Рецензии


Вы здесь: Авторские колонки FantLab.ru > Рубрика «Рецензии» облако тэгов
Поиск статьи в этом блоге:
   расширенный поиск »

  

Рецензии


Внимание!

Данная рубрика — это не лента всех-всех-всех рецензий, опубликованных на Фантлабе. Мы отбираем только лучшие из рецензий для публикации здесь. Если вы хотите писать в данную рубрику, обратитесь к модераторам.

Помните, что Ваш критический текст должен соответствовать минимальным требованиям данной рубрики:

  1. объём не менее 2000 символов без пробелов

  2. в тексте должен быть анализ, а не только пересказ сюжета и личное мнение нравится/не нравится

  3. рецензия должна быть грамотно написана хорошим русским языком

  4. при оформлении рецензии обязательно должна быть обложка издания и ссылка на нашу базу (можно по клику на обложке)
Модераторы рубрики оставляют за собой право отказать в появлении в рубрике той или иной рецензии с объяснением причин отказа.

Модераторы рубрики: Славич, kkk72, Dark Andrew, Aleks_MacLeod, sham, volga

Авторы рубрики: tencheg, Smooke, sham, Dragn, armitura, kkk72, Dark Andrew, Pickman, fox_mulder, Нопэрапон, Vladimir Puziy, Aleks_MacLeod, drogozin, shickarev, glupec, rusty_cat, Ruddy, Optimus, CaptainNemo, Petro Gulak, febeerovez, Lartis, cat_ruadh, Вареный, terrry, Metternix, TOD, Warlock9000, Kiplas, NataBold, gelespa, iwan-san, angels_chinese, lith_oops, Barros, gleb_chichikov, Green_Bear, Apiarist, С.Соболев, geralt9999, FixedGrin, Croaker, beskarss78, Jacquemard, Энкиду, kangar, Alisanna, senoid, Сноу, Синяя мышь, DeadPool, v_mashkovsky, discoursf, imon, Shean, DN, WiNchiK, Кечуа, Мэлькор, Saneshka, kim the alien, ergostasio, swordenferz, Pouce, tortuga, primorec, dovlatov, vvladimirsky, ntkj666, stogsena, atgrin, Коварный Котэ, isaev, lady-maika, Anahitta, Russell D. Jones, Verveine, Артем Ляхович, Finefleur, imra, BardK, Samiramay, demetriy120291, darklot, пан Туман, Nexus, evridik, Evil Writer, osipdark, nespyaschiiyojik, The_Matrixx, Клован, Кел-кор, doloew, PiterGirl, Алекс Громов, vrochek, amlobin, ДмитрийВладимиро



Страницы: [1] 2  3  4  5  6  7  8  9 ... 206  207  208

Статья написана вчера в 20:06
Размещена также в авторской колонке gleb_chichikov


Сост. С.Чекмаев, Г.Гусаков

Серия: Настоящая фантастика

Научная фантастика, Киберпанк

368 страниц (офсет)

Тип обложки: 7БЦ

Формат: 130x200 мм

ISBN 978-5-904919-87-0

Обложка Макс Олин

тираж 1800 экз.

"Снежный Ком М", 2017

Я, пожалуй, скажу похвальное слово в адрес составителей -- Ярослава Верова и Сергея Чекмаева. Их затея сделать книгу, возрождающую на русской почве подзабытый киберпанк и дающую хороший спектр русского рибофанка, в целом, по-моему, удалась. Думаю, «Взломанное будущее» -- заметное явление в нашей НФ-форматной фантастике.

Да, сборник неровный, есть вещи, не вполне укладывающиеся в створ темы, даже открытый весьма широко. Есть вещи, явно проигрывающие общей массе рассказов в литературном плане (в первую очередь -- Дербенева, Лукин и Вавикин). Но эти «уязвимости» сборника все равно не позволяют его хакнуть... ох, извините, я хотел сказать, отступают на второй план перед двумя сильными сторонами книги.

Во-первых, сборник очень аккуратно и умно построен на четко проартикулированном массовом страхе перед крайне неуютным будущим. Будущим, где не только нет по-настоящему сильной защиты от кибервторжения куда угодно, хоть в самое глубинное личное пространство, хоть в закрома супер-супер-суперкорпорации (собственно, какая уж тут фантастика, всё это и без того уже есть в нашей реальности, просто пока не все поняли), но еще и само тело человеческое становится безнадежно уязвимым объектом для атак... вплоть до перехвата управления. Особенно в этом смысле хороша «рибофанковская» часть сборника. Когда фантасты грамотно поговаривают какую-то мощную массовую эмоцию, они, в сущности, выполняют одну из главных своих ролей в литературе: роль самого чуткого барометра нервного состояния социума. Здесь, во «Взломанном будущем, барометр -- ого-го!

Во-вторых, сборник объединил несколько превосходных текстов, и даже если бы в книге вообще были только они, стоило бы купить ее.

Это прекрасная поэтическая игра «Афропанк» (Тойгер, Голдинг). Это два текста Павла Губарева -- «Дядя Женя» и «Мексиканка» (у автора ярко выраженный талант строить неожиданные, оригинальные сюжеты). И это безусловный лидер сборника -- Дмитрий Богуцкий. Мне уже приходилось читать его рассказы и даже издавать Богуцкого, и, на мой взгляд, у нас на глазах ожидается весьма крупная писательская величина. Может быть, новый Илья Варшавский. Может быть, больше.

Дмитрий Володихин


Статья написана позавчера в 10:00
Размещена также в рубрике «Хоррор, мистика и саспенс» и в авторской колонке Nexus

В 2012-м году, впервые прочитав аннотацию романа Адама Нэвилла "Last Days" и увидев его мрачную обложку, выдержанную в красных тонах, я понял, что очень хочу познакомиться с данным произведением.

Мое желание было настолько сильным, что я даже приобрел оригинальный томик, хотя и понимал, что вряд ли когда-либо стану читать столь объемный текст на английском языке.

Поэтому невозможно описать мою радость, когда сейчас, спустя пять лет, я все-таки дождался российского издания романа, вышедшего под названием "Судные дни".

Поскольку краткое содержание книги, представленное на ее обороте, получилось достаточно подробным, я не стану лишний раз пересказывать его и вместо этого попытаюсь изложить свои впечатления от работы Нэвилла, которые оказались по большей части положительными.

И первое, что хочется отметить — это сама история. Сложная, полная тайн и недосказанностей, насилия и жестокости. Повествующая о разрушительной силе, пришедшей в наш мир из глубины веков. Цепляющая и погружающая в себя без остатка.

"Судные дни" — первое за долгое время произведение, которое заставило меня почувствовать себя по-настоящему неуютно.

А все потому, что ужас в романе не ограничивается только внешними проявлениями, но и серьезным образом влияет на психологическое состояние героев и читателей.

Пожалуй, ничто не пугает больше, чем зло, неотступно преследующее человека. Постоянно изматывающее его и днем и ночью. Доводящее его до безумия, с тем чтобы в момент неизбежной слабости впиться гнилыми зубами в его податливую плоть.

Именно такое зло Нэвилл показал в своей книге и сделал это просто блестяще: напряженный сюжет со множеством интересных подробностей не дает расслабиться буквально ни на минуту!

Причем, вышел он еще и на удивление логичным и последовательным (а подобные качества не часто можно встретить у произведений, написанных в жанре хоррор).

И хотя многие сочтут финал романа не слишком уместным, для меня он стал своеобразной "вишенкой на торте".

На мой взгляд, только так и могла закончится история о съемках фильма о "Храме Судных дней": стремительно, грязно и кроваво.

Ну а если же говорить о недостатках произведения, то их у него два: это слабая проработка характеров некоторых персонажей (правда, это почему-то совсем не мешало сопереживать им) и отсутствие пояснений о дальнейшей судьбе героев и их документальной картины после кульминации.

Впрочем, вышеперечисленные минусы не слишком критичны и вряд ли смогут испортить удовольствие от книги.

Мне так точно не смогли.

Оценка: 9/10.

P.S. Хочется отдельно похвалить издание романа в новой серии "Мастера ужасов" — его реально приятно держать в руках.

И особенно радует тот факт, что обложка в кои-то веки имеет прямое отношение к содержанию произведения.

Кстати говоря, это же отметил и сам Адам Нэвилл в своем сообщении в facebook.


Статья написана позавчера в 09:53
Размещена также в авторской колонке imra

Здесь на земле чужих богов нам Один не поможет, или Не сотвори себе кумира

amerikanskie_bogi

Парень по имени Тень, выходит на свободу после трехлетнего заключения. Его ждет любящая жена, хорошая работа у старого знакомого, и счастливая размеренная жизнь. Однако все идет наперекосяк. И с женой, и с работой, и, похоже, с самой жизнью.

Вдобавок Тень получает предложение поработать на загадочного господина, назвавшегося Средой. Господина, привлекающего к себе очень странных существ. Существ, тут же обративших пристальное внимание и на нового сотрудника господина Среды.

Сотрудника, вдруг обнаружившего, что реальность далеко не так реальна, как казалась.

Англичанин Нил Ричард МакКиннон Гейман начинал как журналист. Причем не особо удачливый журналист. Потом переключился на комиксы, где достиг уже более значительных успехов. А в 1990-м Нил попробовал себя на писательской ниве, вместе с Терри Пратчеттом написав роман «Добрые предзнаменования». Кстати весьма тепло встреченного критикой.

Если вы думаете, что Гейман позабыв обо всем, тут же бросился в писательский океан, то ошибаетесь.

Комиксы, комиксы, комиксы. Вкусные денежные комиксы.

Но параллельно Гейман готовился к прорыву.

Сперва, в 1996-м, случилось «Задверье», новелизация собственного сценария Нила для одноимённого сериала. Затем ««Звёздная пыль». И, наконец, в 2001 году, грянуло.

«Американские боги» собрали фактически все награды, до которых смогли дотянуться. Хьюго,  

Локус, Небьюла, Премия Брэма Стокера, SFinks.

Это была бомба. Заставившая по другому взглянуть на, казалось бы, пустынную, лишенную мифо-истории, Америку. Америку, где в каждом доме своя секта, а религия и вера невозможна без шоу. Америку, для которой высшим существом всегда был его Величество Доллар. Всегда?

Гейман думает иначе. И с удовольствием делится своими мыслями с читателем.




Статья написана 22 апреля 16:41
Размещена также в авторской колонке Shean

На какой-то стадии качества о книге неудобно говорить, что она написана живым языком и в ней живые герои – а как иначе-то?  Еще скажите, что использована кириллица.

Однако, современный средний уровень таков, что говорить надо и об этом.

«Люди по эту сторону» — книга отнюдь не средняя. В сложном, но убедительном взаимодействии находятся множество героев разного возраста, пола, социального статуса и разных культур. Всё, что есть общего для всех – это предположительное происхождение от современного читателю человечества.  Но ни одна из двух культур, действующих в романе, на современное человечество не похожа.

Казалось бы, автор противопоставляет самобытную культуру людей, живущих внутри некоторого пространства (мы даже до конца не можем быть уверены, является ли оно планетой) культуре космических скитальцев вроде-бы-похожих-на-нас. Ан нет. По мелким оговоркам, внезапным нелогичным поступкам,  постепенно можно понять, что пришельцы не настолько уж близки современному человечеству. Но вернемся  к началу.

Очень детально, подробно, в бытовых действиях, в наполненных конкретным прикладным смыслом ритуалах автор показывает нам, как может функционировать реально эгалитарная культура. Свобода и обязанности. Информация и приватное пространство.  Образование и ответственность.  Возможно, это звучит не очень увлекательно, но в тексте вы видите не теоретические рассуждения, а  девочку, которая строит башню, чтобы нарушить запрет; мальчика, который уходит в одинокое путешествие;  старушку, которая несет ответственность за дальнейшую судьбу подростков. Мы видим ученых и торговцев, ремесленников и корабелов.  Наше представление о логике, в которой они будут действовать, каждый раз на полметра мимо. Они – иначе воспитаны. Иначе мыслят.  И только привычка проговаривать принимаемые решения словами_через_рот (еще один пойнт, которого отчаянно не хватает культурам реального человечества) позволяет читателю постепенно понять,  как чувствуют себя эти люди в их мире.  

Мир их прекрасен. В нем есть уют и есть опасность. Есть обжитые земли, где хорошо растить детей, а есть далекие моря и странные живые объекты.  Можно выращивать тыквы, можно строить сложные градостроительные объекты, можно анализировать тщательно собранные за сотни лет статистические данные, а можно дрессировать диких животных.  Гибкость и продуманность сложных социальных взаимодействий, позволяющая каждому подростку пройти период исканий с пониманием того, что, собственно, с ним (или с ней) происходит – и занять именно то место в жизни, которое будет лучше всего подходить именно ему. Или ей.

Разумеется, возникает вопрос – а чем эти люди платят за такую хорошую жизнь? В чем подвох?  Ответ, странным образом, раскрыт  в реальной истории, рассказанной этологом Робертом Сапольски «чему мы можем научиться у бабуинов». Однажды стая этих агрессивных и неприятных, прямо скажем, обезьян, в стаях которых буллинг и изнасилования – норма жизни, а драки за статус – вообще фон, на который никто не обращает внимания, так вот, однажды одна стая наткнулась на недостаточно качественно выброшенный людьми труп больного животного. Альфа-самцы отогнали свой быдляк от туши и попировали без баб. И умерли. Все.

Стая, оставшись без альфачей, внезапно для исследователей выжила и стала процветать. Спокойные заботливые мужчины (беты и гаммы), не ставшие драться с альфами ради туши,  оказались вполне достаточными для защиты женщин и детей от хищников. Приходящие в стаю одиночки, по словам Сапольского, усваивают местные нормы где-то в течение полугода.  Выживаемость молодняка и продолжительность жизни увеличились. Социум, в котором обижать своих не принято, живет и существует уже более десяти лет. К сожалению, Сапольски ничего не говорит о том, как взаимодействуют с «продвинутой» стаей ее соседи – другие сообщества бабуинов.  Заметьте этот момент, потому что само название «Люди по эту сторону» предполагает наличие и другой стороны.

Но, спросите вы, куда же делись агрессивные человеческие самцы на Этой стороне? Ответа два. Частично агрессия, нормальная человеческая агрессия, присущая и мальчикам и девочкам, окультуривается и структурируется просто в ходе воспитания. Малышня то кого-то дразнит, то кто-то с кем-то дерется. Взрослые внимательно наблюдают, иногда вмешиваются, иногда то одному, то другому помогают советом…  Конфликты угасают.  Что-то рассасывается до состояния «а помнишь, дружище, как ты мне глаз подбил в первом классе?...»,  какие-то общности перетасовываются, о чем-то принимают решения старшие, подробно объясняя логику своих действий. И вот взрослые люди оказываются, на наш взгляд, удивительно небоевитыми  по отношению друг к другу. Вплоть до того, что любовный треугольник у нас на глазах преобразуется в не то, чтобы общепринятую, но никого не нервирующую шведскую семью. Им так удобно. Никого не парит.  При этом  боевитости женщин и мужчин по отношению к внешней угрозе – можно только позавидовать.

Второй пункт – и да, для многих из читателей этот второй пункт немедленно переведет описываемый социум из утопии в антиутопию –это фоновая мужская контрацепция.  Автор  не разбирает подробно физиологию, лишь упоминает, что мужчина, которому предлагается стать отцом, на какое-то время прекращает прием контрацепции, и за время, которое нужно для уверенного зачатия, характер мужчины не меняется. Ни на усы с бородой, ни на эректильную функцию эта контрацепция — ура! — не влияет совершенно.  Мне, не эндокринологу, сложно судить, насколько вообще связаны способность к зачатию и «вертикальное» восприятие социальных связей, то есть статусное мышление. Даже у бабуинов потребность  рваться в альфы не связана прямо ни с размером самца, ни с его фертильностью.  Мы вообще не можем говорить о наличии или отсутствии такой связи у людей. Конечно, Чингисхан породил огромное потомство, но ни Наполеон, ни Гитлер ни габаритами, ни особой плодовитостью не отличились. Можем ли мы сказать, что мужчины на этой стороне чего-то лишены по сравнению с нами? Да вроде бы нет, но… А чего именно? А так ли нужна, реально, эта альфачность, в отрыве от реальной фертильности, от реальной эректильной функции, от реальных социальных достижений? Серьезно?... Так сильно? Но почему?

И вот мы пришли в тот момент, который большинству читателей бросится в глаза на первых же десяти страницах книги. Общество по эту сторону КАЖЕТСЯ феминистичным. Кругом тетки! Бабки! Девчонки хулиганят! Присмотревшись, мы видим вполне функциональных, активных и азартных в своих делах мужчин, но их как-то кажется… меньше, чем привычно. Вангую, что книгу объявят радфемской даже не дочитавшие до вопросов контрацепции люди. Это ничего.  Это всего лишь демонстрирует нам то, насколько нелогично и странно живем мы сами.

И вот, что происходит в тот момент, когда гибко отрегулированный, предельно очищенный от внутренних сбоев социум сталкивается с социальным устройством другого типа?

Пришельцы, на первый взгляд, люди-вроде-нас. Они спускаются с орбиты на кораблях, изучают «туземцев», засылают разведчиков, собирают био-и геологические данные и проявляют похвально ограниченную ксенофобию.  Никаких тебе сожженных деревень и биопсий на свежих экземплярах.  Но пришельцы оказываются странно беспомощными перед мнениями своих защитников.

Каждый человек-с-той-стороны находится, по умолчанию, под защитой то ли робота, то ли экзоскелета. Выйти из экзоскелета можно, но функцию оберегания нужно отключать отдельно, и не факт, что это разрешено и технически возможно, кроме совсем уж разведчиков-экстремалов, которые пытаются, с очень небольшим успехом, сойти за местных. Мнение экзоскелета о том, что в любой ситуации является опасностью, и как эту опасность следует исключать – не обсуждается.  Масса коллизий между людьми разных культур начинается с того, что пришельцы тупо не успевают умерить защитный пыл своих роботов (которые вовсе не связаны тремя законами Азимова по отношению к местной фауне).

Люди в одежде ручной вязки, с копьями и рукописными книгами – и люди в скафандрах с роботами-защитниками. Казалось бы, исход противостояния очевиден. Однако, люди в скафандрах не так уж и жаждут противостоять, и сами пытаются вырваться из сложившегося клинча. А люди, живущие в деревнях, внезапно выказывают глубокое знание технологии металлов и магнитных процессов. Обязана ли наука выглядеть технологично? Или достаточно технологичной быть? – еще один ехидный вопрос, который подкидывает нам автор.  И тут на всех парах в повествование вбегает Deus ex machinа.  Помните стаю бабуинов, которая осталась без альфа-самцов? Одна из версий того, почему эта стая не была поглощена другими, заключается в том, что она живет в непосредственной близости от человеческого поселения. Там, куда не все другие осмеливаются соваться.  Гибкий, поощряющий креативность и исследовательскую жилку социум живет – как задано с самой первой страницы – в ландшафте, пронизанном постчеловеческими артефактами. Живет в мире и согласии с этими артефактами, умеет извлекать из них пользу, терпеливо обследует их и сравнивает с результатами исследований тысячелетней давности. Как только пришельцы входят во взаимодействие с этими артефактами, туго приходится именно пришельцам, и туземцы едва успевают собирать по лесам осколки катеров и ошметки тел – первое для изучения, второе для уважительного захоронения.

И вот этот момент показался лично мне  куда острее и новее культурно-гендерных проблем, обсуждение которых, в принципе, ведется достаточно давно. Ведь разных необычных моделей социальная фантастика накидала уже тонны – от хайнлайновских семей до тонких образовательных сетей из «Толкователей» Урсулы нашей ле Гуин. Проблема защиты и ограничений, накладываемых защитой. То ли робот, который отрубает протянутую тебе руку с цветком и тем кардинально изменяет и твою судьбу, и судьбу твоей семьи, и судьбы людей, о которых ты ничего не знаешь. То ли Стена, которая столь же решительно запирает даже взгляды людей на той стороне, где можно жить.  Каждая защита – это клетка. И Инкрис, и Патси – люди на острие каждая своего народа – это люди, которые поняли необходимость отказа от защиты. Выхода наружу.

И вот готовность к беззащитности, риск, страх неизведанного и его преодоление – это тот самый острый интерес, который ведет читателя по коллизиям людей, никто из которых не такие-как-мы.

А может быть, все же такие?


Статья написана 21 апреля 20:31
Размещена также в авторской колонке NataBold

*Рецензия написана в рамках конкурса Бесконечная история

Неровный роман, в котором вроде бы и все есть, но все несколько недопрописано.

Роман разделен на две части, каждая из них — со своей темой и сюжетной линией, вполне завершенной композиционно, причем вторая по сравнению с первой смотрится заметно лучше. Стандартный для постапокалипсиса сеттинг — изолированные города, существующие на грани выживания, и смертельно опасная пустошь, куда отваживаются выходить лишь редкие одиночки. Тут и разворачивается личная драма крутого парня Джея и желторотого, но уже очень борзого Скарпа.

Пожалуй, мир — одна из сильнейших сторон всего повествования, чувствуется что автор его детально продумал, но подается он в основном через пространные лекции персонажей. Не самый лучший прием. Увидеть же Пустошь в живую скорее не получается. Картинка остается смазанной. Первая серьезная нечеткость, ощущение аморфной, безликой массы возникает при описании перехода из одного города в другой. Совершенно очевидно, что автор не представляет себе внезапно снявшуюся с места кучу не привычных к переходам по опасным равнинам людей. Есть абстрактный впавший в панику толстяк — обязательный персонаж, призванный умереть, дабы продемонстрировать крутость и принципиальность одного из главных героев. Чистая функция, не характер. Но толпы нет. Население одного городка — это непременные женщины и дети самого разного возраста. Напуганные, плачущие, капризничающие. Согласитесь, если бы в Пустошь бросился бы перепуганный ребенок, сцена смотрелась бы уже не так однозначно. Однако ни женщины, ни дети даже не упоминаются, как будто их нет. Автор очень хорош в своих лекциях, читать их не скучно — а это большая редкость. Но как только дело доходит до живых описаний, картинка моментально расплывается, ей остро недостает деталей, придавших бы достоверности.

Еще один удачный ход — повествование от лица двух персонажей, и, собственно, их выбор. Эти характеры получились очень хорошо, даже отлично. Не шаблонные. коротышка Джей — это великолепно. Яркие, каждый со своими конфликтами и богатейшим потенциалом для развития. Пока, к сожалению, реализованным не вполне.

В первой части носителем основного конфликта является Джей. Однако повествование сконцентрировано преимущественно на Скарпе, в итоге получается, что Скарп топчется на месте, не в силах переступить через собственное самолюбие и характер. А персонажа, являющегося по сути двигателем сюжета первой части, читатель почти и не видит. Его драма, которую стоило бы постепенно развивать с первых же страниц, очень скомкано, через все те же диалоги, в которых персонажи делятся необходимой читателю информацией, дается буквально в двух-трех последних главах. Линия смотрелась бы намного выигрышнее, если бы уже с первого знакомства Джей невольно сравнивал Скарпа с Максом. Сопоставлял бы возникающие в походе ситуации с собственным прошлым, постепенно, через рефлексию и флэшбэки приоткрывая интригу своего конфликта. Тогда читатель ждал бы финальной встречи с Ферро с тем же накалом, с каким стремился к ней Джей. Пока же этого нет.

Зато во второй части книги Скарп, ставший Хауком, заслуженно занимает главные позиции и вот тут, наконец, раскрывается по полной. Хауку удается все, что не удалось Джею в первой части: сомнения, мучительные выборы, мысли о прошлом и будущем. Персонаж тут раскрыт и дан в развитии. Он приятно меняется и взрослеет от начала второй части книги к ее финалу. За ним интересно следить.

Остальные герои прописаны гораздо более скупо. Автор заявил несколько серьезных конфликтов. Совершенно шикарный потенциал у Джейд — с ее происхождением, родом деятельности и неудачной влюбленностью. Не менее интересен Кас. Но тоже — в потенциале. Пока они выступают статистами, командой сопровождения, призванной кидать нужные реплики героям, но самостоятельной роли или сколько нибудь прописанного характера в них еще нет.

Надеюсь, в последующих романах серии автор сможет раскрыть их полнее, превратив из функций в живых персонажей.

Текст литературный, но некоторые пассажи ставят в тупик.  Опустил голову на скрещенные над ним руки — это как?  В такие моменты кажется, что автор действительно не видит описываемой им картинки.

Читать роман на сайте Author.Today


Страницы: [1] 2  3  4  5  6  7  8  9 ... 206  207  208




  Подписка

RSS-подписка на авторскую колонку


Количество подписчиков: 670