FantLab ru




рекомендует:

Михаил Успенский «Райская машина»





Аннотация: Роман Мерлин, прожив несколько лет в тайге, в полном отрыве от мира, возвращается к людям — и не узнает ничего. Россия оккупирована международными силами ООН, все твердят об эвакуации, потому что вот-вот с Землей столкнется огромный астероид, а где-то в глубине Вселенной ждет Химэй, в котором места хватит для всех. Это и есть древняя родина человечества, куда пора вернуться, забытый Эдем.

Идти со всеми? Или остаться с немногими? Тем более что есть подозрение: кто-то крупно врет. Но кто? И зачем? Просто конец света какой-то...

Жанр:

  • Антиутопия

Мнения экспертов:

  • kkk72: Хочется многое сказать о романе. Но, боюсь, будет слишком много спойлеров. Читайте сами и думайте над этим романом самостоятельно. Он того стоит. (оценка: 9)
  • Вертер де Гёте: Один из лучших за последнее время образцов социальной фантастики, искренняя, очень эмоциональная антиутопия, книга уже не предостерегающая, но бьющая тревогу, кричащая во весь голос. Несомненный успех автора. (оценка: 9)
  • Nog: Роман призывает к одному — осмотреться и задуматься. О себе и об окружающем мире. Тяжело? Да. Неприятно? Очень даже. Грустно? И это есть. Только когда-то это ведь нужно сделать. Так почему не сейчас? (оценка: 9)




Отзывы и оценки экспертов:


kkk72: В разных произведениях классической литературы — от «Короля Лира» до «Айвенго» фигурируют похожие персонажи — старые, много повидавшие на своем веку шуты. Именно у них хватает смелости говорить в глаза владыкам правду, даже самую нелицеприятную. Именно у них хватает мудрости видеть других людей со всеми их достоинствами и недостатками насквозь. Именно у них оказывается достаточно верности, чтоб не бросить своего поверженного господина, когда храбрейшие рыцари давно переминулись на сторону победителя. Вот только шутки их все чаще оказываются горькими, жесткими и совершенно не смешными. Да, в тяжелые времена только шут может позволить себе сказать правду. Вот только услышат и поймут ли его?

Искренне уважаемый мною Михаил Успенский все больше напоминает мне именно такого старого шута, который отчаянно хочет донести до людей некую важную истину, дать нам почувствовать довлеющее над автором чувство надвигающейся беды. А мы все улыбаемся, читая его книги, и говорим, что шутки мэтра что-то стали совсем невеселыми.

Шутки Успенского действительно стали грустными. Ушло из его книг то искрометное чувство юмора, благодаря которым они читались на одном дыхании и разбирались на цитаты. Стиль произведений становится все более тяжеловесным. Вставляемые скорее по инерции в роман хохмы смотрятся в нем все более неуместно. Не так просто определить жанр этого романа. Это уже не комедия, и даже не трагикомедия, а, скорее, некая сюрреалистичная притча, где за внешне совершенно безумной оболочкой скрывается пронзительная и горькая история нашей с вами жизни.

Несколько слов о сюжете. Проживший волею обстоятельств несколько лет безвылазно в тайге, главный герой возвращается к цивилизации и не может узнать свой родной Крайск. Город заполнен какими-то африканцами, территория патрулируется международными силами ООН, состоящими из сикхов. Привычный образ жизни сломан. Вокруг пестрят лозунги совершенно непонятного содержания. В общем, наступил не то вселенский Армагеддон, не то истинно русский Звиздец, а скорее нечто среднее между ними — какой-то Химэй. На протяжении всего романа герой пытается разобраться в происходящем, попадает то в странные, то в смешные, то в страшные истории, встречается с совершенно необычными людьми и попутно вспоминает свое прошлое. Разгадка же событий оказывается неожиданно тривиальной, поразительно реалистичной и чудовищно жестокой.

На протяжении всей книги автор с поразительным упорством и меткостью тычет нас в наши же слабости, пороки и недостатки, а в итоге выносит безжалостный приговор всему обществу, способному на любое злодейство ради мелких бытовых благ, и каждому из нас, чья слепота, малодушие и суеверие помогают негодяям.

Как же мы все, по мнению автора, измельчали! Даже Дьявол — и тот превратился в мелкого беса.

При этом роман очень автобиографичен. В Крайске легко угадывается родной для автора Красноярск, а в главном герое многие черты явно взяты у самого автора. И самое главное — мысли, чувства, проблемы и сомнения героя — очень авторские.

Нельзя не отметить блестящую эрудицию автора, который щедро разбросал по своему тексту разные намеки и аллюзии, а зачастую и прямые упоминания тех или иных событий. Надеюсь, я смог распознать большинство из них.

В итоге книга производит нелегкое впечатление, как каждый текст, заставляющий читателя тяжело и напряженно думать едва ли не над каждой строчкой.

Хочется многое сказать о романе. Упомянуть весьма нетривиальных персонажей, с легкостью меняющих свои личины. Подивиться странным картинам будущего, созданным автором. Восхититься некоторыми эпизодами, вроде тягача-ракетовоза, названного «графиня де Шеврез». Задуматься над многими морально-этическими проблемами, поднятыми в романе. Но, боюсь, будет слишком много спойлеров.

Читайте сами и думайте над этим романом самостоятельно. Он того стоит.

Роман едва ли станет для меня любимым. Но перечитать его надо будет обязательно, уж очень много автор вложил в него. Оценка — за глубину поднятых вопросов и откровенность автора — между 9 и 10, за увлекательность сюжета и легкость стиля — между 7 и 8. В итоге колебался бы между восьмеркой и девяткой, но пронзительная концовка не смогла оставить меня равнодушым.

P.S. Жаль, не прочел этот  роман на неделю раньше. Иначе, когда у меня была возможность пообщаться с автором, наверняка бы не удержался и спросил: «Михаил Глебович, неужели все действительно так плохо?» Очень хотелось бы узнать ответ автора на этот вопрос.

оценка: 9



Вертер де Гёте: Роман Мерлин (Мерлин — не имя и не прозвище, а фамилия, хотя тоже  вполне говорящая), скрывавшийся энное количество лет в сибирской тайге (правда, не в хижине отшельника, а в элитном коттедже со всеми удобствами, но без радио и интернета) возвращается в лоно цивилизации. А в мире-то за время его отсутствие произошли такие перемены, что «мало не покажется» и все бредят каким-то Химэем! Однако, оправившись от первоначального Роман (а с ним и читатели) понимает, что на самом-то деле ничего не изменилось, словно и не уходил никуда, а творится вокруг то же, что и творилось всегда — очередное нагибалово. Человек ведь так интересно устроен, что готов поверить в любое светлое будущее, лишь бы его преподнесли на блюдечке с голубой каёмочкой. Пусть это сделает кто угодно — очередной пророк, батюшка-царь, революционер с грандиозными идеями или дяденька-миллиардер с тугой мошной... , лишь бы самим ничего не делать. А уж сколько раз твердили миру «На Бога надейся, а сам не плошай» и «Умирать собирайся, а пшеницу сей». Райская машина, она не в книге, а у нас в головах и пока мы это не поймём, пока не научимся своей головой думать,  нас «химэют» и будут «химэть».  Химэй не близится, он давно уже здесь!  Чувствуется, что у автора наболело, с такой злой и тревожной иронией описывает он весь этот карнавал бреда, в котором находится Мерлин, а фактически — и мы с вами. Гротеск, присутствующий в романе, только усиливает атмосферу всеобщей тревоги и растерянности. Вместо с тем книга можно назвать смешной, вот только смех этот горький, сквозь слёзы, как в сатирах Гоголя и Салтыкова-Щедрина, традиции которых прямо продолжает «Райская машина».

Итог: один из лучших за последнее время образцов социальной фантастики, искренняя, очень эмоциональная антиутопия, книга уже не предостерегающая, но бьющая тревогу, кричащая во весь голос. Несомненный успех автора.

оценка: 9



Nog: Хорошо ли там, где нас нет? Это мало кому ведомо, но большинство разумных обитателей планеты Земля в той или иной мере уверены в истинности этого утверждения, и неудивительно, что раз за разом люди оказываются увлечены разнообразнейшими обещаниями и описаниями грядущего рая, до которого лишь надо добраться, а где именно он расположен — за морем-океаном, в земле обетованной или в светлом будущем — это уже малозначимые детали. А уж если рай можно увидеть своими собственными глазами, а заодно послушать и даже пощупать тех, кто уже туда попал, но вернулся, чтоб о нем рассказать, да еще Земле грозит неминуемая гибель, и к тому же отбытие в этот самый рай не сопряжено ни с какими страданиями, отлично организовано и сопровождается удивительно альтруистичными акциями, то поражаться останется не тому, что райская мечта в мгновение ока охватила всех землян, а тому, что это не случилось еще быстрее.

Поражается происходящему и Роман Ильич Мерлин, несколько лет безвылазно просидевший в тайге практически без связи с внешним миром. Знай он, как всё обернётся, может, и поменял бы своё решение не слушать и не читать никаких новостей. А может, и нет. Теперь уж какая разница? Теперь понять бы, что вообще вокруг происходит и какую роль во всём этом сыграл его недавно погибший друг и покровитель.

Будь я склонен к громким фразам, сказал бы, что «Райская машина» была, наверное, последней попыткой оценить, в верную ли (исключительно для меня!) сторону движется творческая мысль Успенского. Предпоследняя такая попытка, скажем, принесла неутешительные результаты (я имею в виду «Три холма...»), и если б впечатление не улучшилось, боюсь, от новых книг писателя я бы зарёкся если не навсегда, то очень надолго, так что приступал к чтению с немалой опаской. Однако негативные ожидания начали развеиваться буквально с первых страниц: казалось, к читателю наконец вернулся тот же острослов, балагур и хохмач Успенский, который каких-то семь-десять лет назад был лицом отечественной юмористической фантастики. Тот, да не тот. Тенденция к увеличению доли шуток на злободневные, а не общие, темы, никуда не исчезла, больше того, возможно, именно в этой книге она достигла своего пика. Невооружённым глазом видно, как беспокоит писателя то, что происходит сейчас с нашей страной, с людьми... Да и со всем человечеством, в общем-то. Причём избрал Успенский для выражения своего беспокойства не попытку ответа на один из вечных русских вопросов, как часто бывает.

В романе показан не вариант дальнейшего обустройства России и не попытка представить, как мы дошли до жизни такой. Здесь изображена совсем другая Россия. Гротескная до жути... и отнюдь не нереальная, от чего становится ещё неуютнее. На первый взгляд — бред ведь совершеннейший. Сикхи-миротворцы, Достигшие, чвели, какой-то лайн, какие-то номера... Чепуха, в общем, на постном масле. А присмотришься — люди-то те же самые, точно такие же, как сейчас. И ведь хочется сказать: ну я же не такой, и никого таких не знаю, а если и знаю, так их мало... И хочется, и скажешь даже. А потом и призадумаешься — а вправду ли не такой? Или, может, самого себя обманываю? Невесёлые мысли, в общем, вызывает эта смешная — действительно смешная — книга.

Автор не даёт ответов, рецептов, да даже лозунгов. Роман призывает к одному — осмотреться и задуматься. О себе и об окружающем мире. Тяжело? Да. Неприятно? Очень даже. Грустно? И это есть. Только когда-то это ведь нужно сделать. Так почему не сейчас?

оценка: 9






Другие рекомендации «Лаборатории Фантастики»: