FantLab ru

Аркадий и Борис Стругацкие «За миллиард лет до конца света»

За миллиард лет до конца света

Повесть, год (1974 год написания)

Перевод на английский: A. Bouis (Definitely Maybe: A Manuscript Discovered Under Unusual Circumstances), 1978 — 1 изд.
Перевод на немецкий: W. Ehlert (Milliarden Jahre vor dem Weltuntergang, Eine Milliarde Jahre vor dem Weltuntergang: Eine unter seltsamen Umständen aufgefundene Handschrift, Milliarden Jahre vor dem Weltuntergang: Eine unter seltsamen Umständen aufgefundene Handschrift), 1980 — 3 изд.
Перевод на французский: S. Delmotte (Un milliard d'années avant la fin du monde), 1983 — 1 изд.
Перевод на португальский: A. Pinheiro (Até ao Fim do Mundo), 1997 — 1 изд.
Перевод на шведский: J. Norén (Definitivt kanske), 1980 — 1 изд.
Перевод на чешский: Л. Дворжак (Miliardu let před koncem světa), 1985 — 1 изд.
Перевод на эстонский: M. Varik (Miljard aastat enne maailmalõppu: Kummalistel asjaoludel avastatud käsikiri), 1987 — 1 изд.
Перевод на польский: И. Левандовская (Miliard lat przed koncem swiata), 1984 — 4 изд.
Перевод на болгарский: А. Мелконян (Милиард години до свършека на света), 1983 — 2 изд.
Перевод на венгерский: И. Фолдеак (Egymilliárd évvel a világvége előtt), 1978 — 1 изд.
Перевод на японский: 深見 弾 (世界終末十億年前―異常な状況で発見された手記), 1989 — 1 изд.

Жанровый классификатор:

Всего проголосовало: 170

 Рейтинг
Средняя оценка:8.62
Голосов:2783
Моя оценка:
-
подробнее

Аннотация:


В книге Братьев Стругацких «За миллиард лет до конца света» миниатюрное, в сущности, вторжение будущего — опять-таки безличного и анонимного — в настоящее приобретает еще более зловещие черты.

В этой повести ученый Дима Малянов приближается к решению какой-то научной загадки, как вдруг обнаруживает себя в окружении странных и страшных совпадений. К нему приходит следователь, сначала допрашивающий об обстоятельствах внезапной гибели соседа, а потом, в сущности, обвиняющий Диму в том, что он этого соседа убил; в квартире внезапно появляется, а потом исчезает ошеломительная одноклассница жены; внезапно приезжает с юга сама жена, вызванная тревожной телеграммой, и находит в спальне лифчик уже успевшей исчезнуть «одноклассницы»; подобные странности происходят и с близкими друзьями... Как выясняется позже, таким образом сверхцивилизация Странников пытается предупредить Диму, а точнее, запретить ему двигаться в том направлении, которое он обнаружил, решая свою научную задачу, ибо это может нарушить «гомеостазис вселенной».

Но в этой повести поражает атмосфера страха, возникающего из ниоткуда, ощущение хрупкости устойчивого, казалось бы, порядка вещей и легкости, с которой могущественные силы могут скомпрометировать порядочного человека, убедительно доказать, что ты участник какого угодно преступления, или просто довести до самоубийства.

Действия сверхцивилизации в этой повести подозрительно напоминают практику компрометации, активно используемую КГБ в 1970-1980-е годы. Как пишет И. Ховелл, «типичный герой Стругацких по-прежнему ест, пьет, шутит в промежутках между научными запоями, но шутки его становятся все мрачнее, отражая новую для героя Стругацких ситуацию: ситуацию маленького человека, сражающегося против невыразимо превосходящих его возможности сил ради того, чтобы сохранить свободу и личное достоинство именно в той сфере жизни, которую он до недавнего времени мог с полным правом назвать своей собственной — в сфере науки».

Примечание:


Повесть имеет подзаголовок: «Рукопись, обнаруженная при странных обстоятельствах».

Входит в:

— антологию «Фантастика века», 1995 г.

— журнал «Знание-сила» 1976'9 (591)», 1976 г.

— журнал «Человек и природа 1989'01», 1989 г.

— журнал «Человек и природа 1989'02», 1989 г.

— журнал «Человек и природа 1989'03», 1989 г.

— журнал «Человек и природа 1989'04», 1989 г.

— журнал «Человек и природа 1989'06», 1989 г.

— журнал «Человек и природа 1988'11», 1988 г.

— журнал «Знание-сила» 1976'10 (592)», 1976 г.

— журнал «Знание-сила» 1976'11 (593)», 1976 г.

— журнал «Знание-сила» 1976'12 (594)», 1976 г.

— журнал «Знание-сила» 1977'01 (595)», 1977 г.

— журнал «Человек и природа 1988'07», 1988 г.

— журнал «Человек и природа 1988'08», 1988 г.

— журнал «Человек и природа 1988'09», 1988 г.

— журнал «Человек и природа 1988'10», 1988 г.

— журнал «Человек и природа 1988'12», 1988 г.

— журнал «Человек и природа 1989'05», 1989 г.

— журнал «Человек и природа 1989'07», 1989 г.

— сборник «За миллиард лет до конца света», 1984 г.

— сборник «Повести», 1988 г.

— сборник «Избранное», 1989 г.


Лингвистический анализ текста:


Приблизительно страниц: 101

Активный словарный запас: низкий (2520 уникальных слов на 10000 слов текста)

Средняя длина предложения: 51 знак — на редкость ниже среднего (81)!

Доля диалогов в тексте: 41%, что близко к среднему (37%)

подробные результаты анализа >>


Награды и премии:


лауреат
Фант, 1976 // (повесть)

Номинации на премии:


номинант
Золотая Сепулька / Złota Sepulka, 1984 // Книга зарубежного автора. 2-е место (СССР; повесть)

Экранизации:

«Миллиард лет до конца света» / «Egymilliárd évvel a világ vége elött» 1983, Венгрия, реж: Ласло Феликс

«Миллиард лет до конца света» / «Miljardi vuotta ennen maailmanloppua» 1986, Финляндия, реж: Тапио Суоминен

«Дни затмения» 1988, СССР, реж: Александр Сокуров

«Перед концом света» / «Prin to telos tou kosmou» 1996, Греция, реж: Panagiotis Maroulis



Похожие произведения:

 

 


За миллиард лет до конца света
1984 г.
За миллиард лет до конца света
1984 г.
За миллиард лет до конца света
1985 г.
Повести
1988 г.
Избранное. Том II
1989 г.
Избранное
1989 г.
Избранное
1990 г.
Сочинения. Том 2
1990 г.
Град обреченный
1991 г.
Град обреченный
1991 г.
Избранное. Том 2
1992 г.
За миллиард лет до конца света. Гадкие лебеди. Пикник на обочине
1993 г.
Пикник на обочине. Парень из преисподней. За миллиард лет до конца света. Повесть о дружбе и недружбе
1993 г.
Фантастика века
1995 г.
Сочинения. Том второй
1996 г.
Улитка на склоне
1996 г.
Отягощенные Злом. За миллиард лет до конца света. Гадкие лебеди
1997 г.
Собрание сочинений. Том седьмой. 1973-1978
2001 г.
Трудно быть богом
2003 г.
Трудно быть богом
2003 г.
Четыре Стихии: Земля
2003 г.
Три времени: Настоящее
2004 г.
Трудно быть богом. Понедельник начинается в субботу. Пикник на обочине. За миллиард лет до конца света
2004 г.
За миллиард лет до конца света
2005 г.
За миллиард лет до конца света
2006 г.
За миллиард лет до конца света
2006 г.
Желание странного
2007 г.
Желание странного
2007 г.
За миллиард лет до конца света
2008 г.
За миллиард лет до конца света
2009 г.
Собрание сочинений в 11 томах. Том 7. 1973-1978
2009 г.
Собрание сочинений в 11 томах. Том 7. 1973-1978 гг. За миллиард лет до конца света. Град обреченный. Повесть о дружбе и недружбе
2011 г.
Желание странного
2012 г.
Полное собрание сочинений в одной книге
2013 г.
За миллиард лет до конца света
2016 г.
За миллиард лет до конца света
2016 г.
Попытка к бегству. Хищные вещи века. За миллиард лет до конца света. Гадкие лебеди
2017 г.

Периодика:

Знание-сила № 9 (591), сентябрь 1976
1976 г.
Знание-сила № 10 (592), октябрь 1976
1976 г.
Знание-сила № 11 (593), ноябрь 1976
1976 г.
Знание-сила № 12 (594), декабрь 1976
1976 г.
Знание-сила № 1 (595), январь 1977
1977 г.
Человек и природа № 11, ноябрь 1988 г.
1988 г.
Человек и природа № 7, июль 1988 г.
1988 г.
Человек и природа № 8, август 1988 г.
1988 г.
Человек и природа № 9, сентябрь 1988 г.
1988 г.
Человек и природа № 10, октябрь 1988 г.
1988 г.
Человек и природа № 12, декабрь 1988 г.
1988 г.
Человек и природа № 1, январь 1989 г.
1989 г.
Человек и природа № 2, февраль 1989 г.
1989 г.
Человек и природа № 3, март 1989 Г.
1989 г.
Человек и природа № 4, апрель 1989 г.
1989 г.
Человек и природа № 6, июнь 1989 г.
1989 г.
Человек и природа № 5, май 1989 г.
1989 г.
Человек и природа № 7, июль 1989 г.
1989 г.

Аудиокниги:

За миллиард лет до конца света
2006 г.
За миллиард лет до конца света
2009 г.
За миллиард лет до конца света. Повесть о дружбе и недружбе
2012 г.

Издания на иностранных языках:

Definitely Maybe
1978 г.
(английский)
Egymilliárd évvel a világvége előtt
1978 г.
(венгерский)
Milliarden Jahre vor dem Weltuntergang
1980 г.
(немецкий)
Definitivt kanske
1980 г.
(шведский)
Die gierigen Dinge des Jahrhunderts. Milliarden Jahre vor dem Weltuntergang
1983 г.
(немецкий)
Un milliard d'années avant la fin du monde
1983 г.
(французский)
Неуговорени срещи
1983 г.
(болгарский)
Miliard lat przed koncem swiata
1984 г.
(польский)
Miliardu let před koncem světa
1985 г.
(чешский)
Miljard aastat enne maailmalõppu
1987 г.
(эстонский)
世界終末十億年前―異常な状況で発見された手記
1989 г.
(японский)
Дори насън не виждаме покой
1990 г.
(болгарский)
Até ao Fim do Mundo
1997 г.
(португальский)
Miliard lat przed końcem świata
1999 г.
(польский)
Miliard lat przed końcem świata
2004 г.
(польский)
Miliard lat przed końcem świata
2006 г.
(польский)
Gesammelte Werke 2
2010 г.
(немецкий)




Доступность в электронном виде:

 

Отзывы читателей

Рейтинг отзыва



Сортировка: по дате | по рейтингу | по оценке
–  [  26  ]  +

Ссылка на сообщение , 4 июля 2012 г.

Стругацкие остаются Стругацкими – даже взяв анекдотичную по сути фабулу, они создали произведение, глубиной лишь слегка не добивающее до Марианской впадины. История о некоем ученом, который вплотную подошел к открытию своей жизни, но столкнулся с неведомым могущественным противником, который начал всячески ему противодействовать, создавая временами нелепые, а временами и опасные случайности. В такой сюжет клеится все, от «Пункта назначения» до «Невезучего», но АБС создали драму о сломленных людях, и о проблеме выбора.

И в самом деле, когда на одной чаше весов открытие всей твоей жизни, а на другой – цепь глупых, но крайне опасных случайностей, которые раздражают, отвлекают, и в конце концов, возможно даже убивают, у кого хватит сил пойти до конца, а кто просто сломается? Внутренняя борьба, желание пойти наперекор судьбе сменяются покорностью и обреченностью. И тем большее восхищение вызывает тот, кто борется до конца, кто ставит науку и свою внутреннюю гордость выше злого рока.

Зло здесь неназываемо, это могут быть пришельцы, масоны, мироздание или КГБ. Оно запугивает тем, что выдергивает человека из зоны комфорта, и сначала, фигурально выражаясь, ему на голову падают шарики от пинг-понга, но однажды, того и гляди, кирпич свалится.

АБС не разливают воду, текст предельно концентрирован, относительно малая форма работает исключительно на него. Нет ничего лишнего, но, благодаря таланту братьев, нет и ощущения пересушенности текста. Золотая середина золотой повести о том, как легко можно сломать человека, пусть он тысячу раз будет фанатиком своей идеи.

Оценка: 9
–  [  22  ]  +

Ссылка на сообщение , 22 мая 2012 г.

Что может сделать человек, если на него ополчается сама Вселенная? Когда размеренное и понятное течение жизни вдруг нарушается странными и пугающими событиями. Когда больше нет уверенности, а только страх и пустота?

В такую ситуацию попадают герои повести «За миллиард лет до конца света». Это начинающие ученые и специалисты, которые были увлечены своим делом, не помышляя о глобальном изменении окружающего и, в общем-то, были довольны своей жизнью. Пока на них не обрушивается целый шквал неприятностей, как будто сама Вселенная решает противодействовать их работе и исследованиям. И тогда каждому надо решить, продолжить ли, даже с риском для жизни, следовать по избранному пути, или отступить и жить, как будто ничего и не было. И этот трудный выбор каждый должен сделать сам.

Повесть целиком о выборе. И главное ее достоинство — в отсутствии каких либо однозначных ответов и готовых рецептов. Она заставляет думать и решать каждого. Жизнь слишком многогранна, чтобы выносить окончательный приговор тому или иному поступку человека. И это — не нравственный выбор, а определение жизненной позиции: каждый путь — отказа от мечты и желаний или гордое противодействие судьбе — имеет свои «плюсы» и «минусы».

Но, вот что интересно. Сколь ни были бы красивы слова о «прямых» и «кривых» путях, и в молодости и сейчас, мои собственные симпатии оказались на стороне Малянова. Может потому, что я — потомок выживших в наших бесконечных войнах, революциях и чистках, которые предпочли склониться под ветрами истории, но все же — не сломаться. А может потому, что всегда инстинктивно, на генетическом уровне, знала, что иногда борьба — плохая эволюционная стратегия?

И мне не стыдно за такой выбор. Разменяв шестой десяток, я знаю, что жизнь может скрутить в такой бараний рог, какой не придумает ни один фантаст. И есть такие ситуации и опасности, от которых можно только бежать и прятаться, и это — не будет ни трусостью, ни предательством. И твердо верю, что для живых всегда будут новый день и новые надежды, и возможность изменить свою жизнь, пусть на это и уйдет миллиард лет.

Оценка: 10
–  [  22  ]  +

Ссылка на сообщение , 27 мая 2011 г.

Когда я писал свою научную работу, всё так и было. Все события стремились отвлечь и помешать. До смешного. Начиная от жары и непрошеных визитеров. Авторы великолепно уловили это (увы!) свойство вселенной. Если человек по настоящему работает ради сложной цели, ему всё мешает со стороны стремящегося к стабильности мира. В общем, попадание в десятку! Я прочитал повесть задолго перед этим, а потом всё время ловил себя на аналогии с прочитанным. Просто окружающий мир действительно пытается сохранить свою неизменность. А если ты пытаешься его изменить – то в лучшем случае набьешь шишек. Много раз хотел бросить свою работу. Но тут назойливо лезли в уши эти слова про «кривые тропинки», по которым после этого придется идти. И ведь пришлось бы! Спасибо Стругацким за такую поддержку! Поэтому идея жизненна и актуальна (сужу по себе). А всё списывать на КГБ при всем уважении к Стругацким – это принижать великое произведение, так как идея много шире и глубже, и трагичней. Про КГБ уже все забудут, а потрясающий смысл этого произведения будет понятен всем, кто реально пытался в чем-то поменять окружающее и себя в нём поменять. Даже если Стругацкие тогда всерьез хотели (в чем я не уверен) просто написать эзопову сатиру, то результат далеко превзошел этот узкий замысел. Получилась очень жуткая и в то же время очень прекрасная повесть на все времена!

Оценка: 9
–  [  19  ]  +

Ссылка на сообщение , 10 ноября 2014 г.

Окунаясь в мир Стругацких, можно увидеть и понять многое. Кто-то увидит аллюзию на современные общество, на происходящие или уже произошедшие недавно события. Кто-то почувствует советский дух общественного подъема, ностальгируя по тем временам былой мощи и веры в собственную непоколебимость и идейность системы. Ну а кто-то вообще не станет относить данное творчество к разряду фантастики, упиваясь пылкими историями от Р. Желязны или Дж. Мартина, плюясь от пыли давно угнетенной совковой системы, требуя более футуристичные и яркие образы.

Я окунулся в немного другой мир. Для меня это снова мир «понедельника», необычный мир, во многом идеальный и правильный, но идеальный именно там, где он должен быть идеальным. Это идейный мир — мир, где свершаются открытия, где в одном доме на одной лестничной клетке живут люди с ученой степенью и пишут диссертации, мечтая защитить докторскую и получить нобелевскую премию. Причем это не просто мечты, это идеология общества, в котором на первый план выходит именно изучение и прогрессорство, где наука — двигатель прогресса и человечества. И я не описал чего-то необычного, но все равно обозначил, что это другой мир, фантастичный мир, потому что настолько отличный от того, где живу я. А живу я в мире потребительства, среди кучи «Выбегалл» на одной лестничной клетке, и чтобы не впасть в окончательный снобизм и одновременно нигилизм, я лучше вернусь к рассмотрению данной повести.

Чтобы понимать все масштабы этой идеальности, возможно стоит почувствовать этот мир, как нечто отличное от реальности. Это настолько другой и идеальный мир, что сама природа воспротивилась и испугалась, включив свои механизмы безжалостной энтропии. Эта идея подается в повести, как нечто постулирующее, как данность, в которую не сразу веришь. Сначала тебя пытаются запутать и запугать теорией заговора, прищельцами, на какой-то стадии ты начинаешь себя ловить на мысли, что все, что происходит с главным героем, это какая-то паранойя или страшный сон, а главный герой просто сошел с ума. И на фоне всего этого невзрачно, но безоговорочно выступает и повисает над Маляновым (главный герой) глобальная и неразрешимая проблема, источником которой является сама природа. Очень цепляют слова друга Малянова Вечеровского о том, что легче выдумать себе врага, наиболее осязаемого, обладающего разумом, потому что так легче представить себе проблему, потому что где-то в подсознании теплится надежда о том, что если за проблемой стоит некто, обладающий разумом, то с ним можно договориться или попросить объяснения. Ведь так легче, и это правда. Из этих слов можно сделать одновременно кучу выводов: о скудности человеческого разума, о хаосе, как о необъяснимом закономерном процессе, о вещах, кажущимися нам аксиомами, а на деле ими не являющимися. И вот эта глобальность ощущается и понимается читателем не сразу, потому что даже читатель хотел бы, чтобы эта повесть была о пришельцах или о тайном заговоре иллюминатов, но не о чем-то более глобальном и необъяснимом.

Эта повесть во многом о выборе, о таком выборе, который может быть осуществим вот в таком мире «понедельника». Выбирать между идеей, знанием, пониманием (в глобальном смысле этого слова) и банальной, но самой важной составляющей любого человека — жизнью твоих родных и близких. И выбор, который сделал Малянов, понятен и очевиден.

Единственным противоречивым и одновременно раздражающим, но все же задевающим своими фразами персонажем и был Вечеровский. Все эти намеки на его марсианский смех и странное поведение «робота 19того века» ложно приводили к мысли, что он и был каким-нибудь сверхъразумным существом, маскирующимся под человека. Но на деле оказалось все по другому, Вечеровский — это воплощение идеала такого мира, пугающего идеала, и, наверное, поэтому сильного борца за идею, борца с самой природой.

В итоге у Стругацких получилось снова что-то идеальное, субъективно идеальное. Мир, в котором происходят такие глобальные и одновременно житейские события.

К слову, могу сказать тем, кто считает, что смена лица повествования от третьего к первому — это проблема писательского тандема. Как раз нет. Это художественная особенность, намекающая, что рукопись пишет сам Малянов сначала отстранено, потом обрывочно путая лица, а потом переходя непосредственно откровенно на первое.

Это уникальное произведение, как и все творчество авторов, вызывает во мне какую-то необъяснимую теплоту. 10 из 10.

Оценка: 10
–  [  17  ]  +

Ссылка на сообщение , 17 ноября 2013 г.

Перечитал в очередной раз. Почему-то появилась новая мысль. Попробую донести.

Согласен с рецензентами в отношении и тайны, и держащего в напряжении саспенса. Согласен в отношении ответственности ученых за свои открытия. Согласен что... Да со всем и всеми согласен. Но все же по-моему эта повесть не совсем про то, что я перечислил.

А про то она... Нет, не так, а вот как — это «Понедельник начинается в субботу». Только «для научных сотрудников старшего возраста».

Герои — ученые уже не молодые ребята, которым все по плечу невзирая на авторитеты. Это уже зрелые люди, обремененные семьями, должностями, званиями, заслугами. Да и живут и функционируют в реальной жизни, а не в идеальном окружении просто созданном для самореализации потенциалов ума. И вот эта-то реальность в отличие от НИИЧАВО не просто не способствует, а даже противится научным исследованиям героев повести. И даже не то чтобы противится, а ставит перед выбором — что кому дороже : истина, работа или собственное (и не только собственное) благополучие и безопасность. В отличие от волшебного института в реальности выбор этот не столь очевиден, — уши не обволосатеют. Но и не менее ответственнен. От выбора этого зависит, что человек будет думать о себе отрекшись от истины и сможет ли вообще жить под давленим оставшись верным идеалам.

Вот где-то так.

Все таки сколько не перечитывай АБС — каждый раз понимаешь и видишь все немножко по другому.

Оценка: 10
–  [  14  ]  +

Ссылка на сообщение , 1 июля 2015 г.

Мы никогда не узнаем, что творилось в голове Эйнштейна, Гейзенберга, Борна, Шредингера и других великих ученых, когда они вплотную подходили к самым глубинам мироздания, к самой грани, где уже кончается понимание человеческого разума и начинается территория сверхъестественного, территория «бога». Стругацкие сделали великолепную попытку заглянуть в их мир. Посмотреть как настоящие ученые «балансирует» на этой грани.Удивительно, но как в такой маленькой повести братьям Стругацким удалось затронуть столько поистине глобальных философских и нравственных проблем. Еще более удивительно то, как они это сделали. Создали совершенно обыденный мир, который здесь, вокруг нас, в котором так же как и мы «варятся» (страдают от жары, пьют кофе и коньяк, ревнуют, боятся, страдают, сомневаются, спорят) обычные и не совсем обычные люди-ученые. Абсолютно реальный, почти физически ощущаемый мир. Сколько раз перечитываю этот маленький шедевр — столько раз не перестаю им восхищаться!

Оценка: 9
–  [  14  ]  +

Ссылка на сообщение , 5 апреля 2015 г.

Прочитанная давным-давно, в отрочестве, вещица поразила глобальностью концепции. Гомеостатическое Мироздание — это, безусловно, круто: десятки, сотни фантастов пишут десятки, сотни томов, но так ничего подобного по глобальности и не придумывают. За редким исключением... АБС в небольшой повестушке ставят такие вопросы, которые и не снились тем, имя кому легион... Нынче, однако, вещь прочитана, так сказать, «по-взрослому», и обнаруживается то, что тогда, в отрочестве, обнаружиться никак не могло: по сути, это просто такая небольшая, скромная метафора про советскую диссиду: ребята, что бы вы там про себя ни воображали, у вас нет не только друзей, но даже врагов — ибо Система воспринимает вас как досадную помеху, не более того. Посему пеняйте на себя. И не парьтесь по поводу того, что Вы что-то там «сдали»: Система несокрушима.

Теперь, после того, как Система рухнула, вдруг оказалось, что лучше бороться хоть с какой-нибудь Системой, чем барахтаться в болоте полной Бессистемности... В которой сотни, тысячи фантастов ежедневно кропают сотни, тысячи страниц т.н. «фантастики» без намёка не то что на фантастику, но даже без намёка хоть на какую-нибудь завалящую мыслишку... И в которой нет почти никакого шанса, что будет придумано хоть что-нибудь близкое по глобальности концепции Гомеостатического Мироздания. В конце концов ГМ таки победило: писатели более не замахиваются на мироздание, писатели теперь пишут ради очередной порции молочишка для детишек. И не задают странных вопросов. И не думают об окольных тропах. Им теперь без разницы, какой тропой идти до кассы... Да здравствует Гомеостатическое Мироздание! Аминь.

Оценка: 10
–  [  14  ]  +

Ссылка на сообщение , 16 января 2014 г.

Едва зашевелился ржавый, но по-прежнему грозный имперский шагоход, как снова на передний план встала проблема выбора. Смотришь телевизор, а там известный журналист, некогда либеральная звезда 90-х, на глазах превращается в махрового охранителя с совиными крылами. Когда тонтон-макуты напугали его до мокрых штанов? А шагоход всё ближе, а скрежет всё громче, и вкрадчивый такой голос спрашивает: ты с нами или тебя вообще нет? С нами — вот тебе колонка в «Известиях», программа на самом крутом канале, институт, тиражи, феддинги-ребрединги и золотая рыбка на посылках. А не с нами... И ты вспоминаешь тех, кого... нет, не посадили даже, но обосрали с ног до головы, выставили последними дураками, а дельные вроде слова преподнесли так, что хоть стреляйся. А вот и какой-то подполковник подходит, и повторяет свой вопрос. И что? Лепетать жалкое «Бобка», «Ирка», «ипотека»? Или тут же строчить колонку про восставшую с колен Россию, славянское единство и еврогомосеков? Памир-то далеко, да и за границей уже...

Наверное, в России эта повесть ещё долго будет актуальна.

Оценка: 10
–  [  13  ]  +

Ссылка на сообщение , 21 октября 2011 г.

Повесть эта попалась мне на глаза по причине литературного голода (в доме не было ни одной нечитанной книги), и, как оказалось, угощение это стоило того, чтобы читать его и в сытые дни. Классики отечественной фантастики оправдывают себя до сих пор.

Тема – отказ от научных изысканий в связи с приближением конца света (через миллиард лет) и последствиями в случае бунта, падающими на головы близких людей. Тема освещена на все сто, применены всевозможные физико-математические термины, которые могут показаться тарабарщиной гуманитарию, приведены причины и следствия, по которым и которые приведут к концу света (опять таки, через миллиард лет).

Герои – характерные для России тех времен, чем-то похожие на героев булычевского Гусляра. Малянов, астрофизик, — типичный представитель интеллигенции, которая работает не покладая рук во имя прогресса человечества. Его друзья – тоже адепты прогресса, кто-то более типичен для российского человека, кто-то – больше смахивающий на занюханного пэра. Все они движутся навстречу открытиям, которые приблизят человечество к выходу в космос и к некоторым другим отличным вещам, в том числе, опять же, к концу света через миллиард лет.

Метод изложения – классный! Повесть построена в виде отрывков из жизни Малянова. События, случающиеся с ним, в итоге приведут к осознанию и отказу, но по ходу дела будут раскрыты его характер, характеры его друзей и семьи. Будут выведены рубежи, в пределах которых человек готов рисковать, а также найдены ключевые звенья человеческой жизни, слишком ценные, чтобы продолжать бороться.

Вопросы, поднятые в повести, слишком глобальны для одной семьи, но, в общем-то, достаточно важны для человечества в целом. Другое дело, что человечество даже не подозревает об опасности пережить конец света (пусть даже и через миллиард лет).

+10

Оценка: 10
–  [  13  ]  +

Ссылка на сообщение , 21 июня 2010 г.

«За миллиард лет до конца света» — книга, написанная Аркадием и Борисом Стругацкими, которая была издана в 1976 году. Первые черновики, по словам авторов, датируются июнем 1974 года. Семидесятые года – года разочарований: прогресс уже не казался таким растущим, полеты в космос ничего не дали, появился дефицит всех товаров на прилавке и многое-многое другое. В то время многие жители СССР с пессимизмом смотрели в будущее, в том числе и братья Стругацкие. Как ни странно, но все события, происходящие с главными героями повести «За миллиард лет до конца света» — это давление служб КГБ, как рассказывали авторы. Они хотели передать ту гнетущую атмосферу, что была в нашем государстве в те времена, но, то ли в процессе написания повести появилась мысль об изменении основной идеи, то ли это вышло непроизвольно, так или иначе в первую мы видим произведение не о политике, а о человеческом выборе.

Главный герой, Малянов, — ученый, стоящий на пороге важного открытия. Стругацкие очень точно передают нам его характер с помощью, казалось бы, незначительных деталей вроде немытой днями посуды и пустого холодильника, и постепенно нам становится понятно, каким его хотели показать авторы. Пожалуй, таким образом передан характер только двоих героев: самого Малянова и его друга Вечеровского. К сожалению, обо всех остальных людях, описанных в книге, дана только поверхностная информация, притом, что общее количество малоинтересных событий просто огромное. Безусловно, эти события оживляют мир, но читателю это может не понравиться.

Произведение сложно отнести к фантастике как к жанру: здесь нет ни каких-то внеземных цивилизаций, ни пафосных средневековых рыцарей на огромных конях, ни машин времени, ни обычного лазера, а сюжет разворачивается в обыкновенном Ленинграде. И люди, оказывающиеся в центре всего действия, тоже обычные. И Малянов, и Вайнгартен, и Снеговой, и Губарь. Среди них выделяется только Вечеровский своими мыслями и решениями.

Повесть действует угнетающе и чем дальше, тем сильнее. Если в самом начале чтения возникает просто дискомфорт от того, что происходит в городе и в квартире Малянова, то концу мысли читателя становятся небывало мрачными, и переживание за героев становится невыносимой тяжестью. Из-за этого небольшой объем текста читается долго и тяжело. Но есть и обратная сторона: это заставляет задуматься над тем, что хотели сказать авторы повести. Сразу после прочтения в голову приходит множество мыслей, за каждую из которых цепляешься, будто сам попал в ту жаркую квартиру в Ленинграде. Ненавистным становятся Малянов, Вайнгартен. Потом на ум приходит, что они обычные люди, и большинство именно так и выглядели бы под колоссальным давлением неизвестной силы. То оправдывается Вечеровский, то выглядит чужим человеку существом. Впечатление от прочтения книги нельзя описать как-то конкретно, потому что оно постоянно меняется. Правда, неизменно остается черный или серый оттенок, вперемешку с чем-то еще, возникающим только сегодня. Над повестью хочется думать и извлекать оттуда какие-то ценные мысли.

В заключении дадим оценку произведению «За миллиард лет до конца света». Тяжелую атмосферу нельзя рассматривать как плюс или минус, потому что это особенность текста. Речь и различные лексические обороты очень гармонично сочетаются друг с другом и некоторые достойны особого внимания. К примеру, эти главы, которые начинаются с полуслова, и особые мысли, записанные с помощью инверсии, хорошо запоминаются и не дают забыть текст и большинство выраженных в нем мыслей долгое время. Большое разнообразие также остаются приятным впечатлением в памяти, но некоторые мелочи просто раздражают. Нет, без них повесть не была бы идеальной, но и это на оценку не влияет. Оценка – 10 баллов из 10 возможных.

Оценка: 10
–  [  12  ]  +

Ссылка на сообщение , 28 мая 2013 г.

То, что может произойти через миллиард лет, даже конец света, представляется мало связанным с настоящим моментом. Может ли это влиять на наш каждодневный выбор? Сближаться с людьми или нет? Ведь их можно потерять и вне великих открытий. Иметь детей или нет? Ведь риск их потерять не отменяется отсутствием важных исследований. А Вселенная, если уж на то пошло, напрявляя свой удар, зацепит многих (заявляю, как жительница Челябинска, 15 февраля на себе испытавшая подение метеорита). Вот уж повесть «За миллиард лет до конца света» в действии. Это уже не дерево, выкорчеванное.

Итак, быть или не быть. Идти к своей цели или оберегать родных, друзей? Авторы не дают ответ. Они даже симпатий к конкретным героям не показывают. Они констатируют: на пути к мечте — обвалы, наводнения, взрывы... Окольные тропы проще, тише. Только мыслящему человеку, наполненному знаниями, умениями, нужна ли тишина? А необходимость выбора наступает внезапно, как гром среди ясного неба. Значит силу духа нужно воспитывать в себе каждодневно. Или быть тихим и незаметным.

Оценка: 10
–  [  12  ]  +

Ссылка на сообщение , 2 марта 2011 г.

Когда прочитал первый раз (потом таких разов было еще немеряно), за пару часов, не отрываясь, на перфорационной бумаге — распечатка, самиздат... 1984 год стоял на дворе. Было до судорог интересно и жутковато. Но мыслей о зашифрованном таким образом противостоянии авторов строю и комитету не возникло. Просто наблюдал за действиями людей, в повседневной жизни столкнувшихся с непознанным и, видимо, что гораздо страшнее, непознаваемым. Столкнувшихся с Выбором.

Авторы, повествуя эзоповым языком о сложностях писательского труда в советской социалистической реальности, на самом деле создали произведение гораздо более широкое. В первую очередь — о слабостях человека: жадности, лени, трусости... Умело воздействуя на них, почти любого можно сделать предателем, предателем самого себя. И любой, читая «Миллиард», наверняка задавал себе один и тот же вопрос: «А у меня получилось бы?..» Скорее всего, нет — отвечает книга. И спорить с ней трудно...

Оценка: 10
–  [  11  ]  +

Ссылка на сообщение , 20 июня 2016 г.

Что тут скажешь? Мощно! Мощно как по задумке, так и по исполнению. Повесть на стыке трагикомедии и драмы, с безупречным разыгрыванием идей, характеров и морали. По сути, действие книги укладывается в пару дней и практически не выходит за границы одной квартиры, но удивительно как Стругацким удалось вместить в это такую бурю эмоций, с сильнейшим накалом страстей.

Признаюсь честно, я не так давно начал приобщаться к творчеству этого тандема и потому мало что слышал об этой повести. Мне до прочтения не удалось зацепить не только спойлер, но я даже толком не читал аннотацию, а потому для меня каждая страница, каждая строчка была как открытие, полное внутреннего удовлетворения от прочитанного.

История начинается как-то забавно, с нелепых и странных случайностей отдающих шпионским детективом, плавно переходит в какой-то фарс с теорией заговора, но при этом с каким-то зловещим оттенком, от которого бегут мурашки по телу. По мере вовлечения всё большего числа персонажей, повесть постепенно претерпевает метаморфозы и вот уже читателю не смешно, читателю страшно, тошно и даже стыдно... Потому что читатель видит в каждом персонаже себя, потому что он понимает, что выбор героев непрост, тут нет верных решений, да и выбор не велик.

Если вы нашли в себе силы вступить в дискуссию с повестью, то я вам завидую. Я же как рыба, выкинутая на берег мог только сидеть и разевать в безмолвном крике рот.

В каждом из ярчайших персонажей я узнавал своих друзей и знакомых. Долго не мог сложиться со всей чёткостью только образ главного героя — Дмитрия Малянова. Но к концу книги я понял почему. Дима похож на меня. И если другим действующим лицам, я по своей обывательской натуре, уже навешал ярлыки, то как повесить ярлык на себя? Честно сказать, я даже поставить себя на место Малянова боялся, всё ждал, что в конце Стругацкие покажут мне выход или хотя бы намекнут на него. Но, к сожалению, простой правды в таком случае не бывает, о ней нельзя написать пару строчек и всё будет ясно...

В «Комментариях к пройденному» Стругацкие пишут, что большое влияние на повесть оказал их опыт взаимодействия с КГБ. Но всё-таки не надо забывать, что изначально история задумывалась как «Ад и рай пытаются прекратить развитие науки» и «скелет» повести был набросан до печального общения с «органами». Это потом уже она обзавелась какими-то узнаваемыми прототипами и параллелями. Видя лишь намёки на КГБ, мы сильно ограничиваем идею. Ведь противостояние какой бы то ни было системе или другим, не подвластным обычному человеку силам и в наше время актуально. Мы и сейчас закрываем глаза, молчим, не хотим слушать чаще, чем это позволяет нам совесть, потому что так проще, так удобнее. Ну а то, что мы чувствуем себя неуютно от сделок с этой самой совестью, так это просто издержки, абонентская плата, которая с годами войдёт в привычку и будет совсем незаметна. Разве не так?

Оценка: 9
–  [  11  ]  +

Ссылка на сообщение , 6 октября 2012 г.

Перечитывал много раз. В любимой десятке книг от братьев.Нравится даже не идея и фантастическая фабула произведения, я в восторге именно от качества прозы! Здесь не читаешь,а именно видишь эту московскую квартиру,ощущаешь июльский зной, взаправду пьянеешь с главным героем от бутылки коньяка, короче говоря,проживаешь чужую жизнь.А как прописаны персонажи!Таинственный Снеговой,очаровательная Лидочка,аристократ Вечеровский,грубиян Вангартен, и кот Калям- все выглядят живыми и естественными.Даже таинственный карлик , странный мальчик,переодические намеки на сверхразум- не мешает выглядеть событиям абсолютно реальными. Волшебная сила искусства!

Оценка: 10
–  [  11  ]  +

Ссылка на сообщение , 13 октября 2008 г.

Да не обидятся на меня фанаты АБС, но не считаю для себя данную книгу шедевром. Может быть, если б я ее читал в конце 70-х — начале 80-х, впечатление было бы сильней, но я ее прочел только в 2008, а, как говорится, «время не ждет».

1. Не пойму, какой-такой выбор стоит перед главными героями, какая борьба с Системой? — работают себе работают, деньги за это получают, свое любопытство удовлетворяют, тренируют мозг и испытывают «муки творчества». Что получится впоследствии из их работ — новое оружие, религия или что там еще — и не видно даже, но не видно также и великих благородных целей в их исследованиях. Им говорят — не надо, а они пытаются спорить... Может, просто в России не любят подчиняться запрещающим знакам? Или все должны быть борцами? «Бороться, искать, найти и не сдаваться!» «И вся-то наша жизнь есть борьба!»

2. Если же вся суть роман в предупреждении – типа, «Не влезай, убъет!», то вопрос тоже спорный. Если так, то люди до сих пор сидели бы в пещерах и ели червяков и сырое мясо.

В общем, еще раз нам показывают, что слаб человек. Да вот мне что-то неинтересно про слабых людей читать.

Оценка: 7


Ваш отзыв:

— делает невидимым текст, преждевременно раскрывающий сюжет, разрушающий интригу