FantLab ru

Мария Галина «Автохтоны»

Рейтинг
Средняя оценка:
7.40
Голосов:
284
Моя оценка:
-

подробнее

Автохтоны

Роман, год; цикл «Город»

Жанрово-тематический классификатор:
Всего проголосовало: 39
Аннотация:

Действие нового романа Марии Галиной разворачивается в старинном городе, своеобразной культурной столице пограничья, соединяющего (и одновременно разъединяющего) Восточную и Западную Европу. В Город приезжает некий искусствовед, разыскивающий следы канувшей в Лету авангардной арт-группы 20-х годов, постановщиков очень странного, судя по глухим упоминаниям мемуаристов, спектакля. Однако расследование, которое активно ведет герой, имеет цели не только искусствоведческие. Герой активен, герой все глубже погружается в сегодняшнюю жизнь города и его артистической среды, пытаясь разобраться в скрытых историей обстоятельствах, и чем ближе он приближается к разгадке, тем активнее реагирует на его появление Город.

Входит в:

— цикл «Город»

— журнал «Новый Мир № 3, 2015», 2015 г.


Лингвистический анализ текста:


Приблизительно страниц: 246

Активный словарный запас: чуть выше среднего (2996 уникальных слов на 10000 слов текста)

Средняя длина предложения: 43 знака — на редкость ниже среднего (81)!

Доля диалогов в тексте: 53%, что гораздо выше среднего (37%)

подробные результаты анализа >>


Награды и премии:


лауреат
«Итоги года» от журнала «Мир Фантастики», Итоги 2015 // Книги — Лучшая необычная книга

лауреат
Новые горизонты, 2016 // (роман)

лауреат
Филигрань, 2016 // Большая Филигрань

Номинации на премии:


номинант
Книга года по версии Фантлаба / FantLab's book of the year award, 2015 // Лучший роман / авторский сборник отечественного автора

номинант
«Итоги года» от журнала «Мир Фантастики», Итоги 2015 // Книга года

номинант
РосКон, 2016 // Роман

номинант
Интерпресскон, 2016 // Крупная форма (роман)

номинант
АБС-премия, 2016 // Художественное произведение

номинант
Национальный бестселлер, 2016 // Национальный бестселлер

номинант
Большая Книга, 2016

Похожие произведения:

 

 


Автохтоны
2015 г.
Автохтоны
2016 г.
Автохтоны
2017 г.

Периодика:

Новый Мир № 3, 2015
2015 г.

Издания на иностранных языках:

Автохтони
2016 г.
(украинский)
Autochtones
2020 г.
(французский)





Доступность в электронном виде:

 


Отзывы читателей

Рейтинг отзыва



Сортировка: по дате | по рейтингу | по оценке
–  [  0  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Надежда на внешний «переключатель судьбы»

Родовая черта нашей фантастики (или в более мягком варианте – магического реализма) – это неумение выстраивать непротиворечивые, цельные миры.

Достаточно вспомнить, например, «Пересмешника» Пехова, где одна из влиятельных аристократических фракций хочет воскресить дух старого князя, хотя, хорошо известно, что дух этот неуправляем и крушит все без разбора. На резонный вопрос: «А вы не боитесь, что и вам достанется?», следует великолепный ответ: «А он нас не тронет». «Почему?» — «А потому, что мы хорошие».

Финиш.

***

Мария Галина в своих «Автохтонах» не избежала тех же ошибок. Мир романа полон противоречий и рассыпается прямо на глазах. Единственное, что его спасает – прекрасный язык и приличный бэкграунд автора.

Суть повествования умещается, буквально, в одной строке – попытка «переиграть» судьбу.

Жил-был сотрудник литературного архива, прекрасно осознававший свою полную ненужность в лихие 90-е. С женой и сыном-подростком. И тут к нему попадает письмо с рукописью о постановке в 20-х годах прошлого столетия в пограничном с Польшей городке мини-оперы «Смерть Петрония». Он хватается за этот шанс, отправляясь на западную оконечность России, и пропадает. В результате, сын, который так и не обустроился в этой жизни – не поступил в институт, сменил кучу занятий, в том числе и криминальных, постепенно осознает, что виновником всех его бед является тот, кто прислал отцу рукопись, и, по всей видимости, убил его из-за денег, которые тот вез с собой для выкупа архива. И вот, новоявленный «мститель» появляется в провинциальном приграничье с надеждой покарать убийцу и наконец-то открыть лучшую «дверь судьбы».

***

Идея, в общем-то, интересная, и ее вполне можно развернуть в небольшую повесть. Но у нас же из всего стремятся сделать роман. И тут начинается всякая чертовщина – с намеками на оборотней, вампиров, вечно живущих Агасферов, сильфов и прочую «нечисть». Не забыты даже инопланетяне и реальная, а не воображаемая «музыка сфер».

И становится как-то неудобно за автора, который явно старается соответствовать высоким стандартам великих предшественников, но у него ничего не получается.

Но хотелось бы, не просто констатировать факт, а попытаться понять, в чем же, все-таки, дело? Ведь все предпосылки для создания, если не шедевра, то вполне добротного романа, явно имеются. И ответ, на мой взгляд, лежит в разделе «Благодарности», который теперь сопровождает чуть ли не каждую западную книгу.

Не поленился и сосчитал, сколько человек, помимо автора, участвует в создании рукописи. Получается — от двадцати до пятидесяти. Во-первых, это множество профессиональных консультантов по темам, затрагиваемым в тексте. Во-вторых, альфа- и бета-ридеры, читающие роман до публикации и моделирующие взгляд на него «со стороны». В-третьих, это литературные агенты и редакторы, в функционал которых входит обсуждение и сопровождение текста от момента зарождения идеи до сдачи в печать.

Если бы «Автохтоны» Галиной прошли все эти стадии, то представленный публике текст сгодился бы лишь на первый черновой вариант, а свет увидела четвертая или пятая его редакция.

***

И, в общем-то, от осознания того факта, что наша литература – это творения одиночек, со всеми неизбежными издержками, становится грустно. Объединить наших писателей хотя бы в «Сообщество по изучению мифологии» кажется невыполнимой задачей. А ведь, именно, благодаря такому «Сообществу…» мы имеем «Хроники Нарнии» и «Властелина колец».

***

Вердикт. Не худший образец современной русской литературы.

Оценка: 7
–  [  10  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Мне понравилось высказывание Марии в одном из интервью об этом романе: читатель достоин того, чтобы с ним говорили о сложном, книга не для среднего потребителя, она сложна для интерпретации. О, отлично, подумал я – и, приступая к чтению, был весь предвкушение, весь застоявшаяся в стойле интерпретация. Но, к сожалению, я быстро утонул в ворохе информации, и нужной и ненужной для понимания того, что происходит. Честно скажу – история вообще не захватила, ничем. Быстро стало скучно — наверное, я тот самый средний потребитель. Местами красивый текст, местами неплохой юмор, вот и все, что могу отметить. Интрига? Проблемы высокопарных львовских старичков меня не тронули, и было, в общем, все равно, кто там и чего хочет добиться. Необычные герои? Мне не показалось, что старый ворчливый еврей или взбалмошная оперная дива – это что-то оригинальное. Атмосфера? Согласен, она присутствует, но ради атмосферы продираться через сотни страниц… Идеи? Но герои изрекают банальности, и сами об этом говорят. Загадки, детективная линия? Нет уж — для того, чтобы мозг включился по-настоящему, нужно хотя бы приблизительно понимать мотивы героев, особенно протагониста. Я долго не мог понять, что ему вообще нужно. Кстати, на мой взгляд, неудачным экспериментом стало именование протагониста просто «он»: это все время сбивало с толку. Особенно когда «в кадре» были и другие мужские персонажи. Интересное, красивое фантдопущение – но оно разъясняется автором (именно растолковывается, забудь про интерпретации – весь простор для интерпретатора сужается в итоге до двух опций: был это сон или не сон) только в самом конце.

В романе слишком много политики: тираны, НКВД, гитлеровцы, бандеровцы (стыдливо названные «сопротивлением»), неужели не надоело об этом? Вот уж инерция мышления. На дворе все-таки не восьмидесятые годы. Время от времени перед глазами почему-то вставал образ Ахеджаковой, возмущенно кричащей что-то несвязное о тирании… Также непонятно зачем здесь такое количество гомосексуалистов. То байкеры-геи, нажравшись пива, лезут друг другу в кожаные штаны, то античный герой возлежит с юным мальчиком, то протагонист возбудится, когда его кто-то прихватил за шею. Единственный по-настоящему интересный и оригинальный герой – Урия – вдруг на последних страницах начинает настойчиво признаваться к главгеру в любви (хотя до этого видел его лишь пару раз) и сразу становится менее симпатичным. Впрочем, если все это сон и выдумка – значит, сам протагонист немного голубой, но это не та интерпретация, что могла бы всерьез увлечь.

Если попытаться определить главный недостаток стиля, то я сказал бы, здесь многие вещи в излишестве. Первое. Излишек диалогов. «Он» ходит от героя к герою и везде его встречает многословие и пустословие, и он активно в нем участвует. Второе, аллюзии: тут просто необъятный ворох отсылок к чему угодно, к фильмам, книгам, музыке, я заметил несколько десятков, возможно даже под сотню. А нужно ли так много? Зачем, к примеру, упомянут салон связи «Заводной апельсин»? Как это работает? Я связи с романом Берджесса на увидел. Третье, образы. Есть, например, красивый образ белой лошади, которая бродит по городу – но лошадь встречается так часто, что начинает раздражать. Или неплохая шутка с молчаливыми футболистами по ТВ, она повторяется раз за разом, как будто читатель не в состоянии с первого раза оценить. Или бесконечные упоминания о запеканке. Наконец, говоря об излишках, не могу не сказать о переизбытке сюрреализма. Сюр это прекрасный прием, но от него быстро устаешь.

Есть еще один «косяк», характерный для женщин, пишущих от лица мужчин. Мужские образы в романе «он» воспринимает по-женски, в стиле «ах, какой красивый мужчина» (может, отсюда и гомосексуальные наклонности героев?). Автор при этом пару раз обращает внимание на женщин и пытается их как бы по-мужски оценить — замечает, как у официантки задница круглится и тому подобное… звучит это ненатурально. Лучше не трогать вопросы сексуальности противоположного пола, если пишешь за него. Тут фальшь очень легко чувствуется. И рядом с этим «косяком» стоит вся странная романтическая линия. Ну допустим, герой пришел к Валевской в особняк, она с ним поговорила на повышенных тонах, потом разделась и изнасиловала его, а потом выгнала. Потом — то по морде ударит, то провожать на вокзал придет. Ну вот странная девушка, ладно, спишем на гормональные заскоки. Но в принципе — зачем вообще нужна в этой истории романтическая линия? Поднять общий градус безумия? Никаких чувств между ним и ею автор не показала, их нет. Короткая сексуальная сцена, от которой осталось ощущение легкого недоумения.

При всех недостатках роман вовсе не лишен определенного шарма. Пусть сюжет хаотичен и оставляет сплошные вопросы – но есть интересные повороты, яркие образы; например, неожиданный разговор героя с отцом, телебашня-великан с горящими глазами, эти забавные контактеры-охотники… И раз уж это заявлено как эксперимент для элитарного читателя, я не стану слишком строго судить. Пусть элитарных авторов судят элитные читатели.

Оценка: 6
–  [  2  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Цитаты:

==========

– Веселятся всегда вместе, вы заметили? – Нищий проводил взглядом коляску. – Одному веселиться никак не получается, хоть узлом завяжись. Это горюют в одиночку, а чтобы веселиться, обязательно нужна компания. Чем больше, тем лучше. Это потому, что веселье – неестественное для человека состояние. Всегда нужен кто-то еще, кто-то, кто как бы подтверждал – да, весело. Очень весело, мол, зашибись, как весело. А так, останешься с собой один на один, посмотришь – ведь ни хрена не весело…

==========

Консультант – это человек, который соглашается делать за деньги то, что в свободное время с удовольствием делает бесплатно.

==========

перспектива сводила на клин параллельные ряды черных деревьев.

==========

– Послушайте, может, вас интересует масонство? Масонские знаки? Символика? У нас очень богатая история масонства.

– Нет, спасибо. Ваши масоны – по-моему, просто шуты.

– Зря вы так. Это они для отвода глаз, а на самом деле очень влиятельны, очень. Ну, вы же читали! Умберто Эко, кого там еще…

– Читал. Не надо путать жизнь и литературу.

– А как вы их растащите? – печально спросил человек-цыпленок.

==========

– Может, кто-то и успел уехать, но никто почти не успевал. Всегда кажется, есть еще время. Завтра. Послезавтра. На следующей неделе. Как же так – уехать? Ведь все так налажено. Любимая кондитерская. Кофейня. Клиенты, дом. Что, все бросить и уехать? А мамин буфет? А сервиз, который на свадьбу? А кошка? Кому оставить кошку? – Кошку… конечно. – Когда пришли немцы, – сказал цыпленок, – было то же самое. Как – уезжать? Куда, зачем? Нас там никто не ждет. Не может быть, чтобы это безумие длилось долго. Это совсем скоро закончится, вот увидите. И потом, а как же моя клиника? А моя сапожная мастерская? А мои книги? Мальчик только-только пошел в ешиву… А мамин сервиз? А серебро? А, в конце концов, кошка? – Кошка, – повторил он, – да.

==========

– Прошу прощенья, а… вы еврей?

– На работе – еврей.

==========

– А правду – побоку?

– Если бы вы писали кандидатскую о местном партизанском движении, то с определением слова «правда» у вас наверняка бы возникли трудности.

– Правда – это факты.

– Правда? В смысле – в самом деле? Факты – это то, что рассказывают о фактах люди, а люди, знаете ли…

==========

– Знаете, ложь – это очень интересная штука, – сказал он, – ложь – это и есть человек. Его надежды, его страхи, его амбиции. Тогда как правда – это просто правда.

==========

Экскурсоводы назойливей проституток.

==========

– Знаете, как люди думают, что если у них будут деньги, то все будет хорошо. – А на самом деле нет, – сказал он скучно. Банальная истина. Впрочем, как все банальные истины, безусловно верная.

– Да, – согласился Маринин муж, – верная, как все банальные истины. Включая и ту истину, что банальные истины верны.

Оценка: 9
–  [  3  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Лучшее, что есть в книге – язык и стиль, они на первом месте, и благодаря им у Галиной получаются потрясающие образы. И обстановки, и героев. Худшее, что есть в книге – абсолютная безынтересность происходящего, вялость, «проглоченные» действия, что в сочетании с массивом диалогов, от которых должно веять динамикой, дает общее ощущение скуки при чтении. Я в прямом смысле зевал от темпа романа, мне были безразличны его события, скучны до зеленой тоски почти все обитатели города, несмотря на их яркость и живость, а сюжет постоянно витал где-то в облаках, даже не желая спуститься. В итоге, разделенный мысленно на 4 небольшие части, которые я планировал прочитать за один день, если не за один присест, этот очень странный и короткий недодетектив-недотриллер-недорозыгрыш читался почти двое суток, и с каждым перерывом было все труднее возвращаться, так как напрочь забывалось о том, что было до него. Оставались только некоторые особо яркие образы, сравнения, метафоры, многочисленные реплики и краски. А сюжет, не сумевший заинтересовать ни разу от начала до самой развязки, способен, наверное, уместиться в театральном буклетике, и то даже там будет выглядеть скучно. И вряд ли его вообще можно внятно сформулировать, избежав двоякостей и неоднозначностей.

Собственно, разыгрываемой театральщиной отдает вся книга. Впечатление, будто это спектакль, пьеса, возникло у меня задолго до появления типичных для постановок вкраплений. Потому что персонажи отдельно, образы декораций отдельно, реплики отдельно, сюжет витает в воздухе, но с трудом вычленяется из нагромождения всего остального. А зритель, если он не заядлый театрал, тоже отдельно: либо мило посапывает от скуки или регулярно смотрит на часы, либо силится не затеряться в витиеватом слоге, из последних сил тщетно пытаясь увязать в единое целое полотно все разрозненные образы. И только настоящему прожженному театралу все нипочем: он просто ловит кайф от задумок автора, с которым находится на одной волне, интерпретирует кучу намеков и по окончанию спектакля чутка с иронией глядит на заспанно-мятые или недоуменные лица остальной публики. Да, вот так, ребята, это было супер, но вы все профукали.

Повествование от третьего лица лишь усугубляет проблему восприятия, мы никак не можем ассоциировать себя с героем, постоянно нам тычут, что это «он», мы даже имени не знаем, отчего безликость оборачивается раздражающей мозг неуместностью гг в происходящих событиях, никакого контакта с читателем не случается. Различные второстепенные фэнтези-персонажи преподнесены как нечто обыденное и в то же время мистическое. Их реализм так до конца и не прояснен, как не становится ясной и общая картина этого города. Так и вся книга, в моем случае, просто осталась непонятой, хотя Галина припасла разжевывающий пассаж под финал, уравняв мифологичность с восприятием реальности. Образы образами (с десяток особо удачных даже запомнил), но для меня их одних недостаточно, чтобы вытянуть скучное малоинтересное чтиво хотя бы на уровень привязанности и желания возвращаться после перерыва. А если уж даже этого нет, то, пожалуй, послевкусие от книги гораздо больше негативное.

Оценка: 6
–  [  2  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Эксперимент. Читательский.

Суть — читаю книгу и выжидаю месяц-два, не пишу отзыва и не делаю при чтении заметок «на память».

Не читаю чужие отзывы-рецензии на книгу.

Вообще ничего о книге нигде не читаю и ни с кем книгу ни в реале, ни в виртуальном пространстве не обсуждаю.

В результате: очень хорошо помню своё состояние во время чтения — роман нравился, события казались интересными, немного странными, запутанными, слегка отдающими магиреалистической детективщиной.

Имена героев «уплыли» сразу — но тут могут сказываться несколько факторов: много читаю вообще; книга не настолько сильно зацепила, чтобы герои «врезались» в память; просто нюансы собственной памяти...

Из аллюзий чётко закрепился некий весьма условный параллелизм с повестью Столярова «Мечта Пандоры» (опубл. «Меньше — больше. Сборник фантастики») — хотя у Столярова сама идея фантдопущения для меня выражена сильнее и сам событийный ряд привлекательнее.

Вкусовой остаток: книгу вряд ли буду перечитывать, но творчество Галиной по-прежнему интересно.

PS А отзыв-рецензию всё-таки проще и правильней писать сразу, на свежую голову :-)

Оценка: 8
–  [  7  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Понравилось. Конечно, понравилось. Почему не самые высшие баллы? Да всё просто. В сравнении. Высшие баллы — это Альтист Данилов. Мастер и Маргарита. А «Автохтоны»... очень хороши, но... простоваты, что ли. И странностей много, чисто литературных.

Итак, для завязки. В плюс — интрига. Сюжет/идея. Столь редкий гость — магреализм, сам по себе. В минус — рваный рубленый ритм подачи материала. Всё-таки роман, а не стихи Маяковского. Глаже надо.

Диалоги. Много откровенно нереалистичных. Так не ведут беседу малознакомые люди. А многие диалоги вообще как ребус. Это когда глава или новая диспозиция начинается с разу с диалога, при том без уточнения кто с кем разговаривает. Без обращений в самом диалоге. Читаешь и разгадываешь ребус кто это и с кем разговаривает. Почти всегда — главный герой, но вот с кем... К концу диалога обычно становится ясно (точнее, угадываешь) с кем. Но зачем так делать?

Зато юмор, пусть и редкий, но очень хороший. Часто — с Одесским привкусом.

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
(в еврейском ресторанчике, с официантом)

- Скажите, вы — еврей?

- На работе — еврей.

Ещё при чтении постоянно преследовал авторский диссонанс по части описания, атмосферы самого города. В основе происходящего — маленький городок, где все друг друга знают. Только свыкнешься и проникнешься, и тут мимоходом звучит, что в городе более чем один театр. Ладно, отмахнёшься. Затем, как гром среди ясного неба — трамваи. Я много поездил в своё время по городам. В городках, где все друг друга знают, нет трамваев. Количество жителей не то. А в городе, где несколько театров и ходят трамваи — нет атмосферы, да и не может быть, как автор подаёт в книге. В таких городах население за не одну сотню тысяч уходит. Как результат, в романе категорическая нехватка «массовки». Ходит-ходит герой по пустым улицам лишь изредка встречая персонажей книги. И читателю, задумавшемуся читателю, становится совершенно непонятно кто же тогда ходит в эти театры и откуда взялся народ чтобы битком набиться в маршрутку. Вот только что нигде никого не было, во всём романе, во всём городе, а на остановке вдруг ррраз, и — толпа.

А подгонка мышления главного героя под нужды автора? Как вопиющий пример:

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
Когда главного героя перехватили перед хостелом и отвели ночевать в подвал, то прямым текстом сказали, что спасают ему жизнь. На другой день он видел в хостеле свою сгоревшую кровать и вообще не задумывается о том, что кто-то заранее знал об этом пожаре.

Много, много странного в романе. Я имею ввиду, даже без учёта того, что за гранью..

Вся так сказать критика — просто как факты. Ну не может мой мозг не отметить столь выпирающие странности.

На самом же деле, при всём при этом, — перед нами вкусный многослойный текст, который не стыдно рекомендовать к прочтению.

Оценка: 8
–  [  4  ]  +

Ссылка на сообщение ,

С каждой перевернутой страницей книги, с каждым все более глубоким погружением в Город меня не оставляло чувство, что я будто протираю запотевшее стекло, силясь разглядеть то, что там по другую сторону. И потихоньку картина проглядывалась. Но потом вдруг оказалось, что стекло с другой стороны покрыто изморозью, которая меняет все то, что за ним скрыто. И цельный образ удастся увидеть ой как нескоро..

С первых страниц Город вдруг напомнил мне город, который стал отражением моей души. С каждой новой деталью образ Львова проступал все ярче, образ именно того города, который я полюбила. Он, не он — неважно. Важно лишь, чтобы Город нашел отклик в душе читателя, и тогда от книги оторваться будет просто невозможно.

Слог Марины Галиной — восхитительный, очень осязаемый и чувственный. Затейливые слова, узкоспециализированная лексика, просторечья и ругательства — всего будто бы в точно отмеренных пропорциях, все так, чтобы наслаждаться чтением, чтобы хотеть читать книгу полушепотом.

Сколько слоев и смыслов в этой истории? Не имею понятия.

Где кончается Город и начинаются автохтоны? Не имею понятия.

Магия, мистика, игры или сумасшествие? Не имею понятия.

Знаю лишь только то, во что я хочу верить, и это — единственная правда.

Оценка: 9
–  [  8  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Что же это за жанр у женщины с двумя именами, одно из которых — фамилия? Детектив? Магический реализм? Городское фентези? Притча? А какая разница-то?

Город на границе. Грант на выискивание информации о театральной постановке 20-х годов прошлого века. Интеллигент, командированный на поиски.

А дальше — чертовы пляски на зыбком болоте. То ли город — выворотень, то ли жители его. Зря это другие пишут, что ни фига не поняли, я почему-то поняла и завязку и развязку и середку. Кульминацией автор нас не угостил — это да.

А дальше огроменный спойлер

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
Хотите знать? Извольте. В далекие еще годы Первой Мировой Войны самоучке-композитору в руки попадает иноземный артефакт — некий сфера-шар-яйцо-коммуникатор иной цивилизации, которая способна принимать состояние энергии, строить ею межзвездные мосты и гармонизировать всё музыкой сфер. И этот Ковач изволь вставить небольшой отрывок этой музыки в общем-то бездарную постановку о становлении тирании, оргиях и суицидах — это об античности такая зарисовка. Партитура — тьфу, сюжет — фу, голоса — так себе, а вот возьми и полгорода обессмерть этим отрывком в злосчастной опере.

А времена надо сказать... Неустойчивые. В плане политики, экономики, идеологии. Белые пришли — убивают, красные пришли — убивают, нацисты пришли — убивают. А люди — бессмертны. И начинается... чехарда. Город начинает лгать. Другим. Туристам. И подчищать то, что не надо показывать.

Но ведь и до Ковача и Баволя с их кружком «Алмазный витязь» город наслаивал пространственно-временные пласты — а потому не удивляйтесь ни официантке, которая еще турецкое нашествие помнит, ни оборотням из подворотни, ни вечно юному сильфу, ни саламандре, которая хостел из вредности четвертый раз сжигает, раз пожарная инспекция отобрала у неё камин, ни тому, что Искатель из Города возвращается (имхо) инфицированным оборотнем с периодом латентного протекания и уже бегает во сне, как бегает всякая идущая в рост собака...

Оценка: 10
–  [  3  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Всегда нравился язык Галиной, её миры, заманчивые и завораживающие. Но всегда не нравилось, что знаковые её книги неровные, как будто автор устает держать высокий уровень, заданный при старте, сдувается и еле-еле доползает до финала. Это было в «Медведках», это же вижу и в «Автохтонах». На мой взгляд, шикарная атмосфера города (также как и в «Медведках»), его мифология, загадочные первые знакомцы-аборигены впоследствии начинают тускнеть, заданный на первых страницах уровень просто не выдерживается уже к середине книги, смыслы расползаются, авансы растрачиваются, острые и яркие черты начинают размываться и ближе к финалу впечатление от происходящего начинает съёживаться. Еще по инерции на начальном импульсе интереса книга дочитывается, но праздника в душе не остаётся. Первичный Орм (в моэрсовском смысле) теряется и чувствуешь себя обманутым своими же надеждами. 

Конечно, в книге есть и цельные линии, не распадающиеся во всё время движения повествования. Это и вневременная мифология города и его героев, линия спектакля и мелодии сфер и т.д. Но цельного рисунка, гармоничного переплетения  этих линий не наблюдается, поэтому, на мой взгляд, и все полотно книги не такое яркое и насыщенное, как некоторые его фрагменты.

Оценка: 8
–  [  5  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Мне после «Медведок» этот роман показался каким-то топтанием на месте, если говорить о творческой эволюции Галиной (как ни казенно звучит последнее, но в случае Галиной мы, действительно, наблюдаем мощный рост).

Все отлично сделано, но:

Львов – ну атмосферный, ну провинциальный, ну для туристов, ну для туристов пообразованнее, ну для туристов, которым старожилы показали Львов «настоящий»… И что?

Фантастическая неопределённость – славная, но она и в «Медведках» мастерская.

ГГ – не то, чтобы скучен, а просто без изюминки: умный гуманитарий среднего возраста. Т.е. автор-то нам скажет, что все не так просто – но это «непросто» лишь называется. Реакции этого человека – вполне типичны именно для любопытного и наблюдательного «грантополучателя» без особого бэкграунда.

Вышло, на мой вкус, прекрасное упражнение в прекрасном. Читатель, увы, привык, что каждый новый роман Галиной – сильнее предыдущего, поэтому «Автохтоны» и воспринимаются как некий сбой.

Оценка: 7
–  [  10  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Кто мне говорил, что это книжка про Львов?

Вот ты и ты? И эти тоже так считают? Так вы все не правы.

А прав я, как всегда.

Итак, представьте себе красивый пышный многослойный торт, типа «Наполеона». Такое слоеное-слоеное.

Один слой, скажем, напоминает что-то от Быкова: там в провинциальный город приезжает фрилансер — исследователь послереволюционного искусства. Ищет он следы какой-то никому не известной авангардистской группы.

Слой второй — эта группа, оказывается, поставила в давние года спектакль. Всего один. Да такой, каких не бывает. Вплоть до того, что подсыпали всем присутствующим возбуждающих средств в шампанское и устроили оргию.

Слой третий — все было не так. А был гениальный композитор, которому открылась музыка сфер. А эти авангардисты кусок той музыки вставили в спектакль — вот с того все и пошло. Вот и ищут теперь партитуру странные люди.

Слой третий — а музыка та была направленного действия. И кое-кто стал просто бессмертным после ее воздействия. И вампиры — вы слышали о местных вампирах? — они возглавляются одним из тех бессмертных.

Слой четвертый — а другой такой бессмертный возглавляет местное подполье. Эти живут в подвалах, почти не выходят на улицу. Они готовы. Не к борьбе, нет! Что вы! Их мало! Но когда наверху все начнется, и когда верхние начнут пытаться выжить — не сумеют. А эти — сумеют. Так что мир будущего — их мир.

Слой пятый — вампиры-вампирами, а о сильфах и сильфидах вы знаете? Безумно красивые, владеющие телепатией и бессмертные.

Слой шестой — язык цветов и театральные и музейские порядки.

Слой седьмой — а вот у того заказывайте только мясное. У его мамы с рыбой плохие отношения. И это все знают. А там, где завтракаете — запеканку. Как всегда. И — да, надо все делать по часам и минутам. И есть — по часам. Тогда будете долго жить.

Слой восьмой — а нет никакого искусствоведа из столицы. На самом деле — это убийца. Он приехал, чтобы отомстить за брата и за свою бедную жизнь в детстве.

Слой девятый....

Там этих слоёв — не пересчитать! Вот о чем вы подумаете, прочитав, что стоит на площади волынщик в килте и с раздутыми сизыми коленями, а такие вот волынщики и вообще суровые мужики из Шотландии не боятся ни снега, ни мороза там у себя, а вот в Крыму — замерзли. А? Вот! Вот опять слой.

Или когда в ...дцатый раз прочитаете «сбитые сливки» и полезете специально в Википедию, чтобы поспорить, доказать автору. А это просто такой слой.

Все слои щедро пропитаны автохтонами. То есть, местной публикой. Яркой и запоминающейся публикой. Одни старый еврей из гетто со старым немцем из той полиции чего стоят! Хотя, говорят, на самом деле и не еврей, и не немец, и все не так было, да и не живут столько...

А еще можно же опять полезть в энциклопедию и найти очень интересное определение: «АВТОХТОН в геологии — часть складчатого сооружения, оставшаяся на месте при образовании тектонических покровов». Тектоническим разрывом была революция и война. Но вот остались комплексы тех старых слоистых структур.

Ну, я так могу долго перечислять слои и те сбитые сливки, которыми они пропитаны.

Но есть еще и вишенка на торте. Яркая блестящая вишенка. Вот вишенка — это и есть город Львов. Но нельзя же говорить — вот это вишенка перед нами. Перед вами — торт! Вкусный, мягкий, воздушный, ароматный, хорошо пропитанный слоистый торт. С вишенкой.

...

А мне хоть одна ее книга не понравилась? Не могу такого вспомнить.

Оценка: 9
–  [  4  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Мое знакомство с творчеством Марии Галиной началось с «Малой Глуши», которая стала одной из моих любимых книг. Далее я прочитал «Медведки», которые мне понравились меньше. Там стало меньше мистики, нереального. Теперь я прочитал «Автохтоны» и они понравились еще меньше. Тема оперы мне не близка, но я надеялся это будет компенсировано захватывающим сюжетом и магическим реализмом. К сожалению, сюжет развивается очень медленно. Антураж — безымянный город, прообразом которого стал Львов, на меня тоже не произвел впечатления.

Главный герой, которого автор постоянно и навязчиво называет «он», не вызывает никаких эмоций, но наверное так и было задумано. Чтобы наблюдать за ним со стороны, следуя за его расследованием. И с «ним» периодически случаются странные события, которые можно трактовать и как обычную случайность, и как нечто мистическое. Вот пара байкеров, пахнущих псиной, а посмотреть с другой стороны — они оборотни, произошло убийство — действительно, или как утверждает хитрый старик, это атракцион для приезжих, а сам убитый уехал на пару дней. Роман поворачивается то реальной, то мистической стороной.

Кроме того это очень элитарное чтение, Мария Галина — человек потрясающей эрудиции. Я уверен, что не понял и 20% всех аллюзий в романе, несмотря на то, что постоянно гуглил. Фамилии в романе тоже «говорящие» — Вертиго/головокружение, Цвинтар/кладбище, итд...

Наверное я много недопонял, и тема оперы «не моя», так что мне было скучновато.

Оценка: 6
–  [  5  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Первые страницы я просто купался в атмосфере и языке и был переполнен восторгом — это определенно «моя» книга и «мой» автор. Я был буквально очарован этим произведением. Я был готов подтвердить все хвалебные слова в адрес Марии Галиной и этого романа! К сожалению, в силу определенных обстоятельств мне пришлось «прервать» чтение, так что полноценно вернуться к произведению я смог только через неделю-полторы. Разумеется, я не бросал книгу, но более двух-трех страниц в день читать не получалось :( И вот тогда все очарование пропало, а действие показалось протухшим и ужасно вымученным. И даже великолепный язык не спас ситуацию. Когда пишут, что «Автохтоны» читаются на одном дыхании — это правда, но только при условии, что у читателя есть небольшой запас свободного времени, чтобы залпом проглотить 350 страниц.

С другой стороны, это позволило взглянуть на произведение более объективно. Дьявольщина! Объективно? Нет, просто взглянуть не сердцем, а разумом обывателя/обитателя большого города. Разум тоже может отметить хороший язык, но не примет логику сюжета, метания отчасти гротескных персонажей, притянутые за уши объяснения и эти совершенно не-пришей-кобыле-хвост размышления о тиранах. Разум осознает всю нелепость разворачивающегося перед ним действия, но не может ни посмеяться, ни посочувствовать, ни поиронизировать. Разум взирает на перелистываемые страницы с недоумением и не понимает, что же здесь так сильно может нравиться сердцу.

Итог: произведение на любителя. И перед его прочтением лучше вообще не читать отзывы.

PS. Почему-то после прочтения вспомнились «Маятник Фуко» Эко и «Нужные вещи» Кинга.

Оценка: 6
–  [  8  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Роман, который легко читается. Роман получивший отличную прессу. Роман завоевавший премию «Новые горизонты». Новые — значит хорошо забытые старые. Текст, по мне, из заслуживающих внимания образцов четвертой волны — вспоминаются работы Столярова, Рыбакова, да и Лазарчук с Успенским , при этом влияние АБС также имеет место. Ну еще «Альтист Данилов», но это наверное лично моя ассоциация. Я к чему — нового я не увидел, я увидел хороший роман, который я мог прочитать 20-30 лет назад, а прочитал сейчас, и наверное это хорошо, потому что вполне возможно это последний роман «времени учеников». Иных уж нет, а другие уже и не пишут, а тут роман Галиной, которая, выдала роман для себя один из лучших, а в контексте «учеников» просто «один из». Это только мое мнение, но здесь скорее не премия «Новые горизонты», здесь что-то типа «Уходящая натура». Будет отрадно, если я ошибаюсь, но...

Оценка: 7
–  [  6  ]  +

Ссылка на сообщение ,

http://kobold-wizard.livejournal.com/796265.html

Наконец спустя полгода я добрался до романа, за рецензию на который sityrom получил первое место на «Фанткритике». И хотя план на чтение с Автохтонами писался еще в мае, тот факт, что пару недель назад Галина получила за эту книгу премию Новые горизонты, только усилил предвкушение романа. Планка ожиданий была поднята высоко, и я рад сказать, что они оправдались.

Он приезжает в город. Мы наблюдаем заселение в ремонтируемый хостел, первый обед, первые неожиданные знакомства со стариками и буфетчицами. Такое случается — ты разговоришься со случайным человеком в транспорте или в кафе, и уже через полчаса смотришь на мир под немного другим углом. Мы следуем за героем по пятам, постепенно проникаясь его интересом в поисках таинственного «Алмазного витязя», художественной группы в 1922ом году поставившей единственную оперу «Смерть Петрония». Историки ведь могут позволить себе заниматься чем-то неинтересным никому. А ведь в городе, уверяют нас, столько всего интересного! Вот здесь например, жила черная вдова, а этот до строил сам Кузневич! Хотите чего-то более масштабного? Так у нас было такое партизанское подполье! Против кого? Ну так, и против немцев, и против Советов!

Автохтоны в данном случае это коренное население города. Ключевое тут — корни. Через местных жителей город говорит с ним, но корни опутывают... или запутывают. История города начинает расходиться на варианты, чуть только копнешь. Особенно когда в кафе на двух противоположных сторонах улицы одни и те же события описывают по-разному. Ну так, то кафе греческое — оно же для туристов, что вы ожидали там услышать! А в ответ доносится: «Вы это слышали у Юзефа? Да что он знает?! Рассказывает всем про настоящую еврейскую кухню, а у него даже мама не еврейка! И фиш готовить у них не умеют!» Да-да, мы знаем что Истина одна, но здесь слишком много правды. Слишком много гегелевских двойственностей. Скорее даже есть зеркальный лабиринт, в котором каждая новая версия отражается в предыдущих. Вероятно, чем-то таким должна была быть и «Столовая гора» Хуснутдинова, но в романе Галиной таланта ИМХО куда больше.

Отдельного слова заслуживает образ главного героя. Он всегда он. Местоимение отталкивает читателя. Ты не сможешь взглянуть на мир глазами другого человека, ты не сможешь понять всю его подноготную, ты вынужден следовать за этим Тиресием в царстве теней. Ведь можно грубо перевести название романа как «само-подземные», несущие в себе царство мертвых и духов природы. Даже тот момент, когда он рассказывает предысторию своего приезда в город, ничего не изменит. К тому времени долгое путешествие заставляет нас расценивать, увиденное, а еще больше — услышанное, только со своей точки зрения. Кстати, это формирует и темп романа — не зная предыстории, мы движемся неспешно, не ощущая конфликта ни с чем, кроме как со множеством версий. В целом же он очень сильно напомнил мне агента Дейла Купера из Твин Пикса, и дело вовсе не в стиле таинственного детектива, расследующего таинственное дело, в таинственном городе, а запеканках. Помните, вишневые пироги Дейла Купера? Изо дня в день.

В городе без названия, как окрестил его в своей рецензии sityrom, действительно угадывается Львов. Хоть я и недолго был в этом городе, но по многим уж признакам выходит он. Название ему не положено по ряду причин. Во-первых, так крепче дух места, почерпнутый из романа, а не из других источников. Во-вторых, это сразу отсекает всю нынешнюю политическую ситуацию. Политику этот город словно бы забыл еще с конца Великой Отечественной. В-третьих, безымянный город смотрится призрачно, а потому его с легкостью наполняют духи и мифы. Саламандрой объясняют странные пожары. Сильфом себя зовет один из странных автохтонов, который, кстати, живет у Марины, вполне себе водной девы. Вопрос был с гномом, но после богатства старика Вейнбаума, хозяина многоуровневого подвала, сомнения отпали. Здесь же тени голема, оборотней и вампиров. В прочем, это лишь одна из трактовок, которые возможны в этом романе.

Итого: Вкусный неспешный детектив с открытым финалом. Суть же такова, что закрыв книгу ловишь себя на мысли, что было ведь что-то еще... Что-то в середине, и если это перечитать, то все встанет на свои места... Картинка должна сложиться. Вот за этот голод до правды Марии Галиной особое спасибо.

Оценка: 9


Написать отзыв:
Писать отзывы могут только зарегистрированные посетители!Регистрация




⇑ Наверх