЮМИНУТНЫХ РЕАЛИЙ — будь то вера, идеология или что-то еще ;-).... все в мелкую капусту... по сравнению с абсурдом Града, импортные Кафка и Сартр — радостные дети на зеленой лужайке

вся это чехарда с продвижением по служебной лестнице, выключение «солнца»... беседы на кухне... все это так и дышит застоем... и эта странная география мира, откуда не возможно было вылезти — это же такая милая аллюзия железного занавеса

дело то не в ребятах... а в том, что обречены эти ребята... и те ребята, что остались в городе... и те двое, что добрались до «границы»... обречены крутиться в мясорубках адских экспериментов.. круг за кругом... поколение за поколением... по настоящему я эту книгу только сейчас понимаю... через ад 90х и ад 2010х

кстати многие читатели считают, что наставники и разговоры с ними — это только попытка героев услышать свою СОВЕСТЬ и поговорить с НЕЮ.. ДОГОВОРИТЬСЯ так сказать

P.s. Стругацкие постепенно отсекают тупиковые пути развития... то есть и Купера и Фрица... но в финале то что?...

просто откат назад?... получается все тот же порочный круг:

новая жизнь

переворот

бегство

откат

и т д.

вот почему я считаю этот роман безысходным и пессимистическим

Оценка: 10
–  [  4  ]  +

Ссылка на сообщение , 22 октября 2017 г.

Встречаются умные мысли, есть повод еще раз над ними задуматься. Но почему у Стругацких постоянно так много воды, много детской просточковой наивности, нелогичности и явной глупости?? Роман ведь не для детей, вопросы подняты серьезные, взрослые, часто на кону жизнь, откуда тогда берется эта придурковатость, на кого она рассчитана?

Процитирую оратора goldobik: «Понятно, что Эксперимент – это метафорический рисунок нашего общества в историческом разрезе. Революции так и совершаются, Денни Ли так и оправдывают свое самовзрывание, и много еще разных «так оно и бывает». И вместе с тем ничего нового не дает Эксперимент. Лишь подтверждает тщетность усилий.»

Так то оно так, скажу я, тут трудно не согласиться, но есть одно но, есть наставники, существа высшего порядка, боги, создатели, наблюдатели и контроллеры происходящего, а следовательно должна отпасть половина главных вопросов мучающих человечество, да и вообще заниматься личным обогащением, воровством, бандитизмом при постоянном наблюдении может только идиот. Развивайся и задавай вопросы наставнику, так поступит разумный человек, и жить он будет счастливо с уверенностью в светлое будущее, с осознанием того что он не одинок и имеет громадный потенциал... а мудрый Андрей говорит наставнику, смотри, мол, сверхсущество, мой наставник, смотри как красиво пистолетик мой висит на ковре, смотри как я набиваю карманы и как красиво я занимаюсь личным обогащением, счас прислуга еще и гуся по-бургундски приготовит... Стругацкие, видимо, хотели сказать, что люди будут баранами при любых условиях, при любых значениях, а вот с этим я готов спорить и принять такие утверждения никогда не смогу! Баранов много, но есть и Люди!

Оценка: 4
–  [  17  ]  +

Ссылка на сообщение , 28 сентября 2017 г.

В книгах братьев Стругацких есть какая-то особая магия. Я возвращаюсь к ним каждый раз, когда ищу что-то душевное, как сейчас принято говорить в интернете: теплое и ламповое. Каждый роман Стругацких, после прочтения занимает особое место в моей библиотеке, да и душе. Например, «Понедельник начинается в субботу» является для меня дорожной книгой. Каждый раз, уезжая куда-то на поезде, я обязательно беру с собой этот роман и успеваю прочесть его в пути. «Отель «У погибшего альпиниста» перечитывается регулярно тихими зимними вечерами. Что до «Града обреченных», то тут ситуация несколько иная.

Где-то есть Город. Он может находиться на другой планете или в иной реальности, но это, в сущности, не важно. С востока над городом возвышается Желтая Стена, которую невозможно перелезть, на западе лежит пропасть, в которую невозможно спуститься. Разрастается город в южном направлении, где фермы и болота, ну а на севере – сплошная история. В том направлении стоят заброшенные дома и улицы, которые растянуты на несколько сотен километров, если не больше. В Городе обитают люди из различных стран и из разных годов, которые по неизвестным причинам не имеют языковых барьеров. А еще в городе проводится Эксперимент, суть которого никому не известна («Эксперимент есть Эксперимент» — самое частое объяснение, встречающееся в романе). Одно можно сказать с уверенностью: в Городе действует право на труд, которое реализуется через распределение людей на должности, независимо от их способностей и предпочтений, с обязанностью перемены должности через некоторое время. Последнее, что хочется сказать о городе – изредка в нем случаются катаклизмы, перекликающиеся с библейскими казнями. Например, вода может превратиться в желчь, или полчища павианов набегут непонятно откуда.

Главный герой – Андрей Воронин, ленинградский астроном, прибывший в Город из 1951-го года. Андрей проведет в Эксперименте несколько лет, заведет множество знакомых самых разных национальностей, и несколько раз будет стоять перед тяжелым моральным выбором. Немного печально, что как личность Андрей довольно неприятен. Зато развитие его очень интересно, так как, по сути, перед нами роман взросления/становления, пусть и с оговорками.

«Град обреченный» состоит из шести частей. Каждая часть заканчивается катарсисом для главного героя. Причем в нечетных частях катарсис внешний, выраженный в убийстве/самоубийстве кого-то из товарищей Андрея, а в четных — катарсис происходит внутри главного героя и выражается в осознании им нелицеприятных сторон своей личности. И Андрей учится. Пусть тяжело, пусть очень медленно, но он переделывает себя в лучшую сторону, о чем и свидетельствуют последние страницы романа.

Вот и разобрал я роман на составляющие. Кратко, конечно, в меру собственных способностей и исключительно из собственного желания понять, в чем скрыто волшебство. Сюжет не держит в напряжении, большинство персонажей неприятные личности, присутствует недосказанность, да и читается книга достаточно тяжело, оставляя какой-то неприятный осадок на душе. Зато после прочтения ощущаешь «идейную» сытость, память о которой остается надолго. Наверное, магия появляется при прочтении, и ее невозможно передать в отзыве, в котором собственные слова кажутся очень неуклюжими. Чувствую, в «Град обреченных» надо будет вернуться. Лет через пять или десять, но обязательно.

Оценка: 9
–  [  4  ]  +

Ссылка на сообщение , 1 июня 2017 г.

Книга странная, волшебная, необычная. Так и не открывшая всех своих тайн — и потому оставляющая щемящее чувство, заставляющее вновь и вновь перечитывать её.

Оценка: 10
–  [  17  ]  +

Ссылка на сообщение , 19 мая 2017 г.

Увы, но моё мнение о данной книге сильно отличается от мнения абсолютного большинства рецензентов. Я читал этот роман ещё во время его первоначальной публикации в журнале «Нева» и он мне совершенно не понравился. Недавно решил перечитать: вдруг чего-то не понял. Но впечатление совершенно не изменилось. Во-первых понять что-либо о «мире эксперимента» из текста практически невозможно. Фон событий совершенно не задан, и как следствие невозможно понять контекст происходящего. Какой социум создал Гейгер совершив военный переворот? Действительно ли бывший мер тоже планировал захват власти и Гейгер действовал на опережение или это только его пропаганда. Что за великие стройки он устроил, и почему никто не знает, что там вообще строят. (Все думают, что заводы для дирижаблей, но на самом деле нет, и это всё что известно.) Если это пародия на советские великие стройки, то глупая. Там по-крайней мере все знали, что строят и для чего. И только полный псих мог сказать, что, скажем, Днепрогэс принципиально не нужен. Непонятно даже с принудительной сменой работы раз в год. Известно только, что есть какая-то машина, которая раз в год определяет кто где будет работать. Но как? От фонаря, в случайном порядке? Или возможно по прибытии в город все сперва определяются на низовые должности, а потом машина определяет их истинный потенциал и продвигает достойных? Ответов нет. И таких примеров в тексте вагон с тележкой.

Герои романа попали в Город из разных времён, разброс правда небольшой – разные годы двадцатого века, возможно даже только вторая его половина, но всё равно, разницы в их мировосприятии совершенно не чувствуется. Г.Г комсомолец из шестидесятых, но по поведению больше похож на человека из времени позднего застоя. Гейгер, как я понял, служил в гитлеровских войсках и по некоторым намёкам был искренним поклонником Бесноватого, но ни по его поведению, ни по психологии, ни по поведению это не заметно. Возможно, авторы исходили из популярной в начале девяностых концепции, что между идеологией фашистов и коммунистов нет разницы?! Но разница есть! Как бы ни относиться к «красной идее» фашистская была откровенно расистской, славяне были для её сторонников недочеловеками годными только для рабства. Читайте «Майн кампф» господа. Но опять же по поведению Гейгера это не заметно.

Хотите сказать, что роман не об этом? Простите, а о чём? Право же для того, что бы Изя выдал под конец свою философскую теорию, нет нужды громоздить такое словесное громадьё. К дому же сам Изя говорит, что высказался, что бы дать новый смысл жизни Г.Г, который разочаровался во всех прежних смыслах. Но в том-то и дело, что, как я уже писал понять, в чём он разочаровался совершенно невозможно: фона в тексте нет.

Кстати, по телеканалу «Совершенно секретно» была передача «Почему обречён град обречённый». Там пытались объяснить различные метафоры в тексте: например, что значать наводнившие город обезьяны. Скорее всего, правильно объясняли, но только девяносто процентов читателей самостоятельно в этом даже с полулитром не разберутся.

Что означает постоянное переползание города вперёд, с осушением болот впереди и высыханием родников позади я понял и сам: метафора исторического процесса. Стругацкие являются сторонниками его детерминированности. На мой взгляд концепция спорная, так как в сложных процессах есть ещё и точки бифрукции (ветвления).

Сам Изя, первые две части представлялся мне вечно всё критикующим интеллигентом, который только над всем подсмеивается, но сам ничего конструктивного предложить не может. Впрочем, нельзя ни признать, что во время похода он себя полностью реабилитировал.

Теперь об его философской концепции. Изя всерьёз утверждает, что главное храм искусства, а наука значения не имеет. (Допускаю, что я не так понял, но такое складывается впечатление из его изложения). Минуточку, но без науки мы бы до сих пор сидели в пещерах, занимались исключительно выживанием, ни о каком искусстве (кроме наскальной живописи не могло бы быть и речи). Но Изя, а точнее авторы, это всё игнорируют. Не спорю, Изя предельно искренен, и хочет приобщить к искусству как можно больше народу. Но он видет себя именно жрецом. Там где жрецы, там и простецы.

Куча творческой интеллигенции (не все, конечно) видят себя на амвоне, и что бы остальные им поклонялись. А значит простецы должны остаться навечно.

С моей точки зрения вселенная скорее мастерская, чем храм. Нет, не так.. Мир много чего, в том числе и храм. Вселенная вообще, похоже, дуально и нельзя игнорировать одно в пользу другого.

Оценка: 3


Ваш отзыв:

— делает невидимым текст, преждевременно раскрывающий сюжет, разрушающий интригу

Писать отзывы могут только зарегистрированные посетители!Регистрация




⇑ Наверх