FantLab ru

Борис Евгеньевич Штерн «Ковчег 47 Либра»

Рейтинг
Средняя оценка:
8.12
Голосов:
49
Моя оценка:
-

подробнее

Ковчег 47 Либра

Роман, год

Аннотация:

Через световые годы пустого космоса мчится с невообразимой скоростью Ковчег. На этом корабле — семена растений, зародыши животных, эмбрионы людей. Со всего этого со временем начнется ускоренная эволюция биосферы и терраформирование планеты 47 Либра b.

Какова будет цивилизация на этой экзопланете? Удастся ли закрепиться Человечеству-2 на новой родине и обогнать в своем развитии Землю? В конечном итоге — что станет с разумом в известной части Вселенной? На эти и ряд других вопросов читатель найдет ответы в книге «Ковчег 47 Либра».

Похожие произведения:

 

 


Издания: ВСЕ (1)
/языки:
русский (1)
/тип:
книги (1)

Ковчег 47 Либра
2016 г.




 


Отзывы читателей

Рейтинг отзыва



Сортировка: по дате | по рейтингу | по оценке
–  [  11  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Четыре части романа, написанные одним автором, одним стилем, по одному тщательно проработанному сюжету… но насколько же разным они настроением пропитаны! На столько, что просто должны оцениваться по отдельности.

Итак, первая часть – гимн человеческому упрямству, стремлению к знаниям, к движению вперед, гимн силе духа.

«Причин, по которым наше предприятие может провалиться, тысячи. Деньги, политика, технологическая непроходимость, незрелость человечества и так далее. Причина, по которой оно может состояться, только одна – сила духа тех, кто ввязался и ввяжется в дело».

Отличнейший производственный роман, глубокой социальной наполненности. Раз за разом демонстрирующий, как человечество обречено делиться на две неравных части, когда лучшая – упрямо движется вперед, таща за собой оставшихся и фактически отбрасывая совсем ненужный балласт.

«Завербовать – значит, заинтересовать, зажечь… Те, у кого на лице при этом появляется осмысленное выражение, тем более те, у кого загораются глаза, и тем более те, кто задал вопрос – завербованы!».

Новый вид вертикального прогресса. Вертикальный прогресс от Бориса Штерна. Девять баллов

Часть вторая уже совершенно на любителя – не просто «твердая», а «твердокаменная» научная фантастика. Нудноватый, на мой сугубо гуманитарный стиль жизни, отчет о реализации планов земных ученых. Физика, биология, химия, геология (недостающее – добавить)))… Исключительно на любителя, или на человека, способного в полной мере оценить не просто величие замысла, но величие его технологического и технического исполнения. Шесть баллов.

Часть третья – краткая история утопии. Совершенно неожиданно показывающая и доказывающая, что утопия не просто не может быть вечной. Она, скорее, обречена на краткость, на сиюминутность. Сиюминутность, не только в масштабах вселенной, но и в довольно ничтожных масштабах нескольких поколений. Спор с философией истории, противопоставляющий любому ее направлению суровую и беспощадную генетику. Семь баллов.

И часть четвертая. Хороший, четкий и для меня неожиданный (правда, первоначально, потом, уже начинаешь понимать, что к тому все и шло) поворот. Поворот, ставящий серьезный вопрос: а удалось ли задуманное героям первой части? И если удалось, то насколько?

«В геноме зияла удручающая брешь, но в нем же была накрепко зашита новая находка упрямой Природы: биологический вид, впервые совершивший подхват разума, подобный передаче эстафетного огня».

Спор уже не просто с социологией, философией и историей, но спор с биологией и теорией эволюции. Эдакая биофилософия. Семь баллов.

Итак, у четырех частей разное настроение. Но, знаете, какое главное слово, объединяет все части? Печаль.

Сначала это печаль удачного производства, удачного покорения, удачного рывка, оставляющая грустное послевкусие: мы никогда не узнаем, чем все закончилось…

Затем это отстраненная механическая печаль действия без участия человека, а-социальная печаль.

Позже – печаль неполучения, недостижения, невозможности желаемого. При всей кажущей близости последнего.

И, наконец, оптимистично-анималистическая печаль. С одной стороны, все продолжается. С другой, не нами, не человечеством, которого уже нет.

Сильная книга. Возможно, не совсем литературно выписанная, а оттого заметно теряющая в потенциальном круге ценителей. Но ставящая настолько редкие для сегодняшнего дня вопросы, что заслуживает максимального внимания и самых широких рекомендаций.

Оценка: 8
–  [  2  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Автор неплохо пишет научно-популярные статьи и останься он в этом формате, получилась бы отличная книга. А вот попытки сделать текст художественным лишь затянули повествование (и без того длинное) и разбавили ненужными бытовыми подробностями. Получилось так себе. Жаль автор не изложил свои идеи в более корректной и сжатой форме. Без всех этих «отцов и детей», байдарочных походов по Волге и праведного гнева на чиновников, обывателей, поп-звезд и участников ток-шоу. И вообще всех кто ему не нравится. А то слишком напоминает пенсионерское брюзжание. Да и менторский тон раздражает. В научно-популярном формате он не уместен. Предполагается что читатель не обязан соглашаться с автором и может подвергнуть сомнению его аргументы. Вот такую книгу я бы с удовольствием прочитал.

Оценка: 5
–  [  2  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Роман Ковчег 47 Либра радикально отличается от большинства произведений подобного жанра, которые регулярно выходят в свет. И дело не только в своеобразной реабилитации научно-популярной миссии научной фантастики, выраженной в твердой до хруста форме. Главное отличие состоит в подходе к фантастическому допущению. Борис Штерн, известный астрофизик и начинающий фантаст, поставил себе цель описать космический полет с целью колонизации экзопланеты с точки зрения достижений и знаний… сегодняшнего (де-факто) дня. Никаких кротовых нор, никакого гиперпространства, никаких сверхсветовых звездолетов. Задача не из легких, но принципиальных препятствий для такого мероприятия, как оказалось, не существует. Главная трудность – временной фактор, но и с этим можно справиться, используя научный поход.

Несмотря на некоторые неровности и шероховатости, концепция романа, безусловно, интересна и оригинальна. Книжка стоит времени, потраченного на ее чтение. Это произведение не столько и не только о людях. Главный его персонаж, выражаясь иносказательно – Разум. Данный роман – растянутая во времени эпопея Разума, иллюстрация его развития и экспансии.

Остается надеяться, что ученые-естественники и далее будут писать фантастику, она от этого только выиграет.

Оценка: 8
–  [  2  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Сам автор определяет свое произведение как «сверхтвердую научную фантастику». Да, это действительно так, за что ему большое читательское спасибо. Но за твердой научно-фантастической оберткой скрывается «мягкое» льстивое нутро очень жестких социальных идей.

Простим автору некоторый здоровый «ученый шовинизм». 30 лет наших ученых унижали, можно немножко и похулиганить. Нет, книга не о превосходстве ученых над всеми остальными неученым, как может кому-то показаться. И даже не о космическом полете за 60 световых лет. Главная мысль, которая не дает покоя автору, и которую он хочет передать читателю, это экзистенциальный страх перед призраком, который он именует «Средневековьем». Олицетворением средневековья являются религиозные фанатики с горящими глазами, противостоящие ученым, понятное дело — убежденным атеистам.

Цивилизация — принципиально неустойчивая, неравновесная система, с ней что-то непременно должно случиться, если ее предоставить самой себе. Поэтому, «благополучная часть населения Земли» давно уже решила: чтобы чего не вышло, нужно притормозить развитие, заморозить его. Идея хорошая, здравая. Хоть автор и недоволен неизбежным при этом упадком науки, но что поделать? Одна беда, поднимают голову разного рода «фанатики» и «пламенные вожди». Так вот, как раз для того, чтобы вожди и фанатики не разрушили цивилизацию, в разных частях планеты были созданы хорошо финансируемые научные парки, привлекающие талантливую молодежь (и отвлекающие ее от вождей).

В парках ученые живут вдали от мирской суеты. Здесь все просто и аскетично, как в монастыре (аудитория B3 — настоящий монастырь, да). Здесь ученые занимаются созерцанием Вселенной. В одном из таких парков и возникает идея отправить Ковчег.

Богоугодное дело. Именно так герои именуют свое предприятие несколько раз на протяжении книги. В шутку конечно. Но в каждой шутке — только доля шутки. Никакого «практического» смысла в Ковчеге нет, он нужен сам по себе, как самостоятельная цель. Он как храм, который строят столетиями, в котором собирают золотую утварь и мощи святых.

Для чего? Для спасения душ. Для того, чтобы и через 10000 лет разумные существа созерцали Вселенную.

Строительство Ковчега поглощает триллион долларов, пожертвованных благодетелем-«мизантропом» (от государств и чиновников толку нет). Но народные массы сомневаются в необходимости таких трат, да и вообще в правильности мысли о полете в далекой звезде. Вообще массы темны и невежественны. В какой-то момент пропаганда Ковчега приобретает прямо религиозный характер. Конечно понарошку. Просто ученым приходится объяснять массам важное значение проекта на доступном им языке. Ну, да...

Автор пугает нас Средневековьем? Да ладно! Уж я то его насквозь вижу. На самом деле он пугает нас апокалипсисом и геенной огненной, за грехи наши тяжкие. А Средневековье — это он сам. Он его проповедник, он его пророк.

Осознает ли он это?

Упаковать цивилизацию в Ковчег на десятки тысяч лет, для того, чтобы потом воспроизвести в том же виде. Да это квинтессенция средневекового мышления.

Крайне реакционная книга.

Но неужели для того, чтобы питать науку и человеческий разум не осталось достойных задач в окрестностях Солнца? Почему бы просто не дать людям то, что им нужно? А хотят они очень много. Продовольствие, энергия, комфортная среда для жизни миллиардов. Мы можем создавать города на орбите, мы можем преобразовать природу Марса и Венеры, мы можем осваивать дальние холодные миры, используя термоядерную энергию. Это что, задачи менее грандиозные, чем Ковчег?

Это античная наука не могла ничего дать человечеству, у которого не оставалось выбора, кроме обращения к религии и феодальным практикам. Но современная наука позволяет справиться с любыми глобальными вызовами.

Главное, снять все ограничения, препятствующие прогрессу. Даже если для этого понадобятся помошь фанатиков и пламенных вождей.

Оценка: 10
–  [  3  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Начну с того, что Борис Штерн для меня, как любителя астрономии, человек в общем-то известный, хотя ввиду того, что всех популяризаторов не пересмотреть — мой выбор редко оказывался в его пользу. Мой фаворит, конечно же, Сергей Попов, которого я имел честь слушать очно, на лекции В Ельцин-центре, и надеюсь, что этот раз не последний и Сергей навестит наш город еще. Впрочем речь сейчас не о нём. Возвращаясь к автору данного произведения, могу отметить, что на язык он кажется суховатым, шутки в свои лекции он вставляет, но довольно сдержанно и в целом выглядит человеком весьма хладнокровным и спокойным. Это весьма неплохо для научной деятельности,  но для популяризаторской пожалуй не очень. Возможно, я привратен, но те несколько видео лекций, что я посмотрел производили именно такое впечатление.

В начале книги мы видим предисловие, длинное, пожалуй излишне, а еще переполненное оправданиями. Аластер Рейнольдс, доктор астрофизики, никогда не делал подобного, потому что читателю это не очень-то интересно, да и вообще не нужно.

Но автор — хозяин своей книги, потому если он хочет пооправдываться за некие свои допущения — то это его личное дело и у него на это полное право. Возможно, для кого-то это окажется важно. Для меня, человека в скептичного и рационалистичного — это было лишним, если вы не хотите терять время и читать предисловие — то смело пропускайте,  ничего существенного вы не упустите. Ах да, автор упомянул, что нам не следует ждать драматургии и ее явных элементов в виде ярко выраженных антогонистов, мол драматично само путешествие к экзопланете. Чтож, значит не будем их ждать, спасибо, что предупредили, Борис Евгеньевич.

Начинаем с прелюдий, сначала нам показывается планета, похожая и не похожая на нашу, эдакая Антиземля — Ялмез, но только совсем «анти», где жизнь не то чтобы пошла по другому пути, а вовсе не зародилась... Потом нам показывают персонажа, в двух ипостасях в молодой и затем в старой, но... Если я начну дальше тут перессказывать сюжет, то заспойлерю, а я это делать не хочу. Скажу лишь, что мир не очень далекого будущего выглядит весьма пессимистично, никаких нейрокружев, гиперподключенного человечества, генно-отредактированных улучшенных индивидов, ничего этого нет. Складывается впечатление, что это будет  некий производственный роман, так как уж очень подробно описываются всякие нюансы работы, много технических деталей, которые можно прогуглить и понять, что они реалистичны. А еще присутствует сатира на современное положение дел, непрекрытая и забавная, мне понравилось — надеюсь, что религиозные люди, не оскорбятся.

Вместо киберпанковского будущего — мы видим «личный ангел» — просто усовершенствованная версия голосовых ассистентов, работающая с очками и наушниками... и это все, что человечество добилось за полтора века? Мдя... Борис Евгенич, ну что ж вы так плохо о цивилизации — они ж на Марс смогли, а стать киборгами, что нет? Хотя, может быть господину профессору просто чужд киберпанк, потому он и решил сделать 22 столетие близким по духу к нашему.

Поражает так же и его взгляд на затухание прогресса, мракобесие, конспирологию, которую он предрекает миру. Очень страшное будущее. Оно пугает, пожалуй, даже по-сильнее, чем зомби-апокалипсис или нашествие прешельцев. Пугает своей реалистичностью. Ведь мир, полный постлюдей — требует множества технологий, а мир полный идиотов, отдавшихся во власть голосовых помощников — не требует ничего, хотя нет как раз этого «ничего» он и требует, как бы парадоксально это не звучало, такой вариант будущего будет реализован, если ничего не изобретать, не развиваться и просто продолжать всё глубже погружаться в потреблятство.

Но это — лишь однобокий взгляд человека, который разочарован современным капиталистическим обществом, лично я — технооптимист, я вижу, что за прикладными решениями стоят разработки, которые могут изменить мир, они и меняют его, постепенно, маленьким шажками. Даже сравнивая свою жизнь в 2010 и 2020 — я вижу прогресс, я вижу, что мы уже живем в будущем, о котором мечтали в конце 60-х, пусть без колоний на Луне и летающих машин...

Хотя со вторым всё не так однозначно — аэротакси уже на пороге и вполне может быть, что в 2030 будут обыденностью, такой же какой сейчас становятся электромобили.

Правда, кажется, что в глубине души — автор тоже верит в это, ведь Ковчег это еще и толчок для цивилизации, интересно ждёт ли нас некий планетарный мегапроект?

И Ковчег улетает, мимолётом описывается процесс работы над ним, все как-то бегло, будто на ходу. Кажется, что быть может дальше будет повествование более ровное... Но не тут-то было!

Мы видим кучу времени, отданного на описание терроформинга, но когда появляются люди, первые дети — мы вообще толком не видим никакой истории.  Потом нам рассказывают про подростков, казалось бы добавить драматичности — сама напрашивается... Но нет, опять прыгаем дальше... Наконец, уже все взрослые, тут вроде интрига какая-то, катастрофа подкралась откуда не ждали, но всё опять смазывается... Но слишком уж подробно не буду — итак чуток заспойлерил уже.

И вот в какой-то момент, я почему-то почувствовал сходство с Винджем, мимолётеное, но всё же... Будто Стальные Когти промелькнули рядом. Конечно, без роевого разума мультиличностей, но все же — вдохновлялся ли автор Пламенем над бездной и Детьми неба? Или всего лишь совпадение?

Что остается в остатке — грусть, но с надеждой. Как бы человечество не казалось автору обреченным — но он верит в разум. Разум, который обязательно победит. Разум, который будет распространяться по Галактике — и это прекрасно!

Да, это не Аластер Рейнольдс, пусть и тоже астрофизик. Да, это сложно назвать полноценным романом. Но всё-таки это стоит прочесть — если вы любите космос, астрономию, цените научно-популярную литературу — то будет интересно. Пусть это было немного странный опыт, но я не жалею и могу порекомендовать, хоть и не всем.

Оценка: 8
–  [  7  ]  +

Ссылка на сообщение ,

«Ковчег 47 Либра» — это роман о месте и роли науки в жизни человечества, замаскированный под историю о колонизации землянами ближайшей из доказанных землеподобных планет. Маскировочные условия — тот самый hard sci-fi- сюжет — автор задает весьма жесткие: планета удалена от Солнца на 60 световых лет, при этом за прошедшие от наших дней до начала основных событий 150 лет не было изобретено ровно ничего для того, чтобы долететь до этой 47 Либра b в хоть какое-то вменяемое время — и, что принципиально, не открыты никакие новые законы физики или механизмы обхода существующих для путешествий даже с околосветовой скоростью, не говоря о сверхсветовой. Штерн предупреждает с самого начала: извините, уважаемые читатели, но сказки не будет, быстрее света никак, на околосветовой вас зажарит космическими излучениями, ну а кто решит прыгнуть в «кротовую нору», выйдет с другой стороны фаршем из экзотической материи. Таков макгаффин первой, основной части романа; над его достижением, то есть колонизацией 47 Либра b, и будут работать главные герои.

Писательская дикость самодеятельного автора проявляется с первых же страниц — Штерн не в курсе закона «автор мертв» и начинает повествование с честного дисклеймера, во-первых, что 47 Либра куда дальше 60 световых лет и массивнее/ярче солнца, но ему не хочется менять красивое название, во-вторых, что в книге не будет драк-погонь-терактов, всякого такого оживляжа, потому что — а зачем? Отмечу, что ни любовной линии, ни семейной драмы, которыми принято разбавлять производственную фантастику, в книге тоже нет (один-единственный персонаж разругался с женой, из-за чего, правда, полностью переменилась судьба разумной жизни). Автор игнорирует все шаблоны и общие места, которые для его конкретной истории не требуются, и использует для решения сюжетных задач любые запрещенные приемы, например, останавливает действие и обращается к читателю напрямую или устами персонажей читает лекции по астрофизике/биологии/экзоклиматологии (слышу стон критика Василия Владимирского).

Первая глава — это пейзаж+эссе о (не)зарождении жизни. Вторая глава — это вводная лекция об открытии 47 Либра b, которую дед одного из главных героев рассказывает воображаемому самому себе шестидесятилетней давности. Собственное действие начинается только в третьей главе, да и то речь о сцене, где двое ученых, расслабляясь с коньячком на природе, общаются за все научное подряд и в режиме «почему бы нет» приходят к идее, что надо бы отправить человека на 47 Либра b — просто потому что до них этого никто не сделал и после них, вполне вероятно, никто не захочет впрягаться. А значит, кто, если не они?

В общем, поначалу Штерн оправдывает худшие опасения и упорно отказывается играть с читателем по общепринятым правилам. Только-только он дает в пятой главе любителю сай-фая ожидаемое — конструирование космического корабля — как в шестой предлагает почитать о стихотворной фарсовой постановке «Ноев ковчег» студенческого театра. Что за бардак у вас в романе, Борис Евгеньевич, раз уж вы сами к нам напрямую обращаетесь? Выходит, вы пишете просто бытовуху из жизни ученых — беседы, попойки, мозговые штурмы, заседания кафедр, творческая самодеятельность?

И вы знаете, да, автор и правда пишет только о том, что знает, максимум, о том, о чем проконсультировался с коллегами из других дисциплин. Тут-то бы и умереть читательскому интересу, ведь внутряк какого угодно рабочего коллектива ничем не отличается от любого другого, а тут еще и дистиллированный внутряк, сплошные рабочие отношения и ничего личного — но ровно на шестой главе лекционный капустник заканчивается и начинается то, за чем, собственно, Штерн нас к себе и позвал. История о подвиге ученых во имя разумной жизни.

Фабульный переключатель с плохой прозы на хорошую очень простой: главные герои выходят из тепличных условий насиженных лабораторий в реальный мир и начинают пробивать дорогу к воплощению проекта «Ковчег 47 Либра» сквозь гранитные толщи непонимания и бездонные пропасти пофигизма. Им, кабинетным ученым, приходится заниматься совершенно не научными вещами — рекламировать проект, устраивать пресс-конференции, объяснять потенциальным инвесторам, в чем вообще смысл вкладываться в нечто с двадцатитысячелетним горизонтом исполнения, привлекать сторонников, собирать успехи по крохам и с горечью наблюдать, как мало удалось собрать ресурсов.

А затем, когда происходит один из двух фантдопов первой части романа — вдруг откуда ни возьмись герои получают триллион долларов от мецената-романтика — им становится только хуже, поскольку, по сути, этим триллионом они оказываются приперты к стенке: уже нельзя отступиться или с достоинством проиграть обстоятельствам. Все, ребятки, вот вам деньги, а теперь реально постройте и отправьте на вашу Либру беспилотный корабль с полным комплексом терраформирования и гуманизации этой, как ее там, планеты.

Последние восемьдесят страниц первой части — это, на мой вкус, самый сок романа. Штерн откровенно, беспощадно к героям и едко к противникам рассказывает, как вообще живут ученые, через что им приходится проходить на пути реализации важных и для них лично, и для всего человечества, да и в целом жизни во Вселенной проектов. А проходить приходится через многое. Во-первых, через зависть: а чего это денег, да еще столько, дали непоймикому на фантастическую ерунду, а не нам на полезные обществу вещи — или еще проще — а почему не нам?! Во-вторых, сквозь невежество в верхах и низах, бредовые и завиральные идеи ничего не понявших или не желающих понимать властей и толп.

Зависть и невежество порождают колоссальное сопротивление разработкам, строительству и испытаниям оборудования, на фоне которого сами амбициозные задачи по отправке в десятитысячелетний полет корабля с семенами жизни и разума на борту представляются не такими уж нерешаемыми.

Да, крайне трудно создать программу воспитания первого поколения людей, у которого не будет других воспитателей, кроме роботов и электронных симуляций человека — но выход есть. Сложно сконструировать самовоспроизводящиеся механизмы-строители стартового комплекса на 47 Либра b — но можно. Построить циклопический двигатель без движущихся частей намного тяжелее, чем его спроектировать. Но что действительно трудно, сложно и тяжело — так это удержать самих себя и своих последователей от желаний махнуть на все рукой, десятилетие за десятилетием вести невероятный проект к воплощению в реальность и не ломаться от усталости, отчаяния, естественных и искусственных препятствий.

Ученому недостаточно быть ученым, чтобы вести науку вперед — ему нужно быть талантливым оратором, дипломатом в общении с власть предержащими и проповедником в общении с простыми людьми; нужно иметь бесконечное терпение для контактов со СМИ (на журналистов у автора особый зуб, и я как журналист вполне его понимаю) и незамыливающийся глаз для поиска талантливых специалистов, которых в растущую команду требуется все больше. Становится понятно, почему в начале романа было так много лекций и прочего инфодампа — непосредственно наукой ученый может заниматься только в изолированных условиях, а в открытом мире он куда больше времени занимается пиаром и менеджментом, стараясь не сойти с ума от водоворота встреч, переговоров, претензий и непрестанного потока глупых вопросов.

Когда первая часть подходит к концу и корабль наконец-то улетает (не спойлер), не верится, что у героев и правда все получилось. Это, наверное, второй большой фантдоп в романе. Оба фантдопа (триллион на проект и реализация проекта с 50-летним сроком), кстати, не научно-технические, а социальные, в то время как с технической частью все очень строго: кратко, но емко разобраны все ограничения полета и требования к конструкции корабля и программе терраформирования, в результате перед нами не столько научная фантастика, сколько научный реализм (в противопоставление, например, магическому реализму).

Про приличную вторую и замечательную третью часть книги прямо боюсь что-либо писать, поскольку там как раз спойлер на спойлере. Давайте вы просто будете знать, что там все получилось, но не совсем. В идейном же плане, добравшись до заветной 47 Либра b, Борис Евгеньевич раскрывает все свои мысли о будущем человека и разума, неуместные в пусть планетарных масштабов, но все же сравнительно узком производственном повествовании.

Теперь, когда рассказчику и его героям не мешают ни завистники, ни невежды, можно спокойно понаблюдать за зарождением, развитием, расцветом, упадком и возрождением цивилизации. По сути, эти части — двойная утопия, одну населяют с первого поколения высокообразованные, гармонично развитые интеллектуально и физически, воспитанные на лучших гуманистических принципах люди, а другую — еще более совершенные пост-человеческие существа. Таков ответ автора на вечный вопрос, где же возможна эта вечная мечта о земном рае — за 60 световых лет от Солнца и двести веков от настоящего времени. Там, где есть огромный открытый мир, на котором очень долгое время места хватит всем, и нет никакого культурного опыта войн, убийств и прочих преступлений против человечности. Да, это (почти) голый человек на (почти) голой земле, все, как завещали классики, ради этого-то энтузиасты из первой части и совершили невозможное, сдвинув приунывшее человечество с мертвой точки, эта утопия и стала опорой, с помощью которой они перевернули мир.

О третьей части мне лучше вообще молчать, чтобы не испортить радость читательского открытия, но, поскольку совсем промолчать как-то неловко — вон сколько слов о первой части написал — отмечу лишь, что, на мой взгляд, она пусть и тяжелая для принятия, но совершенно логичная. Оглядываешься назад и становится понятно — да, к этому все и шло еще там, на Земле. Одни могут оступиться или погибнуть случайно, но система продолжит действовать, разум выживет в той или иной форме, в соответствии с ключевым для книги принципом «чтобы как можно больше разумных существ увидели эту Вселенную и воcприняли ее во всей красе».

Поэтичная и научно обоснованная история получилась, с должным для sci-fi охватом и качеством теорий и технологий, вполне приличной литературной работой и честными, откровенными взглядами на человека и его перспективы. И с кучей иллюстраций, кстати!

Оценка: 10
–  [  5  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Слишком часто я замечаю, что... не замечаю отечественную фантастику. Простите за каламбур, но это факт, притом довольно печальный.

Поэтому, случайно обнаружив в видеороличном пространстве интернета научный поединок Бориса Евгеньевича Штерна с другим многоуважаемым ученым — как раз по теме возможности фантастических видов перелетов в космосе — и с упоминанием «Ковчега 47 Либра», я решился сразу же на ее прочтение. Ведь, не знаю, вся эта тема ковчегов или экзотических транспортировок, эти размышления и мирные, интеллигентные дискуссии двух ученых мужей на эту тему (забавно, что пишущий фантастический роман автор оказался в подобной «сходке» в роли скептика), подтолкнули мое нутро к ностальгии. Ностальгии по той фантастике, научной, конечно, родом из середины двадцатого века и чуть позднее. Которая писалась, в основном, учеными, но самое главное в абсолютном большинстве с искренней верой в светлое далеко, в скорую колонизацию космоса, встречи с иными расами, во взросление Человека... Азимов, Кларк, Саймак, Урсула, позже Брин. Имен их много и всех не счесть. Точнее, можно, но это лишь буквы, имена. Важны те настроения, те идеи (идеалы), что переполняют их произведения — уверенность (все же не совсем вера) в благое будущее нашего вида в космических просторах. Но потом как-то все развеялась, как-то мир, и литература, в том числе фантастическая, изменилась. Приобрела совершенно другой окрас. Более мрачный и более (остро)социальный, что тоже круто, разумеется, но... А как же те прекрасные книжки и рассказы во истину доброй, гуманитарной фантастики!

И почему-то (перехожу уже, собственно, к роману нашего соотечественника) мне показалось, что хоть достаточно скептик автор, но в его труде есть что-то из той поры. Те элементы, детали, которые фантасты-ученые превращали в свои романы, полные уверенности (веры) в человечество, человечность и прогресс. Не могу сказать, что этого здесь нет. Есть, но лишь от части. Не в той мере, что в том ушедшем, Золотом веке фантастики. И речь даже не о том, что в «Ковчеге...» так и не открыли гиперпространство или любой другой способ сверхсветового путешествия меж звезд. Да ладно уж, не так он и нужен для подлинно гуманистической, светлой и доброй фантастики, которая когда-то была! Например, те же «Песни далекой Земли» упомянутого уже Кларка. Но в виде повести, а не романа! Очень душевное произведение. И можно вспомнить еще много таких романов, рассказов, книг. У Штерна чего-то подобного не вышло. Почему?

Во-первых, персонажи. Как писатель, Борис Евгеньевич все же не самым должным образом отнесся к труду проработки и создания героев. Да, дело ясное, что повествование, растянутое почти на 700 тысячелетий довольно трудно привязывается к конкретным персонажам с точно выверенными характерами. Я имею в виду, конечно, в рамках твердой и сверхтвердой научной фантастики. Но и здесь найдутся примеры, где подобное было сделано и достигнуто. Не буду останавливаться на их демонстрации — спектр произведений что в строго научном, что в совершенно фэнтезийном жанре Фантастики (с большой буквы, как метажанра) столь велик, что смогли добиться всяко разных комбинаций и успехов на различных поприщах. Во-вторых, слишком длинная и довольно скучная, вялая и малоинтересная линия событий на Земле. В самом начале, когда самый старый из Селинов разговаривает со своей молодой версией из прошлого, было действительно интересно. Потом еще пару глав — и совсем слабеет любопытство по поводу событий на Земле. Опять же, здесь определенный провал/недочет не обошелся без первой причины — слабых по содержанию героев. В-третьих, и, наверное, самое главное (и самое объемное). Автор, Борис Е. Штерн, видимо, и впрямь очень классный астрофизик, настоящий специалист в своей области с самым настоящим вагоном и маленькой тележкой знаний, но... Какой же он безнадежный пессимист и слабый в социальном профиле! Какая невера в прогресс, какие глупости, откровенные глупости, по поводу политики и экономики происходящего на Земле, порой смешные случаи отношений между героев и глобальными процессами, эти смешные выпады по поводу «крушения крупных проектов на созданию нового человека» или очередные баллады об ущербности коммунизма (в самой широкой трактовке). И, в конечном счете, спойлер, крах человечества как вида. Не верю я, что ни описанные биологические проблемы, ни имеющиеся сейчас технологические и физические ограничения по космическому транспорту являются вечными и не измененными. Такое чувство, будто мы и впрямь достигли конечного знания, мать ее платоновской Истины! И все константы нам известны, и История закончилась, и Прогресс закончился, и да, в космосе совершенно НИКОГО нет. По классику — «не верю!».

Подытоживая. Перед нами не самая слабая среди моря попаданчества и сталкерщины с метровщиной с литературной точки зрения книга. Притом книга самая что ни на есть научная. Твердая фантастика. И под конец которой, как бы я не ругал Штерна, есть светлая идея. Есть вера в прогресс и то, что глядеть в Космос, идти в него и осваивать его — необходимо и должно. Но мне не хватило таких эмоциональных мотивов, которые были достигнуты в эталонном для меня (для данного жанра) рассказе Роберта Рида «Вторжение малого мира». Оный всем советую. Как и книгу Штерна, конечно. Она заслуживает внимания.

PS. Но постчеловеческая история по дель Рею и Саймаку, что не может не быть приятно.)

Оценка: 7
–  [  15  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Из чего состоит мир «Ковчега».

Самое главное в этом мире — это Место Уединения. В нем хорошо Ученым (см. далее). Не-ученые в него допуска не имеют.

Далее в иерархии идут Ученые. Это лучшие люди на свете. Они разговаривают репликами из «Понедельник начинается в субботу».

Далее идут Собаки. Они очень хороши, но все же чуть хуже Ученых, и несмотря на огромный потенциал развития, Собаки всегда знают, что Ученые — главнее.

Далее идет Пиво и другие алкогольные напитки. Ученые пьют пиво, а культура «выпить за» на самом деле интернациональна.

Далее идут не-ученые. Лучшие из них пытаются говорить и вести себя как Ученые, но им слабО. А худшие просто ведут себя плохо, потому что они плохие и так положено.

В конце иерархии — женщины. Они годны для вспомогательных функций, как-то принести Пиво (см.), покормить Собаку (см.), составить компанию Ученому (см.) и т.д.

Но если серьезно, «Ковчег 47 Либра» — пожалуй, лучшее произведение на русском языке за последние лет десять.

Собственно сюжет и его логика оказались столь сильны, что они преодолели несовершенство стиля, писательский непрофессионализм автора, чересчур частые аллюзии на классические образцы НФ, однотипность персонажей, ученое высокомерие и выдающийся мужской шовинизм.

Если автор напишет еще книгу, я ее тоже куплю и прочитаю.

Оценка: 7
–  [  12  ]  +

Ссылка на сообщение ,

В предисловии к роману «Ковчег 47 Либра» (Борис Е. Штерн) была обещана «сверхтвердая научная фантастика», а я вычитал «мягкую» научную романтику. И мне это понравилось.

Удивительно, что могут быть планеты, потенциально готовые принять жизнь, но в которых естественным ходом жизни не случилась. Теплое море, желтый песок, голубые горы, белые облака. И все зря!? Да, если нет того, кому это все может принести радость. Одна из таких планет обнаружена у звезды 47 Либра. Всего 60 световых лет! Почему бы не слетать?

Принципиальная невозможность (в рамках современной научной картины мира) межзвездных путешествий людей компенсируется другой практикой — распространением среди «неоплодотворенных» планет зародышей разумной жизни. Для транспортировки (более 1000 лет) ковчега с жизнью, его приземления на целевой планете, разворачивания системы обеспечения, поэтапной подготовки планеты к появлению человека, «рождения» и выращивания первых людей прорабатывается целый комплекс научно-технических, психологических, социальных задач. Что ни задача — то вызов. Особенно интересно то, что автор решает эти задач с использованием доступного сейчас научного знания, особо не используя фантастических допущений. Это сильно!

На фоне актуального в настоящее время социально-политического контекста, связанного с ситуацией вокруг РАН и науки вообще, автор, он же главный редактор известной газеты «Троицкий вариант», не мог не отразить свои переживания по данному поводу и свои надежды на то, что ситуация изменится в лучшую сторону. Штерну удается передать радостное ощущение от социального подъема на Земле, возникшего в связи с появления Большого цивилизационного проекта, вернувшего человечеству интерес к науке. Эти страницы произведения пронизаны светом великой повести «Понедельник начинается в субботу». Жалко, что прояснение временно, судя по всему, новые темные века опускаются на Землю.

Боковая сюжетная линия, связанная с развитием клона земной цивилизации на Марсе, навевает размышления об условиях социального развития. Человечество, перебираясь в новые пространства, приносит с собой культурное поле социальных норм и знаний. Но пространство, еще свободное от тотального давления культурных артефактов прошлого, воспроизводит старые культурные нормы с меньшей интенсивностью, более либерально принимает новое. В результате происходит качественная трансформация культурного поля. Социально-культурное устройство жизни землян на Марсе существенно отличается от того, что было в «метрополии». Кстати, такое уже происходило при освоении новых территорий на Земле...

Я уже отметил, что много интересных научно-технических проблем и решений поднято в книге. Меня особо заинтересовала Реплика. Это технология формирования с использованием методов и средств искусственного интеллекта копии личности человека. Оригинал наговаривает своей Реплике различные тексты, отвечает на вопросы, рассуждает, беседует с ней. Реплика распознает паттерны мышления и коммуникации человека, обучается рассуждать как оригинал, строить похожие мыслекоммуникационные конструкции. Потом эта Реплика вполне может замещать человека в некоторых функциях, таких, например, как дача интервью, чтение лекции, советование. Мне представляется, что такая задача вполне решаема в перспективе 5-10 лет. На основе подобных технологий может быть и мое давнишнее желание исполнится. Мне всегда хотелось, чтобы появилась программа, которая по текстам, начитанным знаменитыми актерами прошлого (к сожалению, умершими), обучается озвучивать произвольные тексты с теми же характерными особенностями/красками речи, эмоциональными способами подачи, игрой.

В целом книга оставляет умеренно позитивные впечатления Разум движется по космической эстафете вполне успешно, задача воспроизводства разумной жизни решена. Но мы помним у Стругацких: «Главное — на Земле». А про это автор ничего утешительного сказать не захотел...

Книгу рекомендую к прочтению.

Оценка: 8
–  [  9  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Книга стоит прочтения. Автор физик, поэтому очень интересно наблюдать развитие мысли в этом ключе.Борис Штерн не поленился консультироваться при написании книги и с биологами и с палеонтологами. В общем, твёрдая НФ.

Оценка: 8


Написать отзыв:
Писать отзывы могут только зарегистрированные посетители!Регистрация




⇑ Наверх