FantLab ru

Елена Ершова «Ихтис»

Рейтинг
Средняя оценка:
9.33
Голосов:
12
Моя оценка:
-

подробнее

Аннотация:

В глухую деревеньку со всей страны съезжаются люди. Здесь можно найти самое настоящее чудо: основатель старообрядческой общины «Рыбари Господни» умеет исцелять смертельные болезни, изгонять бесов и даже воскрешать мертвых. Однажды попав в сети общины, можно остаться в них навсегда…

Репортер и скептик Павел Верницкий не верит ни в чудеса, ни в магию, и решает разоблачить новоявленного мессию. Но на глазах оживают страшные сказки о проклятых местах, прошлое пробуждается и возвращается призраками давно умерших людей, а потомственный колдун жаждет завладеть могучей силой.

Во что верить, когда рассудок дает трещину? И как не стать наживкой для ловца человеческих душ

© Елена Ершова
Примечание:

Опубликовано в сети в 2017 г.


Входит в:



Издания: ВСЕ (1)
/языки:
русский (1)
/тип:
книги (1)

Ихтис
2018 г.





Доступность в электронном виде:

 


Отзывы читателей

Рейтинг отзыва



Сортировка: по дате | по рейтингу | по оценке
–  [  10  ]  +

Ссылка на сообщение , 7 октября 2017 г.

О том, что Елена Ершова мастерица создавать в своих книгах атмосферу саспенса, хоррора и мистики, я поняла после прочтения романа «Неживая вода», да и при чтении «Царства медного» меня не оставляло необъяснимое чувство тревоги и внутреннего напряжения. Так что открывая «Ихтис», где указан жанр мистика/ужасы, я прекрасно понимала, что атмосфера будет местами мистическая, местами жутковатая, местами загадочная. И я не ошиблась – атмосфера полностью выдержана в соответствующем стиле. Мне хватило нескольких букв, чтобы почувствовать беспокойство за судьбу главного героя. Нет, это не те буквы, которые пишут на заборе, это сочетание букв выглядело как «ЧЕРВ…». Одно из слов, начинающееся на эти буквы, грозит смертельной опасностью герою: «черви», «червоный», «червонцы». Правда, постепенно любое слово, начинающаяся на букву Ч, вызывало стойкое чувство, что для главного героя вот-вот должно наступить «Время Ч»: «черный», «чертов», «Черных».

   Автор создала два мира: реальный и мистический. Но и тот и другой воспринимается очень реалистично. Совершенно неуловимо автор переводила меня из мистики в реальность и обратно. Окаянная церковь, Лешачья плешь, старый погост, колдун, ведьма, черная кошка, инфернальный обходчик путей, заброшенная исправительная колония, шест с древними символами, кот Баюн и многие другие образы по отдельности и переплетаясь друг с другом создавали жуткую, мистическую картину мира, который окружает главного героя.

    Но ключевой образ книги – Рыба. Рыба проходит красной нитью через весь роман: начиная с названия «ИХТИС»; упоминания о рыбалке в различных контекстах; образ Небесной Рыбы как образ мира мертвых (по крайней мере я его так восприняла); упоминание червей как корма для рыб и одновременное сравнение человека с червём; название секты «Рыбари Господни». И люди в этой книге только надеются поймать рыбу, собираясь на рыбалку, а вот рыба запросто проглатывает любого человека, как червяка. В общем, всё работает на то, чтобы Рыба в книге воспринималась, как нечто зловещее и сулящее беду.

    Наверное, в этом и есть особый талант Елены, когда обычные вещи приобретают зловещую ауру, когда персонажи находятся то ли в мире живых, то ли уже в мире мертвых, а ты вместе с ними переходишь тонкую грань между этими мирами и пытаешься дать рациональное объяснение происходящему в данный момент.

      Я ловила себя на мысли, что жути этому роману добавляет и тот факт, что действия разворачиваются в реальном, а не в выдуманном, фантастическом мире. Ведь по сути и место действия, и герои вполне реальны. Сколько масс-медиа и журналистов занимаются разоблачением или, наоборот, созданием историй о потустороннем, колдовстве, старцах, целителях и т.д. Да и в существовании самой деревеньки Доброгостово, где происходят основные события романа, не сомневаешься – ведь у неё есть конкретное географическое местоположение и история возникновения, которую герой узнаёт из старых подшивок в библиотеке. Такая история не редкость на наших просторах: поселение ссыльных, потом лесозаготовки или добыча других ресурсов, колхоз, приход более-менее цивилизации, а в настоящее время постепенное вымирание, когда на четырёх улицах три дома. И добраться до таких деревушек можно только или на машине, или на электричке, а потом протопов несколько километров пешком или на попутке. И быт застрявший где-то вне времени – отключи электричество – и сразу и не определишь в каком столетии находишься. В общем, все эти штрихи и мелкие детали заставляли поверить в реальность жуткой истории, которая разворачивается в романе.  

     Только я не любительница ужасов, триллеров и прочих страшилок, поэтому если бы автор играла только на первобытном инстинкте страха, то читать эту книгу я бы не стала.

       Но «Ихтис» для меня стал не только и не столько романом в жанре мистики и ужасов, сколько очередной историей от Елены Ершовой о людях в переломный период их жизни.

      Во-первых, помимо мистики в романе раскрыта вполне реальная проблема сектантства. Автор погружает читателя в современную секту: крутит её со всех сторон, даёт возможность посмотреть, как глазами стороннего наблюдателя, так и глазами самих сектантов, причем как рядовых членов, так и руководителей. Показаны все этапы нахождения в секте: от вступления, до выхода, цена которого очень высока. И с одной стороны, вроде и живут эти люди по божьим заповедям и вернулись к истокам христианства, ведь Ихтис – это символ первых христиан, и называют они себя «Рыбари Господни» — «ловцы человеков». Только нет в них ни любви к ближнему, ни сострадания. Особенно хорошо видна ущербность их веры и её несостоятельность при столкновении с отцом Спиридоном – православным священником из их деревни.          

        Бог есть любовь. Только не для этих людей. Чёткое разделение на свой-чужой, строгая иерархия, передача имущества или доходов при вступлении в секту, жестокие наказания за неповиновение, постоянное принижение рядовых членов и полное власть над ними главы секты. Люди и не живут фактически, они заживо себя похоронили в оковах чужой злой воли и готовы на любое злодеяние против того, кто не разделяет их убеждений.

         Хотя персонажи книги как раз смотрятся как живые. Все от главных до второстепенных и эпизодических персонажей – все имеют свои отличительные черты: характер, привычки и историю жизни, которая привела их в деревеньку под названием Доброгостово.

          В книге есть и детективная линия со стандартным вопросом: Кто убийца? Только честно говоря, пока автор мне не открыла имя преступника, я и подумать не могла – кто. Всё оказалось очень просто и очень жизненно, реалистично до мерзости. Но жизнь она такая – мерзости в ней достаточно. Правда, поиск убийцы уходит на второй план в сравнении с поиском загадочного Слова – мистической субстанции, которая даёт практически абсолютную власть не только в мире живых, но и над миром мёртвых.

      Сюжет книги построен на противостоянии двух персонажей: Павла – журналиста, который приехал разоблачиться секту Рыбарей и Степана Черных – лидера этой секты. С одной стороны, эти персонажи похожи: у обоих физическая ущербность (Павел не слышит, у Степана эпилепсия); у обоих погибли родители (Павла воспитывала бабушка, Степана – дед). Вот только люди они совершено разные. В «Ихтисе», как и в цикле про васп, идёт столкновение гуманной и антигуманой позиции. Один считает, что люди имеют право на жизнь по собственной воле, а не по чужой указке, а для второго люди – лишь винтики для достижения амбициозных планов. Герои у Елены как всегда не абсолютны в добре и зле. Каждый имеет как положительные, так и отрицательные черты характера, каждый совершает как плохие, так и хорошие поступки. Причём это касается не только главных героев, но второстепенных: Кирюха – местный хулиган, но старается помочь матери; Ульяна – несчастная женщина, терпящая издевательства мужа, но всё равно цепляющаяся за него в надежде что всё образуется и муж осуществит её мечту; Захарий – вроде раскаялся в своих преступлениях, только не гнушается совершать новые; Матрёна – добрая женщина, но своего не упустит и выгоду везде найдет; Отец Спиридон – говорит правильные вещи, только действовать начинает, когда уже поздно. У каждого в этой истории есть свои скелеты в шкафу.

         Повторюсь, герои неоднозначные.  Вначале Павел абсолютно положительный персонаж: он пытается разоблачить мошенников, которые обманом заманили людей в секту. Но когда появляется то ли второе Я Павла, то ли его нездоровая фантазия подчиняет его разум, Павел уже совершенно не адекватен в своих поступках. Хотя он борется со своей тёмной стороной, с её проявлениями. Ох, какими красками заиграл этот персонаж, какие детские и подростковые травмы сдетонировали в нём под влиянием встречи со Словом. Я думаю, недаром автор, перед выкладкой финальных глав, дала ссылку на свою статью. Эта статья как раз хорошо объясняет поведение Павла: его раздвоение, его внутреннею борьбу. Так или иначе, но Павел остаётся носителем гуманной идеи в этой истории, он отстаивает право людей действовать по собственной воле, жить своим умом и не доверять свою судьбу более сильной и харизматичной личности, которая будет распоряжаться тобой, как марионеткой, в собственных интересах.

         Вот именно таким сильным, харизматичным, жестоким и властолюбивым выглядит в этой истории Степан – Чёрный Игумен. Нет, есть в нём и что-то хорошее – дочку любит, умеет настоять на своём, уверенно идёт к свой цели, не останавливается перед преградами. Только ценна, которую он платит за свои непомерные амбиции очень велика – это поломанные судьбы других людей. Да, и свою, наверное, тоже поломал, если бы нашел другое призвание, глядишь, и жизнь по-другому сложилась. Но нет, Степану нужно Слово и власть над людьми, которое оно может дать. Он внушил себе и окружающим, что он Мессия, только это плохо для него закончится.  «Не заносись верою выше орла, не будешь ползать вместе с червями» (с)

         Образ Степана автору удался на славу. В какой-то момент у меня даже ассоциация пошла с советским актёром, который играл Лютого в «Неуловимых мстителям». Вот, наверное, таким молодым и неистовым с дьявольским блеском в глазах его увидела и полюбила, а может и не полюбила, будущая жена Ульяна. Только теперь Степан постарел и больше похож на Тихона Парабукина из «Первых радостей».

        

      Но это, конечно, чисто внешние ассоциации. А внутри Степан страшен – страшен своим зверством, своей злобой, которую он вымещает на окружающих. Его тщеславие, его гордыня не дают ему жить. Он жаждет получить Слово и тогда уж он развернётся и сможет реализовать свои планы. А ведь когда-то у него была благородная цель стать хирургом и спасать жизни людей, но болезнь не дала осуществится этим мечтам. И так как тела ему спасать не судьба, то Степан решил спасать людских души. Храни нас Бог от таких Спасителей! 

       Павел однозначно победил Степана и пусть ему не удалось спасти сектантов, но он остановил Степана в его желании дальше распростронять своё учение среди людей. Хотя можно сказать, что Степана победила тёмная сторона Павла. Только Павел и в себе переборол желание стать таким, как Степан, он победил тёмную сторону своей души – своего доппельгангера. Павел прошел ритуальное очищение, побывав в брюхе Небесной Рыбы, можно сказать умер и воскреснул для новой жизни.

          История получилась многогранной и своеобразной. Автор так до конца и не дал ответ: была ли на самом деле мистика или во всём виновата нездоровая психика героев. Но книга от этой неопределенности только выигрывает, заставляя возвращаться к истории, и раскручивать её с разных сторон, искать в ней подтверждение мистической или реалистичной основы.

Оценка: 10
–  [  8  ]  +

Ссылка на сообщение , 19 января 2019 г.

Мистического хоррора мы прочли немало – в том числе и в исполнении признанных мастеров этого литературного направления, и должны сказать: написать действительно страшную книгу не так-то просто. Однако Елене Ершовой это удалось. При чтении периодически возникало ощущение исподволь подступающей, постепенно обволакивающей и засасывающей жути. А для хоррора это действительно важно.

Наше время, маленький городок в штате Мэн... ох, простите, заштатный российский городок и глухая таёжная деревня, где все друг друга знают и не спешат привечать чужаков. Совсем негероический герой – провинциальный журналист, переживший в подростковом возрасте тяжёлую травму – как физическую, так и душевную, и в результате оставшийся инвалидом, потеряв слух. Из-за этого герой даже в армии не служил – то есть, никакой «крутизны» и спецподготовки. Впрочем, есть у героя один «пунктик»: он очень не любит всяческих сектантов, а особенно – шарлатанов, выдающих себя за ведьм, колдунов, экстрасенсов и «народных целителей». С этой братией у Павла личные счёты, и он с упорством одержимого уже не первый год разоблачает и обличает на страницах журнала подобную братию, тщательно собирая материалы и доказательства и доводя дело до конца.

Так что нет ничего удивительного в том, что именно Павлу выпадет ехать в командировку в глухое село, где объявился новоявленный мессия, что лечит неизлечимые недуги, изгоняет бесов и творит прочие чудеса. Как вскоре выяснится, старец Захарий и мёртвых иногда воскрешает – но у всего, как водится, есть своя цена и оборотная сторона...

В романе хороший саспенс, медленное, но непрерывное нагнетание обстановки, постепенный выход ситуации за рамки рационального – на фоне всё более судорожных попыток Павла найти всему происходящему научное объяснение. Удачно выписана давящая, угрюмая атмосфера таёжного села, где обосновались сектанты, боготворящие старца-чудотворца и считающего его ни много ни мало, как новым мессией. Ощущение неумолимо надвигающейся беды всё нарастает – и не пропадает даже тогда, когда беда действительно случается. Понимаешь: эта беда – далеко не последняя, грядёт нечто куда более страшное и неотвратимое. На это нагнетание играет и всё окружение: грозовое небо, вой стылого ветра, подступающие тени, мрачные взгляды сектантов и жуткие пророчества кликуши, заброшенное кладбище и старая церковь, прозванная Окаянной... Также вполне соответствуют происходящему стиль и язык повествования, система образов и символов, воспоминания Павла о трагедии десятилетней давности и мучающие героя кошмары, что, похоже, начинают обретать черную плоть и багровую кровь...

На атмосферу здесь работает буквально всё.

При этом у романа почти детективная интрига, а смысл его названия становится ясен лишь ближе к финалу.

Герои романа живые, разные и неоднозначные, каждый со своим характером, манерой речи и личной непростой историей. Им искренне сопереживаешь. Даже Чёрный Игумен Степан, персонаж действительно «чёрный», харизматичный и по-настоящему жуткий, несёт в себе малый лучик света – искреннюю любовь к дочери Акулине. Неоднозначны и другие персонажи: в их душах живут и свет, и тьма: как в бытовом, так и в мистическом понимании – и вопрос лишь в их пропорциях и в том, что в итоге возьмёт верх в решающий момент.

А над деревней и лесом, погостом и Окаянной церковью, над испуганными сельчанами, мрачными сектантами, слепо послушными воле недоделанного колдуна, над самим колдуном и ведьмой-оборотнем нависает грозовой тучей и всё ширится, близится нечто древнее и жуткое, нечто из-за грани этого мира, безличное, могущественное и безразличное. И если эта сила войдёт не в того человека, попадёт не в те руки, разомкнёт не те уста – страшно даже подумать, что случится не только с жителями деревни, но и со всем нашим миром...

Роман хорош. Разве что, быть может, немного перегружен религиозно-мистической риторикой: раз за разом наставляет свою паству Чёрный Игумен, поучают друг друга сектанты, местный священник – отец Спиридон – в беседе с гостем то и дело скатывается в проповедь... А уж когда в той же манере и почти тем же лексиконом начинает вещать вернувшийся с того света шестнадцатилетний Андрей – это уже, как по мне, перебор. Есть в романе ещё ряд небольших огрехов в виде опечаток и пары мелких нестыковок – но их, к счастью, совсем немного, особой погоды они не делают и общее впечатление от романа практически не портят. Хотя ещё разок вычитать текст не помешало бы: роман, повторюсь, хорош, а хотелось бы, чтоб был ещё лучше, без этих мелких шероховатостей.

Но и в нынешнем виде смело могу рекомендовать «Ихтис» всем, кто неравнодушен к хоррору и мистике. Книга сильная, атмосферная и страшная.

Остальным же – что называется, на свой страх и риск: роман, как вы уже и сами поняли, специфический.

Оценка: нет
–  [  8  ]  +

Ссылка на сообщение , 6 января 2019 г.

Редкое удовольствие — открыть книгу и с первый строк погрузиться в историю: нет неуклюжих, беспомощных образов, лишних описаний, ненужной философии. Писатель позволяет легко соскользнуть в свой мир, и вот уже чувствуешь себя рыбиной в искусно сплетенной сети повествования. Елена Ершова, мастерски владеющая всеми инструментами художественной литературы, умело создает гнетущую атмосферу, и начальные главы ее «Ихтиса» заставляют читателя поверить, что перед ним не то мистика, не то ужастик.

Начало вполне «кинговское»: в лучших традициях «1408». Главный герой, журналист, занимающийся разоблачениями деревенских знахарок и городских экстрасенсов, узнает о старце Захарии, исцеляющем и воскрешающим, и начинает свое журналистское расследование. Последовавшее за этим убийство старца наводит на мысль о детективе, но в конечном итоге невнимательного читателя ждет разочарование. Главный герой слишком пассивен, слишком не наблюдателен для журналиста: настолько, что задаешься вопросом: «А что он ищет?». Правду? Сенсацию? Просто материал на статью, заработать на неделю, и все? На поверку получается, что ищет он исцеления.

Есть правило: хорошо представляйте себе ваших антагонистов. Выписав отрицательный персонаж на все сто, вы легче поймете, с чем борется ваш положительный герой. Под какой прессинг попадает. Против чего идет. Иными словами, ваш отрицательный герой — топливо для развития вашего положительного героя. У нас есть протагонист Павел (журналист, маленький человек) и антагонист Степан (амбициозный, лидер). Оба — люди с ограниченными возможностями. Но на фоне Степана Черных главный герой теряется. И по сути условный главный герой также является отрицательным персонажем — он, как и Черных, ищет свою выгоду, что-то для себя. Можно и по-другому: что есть Павел? Это не более, чем «глаза читателя»: через него мы видим происходящее в книге, идем за ним от одного сюжетного поворота к другому, но, так как читатель в авторском мире — существо немощное, то и Павел, будучи нашей камерой, очень мало влияет на происходящее. Это триггер, но не главный герой.

Но посмотрим, что еще мы имеем. Мы имеем сильный сюжет, который ведет за собой читателя. Мы имеет ярко отрицательный персонаж — Степана Черных, выписанного так, словно его готовили на роль положительного, но резко передумали. Но именно конфликт определяет основную тему произведения, а конфликта, как такового, для читателя, признавшего Павла протагонистом, нет. И тема теряется, лишая книгу необходимой для любого художественного произведения основы.

Так ли это?

Я бы пришел к такому выводу, если бы видел, что автор не владеет словом, не умеет создавать удачные образы, не разбирается в людях — но ничего этого у Елены Ершовы я не нашел. И это я — я, читатель, — смотрю в другом направлении, следую за Павлом сколько могу, а реальная история разворачивается в стороне от того, что я ищу.

Каждый из основных персонажей несет в себе протагониста и антагониста. Каждый из трех. И в Павле, и в Степане живут их отражения в черном зеркале. Оба они ведут борьбу внутренне и оба проигрывают. Оба. Одному просто везет больше. А кто же в выигрыше?

Третий.

Ихтис. Он решает, направляет, выжидает, он дает жизнь и он же отнимает душу. Он уходит с поля битвы, усеянного телами павших во имя Истины, победителем. Он обретает очередную жизнь. Он, в конечном итоге, тот самый протагонист, и на нем завязан основной конфликт, и он побеждает в решающей битве.

И что же тогда будет основной темой произведения? Безнадежное «от себя не уйти». Сколько не бейся в стенки аквариума. Не выбраться. Ни одному из нас. Не уйти от червоточины Павлу — не брата носит он в себе, а какой-то свой грех. Ни Степану. В нем все — гниль и тлен. Уйти в новое может только тот самый Ихтис. Раствориться, словно его и не было. Переждать и снова выйти на охоту, ибо он — ловец душ человеческих.

Вы спросите, да кто он такой, этот Ихтис?

Читайте книгу.

Оценка: нет
–  [  7  ]  +

Ссылка на сообщение , 7 января 2019 г.

Итак, об «Ихтисе». Для начала отмечу высокий уровень... Да всего, собственно. Красота и гармоничность речи. Серьезно, отменный язык. Лаконичный, где нужно, поэтичный ровно настолько, чтобы сгустить эмоцию, отразить ее через сложный и красивый образ. Психологизм и нерв, напряжение на грани взрыва — и последующее переключение в самый острый момент, мастерская работа с ритмом — иструментарий Ершовой богат. И если считать печатный тираж знаком качества, то такие книги достойны больших тиражей. Но мы все знаем, что... Ну и ладно. Давайте говорить о сильной и хорошо написанной книге.

Я уже отмечала отличную проработку персонажей. Они индивидуальны, характерны, и даже второстепенные имеют яркие особенности и личные истории. Речевые нюансы персонажей, образный уровень, даже описания пейзажей — все работает в комплексе и создает многомерное пространство мира книги. В такую реку уходишь с головой — и следуешь всем изгибам и поворотам сюжета вплоть до финальной точки, а потом еще долго остаешься под впечатлением.

Ну, и вкратце о сюжете. На первый взгляд нам предлагается детектив с элементами мистики, которые поначалу можно списать на специфику работы Павла — журналиста, расследующего и разоблачающего всякие там «чудесные исцеления» и прочую экстрасенсорику. В общем, наш Павел активно противостоит мракобесию, поднявшему в 21-м веке буйну голову. Поскольку весь текст пронизан множественными аллюзиями на тему христианства, я рекомендую обратить внимание на имя персонажа, оно явно взято не с потолка. Кроме того, есть у Павла личная и более чем драматичная история, оставившая в его душе глубокий след. Если не сказать, сквозную червоточину...

С червоточины-то все и понеслось, да так быстро, что только успевай, читатель, удерживаться на плаву да уворачиваться от темных волн воображения, поднятых со дна подсознательных страхов. Закрытая секта, ядущая плоть христианства под густейшим кроваво-мясным соусом язычества; восставшие по Слову мертвецы, оплатившие чудо утратой души; Захарий, глава и носитель Слова, «святой человек», обременный червивыми пороками, как помойный котенок — глистами. За них, за пороки, в смысле, и был прибит поленом, и поделом. А еще — Степан, в прошлом отличный хирург, а ныне — шизофреник, пожранный до нутра бациллой власти. Он вооружен скальпелем слова — ну, и просто скальпелем. Медицинским, еще с прежних времен, но остроты не утратившим. И жена его Ульяна, внешне покорно гнущая выю под тяжелой рукой авторитарного патриархата, но все та же огненная ведьма в скрытной душе своей, в финале вспоминающая свою природу и силу и восстающая — но поздно, поздно... И дочь их Акулина... Но о девочке чуть позже.

Павел предстает перед нами не характерно для персонажа, находящегося в фокусе внимания и заявленного на роль главного хорошего. Он не двигает сюжет, не ломает хребты, хвосты и челюсти внутренним демонам, не отдавливает ноги антагонистам. Он — вещь в себе, замкнутая система, и он претерпевает себя на протяжении всей истории. Извилистое русло его внутренней реки не открыто даже самым близким. Как мы узнаем чуть позже, Андрей, его погибший близнец, был зубаст и дерзок, и мир прогибался под него до какого-то момента. Таких любят девушки всех возрастов — если у харизматичных негодяев хватает ума не снимать маску до последнего. Пожалуй, Андрей — это стадия куколки любого тирана, все задатки вырасти в тираннозавра у него имелись. Итак, из пары близнецов он был безусловно наиболее приспособлен. Но более ли он достоин жизни? Случилось так, что в аварии выжил не сильнейший, а более везучий. И имеет полное право на жизнь уже хотя бы потому, что он есть. И все, что он должен, пройдя навылет свой сложный путь, изжив постравматический синдром, — не прятаться от жизни за стеной выпестованной глухоты или собственносочиненных неврозов, а жить в полную силу — так, как может только он, не мучаясь надуманной виной.

Борьба добра и зла в сердце человеческом — тема вечная и неизбывная, пока есть человек. Ведомые чужой волей сектанты даже не пытались понять, из чьих уст исходило исцеляющее Слово — им было достаточно чуда. Своего, личного, шкурного. И чудеса были. И были оплачены сполна — мясом и кровью. Древние боги изнанки просты и безыскусны, как мир палеолита.

Но Слово не дает, не взяв — Слово предлагает сиюминутные исполнения желаний — и отнимает души. Его, этого Слова, как и любого эгрегора, нет без душ. Ими оно множится, из них черпает свою силу. Принадлежит ли оно кому-то? Разумеется, нет. «И слово было у Бога, и слово было...»

На мой взгляд, краеугольная идея «Ихтиса» — дуальность, двойственность любого явления, на которой, по мнению философов, держится наш мир. Смотрите сами, сколько здесь равновесных систем. Толпа — и личность, ведущая толпу или же ей противостоящая. Секта — и институт православия в лице отца Спиридона. Деспотичный Степан и до поры покорная его воле, но не покоренная жена. Мир таежной деревеньки, застывший в безвременье, — и современный, технологичный, цифровой — в лице Павла.

Дуальны и сами персонажи, об этом я уже упоминала выше. В каждом из них и жизнь, и смерть — и выбор.

И только Акулька особняком. Нет у нее дуальной пары, ведьма Леля не в счет, она тоже сама по себе, как всякая сила. У силы есть только цель. Но наша девочка тоже не лыком шита — уверена, она не пропадет. Правда, не знаю, какой она в свой срок вернется к людям... Зато уже знаю, с чем.

Кстати, только у меня имя Акулина в свете событий романа вызывает любопытную ассоциацию? :)

P. S.: Павел, в финале примеривший на себя судьбу Иова и прошедший через чрево Ихтиса — через смерть к жизни — о чем он заговорит в своем новом репортаже, каким он сможет стать? Мне крайне интересны его перспективы.

Оценка: 10
–  [  7  ]  +

Ссылка на сообщение , 25 октября 2018 г.

В романе «Ихтис» Елены Ершовой переплетаются мистика, хоррор, детектив и дарк-фолк (как зачастую определяет направление своего творчества автор) – но на самом деле это история вне жанров. И несмотря на обилие сверхъестественного и необъяснимого, несмотря на загадочное Слово, на котором сталкиваются интересы героев и закручивается сюжет, — несмотря на это, роман до дрожи, до ужаса реалистичен. Погружаясь в него и вместе с главным героем Павлом пытаясь разграничить истину и ложь, возможное и фантастическое, мы понимаем, что никакой границы нет, а есть только ничем не прикрытая жизнь.

Автор показывает её глубину и противоречивость, поднимая сложные морально-философские вопросы, на которые нельзя дать однозначных ответов. Сталкивает и перемешивает между собой крайности: добро и зло, любовь и ненависть, неверие и религиозный фанатизм, надежду и отчаяние.

Как и в других своих произведениях, Елена мастерски выписывает внутренний конфликт, борьбу света и тьмы в человеческой душе. Отношения между Павлом и его братом-близнецом Андреем, воспоминания героев о символичной сцене в опрокинутой машине – метафора этой борьбы, повторяющейся снова и снова (недаром всю правду об аварии мы узнаём только в финале, когда она бьёт нас сильнее и как бы выходит за рамки времени). Кому жить, а кому нет? И может ли кто-то один умереть навсегда, или же он неизменно будет стучаться в душу второго, заявляя о своём праве быть?

Пугающая жизненность романа заключена и в сюжете. Говорят, хороший литературный стиль – тот, который не замечаешь; о сюжете я бы сказала то же самое. В «Ихтисе» он цельный, но в то же время строится на постоянном несоответствии действительности ожиданиям. Нашим ожиданиям. Ожиданиям персонажей. История живёт, и ей не важно, что думают о ней герои – она постоянно сбивает их с ног и ждёт, что будет дальше.

Персонажи интересны и объёмны. Старец Захарий – «лицо» деревни Доброгостово, сотканной из противоречий; необыкновенно живой и настоящий Кирюха Рудаков, Лёля, Акулина, Ульяна. И, конечно, Степан, одержимый Словом, будто обладание им станет неким свидетельством того, что и для него, колдуна-чернокнижника, есть надежда.

Вообще надежда – по-моему, один из ключевых мотивов романа. Та самая. Надежда на спасение, на будущую жизнь, вечную жизнь, просто жизнь. У всех она разная, и очень часто – ведущая совсем не туда: кого-то – к фанатизму и гордыне, кого-то – к первобытной, почти животной жажде жизни, заставляющей идти по головам, а кого-то – к отрицанию самой надежды и возможности чуда. Но она всё-таки одна, общая, и недаром всё повествование объединено сетью новозаветных аллюзий и именем Христа, дающего надежду всем. Не всякая рыба из невода попадёт в Царство Небесное, но всякая имеет возможность туда попасть. И эта надежда и есть, наверное, главная наживка.

Спасибо автору за увлекательный роман и возможность поразмышлять над поставленными в нём проблемами.

Оценка: 10
–  [  7  ]  +

Ссылка на сообщение , 2 февраля 2018 г.

«Ихтис» Елены Ершовой крут. И, на самом деле, этим все сказано. Деревенский хоррор, ровно такой, каким он и должен быть: с правильным сочетанием детектива, ужастика и атмосферы богом забытой глубинки.

И автору эта атмосфера удалась на все сто. Нет фальши, наигранности или бездумного копирования Кинга с его маленьким городком на окраине штата Мэн. Все узнаваемо и точно передано.

Сюжет, на первый взгляд, типичный для жанра: журналист Павел приезжает в глухую деревню, чтобы разоблачить шарлатана, по совместительству главу местной секты – старца Захария. Но, как легко догадаться, происходящие здесь события не так однозначны: старца убивают, а среди его последователей начинается настоящая битва за Слово – таинственную силу, дающую возможность исцелять и даже возвращать мертвых с того света.

Павел до последнего будет пытаться найти всему происходящему рациональное объяснение, и читатель вместе с ним будет метаться между мыслями о чертовщине и тем, что все происходящее – не более чем фокусы сектантов. В конце романа вроде бы дается однозначный ответ о природе происходящих там вещей, но… Лично у меня осталось это «но» и отмахнуться от него так и не вышло. Вообще, Елена большой мастер причудливо переплетать фольклор и науку, описание чудес и их рациональное объяснение, реалистичных персонажей и жутковатую мистику.

Кстати, о персонажах. Главных героев двое, это журналист Павел и Степан, называемый «Черным игуменом», правая рука старца Захария. Каждый из этих персонажей копает эту историю со своей стороны и пытается разобраться в происходящем исходя из своих интересов. Эти два героя на самом деле не так часто контактируют между собой, мягко говоря, не ладят, но и антагонистами их назвать сложно. Скорее уж «Ихтис» — роман о противоборстве человека и его внутренних демонов.

«Демон» Павла – призрак давно погибшего брата Андрея, пытающийся захватить контроль над телом журналиста. Но призрак ли? Или просто персонифицированное и гипертрофированное чувство вины воплотилось в образе Андрея, брата Павла? И когда герой слышит, что «одна половина живет, а вторая гниет» не является ли это указанием на то, что сам Павел не желает отпускать прошлое?

В Ихтисе Павел олицетворяет рациональную сторону истории, до самого последнего момента он не верит в чудеса, пытается разоблачить старца Захария и других краснопоясников.

Степан, напротив, с самого начала знает о колдовской природе происходящего в деревне. И о Слове. Одержимость этим самым Словом, жаждой получить его становится личным «демоном» Степана. А ради достижения своей цели он способен на многое.

Краснопоясники – религиозные фанатики, собравшиеся вокруг старца Захария в надежде урвать свой кусочек чуда. Степан же – достойный лидер для этой паствы: харизматичный, жестокий, идущий напролом ради достижения своей цели и свято верящий в собственную богоизбранность. На контрасте с ним показан отец Спиридон – обычный православный священник, тем не менее, ведущий умные и толковые разговоры с Павлом. За этот образ хочется сказать автору отдельное «спасибо», потому что вменяемый священник в современной литературе — зверь редкий.

В Ихтисе даже второстепенные герои получились настолько живыми и яркими, что даже спустя два месяца я помню их всех: и «кошечку»-Лелю, и несчастную семью самоназванного миссии – Степана – Ульяну и Акульку, и Андрея, мертвого брата Павла, и участкового, и Кирюху, и… При этом нет ни одного лишнего персонажа, никак не играющего на историю.

В целом же «Ихтис» при всей своей фантастичности — это история, которая заставляет задуматься не только над сюжетом, но и над многими вполне реальными проблемами: отношения в семье, религиозный фанатизм, чувство вины, поиски чуда там, где вполне можно справиться своими силами. А еще это самый хороший детектив и по-настоящему леденящий кровь хоррор.

Оценка: 10
–  [  6  ]  +

Ссылка на сообщение , 31 октября 2016 г.

«В мигающем оранжевом свете рот Артема казался черным провалом. До Павла донесся запах разложения, и понял: Артем мертв. А может, кто-то лишь прикидывался Артемом, надев его кожу, как деловой костюм. И теперь этот кто-то двигал чужими пальцами, шептал чужими губами».

О «Царстве Медном» писали многие, и правильно делали, т.к. книга хорошая. Но мне захотелось обратить внимание на не менее интересную работу Елены.

Место действия романа — сумрачная деревенька со своими законами. Щурится, плещет дождем дикая Россия. Смотрят бабки-знахарки, седым туманом клубятся мракобесие и невежество.

События показаны через призму взгляда уставшего от жизни журналиста Павла, которого отправляют в командировку. До смерти интересную командировку, в которой он узнает много нового, в том числе и о себе. Голоса в его голове шепчут громко, реальность уже не кажется прежней… А из стылой мглы следит давно умерший брат-близнец.

Главный герой живой и дышит, отлично выписан, проникаешься персонажем «до самых кончиков волос». Павел стремится отрезать себя от остального мира: своим скепсисом, замкнутостью и даже легкая глухота является еще одной стеной между ним и людьми. Он не находит себе места в реальности, живет на границе двух миров — живого и призрачного, полного шепотов. И удовольствия это, ясное дело, ему не доставляет. Прекрасный герой.

Также меня заворожил легкий слог, взгляд сам бежит по строкам. Особенно радует точно отмеренное количество эпитетов и всяческих сравнений — автор не пытается оглушить и задавить читателя «красивостями» (как, к сожалению, делают многие, из-за чего порой сдаешься на третьей странице), а показывает ровно то, что надо показать. Ровно столько, чтобы вырисовалась сочная картинка. Поражают точно выписанные портреты и пронзительные детали. Очень атмосферно, местами жутко и страшно — тоже не из-за откровенного мяса, на котором так легко играть, а тонкого страха, который овладевает читателем незаметно. Но в туалет потом ходишь при свете и оглядываясь.

Итого: спасибо автору за прекрасный роман. Елена — мастер пера и клавиатуры, и это железобетонная правда.

Оценка: 10


Написать отзыв:
Писать отзывы могут только зарегистрированные посетители!Регистрация




⇑ Наверх