FantLab ru

Евгений Замятин «Мы»

Рейтинг
Средняя оценка:
8.22
Голосов:
2799
Моя оценка:
-

подробнее

Мы

Роман, год (год написания: 1920)

Жанрово-тематический классификатор:
Всего проголосовало: 212
Аннотация:

В романе Замятина в двадцать шестом веке жители Утопии настолько утратили свою индивидуальность, что различаются по номерам. Живут они в стеклянных домах (это написано еще до изобретения телевидения), что позволяет политической полиции, именуемой «Хранители», без труда надзирать за ними. Все носят одинаковую униформу и обычно друг к другу обращаются либо как «нумер такой-то», либо «юнифа» (униформа). Питаются искусственной пищей и в час отдыха маршируют по четверо в ряд под звуки гимна Единого Государства, льющиеся из репродукторов. В положенный перерыв им позволено на час (известный как «сексуальный час») опустить шторы своих стеклянных жилищ. Брак, конечно, упразднен, но сексуальная жизнь не представляется вовсе уж беспорядочной. Для любовных утех каждый имеет нечто вроде чековой книжки с розовыми билетами, и партнер, с которым проведен один из назначенных сексчасов, подписывает корешок талона. Во главе Единого Государства стоит некто, именуемый Благодетелем, которого ежегодно переизбирают всем населением, как правило, единогласно. Руководящий принцип Государства состоит в том, что счастье и свобода несовместимы. Человек был счастлив в саду Эдема, но в безрассудстве своем потребовал свободы и был изгнан в пустыню. Ныне Единое Государство вновь даровало ему счастье, лишив свободы.

© Джордж Оруэлл
Примечание:

Роман написан в 1920 г., впервые опубликован на английском языке в 1924 г.


Входит в:

— условный цикл «Библиотека русской фантастики»  >  антологию «Живая мебель: Русская фантастика 10-20-х гг. XX в.», 1999 г.  >  Евгений Замятин

— антологию «Антиутопии ХХ века», 1989 г.

— антологию «О дивный новый мир», 2006 г.

— антологию «Вечер в 2217 году», 1990 г.

— журнал «Знание-сила» 1988'2», 1988 г.

— журнал «Знание-сила» 1988'4», 1988 г.

— журнал «Знание-сила» 1988'3», 1988 г.

— антологию «Мы. О дивный новый мир. 1984», 1991 г.

— антологию «Мы. О дивный новый мир», 1989 г.

— антологию «Советская проза 20-30-х годов», 2001 г.

— антологию «Мы. Текст и материалы к творческой истории романа», 2011 г.

— антологию «Русская антиутопия», 2013 г.

— антологию «Worlds Apart», 2007 г.

— антологию «Noi della galassia», 1982 г.

— антологию «Запретная глава», 1989 г.


Лингвистический анализ текста:


Приблизительно страниц: 144

Активный словарный запас: очень низкий (2337 уникальных слов на 10000 слов текста)

Средняя длина предложения: 68 знаков, что гораздо ниже среднего (81)

Доля диалогов в тексте: 19%, что гораздо ниже среднего (37%)

подробные результаты анализа >>


Награды и премии:


лауреат
Прометей / Prometheus Awards, 1994 // Зал славы

Номинации на премии:


номинант
Великое Кольцо, 1988 // Крупная форма

номинант
Прометей / Prometheus Awards, 1989 // Зал славы

номинант
Прометей / Prometheus Awards, 1990 // Зал славы

номинант
Прометей / Prometheus Awards, 1991 // Зал славы

номинант
Премия Геффена / Geffen Award, 2001 // Переводная книга НФ

номинант
Premi Ictineu, 2016 (VIII) // Роман, переведённый на каталанский (СССР)

Экранизации:

«Мы» / «Wir» 1981, Германия (ФРГ), реж: Войтех Ясны



Похожие произведения:

 

 


Мы
1952 г.
Мы
1967 г.
Мы
1973 г.
Мы
1988 г.
Сочинения
1988 г.

1989 г.
Мы. О дивный новый мир
1989 г.
Антиутопии XX века
1989 г.
Запретная глава
1989 г.
Евгений Замятин. Избранные произведения
1989 г.
Избранное
1989 г.
Мы
1989 г.
Вечер в 2217 году
1990 г.
Е. И. Замятин. Избранные произведения. В двух томах. Том 2
1990 г.
Избранные произведения
1990 г.
Мы
1990 г.
Мы
1990 г.
Мы
1990 г.
Собачье сердце. Роковые яйца. Похождения Чичикова. Мы
1990 г.
Мы. О дивный новый мир. 1984
1991 г.
Мы
1996 г.
Уездное. Мы. Ювенильное море. Котлован
1997 г.
Бич божий
1997 г.
Мы
1998 г.
Живая мебель
1999 г.
Любимые лица России. Том 2. Век серебряный, переходящий в железный
1999 г.
Евгений Иванович Замятин. Новеллы
1999 г.
Замятин и его роман
1999 г.
Советская проза 20-30-х годов. Том 2
2001 г.
Мы
2002 г.
Собрание сочинений. Том 2.
2003 г.
Антология Сатиры и Юмора России XX века. Том 28. Евгений Замятин
2004 г.
Мы
2005 г.
Мы
2005 г.

2006 г.
О дивный новый мир
2006 г.
О дивный новый мир
2006 г.
Бич Божий: Романы, повести
2006 г.
Мы
2006 г.
Мы
2006 г.
Мы
2006 г.
Мы
2007 г.
Мы
2007 г.
Мы. Москва 2042
2007 г.
Мы
2008 г.
Мы
2008 г.
Мы
2009 г.
Мы
2009 г.
Мы. Повести. Рассказы
2009 г.
Мы. Рассказы
2009 г.
Мы
2010 г.
Мы
2010 г.
Мы. Текст и материалы к творческой истории романа
2011 г.
Мы
2011 г.
Мы
2011 г.
Полное собрание сочинений в одном томе
2011 г.
Мы
2012 г.
Мы
2013 г.
Мы
2013 г.
Мы
2013 г.
Русская антиутопия
2014 г.
Евгений Замятин. Избранное
2014 г.
Евгений Замятин. Малое собрание сочинений
2014 г.
Мы
2014 г.
Мы
2014 г.
Собрание сочинений. Том 3
2014 г.
Мечты сбываются
2015 г.
Мы
2015 г.
Мы
2015 г.
Мы
2015 г.
Мы
2015 г.
Мы
2015 г.
Бич Божий
2016 г.
Мы
2016 г.
Мы
2016 г.
Мы
2017 г.
Мы
2017 г.
Мы
2017 г.
Мы. Котлован
2017 г.
Котлован
2018 г.
Мы
2018 г.
Мы
2018 г.
Мы
2018 г.
Мы
2018 г.
Мы
2018 г.
Мы
2018 г.
Мы. Бич Божий
2018 г.
Уездное. Мы. Бич Божий
2018 г.
Мы
2019 г.

Периодика:

«Знание-сила» 2/88
1988 г.
«Знание-сила» 1988'3
1988 г.
«Знание-сила» 4/88
1988 г.

Аудиокниги:

Мы
2003 г.
Мы
2004 г.
Мы
2004 г.
Мы
2006 г.
Мы
2007 г.
Мы. Бич божий
2009 г.
Мы
2011 г.

Издания на иностранных языках:

Ми
1969 г.
(сербский)
Noi della galassia
1982 г.
(итальянский)
Mi
1984 г.
(сербский)
We
1993 г.
(английский)
We
1999 г.
(английский)
We
2000 г.
(английский)
Mi
2006 г.
(сербский)
We
2007 г.
(английский)
We
2007 г.
(английский)
Worlds Apart: An Anthology of Russian Fantasy and Science Fiction
2008 г.
(английский)
Ми
2010 г.
(сербский)
Nosaltres
2015 г.
(каталанский)
Ми
2016 г.
(украинский)
Nous
2017 г.
(французский)
We
2017 г.
(английский)





Доступность в электронном виде:

 


Отзывы читателей

Рейтинг отзыва



Сортировка: по дате | по рейтингу | по оценке
–  [  6  ]  +

Ссылка на сообщение , 5 апреля 2019 г.

Прочитал впервые. Ранее как-то не доходили руки, вернее были другие направления чтения в фантастики. Теперь дошли. Произведение неординарное, что конечно же подкупает и выделяет среди серой массы текстов. Что убивает? Это тот же текст, неординарный, написанный словно на одном дыхании, визжащий, слюнявый, раболепствующий, восхваляющий, полусумасшедший... К концу читать его просто невыносимо, он раздражает, реально злит. Не люблю эту любовь, когда мужчина ползает на коленях перед женщиной, позор... Нет слов. Что привлекло? Пророчество нашего общества сегодня, оно выросло из того общества, которое окружало автора тогда, он не писал утопию, он просто описал своё время, а мы просто не можем из него вырваться. 80 лет строили коммунизм, не построили, теперь 25 лет строим капитализм, вы будете смеяться опять не получается. Мы просто ходим по кругу, кругу безвыходности... Только за неординарность оставлю в числе коллекционных.

Оценка: 8
–  [  5  ]  +

Ссылка на сообщение , 1 февраля 2019 г.

Несмотря на частое сравнение романа с «Дивным новым миром» и «1984», я долго не решался его прочесть. Понятно, что «Мы» сравнивался с вышеупомянутыми исключительно по жанровому признаку, тем не менее его тоже относят к классике антиутопии.

Стиль повествования в виде дневника поначалу воспринимался немного тяжеловато, но к этому быстро привыкаешь. Мир, описанный автором слишком утрирован и это отнюдь не вызывает интереса при прочтении. Да, есть много умных (иногда слишком заумных) мыслей, на которые стоит обратить внимание, но на фоне общей мрачности и безысходности на них трудно сосредоточиться.

К сожалению, для себя я не нашёл ничего выдающегося ни в сюжете, ни в главном герое, ни в описанном мире, ни в психологии действующих лиц и откровенно недоумеваю: за что роман возвели в классику литературы.

Итог: тщетность борьбы с системой — главный посыл романа.

Оценка: 5
–  [  5  ]  +

Ссылка на сообщение , 6 ноября 2018 г.

Антиутопий, причём известных, именитых, в литературе много. Все эти Оруэллы, Бредбери и прочие авторы западного мира, сидя в своих уютных демократиях, активно выдумывали ужасы тоталитарного мира будущего. Но, вот честно, моё мнение, никому его не пытаюсь навязать — получалось это у них слабенько, шаблонно как-то. Сытый голодному не товарищ. Точно так же и человек, живущий в стране развивающегося капитализма и демократии, с трудом представляет себе атмосферу и ощущения человека, живущего внутри антиутопии. Не будущего, а самого что ни на есть настоящего.

Вот так и с Замятиным и его «Мы». В отличие от всяких там фаренгейтов и больших братьев читаешь эту книгу и кожей чувствуешь эту атмосферу безысходности, и при этом блаженного невежества и незнания винтиков, которые крутятся в системе. Только человек, переживший это на своей шкуре, может сполна передать атмосферу правильно, без излишней театральной мрачности, надуманной жестокости и прочих коммерческих, по сути, ходов. Всё просто, чётко, безысходно.

Прекрасный роман. Единственный, который я прочитала из университетской программы, потому что написано реально здорово.

Оценка: 9
–  [  5  ]  +

Ссылка на сообщение , 3 ноября 2018 г.

Роман Замятина «Мы» не настолько меметичен, как «1984» Оруэлла. Тот можно просто таки разбирать на термины и крылатые фразы. И они будут максимально самодостаточны даже в отдельности от самого произведения. Не сказать, что у Замятина нет подобных находок. Но они крепко срослись с романом, представляя с ним единое целое. Отделить их можно только «с мясом» и выглядеть при этом они будут то ли недостаточно внятно, то ли вторично. Несмотря на то, что Замятин — первопроходец.

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
Кроме тех мест, где автор обращается к творчеству Достоевского.
И дело не столько в затруднении любителей блеснуть цитатами, сколько в том, что все эти крылатые выражения, термины — суть крючочки, притягивающие новых читателей, а старых — заставляющие возвращаться к произведению время от времени.

Однако у романа Замятина есть своя особенность — сознание персонажей, начиная с главного персонажа. Если персонажи «1984» в общем — привычные нам люди в условиях крайнего тоталитаризма, то персонажи «Мы»... Вполне можно поверить, что это уже не люди, а «нумеры», сохранившие человеческое лишь в рудиментарном виде.

Впрочем, в подобном стиле ( с изрядной долей сюрреализма ) Замятин писал о всех и всём, будь то российская глубинка с её обитателями ( «Уездное» ), или же Великобритания ( «Островитяне» ). В «Мы» характерный авторский стиль идеально, на мой взгляд, вписался в тему далекой антиутопии.

Оценка: 10
–  [  8  ]  +

Ссылка на сообщение , 6 сентября 2018 г.

Перечитал все отзывы, почти со всем в целом согласен, причём, как ни странно, — и с восторженными и с не очень, кажется что и добавить почти нечего, практически всё уже упомянуто и оговорено. Уже одно такое внимание публики говорит, что произведение стоящее и его стоит прочитать. Тогда почему такая оценка? Потому что всё познаётся в сравнении. Да, нельзя не заметить, что тот же Оруэлл, в своём «1984» много взял у Замятина, фактически его роман более глубокая и качественная, более современная проработка того же мира, той же идеи. Не прочитай я раньше «1984», я, вероятно, оценил бы «Мы» выше, но когда их сравнивать рядом, то реальность такова, что Замятин будет не дотягивать, несмотря на первенство и все остальные заслуги. На очереди ещё Хаксли.

Тем не менее мир Замятина, несмотря на возраст, выглядит достаточно современным, единственно чего не хватает это телевидения, без него как-то совсем не привычно. Язык очень своеобразен и непривычен, попытка математического подхода к литературе весьма меня впечатлила, я даже лучше осознал суть операций интеграла и дифференциала, хотя многим эта черта не понравилась, мне кажется автору отлично удалось внедрить математику в литературу! Ещё что сразу бросается в глаза, это удивительные сравнения автора, необычные метафоры, которыми пестрит весь текст. Например туман: «сквозь стекла потолка, стен, всюду, везде, насквозь — туман. Сумасшедшие облака, все тяжелее — и легче, и ближе, и уже нет границ между землею и небом, все летит, тает, падает, не за что ухватиться. Нет больше Домов: стеклянные стены распустились в тумане, как кристаллики соли в воде. Если посмотреть с тротуара — темные фигуры людей в домах — как взвешенные частицы в бредовом, молочном растворе — повисли низко, и выше, и еще выше — в десятом этаже. И все дымится — может быть, какой-то неслышно бушующий пожар.»

Странно, что автор столько времени посвящает «розовым талончикам», это не просто один из штришков его дикого мира, это один из краеугольных камней всего произведения, настолько, что начинает казаться, что как в детской поговорке, «у кого чего болит — тот о том и говорит». Это как у Войновича в «Москва 2042» вторичный продукт, так здесь сношения. Неужели в этом мире всеобщего принудительного счастья больше нечем объединить или поразить людей, нет никакой общей культурной темы, интересов и лишь секс их может сблизить. Причем сразу и без каких либо «поговорить о погоде». Ни о достижениях, ни о том как счастливо жить в самом счастливом из миров, как сегодня особенно хорошо гуляется строем, ни о Благодетеле, ни хотя бы о Интеграле, только работа и посношаться, на большее автора не хватило.

Ещё можно порассуждать, как можно прийти к такому миру. Я думаю такого можно достичь лишь отсутствием института семьи, нельзя главного героя хулить, что он невыразительный и жалкий — там все такие и они не видели ничего другого. Не было примера отца, не давала наставлений мама, нет отличия в разном воспитании — всех учил один и тот же робот. И когда в нашем мире держава, система начинает потихоньку запускать щупальца в семью (свыше того, что ребёнок должен быть сыт и ухожен) — становится действительно страшно, что это может быть первыми звоночками в построении подобного общества.

Ну и, чтоб не повторять лишний раз уже написанное в других отзывах, немного поцитирую, что мне особенно выразительно «падало» на слух:

- ...подчинить неведомые существа, обитающие на иных планетах — быть может, еще в диком состоянии свободы. Если они не поймут, что мы несем им математически безошибочное счастье, наш долг заставить их быть счастливыми. Но прежде оружия мы испытываем слово.

- Почему танец красив? Ответ: потому что это несвободное движение, потому что весь глубокий смысл танца именно в абсолютной, эстетической подчиненности, идеальной несвободе. И если верно, что наши предки отдавались танцу в самые вдохновенные моменты своей жизни (религиозные мистерии, военные парады), то это значит только одно: инстинкт несвободы издревле органически присущ человеку...

- «ниже Материнской Нормы»

- если бы это писал один из моих волосатых предков лет тысячу назад, он, вероятно, назвал бы ее этим смешным словом «моя»

- не омраченные безумием мыслей лица...

- Свобода и преступление так же неразрывно связаны между собой, как... ну, как движение аэро и его скорость: скорость аэро=0, и он не движется; свобода человека=0, и он не совершает преступлений. Это ясно. Единственное средство избавить человека от преступлений — это избавить его от свободы. И вот едва мы от этого избавились, как вдруг какие-то жалкие недоумки...

- Много невероятного мне приходилось читать и слышать о тех временах, когда люди жили еще в свободном, т. е. неорганизованном, диком состоянии. Но самым невероятным мне всегда казалось именно это: как тогдашняя — пусть даже зачаточная — государственная власть могла допустить, что люди жили без всякого подобия нашей Скрижали, без обязательных прогулок, без точного урегулирования сроков еды, вставали и ложились спать когда им взбредет в голову; некоторые историки говорят даже, будто в те времена на улицах всю ночь горели огни, всю ночь по улицам ходили и ездили.

- Но первое: я не способен на шутки — во всякую шутку неявной функцией входит ложь; и второе: Единая Государственная Наука утверждает, что жизнь древних была именно такова, а Единая Государственная Наука ошибаться не может. Да и откуда тогда было бы взяться государственной логике, когда люди жили в состоянии свободы, т. е. зверей, обезьян, стада. Чего можно требовать от них, если даже и в наше время откуда-то со дна, из мохнатых глубин, — еще изредка слышно дикое, обезьянье эхо.

- Знание, абсолютно уверенное в том, что оно безошибочно, — это вера.

- Тем двум в раю — был предоставлен выбор: или счастье без свободы — или свобода без счастья, третьего не дано. Они, олухи, выбрали свободу — и что же: понятно — потом века тосковали об оковах. Об оковах — понимаете, — вот о чем мировая скорбь. Века! И только мы снова догадались, как вернуть счастье... Древний Бог и мы — рядом, за одним столом. Да! Мы помогли Богу окончательно одолеть диавола — это ведь он толкнул людей нарушить запрет и вкусить пагубной свободы, он — змий ехидный. А мы сапожищем на головку ему — тррах! И готово: опять рай. И мы снова простодушны, невинны, как Адам и Ева. Никакой этой путаницы о добре, зле: все — очень просто, райски, детски просто. Благодетель, Машина, Куб, Газовый Колокол, Хранители — все это добро, все это — величественно, прекрасно, благородно, возвышенно, кристально-чисто. Потому что это охраняет нашу несвободу — то есть наше счастье. Это древние стали бы тут судить, рядить, ломать голову — этика, неэтика...

- При первом ходе (выстреле) под дулом двигателя оказался с десяток зазевавшихся нумеров из нашего эллинга — от них ровно ничего не осталось, кроме каких-то крошек и сажи. С гордостью записываю здесь, что ритм нашей работы не споткнулся от этого ни на секунду, никто не вздрогнул; и мы, и наши станки — продолжали свое прямолинейное и круговое движение все с той же точностью, как будто бы ничего не случилось. Десять нумеров — это едва ли одна стомиллионная часть массы Единого Государства, при практических расчетах — это бесконечно малая третьего порядка. Арифметически-безграмотную жалость знали только древние: нам она смешна.

- Понимаете, прихожу сегодня в класс (— она работает на Детско-воспитательном Заводе) — и на стене карикатура. Да, да, уверяю вас! Они изобразили меня в каком-то рыбьем виде. Быть может, я и на самом деле... — Да в конце концов — это и не важно. Но, понимаете: самый поступок. Я, конечно, вызвала Хранителей. Я очень люблю детей, и я считаю, что самая трудная и высокая любовь — это жестокость — вы понимаете?

- Но ведь чувствуют себя, сознают свою индивидуальность — только засоренный глаз, нарывающий палец, больной зуб: здоровый глаз, палец, зуб — их будто и нет. Разве не ясно, что личное сознание — это только болезнь.

Оценка: 7
–  [  3  ]  +

Ссылка на сообщение , 3 июля 2018 г.

Это — один из первых образцов жанра антиутопии, во многом схематичный и несовершенный. Но, я думаю, такие талантливые романы, как «1984» и «Дивный новый мир» основываются в том числе и на на идеях этого романа. Главное при чтении — помнить о том, что это — предупреждение. А никак не руководство к построению идеального мира. Замятину несомненно нужно отдать должное как одному из основоположников жанра антиутопии.

Оценка: 8
–  [  10  ]  +

Ссылка на сообщение , 3 июля 2018 г.

Недавно прочитала книгу Замятина «Мы». Если честно, то я не могу сказать, что мне она понравилась.

Из романа Замятина растут ноги многих известных произведений («451 градус по Фарингейту»), но здесь все пока ещё очень сыро.

Сюжет романа крутиться вокруг строителя Интеграла Д-503 живущего в злом-презлом тоталитарном государстве, который встречает I-330 и начинает делать все что она хочет. Но давайте по порядку.

I-330 — революционерка и хищница.

В начале книги проводит вербовку потанцеально полезных граждан для привлечения к революционной деятельности (читай попользоваться ими и выбросить). Видимо давно приметила первого строителя Интеграла Д-503, но ждала пока основные работы завершатся. Её отношения с Д-503 у меня язык не повернется назвать любовью, я бы охарактеризовала их как «К ноге Тузик! К ноге, кому говорят». Ближе к концу книги, Д при встрече с I падает на колени, ползет вперед и обнимает её ноги. Как-то на нормальные человеческие отношения не очень похоже, неправда ли?

Если честно, то Д и на человека не очень похож. Скажем, так до «обращения на путь истинный» он был «двумерным изображением», а после стал зверем. Человеком он НИКОГДА НЕ БЫЛ! Взять хотя бы сцену где его друг выносит ранненую I. Вместо того, чтобы сказать спасибо Д бьёт R и отбирает I.

Вообщем сказать, что-то положительное об I трудно, ей плевать на всех лишь бы её любимая революция не угасала. Она НИЧЕМ не лучше Единого Государства.

Д-503. Как я сказала раньше до изменения он был деталью машины Единого Государства, а после животным (но только в присутствии I). Когда его ненаглядная гуляла по своим делам, Д превращался в марионетку у которой обрезали все веревочки (лучше всего это показано в конце, после «прощания» I с Д. После этого Д сидит в своей комнате и ждёт неизвестно чего). Больше о нем и сказать нечего.

О-90. Единственный образ в книги которому можно симпатизировать. Описывается Д как ребенок (с кладовка на руке, как у ребёнка, маленький рост). Любит Д-503. Поняв, что теряет своего любимого умаляет дать ей ребенка. Д соглашается (да неужели! Не уж то у тебя нашлось время на О. Я поражена твоей заботой! А нет, не поражена. Ты же сделал это с горя: твоя I вручила тебе розовый талон и велела опустить шторы, чтобы все подумали что она у тебя. А тут вдруг О на пороге).

О — это образ глупенькой, но очень доброй и любящей женщины, матери. Д-503 так и не понял, кого он потерял.

Мир.

Для начала ответьте мне на вопрос: почему для «имен» нумеров используется два алфавита (I, R и О, Д, Ю) ?

Мир описание очень слабо. Есть результаты, но нет предпосылок, почему он стал таким. Плохо.

Замятин вводит в сюжет Библейские мотивы. Ок. Алкоголь в качестве яблочка с дерева добра и зла + I в роли змеюки-искусителя. Браво маэстро!

В общем если вы не читали эту книгу, то лучше не тратьте на нее время. Право, она того не стоит.

Спасибо, что прочитали мой отзыв.

Оценка: 3
–  [  5  ]  +

Ссылка на сообщение , 7 апреля 2018 г.

То, что эту книгу использовали в политических целях — для меня немного значит. Её идея хотя и кажется сейчас скорее театральной, ненастоящей, тем не менее прописана хорошо и (что еще важнее) во многих смыслах и значениях. Включая «нелинейность», нерациональность живого человека. Конечно, есть и библейский мотив, потому что искушение отказаться от монотонного безличного бытия Единого Государства, покинуть рай, ему как и в Книге Бытия предлагает женщина. Но всё портит архаичный язык. Замятин нааверняка использовал его умышленно, дабы подчеркнуть схематичность и театральность всего сюжета. Но что тогда остается? Метафоричность? Оно могло бы быть так, но сюжет сам по себе исчерпывающий — для меня он скорее говорит о дилемме доверия: личное доверие создает иллюзию свободы, но эта иллюзия долго не живет.

Оценка: 6
–  [  12  ]  +

Ссылка на сообщение , 7 апреля 2018 г.

После десятилетий посвященных чтению фантастики разных направлений, от научной фантастики до литрпг, решил наконец приобщиться к шедеврам мировой литературы. Сколько можно читать абы что, когда написано столько признанных шедевров! Нашел список списков — «100 лучших книг в истории мировой литературы по версии Newsweek», без проблем находится в гугле или иной поисковой системе, просмотрел и решил бросать курить все же постепенно... т.е. начать все же с фантастики, постепенно продвигаясь по списку. Просто некоторые книги откровенно пугают, вроде «Красной книжечки» Мао Дзедуна, или «Капитала» Карла Маркса и т.д. Боюсь, что начав с них, убью на корню всю затею знакомства с мировыми шедеврами. Поэтому пока начал с фантастики. посмотрим насколько меня хватит :)

Из фантастики у нас сразу бросаются в глаза знаменитые антиутопии, Олдос Хаксли с его «О дивный новый мир» и Джордж Оруэлл «1984» и «Скотный двор». «451 градус по Фаренгейту» был прочтен мной ранее и оставил сильнейшее впечатление. Ну а собравшись читать Хаксли и Оруэлла, наткнулся в аннотациях на Замятина с романом «Мы», мол именно эта книга послужила вдохновением для них, и по воздействию является, как бы не сильнее своих последователей. Раз известен первоисточник шедевров, почему бы не ознакомится попутно и с ним, заодно и сравнить потом, что больше понравится.

Почти все о выдуманном мире описано в аннотации. В романе местами попадаются подробности, которые добавляют мрачности, вроде мимоходом сожженных при испытаниях Интеграла строителях — что их жалеть, низкоквалифицированных нумеров куча и смерть 10 человек не стоит внимания. Или погонщиков электрокнутами на ежедневных прогулках стройными рядами по 4 в ряд. Или эксперимент над нумерами, освобожденных от работы и дружно умерших от точки через несколько дней и т.д. Но таких деталей немного, а основное повествование ведется в виде дневника от лица первого строителя «Интеграла» и наполнено математическими сравнениями, любовной лихорадкой и терзаниями сломанной шестеренки великого общества. Безусловно написано образно, местами захватывает, но сказать чтобы ух!, и провалился до конца книги — нет. Жизнь в книге — рай перфекциониста. День выверен по минутам, в городе нет места хаосу и неопределенности, весь город из стекла, все видят всех и только в сексуальные часы огораживаются шторами. Вопрос зачем? При таком уровне промывке мозгов и открытости, смысл скрывать занятия сексом? Сам главный герой — ярый перфекционист в восприятие которого попала песчинка, женщина — революционерка, с поклонением мифической свободе и старому укладу. Герой страдает, чувствует что все неправильно, что заболел — но неистово, безумно желает революционерку. Революционерка же, как и свойственно ее революционно природе желает разрушить привычный уклад и осчастливить всех нумеров свободой! Сюжет не блещет особой интригой или оригинальностью, по крайней мере на мой взгляд и после тонны прочитанных книг. Попадались и более красивые, и захватывающие, и интригующие книги, чем «Мы» Замятина. Разве только учесть, что книга написана аж в 1924 году!

В итоге в книге меня больше моментов раздражают, чем радуют. И даже не главный герой с его слюнями и соплями, сломался от страсти человек — бывает, а революционеры и с их желанием перестроить все и вся. 200 лет предки воевали с беспорядком и хаосом, построили стеклянный город, огородили его от разрушенного мира стеной и планомерно начали строить счастье, как его видят. Борются как могут с проявлениями свободы, не побежденной ранее, улучшают жизнь и управляемость общества, промывают мозги населению — и тут революционеры! Я понял бы их стремления, если бы мир за стеной так и остался выжженной после войны землей и вся борьба была бы ограничена городом. Так ведь нет, за стеной выжили люди и у революционеров есть к ним секретный туннель. Вперед и с песней, стройте потихоньку свой свободный мир за стеной, радуйтесь освобождению от ига Благодетеля. Но как же не осчастливить остальных «тупых» нумеров, которые не видят что они не свободны, а следовательно несчастны! А как их освободить? Может быть потихоньку вести просветительскую работу, искать единомышленников, развивать поселения за стеной... Не, это не путь революционеров. Надо сломать настроенные механизмы общества, свергнуть/убить Благодетеля и тогда все прозреют! Честное слово, как быть страшно не было описанное общество, но в данной книге я больше симпатизирую Благодетелю. Опять-таки, обратная сторона в книге практически не описана. Как возникли Хранители, кто такой Благодетель, из-за чего сформировалось такое общество? В книге есть Общество, которое боготворит «ЗЛО» и революционеры, которые хотять «ЗЛО» свергнуть. Почему оно ЗЛО?

Еще по мере чтения все время на краю маячил вопрос, что сказал бы автор окажись в нашем мире? Наверное, мы уже живем в этой антиутопии. Стеклянные стены? В интернете столько информации о каждом, что заинтересованные (правительства, корпорации) знают о человеке больше чем он сам. Его привычки, маршруты, интересы. И сам человек с удовольствием делится этим с миром. Что, много народу от этого страдает? Управление? Технологии управления и манипуляций обществом достигли таких уровней, что Благодетелю и не снилось. Как ни крути, но большая часть населения — рабы с видимостью свободы и с ошейником в виде денег. Хаоса у нас несомненно сейчас больше, заодно и возможностей, чтобы найти себя и обеспечить себе достойную жизнь. Конечно, общество в книге доведено до математического абсурда, но в нем есть и положительные черты. Мало, но есть.

Оценка: 6
–  [  9  ]  +

Ссылка на сообщение , 23 сентября 2017 г.

Роман интересный особенно для любителей жанра антиутопий. Однако читается довольно сложно из-за постоянных недомолвок, перескакиваний с одной темы на другую, резкой смены декораций.

Я в целом одобряю стиль, когда автор даёт читателю додумывать отдельные элементы картины, угадывать намеки и пр., но здесь как раз с этим явный перебор.

Понравилось то, что Замятин максимально сконцентрировался на описании внутреннего мира и переживаний действующих лиц. Огорчило то, что при этом он уделил слишком уж мало внимания обрисовке мира, окружения, среды, в которых эти лица находятся. Мне все места и обстоятельства кажутся какими-то размытыми, туманными.

Оценка: 6
–  [  18  ]  +

Ссылка на сообщение , 20 сентября 2017 г.

Сила романа «Мы» заключена в заложенном фундаменте, на котором выросли остальные антиутопии мировой литературы. Да, когда знаком с «1984» и «451 по Фаренгейту», то при прочтении «Мы» начинаешь понимать, откуда растут ноги у продолжателей жанра. Особенно это касается Оруэлла, который, фактически (осознанно или нет?) повторил концовку замятинского романа. И бездушность персонажей антиутопии Брэдбери тоже родом из «Мы» (осознанно или нет?).

Слабость романа, несмотря на несколько действительно сильных и удачных моментов, в том, что он не добирает в плане «прописанности» мира. У Оруэлла очень масштабно описана государственная машина, у Брэдбери — люди. У Замятина по обоим пунктам явная недоработка. По ходу ознакомления с текстом, возникает много вопросов, ответы на которые ожидаешь услышать далее, но их нет. Потому, повисшие в воздухе, они нанизываются один на другой, в то время как главный герой пытается разобраться в себе и в своих отношениях с женщинами. Этот ком вопросов — диссонанс, дисбаланс романа.

В конце концов Д-503 — строитель Интеграла. Он — один из избранных Единого Государства. Он пишет дневник для жителей других планет и миров. Но он так и не удосужился описать тот мир, в котором живёт. Мне, жителю «другого мира», его, скажем прямо, бестолковые душевные страдания менее интересны, чем устройство города, общества, жизнь его современников. И это — главный диссонанс. Главный минус.

Как такового «страшного тоталитаризма» я так и не увидел. То есть, конечно, присутствуют многие элементы, составляющие антиутопическое общество. Но ничего особенного в нём нет. Ультраматериализм (где душа является болезнью) помноженный на декреты ортодоксальных коммунистов с их общими жёнами и прочими атрибутами да тотальный (по факту не такой уж и сильный) контроль со всеобщей уравняловкой. Собственно и этого достаточно. Но автор сделал акцент на других моментах, отчего тоталитаризм прошёл фоном, стороной.

Язык романа. С одной стороны — интересные, необычные, характерные «машинные» описания и эпитеты. С другой — это постоянные недомолвки, недосказанность, троеточия. Понятно, что герою (по замыслу автора) сложно излагать чувства в дневнике, но от такой манеры изложения быстро устаёшь, из-за чего повествование становится рваным, теряет стройность. Да, время написания романа — становление новой литературы с поиском новых форм и способов выражения. А по факту — слишком экспериментально.

Моё отношение к роману — нейтральное. Спасибо за первую антиутопию. Спасибо за созданный для других фундамент. На любителя.

Оценка: 6
–  [  9  ]  +

Ссылка на сообщение , 15 сентября 2017 г.

Тот момент, когда совестно, но ничего с собой поделать не можешь. Так хотелось, чтобы этот роман мне безоговорочно понравился, а в результате — оговорки скорее по поводу положительных сторон книги.

Плюсы довольно объективны. Во-первых, это первая из списка классических антиутопий, которые всегда называют. Причем первая с большим отрывом, разница составляет десятки лет. Во-вторых, «Мы» — оригинал, с которого, как говорят, списан «1984», указывая на тождественность многих сюжетных точек. В-третьих, в тексте шикарная идея мира рациональности, мира математики, где (особый смак) даже образы и эпитеты, используемые главным героем крайне математические, и режущие наш глаз своей необычностью. В-четвертых, грамотно показана трансформация главного героя, его стремление к иррациональности, крушение технической парадигмы сознания. Как уже кто-то отмечал в отзывах, Замятин пишет переживания героя через многоточия и обрывки фраз, тем самым демонстрируя неспособность Д-503 передать свои мысли. В итоге достоинства очень существенные.

Вот, получается, прочитана четвертая, последняя из списка классических антиутопий (Замятин, Хаксли, Оруэлл, Брэдбери). И у меня назрел внезапный вывод. Антиутопия — это диагноз. Или приговор, не знаю. Во-первых, это сразу же показатель того, что эти книги понравятся контингенту поздних подростков, либо новичку в чтении худ литературы (сужу по своему и чужому опыту). И второй симптом — это плохо написанные вещи. Ну не везёт антиутопиям! При целом вагоне идей каждую книгу читаешь с трудом, написано всегда сумбурно, неестественно, порой и скучно. Поразительно. Это как смотреть на гениальное техническое изобретение, осознавать его полезность, идейную ценность.. но видеть непонятные, скучные и такие холодные микросхемы и чипы.

Итог — вещь достойная и однозначно требующая ознакомления. Массив заложенных идей и их оформление внушительны и оригинальны. Но это чтение трудное, тягостное, как это ни странно.

П.С. Кстати, мир Замятина мне показался на удивление вполне себе утопией, а не антиутопией. Наблюдая, как мучаются люди в своих душевных порывах, как они любят, а на самом деле всего лишь подчиняются реакциям гормонов и обманкам мозга, у меня возникали мысли, что этот мир можно принять за утопию. Общая цель (построение Интеграла) вместо мелких переживаний и волнений, которые в рамках вечности не стоят ничего.

Оценка: 7
–  [  0  ]  +

Ссылка на сообщение , 18 августа 2017 г.

Входит в мою «золотую тройку» лучших антиутопий.

Оригинальный язык повествования,интересно показанное изменение сознания героя, немного поверхностно показано устройство мира «под куполом». Весь роман нужно воспринимать как первое произведение в подобном жанре.Сравнивая его с другими мастодонтами антиутопий,может показаться что «Мы» уступает им во многом, но это не совсем корректно. Последующим авторам было легче показать свой мир, ибо они уже знали концепцию.

Тем не менее «Мы « имеет свою индивидуальность, не теряет актуальность уже почти 100 лет. Отличная книга для любителей жанра.

Оценка: 8
–  [  3  ]  +

Ссылка на сообщение , 20 июля 2017 г.

Конечно, я очень удивился узнав дату написания данного романа. Даже сейчас роман читается лучше чем все эти слащавые антиутопии. Единственное, что для меня оказалось трудным так это язык повествования и немного рваный ритм. Сам герой прописан просто отлично со всеми его переживаниями, метаниями и сомнениями. Не знаю есть ли еще более ранние подобные работы других авторов, но для меня теперь как источник темы антиутопий таких как «1984» и «451 по Фаренгейту» является именно этот роман. Считаю, что классика, которую хотя стоит прочесть ради того, чтобы знать откуда «ноги растут».

Оценка: 7
–  [  5  ]  +

Ссылка на сообщение , 11 июля 2017 г.

Гениально, говорите? Предвидел, говорите? Может быть. Однако идея и ее воплощение — разные вещи.

Я решил прочесть произведение не просто так, я был о нем расслышан как о чем-то глубоком и рассчитывал на что-то философско-психологическое, завернутое в антиутопию.

Ага, щаз.

Начну по порядку.

Мир.

Мир есть? По идее, да, действия происходят на планете Земля. Но что произошло? Что привело к тому, что показано в книге? Автор назвал следствия, но не пояснил причины, почему мир теперь такой. Плохо.

Хранители до безбожного некомпетентны.

С чего вдруг какой-то закрытый городок начал считать себя вершиной абсолютно всего? По распорядку кушать стали? Ну молодцы, что сказать.

А кто такой Благодетель я не уследил. До конца было ощущение, что он просто, как и I-330, хочет власти. Это не спойлеры, всего лишь мои предположения, возникшие в ходе чтения.

Люди.

Не такие уж они и похожие. Не прочувствовал я их унифицированности. Все разные, а номера, опять же, но наоборот, являются не следствием схожести людей, а этаким фоном, причиной, по которой они должны стать максимально ожинаковыми. Главный герой — жалкая тряпка, к которому испытываешь лишь неприязнь. Не знаю, может быть он обычный, а это я привык читать про мегагероев. Думаю, что гг все же тряпка, что показывает некую несостоятельность Государства, воспитания по крайней мере, что не может задавить чувства. То есть, отступая назад, в Государстве сами еще вершины не добились, и то, что они этого не знали, никак их не оправдывает.

А как он

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
чуть не погубил корабль с кучей людей, только потому что сам захотел помереть? А как он тупо отказывался верить в то, что его используют?

И вообще, непонятно, как I-330 вдруг взяла да и влюбила в себя Д-503. Да, он был ее целью. Но вот так просто? Может быть, скорее даже наверняка, она попросту уже навострилась соблазнять мужиков и стала шлюхой, отдавая все ради цели. Не знаю.

Язык.

Он просто отвратителен, настолько, что даже свои жалкие авторские попыхи мне пришлось признать вершиной совершенства. Этот текст просто невозможно читать, постоянно приходится морщиться, высчитывать, что, откуда и с чем связанно. И метафоры какие-то дикие, хотя это объяснимо, раз повествование от первого лица идет.

Сюжет.

Какой к чертям сюжет? Жили люди себе в стене и жили,

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
какого фига I-330 надо? Власти ей надо? Если уж якшается с полулюдьми, пусть и дальше якшается, вон О-90 без каких-то проблем послала к ним в стан. Чего ей неймется, я правда не понимаю? И ладно, что по тем же невыясненным причинам за ней пошли другие нумера, но с чего бы полулюдям следовать за ней? Им-то чего надо? Отомстить? Тогда I-330 точно такой же инструмент. Завидуют? Пошли бы на поклон. Или все же жалеют? Так нумера вовсе не просили о помощи. И концовка у меня вызвала радость — наконец-то этот инфантильный нумер перестанет ныть. Антиутопия победила.

В общем, причинно-следственных связей я не углядел.

Единственное, что мне понравилось в сюжете, и что я смог углядеть —

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
сначала разговор о революции и бесконечноти между Д и I, а потом, уже в конце книги, вопрос Д: «А что там дальше?».

Послевкусия никакого, ничего интересного интересного, кроме пары фраз я не почерпнул. Может быть, книга нарочито такая, ээ, сухая, для антуража. Но мне так не кажется.

Оценка: 5


Написать отзыв:
Писать отзывы могут только зарегистрированные посетители!Регистрация




⇑ Наверх