fantlab ru

Барри Лонгиер «Враг мой»

Рейтинг
Средняя оценка:
8.33
Оценок:
1155
Моя оценка:
-

подробнее

Враг мой

Enemy Mine

Повесть, год; цикл «Вселенная Квадрантов»

Жанрово-тематический классификатор:
Всего проголосовало: 139
Аннотация:

Один из не слишком значительных боев космической войны закончился для пилота Уиллиса Дэвиджа явно неудачно. Подбив истребитель противника в стратосфере Файрина IV, он и сам получил попадание, и теперь его корабль готовится затонуть в океане этой совершенно безлюдной планеты. Вряд ли его станут искать, и возможно, что ему предстоит прожить всю оставшуюся жизнь на берегу этого океана. Но не одному, а — о, ужас! — в обществе сбитого им противника — омерзительного трехпалого дракона с планеты Драко...

С этим произведением связаны термины:
Примечание:

Повесть была экранизирована, а в 1985 году Б. Лонгиер в соавторстве с Д. Джерролдом опубликовал новеллизацию сценария.


Входит в:

— журнал «Isaac Asimov's Science Fiction Magazine, September 1979», 1979 г.

— сборник «Manifest Destiny», 1980 г.

— антологию «The Best Science Fiction Novellas of the Year #2», 1980 г.

— антологию «Nebula Winners Fifteen», 1981 г.

— антологию «Isaac Asimov's Wonders of the World», 1982 г.

— антологию «13 Short Science Fiction Novels», 1985 г.

— антологию «The Hugo Winners, Volume 5», 1986 г.

— антологию «Судьбы наших детей», 1986 г.

— антологию «The Super Hugos», 1992 г.

— антологию «Nebula Award-Winning Novellas», 1994 г.

— антологию «Reel Future: The Stories That Inspired 16 Classic Science Fiction Movies», 1994 г.

— антологию «The Reel Stuff», 1998 г.

— сборник «Враг мой», 1998 г.


Награды и премии:


лауреат
Хьюго / Hugo Award, 1980 // Повесть

лауреат
Небьюла / Nebula Award, 1979 // Повесть

лауреат
Локус / Locus Award, 1980 // Повесть

лауреат
Великое Кольцо, 1986 // Переводное произведение (повесть)

Экранизации:

«Враг мой» / «Enemy Mine» 1985, США, реж: Вольфганг Петерсен



Похожие произведения:

 

 


Судьбы наших детей
1986 г.
Враг мой
2002 г.

Периодика:

Isaac Asimov's Science Fiction Magazine, September 1979
1979 г.
(английский)

Издания на иностранных языках:

Manifest Destiny
1980 г.
(английский)
The Best Science Fiction Novellas of the Year #2
1980 г.
(английский)
Nebula Winners Fifteen
1981 г.
(английский)
Isaac Asimov's Wonders of the World
1982 г.
(английский)
Isaac Asimov's Wonders of the World
1982 г.
(английский)
Isaac Asimov's Wonders of the World
1983 г.
(английский)
13 Short Science Fiction Novels
1985 г.
(английский)
The Mammoth Book of Short Science Fiction Novels
1986 г.
(английский)
The Hugo Winners, Volume 5: 1980-1982
1986 г.
(английский)
Isaac Asimov präsentiert: Die Wunder der Welt
1986 г.
(немецкий)
Isaac Asimov's Wonders of the World
1990 г.
(английский)
The Super Hugos
1992 г.
(английский)
Nebula Award-Winning Novellas
1994 г.
(английский)
Reel Future
1994 г.
(английский)
Nebula Award-Winning Novellas
1996 г.
(английский)
The Enemy Papers
1998 г.
(английский)
The Reel Stuff
1998 г.
(английский)
Cyberfilms
2004 г.
(английский)
The Reel Stuff
2008 г.
(английский)




 



Рецензии




Отзывы читателей

Рейтинг отзыва


– [  8  ] +

Ссылка на сообщение ,

«Воспевающее отрицание,

или фантастическая повесть о Контакте с Традицией»

Продолжаем развивать (или воображать самому себе на уме, что развиваю) «уровень дискуссий в Восточной Европе». Посмотрим на то, что недавние и давние читатели повести Барри Лонгиера «Враг мой», переросшей в одноименный цикл, писали о своих ощущениях и идеях после прочтения. И дальше подумаем, а возможно ли помимо антивоенного запала, гимна толерантности (уточним: здорового человека) и призыва к дружбе увидеть в этом произведении что-то еще? За строчками и словами с таким знакомым, казалось бы, и привычным содержанием?

Большинство, если не все, комментаторы, рецензенты и неравнодушные к написанию нескольких связных мыслей люди, оценившие повесть либо негативно, либо позитивно, согласны с предметом самой оценки, т. е. с тем нравственным, моральным (морализаторским?), гуманистическим и антимилитаристским смыслом, что вплетен в «Врага моего»:

«Но ведь суть же как раз в том, что две практически идентичные культуры воюют просто на пустом месте. Их конфликты возникают буквально из-за почти не пригодных к жизни планет. Разве это не похоже на то, что происходит на Земле? Это просто иллюстрация того, что люди разных национальностей, разных рас, разных сообществ, разных городов, районов, домов, семей способны спорить и до смерти воевать ради... чего? Да ничего, нам нечего делить, вот о чем повесть» (Tullma)

«По сути антивоенный роман» (holyship)

«Я понимаю, автор напустил там соплей с сахаром, а они всегда хорошо шли у определенных категорий читателей. И посыл правильный» (nworm)

«издалека враг кажется злым и заслуживающим смерти, но стоит узнать врага ближе — и проникаешься уважением к нему. Так и с людьми» (kartinka)

«Повесть также учит терпимости по отношению к окружающим. Она учит стремиться к пониманию друг друга, не смотря на различия. Говорит нам о том, что не смотря на, то какие мы все разные, все хотим одного и того же: любви и понимания, поддержки и чтобы рядом всегда был близкий друг» (NEPROSNENKOE)

«Хорошая психологическая вещь. Напомнило рассказы про братание солдат во времена Первой мировой. Ведь войны ведутся политиками и власть имущими, а страдают простые люди. И ненависть к противнику очень часто только плод пропаганды. И она вполне может развеяться, если ты окажешься с врагом один на один» (Orm Irian)

«Преодоление гигантских пропастей внутри душ, культур и всего остального» (Nesya)

«И мастерски, шаг за шагом, ни разу не оступившись, автор показывает, как уходит, умирает и перерождается в дружбу вражда. А потом и в нечто большее, чем дружба — в родство» (MikeGel)

и т. д.

Разные оценки, разные люди, разное время, но слова одни. Тем не менее, нашлось несколько человек, которые, с полярными оценками, приблизились, как мне представляется, к закулисной подоплеке «Врага моего»:

«Ну, что тут особенного, спросите Вы: почти в каждой книге найдете это: слушайте друг друга, понимайте и будет Вам счастье. Но особенное как раз в той части, которая в фильме превратилась в жизнеутверждающий и подчеркнуто официальный финал торжества толерантности, политическую рекламу наступающих в мире перемен.

А ведь в книге этого ничего нет. Нет никакого официального признания заслуг героев в деле установления идеалов равенства и братства. Есть только личный выбор одного взятого человека и одного маленького чужака, которые решили, что они- самые близкие друг другу существа во Вселенной, чтобы там не думали миллиарды их соотечественников. Нет там никакого торжества толерантности, иначе не оказались бы герои вновь на забытой всеми богами Вселенной планете холода и ветров. Есть только одно: понимание, кто ты и какой ты, какие твои личные убеждения и готов ли чем-то жертвовать ради них. Не так пафосно, не так сентиментально, как в фильме, но более правдиво и всегда современно» (primorec)

«Единственное, что мне здесь понравилось, это то, что автор вольно или невольно на примере землянина показал причины, способствующие ксенофилии. У офицера Дэвиджа нет ни семьи, ни жены, ни детей, с родителями он не общается с 18 лет, хотя вроде и не ссорился. За время службы у него не появилось ни одного настоящего друга, хотя товарищи были, конечно, но это не то. Он абсолютно нерелигиозен, ему некуда возвращаться, нечего защищать, никто не любит его, и он по сути никому не нужен. Однако, даже такой человек перекати-поле способен страдать от одиночества, будучи отторгнут человечеством, он вынужден искать понимания где угодно, хоть в самой Преисподней» (Нескорений)

«В повести Лонгиера это приобщение «человека-варвара» к культуре инопланетянина выражается в том, что он заучивает всю родословную инопланетянина — кто из его предков что сделал, что является своеобразным ритуалом. И жалуется, что и своих дедушек-бабушек то не знает толком, не говоря уж о других предках. Тут я хотела бы заметить, извините, что это не свойство людей вообще, хотя, конечно, для нашей культуры хорошее знание истории своего рода является нетипичным, а для американской — так тем более, видимо. Но если, допустим, в этой космической войне чудом оказался бы какой-нибудь уважающий себя средневековый европейский аристократ — ему тоже было бы чем похвалиться. В целом как признак значимой культуры это не то чтобы сильно впечатляет, но для простенького сюжета в этой повести сойдет» (kerigma)

Вот с этими тремя комментаторами я соглашусь в том, что следует пристальнее взглянуть на удивление землянина родословным ритуалом драконианина, на возвращение Дэвиджа на Землю и то разочарование, которое возникло у того во время прилета и даже до этого. И после этого иначе посмотреть на сами отношения между Дэвиджем и Джерри. Для того, чтобы во всем это разобраться, вновь прибегнем к цитатам. На этот раз к авторским:

"— Но почему всего-навсего пять имен? У человека ребенок может носить любое имя по выбору родителей. Больше того, достигнув совершеннолетия, человек вправе изменить имя, выбрать себе любое, какое только придется ему или ей по вкусу.

Драконианин посмотрел на меня, и взгляд его преисполнился жалостью.

— Дэвидж, каким заброшенным ты себя, наверное, чувствуешь. Вы, люди, все вы, должно быть, чувствуете себя заброшенными.

— Заброшенными?

Джерри кивнул.

— От кого ты ведешь свой род, Дэвидж?»

»...я понял, что имел в виду Джерри, когда говорил об ощущении заброшенности. Заткнув себе за пояс несколько десятков поколений, драконианин знает, кто он такой, для чего живет и на кого должен равняться»

«Я вслушивался в речитатив Джерри (официальный язык дракониан), внимал биографиям, излагаемым от конца к началу (от смерти к совершеннолетию), и у меня возникало ощущение, будто время, сжавшись в комок, стало осязаемо, будто до прошлого теперь рукой подать и его можно потрогать. Баталии, созданные и разрушенные государства, сделанные открытия, великие деяния путешествие по двенадцати тысячелетиям истории, но воспринималось все как четкий, живой континуум.

Что можно этому противопоставить?»

«Вновь среди людей — и более одинок, чем когда-либо»

»...я понял, что, отправляясь к родителям, совершаю ошибку. Мне до чертиков нужен был дом, тепло и уют домашнего очага, однако дом родителей, который я покинул восемнадцатилетним юношей, не даст мне ни того ни другого. И все-таки я туда поехал, поскольку больше деваться было некуда»

«Не усидел я с ними в поселке, Джерри. Пойми меня правильно: там хорошо. Лучше некуда. Но я все выглядывал в окошко, видел океан и невольно вспоминал нашу пещеру. В каком-то смысле я здесь один. Но это к лучшему. Я знаю, что я такое и кто я такой, Джерри, а ведь это главное, верно?»

"— Мне будет приятно, дядя, если ты его обучишь всему, что надо знать: родословной, Талману, а главное — жизни на Файрине-IV, на нашей планете, которая теперь зовется — Дружба.

Я принял драгоценный сверток из рук в руки. Пухленькие трехпалые лапки, помахав в воздухе, вцепились мне в одежду.

— Да, Тай, этот бесспорно Джерриба. — Я встретился взглядом с Таем. — А как поживает твой родитель Заммис?

— Хорошо, насколько это мыслимо в его возрасте. — Тай пожал плечами. — Мой родитель шлет тебе наилучшие пожелания.

Я кивнул.

— Я ему тоже, Тай. Заммису не мешало бы выбраться из этой капсулы с кондиционированием воздуха и вернуться на жительство в пещеру. Здешний воздух пойдет ему на пользу.

Тай с усмешкой кивнул.

— Я ему передам, дядя.

— Посмотри-ка на меня! — Я ткнул себя пальцем в грудь. — Ты когда-нибудь видел меня больным?

— Нет, дядя»

Что делало жизнь Джерри осмысленной? Как он понимал «кто он такой, для чего живет и на кого должен равняться»? И почему того же самого до определенного момента был лишен Уиллис Дэвидж? Отвечая на эти вопросы можно, конечно, просто сослаться на приобщение землянина к драконианской культуре. Но, как верно замечали выше, сильного различия между земной и драконианской культуры, помимо древности и особого отношения к родословным (будем откровенны, что последняя вообще-то проистекает из их специфического способа репродукции), нет. Да и простая ссылка на «культуру» слишком слаба и абстрактна. Может, конкретизировав это приобщение не к культуре вообще, а к Талману в частности, мы получим более точный ответ? Кажется, что и тут мимо: Талман важен для Дэвиджа, но это лишь часть того, к чему он пришел. Что же это за нечто?

Традиция. Посмотрим на реакцию землянина от произнесение всей родословной Джерри, на его эмоции от пребывания на Земле, думы о заброшенности, архаизацию своего пожилого быта из финала повести (последнее — вообще жирный намек). Дэвидж примкнул к традиции, можно даже прописать ее с большой буквы — к Традиции.

Земля из вселенной «Враг мой» быстро развивающийся мир, чей разумный вид за смешное время — смешное по сравнению с драконианами (хронология освоения космоса пришельцами — на порядки дольше и глубже, но по результатом сопоставима с человеческими достижениями) — вышел в черноту небес и освоил множество планет вокруг самых далеких звезд. Но эта скорость, эта стремительность и эта мощь имеет свою цену. Это прощание с Традицией, отказ от нее, ее разрушение. Можно свести это к банальному, со страниц школьного обществознания, переходу от традиционного общества к обществу индустриальному. Но все сложнее. Дракониане шли похожим путем, как косвенно следует из повести (я смотрю на нее в отрыве от остальных романов и других произведений цикла — стоит это отметить), но технологические достижения и модернизацию они не ставили в противовес собственным традициям и Традиции как таковой. Земляне же выбрали заброшенность как забвение Традиции и традиций, ради Нового, Будущего, Дальнего. И Дэвидж в ходе общения с Джерри ощутил это сполна. Поэтому он не просто принимает более высокую, чем земная, культуру. Драконианам нравятся вестерны, у них есть мода и китч — все, как и у нас. Они не выше человечества в таком отношении. Но они глубже него, коренастее, корневее, длительнее и древнее людского рода. У них вообще иное отношение и взаимодействие со своим прошлым. Дракониане никогда не променяют его ради прагматики, скорости и эффективности. Главный герой и рассказчик «Враг мой» выбрал Традицию чужаков против Современности своих. За неимением аналога у самих людей, ведь Традиция умирает тогда, когда ее не продолжают. Прерывание и есть ее смерть, погибель традиционного, разрыв с прошлым, пробел в последовательности из уст в уста. И лучшая метафора Традиции — это традиция торжественного озвучивания родословной.

Именно из-за сказанного я полагаю, что «Враг мой» — это фантастика не про антивоенную робинзонаду с элементами Контакта, а о встрече человека с Традицией. С Традицией, которая чужда ему не из-за того, что она есть традиция чужаков, а потому, что сам главный герой, Дэвидж, не принадлежит ни к какой традиции. У людей будущего их не осталось. Но вот здесь возникает другая проблема... Появление в роде Джерри, у Заммиса и у Тая, нового типа как-бы-родни — «дяди» — и преображение ритуала изучения родословной, перепоручение ему, Дэвиджу, этой роли — это ли не забвение традиции? Не забвение традиционного? И да, и нет. «Диалектика!» (с). С одной стороны, конечно, дракониане в лице и Джерри, и потомков поменяли свои ритуалы. Но передача Традиции всегда носит момент новаций. Медленных, постепенных, эволюционных, но новаций, от намеренных или случайных ошибок в тех или иных посреднических устах. Или по иным причинам. Поэтому дружба Дэвиджа и Джерри, в каком-то смысле, встала выше Традиции дракониан. Но, с другой стороны, нельзя забывать об одной очень древней и важной традиции. Такой традиции, которая во многом есть у нас, современников Лонгиера, и у людей из будущего, описываемого им. Это единственная традиция, оставшаяся у человечества, сделавшая его таким, какое оно есть. Это традиция разрушать традиции. И не это ли нововведение ввел в драконианский уклад дядя Дэвидж? Кто знает...

Но именно поэтому «Враг мой» — это не только воспевание Традиции, но и отрицание традиций. Это скрытое обаяние традиции разрушать традиции, которое глубоко сидит в нашем земном роде. И пусть оно сидит там как можно больше — ведь у всех должна быть своя традиция.

Оценка: 10
– [  12  ] +

Ссылка на сообщение ,

Как же привередливы иногда читатели)) Это я о комментариях к этой повести. Но ведь суть же как раз в том, что две практически идентичные культуры воюют просто на пустом месте. Их конфликты возникают буквально из-за почти не пригодных к жизни планет. Разве это не похоже на то, что происходит на Земле? Это просто иллюстрация того, что люди разных национальностей, разных рас, разных сообществ, разных городов, районов, домов, семей способны спорить и до смерти воевать ради... чего? Да ничего, нам нечего делить, вот о чем повесть. Два соседа спорят и пакостят друг другу из-за метра земли между их участками. Два государства спорят и воюют из-за небольшого острова, даже если на нем нет никаких ресурсов. Возможен ли мир? Вот над этим вопросом размышляет автор в этой повести.

Мы ненавидим кого-то, даже не задумываясь над тем, насколько мы похожи на предмет ненависти. Не думаем над тем, что у того, кого ненавидим тоже есть семья, радости, трудности и проблемы. Нам может быть нравится одна и та же музыка, у нас одинаковая религия, одни и те же предпочтения и т.д. и т.п. Ненависть рождается и подпитывается без причины, но с огромными последствиями.

Но как я вижу, смысл не виден многим читателям. Им нужны бои, история мира, конфликта, нужны фантастические мотивации и вот это вот всё. Нужно развлечение, а не размышление. Вот что печально.

Оценка: 10
– [  2  ] +

Ссылка на сообщение ,

По сути антивоенный роман, по форме — третьесортная фантастическая повесть с кучей нестыковок и картонными персонажами.

Что любопытно, автор похож на умного человека, основная идея опуса и финал весьма правдоподобны (в отличие от кинца). Значит просто такова целевая категория произведения — подростки, потребители низкосортной литературы. Ремарка они всё равно читать не будут. Видимо поэтому такая высокая средняя оценка.

Не думаю, что взрослым есть смысл читать это.

Оценка: нет
– [  4  ] +

Ссылка на сообщение ,

Немудрящая, но милая повестушка на тему, как простой американский десантник волею судьбы оказался на необитаемом острове со своим инопланетным врагом — дракообразным пришельцем. И, естественно, между ними развилась дружба, изменившая его жизнь.

Вообще забавно, почему в большинстве своем в подобных сюжетах именно пришельцы предстают существами более высокой культуры — и именно встреча с этой культурой и уважение к ней оказываются основной причиной сближения с врагом, с чужим. То есть, конечно, есть и отбратные варианты, но тут мы уже заходим в область прогрессорства, а я даже не знаю, отметился ли в ней значимо кто-либо, кроме Стругацких и их последователей.

В повести Лонгиера это приобщение «человека-варвара» к культуре инопланетянина выражается в том, что он заучивает всю родословную инопланетянина — кто из его предков что сделал, что является своеобразным ритуалом. И жалуется, что и своих дедушек-бабушек то не знает толком, не говоря уж о других предках. Тут я хотела бы заметить, извините, что это не свойство людей вообще, хотя, конечно, для нашей культуры хорошее знание истории своего рода является нетипичным, а для американской — так тем более, видимо. Но если, допустим, в этой космической войне чудом оказался бы какой-нибудь уважающий себя средневековый европейский аристократ — ему тоже было бы чем похвалиться. В целом как признак значимой культуры это не то чтобы сильно впечатляет, но для простенького сюжета в этой повести сойдет.

Конечно, после Ле Гуин и Карда большинство произведений на тему наведения мостов с чужаками и бывшими врагами будут казаться совсем простенько сделанными. В плане раскрытия этой темы «Враг мой» не открывает совершенно ничего нового ни в сюжетном плане, ни в идейном — в нем нет той глубины и «гуманистичности». Скорее она напоминает попытку автора, традиционно пишущего фантастический экшн с космическими боями и прочим пыщ-пыщ освоить новую область. И попытка неплохая, довольно интересно и приятно читается — но ровно до тех пор, пока не начнешь сравнивать ее с мэтрами.

Оценка: 7
– [  2  ] +

Ссылка на сообщение ,

Концовочка смазана как-то. Показалось, что многовато несостыковок и пробелов. Но в целом то хорошо вышло, хочется теперь и кино посмотреть...

Оценка: 7
– [  3  ] +

Ссылка на сообщение ,

Если сравнить с фильмом по сценарию этого же автора + Д. Джерролд, то проигрывает сильно. Я давно смотрел фильм и он оказывает впечатление. Повесть же нет. Скомканно и неэффектно. Финал вообще смазан. Всё-таки присутствие второго автора в качестве сосценариста придало фильму недостающие краски. Сюжет великолепен, вернее замысел его, но исполнение оставляет желать лучшего.

Оценка: 7
– [  5  ] +

Ссылка на сообщение ,

Противоречивые впечатления остались у меня от прочтения этой повести. В первой части приходится много домысливать за автора. Имею в виду трансформацию вражды и ненависти в сотрудничество и симпатию. Между этими крайностями — пропасть, и она в повести преодолена героями как-то очень уж легко, будто невзначай. Не показана внутренняя борьба главгероя, когда он, например, вынужден был бы оказаться от чего-то земного, человеческого ради достижения согласия с чужаком, а ведь без взаимных уступок ничего бы не получилось. В этой части произведения можно и нужно было подобные повороты расписать, иначе выглядит психологически недостоверно.

Часть вторая более сентиментальная, и у меня по ней нет подобных замечаний. Мне кажется, больше именно за неё повесть получила такой высокий рейтинг.

Оценка: 8
– [  12  ] +

Ссылка на сообщение ,

Да ладно, вы чего! Хьюго, Локус и Небьюла? Я понимаю, автор напустил там соплей с сахаром, а они всегда хорошо шли у определенных категорий читателей. И посыл правильный. Но исполнение где? Его же просто нет. История нормальная, но можно было, как уже неоднократно писали, сделать это в рамках обычной робинзонады. Но тут!? Неизвестно из-за чего разгоревшийся и как проистекающий межпланетный конфликт (не надо про цикл — там про предысторию конфликта ни слова), антропоморфные инопланетяне, отличающиеся от людей «ничем», кроме трёх пальцев и другой физиономии (психология у них, кстати, также сродни человеческой, жильё сродни человеческому, авто сродни человеческому и всё остальное тоже сродни), изучение языка друг-друга за несколько дней, планетка на которую попали — необременительная — воздух есть, покушать есть, температуры приемлемые (выходить пописать холодно — единственное неудобство). Ребёнок представителя другой расы родился и (внезапно!) — как удобно — он, оказывается, растёт сам. Кормить его не надо, опять же — не болеет (планета стерильная, выходит) и через год уже вырастает в половозрелую особь. Пошли пешком в направлении «на корабль» и без проблем за пару суток вышли. Просто невероятное стечение обстоятельств. Напоминает вселенную «Звездных войн» — красиво, зрелищно, ни о чём. Вспоминаю «Посёлок» Булычёва с аналогичным сеттингом и там были совсем иной расклад и иные эмоции, при аналогичных умеренно дружелюбных условиях. И не надо про невероятный гуманизм, линчевания негров в 1979 и как свежо всё это тогда было. В 1974 вышла, а в 1975-76 взяла ряд премий «Бесконечная война» Холдемана, в которой было всё, чего тут нет — и сюжет, и мораль, и проработка мира на порядок выше. Так что или к 1979 авторы выдохлись, или эксперты дали осечку.

В общем, книга эта — как макароны: мой сосед уплетает за обе щеки и не подозревает, что на свете есть другие блюда, повкуснее.

Оценка: 4
– [  3  ] +

Ссылка на сообщение ,

Вначале смотрел кино, потом читал повесть. Для сравнения, робинзонада бывших врагов на одной планете, в фильме показана лучше. Я правда не совсем понял, как герой снова оказался на родной военной базе, где его едва не похоронили заживо. (При медицине будущего такое невозможно в принципе). Увы, в сюжете фильма отсутствует последняя часть повести о послевоенной одиссеи Дэвиджа. Эта часть понравилась мне в повести больше всего. Ну, а если кто кто хочет узнать настоящие причины войны, как люди и драки из неё вышли и какова была этому цена, да и поближе познакомится с самими драками, то рекомендую повесть «Грядущий завет», где описываются «параллельные» повести события, и где вселенная была значительно расширена. Она понравилась мне даже больше.

Оценка: 8
– [  7  ] +

Ссылка на сообщение ,

Читала в детстве, очень впечатлилась. Действительно, издалека враг кажется злым и заслуживающим смерти, но стоит узнать врага ближе — и проникаешься уважением к нему. Так и с людьми.

Оценка: 10
– [  7  ] +

Ссылка на сообщение ,

Это тот конкретный пример, когда простота гениальна, ведь Враг мой не имеет ничего особенного, и в тоже время ничего лишнего, а сюжет обычен, порой банален и часто использовался ранее, даже, извините, затерт до дыр. Что может быть проще — два инопланетных существа, враги по сути, вдруг подружились... но как это описано, как существа с разным мышлением, менталитетом, культурой и разными цивилизациями выживают вместе на дикой планете, как они притираются друг к другу. Очень интересно, тонко и увлекательно, прочитал книгу лет 15 назад, фильм смотрел лет 25 назад, но все запомнил в подробностях. Такие книги делают добрее и прививают любовь к литературе, да и жизни вообще.

Оценка: 10
– [  5  ] +

Ссылка на сообщение ,

Фильм пересматривала несколько раз, всегда трогает до слез. Книга немного проще фильма, но все равно — очень интересна, хорошо написана и, самое главное, заставляет взглянуть на мир под другим углом. Задуматься о предвзятости человеческих взглядов, о нашем желании уничтожать всех и вся, кто от нас отличается.

Замечательная повесть, стоящая всех полученных ею премий.

Оценка: 10
– [  7  ] +

Ссылка на сообщение ,

Ну очень примитивная повесть. Начну с того, что сюжетная завязка — сначала драка, потом дружба — это типичное начало очень многих американских телевизионных фильмов и сериалов 60-70-х годов. The Nice Guys, The Man from U.N.C.L.E. и т.д. — все они начинались именно так. Это, конечно, не плагиат, но показывает низкий уровень фантазии автора. Что касается фантастики, то она здесь просто на детском уровне (или на уровне комиксов). У жителей планеты Драко одна раса, один цвет кожи, связанная речь, язык очень простой и похож на английский, еда подходит для землян, есть даже священные книги. Все, чтобы облегчить контакт представителей двух галактик. Это, увы, не Тед Чан, у которого лингвисты всего мира пытаются понять пришельцев. Здесь обычный пилот практически мгновенно начинает понимать дракошку. Планета, на которой происходит действие, также удивительным образом идеальна для жизни жителей двух разных планет. Далее идут обычные диалоги на тему зачем мы воюем и нашей роли во Вселенной. В целом этот сюжет в мировой культуре встречается очень-очень много раз, в том числе неоднократно обыгран на тему Великой Отечественной войны. Ну, конечно, кроме

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
беременного гермофрадита.

Оценка: 3
– [  9  ] +

Ссылка на сообщение ,

Ненавидеть врага на расстоянии просто, воспринимать его как мишень в тире, наблюдая через перекрестье оптического прицела. Совсем другое дело столкнуться с ним нос к носу, увидеть в нем личность со своими убеждениями, целями, стремлениями. У каждого есть своя правда, любая воюющая сторона считает себя по умолчанию правой, а своих противников мыслит воплощением зла. На войне сомнения неуместны, чуть задумался и уже убьёшь не ты, убьют тебя. Каждый солдат прекрасно понимает, что его противник не сделал ему лично ничего плохого, но всё же он обязан защищать свою семью, свою землю. Тот кто не способен ненавидеть, не может и по-настоящему любить, потому как ненависть есть негативное проявление любви — защитить всё, что тебе дорого любой ценой, и не важно, чем руководствуется оппонент, до той поры пока он остается твоим врагом.

По сюжету повести «Враг мой» человечество уже много лет ведет войну с расой дракониан за нейтральный сектор Галактики. В ходе одного из боестолкновений два корабля непримиримых противников совершают аварийную посадку на необитаемую планету Файрин-4, оказавшись на крошечном клочке суши посреди бушующего океана, человек и драконианин должны выжить и дождаться помощи. За это время им предстоит многое узнать друг о друге, понять своего противника и принять то, что противоположная точка зрения тоже имеет право на существование. Экстремальные условия чужого мира заставляют непримиримых противников сотрудничать ради выживания, но шансов на спасение немного и, возможно, им придется провести на этой планете всю свою жизнь только вдвоём.

Автор с одной стороны избрал беспроигрышный вариант, поместив двух героев в замкнутом пространстве — такой подход идеален для раскрытия персонажей, последовательного отображения изменений в их мировоззрении. С другой стороны, формат небольшой повести не позволяет отобразить всю глубину и сложность этих изменений по времени, динамика развития событий на высоком уровне, несмотря на обилие диалогов и отвлеченных философских размышлений, но что хорошо для боевика, то плохо для притчи. Кроме того, весь фантастический элемент для сюжета совершенно бесполезен и играет роль красочной подложки, не более. Подобную историю гораздо проще было бы рассказать в формате реализма — взять американского и японского пилота и поместить их на необитаемом острове — ровным счетом ничего не изменится.

В уничижительном прозвище «дракошка» (забавно, что по-русски это звучит скорее уменьшительно-ласкательно) слышится аналогия с «япошкой», священная книга дракониан Талман — на слух воспринимается как гибрид Талмуда с Кораном, да и весь драконианский язык похож по звучанию на что-то земное, с восточным оттенком — никаких непроизносимых фонем, цокающих, свистящих, утробных звуков, которые нельзя было бы передать человеческим речевым аппаратом. По ксенофантастике здесь всё очень слабо, драконианин ведет себя слишком по-человечески, если вы читали, к примеру, «Сёгуна» Дж. Клавелла, то там абсолютно земные японцы ведут себя в европейском понятии гораздо более дико, чем здешний «чужой». Что касается приключенческой компоненты, завязанной на робинзонаде, то тут тоже ситуация не лучше.

Автор старается максимально упростить жизнь как себе, так и героям. Начиная с того, что атмосфера рандомной планеты внезапно оказалась пригодной для дыхания представителей двух рас, так еще и в плане питания вкусовые предпочтения персонажей совпадают — землянин с аппетитом уплетает сухпаек товарища по несчастью, а окружающий мир с готовностью предоставляет героям коренья, фрукты, мясо змей, моллюсков. Инопланетный мир почти ничем не отличается от Земли, никаких опасностей, кроме смены времен года здесь нет — ни хищных животных, ни экзотических болезней — просто курорт, где можно спокойно лежать у костра и рассуждать на философские темы.

Единственное, что мне здесь понравилось, это то, что автор вольно или невольно на примере землянина показал причины, способствующие ксенофилии. У офицера Дэвиджа нет ни семьи, ни жены, ни детей, с родителями он не общается с 18 лет, хотя вроде и не ссорился. За время службы у него не появилось ни одного настоящего друга, хотя товарищи были, конечно, но это не то. Он абсолютно нерелигиозен, ему некуда возвращаться, нечего защищать, никто не любит его, и он по сути никому не нужен. Однако, даже такой человек перекати-поле способен страдать от одиночества, будучи отторгнут человечеством, он вынужден искать понимания где угодно, хоть в самой Преисподней. Вот интересно, как бы сложилась судьба Дэвиджа, если бы ему было что терять, было куда возвращаться, и ради чего жить и умирать.

Тем не менее, эта повесть собрала целый букет фантастических премий, была экранизирована и считается классикой. Если же разобраться, то кроме общечеловеческой пропаганды в духе времени, наивной сентиментальности и сюжетных ходов, заимствованных из мексиканских сериалов, здесь нет ничего — ни фантастики, ни приключений, ни философии, точнее всё это есть, но в упрощенном варианте, для младшего школьного возраста. Читается легко, но особого интереса и эмоционального отклика не вызывает.

Оценка: 5
– [  10  ] +

Ссылка на сообщение ,

А я бы добавил вот что. В 2011 году автор в очередной раз сделал правку книги «Враг мой» (это информация от Лонгиера — он ответил мне на письмо). В итоге она увеличилась на несколько десятков страниц. Я заметил это, потому что решил прочесть оригинал на английском. Тут и вскрылось несоответствие со старым переводом Евдокимовой. Я не владею языками, пришлось переводить с переводчиком несколько дней. В итоге — книга стала совсем другой, тягучей, менее динамичной, более философской. Есть большие вставки о том, как Дэвидж перевел Талман и продал его в издательство за 24000 кредитов, как он приехал на Землю и в ней разочаровался. Вставка про поиски Заммиса после того, как война закончилась. Ну и так же добавлено много цитат из Талмана.

Если кому интересно могу кинуть перевод (мой).

Может еще кто-то владеет новым переводом? Тогда буду признателен, если смогу прочесть.

Оценку ставить не буду. Потому как фанат цикла «Враг мой», и он для меня нечто большее, чем 10/10

Оценка: нет


Написать отзыв:
Писать отзывы могут только зарегистрированные посетители!Регистрация




⇑ Наверх