FantLab ru

Рэй Брэдбери «Надвигается беда»

Надвигается беда

Something Wicked this Way Comes

Другие названия: Жди дурного гостя; "...И духов зла явилась рать"; Что-то страшное грядёт

Роман, год; цикл «Гринтаунский цикл»

Перевод на русский: Н. Григорьева, В. Грушецкий (Надвигается беда), 1992 — 21 изд.
Н. Димчевский, Е. Бабаева («...И духов зла явилась рать»), 1992 — 2 изд.
Л. Жданов (Что-то страшное грядет), 1992 — 4 изд.
Ш. Куртишвили, Т. Кудина (Жди дурного гостя), 1992 — 1 изд.
Перевод на украинский: О. Король (Щось лихе насуває), 2017 — 1 изд.

Жанровый классификатор:

Всего проголосовало: 110

 Рейтинг
Средняя оценка:8.33
Голосов:1140
Моя оценка:
-
подробнее

Аннотация:


Жизнь, в сущности, довольно скучное дело. Обыденное. Иногда даже неунывающие мальчишки изменяют своему обычному оптимизму и скучают.

Другое дело — карнавал! Здесь каждому найдется развлечение по душе. Карнавал может воплотить самые потаенные мечты.

А если вдруг Ему это не удастся — то Он возьмется за самые тайные страхи.

Но кто будет сопротивляться, если ему предложат исполнение желаний, сейчас, немедленно, и даже не заикаясь о плате?

Входит в:


Номинации на премии:


номинант
Великое Кольцо, 1992 // Крупная форма (перевод)

Экранизации:

«Что-то страшное грядет» / «Something Wicked This Way Comes» 1983, США, реж: Джек Клейтон



Похожие произведения:

 

 



В планах издательств:

Щось лихе насуває
2017 г.
(украинский)

Издания:

Жди дурного гостя
1992 г.
Избранные сочинения в трех томах. Том 3
1992 г.
Надвигается беда
1992 г.
Тени грядущего зла
1992 г.
Что-то страшное грядёт
1992 г.
Чикагская бездна
1993 г.
Дерево Хэллуина
1996 г.
Надвигается беда
1997 г.
Конец света
2000 г.
Что-то страшное грядет. Рассказы
2000 г.
Сочинения
2001 г.
Надвигается беда
2002 г.
Темный карнавал
2004 г.
Надвигается беда
2005 г.
Марсианские хроники
2007 г.
Надвигается беда
2010 г.
451° по Фаренгейту. Повести. Рассказы
2012 г.
Вино из одуванчиков и другие удивительные истории
2012 г.
Надвигается беда
2012 г.
Самые знаменитые произведения писателя в одном томе
2012 г.
451' по Фаренгейту
2014 г.
Избранное
2014 г.
451° по Фаренгейту
2015 г.
451° по Фаренгейту. Повести и рассказы
2015 г.
Самые знаменитые произведения писателя в одном томе
2015 г.
Надвигается беда
2016 г.
Вино из одуванчиков
2017 г.
Избранное
2017 г.

Издания на иностранных языках:

Something Wicked this Way Comes
1962 г.
(английский)
Something Wicked This Way Comes
2006 г.
(английский)
Something Wicked this Way Comes
2015 г.
(английский)




Доступность в электронном виде:

 

Отзывы читателей

Рейтинг отзыва



Сортировка: по дате | по рейтингу | по оценке
–  [  19  ]  +

Ссылка на сообщение , 7 июля 2012 г.

Когда начинаешь думать о прошлых годах чаще, чем о планах на будущее, больше не радует весеннее солнце или летний грибной дождь, когда не ходишь на свадьбы и дни рождения, поскольку скучно слушать этих знакомых с детства людей, бросаешь подписывать новогодние поздравления, не загадываешь желаний, видя упавшую звезду, и читаешь книги только ради того, чтобы «убить» часок перед сном — тогда приходят они, Люди Осени. Они приходят за тобой, чтобы пить сожаление о несвершенных делах, смаковать страх перед грядущими годами, слизывать капельки слез одиночества и отчаяния, соблазняя бесплодной надеждой и исполнением тайных желаний.

Мне очень жаль, что я не прочитала эту историю о двух решительных мальчиках, одном отважном взрослом и множестве Людей Осени в детстве, когда была моя Весна жизни и впереди — ее Лето. Я рада, что все же успела прочесть ее в начале своей Осени, снова побывать в детстве и подумать, что же надо сделать, чтобы не присоединиться к безумному Карнавалу теней.

Герои романа — Джимми и Вили — как две половинки моего детства, когда на одном плече всегда сидел ангел, рассказывающий о том, что надо быть хорошей и поступать правильно, а на другом — персональный чертик, постоянно подбивавший на шалости и всякие приключения. Это рассказ о том самом волшебном времени, когда определяется жизненный путь, ведущий... Куда?

Как это часто зависит от того, кто встретится в жизни. И как же повезло Вили, что у него есть такой отец, как Чарльз. Вот она, настоящая детская мечта: чтобы родители приняли тебя таким, какой ты есть, чтобы хоть раз выслушали и поверили, встали в трудную минуту рядом без всяких сомнений и вопросов. Чтобы могли честно ответить, почему люди любят, и сколько живет дружба, почему так трудно и больно совершать хорошие поступки, а плохие, наоборот, легко и весело. Почему приходят Люди Осени и откуда они берутся.

Есть у этого романа еще одно удивительное свойство. Это те верные слова и образы, которые смог найти Мастер. Он написал о хихикающем в водостоках дожде, и я вдруг вспомнила, что, да, был у жизни и для меня такой веселый дождик! Он написал о лестнице, ведущей в небо, и сразу вспомнились такие же ступени у нашего старого дома, упирающиеся прямо в звезды. Мастер вспомнил о сумерках библиотеки, где в джунглях прятались тигры и медведи, шелестели пески Сахары и плескались волны далеких морей — и мне тут же пригрезились все те книги, которые отправляли меня в дальние страны.

И крепнет уверенность, что если я, читая эту книгу, нахожу ее умной и правильной, переживаю за героев и думаю над их словами, ощущаю ветер, который подхватывает бегущего Вили и заставляет его взлетать над миром, а я взлетаю вместе с ним, то Люди Осени не смогут найти меня еще очень долго. До самой Зимы.

Оценка: 10
–  [  17  ]  +

Ссылка на сообщение , 10 сентября 2015 г.

Когда-то давно, в средней школе, я уже начинал знакомство с этой книгой. Тогда это знакомство не вылились ни во что примечательное. После «Оно» Кинга «Что-то страшное грядет» не смогло меня поразить и уж тем более напугать. Тем не менее в памяти книга оставила след как неплохое произведение на тему детства и дружбы.

Это история о двух тринадцатилетних мальчишках, которые оказались втянуты в опасное приключение. Американская глубинка 60-х годов, беззаботная осень. В город приезжает необычный карнавал, что повлечет за собой события, которые для наших героев навсегда проведут черту между миром детства и миром взросления.

Читая «Что-то страшное грядет» сейчас, я отчетливо понял одну вещь: для меня что-то страшное уже произошло. И это не карнавал, не чудовище, а то, что приходит рано или поздно ко всем: я повзрослел. Я больше не чувствую вкуса детства от этой книги, мне ближе мысли взрослых персонажей. И это грустно. Я оставил этот мир, надеясь когда-нибудь в него вернуться, но потерял ключи от двери. Наверное, это нормально, в какой-то момент каждый человек вдруг обнаруживает, что от его детства остались только воспоминания и та частичка ребенка, которую он бережно хранил в своей душе, внезапно уменьшилась, изменилась или совсем исчезла. Именно поэтому я теперь боюсь возвращаться в Дерри или возвращаться к иным произведениям своего детства. Вдруг я открою книгу, а магии больше не будет? Вдруг я прочитаю книгу и увижу в ней только книгу и ничего больше?

«Что-то страшное грядет» по-прежнему неплохой роман о детстве и дружбе. Но я не смог полюбить его в детстве из-за знакомства с более яркими аналогами. Не смог я его полюбить и сейчас из-за грустных мыслей, на которые он меня натолкнул. Тем не менее я ставлю ему честные 8 баллов, но не думаю, что еще когда-нибудь к нему вернусь.

Оценка: 8
–  [  17  ]  +

Ссылка на сообщение , 26 апреля 2012 г.

Помню, в детстве, когда я садился за книгу, не всякую, конечно, но, как минимум, каждую вторую, меня натурально выбрасывало из реальности и уносило далеко-далеко, в другой мир. Я будто собственными глазами лицезрел то, что породила авторская фантазия; все было так ярко, как наяву; я ощущал, чувствовал… Вот это было здорово! Настоящее волшебство!

Эх, детство… Увы, с течением времени все изменилось, я повзрослел, подрастерял фантазию, выработал языковое чутье, нахватался знаний по литературе и литературоведение, почерствел… И больше никакого волшебства нет. Книги сейчас это всего лишь книги – отнюдь не порталы в другие миры.

Но бывает, что встречается книга не иначе как заколдованная – книга, которую в свои преклонные без малого двадцать два года воспринимаешь как в двенадцать. «Надвигается беда» — именно такая! Яркий неподражаемый язык романа рисует настолько объемные, живые картины, что в них ныряешь с головой. Описания подробные, образные – порой самое обычное, вроде бы, малопримечательное действие изображается целой когортой метафор. Метафор не искусственных, натянутых, затертых до дыр – нет, нет и нет, живых и естественных, как звон родника, как ветер, хрустящий хрустальным веером, как отливающий сиренью виноград. Такой живописной речи мне не попадалось давным-давно. Брэдбери многословен – однако же, пропустить хоть словечко, нет и в мыслях. Чтением наслаждаешься, чтение поглощает и пьянит, приносит наслаждение. Стоит только отложить книгу, как рука снова тянется к ней. Прямо ломка какая-то. Не книга – наркотик!..

«Надвигается беда» определенно будет плохо смотреться в экранизации. Причем, как ни старайся, результат, скорее всего, будет одним: плохо. Ну, или посредственно. Сюжет увлекателен, персонажи интересны и своеобразны, но не это, о нет, отнюдь не это красит роман! Все его волшебство – в слове! Огромное спасибо Грушецкому и Григорьевой за неожиданно чудесный перевод!..

Не буду писать восторженных рекомендаций, не буду советовать и настаивать – к черту! Скажу только, что среди десятков замечательнейших романов, проглоченных в последние год-два, прочтение этого доставило мне наибольшее удовольствие. Так что, если желаете вернуться в детство, почувствовать атмосферу карнавала и Хэллоуина, ощутить букет скомканных скукой дней эмоций – добро пожаловать в мир романа «Надвигается беда»!

Оценка: 10
–  [  12  ]  +

Ссылка на сообщение , 20 сентября 2017 г.

Осенней порой тянет пофилософствовать в тепле уютного кресла, мерный стук дождя за окном, хмурые тучи — всё это наводит на мрачные мысли. Однако же воспоминания о жарком лете, о юном весеннем ветерке никогда нас не покидают, стоит лишь закрыть глаза, как тьма отступает, а на лице появляется блуждающая мечтательная улыбка. Ощущение чего-то страшного, неотвратимого преследовало Дуга Сполдинга в начале «Вина из одуванчиков», но подобно грозовой туче оно прошло стороной, так и оставшись невысказанной угрозой. Встретиться лицом к лицу с опасной бурей выпало на долю другим обитателям Гринтауна — двум паренькам и отцу одного из них, когда накануне Дня Всех Святых в город пожаловал странный Карнавал, ярмарка бродячих фокусников и уродцев с привычными аттракционами. Хотя привычным это шоу может показаться только с виду — мрачные тайны, скрытые за пологами разноцветных шатров могут угрожать каждому и вместо привычной платы за вход потребовать самое дорогое, что есть в жизни.

Герои романа — обычные мальчишки, живущие по соседству. Закадычные друзья, они при этом очень отличаются друг от друга, рождая то единство противоположностей, коим свойственно взаимное притяжение. Очень светлый, добрый и слегка застенчивый Вилли прекрасно дополняет темноволосого взрывного Джима, который готов в любую секунду сорваться с места и устроить тысячу разных проделок. Ребята вплотную подошли к той грани, что отделяет детство от юности, но мотив взросления, который безусловно присутствует, здесь на втором плане. Хотя нельзя отметить ту точность и образность с которой автор передает детскую дружбу, пробуждение интереса к противоположному полу, безмерную любовь к приключенческой литературе, книгам про динозавров. Вилли и Джим заключают в себе двойственную природу отрочества, которое безумно хочет побыстрее перейти во взрослую жизнь, и в то же время жаждет подольше задержаться в беззаботной, сладостной поре детства, которая уже никогда не повторится.

И всё же, как мне показалось, автора больше привлекает не проблема взросления мальчишек, а история их отца, столкнувшегося с кризисом среднего возраста. Работающий уборщиком в городской библиотеке Чарльз Хэллоуэй должен примириться с неизбежным наступлением старости, преодолеть себя, пройти личное испытание Карнавалом. Множество книг, что он прочел за долгие годы, большой опыт и философское отношение к жизни — вот его позитивный багаж, но чего он добился в жизни, с точки зрения общества — он всего лишь скромный, неуверенный в себе неудачник. В свои 54 года он ощущает себя седым стариком, но неужто в эти годы человек может считаться старым? Один из лучших эпизодов книги, на мой взгляд, — диалог Чарльза и Вилли, в котором автор походя решает извечный конфликт отцов и детей, показывает нам, что в каждом взрослом живет тот самый мальчишка, который с годами оказался замурован в коконе стареющей плоти, но стоит лишь позвать, как уже вот он, тут как тут.

С самых первых страниц автор мастерски нагнетает напряжение, создает предчувствие чего-то неотвратимого, пугающего, которое постепенно обретает контуры, облекается реальными страхами и угрозами. Собирательный образ Карнавала предстает как нечто одушевленное, средоточие греховности и соблазнов современного мира. Среди интерьеров и обитателей Карнавала нам встречаются знакомые по рассказам персонажи и сюжетные ситуации — «Чёртово колесо», «Электрический стул», «Карлик», «Человек в картинках», ведьма Таро из необозначенного рассказа «Вина из одуванчиков». При этом автор не ставит своей целью напугать читателя, мистический элемент служит для создания сверхъестественной атмосферы чёрной магии, незримо проникающей в реальный мир. Настоящая тьма клубится в глубине душ обычных жителей Гринтауна, а сам карнавал — это лишь катализатор, жнец, собирающий спелые колосья греха и лицемерия. Испытать подлинный ужас и отвращение можно только узрев свой подлинный облик.

Сила романа в том, что автор имеет готовые ответы на все вопросы, которые могут возникнуть у читателя. Он не бросает своих героев в омут безнадёжного отчаяния, несмотря на атмосферу осеннего увядания, мрачную гамму полутонов, в которой исполнено произведение, роман подкупает чувством неистребимого оптимизма, веры в жизнь, преодолением смерти. Рецепт главнейшего оружия с помощью которого можно победить людей осени, навсегда утвердив в своих правах лето, предельно прост, и автор охотно поделится им с читателем в свое время. Помимо прочего, в этом романе чётко звучит жизненная философия автора, согласно которой нет плохих возрастов, как нет плохих времен года. Не познать радости детства так же печально, как и оставаться вечным ребенком, ведь в зрелости мы обретаем любовь, а в старости — мудрость и смирение. Главное — сохранить волю к жизни, умение удивляться новому и радоваться каждому мгновению — только так можно найти себя в мире, а найдя — не потерять.

Для меня этот роман стоит в ряду лучших произведений Брэдбери, подкупая вдумчивой философией, переливчатой атмосферой игры света и тьмы. Пускай сюжет развивается по вполне предсказуемым рельсам, это не главное, внешнее отступает перед картинами напряженной внутренней борьбы персонажей. В эту книгу погружаешься целиком и полностью, во многом благодаря мастерским описаниям, ярким образам и поэтичным сравнениям. Точно как в «Вине из одуванчиков» автор воздействует на все органы чувств читателя, заставляя сплетаться в единую симфонию призрачный свет луны, яркие огни балагана и вкус лакричных леденцов. В заключение своего отзыва я не могу не процитировать строки экспрессиониста Г. Гейма, которые отлично укладываются в образы романа: «Ещё вчера шумели карусели, / Наяривал гигантский граммофон, / Афиши и названия пестрели, / И шум толпы летел со всех сторон, / Где собирались толпы у киосков / И зазывалы звали их войти, / Ещё вчера лежали праздные пути / Мужчин и женщин, старцев и подростков,- / Разверзлась тишина. Серп месяца / Вспорол утробу мрака. / Березы, словно знаки зодиака, / И мрамор мглы воздвигся на века».

Оценка: 10
–  [  12  ]  +

Ссылка на сообщение , 28 октября 2012 г.

Вся наша жизнь — падение. Однажды родившись, мы медленно падаем навстречу тьме и холоду. Сквозь счастливо-недоумённую весну, сквозь радостное и безмятежное лето. Детские влюблённости и первые обещания вечной дружбы, морщинки в уголках смеющихся глаз и тепло материнской ладони — всё летопись неостановимого падения. Мы падаем в осень. Не в разноцветье пёстрых листьев и восторг прогулок по аллеям сентябрьского парка. Промозглый дождь, мёртво-беззащитные обнажённые деревья, пустая давящая хмарь серого ноябрьского неба. Мы падаем — навстречу зиме. Когда жизнь выдохнет в последний раз и закроет глаза, чтобы больше не открыть никогда.

Это очень страшно. Страшно так, что хочется забиться в угол и тихо плакать от ужаса, накрывшись пледом и тихим, срывающимся голосом просить, чтобы осень прошла мимо, только не сегодня, только не сейчас, только не я. Но она уже здесь, она и есть наш страх. Страх принять собственные ошибки, боязнь решать и бороться, оглушительно тяжёлый груз фобий и комплексов, сонм пороков и недостатков. И величайший ужас, срывающий все покровы души и обнажающий сердце. Смерть. Наши пути предопределены, наши сроки сочтены, мы взвешены и измерены, мы до рождения обречены. Этот страх причина и исход нашего падения. Он больше меня, я одинок и беззащитен, я тихо плачу под пледом.

Наверное, только однажды испытав страх смерти, можно понять мастера Рэя. Человек, без страха смотрящий в лицо неизбежному, человек, искренне смеющийся в лицо Жнецу, — больше чем человек. За осенней эстетикой и антуражностью карнавала Рэй прячет главное. Лишь от тебя зависит, чем станет твоя жизнь — падением или полётом. На самом деле всё очень просто, достаточно только рассмеяться. Достаточно только жить ради тех моментов счастья, что были в прошлом и, конечно, будут ещё. Ведь у каждого из нас есть крылья за спиной, и наше нелепое падение — глупое заблуждение, навеянное смешным и нелепым предрассудком. Сама наша жизнь драгоценна настолько, что это просто не укладывается в голове. Среди мириад нерождённых бесплотных призраков бродят тени величайших учёных, музыкантов и поэтов, равных которым никогда не видел мир. Те, кто могли бы превзойти Леонардо и затмить Бетховена, так и остались неосуществлённой вероятностью. А мы — есть, мы живём — вместо них. Нам дарован шанс взлететь, наше кажущееся падение в вечность всего лишь возвращение к истокам, ведь все мы рождены ею. Ненависти, зависти и злобы нет. И страха тоже нет, есть только мы. Нужно только понять, и тогда былые страхи сразу покажутся смешными и нелепыми. И за это — спасибо Рэю.

Однажды маэстро спросили, что он думает о смерти. «Смерть! Я буду бороться с ней моими произведениями, моими книгами, моими детьми, которые останутся после меня,« — вот что ответил мастер. И знаете, я уверен, что он был прав. Он смеялся, глядя в крадущие душу зеркала, он с улыбкой смотрел в лицо жуткому карнавалу, он не боялся осени, ведь в его сердце жило лето. Он вышел один на один со смертью и страхом, чтобы защитить нас, беззащитных и слабых. Он победил и указал нам путь. Он оставил нам трамплин над бездной, площадку, сотканную из тысяч невесомых слов. Он дал нам шанс взлететь вверх , к солнцу и лету. И потому он бессмертен, отныне и навсегда.

Оценка: 9
–  [  11  ]  +

Ссылка на сообщение , 31 марта 2017 г.

Этот роман полон гимнов! Со страниц звучит гимн дружбе, гимн любви, гимн воображению, гимн Книге как проводнику в чудный мир воображения, гимн той юношеской поре, когда вокруг тебя творится волшебство, везде в небе, в деревьях, в старом деревянном тротуаре.) Брэдбери призывает дружить, любить, мечтать, читать, жить…

Но у всего светлого есть своя оборотная сторона, без нее никак. Жизни противостоит смерть. «Если бы не Смерть, в жизни не было бы никакого интереса», говорит Чарльз Хэллуэй… Эти две противоположности, как ни странно, идут рука об руку. Как и главные герои – Вильям и Джим. Две противоположности. Один – «весь ненасытные глаза, что питаются тьмой», второй – «словно последний персик на самой высокой ветке». Тьма и свет. Они дополняют и делают друг друга сильнее. Так и в сплаве юношеского задора со стороны двух мальчишек и зрелой, слегка грустной мудрости со стороны Чарльза Хэллуэя рождается та сила, что смогла одолеть Карнавал. Карнавал – мрачный жнец человеческих душ, темная изнанка мира, его мрачное отражение. Но он не приходит к тебе нежданно. Ты либо сам приходишь к нему, тем самым обрекая себя на вечные муки, либо Карнавал наблюдает и приходит сам лишь тогда, когда ты созреешь, но абсолютно с тем же итогом. Да, Карнавал искушает, но он не более чем проводник на темную сторону. Сторону, что выбираешь ты сам…

Вот из этих отражений темного и светлого, из противостояний и сотрудничеств противоположностей, из гимнов, прославляющих жизнь, и похоронных маршей и соткан роман Брэдбери. А еще он изложен Слогом, по которому можно безошибочно узнать произведения Мастера. Все эти «взгляды по населенному мальчишками дереву», «выплескивания дурно пахнущих обрывков музыки», «…книжкам, поселившимся здесь, — думал он, — сотни лет от роду. У них шелушится кожа от старости, они расселись на полках, как стая грифов, крыло к крылу», «Ночные кошмары — их хлеб насущный. Они намазывают его болью и уплетают за обе щеки» вкупе с идеями создают магию этой книги.

Волшебный роман.

Оценка: 10
–  [  11  ]  +

Ссылка на сообщение , 17 сентября 2012 г.

Есть такие книги — про детей, но не для детей. Вот «Надвигается беда» как раз из ряда таких. За фасадом простенькой истории противостояния двух мальчиков и потусторонних обитателей Карнавала скрываются очень важные мысли.

Один из главных мотивов книги — умение примиряться со своим возрастом. Автор создал интересную метафору для отображения этого внутреннего конфликта — карусель. Один оборот карусели — один год жизни. Катание на такой карусели, как договор с дьяволом — поначалу человек доволен сделанному выбору и лишь только спустя время приходит понимание, что такое чудо, как фальшивые бриллианты — ярко блестит, но ценности никакой. Брэдбери показывает это на примере учительницы, которая будучи уже пожилой женщиной прокатилась на карусели и превратилась в маленькую девочку. Она вновь получила молодость, но ловушка карусели в том, что она меняет внешность человека, а не его сущность. Внешне она стала выглядеть моложе, но сознание у нее осталось прежнее. В итоге она превратилась в уродца, каковыми являются все обитатели Карнавала — старушка в теле маленькой девочки.

В последствии Вилли с отцом ломают карусель, сознательно отказываясь от такого «чуда». И это единственно правильное решение.

Где-то в конце истории отец Вилли озвучивает ключевую мысль книги, о том что у зла есть только так власть, что даем ему мы. Говорит он это применительно к Карнавалу, но мысль верная и в более абстрактном понимании. Да и Карнавала никогда бы не было, Человек в картинках просто не смог бы собрать свою труппу, если бы не было людей, готовых согласится на его условия. Готовых отдать все за воплощение своих желаний.

Поэтому символично, что в финальном разговоре герои приходят к выводу, что Карнавал будет существовать всегда — пусть другой и с другими обитателями.

Оценка: 10
–  [  10  ]  +

Ссылка на сообщение , 3 марта 2013 г.

Книга с первого прочтения не «легла» на душу. Она так красива по слогу, что эта красота делается похожа на декорации. Она так обманно – проста, что это снова намекает на декорации. Она рисует детей с ракурса искусственного и вычурного, вот не верю ни разу, что они – дети, зато верю, что именно таковы воспоминания взрослых о детстве. Взгляд извне, попытка найти оттенки смыслов и протянуть ниточки причинно-следственного, психолого-анатомического, уж простите за странность сравнения. И при всем при этом история по-детски категорична, без полутонов в воздаянии. Грозовой лиловый «предвестник» и скромная пожилая дама пострадали необратимо, вот совсем необратимо… хотя, вроде бы, они всего лишь оступились, а мы все оступаемся.

Эта книга живет своей жизнью. Может, надо читать ее в определенную погоду или обязательно в тишине, чтобы расслышать шелест книг в старой библиотеке и разобрать тревожный гудок черного паровоза.

Но если со второго раза получится – или с какого-то еще, откуда мне знать? У меня вот со второго. Если получится, книга заставит мысли о себе крутиться и крутиться, и они не покинут вашу голову, уже усталую. И много раз вы будут просыпаться, чтобы искать где-то у грани сна то ли ответы, то ли цитаты.

Вряд ли стану скоро перечитывать эту книгу. И едва ли забуду прочтение. Она точно не станет любимой и определенно не уедет пылиться на дачные полки… Её стоило прочесть? Да. И никак не менее 9. И все же с тяжестью на душе. Перечту «Дядюшку Эйнара», пожалуй. Надо чем-то снять осадок, похожий на накипь.

Оценка: 9
–  [  10  ]  +

Ссылка на сообщение , 5 марта 2009 г.

Рэй Брэдбери-один из моих любимых авторов,а вот «Что-то страшное грядет»-одно из нелюбимейших его произведений.

Вроде бы все задатки великого романа есть:сюрреалистический карнавал,идеи,общая атмосфера истинно «брэдбериевских» книг.но...Что-то,на мой взгляд,не срослось.Все выглядит слишком разрозненным. Идеи,высказанные героями,мысли впору записывать в цитатник. Атмосфера,вместо ужаса,вызывает элементарную неприязнь,ничем не схожую со страхом.Карнавал можно было превратить в булгаковский балаган ярких образов,но и он вызывает лишь равнодушие.

Романы Брэдбери написаны в форме сочетания новелл с одними и теми же героями или в одних и тех же декорациях.А вот такой «сплошной» роман,мне кажется,не получился.

Все-таки Брэдбери не романист. Идеи,конечно,хороши,но они были озвучены во многих его рассказах.Лучше их и почитать.

Оценка: 6
–  [  10  ]  +

Ссылка на сообщение , 22 января 2007 г.

Первое, что хочу отметить: Стивен Кинг признал этот роман особенно важным для развития жанра ужасов.

На первый же взгляд ничего ужасного в этом романе как такового нет: ни «кровищи», ни убийств, ни призраков маленьких мертвых девочек и тому подобного, что присуще большинству современных произведений этого жанра. Зато есть гнетуще-жуткая атмосфера, которая даст сто очков вперед всему выше перечисленному. И это правильно. По моему мнению, настоящий роман ужасов должен именно пугать, а не вызывать отвращение. Брэдбери пугает, и даже не столько пугает, как вызывает некое ощущение потаенного страха. Вы боитесь, но в глубине души, и даже сами не понимаете чего и почему, ведь по сути ничего страшного и не произошло. Роман довольно сложен и многогранен. Причем его многогранность не спрятана где-то глубоко, а лежит на поверхности.

Несмотря на всю «жуть», роману присущ оптимизм, вера в будущее, чего нельзя сказать о более поздних произведениях автора. В последних рассказах Брэдбери уже пессимист и с грустью вспоминает прошедшие годы.

Еще стоит отметить оригинальность сюжета и идеи. Мне, например, почти не попадались книги данного жанра, где в происходящем замешан цирк или карнавал. Карусель, прибавляющая или убавляющая годы – это тоже отличная придумка автора.

Единственный, лично для меня, ма-а-аленький такой минус – это способ борьбы со злом, избранный Брэдбери — смех. Немного по-детски, хотя, наверное, и правильно. Смеясь, человек перестает бояться, и зло обладает над ним уже меньшей властью.

Пожалуй, все.

Итог: классика жанра из категории «маст рид». Будет интересен как детям, так и взрослым.

Оценка: 10
–  [  9  ]  +

Ссылка на сообщение , 18 июня 2015 г.

Сложное произведение. Непросто составить отзыв. Для детей слишком сложное, а для взрослых слишком детское. Местами как сказка, местами — философская притча . Конечно, неповторимый стиль Брэдберри. Чеканные фразы, цитаты как афоризмы. Читается как стихотворение в прозе. Жизнь мальчишек описана изумительно, автор перевоплощается в тринадцатилетних героев с такой легкостью, что забываешь , что это пишет взрослый человек. Но я читал этот роман как ужасы, и не нашел их. Полностью . Совсем не страшно. Местами интересно, не оторвешься, местами скучно. Начинается как реальная история, потом превращается в детскую сказку, а потом идет философские истории на пол- главы. Так что я не могу сказать, понравился мне роман или нет. Но перечитывать его я не буду.

Оценка: 6
–  [  9  ]  +

Ссылка на сообщение , 18 июня 2010 г.

Знаете, я совсем и забыл, какое это удовольствие читать Брэдбери! Он один из тех мастеров, которые не просто рассказывают историю, но творят словом настоящее волшебство. Так что стоит лишь открыть книгу, как ты тут же проваливаешься в нее. И вот уже на заброшенный путь прибывает странный поезд. Недалеко от города вырастает палаточный городок таинственного Карнавала. И Зло начинает охоту. Люди осени ищут тебя. Страшно? Конечно. Но и захватывающе, особенно, когда тебе тринадцать лет, и мир вокруг тебя огромен и загадочен. Когда ты молод, каждый день приносит что-то новое, и даже самые жуткие события способны стать бесценным уроком. Уроком дружбы, любви, отваги. Главное никогда не отчаиваться, и помнить, что единственное оружие против Тьмы — смех!

Оценка: 10
–  [  8  ]  +

Ссылка на сообщение , 23 ноября 2015 г.

Это волшебная и мрачная история про двух мальчиков, столкнувшихся лицом к лицу со злом, которое бросает вызов маленькому городку. Оно, словно старую бутыль вина, откупоривает все детские страхи и тайные желания и воплощает их в очень страшных гротескных формах, откуда обратного пути нет. Джиму и Вилли предстоит сложный выбор, либо поддаться искушению и ступить на сторону адского карнавала, либо силой отстоять свою дружбу, любовь, жизнь.

Это по истине осенний роман, открывая который страницы словно лихим круговоротом красных листьев на холодном октябрьском ветру уносят тебя в волшебный мир Рэя Брэдбери! Читается на одном дыхании.

Оценка: 10
–  [  8  ]  +

Ссылка на сообщение , 24 января 2015 г.

Идея незамысловата, сюжет довольно прост, но выполнено настолько мастерски, что полностью погружаешься в мир, в образы, в метафоры. Люди лета и люди осени — это же просто шедевр. «порезаться о Ничто». Сам этот мистер Дарк, Человек-в-картинках. А карусель? Феноменальные образы, навсегда врезаются в память.

Язык просто потрясающий. Можно раскрыть книгу на любой странице и наслаждаться атмосферой, образами, сотканными Брэдбери.

Оценка: 10
–  [  8  ]  +

Ссылка на сообщение , 16 февраля 2009 г.

Тот роман, где я увидела Брэдбери-мистика. И это было ... жутковато. Потому что, по-прежнему — талантливо. Только сердце сжималось в предчувствии надвигающейся беды... Я бы сказала, что это роман — о взрослении. Когда ты — на пороге. Когда одна нога уже ТАМ... а другую так жалко уводить ОТСЮДА. Потому что знаешь — обратно дороги не будет, потому что — забудешь все, потеряешься в воспоминаниях, как в зеркалах... Но тааааак хочется хоть одним глазком подсмотреть: что же там, за дверью... таааак хочется хоть разочек прокатиться на карусели...

И как же здОрово, что Рэй этого НЕ забыл... и нам сумел рассказать... )))

Оценка: 10


Ваш отзыв:

— делает невидимым текст, преждевременно раскрывающий сюжет, разрушающий интригу

  




⇑ Наверх