FantLab ru

Дмитрий Ахметшин «Лес потерянных вещей»

Рейтинг
Средняя оценка:
8.00
Голосов:
8
Моя оценка:
-

подробнее

Лес потерянных вещей

Повесть, год

Примечание:

Официальная сетевая публикация с 2016 года.


Входит в:

— антологию «Полдень 2», 2016 г.

— журнал «Полдень № 3, 2016», 2016 г.


Номинации на премии:


номинант
Полдень, 2017 // Повесть


Издания: ВСЕ (2)

Полдень 2
2016 г.

Электронные издания:

Полдень № 3, 2016
2016 г.





Доступность в электронном виде:

 


Отзывы читателей

Рейтинг отзыва



Сортировка: по дате | по рейтингу | по оценке
–  [  2  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Проблему пред и постсмертных состояний рассматривали многие, некоторые лучше (скажем, «Шестое чувство»), некоторые хуже автора. В общем, тема не нова, так что оценка зависит от языка, атмосферности и пр. Атмосферность присутствует, но автор слишком неравнодушен к метафорам. Что ни слово, то как. Причем иногда сравнения удачные, а иногда — совершенно не в тему. И эта избыточность сильно загромождает приличный, в общем-то, текст. Ну и вопросы чисто логические, например

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
Если Марине было 17 лет на момент смерти, да и происходила она, судя по всему, не из профессорской семьи, откуда такая лексика, познания и вкусы? Или на том свете девушку натаскали?

Автор старательно создает сочувствие к «дяде и тете», лишь для того, чтобы в конце тетя оказалась акушеркой, практикующей незаконные аборты. В моей системе ценностей это не особо выше террориста-смертника. Дядя вообще куку — фотографирует мертвых девушек с младенцами на коленях, детские трупики в тайге закапывает. Итого, зачем? Чтобы создать у читателя когнитивный диссонанс нехилой мощности?

Оценка: 6
–  [  6  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Повесть эта – как дань памяти. Безмолвное подношение прошлому, к которому не подобрать ключей. Рассказанная бесподобным языком сравнений и противопоставлений, повесть кружит вокруг минувших дней неких людей, приходящихся главному герою Вячеславу дядей и тётей. И как кружит: сперва впускает в свои пределы задушевными описаниями готовящейся к зиме природы, потом баюкает объятиями старого, затерянного в глухой тайге дома, внезапно разрывает дрёму появлением нового лица, а следом ищет, ищет ответы на какие-то неозвученые ещё вопросы. Эта повесть по интриге способна дать фору любому детективному роману, но по стилю она очень близка к роману Логинова «Свет в оконце»: герой её немолод, но всё ещё способен вспоминать. Эти воспоминания, как искры костра в ночи, пронзают замирающее полотно повествования, оживляя настоящее тенями прошлого, даря надежду на то, что ответы на вопросы наконец-то найдутся. Ну, или хотя бы вопросы будут озвучены.

В повести не двое героев. Их четверо: двое живых и две тени-воспоминания. Мистика? Нет, реализм. Как в жизни каждого из нас всегда есть те, кто ушёл, но был частью нашего прошлого, так и у Вячеслава есть эти две тени. С толикой горечи по ушедшим он вспоминает время, когда тени ещё были живыми, когда их таёжный мир был частью его детства. Хирургически точными фразами автор описывает вещи, природу, саму память, задавая повести философский тон. Поучительность? Нет, преемственность. И хотя второй образ – образ героини – окутан мистицизмом, эта история имеет очень малое отношение к развлекательным вещах.

И в то же время – в финале это мистика. Каким-то образом автор выкружил историю так, что вопросы получили свои ответы, а память приняла дань.

Повесть опубликована в номере 3/2016 альманаха «Полдень», и я не ошибусь, если опознаю иллюстрацию на обложке номера как иллюстрацию к «Лесу». Не верьте иллюстрации: из страшного в повести только финал. Да и тот скорее печальный. Совсем как у Логинова (в хорошем смысле).

+9

Оценка: 9


Написать отзыв:
Писать отзывы могут только зарегистрированные посетители!Регистрация




⇑ Наверх