FantLab ru

Генри Лайон Олди «Блудный сын, или Ойкумена: двадцать лет спустя»

Рейтинг
Средняя оценка:
8.52
Голосов:
177
Моя оценка:
-

подробнее

Блудный сын, или Ойкумена: двадцать лет спустя

Роман-эпопея, год; цикл «Ойкумена»

Аннотация:

«Блудный сын» – пятый роман эпопеи «Ойкумена», давно заслужившей интерес и любовь читателей. «Космическая симфония» была написана Г. Л. Олди десять лет назад, а в «одной далекой галактике» год идет за два – не зря у нового романа есть подзаголовок «Ойкумена: двадцать лет спустя».

Примечание:

Космическая фуга.


Содержание цикла:

8.50 (299)
-
10 отз.
8.52 (253)
-
5 отз.
8.35 (217)
-
6 отз.

Обозначения:   циклы   романы   повести   графические произведения   рассказы и пр.


Входит в:

— цикл «Ойкумена»


Лингвистический анализ текста:


Приблизительно страниц: 293

Активный словарный запас: очень высокий (3387 уникальных слов на 10000 слов текста)

Средняя длина предложения: 48 знаков — на редкость ниже среднего (81)!

Доля диалогов в тексте: 36%, что близко к среднему (37%)

подробные результаты анализа >>


Номинации на премии:


номинант
«Итоги года» от журнала «Мир Фантастики», Итоги 2018 // Книги — Научная фантастика года (в двух томах)

номинант
«Итоги года» от журнала «Мир Фантастики», Итоги 2018 // Книги — Лучшая отечественная книга (в двух томах)

номинант
Интерпресскон, 2020 // Крупная форма (роман)


Издания: ВСЕ (3)
/языки:
русский (3)
/тип:
книги (3)

Блудный сын, или Ойкумена: двадцать лет спустя. Книга 1. Отщепенец
2018 г.
Блудный сын, или Ойкумена: двадцать лет спустя. Книга 2. Беглец
2018 г.
Блудный сын, или Ойкумена: двадцать лет спустя. Книга 3. Сын ветра
2019 г.




 


Отзывы читателей

Рейтинг отзыва



Сортировка: по дате | по рейтингу | по оценке
–  [  6  ]  +

Ссылка на сообщение ,

«Кто не знает сомнений, тот стоит на месте... Кто стоит на месте, тот не придёт к истине.»

*

Абсолютно незаметно наше путешествие по страницам цикла «Ойкумена» подошло к финальному произведению. Поэтапно познавая новые прелести придуманного авторами мироздания в рамках наиболее простых форм многоголосной музыки, мы неожиданно очутились во власти одной из самых сложных представительниц полифонии – фуги. Казалось, происходящее до этой части действо было большой прелюдией для Космической Фуги. Все предшествующие романы имели настолько разное настроение, что соединялись в грандиозный цикл по принципу определенного контраста. Гравитационное поле этой трилогии было настолько велико, что затягивало читателя с головой, и покинуть ее оказалось невозможным вплоть до финальных звуков. Тревожные и интригующие загадки основной ее темы обретали мощь и яркость буквально с первых нотных листов. Бутон клубящегося мрака Космоса, жемчужные паутинки силовых линий межзвездного пространства, внезапная флуктуативная атака и искаженное криком лицо человека, сумевшего за несколько ударов сердца познать истинное великолепие распахнувшейся перед ним Вселенной. Так начиналась главная загадка этой истории, приведшая к нарушению всех мыслимых межрасовых соглашений и крушению привычных основ существования людей, заставляющая даже убежденных атеистов молиться неистово и самозабвенно. Эти книги подвели итоговую черту и стали началом нового витка развития галактики. Ойкумене никогда не быть прежней, потому что населяющее ее человечество снова стояло на пороге эпохальных открытий.

«Марути же с хохотом прыгнул, как бес,

И взмыл до подбрюшья девятых небес.

Летел он, стремительный, радости полный,

А тень его снизу бежала по волнам...»

Авторы зарекомендовали себя непревзойденными мастерами в создании сложного единства литературных элементов Космической Фуги. Повествование было построено на последовательном проведении нескольких сюжетных линий. Для более полного раскрытия основной темы каждая глава романа снова дополнялась невероятно интересными контрапунктными отступлениями, погружающими всех в сумасшедшую авантюру с непредсказуемым исходом. Но на этот раз я не могу определить, какая из всех составляющих оказалась второстепенной, если таковая вообще имела место быть. Потому что даже контрапунктные части и эпизодические сцены выглядели настолько важными и самостоятельными, что зачастую перетягивали львиную долю моего интереса от основного направления сюжета на сопровождающее. Радовало стремительное развития событий, вполне соответствующее самому термину «фуга» (бег, бегство). Однако авторы сумели придать этому «бегу» иногда спокойный, а иногда даже величественный вид. Олди не утомляли читателей чрезмерным напряжением происходящего, отлично удерживая баланс между продвижением по роману и лирическими передышками. Они с радостью даровали минуты отдохновения, в которых с невероятной душевностью по-доброму несли нам житейскую мудрость. После чего дальнейшее повествование казалось еще динамичнее. Очень понравилось, что в цикле было много отсылок к звенящим афоризмам современности, а также наличествовал невидимый литературный диалог писателей с читателями.

«Мы так устроены. Боимся, ломаем, чтобы выяснить: что там, внутри? Как оно работает? А когда выясним, то уже ничего. Уже легче. Оно даже иногда работает. Только оно всё равно сломанное…»

Олди не просто так называют жанр своих произведений «философскими боевиками». Война, теракты, восстания, военные учения — все это непременно присутствовало на страницах книг данной литературной общности, в том числе и этой эпопеи. Однако вышеперечисленные элементы истории транслировались очень аккуратно, без неприятных кровопролитных подробностей, иногда напоминая собой захватывающие кадры увлекательного фильма. По-прежнему радовал авторский слог, музыка слов которого лилась бесконечным потоком, украшая историю где-то витиеватыми изречениями, а где-то милой лаконичностью фраз. Следуя традиции предыдущих романов, данная часть цикла чуть ближе знакомила нас с особенностями представителей еще одной человеческой расы Ойкумены, именуемой себя брамайнами. Отрешившись от суеты сует внешнего мира, в позе Лотоса сосредоточившись на внутренних духовных аспектах и мыслях о дхарме, мы вместе с героями попали в святая святых аскетов-мазохистов, накапливающих энергию через физические страдания и даже истязания плоти. Нищие и перенаселенные планеты брамайнов вызывали во мне сочувствие. Было грустно читать про желчно-вонючую реку и невыносимо находиться на пыльных улочках, зной которых густым киселем плыл в воздухе. Очень необычных героев подарила нам брамайно-йоговская линия. Припадая к лотосным стопам одного из них, благодарю за тонкую восточную философию, с небольшой долей иронии переданную писателями.

«Каким бы путём ты ни шёл, сколь бы далеко ни продвинулся, не стоит забывать о терпении и смирении. Ибо, как известно, на дне терпения находится небо.»

Авторам удалось создать произведение, которое органично сочетало в себе решение сложных задач финальной части огромного цикла, высокую динамику сюжета и изумительную яркостью литературных героев. Эти книги являли собой парад моих самых любимых действующих лиц, пришедших сюда со всех предыдущих трилогий. Со времен начала первого романа вместе с ними мы пережили столько всяческий испытаний и решили массу различных загадок, что говорить о том, насколько реалистичными виделись мне эти персонажи, будет излишним. В них не было ни грана притворства, все казалось честным, предельно открытым и естественным. При этом они не переставали периодически удивлять. Иногда постыдно думалось, что эти герои реальнее некоторой части моего людского ежедневного окружения. Я была в восторге от шикарных диалогов с остротой оскала помпилианских клыков, восточной йоговской мудростью брамайнов и открытой эмоциональностью ларгитасов, которые вели общение на двух уровнях — реальном и ментальном. Хочу обратить внимание, что в цикле практически нет проходящих персонажей. Даже абсолютно второстепенному действующему лицу Олди часто давали возможность проявить себя и высказаться на страницах одной из книг. Поэтому каждый ойкуменец оставил неизгладимый след в моей душé. Даже не знаю, как буду теперь жить без потрясающих стихов Венечки Золотого, метких высказываний старого клоуна, а также непредсказуемых поступков бритоголового помпилианца с повадками неисправимого солдафона и с душой, необъятной как сама Ойкумена. Благодаря потрясающему юмору героев я сверкала улыбкой на всю галактику, а мой арсенал афоризмов для рубрики «Но злобу дня» пополнился новыми шедеврами.

«Дамы и господа, минуточку внимания: кажется, мы вступаем в дерьмо без перспектив.»

Мне так не хотелось расставаться с этой историей, что в заключительные части романа я вступала с решимостью и отчаянием самоубийцы. Здесь царила атмосфера возбуждения, ожидания, предвкушения, любопытства и невероятной душевности. Олди снова не разочаровали. Они раскрыли все карты, ответили на все давно задетые вопросы, оставив после финальной точки множество интересных мыслей для читательского рассуждения. О Добре и Зле, цикличности Жизни и Смерти, важности единства и перспективах развития человечества. Я осталась в восторге от того, каким ярким и незабываемым получился финал потрясающего Космического Цикла. На фоне таких историй многие другие будут казаться рядовым случаем. Могу с полной уверенность сказать, что авторы очень ценят своих читателей и всецело любят своих книжных людей. В финале на глаза наворачивали слезы — то ли Альфа светила слишком ярко, то ли прощание с близким героями оказалось не совсем легким. Но мне радостно от осознания того, что где-то на другом конце мироздания меня ждут друзья, за которыми я готова уйти хоть в черную дыру. И что-то мне подсказывает, что они меня обязательно дождутся. Ойкуменцы, однажды мы снова встретимся. На последних страницах романа меня переполняло настроение в стиле Космического Блюза, которое я хотела бы увековечить в эмоциях своего отзыва. Виват, Олди!!! Ваши произведения прекрасны!

*

«Знаешь, мама, всё ты знаешь, моя мама,

Одному могила, а другому яма,

А тому, который третий,

Нет дорог на белом свете,

А на чёрном свете все шагают прямо!

Если чёрный свет, иди, приятель, прямо!»

Оценка: 10
–  [  6  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Ехал Спойлер через спойлер,

Видит Спойлер спойлер спойлер…

Дочитав «Блудного сына», немного сожалею. Жаль, что не могу как тот антис вынырнуть из-под вторичного эффекта Олдей в малое тело десятилетней давности. Не могу заново пережить эмоции от прочтения «Ойкумены». Сравнить. Хотя, можно же глянуть в прошлое сквозь шелуху прожитых лет.

Вон он я: на десять лет моложе, на двадцать килограмм стройнее. Не нужно быть менталом, чтоб рассмотреть ауру восторга от того, как сюжетные линии приключений Борготты сплетаются в изящный узор коланта. Вот летят письма-рекомендации друзьям: “Почитайте — это великолепно”. Вот откладывается деньга, чтоб в выходной смотаться на книжный рынок, купить в бумаге.

Что сказал бы тот я о “Блудном сыне”? Слабее. Однозначно. Мало драйва, скучные контрапункты, много воды. Припомнил бы аббревиатуру из лексикона разработчиков игр — LoD, детализация модели в зависимости от расстояния. Как и в “Сыне”, старые герои, у которых мало “экранного времени”, выпячиваются яркой деталью, теряя в глубине, и это бросается в глаза — тот же Борготта в первой книге предстает просто расфуфыренным петухом, а не многослойным персонажем “Кукольника”. А еще такой момент, что ларгитасские ученые, лучшие во вселенной, стремящиеся заполучить своего антиса, никогда раньше не обращали внимания на схожесть ментала за работой и антиса в волне. Серьезно? Информация же в открытом доступе… Нет книга хороша, но — не то...

Что скажу я нынешний?

Взглянуть на десять лет назад хотелось еще и потому, что идея объединения “Ойкумены” на примере коланта была понятна и красива. Не знаю, задумывали Олди так изначально или понимание ее нежизнеспособности пришло при дальнейшей работе, но результат вышел очень правильный и честный. Человечество взвесило и обмерило чудо синергии разнорасцев, наклеило ярлычок, приспособило в быту и вернулось к своим распрям и дрязгам. И, спустя годы и четыре романа, авторы делают попытку номер два. И палят для этого из всех орудий.

Вот смотрят друг на друга через зеркало рамки гиперсвязи адъюнкт-генерал научной разведки Ларгитаса Ян Бреслау и руководитель чайтранского антического центра Рама Бхимасена. А над каждым завис карающий меч Т-безопасности или совета духовных лидеров.

Вот на энграмму работающего ментала накладывается волновой слепок антиса в большом теле.

Вот варвары Шадрувана устраивают кровавую усобицу за власть и право обладания волшебным джинном, а просвещенные техноложцы Ларгитаса и цивилизованные энергеты-брамайны жгут друг друга в космосе по той же причине.

Вот ломятся сквозь стену Саркофага ментал Сандерсон и йогин Горакша-натх, ломая собственную, тщательно выстраиваемую всю жизнь, Скорлупу отрешенности, заглушенной эмоциональности.

Вот в очередной бой вступают флуктуации материи с флуктуациями континуума.

Что это? Две стороны медали? Нет. Еще дальше. Медаль с одной стороной!

Долг и предательство, мир тварный и духовный, прогресс и эволюция — все она, эдакая медаль Мёбиуса. Нужно только смотреть шире, отбросить шелуху предубеждений.

Не выходит? Так мы дадим вам эталон. Раса исполинов космоса, с детства закованная в морально-этический панцирь служения всей Ойкумене.

И знаете, что? Контрапунктная линия Гая Тумидуса на этом фоне трогает намного больше основной. Ведь он плевать хотел на долг и предательство, мир тварный и духовный, прогресс и эволюцию, на эти ваши большие и малые тела, он просто очень хочет помочь другу. И для этого готов перевернуть Ойкумену вверх дном со всеми ее дрязгами, распрями и антагонистическими противопоставлениями.

Книга действительно хороша, и действительно — не то. Это чувствуется. И это здорово! Значит, десятилетия жизнь не стояла на месте, значит менялись я, Олди и Ойкумена. Значит, мы живем и никогда не будем прежними!

P.S.: Многие называют “Блудного Сына” финалом эпопеи. Можно я усомнюсь? Сможет раса антисов отбросить свои генетические корни? А как быть со взрослыми “антисами из пробирки” на манер Сандерсона, воспитание которых не соответствует антисам природным? А ведь найдутся желающие наклепать себе исполинов космос для собственных нужд, правда? Ну, и оглянитесь назад, люди ведь так и не вступили в полноценный контакт с флуктуациями. Это все — совсем другие истории...

Оценка: 9
–  [  3  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Ойкумена — самая продуманная и небанальная вселенная. Это прекрасно, что цикл продолжается.

Хорошим языком, а не кибер-рэпом. С восточной философией.

Из циклов-Ойкумена, по моему мнению, стоит на 1 месте в русскоязычном сегменте космоопер.

Ничуть не уступая Дюне.

Оценка: 10


Написать отзыв:
Писать отзывы могут только зарегистрированные посетители!Регистрация




⇑ Наверх