FantLab ru

Аркадий и Борис Стругацкие «Пикник на обочине»

Пикник на обочине

Повесть, год (1971 год написания)

Перевод на английский: O. Bormashenko (Roadside Picnic), 2012 — 2 изд.
Перевод на немецкий: A. Möckel (Picknick am Wegesrand), 1976 — 2 изд.
Перевод на французский: S. Delmotte (Stalker — Pique-nique au bord du chemin, Stalker), 1981 — 3 изд.
В. Лажуа, S. Delmotte (Stalker, Stalker — Pique-nique au bord du chemin), 2010 — 2 изд.
Перевод на итальянский: Л. Капо (Picnic sul ciglio della strada), 1982 — 1 изд.
Перевод на литовский: А. Апуокене (Piknikas salikeleje), 1983 — 1 изд.
Перевод на чешский: M. Uhlířová (Piknik u cesty), 1985 — 1 изд.
Перевод на эстонский: M. Varik (Väljasõit rohelisse), 1987 — 1 изд.
Перевод на украинский: А. Саган, Б. Щавурский (Пікнік на узбіччі), 2007 — 1 изд.
А. Саган (Пікнік на узбіччі), 2011 — 1 изд.
Перевод на польский: И. Левандовская (Piknik na skraju drogi, Piknik na skraju drogi. S.T.A.L.K.E.R.), 1977 — 4 изд.
Перевод на болгарский: М. Асадуров (Пикник край пътя), 1983 — 2 изд.
Перевод на венгерский: A. Bojtár (Piknik a senkiföldjén), 1974 — 1 изд.
Перевод на китайский: S. Níng (路边野餐), 2013 — 1 изд.
Перевод на японский: 深見 弾 (ストーカー), 2014 — 1 изд.

Жанровый классификатор:

Всего проголосовало: 380

 Рейтинг
Средняя оценка:9.09
Голосов:9603
Моя оценка:
-
подробнее

Аннотация:


Человеческое общество столкнулось с чрезвычайными обстоятельствами глобального масштаба. После посещения пришельцами Земли появились... Зоны. Однако общество не готово к «подаркам» пришельцев.

Примечание:


Повесть стала очень популярной не только у отечественных читателей, но и на Западе, и была переведена на многие языки. В 1978 г. она была номинирована на Кэмпбелловскую мемориальную премию и заняла второе место. В 1978 г. Стругацкие были приняты в почетные члены «Общества Марка Твена» (США) с формулировкой «за вклад с мировую литературу». В 1979 г. на Скандинавском конгрессе научной фантастики повесть отмечена премией Жюля Верна как «Лучшее произведение года, вышедшее в Швеции». В 1981 г. повесть Стругацких была признана «Лучшей иностранной книгой года» на Шестом фестивале французской фантастики (г. Метц).

Входит в:

— антологию «Серебряный Век фантастики», 2005 г.

— антологию «Библиотека современной фантастики. Том 25. Антология», 1973 г.

— сборник «Неназначенные встречи», 1980 г.

— журнал «Аврора» 1972'07», 1972 г.

— журнал «Аврора» 1972'08», 1972 г.

— журнал «Аврора» 1972'09», 1972 г.

— журнал «Аврора» 1972'10», 1972 г.

— сборник «За миллиард лет до конца света», 1984 г.

— сборник «Повести», 1988 г.

— сборник «Посещение», 1989 г.

— антологию «Noi della galassia», 1982 г.

— антологию «Okno w nieskończoność», 1980 г.

— журнал «Galaktika № 11», 1974 г.


Лингвистический анализ текста:


Приблизительно страниц: 154

Активный словарный запас: чуть ниже среднего (2707 уникальных слов на 10000 слов текста)

Средняя длина предложения: 57 знаков — на редкость ниже среднего (81)!

Доля диалогов в тексте: 36%, что близко к среднему (37%)

подробные результаты анализа >>


Награды и премии:


лауреат
Премия Жюля Верна (Швеция) / Jules Verne-priset, 1979 // (СССР; роман)

лауреат
Золотой Граулли / Graoully d'or, 1981 // Зарубежный роман

Номинации на премии:


номинант
Мемориальная премия Джона Кэмпбелла / John W. Campbell Memorial Award, 1978 // Лучший НФ-роман. 2-е место

номинант
Премия Геффена / Geffen Award, 1999 // Переводная книга НФ (СССР)

номинант
Премия SFinks / Nagroda SFinks, 2000 // Книга года. 3-е место (переиздание)

номинант
Литературная премия "НОС", 2010 // НОС-1973

Экранизации:

«Сталкер» 1979, СССР, реж: Андрей Тарковский

«Vyöhyke» 2012, Финляндия, реж: Esa Luttinen

«Zona 3» 2015, Аргентина, реж: Héctor Cañas

«Байка — это не вымысел» 2016, реж: Сергей Ильин

«Пикник на обочине» / «Roadside Picnic» 2017, США, реж: Алан Тейлор

«Сталкер» 2017, Россия, реж: Алина Шалина, Виктория Чебураева, Ася Скржинская



Похожие произведения:

 

 



В планах издательств:

Пикник на обочине
2016 г.

Издания:

Библиотека современной фантастики. Том 25. Антология
1973 г.
Неназначенные встречи
1980 г.
Зона
1983 г.
За миллиард лет до конца света
1984 г.
За миллиард лет до конца света
1984 г.
Повести
1988 г.
Отель
1989 г.
Посещение
1989 г.
Пикник на обочине. Трудно быть богом
1991 г.
Трудно быть богом. Понедельник начинается в субботу. Отель
1991 г.
Трудно быть богом. Понедельник начинается в субботу. Отель
1991 г.
За миллиард лет до конца света. Гадкие лебеди. Пикник на обочине
1993 г.
Пикник на обочине. Парень из преисподней. За миллиард лет до конца света. Повесть о дружбе и недружбе
1993 г.
Сочинения. Том второй
1996 г.
Пикник на обочине
1997 г.
Пикник на обочине. Отель «У погибшего альпиниста». Улитка на склоне
1997 г.
Гадкие лебеди
2000 г.
Собрание сочинений. Том шестой. 1969-1973
2001 г.
Понедельник начинается в субботу. Трудно быть богом. Пикник на обочине
2003 г.
Трудно быть богом
2003 г.
Трудно быть богом
2003 г.
Четыре Стихии: Воздух
2003 г.
Люди и боги
2004 г.
Три времени: Настоящее
2004 г.
Трудно быть богом. Понедельник начинается в субботу. Пикник на обочине. За миллиард лет до конца света
2004 г.
Серебряный век фантастики
2005 г.
Отель «У погибшего альпиниста»
2006 г.
Отель «У погибшего альпиниста»
2006 г.
Желание странного
2007 г.
Желание странного
2007 г.
Пикник на обочине
2007 г.
Пикник на обочине
2007 г.
Пикник на обочине
2009 г.
Пикник на обочине
2009 г.
Пикник на обочине
2009 г.
Собрание сочинений в 11 томах. Том 6. 1969-1973
2009 г.
Пикник на обочине
2010 г.
Пикник на обочине. Жук в муравейнике
2010 г.
Собрание сочинений в 11 томах. Том 6. 1969-1973 гг. Дело об убийстве, или Отель «У погибшего альпиниста». Малыш. Пикник на обочине. Парень из преисподней
2011 г.
Желание странного
2012 г.
Трудно быть богом. Пикник на обочине
2012 г.
Пикник на обочине
2013 г.
Полное собрание сочинений в одной книге
2013 г.
Лучшие произведения в одном томе
2014 г.
Пикник на обочине
2014 г.
Пикник на обочине
2015 г.
Пикник на обочине
2015 г.
Пикник на обочине
2016 г.
Понедельник начинается в субботу. Трудно быть богом. Пикник на обочине
2016 г.

Периодика:

Аврора № 7, июль 1972 г.
1972 г.
Аврора № 8, август 1972 г.
1972 г.
Аврора № 9, сентябрь 1972 г.
1972 г.
Аврора № 10, октябрь 1972 г.
1972 г.

Аудиокниги:

Пикник на обочине
2005 г.
Пикник на обочине
2006 г.
Пикник на обочине
2008 г.
Пикник на обочине
2009 г.
Пикник на обочине
2012 г.

Электронные издания:

Полное собрание сочинений. Том семнадцатый. 1971
2017 г.

Издания на иностранных языках:

Galaktika № 11
1974 г.
(венгерский)
Picknick am Wegesrand
1976 г.
(немецкий)
Piknik na skraju drogi. Las
1977 г.
(польский)
Okno w nieskończoność
1980 г.
(польский)
Stalker - Pique-nique au bord du chemin
1981 г.
(французский)
Stalker - Pique-nique au bord du chemin
1982 г.
(французский)
Noi della galassia
1982 г.
(итальянский)
Neskirti pasimatymai
1983 г.
(литовский)
Неуговорени срещи
1983 г.
(болгарский)
Piknik u cesty
1985 г.
(чешский)
Miljard aastat enne maailmalõppu
1987 г.
(эстонский)
Дори насън не виждаме покой
1990 г.
(болгарский)
Stalker
1994 г.
(французский)
Piknik na skraju drogi
1999 г.
(польский)
Piknik na skraju drogi. S.T.A.L.K.E.R.
2007 г.
(польский)
Roadside Picnic
2007 г.
(английский)
Малюк. Пікнік на узбіччі. Хлопець із пекла
2007 г.
(украинский)
Gesammelte Werke 2
2010 г.
(немецкий)
Stalker
2010 г.
(французский)
Пікнік на узбіччі
2011 г.
(украинский)
Roadside Picnic
2012 г.
(английский)
Roadside Picnic
2012 г.
(английский)
Stalker - Pique-nique au bord du chemin
2013 г.
(французский)
路边野餐
2013 г.
(китайский)
ストーカー
2014 г.
(японский)




Доступность в электронном виде:

 

Отзывы читателей

Рейтинг отзыва



Сортировка: по дате | по рейтингу | по оценке
–  [  75  ]  +

Ссылка на сообщение , 6 февраля 2009 г.

К написанию этого отзыва я подступался уже 5 раз , и каждый из них заканчивался одинаково: вместо того, чтобы расписывать свои эмоции от стократного прочтения этой повести или очередной попытки продемонстрировать кому-то широту ума, вскрыв весь ее потаенный смысл, я просто смотрел в прямоугольник этого белого поля, не в силах выдавить из себя ни единого слова... Наверное, для того, чтобы адекватно оценить многогранность этого творения, нужно обладать хотя бы частичкой таланта, присущего его создателям, что автоматически обрекает автора отзыва о нем на практически танталовы муки.

Это одна из тех книг, которые полностью перевернули мое личное представление о смысловом наполнении не только фантастики, но и литературы вообще. Часто бывает так: берешь в руки книгу модного автора, получившую целую охапку премий, и вроде все при ней — и литературный язык, и сюжет, и герои, и попытки реализовать какую-никакую, а идею. Но в то же время что-то настораживает и мешает присоединиться к напечатанным на обложке восторженным отзывам. И лишь потом буквально просыпаешься посреди очередного сна сознания, а глаза автоматически находят на самой заветной книжной полке знакомый зеленоватый том. Тогда то ты и понимаешь: это ведь просто не «Пикник».

«Пикник на обочине» по своему объему — произведение небольшое, оно занимает всего 178 страниц. Но ответить на вопрос о том, что на самом деле сокрыто на этих 178 страницах, почти невозможно. Вариантов ответа — великое множество, и каждый из них соответствует особому смысловому уровню повести. Можно сузить их до пророческой истории про Зону, на 15 лет опередившую подлинную трагедию Чернобыльской АЭС, и это будет отчасти правильно. Можно трактовать, как историю неудавшегося космического контакта; пессимистическое эссе о возможном закате человеческой цивилизации, удел которой, в перспективе — лишь собирать объедки, оставшиеся с чужого пикника на обочине Вселенной, которая так трагически совпадает с их собственным домом. Есть здесь и почти по-лемовски холодная констатация невозможности оценить и понять Вселенский Разум, человеческие попытки с применением непонятных артефактов которого, напоминают детскую игру в песочнице с использованием вместо совочка заряженного автомата со снятым предохранителем.

Но вместе со всем этим, повесть Стругацких — одна из самых пронзительных в мировой литературе историй об одиночестве человека сразу на всех уровнях мироздания: во Вселенной, в обществе, в семье и даже, казалось бы, в родной, но такой непостижимой собственной же душе. Отчаяние, полная пустота внутреннего мира человека, которая подобно озарению, выливается в этот последний страждущий вопль, дарующий счастье всем тем, кто населяет этот мрачный и жестокий мир. Конечный покой и поздно пришедшее осознание того, что и это стремление не дать никому уйти обиженным, как и все лучшее на этом свете, было омыто чужой человеческой кровью. И даже прекрасно понимая, что от окружающих за всю жизнь не получал ничего, кроме безразличия, смешанного с презрением, все же именно им посвятить свой последний, жертвенный вздох.

Может быть, этот мир действительно заслуживает того, чтобы ему дали еще один шанс? Может быть, мы действительно заслуживаем того, чтобы счастливо прожить дарованную нам жизнь?

Оценка: 10
–  [  36  ]  +

Ссылка на сообщение , 16 декабря 2008 г.

Эта книга редко кого может оставить равнодушной. После её почтения в душе море чувств и множество вопросов. Но вопросы эти не к авторам. В первую очередь — к самому себе.

Я — из неофитов. Когда читал книгу, конечно же, знал, ЧТО читаю. Но для меня даже масса восторженных отзывов о книге — не повод для пиетета перед ней ещё до прочтения. Нет, лучше я примерю её на себя, да при этом буду особенно требовательным и разборчивым, а уж только потом пусть и мой голос зазвучит среди других голосов — в унисон ли с ними, или же диссонансом.

Да сколько их было и будет — книг о Контакте! И смешных, наивных, несерьёзных, пафосных, просто глупых, но и глубоких, продуманных, многосторонних. Но эта, по моему скромному мнению — просто лучшая из всех. И не в том дело, что авторы — наши с вами соотечественники, и даже не в том, что книга совсем нехарактерна для времени и мест, где и когда она появилась.

Просто тут ведь в чём дело: очень часто в Пришельцах, изображённых авторами книг — слишком много человеческого. В чешуйчатом или лохматом теле (а может — крылатом) — совсем человеческая душа, обуреваемая нашими же страстями, в маленькой головке с огромными чёрными глазами (или большой, покрытой роговыми пластинами) — исконные человеческие мысли и устремления. В результате в книге Контакта с Иным разумом-то и нету. Какой же он Иной? Всё то же, только декорации более пёстрые.

Но здесь — совсем другое.

В мире случилось нечто странное, страшное, по-настоящему удивительное, может быть, судьбоносное для Человека, а может — губительное. Кто знает? Никто из людей — это уж точно. А думаете, авторы знали, как оно на самом деле? Сам ли это Контакт, подготовка к нему — некий тест на пригодность человечества, или же в самом деле только «пикник на обочине»? Если бы так, то не написалась бы такая книга. Тут нельзя знать, иначе не удастся создать атмосферу тайны, загадки, чего-то непознанного и, возможно, непознаваемого человеческим Знанием. Думаете, все эти артефакты, которыми полна Зона, нарушения законов физики и статистики, про которые упоминается в книге, выдуманы авторами лишь для того, чтоб напустить туману, добавить загадочности книге? Нет, они показаны для того, чтоб объяснить, насколько иным может быть этот самый Иной разум, насколько может отличаться Их Знание от Нашего.

Добро и Зло — не категории Абсолюта. Это — чисто человеческое. Поэтому даже не стоит задумываться, добро или зло — этот Контакт. Такими мерками его не измерить. И не стоит пытаться.

Блестящий учёный Валентин Пильман в разговоре с Ричардом Нунаном скрывает свою растерянность и беспомощность (читай — растерянность и беспомощность науки) за цинизмом и напускной веселостью. Ведь задача науки — понять, объяснить, повторить, усовершенствовать — остаётся невыполненной и скорей всего — невыполнимой. Неприятно? Но почему мы думаем, что должно быть иначе?

Вот таков Контакт в этой книге. Но в любом, самом удивительном и продуманном мире книги, нельзя жертвовать одним — человеком. Это именно то, что никак не должно раствориться и обезличиться в самых причудливых обстоятельствах. Ведь именно глазами человека мы должны увидеть изображённый мир, и его мысли и чувства помогут нам его понять, увидеть во всех красках, добраться до сути.

И авторы не пошли на такую жертву. Более того, именно характер, мысли, поступки Редрика Шухарта видятся мне самым главным в книге. Тем, ради чего в первую очередь и стОит читать. Зона, чудеса, загадки — да, но человек — неизмеримо важнее. А ведь авторы многочисленных «Сталкеров» взяли первое, но напрочь позабыли про второе.

Герой меняет мир, а мир меняет героя. Кто кого сильнее? Задумайтесь об этом по отношению к себе. Вспомните — такими ли вы были в молодости, как сейчас?

Первая глава — особенная. Только в ней повествование идёт от первого лица, от лица Редрика Шухарта. И что же? Перед нами не хитрец, не мудрец и тем более не пророк. Перед нами — простой и немного наивный парень, такой, которого ни у кого не повернётся язык назвать плохим человеком, способный на настоящую дружбу и настоящую любовь. И этому веришь, ведь рассказывают об этом его собственные мысли. К главному герою невольно начинаешь испытывать симпатию.

Мир, показанный в книге, конечно, известным образом отличается от нашего, но всё же не искусственный, не высосанный из пальца. Ну что вы, разве мир так жесток, циничен и бессердечен, каким показан в книге? — спросят многие. А именно в таких точках, где пересекаются многие интересы, где возможна большая выгода, но и грозит немалая опасность, как раз и проявляются худшие стороны отношений между людьми, именно тут мир и поворачивается к нам самыми уродливыми сторонами. Что поделать, если Редрик изначально и на протяжении всей изображённой в книге жизни оказывается в таких точках, на таком пределе. Конечно же, мир принимается за него со всей силой, и вот человеку остаётся только защищаться от обстоятельств, раз за разом принимая удары судьбы и сдавая всё новые позиции, постепенно утопая в цинизме и безразличии ко всему, кроме своих близких, а значит, становясь способным на любой проступок, если только будет казаться, что он во благо для близких.

И всё же кульминация книги — её последние страницы. Те, где Редрик делится с нами сокровенными мыслями, где прорывается плотина его души, где он осмысливает свою жизнь перед свиданием с Золотым шаром, только что принесший ему жертву и даже ни на миг не задумавшийся, имеет ли на это право, судящий мир и людей в нём, что явили ему, Шухарту, так мало хорошего в жизни, но всё же не осудивший их. И последние фразы книги, с одной стороны, — гимн Человеку, победившему в душе обиду и боль, но с другой — вопрос: в чём же заключается счастье для каждого и можно ли его выразить, понять, примерить на всех? Очень легко приносить горе, а вот счастье — намного трудней.

Оценка: 10
–  [  34  ]  +

Ссылка на сообщение , 10 апреля 2008 г.

На мой вкус, у АБС есть два совершенно удивительных таланта.

Первый — это придумывать великолепные названия для своих книг. Не буду перечислять, но ведь они и вправду идеальны.

Второй — это писать под этими названиями совершенно удивительные, ни на что не похожие книги. Мне кажется, узнать Стругацких можно по первой же странице. И полюбить их тоже можно с первой же страницы.

В «Пикнике» же меня больше всего поразила вот какая тема... Ведь по сути все люди, попадающиеся там — мягко говоря с изьяном. И все равно Стругацкие их любят и желают им счастья — несмотря ни на что. Никто не должен уйти обделенным. Вот эта самая любовь к миру и любовь к людям всегда меня поражала в их творчестве. Так любить людей — это же какое большое сердце надо иметь и как хотеть им поделиться, хотеть, чтобы все увидели и приняли...

Только 10 конечно. Никак по-другому...

Оценка: 10
–  [  30  ]  +

Ссылка на сообщение , 28 августа 2008 г.

Как ни удивительно, но это произведение (возможно, самое известное из всех произведений русской фантастики) я впервые прочитал только полгода назад. Но лучше поздно, чем никогда. А может,оно даже и лучше, что познакомился с повестью я приблизившись по возрасту к главному герою книги. А книга, без сомнений, выдающаяся; экранизация Тарковского в какой-то степени более знаменита, чем повесть, но это совершенно разные произведения, разные и в образе главного героя и в сюжете и во внутренней философии. Так что: о «Сталкере» больше ни слова. Что же касается повести, то удивляет, как она вообще появилась в Советском Союзе в начале 70-х, здесь всё настолько необычно, нехарактерно для советской фантастики того времени: мрачная и безысходная атмосфера, без морализаторства и дифирамбов; необычны описания Зоны, наконец, почти кощунственная для героизированной советской литературы мысль о ничтожности человечества в масштабах Вселенной. «Пикник» — просто симфония человеческих чувств, переживаний, мыслей; высшая философия, которая рождается не в абстрактных фантазиях философа, а в душе человека, прошедшего через боль, унижение, предательство, гибель и страдания близких. Редкая по глубине и силе воздействия книга.

Оценка: 10
–  [  21  ]  +

Ссылка на сообщение , 20 октября 2016 г.

Великая сила «Пикника» заключается в том, что ему сразу веришь. Случайность и необъяснимость «контакта», смертельно опасный покинутый индустриальный пейзаж, реакция человечества — от прекраснодушных ученых с горящими глазами до «продавцов смерти» с глазами мертвыми, от военных с пулеметами вдоль Зоны до сталкеров, чей инструментарий выживания заканчивается на мешочке гаек, наметанном глазе и куче суеверий, от бессмысленных безымянных жертв первых дней до напуганных и озлобленных соседей по дому — все это стоит железобетонной стеной даже не правдоподобности — достоверности.

При этом «Пикник» — это мастер-класс по тому, как подать сложную фантастическую тему не разжевывая каждую деталь. Недосказанности, опущенные события и даже пропущенные года — всё это рисует картину почти в той же степени что и само повествование.

Всё это завернуто в, как всегда, прекрасный язык Стругацких и украшено самыми живыми диалогами по эту сторону научной фантастики. Как всё это помещается в такой небольшой повести — большая загадка.

Оценка: 10
–  [  20  ]  +

Ссылка на сообщение , 21 марта 2013 г.

Просто гениальная вещь. При том, что тяжелая, мрачная, пессимистичная, с деградирующим главным героем. И, несмотря на это, при первом чтении оторваться физически невозможно, а со временем тянет перечитывать еще и еще. Завораживающая атмосфера триллера и, главное, вопросы, на которые нет ответов, по обычаю Стругацких. Вернее, ответов много, даже слишком много. Можно выбирать любой или придумать свой собственный. В любом случае останется ощущение, что истину надо искать совсем в другом направлении.

Центральная тема «Пикника», на мой взгляд, реакция человека на непонятную угрозу, постепенно превратившуюся в рутину. Все герои книги, от Нобелевского лауреата Валентина Пильмана до вечно пьяного чудака Гуталина, понимают, что Зона со всем ее содержимым представляет собой опасность для человечества. И почти все спокойно используют вытащенные из Зоны загадочные артефакты, причем используют их явно не по назначению. Одни делают это в научных целях, другие ради наживы, третьи из соображений престижа или удобства. Все понимают, что однажды это может рвануть. Вопрос в том, что рванет, где, когда и как, разнесет счастливого обладателя «черных брызг» или «этака», целый город или всю планету. А может, и не рванет, а начнет тихо менять генетический код людей или превращать их в зомби. Никто не знает. Но все продолжают забивать гвозди бомбами. А Зона подкидывает людям все новые сюрпризы, по большей части поганые.

Ну, хорошо. Допустим, люди поголовно и радикально поумнеют, добровольно соберут весь вытащенный из Зоны хабар, зашвырнут его обратно, построят над Зоной непроницаемый саркофаг и постараются забыть о ее существовании. И через несколько лет начнут долбить этот саркофаг. Человек не может не исследовать окружающий мир. И потом, при таком подходе следующее Посещение может обойтись людям еще дороже.

И, наконец, Золотой шар. Ведь никто не посмел вытащить его из Зоны, даже Стервятник. Потом он жалеет о несвершившемся, но это потом. Золотой шар — то, что остается, когда уже все растащено и разворовано, рассеялись все иллюзии, сошли на нет грандиозные проекты. И тогда, как ни спорно это воспринимается, звучат последние слова самого чистого из героев «Пикника». «СЧАСТЬЯ ДЛЯ ВСЕХ, ДАРОМ, И ПУСТЬ НИКТО НЕ УЙДЕТ ОБИЖЕННЫМ!» Так не бывает. Но если уж пришло время просить, то просить можно только об этом.

Оценка: 10
–  [  19  ]  +

Ссылка на сообщение , 17 марта 2016 г.

В прошлом, когда мне было лет 18, я помню, как несколько раз брал в руки книжку братьев Стругацких «Пикник на обочине». Брал, открывал, закрывал и клал обратно на полку. Сложно сказать, почему именно я это делал. Литература фантастики, тогда уже была для меня «родным домом», а такие авторы как: Азимов, Верн, Уэллс, Ефремов и Шекли «верными друзьями». Естественно, я не мог не присматриваться к творчеству Аркадия и Бориса Стругацких, как одних из лучших наших фантастов и мыслителей. Но что-то все равно отпугивало и не давало познакомиться с их творчеством в том самом возрасте.

Как показало время, чутье меня не обмануло, поскольку данное произведение следует читать не в пору подросткового инфантилизма или юношеского максимализма, а прожив хотя бы 25+ лет. Нет, я нисколько не укоряю тех, кто по определенным причинам прочел его раньше. Оно не настолько сложное для восприятия, чтобы требовать определенный возрастной ценз. Но проблема (если это, конечно, проблема) заключается в том, что «Пикник» нужно не столько понять, сколько почувствовать, а для этого непременно требуется пройти некоторый жизненный путь.

По началу, все совершают ошибки — это неизбежно, как восход и закат солнца. Из ошибок мы делаем выводы, приобретая тем самым опыт, который, как нам кажется, поможет избежать новых ошибок. Но двигаясь дальше, мы сталкиваемся с проблемами, где прежний опыт уже не работает и так каждый раз, снова и снова. Основная мораль тут в том, что ВСЕХ ошибок нам не избежать, как бы мы этого не хотели, главное быть к ним готовым и не опускать руки, когда они случаются. Вот, по моему мнению, именно тот настрой, с которым следует брать в руки это произведение.

В повести есть две ключевые идеи. На самом деле, намного больше, но остановиться хочется именно на двух. Первая, заключается в попытке понять, что же именно произошло и осознать свое место в изменившейся системе координат. Человеку свойственно тщеславие, гордыня и, до известной степени, некоторый природный эгоизм. Мы покорили планету, никто из видов не способен бросить нам вызов (не берем микробы и вирусы). Мы, и только лишь мы, представители разума в нашей солнечной системе. Но знаем ли мы, что такое разум? Этот простой и очевидный, казалось, вопрос является одним из ключевых в произведении. Мы ждали, что нас когда-нибудь посетят, ждали, что вступят с нами в контакт, как с одними из обладателей разума во вселенной. Но что если, сидя за одним концом условного «стола переговоров» и смотря на часы в ожидании собеседника, мы даже не поймем, когда он займет «свое место». А заняв его, еще и спросит «Дживс, на другом конце стола какая-то пыль? Будьте любезны, смахните её». Нам дали ответы на вопросы, которые мы еще не задали, но когда мы узнаем (и поймем) сам вопрос, будет ли нас все еще интересовать ответ на него? Невольно вспоминается советский мультфильм, про фараона, который никак не мог найти решение загадки и лишь на склоне лет понял ответ «Свершилось! Жизнь прожита…»

Вторая идея, та что отличает это произведение от работ Роберта Шекли, тоже ярого любителя парадоксальных аналогий – это сталкеры и их мир. Мне не очень импонирует видение произведения Андреем Тарковским, хотя сами братья и писали к нему сценарий. Оно очень претенциозное и нарочито заумное. Буквально с первых кадров режиссер настраивает своего зрителя на серьезную дискуссию, одновременно отсеивая тех, для кого эта дискуссия будет мало интересна. Безусловно, это выдающаяся, штучная и глубоко авторская работа, но вот не лежит у меня к ней, ни сердце, ни душа. В повести и сталкеры, и их мир, подаются постепенно, обрастая деталями, от одной мизансцены и другой. Кто они? Рыцари-романтики, одинокие волки, жаждущие славы и приключений или все же глубоко одинокие, отчаявшиеся и разочаровавшиеся в жизни люди, которые ходят в Зону, лишь для того, чтобы почувствовать себя ЖИВЫМИ.

Главный герой, Рэдрик Шухарт, как мне кажется, проходит через все эти стадии. Вначале это действительно была своеобразная романтика: опасность, адреналин, жизнь и смерть в одном лишь шаге. Потом, просто профессия, незаконная, зато крайне выгодная. А затем… затем, он не мог уже без этого жить. Он вовсе не эгоист, думающий только о себе, но Зона тянет его, как невидимый магнит. История Рэдрика небольшими, но четкими штрихами вырисовывает его судьбу с момента работы в университете, до той поры, как ему довелось услышать про легендарный золотой шар.

Чудо, а точнее, вера в него, на мой взгляд, заложена в фундамент всех без исключения людей мира. Когда тебе мало лет, кажется, что чудес масса и творятся они буквально повсюду. Но их кажущаяся концентрация мешает нам искренне верить в них. Становясь старше, чудеса уходят от нас, но вера в них остается. Зарытая под тоннами цинизма, прагматизма и здравого смысла, она все же теплица где-то в глубине, становясь, со временем, тверже алмаза. Ну не может человек до конца смирится, что все в мире подчинено рационализму, что любое, самое невероятное событие, можно объяснить с точки зрения науки. Ведь мы живем, дышим и чувствуем – это ли не чудо? Или очередная прихоть природы? Задумываясь над тем, какое заветное желание сам бы пожелал, приходишь в тот же ступор, что и наш герой. Не знаю, может мир во всем мире? Хотя, на это даже золотой шар вряд ли способен…

Классика отечественной, да и мировой, фантастики. Вопросы, на которые нет ответов или ответы на вопросы, что еще не были заданы. Мир, где нюх, чутье и интуиция не просто бесплатное приложение к стандартной комплектации личности, но разница между живым и мертвым. Одиноки ли мы во вселенной? И есть ли до нас вообще кому-нибудь дело? Этот ответ вам придется искать самим.

Оценка: 10
–  [  19  ]  +

Ссылка на сообщение , 30 апреля 2012 г.

26 апреля 1986 года произошла крупнейшая за всю историю человечества авария, авария Чернобыльской АЭС, которая носила катастрофический характер. Реактор был полностью разрушен и в атмосферу выбросились огромное количество радиоактивных веществ. Они осели на территории современной Украины, России, Белоруссии и Европы. Погибло около сотни человек, было эвакуировано свыше 115 тысяч людей в радиусе 30-километровой зоны. Впоследствии она была оцеплена. На этом наши беды не заканчиваются. У многих людей обнаружили лучевую болезнь, обычный зелёный лес вокруг Чернобыля , превратился в рыжий, а радиация попала в Припять. Города вокруг АЭС стоят заброшенные...

И, вот тогда вспомнили люди книжку — одних из самых известных русских фантастов — Братьев Стругацких. Братьев расхваливали за их точное предсказание, давали премии и всячески подлизывались. И пытались выпытать секрет, как им это удалось? Секрет до сих пор.

Первая аллюзия, отсылка, хоть и не преднамеренная — Зона. Стругацкие рисуют перед нами жуткую картину города Хармонта, а точнее не сам город, а его часть, где побывали инопланетяне, устроили «пикник». После непродолжительного отпуска, инопланетяне ретировались и оставили после себя много барахла и полезных вещичек. Стругацким удалось запечатлеть ту ужасную, безжизненную и опасную пустыню, до боли напоминающую Чернобыль.

Книга построена весьма любопытно. Как и в Гиперионе, или в Марсианских Хрониках она состоит из нескольких историй сшитых в месте. Всего их четыре. И все абсолютно разные. Три из них рассказывает Рэдрик Шухарт — сталкер, человек, который занимается вынесением из Зоны различных артефактов. Первая, рассказывается собственно самим Рэдриком, от первого лица. В остальных он является лишь главным лицом. Четвёртая повесть, которая по внутренней хронологии идёт третья, ведётся от лица Ричарда Нунана, друга Рэдрика. Эта часть пронизана философией и именно в ней показывается две из трёх основных идей книги — идея «пикника» и идея мутаций. «Пикник» подразумевает в себе мысль эксплуатирования вещей, оставленных пришельцами для дальнейшего развития человечества. Мутации же, ещё одна дальновидная отсылка Стругацких к Чернобылю, в частности к лучевой болезни и деформации тела.

Есть ещё третья идея — смысл жизни. Именно этой идее мы обязаны тем что финал у книги открытый. Но над этой мыслью вам придётся поломать голову уже самим.

Хочу также вставить слово о так называемой «магии Братьев». Стругацкие умеют писать. Книга читается легко, иногда буквально поражаешься резкой и рваной красоте слога. Да, не зря Тургенев говорил о русском языке, как о «великом и могучем».

Итог — очень умная, много пластовая книга. Одна из жемчужин, как мировой так и отечественной фантастики.

Оценка: 10 (шедевр, коих ныне мало).

Оценка: 10
–  [  18  ]  +

Ссылка на сообщение , 9 марта 2014 г.

Эту повесть (наряду с другой — «За миллиард лет...») считал и считаю лучшим произведением Стругацких. Отрывок из неё (первую главу) прочитал более 40 лет назад в заключительном, 25-м томе Библиотеки современной фантастики. Был удивлен, что полного книжного издания пришлось ждать так долго (аж до 80-го года). При чтении ещё тогда заметил, что над текстом произведена была правка... смягчающая, скажем так. Но лишь сравнительно недавно узнал, что история вокруг этой публикации вообще была очень драматична. Об этом рассказывает Борис Стругаций в послесловии к 6 тому «чёрного» собрания сочинений (канонического, восстановленного — спасибо Светлане Бондаренко). Совсем недавно, уже из других источников, выяснил, что в США повесть была издана в сборнике «Пикник на обочине. Сказка о тройке» ещё в 1976 году (т.е. раньше, чем в СССР). Весьма позитивное предисловие к той книжице написал известный американский фантаст Теодор Стёрджён (называемый у нас почему-то Старджон). В том же 1976 году книга была выпущена на немецком, издательством Das neue Berlin, ГДР, специализировавшемся на приключенческой, фантастической и детективной литературе. Какое из этих двух изданий появилось всё же первым, затрудняюсь сказать, но однозначно — оба раньше первого советского книжного издания.

Взявшись перечитывать «Пикник» уже в новейшее время, считал главным недостатком повести то, что... сюжет мне слишком хорошо известен, и даже многие детали памятны наизусть. Но всё-таки мне удалось открыть для себя кое-что новое...

Прежде всего, мне кажется, Стругацкие в этой повести откопали совершенно новую жилу в фантастике — встреча с иным разумом и без войны миров и без Великого Кольца миров... Плюс, зона, таинственная, жуткая. Потом такого рода зоны начали клепать, по-моему, все, кому не лень.Но Стругацкие были не просто первооткрывателями. У них Зона — это метафора. Развития человеческой цивилизации вообще. Не рай на земле нас ждёт впереди, и не апокалипсис, а нечто невообразимое... мир будет меняться так, что ни один гений, ни один пророк не сумеет упредить эти перемены... И человек в этом мире будет меняться так, как нам заранее и в голову никогда придет... Сейчас, спустя четыре десятилетия это предвидение подтвердилось.

Написан «Пикник» плотным, лаконичным языком... И при чтении ни на секунду не возникает ощущения, что это какая-то архаика (а ведь какими наивными кажутся вещицы, написанные другими авторами примерно в то же время, и даже позднее, и нашими, и западными!).

Ещё раз хочется отметить то, что в повести Стругацких Зона — явление планетарного порядка, этакий непостижимый мегаполис, но только практически без людей, населённый всяческой нежитью, какими-то нечеловеческими, по-настоящему жестокими чудесами...

Оценка: 10
–  [  18  ]  +

Ссылка на сообщение , 1 ноября 2013 г.

Просмотрел отзывы на повесть. Поразился однообразности восприятия книги. В основном это проблема контакта и счастье для всех и каждого.

Неужели АБС в расцвете сил ограничились бы этим набором банальностей? Думаю, что нет. Думаю, что все гораздо сложнее и глубже.

Прежде всего ПнО весьма многослойное произведение, следовательно, как и Библия, допускает не одно толкование.

Я возьму на себя смелость предложить свое видение, понимание книги.

Прежде всего примем во внимание время написания повести. Это был период торжества социализма в отдельно взятой стране. И братья еще не растеряли иллюзий, еще продолжали верить в окончательную победу Мира Полдня, хотя уже и начали появляться сомнения.

Так вот. Книга, конечно, про Контакт. Про контакт цивилизаций. Но не земной и инопланетной, а коммунистической и буржуазной. Причем, победивший коммунизм, безмерно опередивший в научно-технологическом отношении капиталистов взял и ушел с Земли в космос. Оставив буржуям отходы и излишки своих изобретений, за которыми охотятся сталкеры — лихие ребята.

Или не совсем так, а типа того, что Зона (довольно неоднозначное слово для граждан СССР) просто олицетворяет соцлагерь. Западные люди боялись социализма, — отсюда и охрана, и недопущение свободного передвижения по Зоне, — чтоб не нахватались чего нехорошего, способного нарушить тихую размеренную жизнь Европы. Косвенно аналогия Зоны с СССР подтверждается и тем, что сама Зона убила советского ученого в первой главе. А один из принципов социализма, как известно «бей своих, чтоб чужие боялись».

Ну и ведьмины студни с комариными плешами и жгучими пухами... Для коммунистов они, может и хороши, но для западного обывателя — смерть.

Вот и история с Золотым Шаром показывает надежду АБС на то, что счастье человеческое возможно только при коммунизме. Не зря же Золотой Шар счастья и расположен в Зоне. А чтобы до него добраться нужно принести жертву. Вспомним сколько кровавых жертв принесено во имя счастья во время революции.

Не претендую на истинность своих рассуждений, но в конце концов — почему бы и нет?

P.S. Хотя почему бы не предположить и зеркально противоположную картину. Такую, что Зона это не СССР?

Извините за некоторую сумбурность и возможную невнятность. Но полагаю, что все же сумел объяснить свою мысль.

Оценка: 10
–  [  17  ]  +

Ссылка на сообщение , 15 августа 2014 г.

Спокойно прочитал все это произведение которое как оказалось для меня фактически было подготовкой к концовке романа . Меня разорвало. Вывернуло наизнанку я покрылся гусиной кожей. Несколько дней ходил ... не в себе. Так было всего от десятка книг.

Я искренне считаю это произведение абсолютно гениальным. Одним из десятка самых самых в Мировой фантастике и 100% одно из двух в Русскоязычной (у него один соперник за первое место — Мастер и Маргарита).

Если бы на сайте (ценой своих баллов и дорого) можно было бы поставить больше 10 то я бы не пожалел баллов и поставил бы 12.

Оценка: 10
–  [  17  ]  +

Ссылка на сообщение , 20 января 2011 г.

Сложно писать о книге, которую люди и умней, и начитаннее меня отрецензировали не одну сотню раз. И тем не менее, попробую выдать пару личных ощущений.

Во-первых, лично для меня «Пикник» — это книга, сформировавшая мой вкус (с точки зрения предпочтений в фантастике). До сих пор любым экшнам предпочитаю произведения, в которых во главу угла ставится психологическое преобразование героев, а внешний антураж — наличие Зоны, нашествие инопланетян, магия или взрыв звезды — всего лишь служит основной цели: взять героя за уши, встряхнуть хорошенько, чтоб мозги перемешались, и посмотреть, как же теперь он станет реагировать.

Главный критерий качества любой книги — сопереживание. Желание читателя встать рядом с героем, подставить плечо или предупредить о засаде. «Пикник» — вершина эволюции по данному критерию. Ее герой не нуждается в подпорках, Рыжий как тот кот, гуляет в одиночестве. Но при всем том возникает удивительное чувство: ты, читатель, даже не стоишь рядом с героем, ты и есть герой. Полнейшее слияние твоих эмоций с переживаниями выдуманного персонажа. Это ли не высшее достижение любого творчества?

Есть и объективный фактор, позволяющий безбоязненно петь дифирамбы «Пикнику». Это — огромнейшее количество клонов, порожденных различными авторами в подражание или в «раскрутку» темы. Увы, ни один из них не дотянулся даже до колен «Пикника». Достаточно прочитать эту единственную книгу плюс посмотреть совершенно самостоятельного «Сталкера» Тарковского — и тему «Зоны» для себя можно смело закрывать. Поскольку вряд ли кому-то удастся рассказать про нее что-то новое.

ВЫВОД: культовая книга, читать которую нужно всем, даже нелюбителям фантастики, наравне с Толстым, Достоевским и т.п.

Оценка: 10
–  [  17  ]  +

Ссылка на сообщение , 28 февраля 2008 г.

Пожалуй, из всех шедевров братьев Стругацких — самое сильное произведение. Удивительная история о Зоне, оказавшаяся пророческой. Сильнейшее описание судьбы Рэдрика Шухарта — очень жесткое и чрезвычайно правдивое. Блестяще описанные персонажи, и главные герои и совсем эпизодические, которых представляешь себе как живых. Очень жестко и жизненно описаны все те, кто паразитирует на сталкерах. Описания событий в Зоне выполнены так, что словно ползешь по ней сам вместе с главным героем, обходя ловушки и прячась от пуль. Сама Зона для сталкеров — своеобразный наркотик, который калечит их тела и души, но без которого их существование становится невозможным и бессмысленным. Шаг за шагом главный герой опускается все ниже, до тех пор, пока ради спасения своей семьи не оказывается способен на подлость и убийство. И у него остается одна, самая последняя надежда на чудо, чудо для всех.

Оценка: 10
–  [  16  ]  +

Ссылка на сообщение , 28 марта 2011 г.

Ох... Вот это книга! Хотя нет, — это КНИЖИЩЕ! Первое произведение Стругацких, которое я прочитал. И теперь страшно читать другие их творения, чтобы не разочароваться.

Отличная книга. Лучшее, что я читал из фантастики. Написано интересно, увлекательно и неподражаемо. Хочется читать не переставая, не обращая ни на что внимания, не отвлекаясь на суету этого бренного мира.Это хоть и фантастическое произведение, но в тоже время и очень реалистичное, с точки зрения эмоций, чувств, переживаний и принятых решений главного героя. Для меня фантастика была только во время чтения, а после, от нее не осталось и следа. В голове были только вопросы, а вот ответов авторы не оставили. И это очень приятно. Книга заставляет задуматься о многих основополагающих вещах. Я бы включил это произведение в курс лекций по философии. Прошло уже почти сорок лет, а актуальность вопросов нисколько не изменилась, а возможно и возросла, но это каждый решит сам для себя, эта книга, написана на века.

До этого я прочитал пару книг из серии «S.T.A.L.K.E.R.» И теперь понятно откуда там все содрали (причем очень откровенно). Хотелось бы узнать, авторы этого цикла вообще читали первоисточник? Эти книги не то что рядом не стояли, а по логике вещей, вообще не должны существовать, чтобы не оскорблять прародителя. Люди!, не тратте время на те 20 или 30 книжек, а просто прочтите «Пикник на обочине».

Оценка: 10
–  [  15  ]  +

Ссылка на сообщение , 19 февраля 2011 г.

Я бич рабов моих земных,

Я царь познанья и свободы,

Я враг небес, я зло природы,

И, видишь,- я у ног твоих!

Таким мог бы быть эпиграф к «Пикнику на обочине». В торжественный и печальный миг земной истории с небес спустился лермонтовский Демон, воплотившись в обличье Рэдрика Шухарта. Вот он как есть: щетинистый, неуступчивый, резкий, презирающий всё вокруг, кроме своей семьи. Плоть от плоти дьявольской Зоны. Я никогда не любил таких людей. И пусть моё отношение к Шухарту пристрастно, но он мне неприятен. Никому он не принёс добра, даже своей семье. Да и способен ли он на это? Ему кажется, что да, но жизнь его от начала до конца — свидетельство обратного. Его никто не любит, кроме жены, но именно она — самый несчастный персонаж романа. Что дал ей Шухарт? Деньги, уверенность в завтрашнем дне, выводок здоровых детей? Нет. Одни лишь тревоги, обречённую дочь и полную неясность с будущим. Но в том-то и суть Демона — он необоримо прельстителен, однако всяк прикоснувшийся к нему обречён. Он покоряет своей загадочностью, хотя за ней скрывается однобокость. Ему не дано достичь своей цели, не дано вырваться из замкнутого круга ада, ибо это — естественная среда его обитания. Покинув её, он погибнет. Барахтаясь во зле, он мечтает о новой жизни, и мечта эта мучает его своей недостижимостью. Он не знает, что такое добро, и способен лишь твердить за другими фразы о благородстве, не понимая их смысла. Тот же Шухарт без смущения взирает на смерть своего подопечного, а потом — вот ирония судьбы! — повторяет за ним лозунги о счастье, ибо даже в одиночестве не смеет озвучить свои затаённые мысли. Да и не может сделать этого, ибо Демону чуждо стремление к добру, а степень собственной злобы его пугает. Шухарт боится того, что даст ему Зона, хотя получить это — его самая заветная мечта. И в этом проявился гений Тарковского, который за навороченным сюжетом увидел одну простую и чёткую мысль: мечта привлекает нас не своим воплощением, а именно тем, что она — мечта.

Кабы не инопланетяне, быть бы Шухарту заурядным бандитом-костоломом, «заплечных дел мастером», который на досуге, возможно, и полистывает Паланика с Селинджером, но ремесла своего не бросает. А так — прилетели представители иного разума, раскидали кругом остатки своего «пикника», не заметив наличия другой цивилизации, и вот Шухарт выходит в свой поход к жуткой Зоне словно Язон, гонимый страстью к золотому руну. И течёт повествование: злое, полное сдавленной ярости, иногда — дёрганое, иногда — плавное, но всегда — чрезвычайно рельефное и запоминающееся. Герои отражаются в нём как в линзе: вот пропыхтел деловитый толстячок Нунан, вот захрипел что-то старый стервятник Барбридж, вот томным голосом обронила пару слов коварная сирена Дина — всё это слышится, чувствуется, живёт! А кругом рассыпаны магические артефакты этого колдовского мира — этаки, чёрные брызги, гремучие салфетки, рачьи глаза... А ещё где-то упрятаны смерть-лампы, комариные плеши, золотые шары, мясокрутки... Чем не страшная сказка? Бесприютен и холоден этот мир. И обитатели под стать ему — жадные и жестокие муравьишки, шныряющие по остаткам человеческого пикника. Самое подходящее место для Демона. Хотя сам он, возможно, и считает иначе..

Оценка: 10


Ваш отзыв:

— делает невидимым текст, преждевременно раскрывающий сюжет, разрушающий интригу