Фантастика спасёт мир от ...


  Фантастика спасёт мир от катастрофы, 2003

© Анна Сидельникова


Фёдор Березин – донецкий писатель-фантаст, произведения которого издавались в известных сериях «Звёздный лабиринт» и «Российская боевая фантастика». Его роман «Пепел» занял второе место на конкурсе русскоязычной фантастики «Звёздный мост». Фёдор Дмитриевич поделился с нами своими мыслями о современном положении писателя-фантаста, о перспективах и особенностях развития этого направления в современной литературе.

Сейчас под обложку фантастической серии может попасть всё что угодно. Что такое в строгом смысле фантастика?

Поскольку фантастики сейчас море, в нём плавает много чего-то другого. Но на фоне этого есть проблески литературы более высокого уровня. Плохо, что читатели не имеют ориентира в этой литературе. Хорошо, если бы у нас был журнал о фантастике или передача, которые бы направляли читателя в этом море. Все обложки яркие и красивые, но из 5-10 только одна отвечает требованиям конкретного читателя.

Кроме того, процесс имеет и обратное действие. Поскольку общий ценз выпускаемой литературы понизился, редакторы ориентируются на читателя, для которого фантастика – это чистая развлекаловка. Редакторы сами понижают планку, чем рождают новое поколение фантастов и читателей. Читатели уже не могут воспринимать более сложно написанную вещь, проблемную в том числе.

На каких авторов вы ориентировались, когда начинали свою писательскую деятельность?

Раньше отбор фантастики был очень строгим. Некоторые авторы не переводились по идейным соображениям, но хорошая фантастика была. На неё и ориентировались. Безусловно, это Герберт Уэллс, Курт Воннегут, Станислав Лем, братья Стругацкие. Время их выбрало, и они, в какой-то мере, вечны. Много американских фантастов, которые, кстати, разочаровали, когда начали издавать 30-томники.

Кого из современных авторов вы могли бы выделить?

Лукин, Рыбаков (это Достоевский в фантастике), Дивов. Но захлестнувшая волна американской фантастики практически убила особое направление, которое складывалось в советские времена. Не в плане идеологии, а в плане глубокого смысла нашей фантастики.

Что нужно для того, чтобы пробиться в издательские круги? Чтобы книга увидела свет?

Мой случай (не знаю, уникальный он или нет) – я делал всё обычным методом. Отсылаешь рукопись, стучишься во все двери. Роман «Пепел» был отправлен в 10 экземплярах в разные издательства. Папку с рукописью могут, конечно, закинуть в мусорник, не читая. Тем не менее, есть большая вероятность: если рукопись понравится, то она пойдет. Но всё равно нужно быть готовым к риску – и материальному, и моральному. Мой роман «Пепел» пробивался целый год. Есть романы известных авторов, которые по 5-8 лет лежат неизданными.

Сейчас донецкое издательство «Сталкер» начало выпуск фантастики совместно с московским АСТ . Самое ценное, что издательство рядом. Можно поговорить с редактором, все обсудить. Тем более, что они только за это взялись и полны энтузиазма.

В феврале как раз год, как существует клуб любителей фантастики в Донецке. Я являюсь его председателем. Собираемся мы раз в месяц (обычно в предпоследнюю субботу месяца) в библиотеке им. Крупской. Нас посещают работники издательства «Сталкер», донецкие писатели-фантасты. Мы обсуждаем новинки, разговариваем о фантастике.

Насколько в создании фантастического произведения важен жизненный опыт и насколько – эрудированность в научных вопросах?

Это мое личное мнение: поэты проявляют себя в основном в молодости. Прозаику необходим жизненный опыт. А писателю-фантасту – ещё и научные знания.

В современной ситуации технологического кризиса возлагается ли на фантастику ответственность и особая миссия?

Грубо говоря, фантастика – это отражение будущего в настоящем. Фантаст занимается теми проблемами, которые могут быть уже сейчас, опережая науку в этом плане. Если фантастика перестанет строить свои вариации будущего, это грозит катастрофой. Лучше описать кошмар, который может быть в одном случае из ста, и избежать его.

 

источник: по материалам газеты «Донецкие новости» № 606, от 13 февраля 2003 г.