FantLab ru

Аркадий и Борис Стругацкие «Полдень, XXII век»

Полдень, XXII век

Другие названия: Полдень, XXII век (Возвращение)

Повесть, год; цикл «Мир Полудня»

Перевод на английский: P. L. McGuire (Noon: 22nd Century), 1978 — 1 изд.
Перевод на немецкий: A. Möckel (Mittag, 22. Jahrhundert), 2013 — 1 изд.
Перевод на литовский: В. Берзиньш (Vidurdienis, XXII amzius), 1972 — 1 изд.
Перевод на чешский: J. Týč (POLEDNE, XXII. století), 1980 — 1 изд.
Перевод на польский: Э. Скорска (Południe, XXII wiek), 2001 — 2 изд.
Перевод на румынский: I. Block (Întoarcerea: Amiaza veacului al XXII-lea), 1964 — 1 изд.

Жанровый классификатор:


 Рейтинг
Средняя оценка:8.44
Голосов:2261
Моя оценка:
-
подробнее

Аннотация:


2017 год принёс ещё одну революцию. Революцию космических перелётов. Советская космонавтика всерьёз занялась поведением пространства и времени на околосветовых скоростях, для чего в космос была отправлена экспедиция. Добытые данные открыли ворота в дальний космос. Однако, экипаж оказался на краю гибели и лишь двое выживших смогли вернуться — пусть и через 100 лет после старта. Сергей Кондратьев и Женя Славин заново знакомятся со своим родным домом, пробуют заново найти себя в удивительном мире, построенном их потомками. На дворе 2119 год, люди летают на птерокарах, получают еду через окно Линии Доставки, строят роботов-садовников и роботов-пастухов, раскрывают секреты мозга и ловят отголоски прошлого коллектором рассеянной информации (КРИ), осваивают новые принципы космических полётов, открывших людям множество новых миров с их загадками и романтикой... Они, как и ученики Аньюдинской школы — Капитан, Либер Полли, Лин и Атос — завороженно постигают чудеса этого доброго, захватывающего мира.

«Полдень, XXII век (Возвращение)» — это сборник коротких рассказов — зарисовок мира будущего, продолжающего линию рассказов «Путь на Амальтею», «Стажёры», «Испытание СКИБР» и многих других. Здесь читатели встречают уже знакомых героев — Леонида Горбовского, Юрковского и Быкова, знакомятся с новыми героями, которые ещё покажут себя в «Трудно быть богом» и других романах этого цикла. XXII век — это действительно полдень этого мира, решившего все свои внутренние противоречия и только ещё открывающего новые, пока ещё такие далёкие проблемы.

Примечание:


«Полдень, XXII век» («повесть в рассказах») является переработкой более ранней повести «Возвращение», опубликованной в 1961-62 гг.

В 1967 году авторы расширили и дополнили первоначальный текст, начав рассказ не с «возвращения звездолёта», а с более ранних событий.

Новеллы «Ночь на Марсе», «Почти такие же», «Поражение» и «Свидание» первоначально писались и были опубликованы как самостоятельные рассказы, и их герои носили другие имена. В 1967 г. авторы включили их в «Полдень, XXII век».

В издании 1975 года повесть была опубликована с изъятием новеллы «Скатерть-самобранка», во всех остальных изданиях публикуется полностью в «каноническом» варианте.

В произведение входит:

  • Почти такие же
7.94 (1086)
-
27 отз.
7.98 (932)
-
20 отз.
  • Возвращение
8.06 (902)
-
15 отз.
8.25 (885)
-
20 отз.
7.61 (788)
-
11 отз.
8.10 (932)
-
14 отз.
7.84 (898)
-
22 отз.
8.12 (893)
-
14 отз.
  • Возвращение  [= Известные люди; Пациенты доктора Протоса] (1961), написано в 1960  
8.20 (885)
-
17 отз.
  • Благоустроенная планета
7.88 (812)
-
12 отз.
8.24 (902)
-
18 отз.
7.96 (875)
-
15 отз.
8.05 (870)
-
16 отз.
8.06 (818)
-
15 отз.
7.66 (782)
-
13 отз.
8.28 (834)
-
17 отз.
8.47 (962)
-
17 отз.
  • Какими вы будете
7.73 (815)
-
14 отз.
  • Свидание  [= Люди, люди…] (1961), написано в 1960  
8.49 (808)
-
23 отз.
8.31 (821)
-
17 отз.

Обозначения:   циклы   романы   повести   графические произведения   рассказы и пр.


Входит в:

— условный цикл «История будущего»  >  цикл «Мир Полудня»

— антологию «ФантАstika 2010-11», 2011 г.

— сборник «Полдень, XXII век. — Малыш», 1975 г.


Похожие произведения:

 

 


Полдень, XXII век /Возвращение/
1967 г.
Полдень, XXII век. — Малыш
1975 г.
Возвращение. Полдень, XXII век. — Попытка к бегству
1992 г.
Полдень, XXII век. Далекая Радуга
1992 г.
Полдень, XXII век. Далекая Радуга
1995 г.
Далекая радуга
1997 г.
Хищные вещи века. Чрезвычайные происшествия. Полдень, XXII век
1997 г.
Собрание сочинений. Том второй
2001 г.
Собрание сочинений. Том второй
2003 г.
Полдень, XXII век
2006 г.
Хищные вещи века
2006 г.
Хищные вещи века
2006 г.
Хищные вещи века. Чрезвычайные происшествия. Полдень, XXII век
2006 г.
Собрание сочинений. Том второй
2007 г.
Будущее, ХХI век. Десантники
2008 г.
Полдень. XXII век
2009 г.
Собрание сочинений в 11 томах. Том 2. 1960-1962
2009 г.
Полное собрание сочинений в одной книге
2013 г.
Мир Полудня
2016 г.
Полдень. XXII век
2016 г.
Полдень, XXII век
2017 г.
Полдень, XXII век. Страна багровых туч. Путь на Амальтею
2017 г.

Аудиокниги:

Полдень, XXII век
2006 г.
Полдень, XXII век
2009 г.
Полдень, XXII век
2013 г.

Электронные издания:

Полное собрание сочинений. Том десятый. 1966
2016 г.

Издания на иностранных языках:

Les revenants des étoiles
1963 г.
(французский)
Întoarcerea
1964 г.
(румынский)
Tagasitulek
1968 г.
(эстонский)
Vidurdienis, XXII amžius
1972 г.
(литовский)
Noon: 22nd Century
1978 г.
(английский)
POLEDNE, XXII. století
1980 г.
(чешский)
Południe, XXII wiek
2001 г.
(польский)
Południe, XXII wiek
2004 г.
(польский)
ФантАstika 2010-11
2011 г.
(болгарский)
Gesammelte Werke 5
2013 г.
(немецкий)



 

Отзывы читателей

Рейтинг отзыва



Сортировка: по дате | по рейтингу | по оценке
–  [  21  ]  +

Ссылка на сообщение , 5 марта 2009 г.

После единственного негативного отзыва (на А.Казанцева) писать отзыв тут, для меня обрести душевное равновесие. Впервые с книгой в рамке «Возвращение» я встретился в 1972 году осенью. Я открыл мир будущего, где ВСЕ люди улыбались. Не застывшими улыбками формального приятствия, а душевными улыбками участия и любви. Я вдруг понял, что это возможно: Возлюбить друг друга. Не притворно, а по настоящему. Что слово «пожалуйста» равнозначно приказу, что просьба — это не блажь, это вынужденная необходимость. Я верил, что вот оно -то, к чему мы растем,живем, что будем строить. Мир в котором нет злых, завистливых и жадных. Где стыдно потреблять не отдавая. Где подвиг — это расплата за чьи-то ошибки, и в общем подвига быть не должно. Странно, смешно... но люди не картонные, а живые. Для меня остался один вопрос в те годы, который я задавал взрослым: — Почему мы не можем быть такими уже сейчас? Что нам мешает быть добрыми? Ответа я не получал.

Потом в 77-78 я нашел книгу «Полдень 22-й век», в которой добавилось главок — рассказов, и был неприятно удивлен. Зачем авторы замутили тот светлый яркий мир? Ответ нашелся со временем. НО ностальгически, ту зеленую книгу в рамке с картинкой я ценю много выше поздних изданий. Она меня сделала отчасти таким, каким я стал...

Оценка: 10
–  [  18  ]  +

Ссылка на сообщение , 18 мая 2012 г.

Так уж получилось, что прочитал впервые только сейчас, 35-летним, в 2012 году.

Впечатления в целом негативные. Первое — отношение к науке. Веер расходящихся ВО ВСЕ СТОРОНЫ возможностей — это, конечно, здорово. Но я не понаслышке знаю, что путь к истине — это путь по тонкой ниточке. Я не увидел поиск истины, я увидел детскую жадность все пощупать, попробовать, разобрать и не собрать. Второе — животные. Несколько случаев убийства хищников или даже не хищников. Порог необходимости при самообороне не был достигнут, и я с гневом читал об убийстве спрута или «бегемота». Третье — отношение к природе в целом. Чисто потребительское отношение, но, может быть, Стругацкие, не очень-то и виноваты. Время такое было, даже реки когда-то планировали разворачивать. Четвертое — коммунизм. С позиций теперешнего времени я НЕ ВЕРИЛ в существование всего этого. Возможно, и Стругацкие не верили.

Порадовали только некоторые эпизоды. Больше всего понравился Саша Кондратьев...

Оценка: 4
–  [  16  ]  +

Ссылка на сообщение , 20 ноября 2014 г.

Какая мощная ностальгия! Ностальгия по своей давно уже бывшей и навсегда убежавшей в какое-то «никуда» подростковости и юности (когда впервые читалась эта книга). Ностальгия по своим щенячье-пацанячьим возвышенно-романтичным мечтам, которые практически любой современный молодой человек вероятнее всего решительно назовёт розовопузырчатой чушью. Ностальгия по тому непреложному и непрошедшему чувству веры в то, что рано или поздно, но всё написанное фантастами Стругацкими в этой книге — сбудется. Пусть не в деталях, а в общих чертах, но в самом главном — что люди Будущего будут более чисты и открыты, более искренны и одухотворённо-воодушевлённы — вот эта вера была неприкасаема. Что непременно рано или поздно объединившееся Человечество придумает самодвижущиеся Дороги, которые помогут справиться с всеобщим загрязнением. Что когда-нибудь в самом начале 21 века на Марсе родится первый ребёнок, и пусть его будут звать не Женя Славин, но зато его совершенно точно будет ждать непростая, но захватывающе интересная судьба. И что марсианские прыгающие пиявки сора-тобу-хиру совершенно точно на Марсе живут, потому что ведь и Георгий Мартынов в первой части своей эпохальной трилогии «Звездоплаватели» описал гигантских ящериц, очень похожих на стругацких пиявок, а значит всё это не просто так, не случайно! И что на самом деле в каких-то неведомых для простых людей подвалах и убежищах сидят и «слушают» пустоту и тишину Мироздания ридеры, коих число — единицы. И именно в связи с главой «Глубоководный поиск» связана любовь к морю и к маринистике, и книга Сергея Жемайтиса «Вечный ветер» была прочитана именно после этой книги АБС. И неписанный закон космодесантников «десантник тот, кто всегда возвращается» навсегда впечатался глубины собственного сознания. И ещё многое и многое другое, то, без чего само будущее представлялось ненастоящим и блёклым.

И я испускаю крик пандорского ракопаука, упустившего добычу...

Оценка: 10
–  [  16  ]  +

Ссылка на сообщение , 19 ноября 2008 г.

Этот роман не относится к числу моих самых любимых произведений у Стругацких. Все-таки по сравнению с лучшими книгами мэтров он немного суховат. Да и герои романа не производят столь уж сильного впечатления, кроме замечательного Горбовского. Но для всего творчества Стругацких этот роман — знаковый. Он — своеобразный стержень, на который нанизаны более любимые мной «Далекая Радуга», «Обитаемый остров», «Жук в муравейнике». По сути, «Полдень» — это своеобразная утопия, тот мир будущего, в котором хотелось бы жить самим авторам. А уж потом авторы принялись испытывать свой идеальный мир на излом и искать в нем слабые места. И, к сожалению, этих слабых мест обнаружилось немало.

И первое из них, едва ли не самое сложнообъяснимое — как из нашего мира, со всеми его недостатками, человечество смогло перейти к столь благополучной и добропорядочной жизни. Именно поэтому столь много места в романе уделено попыткам показать систему воспитания нового человека. Кстати, именно в этом вопросе идеи Стругацких кажутся мне довольно сомнительными.

Идея представить роман как сборник отдельных историй, с одной стороны, кажется весьма удачной. Ведь именно так мы можем увидеть мир Полдня с разных сторон. С другой стороны, определенная неровность уровня все же чувствуется. Мне больше всего нравятся «Ночь на Марсе», «Злоумышленники», «Десантники», «Благоустроенная планета». Сильное впечатление произвело «Свидание».

А вообще, при всех достоинствах и недостатках Полдня могу сказать главное — в этом мире мне хотелось бы жить. Может быть больше, чем в любом другом из описанных фантастами миров.

Оценка: 8
–  [  13  ]  +

Ссылка на сообщение , 4 февраля 2017 г.

Невозможное сегодня будущее. Даже не его тень. Если бы книга была написана сегодня, авторов сочли бы за придурков-аутистов и ни одно современное издательство не решилось бы печатать эти безумные байки иначе как под условным названием: «Фантастические зарисовки для детей среднего школьного возраста». Да и кто бы вообще стал читать такое в век терминатора и матрицы? В жестокой схватке ихней оруэлловщины с родной ефремовщиной проиграли главным образом Стругацкие. Кто бы мог подумать, что после Сталина так скоро всё посыпется... Ладно хоть 22 век, а не 21-й. Ха. Ха. Ха.

- Ты хочешь знать, что делается в системе UV Кита?

- Ну, хочу, — сказал Панин. — Мало ли что я хочу.

- А я очень хочу. И если буду хотеть всю жизнь, и если буду стараться узнать, то перед кончиной своей — надеюсь, безвременной, — возблагодарю бога, которого нет, что он создал звёзды и тем самым наполнил мою жизнь.

Если вы хоть немного верите, что такие люди когда-либо существовали, эта книга для вас. Иначе даже не стоит начинать. Почти все герои выглядят инопланетянами и даже называют себя «межпланетниками». Теперь даже на обложке нового издания этой книги пишут: «Шедевр отечественной и мировой утопической фантастики». Утопической, Карл! А ведь сами братья отнюдь не считали, что создают утопии. Эх, время...

Книга тем и прекрасна, что это не просто фантастика — это социальная фантастика. Но социум умер, а фантастика не стала реальностью и видимо, никогда уже не станет. И в этом — чёрная метка каждому из нас от братьев лично. Оставшимся без Полдня. Без энтузиазма ждущим экватор 21-го века, какой уж там 22-й! Какой Кит? Какие созвездия? Вот и думай теперь, кто оказался в утопии — мы или Стругацкие?

Оценка: 10
–  [  13  ]  +

Ссылка на сообщение , 14 мая 2012 г.

Приобрёл в букинистическом издание в рамочке 67-го года и решил написать отзыв. Хочется сказать одну вещь: если вам больше 12-13, ни в коем случае ни начинайте читать Стругацких с этой книги. Ни «Возвращение», ни «Обитаемый остров»! Потому что были «прецеНденты». Моих знакомых постигло такое неудачное начало и, как результат, – стойкое отвращение к Стругацким, которое теперь трудно будет переломить.

В чём причина?

Добрая половина рассказов этой книги – искусственные, неживые. Они были написаны с единственной целью – создать антураж, наполнить мир Полдня хоть чем-то таким, чего у нас нет, напридумывать профессий и занятий для людей будущего. Должны же люди будущего чем-то заниматься, увлекательным, нужным, героическим. К таким рассказам относятся «Глубокий поиск», «Загадка задней ноги», «Свечи перед пультом», «Естествознание в мире духов», «Благоустроенная планета» и «Поражение». И в меньшей степени «Томление духа», «Десантники» и «Свидание». Прочитав эти рассказы раз, когда-то давно, я никогда больше их не перечитывал. Не тянуло. Потому что в них нет ничего, что поразило бы воображение. В них нет фирменной формулы «тайна, чудо, достоверность». Тайна там нетаинственная, чудо нечудесное, а достоверность… рассказы написаны как-то планово, вымучено, поэтому и достоверность не на уровне, люди схематичны. Эти рассказы напоминают фантастику ближнего прицела, где главным было описать изобретение, а люди выполняли вспомогательную роль.

А вот что я многожды и с удовольствием перечитывал – это «Ночь на Марсе», «Возвращение», «О странствующих и путешествующих» и «Какими вы будете». При том, что в трёх из них практически ничего не происходит – люди просто лежат|сидят и болтают друг с другом. Но в этих рассказах люди живые, они старательно и очень зримо прописаны. Нет надуманной драмы, присутствует фирменный юмор и стиль. Ну и, конечно, в них появляется Горбовский.

Так что, на сегодняшний день, книга представляет интерес лишь для почитателей творчества Стругацких. Браться за неё нужно уже четко утвердившись в этом статусе. В противном случае возможен эффект отторжения.

Оценка: 6
–  [  12  ]  +

Ссылка на сообщение , 22 июня 2015 г.

Конечно, с высоты сегодняшних лет в повести можно увидеть и некоторую наивность, и длинноты, и просчеты в развитии науки и техники.... Это и не мудрено — совсем ранние Стругацкие, которые и писать-то начали всего за пару-тройку лет до этой книги. Но, посмотрите, как уже здорово выглядят при этом некоторые рассказы/главки: современно, умно, увлекательно.

А главное — это и сегодня одна из немногих книг в фантастике, в мире которой очень хотелось бы жить. Мире добром, мире увлеченном, мире, в котором, может быть и есть необдуманные поступки, но уж точно нет места ни злу, ни подлости.

И еще. Это сейчас мы раскошенствуем, купаясь в море фантастики. В начале же 60-х, эта повесть на общем достаточно сереньком фоне была как гром среди ясного неба. Да, конечно, уже была великолепная «Туманность Андромеды» с прекрасным миром будущего. Но и будущее, и люди в нем виделись по книге Ефремова какими-то несколько книжными, не живыми, не близкими читателю. И тут «Полдень...» с героями, очень похожими на нас, абсолютно живыми, только избавленными от большей части того плохого, что есть в нас: зла, подлости, зависти, корысти.... С миром, в котором так хотелось бы жить. Ведь мы же тогда верили в такое будущее и, по мере возможностей, старались приблизить его.

А сколько людей тогда увлеклось фантастикой благодаря этой книге....

Оценка: 9
–  [  12  ]  +

Ссылка на сообщение , 10 сентября 2007 г.

Вот и дочитана последняя страница Полдня. На душе немного грустно и светло...

Стоит сразу оговориться, что читать Полдень нужно только целиком, потомучто, если что-то не прочитать, то цельной картины не получится. Хотя сами рассказы между собой практически и не связаны. Это просто последовательность неких зарисовок жизни 22 века, как бы выхваченные из вечности фрагменты жизни отдельных его людей. На ум приходит сравнение с переключением каналов телевизора, но на самом деле это не так. У Стругацких все глубже, ты как будто заглядываешь в души людей, переживаешь вместе с ними их победы и поражения. И вот, перед нами открывается великолепный мир будущего. Мир, где дети хотят стать умными и сильными для того, чтобы принести своему обществу пользу, а всепонимающие Учителя не дают их уму и силе пропасть даром (это великий талант — уметь направить энергию детей в нужное русло). Мир, который открывает новые планеты, преображает старые, мир Десантников и Следопытов. Но в тоже время, мир китовых пастухов, писателей и других, не таких уж романтических профессий.

И еще этот мир примечателен описанием становления характеров таких ключевых персонажей Полуденного цикла, как Геннадий Комов, Сидоров-Атос, ну и конечно же великолепный Горбовский, с его знаменитым: «Разрешите, я прилягу?»

Оценка: 9
–  [  11  ]  +

Ссылка на сообщение , 11 октября 2009 г.

В этом году везет мне на научно-фантастические утопии, и вот еще одна из них – на этот раз от братьев Стругацких. По совместительству – программная книга цикла, раскрывающего нам будущее человечества в интерпретации авторов.

В общем, книга произвела не лучшее впечатление. Рассказы-эпизоды неравноценны в художественном и сюжетном плане, одни вполне самостоятельны («Свидание»), другие служат лишь скрепляющей силой (как, например, последний эпизод). Но по сравнению с собратьями по жанру произведение сильно выигрывает тем, что персонажи не похожи на кастратов-трудоголиков (как у раннего Лема), отсутствует уклон в идеологию (как все в том же лемовском «Магеллановом облаке»), нет причудливых и, мягко говоря, неубедительных концепций развития человечества (чем в конце творческого пути грешил Савченко). Герои не рассуждают муторно часами о коммунизме, не летают на бионических крыльях и не упиваются значимостью своих трудов – они просто живут и строят новый мир. За это авторам большое спасибо – только им пришла в голову светлая мысль, что при коммунизме у людей нашлись бы более важные и интересные дела, чем прославлять коммунизм.

Книга отличается необычной композицией, представляя собой своеобразную мозаику из эпизодов. Это позволяет охватить значительные временные промежутки, выхватывая наиболее интересные моменты из жизни героев. Вообще, грандиозное полотно будущего Стругацкие пишут широкими мазками, ярко выделяя жизнь людей, масштабные же события просто описывая обзорно, как уже свершившиеся.

Хочется отдельно отметить атмосферу некоторых эпизодов. Книга лишена пафосности подобного жанра, персонажи занимаются исследованиями, совершенствуют себя и человечество – и это для них не подвиг, но любимая работа. Нет и безоглядного оптимизма, которым страдают НФ-утопии. Авторы трезво смотрят на перспективы Контакта («Благоустроенная планета», «Свидание»), не исключают, что в будущем так же будут неудачи, аварии, катастрофы, причем не героические, но прискорбные и бессмысленные («Поражение»). Также хочется отметить характеры героев – при некоторой шаблонности, они все же убедительнее крылатых сверхчеловеков из романа Савченко, не лишены простых человеческих слабостей. Вообще, несмотря на то, что из мира Полдня исключено социальное зло, люди в нем не перестали быть просто людьми.

У романа есть и недостатки. К сожалению, он скучноват. «Производственный» жанр, позаимствованный у соцреалистов — уже изначально весьма искусственное явление. Пожалуй, авторы смогли сделать все, чтобы ликвидировать этот недостаток – например, сделали книгу лаконичной, широко охватывающей пространство и время на каких-нибудь трехстах с половиной страницах. Но читать о трудовых буднях людей будущего, даже исследователей космоса или подводников – удовольствие на любителя. Впрочем, надо отдать должное – это именно будни, а не сплошной пафосный героизм, как в худших образцах жанра. Также, некоторые эпизоды – сугубо проходные, не имеющие значимости как отдельные произведения, в то время как другие настолько обособлены, что с трудом вписываются в общую картину.

Итог: самая убедительная из советских утопий, подаренная нам братьями Стругацкими. Пожалуй, книге недостает проблемности и полемичности – но это сейчас, а тогда, в 60-е, всякое сомнение в великом космическом будущем человечества выглядело бы как ересь. Книга – реликт, отражающий мечты целого поколения. Позже авторы пересмотрят мир Полдня, придав ему барочную неустойчивость и атмосферу тревоги. Но пока – звездолеты направляются к новым мирам, и Горбовский такой молодой:smile:, и тысячи открытий впереди…

Оценка: 7
–  [  10  ]  +

Ссылка на сообщение , 11 декабря 2013 г.

Перечитала сборник после большого перерыва. Когда-то он меня очень впечатлил. Сейчас не могу сказать того же. Для избалованного современной фантастикой читателя рассказы из этого цикла кажутся слишком спокойными, пресными, малоэмоциональными. Однако, это и их достоинство тоже. По прочтении остается ощущение прикосновения к чему-то теплому, доброму, надежному. Хороший мир нарисовали Братья Стругацкие: мир без страха за будущее, без войн, без разрушительной конкуренции, где люди относятся друг к другу уважительно и с симпатией.

В рассказах очень часто повторяется фраза «прекрасный человек». В конце концов, на нее даже начинаешь улыбаться. Возникает ощущение, что герои, да и авторы сами себя хотят убедить в том, что каждый человек непременно прекрасный. А по мере погружения в цикл понимаешь, что это реакция современного человека, человека из мира, где не принято каждого считать прекрасным. Кондратьев и Славин улетали из мира, где люди еще не научились так относиться друг к другу. Навязчивый повтор фразы как бы приучает их и читателя к атмосфере Мира Полдня. И в конце концов цель достигается.

При отсутствии крутых поворотов сюжета и пространных рассуждений в цикле очень много интересных моментов, цепляющих внимание. Например, отношение к риску. Профессиональные десантники — исследователи планет решительно не одобряют необоснованный риск. Горбовский совершает десятки подлетов к опасной планете, прежде чем принять решение о посадке. Он не считает чрезмерный риск благородным делом, потому что под угрозу ставятся жизни людей, тех, которые пойдут следом. Любопытно также отношение к научным исследованиям. Каждый человек занимается тем, что ему интересно, и в том режиме, который ему подходит. Свобода научного творчества доведена до абсурда, что видно на примере хулиганского программирования КРИ. С точки зрения дня сегодняшнего это вызывает отрицательную оценку, ведь разбазариваются ресурсы энергетические, человеческие, временные. В для Мира Полдня все нормально. Оттаскал директор за бороду своего заместителя и все дела. Непохожий мир. Но очень симпатичный, притягательный.

Мне нравится позитивная футурологическая фантастика. Она помогает в трудные моменты жизни. Цикл «Полдень, 22-ой век» как раз такой. Можно скрупулезно анализировать каждый рассказ на предмет недостатков стиля или примитивности сюжета, но при этом общее впечатление от цикла очень хорошее. Такие книги нужно иметь в домашней библиотеке, чтобы не терять веры в лучшее в людях. ИМХО.

Оценка: 9
–  [  10  ]  +

Ссылка на сообщение , 17 апреля 2009 г.

Отличная книга.

Во-первых хочется отметить технику в этом произведении Стругацких. Конечно волноводный компьютер в начале цикла («Почти такие же») это по времени самих писателей, но те технические устройства, которые появляются в цикле дальше просто эволюционируют, вместе с человечеством. Я бы даже сказал техника в их романах не стареет.

Во-вторых цикл, как утопический роман проникнут идеями гуманизма, человечности и извечного стремления человека к Звёздам (читать Знаниям). Тёплая атмосфера, созданная романом просто пленяет и если после этого не возникает желания идти и сделать мир лучше, что бы он стал похож на Мир Полдня, то сладкая тоска по тому, чего до сих пор мы не создали в действительности на нашей Земле хоть немного но одолеет.

Отдельным пунктом стоит юмор авторов, который возможно частично и создаёт эту тёплую полуденную идилическую картину Будущего

Оценка: 10
–  [  9  ]  +

Ссылка на сообщение , 27 февраля 2017 г.

Перед нами одна из ярких утопий будущего — произведение, на станицах которого застыло идеальное светлое будущее для человека, менталитет которого кардинально отличается от нашего современного. Посему я полностью согласен с предостережениями предыдущего рецензента. Если вы не верите, что такие люди могут существовать, то эта книга не для вас.

Для всех остальных это снова кладезь для самых незыблемых, но оттого глубоких идей прогрессивного будущего, в котором человек преображается морально, перед которым встают уже более глобальные, трансцедентальные задачи, решить которые просто необходимо для дальнейшего развития цивилизации. На протяжении всей повести в коротких рассказах раскрываются судьбы нескольких героев. Все рассказы очень крепко связаны по смыслу. Тем не менее из всего произведения можно выделить несколько проблематик, которые Стругацкие захотели донести до своего читателя:

1. Учительство и ученичество. Это основной базис, на котором строится повествование и раскрываются судьбы главных героев. Будь то Евгений Славин и Сергей Кондратьев — ученики высшей школы космогации, или воспитанники адъютантской школы: Капитан (Геннадий Комов), Атос (Михаил Сидоров), Либер Поли (Поль Гнедых) и Лин (Александр Костылин), все они проходят путь от ученика до профессионала, но для каждого из них при этом уготована своя уникальная стезя, которая раскрывает их способности и характеры в полной мере. В итоге авторы дают понять, что для раскрытия уникальных личностей нужна новая реформа воспитания и образования, в которой отношения «учитель-ученик» выходят на самый первый план. Это довольно сильная идея, в нарративе которой авторы раскрывают и подчеркивают понятие исключительности, когда исключительность должна стать нормой для всех остальных. Воспитание — это обязательный основной базис для формирования таких личностей, которых затем не стыдно назвать героями своего времени.

2. Разница будущего и прошлого. В произведении авторы решили столкнуть между собой, а затем и связать относительное будущее и совершенно далекое будущее. По сути это тема про попадание людей будущего в еще более далекое будущее, в которой показана разница прогресса и преображения. Это поучительная история о перестарках (Кондратьев и Славин), которые, казалось бы, оказались на обочине жизни, но которые сумели заново найти свое предназначение в мире, полным возможностей. Именно с точки зрения этих героев мы можем оценить то, как изменилась действительность, как она преобразилась, и условия какой категории жизни хочет предложить.

3. Раскрытие научно-технического прогресса. В произведении очень много места уделяется теме научных открытий и изобретений. Это завораживает и дает множество пищи для размышления и фантазии. Начиная от представления самого мира будущего авторы раскрывают и привносят в этот новым мир идеи генной инженерии, кибернетики, космической экспансии и искусственного интеллекта. Будь то попытки переноса сознания на физический носитель или создание коллектора рассеянной информации (КРИ) — это такие штрихи, которыми авторы довершают образ прогрессивного будущего, в котором людям интересно жить и работать.

4. Попытки контакта с внеземными цивилизациями (кненопсихология). Снова важная тема для понимания развития человеческой цивилизации, а так же ее способности к пониманию иной формы жизни, в которой авторы указывают на неподготовленность человека в этих важных с точки зрения вселенной вопросах, а так же намекают на будущее усиленное развитие идей в этой области знаний, подчеркивая тезис ценности и уникальности разумной жизни. На суд читателя они моделируют ситуацию неудачного контакта с этакой «биологической» цивилизацией, показывая, как кардинально мировоззрение инопланетной цивилизации может отличаться от нашего и отражаться в техногенном прогрессе.

5. Прогноз еще более далекого будущего, анализ прошлого. Анализируя прошлое устами главных героев, авторы подводят некоторую черту, рассуждая на темы человеческой принадлежности, конфликта человеческой профессии и заменой на машинную автоматику, попыток освоения космоса и прикосновения к тайнам далеких «странников». Для каждого героя наступает некоторое откровение с самим собой, каждый герой в процессе своего жизненного пути кардинально меняется, взрослеет, а кто-то даже стареет. И на стыке уже описанного далекого будущего и знаний о прошлом авторы решаются сделать прогноз еще дальше. Какими мы будем? Это зависит от того, какие мы есть сейчас. От этой простой, но основополагающей истины одновременно и грустно и радостно. Грустно, потому что мы уже давно не те, какими хотели бы быть. Радостно, потому что Стругацкие, сами того не делая специально, оставляют для нас (потомков) какую-то толику надежды на то, что, возможно, все еще вернется на свои места.

P. S. Отдельного внимания заслуживает яркий образ Леонида Горбовского, человека душевного и глубоко, который пытается, казалось бы, осмыслить целую вселенную, откровения которого самые искренние и от того самые значимые. Этот персонаж влюбляет в себя безоговорочно, о его судьбе и его приключениях хочется узнавать еще и еще.

В итоге получилось многогранное произведение, в структуре которого расположены связанные по смыслу истории о великом светлом будущем, которое по-своему идеально (но в нем так же есть место и для ошибок, и для сожалений, и для некоторых неудач), но которому не суждено уже случиться. На дворе 2017 год, именно в этом году Славин и Кондарьев отправились в космос на корабле «Таймыр», а затем по чистой случайности нырнули в далекое будущее, которое могло бы случиться еще через сотню лет...

Оценка: 10
–  [  8  ]  +

Ссылка на сообщение , 8 декабря 2017 г.

Разумеется, «Полдень, 22 век» это не «утопия», не «грёзы» и не «мечтания». Это четкий социальный прогноз, который давали Аркадий и Борис Стругацкие на основе вектора развития СССР, заданного в 1959 году.

В принципе, в этом прогнозе не было ничего фантастического, выдуманного... вымечтанного. Люди Мира Полдня — это современники молодых братьев Стругацких, в то время работавшие в основном в Пулковской обсерватории, в Академгороде Новосибирска и некоторых неупоминаемых, отсутствующих на картах, «секретных» городах Таких людей было довольно много, и Стругацкие резонно предполагали, что их число будет постоянно увеличиваться. Если бы СССР продолжал развиваться так, как это началось в шестидесятые годы, то, не исключено, сейчас и в самом деле запускались бы межзвёздные экспедиции. Но увы... Хрущева сняли, а сменивший его Брежнев быстренько прикрыл лавочку построения коммунизма, переключившись на обеспечение «человека, неудолетворённого желудочно», так что книга о том, как себя чувствуют персонажи Аксёнова, Гладилина, Рыбакова в 22 веке, стала и в самом деле утопией, а Гладилин и Аксёнов эмигрировали. Такова ирония Истории!

Читается всё это замечательно и вызывает некую подсознательную тоску по упущенным возможностям. Некоторые читатели, впрочем, канализируют свою тоску и свой стыд в агрессивную критику текста.

Оценка: 9
–  [  8  ]  +

Ссылка на сообщение , 8 октября 2016 г.

«Грёзы о не сбывшемся будущем», — так бы я озаглавил это произведение. Но, я само собой, не Стругацкий и поэтому книга называется «Полдень XXII век». И это действительно полдень — полдень будущего их прошлого, вот так, косноязычно, но я думаю многие поняли о чём я. Это будущее, которое никогда не настанет и не потому, что коммунизм пал, а Советский Союз развалился, нет, просто люди никогда не станут такими, по-крайней мере в основной массе, всегда будут и другие, с семенами зла (или лучше сказать, с ДНК?), что очень хорошо показал Сергей Лукьяненко, в своей дилогии «Звезды холодные игрушки».

Но вот интересный вопрос, даже если закрыть глаза, на то о чём я сказал выше, и такое будущее всё же когда-нибудь наступит, — хотел бы я там жить...? Казалось бы, идеальные люди, не в смысле, безупречные, никогда не совершающие ошибок, а движущиеся в правильном направление, знающие чего они хотят, хорошо воспитанные, умные — это ли не счастье — жить в таком обществе, с такими Людьми? И всё же, что-то во мне, глубоко в душе, сопротивляется и говорит нет. Самое смешное, что я бы со своим характером, и со своей технической специальностью (в отличие скажем, от тех же «бесполезных» юристов и экономистов) идеально бы влился в это общество и оно так же бы с радостью приняло меня, как приняло Кондратьева, и я бы нашел как применить свои знания и навыки и был бы полезен обществу. И всё-таки нет..

Пожалуй, я не смогу рационально это объяснить, просто знаю что нет. Здесь и потребительское отношение к природе, о чём уже писали выше и бездумная вера в науку и наивно-детское восприятие жизни по целому ряду аспектов. Взять хотя бы отношения между мужчиной и женщиной, с моей точки зрения, это вообще проблема Стругацких, они не умеют их описывать, то что они обычно в таких случаях показывают, — просто дружба, но ни как не взаимодействие двух любящих сердец. И я охотнее поверю, что люди в общей массе, смогут стать такими как Люди полдня, чем в то что отношения между мужчиной и женщиной будут такими как их описывают Стругацкие. Хотя это уже художественная особенность данного произведения, а если возвращаться к сюжетной концепции, то хотелось бы отметить, что конечно, в 60-е, когда Стругацкие писали эту книгу, многие идеи, что называется, ещё только витали в воздухе, были новаторскими и безусловно захватывали воображение тогдашних читателей, сейчас же в некоторых местах, мне было откровенно скучно. Единственное, что меня по-настоящему поразило, так это Коллектор Рассеянной Информации «Великий КРИ», сегодня в наш «век информации», когда мы знаем, что информация это единственное, что ни куда не пропадает и не исчезает бесследно, такая идея выглядит гениальной и я не удивлюсь, если что-то подобное, действительно изобретут в будущем!

P.S. Уже дописав отзыв, поставив точку и нажав на кнопку «сохранить», я понял, что вероятно, знаю ответ на вопрос, который сам себе задал. Почему нет? Потому, что в этом мире нет любви. Нет, не любви в общем смысле: к нашей маленькой голубой планете, ко всему живому, к своей Родине, к своему ближнему, к коллеге, к другу, к товарищу — этой любовью как раз пропитан весь роман (и это то, чего так остро не хватает в нашем постиндустриальном мире, полной противоположности миру полдня). Но я говорю про другую любовь, маленькую и эгоистичную, но тоже, как оказалось, очень важную, — любовь не ко всем животным, а к конкретному маленькому комку шерсти лежащему на подоконнике, любовь не ко всему человечеству, ко всем людям в равной степени, независимо от рода, пола, национальности и т.п., а любви к конкретному, одному единственному, уникальному и неповторимому человеку...

Оценка: 7
–  [  8  ]  +

Ссылка на сообщение , 21 сентября 2015 г.

Это, возможно, самая привлекательная из всех утопий в истории. Удивительно радостная книга, способная внушить веру в мир братства и свободы, в бесконечный прогресс и человеческие отношения между людьми. Мир полудня — это мир, в котором хотелось бы жить. Не только в шестидесятые-семидесятые, но и сегодня хотелось бы. Конечно, ничего не сбылось. Отношения в обществе в последние 50 лет менялись в строго противоположном направлении. И земной ребёнок не родился на Марсе в 1985. И звездолёт «Таймыр» не отправился в очередной рейс в 2015. Ну что же... Если чего-то не было, это ещё не значит, что такого не может произойти никогда.

Мир Полудня — мир торжества знания, труда и свободы. Об оборотной стороне пока не задумываются ни авторы, ни читатели. Но оборотная сторона есть у любой цивилизации, и кое-что уже проглядывает в этой книге. Человечество летит вперёд, стремится всё попробовать, постоянно отвергает новое ради новейшего. Новое здесь — не последние модели планшетов, а фундаментальные свершения, которые идут сплошным потоком. С одной стороны, это здорово. С другой, общество без тормозов не менее уязвимо, чем неподвижное общество. В лучшем случае тут обеспечены разрыв культурной традиции, что уже заметно, и серьёзный кризис роста. Уже поколению Комова предстоит пережить катастрофу на Радуге, тревожную атмосферу последних книг цикла, раскол человечества на людей и люденов. Но это в будущем. Читая «Полдень», думать об этом не хочется.

Книга написана неровно. Это, наверное, неизбежно, когда речь идёт о сборнике рассказов, часть которых изначально создавалась как отдельные произведения, вне связи с циклом. Самый слабый рассказ — «Свечи перед пультом». Лучшие, на мой взгляд — «Благоустроенная планета» и «Свидание». Два противоположных по настроению рассказа заставляют задуматься, по сути, об одном.

«Благоустроенная планета» — самый светлый, жизнерадостный, позитивный рассказ не только в этом цикле, но, пожалуй, во всём творчестве Стругацких. Экспедиция с преобладанием молодых ребят и девчат попадает на удивительно приятную планету. Здесь неудержимо тянет купаться, загорать, ходить босиком, любоваться звёздами, жарить шашлыки. Не столько экспедиция, сколько пикник. Пикник на обочине. Аборигенам может остаться Зона. Но ребята не сделали ничего плохого. Просто их мир несётся вперёд и не успевает замечать необычное в нормальном.

«Свидание» — самая жёсткая и пронзительная часть книги. Человек убил разумное существо, приняв за неразумное, и сломался. Страшно читать, во что превратился весёлый, добрый, сильный человек из первых рассказов. А может, не стоило стрелять и в неразумного? Не стоило истреблять гигантских кальмаров в глубинах Тихого океана, тахоргов на Пандоре и даже летающих пиявок на Марсе, ставить эксперимент на Радуге, уничтоживший всё живое на целой планете. Но стрелка по-настоящему жалко. Он действовал как все, а мучается теперь один за всех.

Оценка: 10


Ваш отзыв:

— делает невидимым текст, преждевременно раскрывающий сюжет, разрушающий интригу

  




⇑ Наверх