Жюль Верн


  Жюль Верн

© Вера Инбер


Театральный Париж 1850 года среди прочих новинок увидел и комедию двадцатидвухлетнего драматурга, некоего Жюля Верна, родом из Нанта.

Строгая и взыскательная Муза истории, отбирающая для потомков только самое лучшее, не сохранила в своей сокровищнице комедий и водевилей драматурга Верна. Они не дошли до нас, и мы не жалеем об этом. Но, не узнав и не полюбив Жюля Верна драматурга, мы хорошо узнали и полюбили блестящего представителя труднейшего жанра «научной фантастики».

Возрастной состав читателей Жюля Верна необычно велик. Его читают от юношеских лет до зрелого возраста и даже позже. До той поры, когда круг любимых книг начинает суживаться, как и круг близких друзей-сверстников.

Жюль Верн, француз по рождению, давно уже переступил границы своей родины. Он, как всякий подлинный писатель, принадлежит всем. Но никому, быть может, он не принадлежит в такой мере, как советскому читателю, хотя, сын состоятельного адвоката и сын своего класса, Жюль Верн чрезвычайно далек от каких бы то ни было социалистических идей.

Главным героем Жюля Верна, героем «крупного плана», является обычно мужественный, неустрашимый, волевой человек.

Такого человека Жюль Верн конструирует из самых прочных материалов: это стальная воля, железный характер, каменное упорство. Но любопытно, что золотое сердце автор отдает все же не ему, не тому, кто стоит в центре внимания и именем которого названа книга,  а второстепенному,  чудаковатому,  внешне  мало-

147

эффектному персонажу, какому-нибудь доктору Клаубони, неспособному даже, вследствие толщины, скрестить руки на груди — излюбленный, роскошный жест сверх­человека, капитана Гаттераса. Даже собака капитана, Дюк, наделена необычайными, демоническими, сверхсобачьими свойствами. Недаром этот сверхпес внушает такой   ужас   непокорным  матросам.

«Путешествие капитана Гаттераса» вообще особо примечательно для советского читателя. На этой книге хотелось бы остановиться подробнее.

Завоевание Северного полюса воплощено в жизнь советскими людьми. Поэтому вполне понятно то пристальное внимание, с которым мы вглядываемся в самого капитана Гаттераса и во всех «гаттерасовцев». Что движет этими людьми в их трудном пути на полюс?

Сам капитан одержим маниакальным желанием достичь неподвижной точки земного шара и водрузить там английский флаг. Остальное ему неинтересно. Научные открытия не занимают его. Он даже не задает себе вопроса, какой смысл будет иметь его открытие для всего человечества. Достичь полюса и водрузить флаг — больше ничего ему не нужно.

Не благородная жажда исследователя влечет Гаттераса, а испепеляющая, бесплодная мания честолюбца. Характерно, что сам полюс дан Жюлем Верном в виде мертвой вулканической зоны. Вот уж подлинно — каков человек, таков и его полюс!

Мало того: достигнув желанной цели, Гаттерас превращается в безумца и кончает свои дни в больнице для умалишенных. Жюль Верн, с прозорливостью глубокого знатока человеческой души, понял, что эгоцентрик и маньяк Гаттерас неизбежно выпадает из какого бы то ни было человеческого коллектива.

Спутники Гаттераса, за самыми малыми исключениями, под стать своему капитану. За каждый градус продвижения к полюсу за 72-й параллелью матросы получают по тысяче фунтов стерлингов.

Подлинным героем книги, изображенным с теплотой,   блеском   и   юмором,   является   доктор   Клаубони.

148

С момента его появления в повествовании мы проникаемся к нему живейшим интересом. От страницы к странице мы любим его все больше, как мистера Пикквика, как Сирано де Бержерака, как Санчо Пансо. Мы не боимся поставить его имя в один ряд с этими великими именами. Он заслуживает этого.

Доктор Клаубони — вот главное лицо экспедиции. Ее голова, ее сердце, ее душа. Это прекрасный тип ученого, чьи знания не оторваны от жизни, кто на льдине так же легко справляется с жизненной практикой, как с научной теорией у себя в кабинете. Его великолепные слова о магнитной стрелке компаса хочется процитировать: «Магнит не теряет своей связи с природой и потому не ошибается».

Кто выходит победителем из больших и малых испытаний экспедиции? Кто, когда иссякли все «боеприпасы», придумал пули из замерзшей ртути, кто смастерил зажигательное стекло изо льда, кто жарил тюленьи котлеты, предварительно уничтожив неприятный вкус жира? Кто устраивает маяк и отбивает нападение медведей? Кто обнаруживает склад провианта и топлива? Кто хранит в своей памяти ценнейшие и интереснейшие сведения из самых различных областей знания? Кто лечит больных, не щадя себя? Кто сеет на неприветливой земле форта «Провидение» семена щавеля и кресс-салата и с нетерпением ожидает всходов? Кто — и это самое главное — неустанно поддерживает бодрость в людях? Кто... Да разве все перечислишь! Это все он, доктор Клаубони.

Мы так подробно остановились на капитане Гаттерасе и его спутнике потому, что, по существу, эти два типа являются основными в творчестве Жюля Верна. Какой бы его роман мы ни взяли, мы снова и снова в том или ином варианте обнаружим там сверхдемонического капитана и глубоко человечного доктора.

Заслуги Жюля Верна в области популяризации науки и талантливейших провидений в области техники очевидны и неоспоримы. Говорить об этом — значило бы повторять уже сказанное неоднократно другими. Здесь хотелось бы отметить другое. Помимо   того,   что

149

Жюль Верн предвидел подводную лодку и предсказал самолет, он еще предугадал тип прекрасного ученого-гуманиста. Вот чем, помимо всего прочего, Жюль Верн дорог нам, советским читателям.

Вот почему его книги исчезают с книжных прилавков с быстротой, которая, вероятно, удивила бы самого всезнающего доктора Клаубони.

1938

 

источник: Вера Инбер. За много лет. – М.: Сов. пис., 1964. – С. 147-150


⇑ Наверх