FantLab ru

Все отзывы посетителя Тиань

Отзывы

Рейтинг отзыва


Сортировка: по дате | по рейтингу | по оценке
–  [  3  ]  +

Макс Фрай «Где-то ещё»

Тиань, 4 августа 19:50

Живет себе человек, вроде и неплохо, но ничего особенного уже не ждет. И вдруг чужой город, квартира старого художника, кофе из красной кружки по утрам и портрет с зеленым или оранжевым лицом, которое начинает отражаться в старых стеклах. Город без названия похож на города Александра Грина, только без моря. Вместо моря в нем много зелени, нет трамваев, а на крышечках бутылок с лимонадом нарисован компас с семью сторонами света, некоторые из которых закружены в спираль. Нормальный такой старинный небольшой город, по которому лучше ходить пешком, но в любой момент что-то может неуловимо измениться ровно настолько, насколько готов измениться ты сам.

В рассказах Макса Фрая мир пронизан неуловимым волшебством. Старый художник смотрит на молодого с его точки щрения гостя и видит неприкаянную душу, а еще родственную дошу, наделенную талантом. И предлагает вернуться. Вернуться есть кула, в безымянном городе всё еще сдается мастерская с замечательным котом, портреты которого принимаются в оплату аренды.

Иногда человек теряет что-то важное в себе. Ему нужно вернуться в себе настоящему. Разлитое в мире Автора неуловимое волшебство позволяет сделать это тому, кто готов рискнуть. Его заметят, позовут,, но вернуться должен он сам, если готов взять в руки баллончик с краской и вспомнить о том, кто он в этой жизни.

Удивительно тонкая, акварельно-прозрачная история о мире, в котором хочется быть, который невозможно втиснуть в рамки и ограничить одним городом, цветом или возрастом, и даже одним человеком ограничить не получается, потому что сквозь одного проступают черты другого, когда-то бывшего и сохраненного в памяти. В созданной Автором истории нет границ пространственных и временных, всё зависит от человека и его способности принять волшебную составляющую мира, открывшуюся ему.

Еще одна история о пути к себе настоящему, замечательно красивая и пробуждающая желание жить. Спасибо Автору за его редкий дар.

Оценка: 8
–  [  4  ]  +

Илья Снежински «Песчинки под ногами»

Тиань, 3 августа 22:51

По смыслу рассказ перекликается со стихотворением «О, разверни непогожие небеса...», только ситуация развернута наоборот. Не будущие ангелы разрушают рукотворные крылья людей, а человек уничтожает останки и даже сами следы чужих крыльев. Случилось нечто почти чудесное, возможно, контакт, или что-нибудь темпоральное, или сбитые будущим ангелом человек, рискнувший взлететь, а бдительный часовой принял меры согласно приказу, и не осталось ничего, кроме песчинок под ногами.

Правда, получить признаки ангела часовому не светит ни разу. Жалкий человек — таков его статус, определенный безапелляционно и принятый без возражений. А если жалкий, то и удивительное в песок закопать не жалко. Такой вот защитник Земли от имеющих крылья пришельцев. Бескрылый и без чувства камешка в небе.

Страшно не то, что человек этот подавлен, покорен и жалок. Страшно то, что в безграничном послушании своем он уничтожает даже след существа другого, способного к прорыву в небо. Будущие ангелы сбивают, жалкие часовые закапывают в песок. При такой системе защиты даже крылья дубовых листьев не продержатся долго, все обратится в песчинки. И не в песчинки под ногами, а просто в песчинки, которым не суждено оказаться под чьими-нибудь ногами.

Такая вот картина мира складывается, безнадежная...

Вспоминая «Дорожку из классиков», не хотелось бы, чтобы эти персонажи прошли в реальный мир.

Оценка: 6
–  [  3  ]  +

Илья Снежински «Дорожка классиков»

Тиань, 3 августа 22:17

Рассказ увлек странной идеей: играют в классики создания классиков, а приз в этой игре — переход в реальный мир, то есть обретение самоидентичности и свободы от автора. И так желанен этот приз, что даже звездочки кровью рисовать не жалко. Думается, провалы и звездочки кровью — это часть пути к человечности, ведь у чистого литературного персонажа крови просто нет, он — создание виртуальное.

Кого олицетворяют персонажи и почему у них такие странные имена, я не поняла. Чисто интуитивно восприняла этот момент как аллюзию к игральным картам, где тоже нет имен, а только статусные персоналии и масти. Но карты плоские, а герои уже в объеме. Поэтому у них только прозвища-имена, второй идентификатор отпал вместе с плоскостью. Это тоже часть пути.

Они уже частично оторвались от литературных исходников, но еще плотно держаться в орбите авторского влияния. Поэтому провалы. Не удержался отдельно от текста, потерял себя, и падаешь в исходный текст, воссоздавать отдельного себя приходится заново.

Создание воображения движется к воплощению в реальность, это интересно и волнующе — кто дойдет? Обратный процесс для меня стал полной неожиданностью. Кому-то хочется переместиться из реальности на клетчатую плоскость, то есть из обычного человека стать героем литературного произведения. И он тоже начинает путь к своей цели.

Впечатление от прочитанного осталось довольно необычное. Читать было интересно и рассказ запомнился, но и читался и запомнился он абстрактно, как чистая идея, которую удобнее представлять на собственных образах, не погружаясь в детали авторской игры. Автор и читатель прошли игровое поле вместе, но каждый в своей плоскости, по принципу параллельных прямых.

Оценка: 6
–  [  3  ]  +

Илья Снежински «Крылья дубовых листьев»

Тиань, 3 августа 20:26

Цикл посвящен определению места человека в природе и картине мира в целом. Место получается не очень. Но тут уж на зеркало нечего пенять. Цикл воспринимается в цвете: зеленом, голубом и чёрно-белом. Стихи необычны по форме и стилистически работают на центральный образ: первый — зелёный — тяжеловесен, как деревья, корни, земная природа, второй — голубой — более легкий, рассеянный.

В начальном стихотворении роль человека определенна, и кем бы ни стала природа, она в своем праве. Акценты расставлены однозначно, неопределенность связана только с самим человеком, его выбором и самоидентификацией. Второе стихотворение гораздо сложнее. Человек и здесь нападает, мир защищается, но всё сильно непросто. Рукотворные крылья действительно опасны небесам или просто страшат тех, кто всегда обладал монополией на полеты? Нужно ли миру бескрылое человечество и ангельский статус, основанный на разрушении рукотворного чуда? Разве те, кто прижат к земле, будут больше беречь ее?

Цикл заключает в себе множество вопросов философского плана, выраженных в форме образно-цветовых ассоциаций. Они не требуют ответа, но только размышления.

Крылья дубовых листьев позволяют листу мягко спланировать к земле, они не предназначены для подъема вверх. вверх поднимают совсем другие крылья, именно те, которые разрушены будущими ангелами. Дерзнувших подняться в небо возвращают вниз, к дубравам, где всё зависит уже только от них самих. По крайней мере в существующем виде идея цикла в целом воспринимается именно так.

Очень интересная поэтическая работа. Автору спасибо.

Оценка: 8
–  [  3  ]  +

Илья Снежински «О, разверни непогожие небеса, наполненные яркой акварелью цвета...»

Тиань, 3 августа 19:52

И здесь тема защиты мира от человека. Яркий красочный текст: небеса, акварель, неоновые крылья и ауры мертвых художников. Холодный неживой образный ряд. Навевает ассоциации с Вавилонской башней — человек пытался достичь непозволительных высот, но был низвергнут. Те, кто низвергали стремящихся ввысь, стали ангелами. Перевернутый мир. Крылья богоданные обретают те, кто разрушал крылья рукотворные, во имя защиты небес. Чистые свободные небеса и бескрылое человечество, а между ними они — защитники...Странные образы, неоднозначные и затягивающий..

Оценка: 8
–  [  2  ]  +

Илья Снежински «Дубрава, ветки, корни...»

Тиань, 3 августа 19:38

Красивый, образный, философский стих. История жизни, свернутая в кольцо. Природа сама породила своего убийцу, и, возможно, именно она может его остановить. Предупреждение человеку: либо остановись сам — либо погибнешь от руки собственной или родителя-жертвы. Предупреждения такого рода высказывались многими писателями и поэтами. Если услышим, то узнаем.

Оценка: 8
–  [  3  ]  +

Олег Авраменко «Сын Сумерек и Света»

Тиань, 1 августа 22:48

Четверть века назад Роджер Желязны создал «Хроники Амбера». С тех пор в литературной Вселенной постоянно приумножается число Отражений этого замечательного цикла. Данный роман такое Отражение и есть. Будучи поклонницей оригинальных «Хроник...», я и Отражение прочитала с удовольствием. Тем более, что оно не совсем такое, как в оригинале.

Оригинальный Амберский мир — это мир мужчин. Герои-женщины имеются и в достаточном количестве, но ведущей роли в сюжете всё-таки не играют. Здесь же как раз наоборот — на одного героя приходится пять возлюбленных утраченных и действующих плюс две подросшие дочки при маменьках. Досталось бедняге, ничего не скажешь! ))) И все весьма решительные дамы, кроме одной — Даны. Она поспокойнее, у нее вся энергия на деторождение ушла — шутка ли, за десять лет пятерых детишек на свет произвести. При такой жизни на козни ни сил, ни времени нет. Зато остальные свободны, умны и изобретательны, ну и влюблены обиженно, само собой. Финальный финт меня просто потряс: вот как мстят неверному любовнику женщины, не умеющие ненавидеть)))

В оригинальном цикле любовных линий совсем немного. Не увлекается этим направление Желязны. Он больше философ и приключенец. Здесь же плотность влюблений просто зашкаливает. На каждого героя и героиню приходится по три-четыре визави в разных стадиях развития чувств и отношений. Причем герои всё те же, то есть традиционные треугольники автором не востребованы вообще, в ходу фигуры гораздо более сложные, способные озадачить даже опытных геометров.

Роман похож на новеллизацию. Персонажей много, действие как-то развивается, и даже нескучно, есть приключенческий элемент с толикой волнений и неожиданностей, но всё это преподносится монотонным языком репортажа. Причем текст легко визуализируется. Это компенсирует монотонность изложения и отсутствие индивидуальности в речи героев. Они все говорят одинаково, точнее, за всех говорит автор, спеша донести до читателя завязку цикла.

Философия и мироустройство особого интереса не представляют — ничего нового или занимательного в этой части роман не содержит. Два полюса, равновесие, внезапно обнаруженная третья сила — кого этим удивишь в фэнтезийных сагах. Но, мне кажется, автор и не собирался удивлять. Он наспех набросал фэнтезийные декорации и выдал читателю мексиканский сериал на их фоне. Причем мыльная фэнтези-опера как раз неплохо читается, местами напоминая пародию на жанр, местами юмористическое фэнтези.

Казалось бы, такие драмы в судьбах героев разыгрываются: потерянная память, несчастные любови, внезапно обнаруживаемые дети, разрушительные побочные эффекты действия магических сил. борьба за власть, за трон, за колдовскую силу, политические противостояния могущественных Домов, по настоящему трагическая история Артура и Дианы, и при всём при этом большую часть книги хочется смеяться.

То ли монотонный слог так действует, то ли массовая закомплексованность героев и героинь и их проблемы в личной сфере, обсуждаемые с комической серьезностью наравне с последствиями политических убийств и метаморфоз магического артефакта, но роман в целом был воспринят мною как легкий комедийный сериал, пришелся под настроение и даже понравился. Кто сказал, что у Амбера не может быть такого Отражения? Очень даже может. Всё серьезное рано или поздно повторяется в смешном ключе.

Книга, заставляющая улыбнуться, и при этом удивившая в финале — совсем неплохая книга, даже если вся состоит из Отражений миров и сюжетных линий, ранее созданных великими Мэтрами. Роман для отдыха, когда надо переключить мозги и отдышаться в каком-нибудь уютном Отражении.

Оценка: 6
–  [  4  ]  +

Дэниел Абрахам, Тай Френк «Война Калибана»

Тиань, 31 июля 23:29

«Кто-то играет с вирусом, и вирус, возможно, вырвался на волю, а кругом палят друг в друга корабли внутренних планет» (с). — В этой фразе из романа заключена квинтэссенция сюжета. Действительно, вирус. Действительно, палят. Плюс говорящее название, допускающее несколько трактовок, каждая из которых выражена в сюжете. Роман удивительно многогранен и одновременно строен, несмотря на значительный объем и геополитическую масштабность, в нем нет ничего лишнего.

События развиваются по той же схеме, что и в первой книге цикла: поиск пропавшего человека — на этот раз маленькой девочки, похищенной с неясными целями — и стремительное развитие межпланетного военного конфликта, в горниле которого может погибнуть значительная часть оторвавшегося от Земли человечества. Вот только протагониста детектива Миллера больше нет, расследование похищения ведет Джеймс Холден. И он же оказывается на первом рубеже военного противостояния еще не заявивших о себе открыто политических гигантов освоенного космоса.

Как и в первой книге детективная линия плавно сближается в линией военно-политической, стартовавшие параллельно сюжетные линии сливаются в одну цепь событий, и жизнь маленькой Мэй Менг оказывается на одной чаше весов с выживанием человечества. Команде Джеймса Холдена предстоит не только найти ребенка, но и раскрыть политический заговор, в ходе которого одна из сторон снова применила протомолекулярное оружие.

В кратком пересказе сюжет очень похож на сюжет первой книги. но при этом он совершенно другой — никаких повторов и топтаний на месте. Описанные в первом романе события получают вполне и не менее увлекательное продолжение, с требуемой долей таинственности, ложными предположениями, неожиданной развязкой.

Пожалуй, первой неожиданностью еще задолго до финала становится трансформация характера Джеймса Холдена. Общение с протагонистом — детективом Джозефом Миллером — не прошло для него даром. Он словно впитал в себя часть личности этого жесткого и решительного человека, привыкшего решать конфликты с позиций силы. Новый Холден не нравится своей команде, он почти потерял любимую женщину. Но, пожалуй, именно тень Миллера внутри помогла ему выиграть собственное сражение в общей войне — оторваться от лидера Альянса Внешних Планет генерала Джонсона и уйти в свободное плавание на своем «Росинанте».

Благодаря этой победе команда Холдена пересеклась с одним из самых ярких персонажей второй книги: Крисьен Авасарала — умный и опытный политик, любящая жена, мать, потерявшая сына и, как бы унимая боль утраты, взвалившая на себя груз ответственности за жизни множества чужих детей, которых может забрать война. И рядом с ней сержант марсианского десанта Роберта Драпер, Бобби, жаждущая отомстить за гибель своего взвода тому или тем, кто выпустил на волю очередное порождение протомолекулярной мутации. Авторы создали замечательных персонажей в своей книге, каждый запоминается, каждый индивидуален, и каждый необходим для продвижения вперед сюжета и спасения выбравшегося в космос человечества.

Кульминационная сцена боя космических флотов выписана просто шикарно. Одна из лучших сцен романа, которую проглатываешь на одном дыхании, как будто сама держишь руку на пультах зависших у Ио космических кораблей.

И, конечно, финал. Ожидаемый и неожиданный одновременно. Такого невозможно было предугадать. Но когда всё случилось, понимаешь, что втайне именно этого и ждала еще с первой книги. Пусть на данном этапе непонятно, что это такое по сути. Понятно главное — у человечества есть шанс. Не просто так превращенный в живой саркофаг Эрос скандировал мысли Джули Мао, не просто так одержимый жтой девушкой детектив добровольно разделили ее участь, не просто так протомолекулярные мутанты обрели инстинкт самосохранения. Война Калибана имеет своей целью прорыв к свободе. И каждый из героев романа рвется к ней на свой лад, рвется к свободе, к жизни, к самим себе и друг к другу.

Замечательная книга. Она произвела на меня даже более сильное впечатление, чем первый роман.. Авторы молодцы. С их книгами не хочется расставаться.

Оценка: 10
–  [  1  ]  +

Олег Кожин «Иней на лицах»

Тиань, 31 июля 20:11

Рассказ на любимую нынче тему — о зомби.

Портал куда-то. Проводник с непонятными мотивами. Финальное высказывание героя как бы намекает на темпоральную тематику, но из сюжета это никак не следует, и мотивы проводника не раскрывает.

Идея рассказа от меня ускользнула. Не зная броду, не суйся в воду — слишком просто. И не объясняет мотивы проводника. Он-то броды знает. Но водит. Зачем? Пробужденное сознание главного героя тоже должно иметь какое-то значение, но какое — непонятно. Мысль его зависает в воздухе как пролог нового, еще не написанного произведения.

Один из тех рассказов, который, будучи прочитанным, ничего не дал ни чувствам, ни уму. Остались только вопросы: о чем это и зачем... ИМХО, разумеется.

Оценка: 6
–  [  2  ]  +

Хулио Кортасар «Место под названием Киндберг»

Тиань, 7 июля 22:19

Насыщенная эмоциями зарисовка короткой дорожной встречи.

Он — уже немолодой, достигший определенного положения, следует по торговым делам на собственном автомобиле. Она — юное безбашенное создание, пробирается автостопом в Копенгаген, в колонию хиппи, без денег, голодная, под дождем, и с джазовой пластинкой в дорожном рюкзачке.

Всё предсказуемо в таких встречах. И всё предсказуемое имело место быть. Но... Было и еще что-то. Он вдруг вгляделся в свою случайную подругу, как в зеркало. Вспомнилось, как когда-то в юности хотелось уйти в путешествие на паруснике, и даже можно было бы уйти, но не ушел, потому что мудрый дядя советовал думать о будущем, создавать фундамент благосостояния. И — не поехал. Будущее наступило, благосостояние создал, А эта соплюшка вопреки всему едет не пойми куда не пойми зачем, не думая ни о каком будущем, потому что молодость, огромный мир вокруг, и что-то ждет за поворотом. Судьба подбросила еще одну возможность совершить глупость, поддавшись порыву. И снова победил здравый смысл — девушка осталась в придорожном кафе, как парусник из юности. Вот только будущего уже не было...

Кортасар умеет рассказывать такие истории трепетно, тонко, так, что замирает сердце. Всё время кажется, а вдруг... Хотя какое тут вдруг, просто мимолетное дорожное приключение на одну ночь.

Парусник, девушка — распутье жизни, когда можно сделать глупость, которую душа просит здесь и сейчас, а можно взять себя в руки и поступить разумно. Что лучше? Даже из состоявшегося будущего этого никто не знает....

Оценка: 9
–  [  2  ]  +

Сэмюэл Беккет «Прыжки на месте»

Тиань, 23 июня 19:07

Насколько я поняла, перед нами образчик посмодернисткой прозы. Сюжета как такового нет. В рассказе вообще ничего не происходит. Автор описывает состояние человека (а, может быть, и не человека) на грани — на грани смерти, на грани сознания, на грани безумия.

Единственное, что можно понять — живое существо истязают, оно испытывает физические муки и прячется от них внутри себя, но окончательно уйти еще не готово. Так и балансирует на рубеже, где с одной стороны боль и бытие, а с лругой — что-то иное, защищающее, но... слишком окончательное, чтобы прибегнуть к его защите.

Любопытный литературный эксперимент. Не могу сказать, что мне понравилось разгадывать смысл этого текста, который понятен далеко не сразу и, даже будучи как будто понятым, продолжает расползаться на бессвязные обрывки фраз, но было интересно.

Оценка: 6
–  [  2  ]  +

Дэниел Абрахам, Тай Френк «Пробуждение Левиафана»

Тиань, 16 июня 22:58

Первый роман эпической космооперы о контакте, отложенном во времени.

Авторы показывают вариант принудительной эволюции некоторой части человечества с непредсказуемым эффектом. Кто-то когда-то имел планы на развитие жизни в Солнечной системе. Планы эти реализовались не так и не тогда, как планировали эти кто-то. Возможно, они не предполагали ничего ужасного. А получилось так, как получилось.

Роман начинается с катастрофы и держит в напряжении, даже когда основная тайна раскрыта. При этом само действие развивается неспешно, местами даже медлительно, увязая в размышлениях и рефлексиях героев.

Мир будущего. Три ветви человечества, противостоящие друг другу. Внезапно открывшиеся захватывающие возможности, за которые, как всегда, надо платить. Цена кажется безмерно высокой. Но что получилось на выходе, не ясно. То ли монстра из бутылки выпустили и создали новую угрозу, то ли, наоборот, дали начало новой форме жизни и вектору биологического развития человечества.

Роман вполне завершенный. При этом дальнейшее развитие событий интригует. Авторы хорошо начали цикл.

Оценка: 9
–  [  8  ]  +

Александр Бачило «Пограничное состояние»

Тиань, 16 июня 22:00

Войны между живыми и мертвыми нынче в тренде. Александр Бачило сумел подать тему в неожиданном ракурсе. Повесть получилась совершенно не хоррорной, скорее философской.

Мертвые не просто так восстали против живых. Им нужна территория. Интересы живых в этой связи становятся пограничными, ибо, по словам одного из героев: «Привыкли красивые слова говорить, мол, наше будущее в потомках… А на самом-то деле оно здесь! В Стране Мертвых! Мы все попадем сюда, и уже навечно!»

С одной стороны, налицо психологическая обработка противника. С другой, ведь и правда: в потомках — будущее человечества, а конкретный человек рано или поздно неизбежно присоединится к сегодняшнему противнику. И территория ему понадобиться, если принять, что у обитателей Страны Мертвых может быть такой мотив.

Этот мотив у меня лично вызывает недоверие. Зачем Мертвым территория Живых? Мы на земле, они — под ней. Или рассеяны пеплом в пространстве... Чисто физически Страны Мертвых и Живых не пересекаются. Им от живых надо что-то другое.

Кроме того, не могу я принять, что те, кто любил нас здесь, могут причинить вред оттуда, как родители одного из парней-пограничников своему сыну. Мне понятнее посыл Владимира Высоцкого с его «Наши мертвые нас не оставят в беде, наши павшие, как часовые». Но это сугубое ИМХО.

Повесть же хороша и по замыслу, и по исполнению. Заезженная тема представлена оригинально и увлекательно, с идеей и смыслом.

Оценка: 8
–  [  7  ]  +

Фридрих Дюрренматт «Авария. Почти правдоподобная история»

Тиань, 9 июня 23:30

Рассказ о том, что в жизни любого человека есть место преступлению. Даже если сам он считает, что ничего преступного никогда не совершал. В произведении можно выделить три интереснейших момента.

Во-первых, работу профессионалов. Ничего не зная о случайном госте, которому отведена роль подсудимого, они с легкостью находят в его жизни событие, которое можно интерпретировать, как преступное. Всего лишь несколько непринужденных вопросов, дружественная интонация, смех, и человек теряет бдительность, а профессиональный обвинитель привычно извлекает из него нужную для формулирования обвинения информацию. Диалог — опасное оружие, если одна из сторон владеет навыками судебного допроса, а вторая не принимает всерьез направление беседы.

Во-вторых, эфемерность грани между случайностью и преступлением. Альфредо Трапс просто переспал с молодой женой своего пожилого и не очень здорового начальника. Потом просто рассказал об этом общему знакомому за рюмкой спиртного. Потом у начальника случился сердечный приступ. Что это: цепь случайностей или умысел? До аварии Альфредо жил с полной уверенностью, что цепочка событий случайна. Профессиональный обвинитель предложил другую интерпретацию. Шокирующе правдоподобную. И в воздухе повис вопрос: а как же всё было на самом деле? Ответ напрашивается тоже шокирующий: всё было так, как изначально считал Альфредо Трапс, и так, как предположил обвинитель. В подобной ситуации человек редко хладнокровно планирует доведение до сердечного приступа. Действия совершаются интуитивно, но возможное последствие каким-то краешком сознания всё равно угадывается. Грань между умыслом и случайностью провести безумно сложно. Не зря один из героев Жоржа Сименона — профессиональный адвокат — свихнулся на этой теме.

И, в-третьих, странный финал. Заключительная фраза прокурора заставляет думать, что приговор привел в исполнение сам Альфредо Трапс. Почему? Конечно, самый простой ответ — допился, батенька. Но ради такого ответа не стоило создавать рассказ. Раскрепостивший сознание алкоголь выступил катализатором, не более. Причиной же, скорее всего, послужило осознание правдивости обвинения. Игровой процесс отключил защитный механизм психики, и человек внезапно осознал, что он действительно убил. Более того, действовал с намерением причинить смерть.

Дюрренматт мастерски подвел героя и читателя к краю бездны, в которую смертельно опасно заглядывать. Скелеты в шкафу есть у каждого. Но далеко не каждый способен прямо взглянуть в глазницы затаившихся в душной темноте черепов. Альфредо Трапс не смог. Знание правды о себе оказалось несовместимо с жизнью. Если, конечно, это была именно правда.

Рассказ понравился, и даже немного напугал. Когда всё балансирует на грани, так сложно отличить подлинное от искажения.

Оценка: 9
–  [  6  ]  +

Джо Аберкромби «Красная страна»

Тиань, 30 мая 20:53

Так называют внешний мир люди Дракона, уединившиеся высоко в горах в вырубленном внутри скал древнем городе Ашранк, в ожидании пробуждения Дракона — одного из созданий Делателя. Им кажется, что у них-то есть и правосудие, и смысл. Только нет будущего, потому что никто не рождается в Ашранке. И они придумали, как это будущее себе обеспечить, полагая, что не выходят за рамки правосудия, решая чужие судьбы и разрушая чужие жизни.

Со времени первой трилогии прошло тринадцать лет, и шесть — со времени войны, описанной в «Героях». Все постарели, мир тоже заметно одряхлел. Даже технический прогресс не придает ему новых сил и свежести. Созданы портативные кузницы, паровые машины, проходят полевые испытания первые образцы огнестрельного оружия. На этом фоне особенно остро чувствуется, что время героев рукопашного боя заканчивается. Они не просто постарели, они уходят со сцены, освобождая место совсем другим бойцам.

Кол Трясучка разыскивает Логена Девятипалого. Глама Золотой готовится вступить в свой последний Круг. А через Дальнюю Страну в древний Ашранк идут смирный великан Ламб с бесстрашной девушкой Шай за своими детьми и беспринципный наемник Никомо Коска во главе огромного отряда в поисках древнего золота, за этих детей уплаченного. Каждый идет по своим делам, и все движутся навстречу друг другу, хоть и в одном направлении. Для них — героев Первого Закона — невозможно уклониться от встречи и изменить судьбу.

Предводитель Людей Дракона Ваердинур самоуверенно отделил свой народ от Красной страны. Но Делатель любит жестокий юмор. Именно Люди Дракона стронули с места маховик судьбы, закрутивший героев в очередной кровавый виток. Красного на этом витке было слишком много, герои снова устали от смертей. Правосудия не было ни на грош ни с одной из сторон. А вот смысл был, для каждого свой. Так что Ваердинур погорячился насчет характеристик.

Как и в предыдущих книгах, в этом романе очень много крови, вывороченных кишок, разорванных на части тел, много боли, страха, грязи физической и нравственной. Но невозможность перемен сопровождает только старое поколение. Они еще могучи, воины Первого Закона, они голыми руками выталкивают застрявшие в грязи повозки, с которыми не справляются лошади и мулы, гнут металл и сворачивают шеи врагов, тоже голыми руками. Ламб, Савиан, Глама — могучие бойцы отживающего века.

Следующее поколение гораздо слабее. В скором будущем их ждут совсем другие войны. Неповоротливый Мир Делателя медленно начинает меняться, и для молодого поколения перемены также стали возможны. На данном витке маховика сумели переменить судьбу Шай и Темпл — молодая поросль, идущая на смену первым героям. Промышленность и торговля отвоевывают себе место, отдельные бои удается выиграть не силой, но хитростью, выдумкой и актерским мастерством. Даже Кол Трясучка в кои веки сумел изменить судьбу — сделал то, что считал правильным.

Наверное, это хорошо. Мир сделал шаг вперед к тому, чтобы страна перестала быть красной. Вот только самый главный герой-злодей так и не смог вырваться их цепких лапок смертельного предназначения. Он снова уходит, снова один, только на этот раз за спиной остается не только череда смертей, но и несколько жизней, совсем юных, цепких, у них может быть будущее.

Этот роман такой же медлительный, как и предыдущие в цикле. В него надо вчитаться, он захватывает постепенно. А в финале остается двойственное чувство. С одной стороны, жаль, что герои уходят. С другой, им пора уходить, такой цикл не стоит слишком затягивать. Как бы ни старался Автор, приключения героев, диалоги, характерные словечки и жесты повторяются из книги в книги. В мире заложены тайны, потенциал для большого приключения есть, но уже шестая книга написана, а развешенные еще в первой древние ружья не только не стреляют, но даже в боевое состояние не приведены. Автор эксплуатирует сцены жестокости и жутковатую харизму первых героев. ИМХО, большого приключения уже не получится, видимо, фантазии не хватает..

Оценка: 8
–  [  5  ]  +

Джеймс Джойс «Пансион»

Тиань, 28 мая 21:59

В основательном предисловии к сборнику «Дублинцы» рассказ этот характеризуется как произведение, обличающее ханжество и лицемерие католического Дублина начала двадцатого века.

Признаюсь, никакого особого обличения именно католической морали я в этой вещице не увидела. Банальная история о том, как маменька и дочка ловили жениха, шантажируя его оглаской внебрачной связи с юной девицей, что привело бы к увольнению с перспективной должности в солидной компании, ибо солидные компании ценят не только профессионализм, но также респектабельность и моральный облик сотрудников. Связь с католической моралью здесь, конечно, есть. И характеристика сословно разделенного общества присутствует, поскольку невольный жених оценивает навязанный ему брак как мезальянс, который повредит его репутации в глазах родственников и знакомым.

Но точно такая же история могла приключиться в любом другом городе любого другого времени, и даже нашего времени, если чуть-чуть сместить акцент шантажа. Озабоченные маменьки всех времен и народов ловили дочкам женихов, используя все возможные средства.

На мой взгляд, в такой вот, с одной стороны, привязке к месту и времени, с другой, возможности прописки в любом другом времени и месте, одно из главных достоинств рассказа. Даже среди совсем юных девушек встречаются подчас весьма прагматичные особы, планирующие устройство семейного счастья без учета романтического фактора. Их немного жаль. Поскольку семейный союз, с самого начала основанный даже не на расчете, а на обмане и принуждении, вряд ли может быть счастливым.

Имя автора делает излишним упоминание о высоких литературных достоинствах произведения. В этом плане он очень хорош, как и большинство произведений ирландского классика, которые и через столетие после написания поражают легкостью, точностью, лаконичностью и красотой словесных форм.

Оценка: 8
–  [  7  ]  +

Майкл Суэнвик «Женщина, сотрясшая мировое древо»

Тиань, 15 мая 22:19

«Есть только миг между прошлым и будущим, именно он называется жизнь». (с)

В сюжете рассказа можно выделить две темы — научную и любовную.

Научная показывает, насколько далека математика от обывательского сознания. На мой дремуче-гуманитарный взгляд, опыты Ричарда опровергли теоретические построения Мариэллы. Суть ее теории заключалась в том, что времени не существует, есть лишь накопление последствий. Прошлого нет, будущее существует лишь по отношению к бесконечно растянутому и непрерывно изменяющемуся настоящему.

У Ричарда же получилось сначала задержать изменение интерференционного узора на несколько секунд, а потом и переместиться в какую-то иную точку пространства-времени, для конечного настоящего Мариэллы на восемь дней назад. То есть время всё-таки существует, Мариэлла смогла повторить опыт Ричарда и переместиться в ту же точку пространства-времени, для нее на восемь дней назад, в прошлое по отношению в настоящему своих современников.

Можно заменить словесную категорию «время» на «накопление последствий», а момент настоящего назвать «стечением обстоятельств» и создать систему стройных математических формул, которые покажут что-то абстрактно-всеобщее человеку понимающему. Воспринимаемая обычным человеком сторона явления от этого не изменится. Мариэлла вернулась назад по шкале общего для ее современников времени, которое для нее стало моментом настоящего. А значит, прошлое по отношению к настоящему существует, что бы там ни говорила математика.

И этот научный парадокс (или ошибка «экстравагантной» научной теории, или мое гуманитарное недопонимание ее, в конце концов) — самая прекрасная часть рассказа, потому что она о любви, настоящей, яркой, как фотовспышка, и коротко-бесконечной.

Мариэлла Коуди не была предназначена для ярких личных чувств: страшненькая девочка-вундеркинд, некрасивая женщина с аналитическим умом ученого и оригинальным мышлением. Но стечение обстоятельств непредсказуемо. Встретились два увлеченных человека и поддались обаяние личности друг друга, когда не имеет значение внешность, возраст и прочие обстоятельства, когда занятия любовью перемежаются обсуждением научных теорий, ввергающими в не меньший экстаз, когда двое настолько дополняют друг друга, что весь остальной мир им просто не нужен.

Мировое древо сотрясла не женщина. Мировое древо Ричард и Мариэлла сотрясли вдвоем. Поодиночке ни у одного из них это не получилось бы. И в результате такая трагическая и прекрасная награда: хронопетля, закольцевавшая самое красивое мгновение их любви — встречу, которую ни один из них уже не ждал.

Обычные люди стараются остановить драгоценные моменты стечения обстоятельств на фотографиях, чтобы отвоевать их у постоянно меняющегося настоящего и не потерять прошлое, которое якобы не существует. А Ричард и Мариэлла запечатлели такой миг вживую: раз за разом она будет уходить на восемь дней назад, чтобы он мог обернуться с улыбкой в последний миг перед взрывом.

Стечение обстоятельств, накопленные последствия, прошлое, которого не существует или будущее, существующее только по отношению к настоящему. Неважно, как аналитический ум Мариэллы охарактеризует это мгновение. Главное, что оно было.

Очень красивый рассказ. ее научная теория, его экспериментальная часть и нечаянное чувство, застывшее в последнем миге смешения времен.

Оценка: 10
–  [  3  ]  +

Генри Каттнер «Пегас»

Тиань, 14 мая 20:00

Красивая история о том, что чудесному не место среди людей дела. Его способны оценить и сберечь только мечтатели, для которых видеть и чувствовать важнее, чем получать и иметь. Наиболее уязвимо живое чудо, потому что живое не любит одиночества. Даже будучи чудесным и могучим, оно тянется к тому, кто способен разделить с ним радость полета и созерцания красоты мира. Поэтому приближение к живому чуду требует от человека особой осторожности.

Джим Гарри не услышал предупреждение карлика. Он едва не погубил волшебного коня, приведя его в свой мир — мир хозяйственных домовитых крестьян, которые нацелены на зарабатывание денег. За свою ошибку мальчик сурово поплатился — в мире людей он стал инвалидом. Но конь вырвался на свободу вовремя, волшебного коня искалечить не успели.

Джим Гарри и Пегас действительно нашли друг друга. Пройдя через тяжкие испытания, они не затаили зла, но приобрели осторожность. Пегас не утратил доверие к своему юному другу, а Джим Гарри сохранил открытость сердца и готовность выйти за грань прагматичного мира своих односельчан, устремиться ввысь — к свободе, созерцанию, осуществленной мечте и... одиночеству. Ведь рядом с ним только Пегас — чудо-конь, друг, единомышленник, и никого из людей.

Либо чудо, либо обычная жизнь. Совместить и то, и другое никак не получается. Поэтому сказка пронзительно грустная. Ведь если мальчик выбрал Пегаса, в родной семье его ничто не удерживало. Не было якоря на земле, не познало мальчишеское сердечко привязанности к другому человеку, которая могла бы противостоять искушению чудом, дарующим свободу и красоту, освобождающим от забот человеческой повседневности.

Рассказ очень похож на произведения Александра Грина — мечта манит человека и уводит за собой, и некому удержать его в границах реальности. Зато живое чудо перестает быть одиноким, обретая друга, способного разделить нечеловеческую свободу чудесного бытия.

Оценка: 8
–  [  4  ]  +

Теодор Томас, Кейт Вильгельм «Клон»

Тиань, 12 мая 19:37

Роман представляет собой историю предотвращенного апокалипсиса и предупреждает нас об опасности, связанной с технологическим развитием человеческой цивилизации, последствия которого в полной мере невозможно предвидеть.

Опасность эта связана не только и даже не столько с химическими канализационными стоками и прочими отходами жизнедеятельности. Авторы показали пример зарождение новой формы органической жизни. Когда-то много миллионов лет назад именно этот процесс произошел на Земле и в результате сегодня есть мы — живые разумные. Каким образом из неживой материи зародилась живая, наука объяснить не может. И нужно надеяться, что данный процесс никогда не будет воспроизведен ни в одной лаборатории, потому что последствия его могут оказаться фатальными.

В канализационной системе самопроизвольно синтезировался процесс трансформации неживого вещества в живое. И новая форма жизни оказалась несовместима с жизнью, уже существующей на планете. Две формы жизни схлестнулись в смертельном поединке. Победителем оказалась более развитая форма. Но только потому, что новорожденный монстр не успел набрать полную силу. Его заметили слишком рано. Старая жизнь уничтожила жизнь новую..

Люди победили монстра. Однако, в свое время очень давно жизнь человеческая начиналась с такой же аморфной массы. И кто знает, была ли давшая начало человечеству живая материя первой жизнью на планете или же пришла на смену другой жизни, оказавшись более сильной и уничтожив ее. Не происходим ли и мы от такого вот монстра, в ненасытном чреве которого погибли представители какой-то другой формы жизни — нашей предшественницы на Земле.

Есть тайны, в которые лучше не проникать. Процесс зарождения живой материи из неживой — одна из таких тайн. Результат успешного научного опыта в этой области может стать началом конца для людей и стартовой точкой нового витка в эволюции жизни на планете. Уже без нас, людей.

Молодая жизнь поразительно живуча и быстро обучается добывать пищу и сохранять себя. Но старая вооружена интеллектом и более мобильна. Новорожденный поспешил. Родители еще не готовы уступить ему своё жизненное пространство. Но схватка была впечатляющей и встряхнула засыпающих в своей удобно обустроенной повседневности обывателей. Почти все герои романа в критической ситуации проявили лучшие качества человека: ум, отвагу, профессионализм, преданность любимым и долгу. Такому человечеству действительно еще рано уходить, оно еще не погрязло до конца в плодах развития цивилизации.

Роман проникнут верой в человека, и это лучшее, что заложили в него Авторы. Авторы не пытаются эксплуатировать чувства омерзения и страха, они взывают к осторожности, предостерегают от открытия очередного ящика Пандоры, закрыть который может не хватить сил.

Оценка: 8
–  [  5  ]  +

Леонид Каганов «Депрессант»

Тиань, 10 мая 19:53

Может ли взрослый человек кардинально измениться? Из слабого безвольного существа превратиться в цельную самостоятельную личность? Герой повести смог. Для этого ему потребовалось совершить самостоятельный поступок и обрести учителя. Поступок герой совершил, очень плохой. И это стало начальным моментом перестройки личности, поскольку значение содеянного человек осознал, попытался исправить и в результате изменил отношение к другому человеку, который всегда был ненавистен и казался виновником всех бед, а стал учителем жизни.

Дядя героя — личность неординарная. Из тех людей, что сделали себя сами, с нуля создали благосостояние свое и семьи. Умей укрощать свинтуса в себе — таков его девиз. Чем чаще ты отказываешь телу в его требовании излишеств, тем больше человека в тебе и меньше свинтуса. Казалось бы, простая и достаточно расхожая философия. Но дядя героя действительно так жил, подчинив себя долгу и ответственности — сначала за младшего брата, потом за общий бизнес.

Чтобы оценить масштаб личности этого человека, герою потребовалось его предать. Очистительное раскаяние как будто смыло пелену с глаз, разрушило преграду, долгие годы разделявшую родных людей, и высвободило то хорошее и сильное, что дремало в герое.

Насколько в этом были задействованы медикаменты, трудно сказать. Но не исключено, что депрессант действительно был, а полоумный фармаколог решил поэкспериментировать на людях, будучи уверенным в своей безнаказанности. Если согласиться с наличием депрессанта, то мы видим, насколько разное воздействие он оказывает на разных людей.

Дядя героя пережил момент переоценки каких-то своих решений, момент раскаяния, но вместо предсказанного экспериментатором от фармакологии прыжка в петлю на пике возбуждающего действия препарата старый и мудрый человек собрал остатки сил и преподал внучатому племяннику урок силы духа и мужества. Он тоже прошел свою часть пути для встречи с учеником.

Хорошая вещь с жизнеутверждающим посылом. Медикаменты могут оказывать самое разное воздействие на людей, и недобросовестные люди, а также спецслужбы пользуются этим в своих интересах. И всё-таки только сам человек решает, что ему делать в ситуации кризиса — лезть в петлю или начинать новую жизнь, шаг за шагом вытаскивая себя из ямы, в которую попал. Таких людей, как дядя героя, действительно больше уже не делают. Время другое. Но и в другом времени человек может и должен состояться, а не просто прозябать у холодильника и телевизора.

Оценка: 8
–  [  10  ]  +

Рэй Брэдбери «Будет ласковый дождь»

Тиань, 8 мая 17:47

Поэтическая зарисовка одного дня после ядерного апокалипсиса. Дом, автоматика которого продолжает функционировать по заданной хозяевами программе, тени людей на стене — женщина, склонившаяся за цветком, ребенок, подбросивший мяч — умирающая собака и стихотворение в тему на последнем пожарище.

Тема ядерной угрозы поднимается во многих произведениях Брэдбери. Но здесь она прозвучала особенно пронзительно благодаря красоте авторского стиля и созвучному стихотворении,, с которым рассказ болезненно перекликается. Поэт предупреждал, но не был услышан. Символично, что стихотворное предупреждение звучит как реквием при гибели дома — быть может, последнего памятника человеческой цивилизации. Под автодекламацию огонь уничтожает последнее, что осталось от людей — тени на стене.

Писатель убедителен, как всегда. Вот только беда таких предостережений в том, что контролирующие оружие массового уничтожения должностные лица не читают Брэдбери. А обреченные неожиданно стать тенью реально на ситуацию повлиять не могут. Они даже ничего не узнают, не почувствуют последнего мгновения бытия.

Очень страшно, очень красиво, пронзительно и... бесполезно. Мы слышим, и что? Хозяйка дома тоже слышала стихотворение, понимала его, и ничего не могла не только изменить, но даже осознать.

Оценка: 9
–  [  2  ]  +

Харлан Эллисон «L is for Loup-Garou»

Тиань, 2 мая 16:51

Микрорассказ иллюстрирует, насколько опасно верить государственной пропаганде. Человек привычно считает себя защищенным, по крайней мере в некоторых устоявшихся аспектах. Но так ли это на самом деле, приходится узнать в самый неожиданный момент и часто слишком поздно. О. — значит, оборотень. Но оборотень — понятие многогранное...

Весьма неплохая социальная сатира в фэнтезийной обертке с неожиданным финалом.

Оценка: 8
–  [  6  ]  +

Люциус Шепард «Новый американский молитвенник»

Тиань, 1 мая 18:53

В сюжете этого романа можно выделить две равноценных линии, которые сначала плотно связаны между собой, но постепенно расходятся всё дальше и дальше: первая посвящена духовному развитию главного героя, вторая — становлению и трансформации новой религии, которую герой нечаянно создал.

Вардлин Стюарт (главный герой) не ставил перед собой столь масштабной задачи. Он лишь пытался выжить и сохранить психологическую адекватность в жизненной ситуации, когда и то, и другое являлось задачей чрезвычайно сложной. Но он справился, нашел свой путь — через концентрацию личной воли в слове. Для него самого метод оказался результативным, и он попытался научить этому других. При этом мотивы не были ни корыстными, ни альтруистическими: он лишь пытался выжить путем обретения некоторого статуса в принудительном сообществе, где превыше всего ценится сила и агрессивность.

А получилась иллюстрация к некоторым библейским постулатам. Создателю слова попытались придать статус аватары бога, а сугубо прагматическому методу внутренней концентрации с целью внесения микроизменений в личную реальность посредством направленного волевого импульса придать статус религии. Для общества потребления метод Вардлина Стюарта действительно имел значение, сравнимое с ролью божественной доктрины в мистифицированном обществе далекого прошлого. Вардлин применял свой метод только к сугубо практическим вопросам жизни: улучшить бизнес, привлечь желанного сексуального партнера, получить какой-нибудь небольшой и вполне достижимый для конкретного человека плюсик к житейской карме.

Никакой мистики метод Вардлина не содержал, он лишь помогал человеку четко сформулировать желание и подсознательно настраивал на соответствующее поведение. Но люди жаждут чуда, им непременно нужен кумир. Процесс вышел из-под контроля, и Вардлин неожиданно для себя оказался в роли то ли сумасшедшего пророка, то ли еще одного апостола Савла, то ли Антихриста. Кому как больше нравилось. И с этого момента герой и его нечаянное создание зажили отдельными жизнями, хотя и тесно связанными.

Вардлин прошел длительный и сложный путь духовного развития, искушения, утраты смыслов и целей и их повторного обретения. И сделал всё это до мозга костей по-американски. Если на стадии восхождения к вершинам духовные и психологические моменты играли ведущую роль, на пике приоритетной эмоцией оказался страх, то на стадии разделения создателя и создания материальное очень грамотно было увязано с эмоциональным.

Я ни в коем случае не хочу сказать, что это плохо, нет. Герой действовал именно так, как и должен был действовать человек его времени, воспитания и образа жизни. В слове он главным приоритетом установил любовь и сумел защитить ее от разгула безумного фанатизма и криминала. Но при этом не впал в крайность отрицания всего достигнутого. Состояние, материальная независимость были сохранены в полной мере. Отсюда следует, что сравнения с апостолом Павлом на пути в Дамаск и любые параллели с поиском веры излишни. Вардлин Стюарт — человек, осуществившей американскую мечту. Не больше и не меньше.

С точки зрения литературной же роман хорош. Язык, стиль, интрига, эмоциональность, аналогии — всё на уровне. Книга достойна того, чтобы быть прочитанной.

Оценка: 8
–  [  5  ]  +

Роман Злотников «Арвендейл»

Тиань, 30 апреля 23:16

Книга пришлась под настроение, когда хочется чего-то легкого и не напрягающего, поэтому прочиталась даже с удовольствием.

Роман хорош симпатичным главным героем и колоритными персонажами окружения — особенно понравился Рргыхнак. По ходу чтения представляла себе странную компанию, образующую десяток Троя, перебирала предложенные Автором образы, как игральные карты. Яркие, сказочные, слегка отдающие штампами, но... мне понравилось их перебирать. Очень понравились объяснения по поводу военных построений и тактики группового рукопашного боя. Строй, который надо держать, если не хочешь быть затоптанным противником, плановые перестроения, место и функция каждого бойца в боевом порядке — всё это было по-настоящему интересно и давало понять, насколько важно для воинов-пехотинцев уметь слаженно действовать и даже двигаться. От этого зависит жизнь каждого и исход боя.

Это о хорошем. Но и плохое молчанием не обойти.

Фатальным просчетом Автора является композиционное построение сюжета — когда в Прологе финальная сцена, а весь остальной роман служит подводкой к ней. При такой подаче материала за приключениями героев следить не особенно интересно, ведь заранее известно, чем всё закончится и переживать ни за кого не нужно. Так же бестолково выдаются главные тайны будущего сюжета (будущего, потому что впереди еще много книг). Кто такой главный герой, понятно из первых глав первой книги, никаких неожиданностей и раскрытия тайн можно уже не ждать. Основная тайна раскрыта заранее.

В минус идут также многочисленные плюшки, которые герой получает просто так, по желанию и с барского плеча Автора. Герой должен быть хорошим бойцом, и Учитель боевого мастерства сваливается весьма кстати. Герою предстоит восстанавливать таинственное (условно) герцогство Арвендейл, и помощники-соратники королевских кровей тут как тут под рукой. Причем статус оных саратников не понять может только скорбный на голову читатель.

Начинающему автору такие просчеты можно было бы простить. Но Роман Злотников — это имя. И ему столь небрежное отношение к работе, а, значит, и к читателю, не простительно.

Книга прочитана с удовольствием только потому, что пришлась под настроение. Объективно же высокой оценки она заслуживать не может, ибо брак — всегда брак, хоть в металлургии, хоть в пошиве одежды, хоть в литературе.

ИМХО, разумеется.

Оценка: 4
–  [  2  ]  +

Рик Норвуд «The Other One»

Тиань, 30 апреля 22:32

Крошечная миниатюра о том, что ожидает преступившего нормы права и морали. Раскаяние, муки совести, возмездие по принципу «око за око» — всё это внезапно кажется неизбежным тому, кто не является закоренелым злодеем. Но есть и другая неизбежность, совершенно неожиданная и даже дикая в контексте ситуации. Но совершенно нормальная для общества развитой экономики.

Чем сложнее общественные связи, тем больше последствий влечет за собой деяние субъекта. И не каждое такое последствие очевидно с первого взгляда. Часто именно не очевидное последствие становится неизбежностью, ведь его никто не ждёт...

Хорошо написанная миниатюра с непредсказуемым финалом.

Оценка: 7
–  [  3  ]  +

Г. Ф. Лавкрафт «Прелестная Эрменгарда, или Сердце селянки»

Тиань, 30 апреля 22:06

Пародия на традиционный сюжет о любви, преодолевающей преграды и завершающейся хэппи-эндом.

Любовь условно есть, препятствия также наличествуют, да и энд вполне себе хэппи, ведь каждый герой получил то, что хотел. Правда, заявленные в начале хотелки к финалу несколько изменились. Герои совершили пробег по жизни и вернулись к начальной отметке, но уже другими, лучше понимающими себя.

История эта вполне могла бы стать основой для комедийного мюзикла, в котором каждый герой воплощает определенную народную мудрость: о судьбе, от которой не уйдешь, о трамвае, за которым не стоит бежать, и о желаниях, которых нужно бояться.

Легко, забавно и со смыслом.

Оценка: 7
–  [  5  ]  +

Энтони Бучер «Валаам»

Тиань, 12 апреля 22:08

Рассказ о роли библейского учения в развитии отношений с представителями иных космических цивилизаций. На Земле религия скорее способствовала войнам, нежели предотвращала их. Военные капелланы возносили молитвы за победу оружия своего подопечного воинства, не принимая во внимание, что с другой стороны в войне участвуют такие же люди, созданные по образу и подобию...

Автор показывает преломление этой ситуации, ибо вдумчивое прочтение Священных текстов означает бережное отношение ко всем одушевленным подобиям, а значит и возносить молитвы только лишь за «своих» невозможно, поскольку для истинно верующего священнослужителя «своими» являются все разумные и неразумные. Осознание данного обстоятельства происходит лишь с двумя людьми. Вероятнее всего, они погибнут, не сумев донести до сознания других людей и не людей открывшуюся им истину. Но она была осознана. И это уже немало.

Библейские темы вплетены в научно-фантастический антураж весьма удачно. Конечно, аналогичный сюжет можно было бы расписать на примере любой войны. Но в рамках фантастики он особенно показателен, поскольку позволяет задуматься над вопросами: что есть человек, душа, в чем суть и где границы образа и подобия, по которому создавались люди в Книге Бытия.

Поднимается также вопрос соотношения приказа и личного убеждения применительно к армейскому священнику, который по статусу ведь военнослужащий и должен подчиняться воинскому уставу наравне с другими офицерами. Как всегда, в состоянии внутреннего этического конфликта двух долженствований, человек должен сделать выбор, сам, хотя именно для такой ситуации Священные тексты выбор подсказывают и направляют деяния последователей.

Чёткий антивоенный посыл, приоритет осознанной нравственной идеи над тем, что именуется воинским долгом, готовность принять на равных иного... Всё это осознали только два священника разных конфессий, и вряд ли они смогут повлиять на развитие военного конфликта, даже не подчинившись приказу, но Слово прозвучит, и будет услышано, и принесет плоды во время сбора камней...

Неожиданный рассказ, наполненный гуманистической философией и показывающий общность всего живого во Вселенной.

Оценка: 8
–  [  5  ]  +

Рэй Брэдбери «Чудесный костюм цвета сливочного мороженого»

Тиань, 4 апреля 21:21

Иногда, чтобы понять, кто ты есть и что имеешь, надо почувствовать себя кем-то другим.Герои рассказа переживают это состояние благодаря купленному в складчину модному костюму, который превращает каждого из них по очереди в успешного молодого человека, а также становится общим объектом заботы и оберегания. Последнее сопровождается множеством забавных юмористических эпизодов.

Костюм позволил одному из героев стать более уверенным в себе и, наконец, познакомиться с девушкой, которая ему нравится. Другого укладывает на больничную койку. А третий приходит к выводу,у, что главное — это дружба, связывающая его с товарищами, и, если бы каждый из них мог приобрести для себя индивидуальный костюм, дружба могла бы и пострадать.

Ночь на крыше вокруг облаченного в костюм манекена, несомненно, является одним из лучших моментов в жизни героев. Такое не забывается.

Рэй Брэдбери показал, как впервые обретенная красивая одежда меняет человека. Меняет к лучшему — укрепляет веру в себя и показывает ценность людей, которые рядом. Костюм — не главное для человека, но он тоже нужен, чтобы почувствовать себя тем, кто ты есть.

Такой неожиданный Брэдбери мне очень нравится.:-)

Оценка: 8
–  [  3  ]  +

Марина Линник «Правдивая ложь»

Тиань, 31 марта 23:17

На фоне замечательного предыдущего романа «Расплата за грехи», который был прочитан с восторгом на одном дыхании, эта книга показалась не очень удачной. Эпоха Крестовых походов, прекрасная дама, благородный рыцарь, любовь и происки врагов — с такими вводными можно было создать захватывающее приключение, яркое, волнующее, в лучших классических традициях с добавлением капельки женственности, как это умеет Марина Линник. Но приключение почему-то не получилось.

Не будучи литератором, я не могу компетентно судить, в чем причина недостаточной увлекательности текста. Но, как внимательный и изначально расположенный и к Автору, и к теме читатель мнение свое попробую сформулировать.

Роман условно можно разделить на три последовательных сюжетных блока: Габриэлла в отцовском замке, экспедиция на Восток и снова в замке по возвращении. Основное приключение приходится на вторую и третью части, между тем по суммарному объему они вполне соотносимы в частью первой. Как девушка пыталась сохранить замок отца и противостояла влияниям врагов, показано очень подробно, а поисковая экспедиция и последующие события даны в ускоренном темпе, почти как репортаж с рядом авторских объяснений, наспех заполняющих пробелы в картине мира вокруг персонажей.

В двух самых важных для романа частях действию отчаянно не хватает жизни, эмоций, накала страстей. При этом страсти заявлены, предполагается, что всех героев обуревают глубокие и яркие чувства, но в словах и действиях это совсем не проявляется. Финал с явлением спасителя прекрасной дамы и коронным поединком — и вовсе театр. И явился, как Фантомас, прямо в церковь, и свою половинку кольца каким-то образом сохранил, и голову злодею снес.

В-общем, роман разочаровал. Но, признаюсь, такое же разочарование я испытала, прочитав роман Вальтера Скотта «Талисман» из эпохи Крестовых походов. Может, сама тема такая. Когда в приключение привносится явный религиозный элемент, это что-то отнимает от эмоциональности действия. И порождает протест. Ведь заслуженное счастье героев оплачено жизнями нескольких прекрасных, ни в сем не повинных людей. Да, порок в итоге был наказан. И в обычном приключении этого было бы достаточно. А вот когда в сюжет привносится религиозная риторика, этого уже мало, некоторые слова и мотивы приобретают налет лицемерия.

Оценка: 5
–  [  5  ]  +

Евгений Гуляковский «Лабиринт миров»

Тиань, 30 марта 23:14

Роман понравился хорошей задумкой Автора. Расследование, захват, сопротивление и, наконец, контакт. Контакт довольно неожиданный, с осознанно принимаемой сторонами червоточиной в отношениях и захватывающей дух перспективой. Весь набор для полноценного космического боевика.

Боевик получился, в целом, неплохой. Но несколько недоработанный. На мой взгляд, разумеется. Агент спецслужбы Лосев часто ведет себя непрофессионально, хотя с первых эпизодов романа понятно, что наблюдаемые им события представляют отнюдь не локальную опасность. Бесшабашность героя компенсируется небольшими роялями — герой ни ч того, ни с сего оказывается носителем особенных качеств, связанных с инопланетным артефактом. Поэтому из безнадежных ситуаций его вовремя вызволяет помощь неизвестной высшей силы. Поначалу это напрягает, смешение магии и космического боевика выглядит несколько беспомощно, как будто Автору фантазии не хватило.

Но впечатление это оказывается обманчивым. Как раз с фантазией у Автора полный порядок. Инородные для фантастики фэнтезийные элементы сюжета получают объяснение. И объяснение это выстраивает хаотичный поначалу сюжет в логическую цепь событий. Происходящее в героями обретает смысл, появляются темы для размышлений.

Существо, сначала казавшееся монстром, на поверку оказывается всего лишь зеркалом. Навязанный довольно жесткий договор о сотрудничестве обнажает социально-этические проблемы человеческого сообщества. Люди сами выбирают, кем им быть: расходным материалом для экспериментов несоизмеримо более могущественной сущности с собственной, отличной от человеческой, логикой, или полноценными участниками контакта, даже множества контактов с различными видами, мирами, культурами. Что выбирают, то и получают. И непонятно до конца, так ли уж трагично то, что достается утратившему волю к жизни участнику эксперимента. Всё очень неоднозначно в этом романе. И это хорошо. Ведь когда сближаются разные миры, простых объяснений быть не может, точки и методы взаимодействия нужно искать осторожно, как по болоту идти.

Повторюсь, задумка и сюжет хороши. А вот исполнение — не очень. Автор имеет обыкновение одну и ту же не слишком сложную мысль повторять подряд раза три-четыре. В результате то, что можно и нужно уместить в один абзац и быстренько перейти к следующему этапу размышления или действия, растягивается на две-три страницы. Сюжету на пользу это не идет. Со словоупотреблением тоже не всё благополучно. Например, герой говорит о себе, что он работает инспектором службы внешней безопасности. «Работаю инспектором» — плохое сочетание, про сотрудника государственной спецслужбы так не говорят.

Общее впечатление таково, что следить за приключениями героев и раскручиванием событий интересно, но при этом приходится заставлять себя не обращать внимания на явные о огрехи текста.

И читать этот роман лучше всё-таки после первого романа цикла (я читала именно так). Хотя главный герой и приключение в каждой книге свое, связаны они между собой довольно тесно и вместе читаются интереснее, чем по одной.

Оценка: 6
–  [  1  ]  +

Григорий Горин «Реинкарнация»

Тиань, 30 марта 22:08

Основное впечатление от рассказа — допились мужики, причем каждый в отдельности и даже тот, что не употребляет.

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
У одного Владимир Ильич в дочку реинкарнировал, второй на полном серьезе байки об изгнании демонов рассказывает, причем научно так, с полным раскрытием метода. Всё так. Но трагедия всё-таки случается.

Вроде бы герой сам приходит к такому решению. Родительские чувства и всё такое. Но, с другой стороны, уж очень кстати знания ученого процесса по демонологии пришлись. Бегал человечек, бухтел, что реинкарнация по Земле ходит и какую-то политическую деятельность то ли планирует, то ли ведет уже. А после обмена знаниями бегать перестал. И никто уже не будет брать в голову, чем там решительная девица занимается вместо того, чтобы парней завлекать и замуж собираться.

Что там с этой реинкарнацией и отпеваниями было на самом деле, неизвестно. А вот что болтать о происходящем не след, видно совершенно точно. И выводы отсюда можно сделать абсолютно любые, даже противоположные друг другу. Темная история, из тех, которые лучше не пересказывать громко, дабы...

Рассказ ценен умело переданной атмосферой контакта двух людей, который практически весь рассказ кажется самым обычным, даже специально героем организованным, и только ретроспективно приходит мысль о маннипуляциии — грамотно спланированной и исполненной. Причем без всяких автосрких объяснений или внезапных речей героев. Просто прокручиваешь историю в голове повторно, и первое восприятие замещается. Так писать надо уметь, виден писательский профессионализм, в хорошем смысле этого слова.

Оценка: 7
–  [  8  ]  +

Айзек Азимов «Прелюдия к Академии»

Тиань, 17 марта 17:20

Идеологически роман схож с «Дюной» Фрэнка Герберта. Тот же поиск «золотого пути», то же неверие в самостоятельные возможности человечества. Правда, по последнему пункту Азимов остается верен себе: сохранение человеческой цивилизации он связывает с наукой, причем развивать науку и генерировать теории и методы должен человек. Робот лишь чуть подталкивает людей в нужном направлении. Идут же они сами. Такой вариант мне нравится больше, чем спаситель-червяк и наркотики.

Сюжетно роман представляет собой приключение: живое, динамичное. Перед нами разворачивается панорама многообразных человеческих сообществ, которые ухитряются оставаться разными даже в условиях закованного в броню гигантского мира-города. Путешествуя от одного анклава к другому, герой постепенно осознает принципы функционирования человеческих сообществ, общие для секторов мира и миров галактики. Невольно вспоминается мисс Марпл, которая для любого преступления находила поведенческий аналог с своем крошечном родном городке. Агата Кристи, как и Айзек Азимов, считали человеческую натуру малоизменчивой и видели возможность использовать это качество на пользу людям.

Про научную теорию, ставшую основой психоистории, в книге сказано совсем мало. Но при этом Автор сумел показать путь ученого от констатации невозможного к пониманию возможности решить проблему. Причем сделал это на примерах. Из романа непонятно, как будет решать задачу Гэрри Сэлдон, но понятно, почему он изменяет свое отношение к практической стороне вопроса и обретает уверенность, что сможет его решить. Может быть не сам, может быть через учеников, которые продолжат дело после него, но сможет непременно.

В очередной раз поражают огромные временные интервалы, охваченные фантазией Азимова. Казалось, вот только что инспектор Бейли и Р. Дэниел Оливо расследовали загадочные происшествия на Земле и Авроре, и вот уже никто не помнит об этих планетах. В малоизвестных легендах они слились в один общий мир — прародину человечества, камешек в небе, опираясь на который, очередное поколение людей пытается выстроить свой путь во Вселенной. Он всё-таки важен, этот камешек. Пока легенды хранят память о нем, навигатором человечества будет наука, а не дурманящие сознание пряности.

Меладраматический финал показался мне несколько неуместным. Но это не особенно важно. Роман не о любви и не о приключениях, а о роли науки в развитии и сохранении человеческой цивилизации. И в этом качестве он очень хорош, ведь наука — главный и самый любимый персонаж создаваемых Автором сюжетов.

Оценка: 8
–  [  6  ]  +

Мюррей Лейнстер «Одинокая планета»

Тиань, 16 марта 22:15

Оценивая данный рассказ, следует помнить, что написан он в 1949 году. Полагаю, что для своего времени это была чрезвычайно острая, почти революционная вещь как с научной, так и с социально-политической точки зрения.

Автор показал природу капиталистического общества, хищническую и агрессивную. Уникальный природный объект рассматривается всего лишь как источник извлечения прибыли. Разумное существо иного вида вызывает страх и, как следствие, упреждающую агрессию. Модель земного человеческого сообщества первой половины двадцатого века в фантастическом антураже.

Хотелось бы верить, что человечество изживет эти болезни роста и осознает преимущества сотрудничества и гуманизма, когда сила проявляется в уклонении от агрессии, а не в истреблении противника, который вовсе и не противник, а желанный контактер. Но как то сложно в это поверить. Мы упорно не желаем умнеть и учитывать опыт прошлого.

Автор подметил негативные черты человеческого сообщества своего времени и показал, к чему они могут привести, а также и и то, как с ними бороться, чтобы борьба с недостатками не стала борьбой с человечеством.

Для избалованного экшеном читателя сегодняшнего дня рассказ может быть чуть скучноватым. Но это не умаляет его значимости, тем более, что Автор оставляет напуганным агрессорам надежду. Разум не обязательно должен быть корыстен и агрессивен, бывают и другие приоритеты.

Оценка: 8
–  [  3  ]  +

Макс Фрай «Рынок Халес. Рукопись, найденная на рынке»

Тиань, 9 марта 22:48

Макс Фрай умеет создавать удивительно добрые истории, по прочтении которых остается светлое настроение и вера в то, что жизнь всё-таки хорошая штука, и люди совсем неплохи, и дружба, доверие, взаимопомощь и чувство красоты никуда не делись.

Данный рассказ — не исключение. Концерт на крытом рынке — такое невозможно представить, но Макс Фрай представляет. И ей веришь. Вместе с героями слушаешь строгую классическую музыку, в создании которой внезапно участвует аккордеон, а атмосфера вокруг пронизана ароматами сыров, вин и прочих рыночных вкусностей. Причем музыку это нисколько не принижает. Она звучит, звучит легенда, запечатлевается на фотографиях текущее мгновение и рукопись неизвестного современного композитора находит своего молчаливого слушателя, который услышал музыку без инструмента, с листа, и пришел, чтобы узнать и найти.

Финал открытый. Откликнется ли хозяйка музыки на призыв, захочет ли рискнуть, мы не знаем. И нам не надо этого знать. Она еще не приняла решения. Еще звучит музыка Баха, так же найденная когда-то кем-то на рынке. А новая легенда только создается, оставаясь пока частью обычной реальности.

Прекрасный рассказ. Он соткан из звуков и образов, соединивших легенду и повседневность. Главное же, это еще одна история о рукотворном чуде, которое возможно для тех, кто не боится его творить.

Оценка: 8
–  [  3  ]  +

Александр Щёголев «Чёрная сторона зеркала»

Тиань, 7 марта 19:55

– А вы знаете, что я с ним сплю? (с)

Вот он, один из главных кошмаров замужней женщины:-) В теории всё понятно. Надо сдержать эмоции и задаться двумя вопросами: во-первых, зачем тебе это говорят и, во-вторых, чего хочешь ты сама. Если удастся их сдержать... эмоции... Героиня проявила себя волевым человеком и действовала именно так, как рекомендуют мудрые люди и семейные психологи. Отчасти в этом ей помогла сама соперница, потому что изображение в зеркале отвлекало на себя часть внимания и чувств, и весьма значительную часть, я думаю.

Но самое интересное в этом рассказе не женщины, а мужчина, который его написал. По сути, это история Золушки в мужском варианте. Та, что не оценила, получила по заслугам, а та, что оценила — чистый идеал: и красавица, и умница, и материально независима, и признает право на свободный выбор...

Не то, чтобы я не поверила в Олю. Почему нет? Такая женщина вполне может быть — цельная, гармоничная личность, знающая, что ей нужно, умеющая здраво мыслить и держать эмоции под контролем. Но что-то есть в этом образе неправильное.

Автор нарисовал практически идеальную женщину, и с точки зрения героя, и по объективным характеристикам. Но в этом и прячется фальшивая нотка. Житейские наблюдения показывают, что таких правильных женщин не получается любить. С ними можно дружить, сотрудничать, соседствовать и даже встречаться. Но любить в реальной жизни не получится. Любят обычно таких, как Вика — взбалмошных, эгоистичных, совершенно безбашенных, способных на дурацкие авантюры во вред себе.

Истории мести меня никогда не увлекали, я даже графа Монте-Кристо не долюбливаю. Так что фантазия на тему отмщения за поруганное самолюбие, которое свершила сама судьба, заставила меня ехидно похихикать. Но что хорошо в этой вещи, так это диалоги и образ маленького Лешки. Посмеиваясь над сюжетом, воплощающим сокровенные мужские мечты, я получила большое удовольствие от чтения, потому что написано хорошо, и в плане стилистики, и в плане динамики. Ничего лишнего, но сказано всё, что нужно, и в нужной последовательности.

И, как всегда при чтении таких вещиц, закрадывается сомнение. А это точно мужская фантазия? Может, автор потихоньку прикалывается над читательницами? Когда речь идет о мужчинах такой вариант исключать нельзя.

Приятная, легкая история с подозрением на иронический подтекст, которого, впрочем, там может и не быть.:-)

Оценка: 8
–  [  12  ]  +

Ричард Адамс «Майя»

Тиань, 6 марта 21:21

«Леспа достигла того, к чему стремятся все женщины, – познала себя до самого конца, без утайки, и приняла все свои достоинства и недостатки. И каждую ночь она дает возможность пройти этот путь тем, у кого хватит на это терпения и смелости, – посылает вещие сны…"(с)

В этих строках сказания о Леспе — звездной владычице снов, одной из богинь Бекланской империи — выражена суть всей книги. Юная красавица Майя проходит свой путь взросления, познания себя, обретения своего места в огромном, неоднородном, полном соблазнов и опасностей мире.

Три года в жизни человека — много это или мало? В зрелом возрасте такой срок даже особо не выделяешь, рутина сглаживает ход времени. Но когда тебе пятнадцать и каждый день открывает что-то новое, ранее не знакомое — это огромная дистанция. На ней героиню ждали горести и радости, возвышения и унижения, познание власти красоты и притягательности порока. Ее предавали, и она предавала тоже, ее вожделели, и она желала плотской страсти, у нее были верные друзья, и она оставалась предана им даже под угрозой для собственной жизни.

С одной стороны, это история еще одной Анжелики, прошедшей через множество преград на пути к счастью. С другой, путь этот не столь прямолинеен. Красавица Майя повторила судьбу богини Леспы, в земном формате, разумеется. Она заглянула в глубины своей души, осознала несовершенство свое и других людей, приняла его как часть жизни и личности, сохранила способность сочувствовать чужому горю и желание помогать людям там, где это в ее возможностях, при необходимости используя великую силу женской красоты и ее власть над мужчинами. И только постепенно пришла к пониманию, что для нее главное, как ей хотелось бы жить.

Ричард Адамс создал не любовно-приключенческий роман -хотя в нем есть и любовь, и приключения — а историю становления Женщины. И в этом качестве книга достаточно честна и интересна, по крайней мере для читателя-женщины.

В юности хочется так многого, и лишь со временем приходит осознание того, что из этого многого действительно важно. Конкретно для тебя, потому что для другого человека важным будет что-то другое. Майя поняла и это тоже, с уважением принимая выбор Оккулы — своей подруги, наставницы и берегини. Выбор этот не имел ничего общего с представлениями Майи о счастье, но это был выбор другого человека, с другими целями и желаниями.

Молодому человеку, чей ум не извращен теоретическими знаниями, непросто представить, что один и тот же поступок превращает его в спасителя одних людей и предателя других, при том, что сам он ни спасать, ни предавать не стремился. И до другого человека очень сложно донести мотивы и цели своих поступков. Тебе самой всё понятно, и непонимание других кажется невероятным, обидным, необратимым. Но и этот барьер можно преодолеть, если люди действительно дороги друг другу.

По смысловой нагрузке роман этот сравним с «Завещанием» Киплинга. Он рассказывает о том, как стать настоящим человеком и оставаться им, несмотря ни на что.

Огромный по объему текст прочитался как-то очень быстро. Собственно, его объемности я и не заметила, потому что читать было легко, судьба Майи вызывала живейший интерес и сопереживание, а некоторые детали были удивительно узнаваемы, словно Автор подсмотрел их сквозь зеркало.

После довольно скучного «Шардика» я не ожидала от Ричарда Адамса такой книги — простой, глубокой и красивой, как воды озера Серрелинда, на берегу которого прошло детство героини и название которого стало частью ее имени в чужих краях.

Что бы ни происходило в жизни, надо стараться выплыть. И, если повезет, пристать именно к своему берегу.

Оценка: 9
–  [  3  ]  +

Грэм Мастертон «Анка»

Тиань, 1 марта 22:24

Унылый такой ужастик о детском сиротстве и кошмарах, которых оказывается так много в жизни несчастного ребенка, что они становятся проводником потустороннего зла в мир вполне благополучных детей.

Из вещи этой можно сделать несколько выводов:

Во-первых, страшные сказки могут быть разрушительны для психики ребенка. В благополучных условиях это некая игровая вселенная, а вот в условиях реального жизненного несчастья на основе страшных сказочных образов происходит концентрация и фиксирование мыслей, чувств, энергий. Виноваты, естественно, не сказки, но сказки усугубляют страдания и ужасы вокруг никому не нужного ребенка, который еще не умеет сам о себе заботиться и сам себя защищать. Придуманный ужас прорывается в мир в дополнение к ужасу реальному.

Во-вторых, игрушки «с историей» столь же не безобидны, как и страшные сказки. Игрушка-оберег настолько плотно сплелась со страхами ребенка, что стала их вместилищем и проводником. Старинные вещи хороши в музее, в повседневной жизни чужую энергетику в свой мир лучше не впускать.

В-третьих, и в главных, заброшенные дети, особенно больные — это настолько болезненное и извращенное явление, что рядом с ним извращается всё самое прекрасное, что связывают с детством — сказки, куклы. Детский мир копирует мир взрослых. Если мир взрослых предлагает ребенку только ужас отвержения, заброшенности и страха, сказочно-игровые элементы детского мира отражают реальность, причем гораздо более страшным образом, чем она видится с позиций взрослого человека. Мы то живем с понимание, что всё проходит в конце концов, а ребенок живет здесь и сейчас, и если это здесь и сейчас пронизано одиночеством и безнадежностью, он не сумеет из него выбраться.

Рассказ, в принципе, неплох: в нем есть смысл и мораль, применимая к реальной жизни. Но ужастик, особенно о страданиях ребенка, это жанр «на любителя».

Оценка: 6
–  [  3  ]  +

Вуди Аллен «Свитки Красного моря»

Тиань, 20 февраля 20:22

Рассказ о том, что даже истово верующему во что-то человеку не стоит терять здравый смысл и чувство юмора, ведь божество тоже имеет право на шутку.

Не хочется углубляться в анализ этой вещи, дабы нечаянно не задеть чувства верующих, если они будут читать текст. Скажу лишь, что Аллен предложил неплохое объяснение некоторым элементам древней мифологии, которые при самостоятельном чтении источников шокирую варварской жестокостью. Конечно, всё это было очень давно и давно написано, и много раз правилось, переводилось, компилировалось, но факт остается фактом — для меня источник, с которым связан текст Аллена, является самым страшным хоррором, в начальных своих частях.

А здесь предлагается разумное и примиряющее объяснение. Хоррор творили сами люди. А то высшее, что есть над ними, всего лишь не предугадало последствия неудачной шутки. Кстати, такое вполне может быть. Не рассуждающие фанатики способны бросить тень на любую идею. А по прошествии веков деяния неразумных вполне могут стать частью мифа, пугая потомков и порождая множество толкований, подчас весьма причудливых.

Рассказ улыбнул, было забавно его читать.

Оценка: 7
–  [  5  ]  +

Джеймс Хедли Чейз «Это ваш венок, леди!»

Тиань, 19 февраля 22:28

Убит человек, занимавший заметное место в криминальном мире Нью-Йорка. Убийца найден и казнен. Но некто пытается заставить журналиста Ника Мейсона провести собственное расследование, потому что настоящий убийца остался на свободе. В этой книге мы не увидим традиционного расследования, когда сыщик по крупицам собирает информацию, реконструирующую событие преступления и изобличающую виновного. Потому что это нуар — мир, в котором преступники, жертвы, сыщики и свидетели находятся по одну сторону от закона, различаясь только степенью удаленности от граничной отметки.

В этом мире сыщик опирается не на дедукцию, а на общую информированность, личные связи, хорошую реакцию и интуицию. Герой нуарного детектива — это крутой парень, он умеет держать удар, умеет драться, скрываться от преследования и убивать, если нужно, приучен жить вне правового поля, хотя не является преступником. От «плохих» парней он отличается только тем, что убивает редко, только если другого выхода нет совсем.

Расследование в традиционном понимании вообще не ведется. Ник вступает в контакт с носителями информации, сразу привлекает к себе внимание не заинтересованных в расследовании лиц и сюжет переходит в стадию взаимных преследований, угроз и бития по лицу и прочим частям тела. Причем Ник Мейсон бьет не меньше и не хуже других. Он ловок и решителен, но не герой и с удовольствием соскочил бы с той ниточки, за которую пытается дергать невидимый кукловод. Но появляется Она — главная цель героя, мотив и ахиллесова пята.

Ник Мейсон не герой и не рыцарь справедливости. Да и смешно говорить о справедливости в ситуации, когда один гангстер замочил другого, а некто третий неузнанный желает получить на руки компромат на убийцу. У всех конкретный коммерческий интерес, и у Ника тоже. Как только степень риска начинает превышать ценность обещанных профитов, сыщик-журналист с легкостью отказывается от расследования. Но невидимая рука уже начала партию в темную.

Хитрый игрок перехитрил самого себя. Он не понял то, что хорошо понимает Ник и его друг Эдди Мо: если ты вступил на территорию нуара, стать светлым образом не получится никак. Либо не нарушай внутреннюю границу, либо прими условия игры, в которой каждый живет на военном положении, в любой момент готовый отразить атаку и напасть в ответ, когда заряженный револьвер должен быть под рукой двадцать четыре часа в сутки и расслабляться нельзя.

Нуарный мир как мир Дикого Запада — в нем выживают только профессионалы, которые, даже забывшись, в конце концов возвращаются на привычные места в системе. Система эта не выпускает, у нее нет среды-антогониста, поэтому хэппи-энд невозможен. И полноценный детектив невозможен тоже. Когда все внутри нуара и кругом один нуар, справедливость восстановлению не поддается. Можно только поддерживать личную планку приемлемости.

Книга довольно мрачная, атмосфера обмана просматривается почти сразу, равно как и болезненная попытка устроить личное счастье на пороховой бочке.

Безнадежно, эффектно, динамично и увлекательно. По таким произведениям получаются хорошие кинобоевики. И читать их нужно как кинобоевик, представляя каждую мизансцену во всех деталях.

Оценка: 7
–  [  17  ]  +

Венедикт Ерофеев «Москва — Петушки»

Тиань, 18 февраля 21:24

Существует мнение, что сия поэма являет собой энциклопедию советской жизни. Со страниц жизнь эта предстает временем крайне убогим, а для тех, кому приходилось сосуществовать с беспрерывно пьющими людьми, даже омерзительным. Последнее обстоятельство со счетов сбрасывать нельзя, поскольку оно делает восприятие литературного произведения остро субъетивным — эмоции берут верх, эстетика стиля и глубина литературных аллюзий отвергается на уровне подсознания. Автор сильно рисковал, выбрав такого главного героя.

Мог ли быть этот герой иным — вопрос риторический. Иные есть в других произведениях советской литературы. Такого, пожалуй, больше нет. Автор представляет его, то бишь себя, как часть огромного монолитного советского народа, взращенного и существующего в условиях свободы, равенства, братства и иждивенчества, когда время делилось на три периода: от рассвета до открытия магазинов, которое именуется бессильным и позорным, от открытия и до закрытия магазинов, именуемое блаженнейшим, и от закрытия магазинов до рассвета, которое является не просто позорным, но позорнейшим и гнуснейшим. Причем для всего народа сразу. Ибо сразу весь народ пребывал в состоянии свободного, равноправного и братского постижения раблезианской мудрости из уст волшебной бутылки.

В состоянии этом герой и народ пребывали везде и всегда: на работе, организованной по принципу копания от забора и до обеда и рапортования начальству о высоких обязательствах каждого шестого члена коллектива, в котором их всего-то пять; в часы досуга, заполненного поиском любви и высоких смыслов, а равно борьбой с сатанинскими искушениями. Не просто так пил советский человек, но искал свои Петушки — землю обетованную, где девушка с косой от затылка до попы, младенец-трехлетка, знающий букву «ю» и любовь, коей жаждет возвышенная и мятущаяся душа. Хотела дописать «каждого алкоголика», но не буду, ибо это вульгарно-субъективный выпад, плевок в бездонный логос непостижимого мироздания.

Петушки, в которые стремится и не может попасть герой — суть стремление к обретению себя настоящего в какой-то иной осмысленной и имеющей цели жизни, поиск якоря в суровой тьме трансцендентной экзистенциальности и булгаковских расширяющихся пространств, где расстояние и направление выпадают из привычных метрических систем, швыряют героя в вихри закольцованных мировых революций, бунта и прочей забытийности, в смысле выхода за рамки материального бытия, но и в забытье тоже. А она, которая с косой, чем ближе, тем дальше. И в этом есть свой резон.

Что дашь ты ей вблизи, безбилетный пассажир несущейся в никуда электрички, способный цитировать Гегеля и Канта, увлечь сурового контролера сказками из мировой истории и дискутировать о любви по Тургеневу. Пакетик помятых конфет, початую бутылку столичной, в которой еще что-то осталось на донышке и больного ребенка, который в три года знает букву «ю», а в тридцать три превращается в молодого Митрича со ртом на затылке и отвисшей нижней губой. А посему — в путь. И пусть путь этот будет долгим и нескончаемым, ибо к пункту назначения лучше не спешить.

Петушки — это место куда можно ехать, но нельзя попасть. потому что процесс здесь важен сам по себе, а результат не даст ничего, кроме разочарования. И это понятно каждому путнику, и тащит он с собой авоську ингредиентов для советских коктейлей, чтобы не дай бог не осознать сей грустный факт. Ведь если человеку ехать некуда, то его уже как бы и нет. Нет человека без Петушков. А Петушков — без коктейлей. А коктейлей — без магазинов. Потому и время измеряется по третичной системе: от рассвета до открытия, от открытия до закрытия и от закрытия до рассвета. Все для Петушков, чтобы пункт назначения был, хотя бы в плывущей эфемерности. Хотела написать «в заплывших мозгах», но не буду, ибо и это вульгарно-субъективный выпад против исканий загадочной русской души, которая несется куда-то вместе с тройкой-Русью, безнадежно отстав и потеряв маршрут. А, может, напротив, обогнав, мается теперь в электричках, чтобы не быть раздавленной несущимися вослед лошадьми.

Финал же с шилом в горле закономерен. когда сознание слишком далеко отлетает от бытия, всегда есть риск получить от этого бытия чем-нибудь острым либо тяжелым. Собственно, это и случилось. Видимо, не преувеличивал Автор, представляя себя как часть целого народа, и в Петушки ехал как часть, и шилом получил тоже как часть вместе с целым.

Наверное, это грустно, когда в финале шилом в горло. Но ведь сознание-то давно уже было отделено от бытия. Давно уже вместо Кремля попадали на Курский вокзал и в Петушки, к той, что каждую пятницу на перроне ждет, но через трансцендентность, чтоб не доехать и не осознать, пока магазины не открыли...

Оценка: 7
–  [  11  ]  +

Ярослав Гашек «Похождения бравого солдата Швейка во время мировой войны»

Тиань, 11 февраля 17:57

Этот незаконченный роман весьма объёмен, он подавляет количеством мелких и не очень мелких событий, происходящих с героем или вспоминаемых им: забавных, трагичных, нелепых, безумных, фантасмагорических. Но что бы ни происходило в романе, «добрые, невинные глаза Швейка продолжали сиять мягкой теплотой, свидетельствовавшей о полном душевном равновесии: «Всё, мол, в порядке, и ничего не случилось, а если что и случилось, то и это в порядке вещей, потому что всегда что-нибудь случается».

Бесчисленные истории, из которых соткан роман, трудно удержать в памяти — слишком их много, они толпятся и теряются в странных примерах и аналогиях Швейка — а вот сам Йозеф Швейк запоминается навсегда. Его душевное равновесие и психическое здоровье поразительны. Что бы ни происходило вокруг, он остается спокойным, добродушным и точно знает, что должен делать солдат в сложившейся ситуации. И это здорово — что он такой. Потому что вокруг него творится форменное сумасшествие. И отстраниться от этого сумасшествия невозможно. Да и не очень он старается отстраниться. Напротив, при случае вносит свою лепту безумия, чтобы уж наверняка не задержаться в состоянии относительной стабильности.

Действие романа охватывает период от июня 1914 года до мая 1915 — первые десять месяцев Первой Мировой войны. За это время призванный на военную службу Швейк побывал в десятке тюрем, госпиталей, в том числе в психиатрической больнице, сменил несколько мест службы, но до передовой так и не добрался. Некоторое продвижение к фронту имело место быть благодаря усилиям самого Швейка: кражи собаки полковника и скандала, учиненного при вручении любовного письма пассии капитана Лукаша. Будь бравый солдат менее предприимчивым, так и просидел бы в тылу до конца войны. Но быть тихим и незаметным — не его стезя, он упорно прокладывал себе путь на фронт и тащил за собой капитана, коему достался в денщики-ординарцы. Каждое, абсолютно каждое действие Швейка ввергало меня в состояние легкого изумления.

Понятно, что Гашек писал антимилитаристскую сатиру, в которой всё гиперболизировано и доведено до абсурда. Всё, кроме самого Швейка. Его неиссякаемое словоблудие временами звучит настолько серьезно, что начинаешь задумываться: а точно ли он такой спокойный и добродушный или только притворяется. Когда он отчитывал пьяного фельдкурата Каца, слова его звучали презрительно и резко. Как будто маска вдруг сползла. Момент этот быстро потонул в потоке слов, воспоминаний и примеров, но зарубка осталась — не так прост бравый солдат Швейк. Просто жизнь такова, что без непробиваемо философского отношения к ней либо свихнешься, либо повесишься, а жить надо, вот он и нашел способ своеобразно так вписаться в среду.

Повседневная жизнь полка и персонажи армейской администрации представлены гротескно, почти клоунами. Но смеяться не тянет, потому что во всех речах и циркулярах солдаты рассматриваются как «пушечное мясо» на убой под героические фанфары и лозунги. История полка, которую с опережением пишет вольноопределяющийся Марек, в итоге вся сводится к эпизодам героической гибели известных ему солдат и офицеров. Пока на бумаге в литературной фантазии, а если бы доехали до передовой, то и на самом деле. Такова война всегда и везде.

С одной стороны, жаль, что Гашек не закончил роман. С другой, мне не хотелось бы читать о трагической и нелепой гибели бравого солдата Швейка. В оборванном варианте он жив, здоров и символизирует здравый смысл и психологическую устойчивость так называемого «простого» человека, приученного выживать в любых условиях, ничему не удивляться, не скорбеть о несправедливости и обидах, а просто жить, ведь надо же как-то жить, даже если вокруг творится форменное безумие...

Громоздкая, хаотичная, но при этом затягивающая книга, главный герой которой давно уже превратился в архетип, знакомый даже тем, кто так и не смог продвинуться сквозь дебри самого романа. Мне она нравится, хотя роман-фельетон — это вещь на любителя.

Оценка: 9
–  [  4  ]  +

Чайна Мьевиль «Орфей: четыре финала»

Тиань, 10 февраля 19:51

Одно и то же действие может быть продиктовано совершенно различными мотивами. Автор придумал четыре различных побуждения, заставивших легендарного Орфея оглянуться в финале известного мифа. Все они вполне вероятны, в канон укладываются, вот только финал всё равно остается одним — Орфей оглянулся в нарушение запрета, и Эвридика осталась в Царстве Теней.

Эмоциональная окраска действия, безусловно, важна. Под каждый из предложенных мотивационных финалов можно написать свой миф. Фактура будет идентична, а истории совершенно разные. С точки зрения литературы, которая пытается коснуться души человеческой. Но в любом случае Эвридика останется там, где осталась.

Рассказ напомнил сказки для самых маленьких типа «Теремка» или «Репки», с помощью которых маленькому человечку наглядно демонстрируются понятия «больше-меньше», «сначала-потом». Здесь же Автор показывает независимость связки «причина-следствие» от побудительного мотива действия-причины. Чувство, разумеется, имеет значение, но факт остается фактом. Поэтому в детективных расследованиях сначала устанавливается событие и деятель, и лишь потом мотив.

Рассказ этот было бы полезно предлагать начинающим сыщикам для лучшего усвоения взаимосвязей причины, следствия и мотива.

Оценка: 6
–  [  6  ]  +

Андрей Белянин «Ааргх»

Тиань, 28 января 15:55

Суть этой книги ичерпывающе передает одна из фразочек главного героя: «Все бегут, все при деле, всем интересно». Собственно, ничего более про роман сказать и нельзя. Бредовая компания проходит нелепый слабо мотивированный квест, дабы в конце всех чудо-юд победить. Но не до конца, ибо это первый роман трилогии. Еще две книги интересно бегать надо.

Но компания геройствующих персов необыкновенно симпатичная, злодеи часто выглядят комично, «свои», то есть положительные из компании, выживают в самых невероятных ситуациях. Не всегда понятно, как им это удается, но кого волнуют такие мелочи, когда благородный эльф на место сражения на диком тигре въезжает. Правда, въезжает, когда сражение уже отгремело и враг повержен, но это такая мелочь опять-таки. Главное, все хорошие живы и относительно здоровы (царапины и шишки не считаются), плохие истреблены строго избирательно, без лишних жертв, золото какое-никакое добыли, то есть жить и дальше геройствовать есть на что. Ну и вообще даже в боевых сценах смешного больше, чем страшного.

Странички прошелестели бодренько от первой до заключительной, настроение хорошее, герои запомнились и расставаться с ними жаль. Что еще нужно от юмористического фэнтези? Здравый смысл плелся где-то в хвосте активно действующих героев, а потом и вовсе потерялся, мир остался непонятным и даже схематично не прорисованным, ибо видели мы только лес, проселочную дорогу и реку, знаем, что где-то там есть столица и горы — плоская игровая локация, по которой кубик с точками бросать можно. Но, повторюсь, книга прочитана быстро и настроение от нее исключительно замечательное.

Просто пробежаться вместе со всеми при деле и интересе иногда тоже очень хочется.

Оценка: 7
–  [  2  ]  +

Макс Фрай «Улица Яблонскё. Это будет длинный день»

Тиань, 26 января 22:30

Грустная романтическая история о половинках, которые вместе там, где берег и ничего не происходит, а в океане жизни — всегда врозь. Не потому, что не могут найти друг друга или разминулись во времени. Просто так задумано, что пока один нырнул в жизнь и плывет, другой должен ждать его на берегу. Иначе некуда будет вернуться, и тогда половинки потеряются навсегда.

На память приходят Бунинские «Тёмные аллеи», где герой говорит возлюбленной: «Ты поживи еще, порадуйся, а потом уже приходи ко мне». И мысли постаревшей героини: «Пожила, порадовалась, уже пора, уже скоро». Только Макс Фрай перевела эту мысль в игровой формат, исключив трагическую составляющую. Мы точно знаем, что половинки встретятся там, на берегу и проведут вместе очень длинный день, счастливые и цельные, а потом один из низ снова нырнет и будет жить в поисках, ошибках, ожиданиях, радостях и печалях, пока второй ждет его возвращения.

Так устроен Фраевский мир, где всё возможно, и радости всегда чуть-чуть больше, чем печали. Мы можем уйти, поплавать в океане литературы и жизни, а в момент усталости вернуться к берегу Макса Фрая, где нас всегда ждет кофе или камра и очень длинный день в камерном, иногда чуть нелепом мирке, в котором хочется жить.

Оценка: 7
–  [  2  ]  +

Сондра Сайкс «Цифертон»

Тиань, 26 января 21:44

Рассказ напомнил известную вещь Катнера и Мур «Все тенали бороговы». Только в данном случае у отца есть шанс пройти нужное количество уровней безумной игрушки и попытаться найти сына.

Человечество очень стремительно шагнуло в цифровой век. Возможно, компьютерные игры действительно таят в себе опасности, о которых мы пока не подозреваем. Хотя и не обязательно. В каком-нибудь десятом веке процесс чтения и письма наверняка воспринимался, как колдовство. Однако, пережили, читаем и вроде пока пользы больше, чем вреда.

Рассказ неплохо написан. Автор хитренько пытается отвлечь читателя от сходства с первоисточником идеи, настойчиво подсказывая параллели с «Гаммельнским крысоловом». Что же, мотив мести и злого умысла тоже возможен. Мы же совсем ничего не знаем о создателях и операторах таинственного цифертона. Но не обязательно всё так ужасно.

Может, просто идет некий эволюционный отбор. Никто никуда не пропадает в целом, исчезает лишь связь с конкретным уровнем реальности. Не факт, что на другом уровне исчезнувшие здесь подвергаются опасности. Не исключены также вариации на тему абсолютного игрока, рекрутирующего операторов уровней.

Всё, что угодно, может стоять за странными событиями, описанными автором. Мне в этой истории не хватило определенности. Ведь сам сюжет не нов. Ожидалось, что новый автор его не просто перескажет в привязке к цифровым технологиям, но и немножко продлит. Но нет, и в этом случае хоть какое-нибудь объяснение происходящего оставлено на откуп читательского воображения. Это рассказу в минус, потому что уже было и скучно.

Но у автора хороший слог, читается вещь легко, это произведению в плюс. Кому-то этот рассказ попадется первым и озадачит поиском возможных разгадок тайны.

Оценка: 6
–  [  3  ]  +

Одри Карлан «Январь»

Тиань, 22 января 19:29

Сюжет представляет собой микс из голливудского фильма «Красотка» и и сетевой рекламы казино «Три топора»: раскованная, но чистая душой девушка, хочет «поднять бабла» ни много, ни мало аж миллион долларов за год, для чего устраивается работать в элитную эскорт-службу.

И начинается райская жизнь. Вилла на берегу океана, куча нарядов, обалденный красавец, страстный роман, выходы в свет и всё это не просто так, а за сто тысяч долларов в месяц. Герой — супер во всех отношениях, естественно. Героиня — тоже. Но ее беседы с лучшей подругой — это ужас что такое. Простота и непринужденность общения выражается в том, что девушки именуют друг друга «шлюшка» и «проститутка» (это типа ласковое дружеское обращение), что вызывает недоумение: зачем так-то? Девчонки обе нормальные и речь у обеих нормальная во всех других ситуациях, и вдруг — такая вульгарность.

В-общем, роман производит удручающее впечатление. Не получилось у автора подать должным образом ни любовь, ни страсть, получился один лишь техничный интимный план без какой-либо изюминки в сюжете. Ну или книга рассчитала на иную целевую аудиторию. .

Оценка: 3
–  [  2  ]  +

Александр Кондратьев «В пещере»

Тиань, 21 января 18:24

И снова Александр Кондратьев подает известный сюжет под необычным ракурсом. Рассказ о последних часах жизни и распятии Иисуса ведется от лица маленького беса, который когда-то входил в тот самый легион, что был помещен в свиней и утоплен в море. Ему не хватило свиньи, и с тех пор бес скитается по миру, прячется от опасности, наблюдает за жизнью людей и теней, ибо любопытен очень.

На глазах беса развертывается битва сил Света и Тьмы, та самая, ради которой Сын Божий сошел на землю в облике сына человеческого. Битва описана ярко и красочно, страдания искусительницы Иштар проникнуты поэтической чувственностью — не просто искушала помощница Тьмы главного эола Света, но была увлечена и чувствам своим следовала в той же мере, как хитроумию.

Любопытно, что маленький бес отнюдь не жаждал способствовать победе сил Тьмы. Владыка Ада пугал его столь же сильно, как архангелы с огненными мечами. Свет победит или Тьма, в жизни маленького беса ничего принципиально не изменится: воин Света стремился изгнать его из мира, воители Тьмы использовали бы как расходный материал в сражении. А если никому на глаза не попадаться, то при главенстве любой силы жить можно, днем укрываться в надежном местечке, ночью на прогулки выбираться и с привидениями дружбу водить.

В конкретной битве победили адепты Света. Но Тьма лишь отступила. В этой борьбе ни один противник не может окончательно уничтожить другого, пока существует мир. Но каждый воин той и другой стороны участвует в битве так, как будто она последняя. Хотя у них — высших — ничего никогда не заканчивается окончательно. Бес покинул пещеру до Воскрешения. Но мы то знаем, что оно будет...

Как всегда у этого Автора, история рассказана очень красиво, ее можно читать вслух под музыку, как древнее сказание...

Оценка: 8
–  [  6  ]  +

Александр Кондратьев «Надпись на саркофаге»

Тиань, 20 января 18:05

Изумительно поэтичный монолог служительницы Афродиты, в жизни которой было много любви и страсти и которая желала бы унести за пределы жизни память о тех, кто разделял с ней радость земных наслаждений. Веер, зеркальце, изображение Афродиты и память — все, что захотела забрать с собой прекрасная гетера. Хочется верить, что она действительно помнит, блуждая где-то за гранью в мире теней, и память эта служит источником спокойной радости.

Трогательной и беззащитно звучат слова, обращенные к возможным расхитителям гробниц. И снова хочется верить, что не усомнится искатель кладов в правдивости той, что принадлежит миру мертвых, не потревожит покой саркофага.

Одна единственная картина нарисована Автором, но в ней вместилась вся жизнь человеческая. На саркофаге — вся жизнь. Это символично и очень грустно. Или мне только так кажется.

В любом случае рассказ-монолог прекрасен завершенностью сюжета — всё уже свершилось, не надо волноваться, не надо печалится, пусть мертвые покоятся с миром, а живые продолжают свой путь...

Оценка: 8
–  [  2  ]  +

Макс Фрай «Улица Повило Вишинскё. Гости»

Тиань, 19 января 19:42

Новый год — особенный праздник. Здорово, когда в новогоднюю ночь к Автору приходят его герои и им хорошо вместе, и не только им, но и другим людям рядом.

Мне кажется, главное достижение писателя — это как раз герои, рядом с которыми ему самому хотелось бы провести новогоднюю ночь. Если получилось создать такие образы, если читатели их знают и любят — писатель состоялся. Он привнес в мир что-то хорошее, доброе и согревающее.

Макс Фрай умеет создавать таких героев, наверное, в этом секрет популярности ее произведений, постоянно переиздающихся. Спасибо Автору за эту замечательную новогоднюю историю, в которой хочется задержаться подольше, потому что тепло, уютно и спокойно на душе.

Оценка: 8
–  [  2  ]  +

Александр Кондратьев «Из преданий Тартара»

Тиань, 19 января 19:29

Небольшая зарисовка олимпийских нравов. Чем маленькая нимфа разгневала великого олимпийца до такой степени, что ее низвергли в Аид? Кто отец ее малышей? Ответа на эти вопросы нет. Есть только общая картинка абсолютной власти главного божества, бесправности маленьких существ, не угодивших ему, и тайно подрастающих мстителей, которые наверняка попытаются восстановить справедливость, когда-нибудь и так, как они ее понимают.

Мир античных мифов удивителен тем, что царство мертвых в нем наполнено жизнью. Рожденные в Тартаре ведь не мертвые, их мир — по другую сторону пограничной реки.

Рассказ этот полон загадок, которые никогда не будут раскрыты, но каждый читатель может сам представить себе, что же случилось с нимфой Ларой и как сложится судьба маленьких близнецов. Автор показал кусочек общей картины, который завораживает своей недосказанностью...

Оценка: 9
⇑ Наверх