FantLab ru

Дмитрий Казаков «Чёрное знамя»

Чёрное знамя

Роман, год

Жанровый классификатор:


 Рейтинг
Средняя оценка:7.51
Голосов:56
Моя оценка:
-
подробнее

Аннотация:


Они молятся на знамя с трезубцем, но при этом называют себя патриотами России и наследниками Чингисхана.

Они восстановили лежавшую в руинах великую страну, но при этом покрыли ее концлагерями.

Они вернули русскому народу втоптанную в грязь гордость, но при этом развязали новую мировую войну.

Кто же они такие, и чего им это стоило?

Награды и премии:


лауреат
РосКон, 2015 // Роман. 1 место («Золотой РОСКОН»)

лауреат
Филигрань, 2015 // Большая Филигрань

лауреат
Созвездие Аю-Даг, 2015 // Премия "Созвездие Большой Медведицы"

Номинации на премии:


номинант
Басткон, 2015 // Премия «Чаша Бастиона»

номинант
Басткон, 2015 // Премия «Иван Калита»

номинант
Интерпресскон, 2015 // Крупная форма (роман)

номинант
Созвездие Аю-Даг, 2015 // Премия "Золотая цепь"

Похожие произведения:

 

 


Издания: ВСЕ (2)
/языки:
русский (2)
/тип:
книги (2)

Чёрное знамя
2014 г.
Черное знамя
2016 г.




Доступность в электронном виде:

 

Отзывы читателей

Рейтинг отзыва



Сортировка: по дате | по рейтингу | по оценке
–  [  43  ]  +

Ссылка на сообщение , 24 марта 2015 г.

Для меня это первое знакомство с творчеством автора. Не могу сказать, что знакомство было приятным.

Со всех сторон. Во-первых язык, — ровно, складно, читается легко, быстро. Но какой-то твердо-ремесленнический. Нет полёта, души. А уж готовые клишированные описания... Если бьют кого-нибудь, то обязательно слышится хруст. Если употребляют коньяк, то обязательно с «густым «клоповым» духом»... Короче, — штамп на штампе и одними и теми же словами. Бедноват язык.

Во-вторых содержание, — роман заявлен, как «альтернативная история». Но это не так; то, о чём читаешь уже было, только автор перенёс исторические события из Германии в Россию. По хотению писателя Россия, а не Германия проиграла Первую мировую, причём в 1916 году. И после заключения унизительного мира сценарий развивается ровно по Третьему Рейху. Скучно. Почему по Казакову возможно только такое положение вещей? Или автору лень было придумать что-либо менее навязшее в зубах? И опять же скрытое отождествление режимов Гитлера и Сталина.

Видимо, чтобы несколько оживить повествование вводится детективная линия, к сожалению тоже прозрачная до неприличия и разгадываемая с момента появления в романе.

Да, вот ещё про стиль, — в 1922-38 годах изъясняются совершенно по нынешнему. В «Князе механическом» Ропшинова, тоже довольно посредственном, язык хоть немного стилизован под то время, здесь же — как будто читаешь описание современности, которая здесь и сейчас.

Местами автор намекает на сегодняшнее положение в России. Мол, стремление к возвращению национальной гордости ведёт к фашизму. По-моему перебор.

Да и не раскрыты в романе все затронутые автором темы. Так, — пробежался по верхушкам...

В послесловии Андрей Валентинов называет писателя хорошим. Может быть. Других произведений я у него не читал, и после «Чёрного знамени» вряд ли буду продолжать знакомство. Валентинов так же назвал хорошим и роман. Тут я не согласен. По моему роман плохой. Неинтересный, хотя авторитетный для меня рецензент считает иначе.

Эту книгу в электронном формате я купил через интернет, чем, смею надеяться поддержал автора. Этим же отзывом, надеюсь помог читателям сделать выбор.

Оценка: 4
–  [  12  ]  +

Ссылка на сообщение , 6 июля 2016 г.

И вновь продолжая ознакомление с современными русскоязычными фантастами, решил остановить свой выбор на долго пылившийся в планах на прочтение книжке Дмитрия Казакова «Черное знамя» — НЕпопаданческой альтернативке. И хотя бы из-за того, что этот роман является именно альтернативной историей без присутствия всякого рода попаднцев, с данным произведением стоит ознакомиться. Но обо всем по порядку.

Автор использует вторую, как мне кажется по регулярно выходящим книжным новинкам, тему по популярности в среде российских альтернативок (первая, естественно, «что, если Советский Союз продолжит жить»), а именно иной ход революционных событий в Российской империи и/или республике. В данном случае ход тех нескольких революций, произошедших в начале 20 столетия и изменивших всю историю нашей страны, да и всего мира, «переписан» авторским пером достаточно кардинально. Например, Первой русской революции на лике истории, видимо, и не бывало вовсе (тем не менее политические партийные объединения существуют; видимо, появились после революции, придуманной Казаковым). Нигде об этом, правда, прямо не говорится, но не упоминается ведь и не одно событие, с ней связанное. Да и о Государственных думах ни слуху ни духу (вместо них тут Земские собрания). Отсутствие столь важного события в авторском мире объясняется, как я понимаю, также не случившейся русско-японской. Но и здесь объяснения отсутствию не дается — просто допущение Казакова. Ну, на нет и суда, как говорится... Но к историческим правдоподобностям еще вернемся. А пока скажу лишь, что и Февраля с Октябрем 17-ого здесь не было, зато были Январь 16-ого и пришедшая после него Январская республика, которая рисуется автором как аналог Веймарской республики из нашей обычной истории. Отсюда и еще более трагического поражения в Первой Мировой начинается основное повествование «Черного знамени», романа о русском евразийстве, перешедшим в типичнейший фашизм.

Перед дальнейшим обзором и анализом сюжета и исторической части произведения хочется сказать, что оно все-таки тоже, как и многие другие современные российские книги, не только фантастические, о поиске идеи и пути для России. Здесь, конечно же, Казаков исходил от противного, но это не отнимает того, что роман входит в общую «поисковую» книжную тенденцию. Да и все наше сегодняшнее «попаданчество» в нее входит — не важно даже, откуда попаданцы и куда они попадают, и чего хотели писатели и писаки этих книженций. Подсознательно и сознательно они все равно хотят другой, лучшей России, которая бы свернула на верную, по их мнению, историческую колею. Не важно, какую — имперскую, советскую, демократическую, фашистскую, белую или красную, или еще какую, любую, но другую. И иногда все эти фантасты, философы, действующие политики и другие заводят нас в такие дали бреда, абсурда и абсолютного идиотизма, что рядом с ними даже Задорнов с Фоменко и их украинские «истинные историки» кажутся чуть более, но здравыми. Первый хотя бы что-то юмористическое может выдать. А воскрешая и перенося на прошлые российские формации, или на современную лики что коммунизма, что фашизма, что империализма или всего остального, что страна уже успела пройти, перерасти или даже победить, они просто забывают, что не прошлым, а будущим надо жить; не рисовать одни эпохи — белыми, а другие — черными, ровно как и их деятелей; не строить идеологизированные варианты альтернативного прошлого и уж тем более грядущего будущего с новыми-старыми монархами и диктаторами, а заняться более значимыми вещами. Например, улучшать быт граждан, всей страны. Системы образования, здравоохранения. Хоть как-то способствовать этому, а не разглагольствовать о том, что вот «если бы так случилось, было бы лучше». Вот такой вариант для России и любого другого государства и есть единственно правильный — счастливый и свободный вариант.

Но вернемся к нашим евразийским баранам. Через две параллельные линии повествования, рассказывающие о прошлом и настоящем главного героя романа — партийного деятеля Олега Одинцова, ведется история становления Российской евразийской империи и ее основной (и единственной, разумеется) идеологии — евразийства (которое в нашей обычной реальности возникло в эмигрантской среде в 20-ых; здесь же, где эмиграции и подобных ей стимулов не было, оно также появилось от рук все тех же авторов; в принципе, как некий логическо-исторический ляп засчитывать не буду, ибо Казаков указывает на другие стимулы для появление евразийства, которое все же вполне логичное развитие славянофильства). В этом мире без русско-японской войны и Первой русской революции все равно была Первая Мировая, которая и стала точкой основного перелома для всего будущего этой альтернативной реальности. Вместо Германии основным пострадавшим оказывается именно Российская империя, которая как и в нашей истории теряет свои западные территории, ставшие государствами-сателлитами австрийцев и немцев. Плюс к этой огромной потере прибавляются еще и контрибуции с репарациями и всяческие запреты, например, на армию и флот. В общем и целом с Россией происходит все то же, что и с обычной Германией (даже если забыть про то, что отличия в боеспособности царской армии до и после русско-японской не настолько масштабны, взять хотя бы возникший «снарядный голод» — а именно этими различиями объясняет Казаков катастрофу на фронте — я не могу принять авторскую логику в завершении альтернативной Первой Мировой. Ведь что та, что наша пусть и содержали в себе множество конфликтов интересов, самым главным из них все равно выступало британо-германское противостояние в экономике. Именно исходя из этого противостояния и строились блоки Антанты и Центральных держав. Поэтому говорить серьезно о том, что Британию бы устроила не проигравшая Германия, но проигравшая Россия — пусть даже и Россия без европейских и среднеазиатских кусков, без Тихоокеанского флота, но с огромными контрибуциями нельзя. Слабая Россия это прекрасно, но первоначальной и основной целью была слабая Германия. Так что описываемый Дмитрием Казаковым мир после здешнего «Амстердамского договора» с выжившими империями Австрии и Германии, продолжающими свою финансовую борьбу с Англией, выглядит несколько абсурдным и нереалистичным). И возникшая после этого и переворота графа Витте (непривычно было видеть данного персонажа в роли кровавого диктатора), свергнувшего монархическое правление, Январская республика, и все последующие события — все это явные параллели с Веймерской Германией и ее скатыванием в нацизм. И дальше больше (больше германской истории 30-40-ых, скопированных и перенесенных на Россию 20-30-ых): появление маленькой партии со странной идеологией, но харизматичным лидером-оратором (здесь — Огневский, а в нашем мире угадайте кто), Народная дружина (которая «отряды охраны» — СС), пропагандистская работа, броские лозунги, реваншизм, тернистый, но победоносный путь к власти (который вылитый нацистский), похожее окружение вождя-«фюрера», Вечная Империя (аля «Тысячелетний Рейх»), войны за объединение разделенного народа и восстановление потерянной нац-гордости, концлагеря (с характерными цветными нашивками), уничтожение оппозиции (левых и всех прочих), закулисная политическая борьба (основная сюжетная линия книги), массовая пропагандистская деятельность с малых лет вместе с изменениями истории и языка (тут уже явные заимствования из «1984» Оруэлла, вплоть до двоякости смыслов), Антиевразийский блок, антисемитизм и т.д., и т.д. Есть в евразийстве не только явный дух нацизма с тем лишь отличием, что тут избранными признаются несколько рас. Пересечения наблюдаются и с итальянском фашизме. Да и с советскими реалиями, хотя бы в виде любви к сокращениям, возможно сходство. Да и от дореволюционной России кое-что в этой, другой, евразийской империи наблюдается (но эти многочисленные всевозможные пересечения с историей скатывающийся в фашизм Германии не закрывают от взгляда того факта, что в России подобная партия вряд ли бы стала массовой и пробралась к вершинам власти. И это хотя бы из-за той самой Первой Мировой, не важно, иной ли или нашей. Ее экономическая тяжесть, ненародность, социальные довоенные и послевоенные проблемы — все это способствовало и должно было способствовать прорыву к эшелонам власти именно левым партиям, в особенности большевикам. Да и анархическому движению — где Черная гвардия? Логичный исход в пользу левых и в этой реальности подтверждает и то, что в нашей России, которая тоже проиграла Первую Мировую войну, не восторжествовали реваншистские настроения. Особых предпосылок к подобному нет и в книжной реальности автора). Но самое главное в том, что все это евразийство в итоге стало обычной правой тоталитарной идеологией, которая мало чем отличается от черносотенцев (которых романные «дружинники» громят в одной из глав. Стоит упомянуть, что именно некоторые из черной сотни, эмигрировавшей в Центральную Европу, довольно органично вписались в ряды немецких национал-социалистов, сумев занять даже высокие посты среди нацистов). Более того, по всем признакам евразийцы и являются типичными тогдашнеми русскими правыми (не все ведь из них были закоренелыми монархистами).

Попробую подытожить. «Черное знамя» — неплохой, среднего уровня добротный роман-альтернативка про то, к чему может привести поиск пути для страны и национальной идеи. И про то, что фашисты разные бывают, в том числе и с символикой и званиями монгольской армии тринадцатого века. Читается он не без интереса, пусть и особых интриг и живых героев тут нет. Да, историческая линия клишированная, ничего особо нового для жанра нет, и исторические ляпы присутствуют (а вот назвать язык написания, диалоги персонажей слишком похожими на современный язык не могу; лишь один раз встретил выбивающейся из колеи термин «ура-патриоты», а так...). Наверное, оно и сложно, привнести что-то новое в антиутопии про тоталитаризм. Поэтому и я стал задумываться, а стоит ли и мне что-то подобное писать — вряд ли и я что-то новое занесу (тем более, что и тематику планирую похожую с «Черным знаменем», только про современность). Ну, это уже другая история. А пока можете прочесть данную книгу и помочь сделать так, чтобы Россия стала лучше без всяких идеологий, великих идей и путей, целей... Просто сами станьте чуть лучше, порядочнее, ответственнее и трудолюбивей. Тогда, глядишь, что-то и изменится в лучшую сторону без товарищей вроде Огневского.

Оценка: 7
–  [  11  ]  +

Ссылка на сообщение , 9 ноября 2016 г.

Давно собирался ознакомится с романом Дмитрия Казакова «Чёрное знамя», но всё никак не доходили руки. А тут, в связи с не совсем понятными ноябрьскими праздниками, выпало сразу три свободных выходных дня, поэтому решил не откладывать более. Сразу могу сказать — не разчаровался. Роман понравился. Не совсем я понял, правда, чего в нём такого провокационного и скандального, что его аж печатать отказывались, но это ведь может быть и простым рекламным ходом?...

Итак, перед нами добротный образец альтернативной истории. Той самой, настоящей АИ, в которой нет и не может быть никаких попаданцев. Что, безусловно, радует. Выбранная автором тема радует ещё больше: роман рассказывает о создании Вечной Империи на территории бывшей империи Российской в 20-30-е годы XX века. Империи, построенной на основе учения идеологов евразийства Николая Трубецкого и Петра Савицкого, которые в авторской реальности не оказались в эмиграции, а потому жили и творили на родине. Что получилось в итоге? Сложно сказать однозначно, да и в послесловии Андрей Валентинов ещё постарался припугнуть, но по большому счёту можно сказать, что получилось то же, что и с Германией в 30-е годы. В своих отзывах уважаемые лаборанты (особенно osipdark) довольно подробно касаются принципиальной возможности подобного развития событий, поэтому не буду повторяться. Скажу лишь, что лично я, будучи историком по образованию, очень сомневаюсь, что в России указанного времени могла стать популярной партия, подобная созданной фантазией автора Партии Народов России. Это не значит, что возникновение фашистских организаций в Российской Империи было невозможно, да и возникли они, если уж на то пошло, хотя бы на Дальнем Востоке, просто ОЧЕНЬ сомневаюсь я, что идея возродить империю Чингисхана нашла бы отклик в широких народных массах. Как-то не ассоциируется у нашего народа Темучин Есугэевич с чем-то созидательным. Что сейчас, что, я думаю, в начале XX века. Лишним подтверждением этому может служить тот факт, что евразийство так и не стало по-настоящему признанной научной доктриной. Однако, это я отвлекаюсь. Чем действительно хорош роман, так это историческими личностями, которые в мире «Чёрного знамени» совсем не похожи на своих реальных прототипов. И пусть Левитан всё-же стал диктором на радио, зато не погиб Колчак, не стал заметной фигурой Ульянов-Ленин, страну после ликвидации монархии возглавил генерал Алексеев, не погиб в 1916 году знаменитый лётчик Козаков, совсем другие роли сыграли Витте и Корнилов, и так далее, и тому подобное. Возможно ли было подобное? Кто знает, ведь в мире романа не было революции 1905 года и Русско-Японской войны, зато было сокрушительное поражение в Первой мировой, из-за которого Россия оказалась на месте униженной Германии. И кто знает, как развивались бы события, если бы история признавала сослагательное наклонение? В любом случае, чтение романа доставляет удовольствие и требует некоторой подготовки. Необходимо хотя бы в общих чертах быть знакомым с трудами Николая Трубецкого и Петра Савицкого, разбираться в персоналиях российской истории рубежа веков (для тех кому лень копаться в книгах или хотя бы обратиться к Википедии, автор в конце разместил своеобразный перечень исторических персонажей), ну или хотя бы знать чем эсэры отличаются от эсдэков и черносотенцев...

Что касается собственно сюжета — перед нами история жизни «старого партийца» Олега Одинцова и его постепенного разочарования в идеалах Партии. Две разновременные сюжетные линии — расследование заговора розенкрейцеров в 1938 году и эпизоды жизненного пути Одинцова — в финале сплетаются воедино, приводя к страшному, хотя и закономерному финалу. Не могу сказать, что всё получилось у автора идеально и убедительно с психологической достоверностью, но читать о становлении Одинцова было по-настоящему интересно. Особенно понравился ход с названиями сюжетных линий: «Под хмурым небом осени» — о разочарованном жизнью немолодом мужчине, и «Прекрасным майским днём» — когда главный герой искренне верил в своё предназначение и строил будущее, которого хотел для своей страны. Не понимаю, как можно упрекать автора за «простенький» язык и повторяемые куски текста, если они для того и повторяются, чтобы показать, насколько разным или, наоборот, одинаковым бывает восприятие одних и тех же событий в зависимости от настроения главного героя? Да и вообще, сомневаюсь, что автор, который «нормальной скоростью работы считает четыре романа в год» не способен написать роман без повторов кусков текста =)))

Подводя итог всему вышесказанному, могу сказать, что роман «Чёрное знамя», несмотря на непростую тематику, оказался настоящим глотком свежего воздуха среди нынешнего засилья юных попаданцев в 1941 год и книг с названиями типа «Наши танки дойдут до Ла-Манша! Ядерный блицкриг СССР», которые некоторые люди принимают за альтернативную историю. Роман в чём-то страшный, в чём-то не совсем убедительный, но, безусловно, заслуживающий внимания. Это — НАСТОЯЩАЯ альтернативная история о мире, который, к счастью, не случился, но который вполне мог существовать.

Настоятельно рекомендую ознакомиться.

Оценка: 10
–  [  10  ]  +

Ссылка на сообщение , 27 апреля 2016 г.

http://kobold-wizard.livejournal.com/777594.html

Обласканная прошлогодними премиями книга о России, которую мы не нашли. Я смог урвать бумажный экземпляр в «Гиперионе». Был большой кредит доверия на основании отзывов, включая мнение Андрея Валентинова и Олега Ладыженского.

Альтернативная история вильнула несколько раз. Во-первых, Россия выиграла русско-японскую войну, во-вторых, проиграла Первую Мировую с треском еще в 1916ом, ну и наконец Николая II убили в результате патриотического заговора еще в 1915-ом. Остальное — следствия. Кирпичик за кирпичиком Россия превращается в сокрушительную Евразию, раскинувшуюся от Заполярья до Индийского Океана и от Карпат до Тихого океана. Во главе государства стоит местная версия барона Унгерна, нашедшего почву для своего духовного взлета не в монгольской почве, а в идеях Николая Трубецкого. Еще в 20-е годы в Москве начинаются собрания новой партии, ставящей перед собой задачу возвращения былого величия России. И у них получается.

В посыле о том, что мы на самом деле не имеем никакой прививки от фашизма, данный текст родственен известной статье Бориса Стругацкого от 1995ого года. Казаков построил более-менее четкую картину, как фашистская идея могла быстро взрасти на не гипотетической, а вполне реальной почве 1910-1920х, без оглядки на неудачливого австрийского художника. Однако невзошедшее быстро, имеет шанс взойти постепенно уже сейчас, спустя 100 лет. И тут кроется серьезная дилемма, которую требовалось решить автору: с одной стороны можно было показывать потенциальную возможность происшествия известных немецких событий только на нашей почве, а с другой — можно было спрогнозировать местные события, не имеющие аналогов в прошлом. К сожалению, Казаков выбрал привычный метод изображения тоталитарных обществ, не проектируя неизвестное. В этом моя основная претензия к действительно полезному тексту Казакова.

В меньшей мере задело то, что текст выглядит неестественным. Ни одно из показанных событий не вызвало удивления, даже те, что напрямую относятся к детективной линии сюжета. С одной стороны, «повторение — мать учения», но с другой — нам все-таки требуется стресс восприятия для лучшего осознания возможных рисков. У Казакова не вышло.

Итого: Получилась полезная в хозяйстве штампованная вещь. Да, сейчас такие почти не делают, хотя польза от такого текста несомненна. Вот только будь в тексте чуть больше живых прогнозов, пусть даже и наивных, он бы заиграл более яркими красками.

Оценка: 6
–  [  10  ]  +

Ссылка на сообщение , 7 декабря 2015 г.

Что можно сказать? Давно я не читал такой альтернативной истории. Впрочем, вру — никогда я такой альтернативной истории не читал, хотя направление это люблю и частенько к нему прикладываюсь. Признаться, поначалу возникли легкие ассоциации с «Человеком в высоком замке» Филипа Дика — есть некая общность в идее. Возникли и сразу развеялись. Поскольку, если уж всерьез сравнивать, то (да простится мне такая крамола) старине Филипу стоит смущенно отойти в сторону и немного покурить.

«Черное знамя», конечно, гораздо ближе к нам по теме (место действия, все же, Россия), а потому эмоциональное восприятие, естественно, острее. Но если у Дика всего одно достаточно простое фантастическое допущение — победу во Второй Мировой одержали Германия, Италия и Япония, то здесь наворочено столько всего… Под таким углом историю России еще не рассматривал никто, и это безумно интересно! Возможно, профессиональные историки и найдут до чего докопаться, но на мой, возможно, не слишком искушенный взгляд историка-любителя, такой вариант развития нашего государства (возникновение могучей и тоталитарной фашистской империи) и всего мира вполне мог воплотиться на какой-то из веток реальности. Повествование идет попеременно в двух временах — незадолго до судьбоносного переворота и через несколько лет после.

Мне, опять же по сравнению с «Человеком в высоком замке», «Черное знамя» показалась куда более драматичной и эмоционально насыщенной. Великолепно и со знанием дела прописанный мир альтернативной исторической реальности довольно мрачен. Там неоткуда взяться голливудщине и чудесному хэппи-энду. Всего этого там и нет. И еще (что особенно приятно) там нет попаданцев! Зато все пронзительно психологично, правдиво, жестоко, порой зло. В общем, как сам жизнь, даром что фантастика. Главному герою, хоть он и не однозначно положительный в привычном представлении, зато невероятно живой и многогранный, хочется сопереживать и сопереживается вплоть до душевной боли. Здесь вообще нет картонных персонажей, штампованных героев или злодеев.

Книга произвела неизгладимое впечатление и, честно говоря, очень захотелось увидеть ее экранизацию. Однозначно рекомендую к прочтению!

Оценка: 9
–  [  6  ]  +

Ссылка на сообщение , 7 марта 2017 г.

Написано очень неплохо Но сама идея отвратительна — проецировать Рейх и даже его конкретных деятелей на Россию

Это грубое заимствование раздражает, кроме того получается по этой логике, что в слеедующей части будет поражение нашей страны и раздел её, бомбежки Москвы, русские пленные, наши знамена, которые бросают на землю в Берлине Ну совесть есть такое творить?

Писатели осторожнее должны быть с подобными идеями, поскольку иногда они материализуются... Правда не в этом случае...

Тут сказался негласный такой тренд школы Стругацких — писателю в книгах своих, чтобы быть в авторитете, обязательно надо побороться с фашизмом, и лучше всего — русским фашизмом

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)

Оценка: нет
–  [  5  ]  +

Ссылка на сообщение , 24 октября 2016 г.

Не соглашусь с предыдущими ораторами — роман, хорош и однозначно читать, если не страшно! Две книги, которые сразу приходят на ум, это, конечно, 1984 и Град обреченный. И если с 1984 роднит профессия главного героя, то экскурсы в жизнь очень напоминают историю Андрея, что искал свое предназначение — прямо пошаговый план внедрения линии одного романа в другой. Мелкими штрихами есть отсылки к творчеству Валентинова, или даже иногда к оригиналам, где сам Валентинов черпал вдохновение.

Из современных аллюзий — поиск профессионального успеха, которого главный герой достигает, но получает пустоту внутри. Как знакомо и по работе, и по другим современным романам. Квинтесенцией, конечно, Поляков — Любовь в эпоху перемен, но почти все романы Полякова про это — здесь же герой погружается в «поток» — перечитайте части касательно профессиональных частей деятельности Олега. Автор, как будто, знает не по наслышке, как это работать в потоке.

Ну и самое главное — роман страшный. Как и по предложенной альтернативе, так и по вполне очевидным аллюзиям на современность. Это вполне может быть, незаметно или быстро, мы готовы к такому положению дел. И все это творится на наших глазах, и такая развилка, как описана могла бы быть — что и страшно! Вы там держитесь, хорошего вам настроения!

Оценка: 10
–  [  3  ]  +

Ссылка на сообщение , 31 января 2017 г.

И вот, в столетний юбилей поворотного момента российской истории, у меня доходят руки до крайне нетипичной альтернативной истории. Пока в моем Петрограде и в других городах России кипели страсти по «доскам» Колчаку, героиня Крыма вступалась за «частную жизнь» зачем-то канонизированного царя, и в целом продолжалась «гражданская война в головах», я пытался осмыслить довольно качественный текст. Для меня главным вопросом в течение чтения стала, как ни странно, вероятность того, что буржуазная Россия, нареченная здесь «Январской республикой» (чтобы аллюзия на Веймарскую воспринималась даже фонетически) смогла просуществовать аж до самого конца 20х годов. Автор недвусмысленно разбросал по тексту прямые указания на то, что у такой России был немалый запас прочности и что вирус евразийского фашизма поразил, в общем-то и по большей части здоровый организм. Возможно, при крайне удачном внешнеполитическом стечении обстоятельств и наличии талантливых, жестких, но не деспотичных лидеров, такая Россия смогла бы просуществовать. Но увы — крайне сомнительно, что закадычные западные друзья нашей многострадальной Родины, в случае ее поражения и пребывания в вялотекущем политическом кризисе позволили бы ей остаться единым государством. Если обратится к вполне реальному евразийцу Дугину и его «Основам геополитики», то сложно не согласится с тезисом о том, что в силу своего географического положения и иных факторов, Россия обречена на противостояние с более могущественными западными (да и восточными тоже) соседями. Столыпинские «года тишины» нам подарили только в 21 веке, да и не в полной мере. Это всё, пожалуй, не касается книги на 100%, но как-никак, именно она спровоцировала размышления на этот счет, что, безусловно, плюс.

Описанная идеология ловко сочетает интернационализм и «русское имперское», капитализм и план, но успех ее — в грамотно организованной пропаганде, представителем которой является главный герой. Именно ломке мировоззрения, а не путям развития России, посвящена книга, пусть она и заставляет о них думать и делать это часто и много. Возможно, все недостатки — именно из-за этого. Для усиления драматического эффекта в текст полезло все — факельные шествия, нашивки на робах в лагерях, антисемитизм, сожжение книг, внутрипартийные интриги в духе сталинских лет... Иными словами, в определенный момент Российская Евразийская Империя начинает напоминать оруэлловскую Океанию или же просто пародию на тоталитаризм реальной истории, а не продукт иного хода истории. Республиканский Петроград вновь переименовывается в имперский Санкт-Петербург, пусть и события после петровских реформ официально признаны трагическими, но в то же время обращение «товарищ» вытесняет «господина» — и если подобное сначала воспринимается хитростью и живучестью описанного евразийства, то к концу романа — досадно неудачной попыткой изобличить «всё и сразу».

Ниже уже писали про то, что у автора красной нитью через все повествование проходит мысль о том, что желание вернуть свою страну и свою нацию, неизбежно ведет к бесчеловечному государственному/общественному укладу. Это, конечно, прискорбно, так как демонстрирует крайне поверхностный подход к историческому процессу, менталитету народу и т.д. Не говоря уже о том, что это банальная клевета на патриотизм и чувство национальной гордости.

Оценка: 7
–  [  3  ]  +

Ссылка на сообщение , 17 декабря 2016 г.

Очень хорошая и очень злая книга.

Это альтернативная история в которой Россия стала Веймарской республикой. В ней прекрасно описаны все стадии развития в стране такого явления как тоталитарный фашизм. Для этого нужно всего лишь что бы сошлось несколько политических и экономических факторов и все. Вы же не думаете что немцы были просто злыми и нехорошими людьми? Нет, они были такими же людьми как и все прочие. С литературной точки зрения книга конечно звезд с хлеба не хватает ее цель проиллюстрировать мысли автора и дать пищу для размышлений. Но очень мало книг дают такую пищу для таких размышлений поэтому рекомендую любителям альтернативной истории и противникам тоталитаризма в любой форме.

Оценка: 9
–  [  2  ]  +

Ссылка на сообщение , 5 сентября 2017 г.

На первый взгляд вроде бы вполне себе среднестатистический и довольно добротный романчик без особых претензий на какие-то слишком уж «сурьёзные» выводы, но когда в послесловии г-н Валентинов утверждает, что, кроме альтернативы в прошлом, автор нам показывает ещё и реальный вариант развития будущего России, становится просто смешно. Данная книга, безусловно, как уже было отмечено некоторыми отозвавшимися, крайне малоубедительна — и это мягко говоря — в части той альтернативы, которую рисует для России начала 20 века. Если совсем коротко: в России никогда не был возможен фашизм (нацизм, национал-социализм) в его европейском варианте (который, маскируя под мифический «евразийский фашизм», автор, собственно, и описывает) по той простой причине, что крайние формы национализма возможны только в сформировавшихся национальных государствах, каковым Россия никогда не была даже рядом — её можно называть как угодно, и называли, и называют — «империя», «недоимперия», «империя наоборот», — но никак не национальным государством. В силу отсутствия самого главного компонента такого государства — нации. И то же самое можно сказать про будущее: никакого фашизма (нацизма, национал-социализма, да даже и национал-большевизма) в России не будет, п.ч. за прошедшие 100 лет ничего в этом смысле здесь не изменилось: нации как не было, так и не сформировалось; национального государства как не было, так никто и не поставил задачу на его формирование; по сути своей, Россия как была сословным обществом, так им и осталось, — 70-летний эксперимент по открытию социальных лифтов для низов кончился полным пшиком, опять, как и при царе-батюшке, «у маршала тоже есть сын», и кухаркиным детям нечего делать на государственной кухне. Аморфная территория (плюс-минус несколько десятков тысяч кв.км за те же последние 100 лет), аморфное население (плюс-минус несколько десятков миллионов человек за то же время), которое ничто, кроме общегосударственного языка, не объединяет, аморфное государство, которое в даже самой жёсткой («тоталитарной») форме не может заставить платить налоги — население — и не воровать из казны — чиновников. О каком фашизме вообще речь? О каком «тоталитаризме»? Это что касается «возможности»: описанный мир был физически невозможен, социально невозможен, политически невозможен. Так что в смысле «альтернативы» роман — не более чем праздная игра ума: прочитать и забыть, ибо никогда не было у России подобной альтернативы. Что до литературной составляющей, то не может не вызывать смеха фигура ГГ. И где это вы видели человека, который сперва осознанно делает выбор в пользу серьёзной карьеры на госслужбе, а потом, страдая от того, что у него погиб сын (вообще-то военный, а военных убивают) и умерла бывшая(!!!) жена, а также от мучений совести по поводу собственного предательства «друга детства», которого он не видел 25 лет, застрелится? Кисейная барышня какая-то наш главный герой, а не закалённый боец идеологического фронта, приближённый к государственной верхушке великой империи. И в конечном итоге можно сказать, что в невозможном мире, выдуманном автором, ещё и действуют невозможные герои. Таки всем альтернативам альтернатива!

Оценка: 6


Ваш отзыв:

— делает невидимым текст, преждевременно раскрывающий сюжет, разрушающий интригу