FantLab ru

Все отзывы посетителя Frontier

Отзывы

Рейтинг отзыва


Сортировка: по дате | по рейтингу | по оценке
–  [  9  ]  +

Владимир Набоков «Картофельный Эльф»

Frontier, 17 декабря 2019 г. 19:49

Цирк!

В плохом смысле.

Героям Набокова сопереживать в принципе не нужно, этого в авторском замысле нет и не предполагалось. У него и героев-то, как правило, нет – так, манекены, ярко раскрашенные, попадающие в постановочные ситуации. Но тут нам подсунули героя-карлика, и мне сразу вспомнился Тирион Ланнистер. Точнее даже, актёр Питер Динклейдж, упоминавший в интервью, что ему всегда хотелось играть реальных людей, а не комических карликов.

Набоков вывел нам типичного, нелепого героя-карлика, настолько незамутнённого, что попахивает дебилизмом в медицинском смысле. Как будто умственно и психологически он тоже этакий «получеловек». Его трудно назвать даже сообразительным. Ничем нельзя объяснить его паталогический инфантилизм. Он не какой-то там изнеженный барчук, его психику никто не оберегал – и он ещё в раннем детстве должен был узнать, почём фунт лиха. И если не поумнеть, так озлобиться. Но волею автора герой чист и невинен, как в первый день творения; это такая бумажная, ненастоящая личность, клоун на подмостках – на протяжении всего рассказа мы будем наблюдать, как он попадает в глупые и нелепые ситуации и остаётся в дураках. Сопереживать этой фальшивке невозможно, наблюдать за этим всем со стороны, свысока – тоскливо. И это раскрытая психология? Набоков в принципе антипсихологичен, ему пофиг на людей – он просто наряжает свои куклы словесами, расставляет в причудливые жизненные коллизии, а потом описывает получившийся ландшафт, упоенно подбирая «изысканный декор» (фуу, какое мерзкое получилось определение) для абсолютно театральных, вымороченных чувств. Единственное, что по-прежнему интересно в Набокове – сам подбор слов: то, как он оформляет ими движение, рисует границы мира. (Иногда — то, как он строит сам рассказ. Но не в этом случае). Сто процентов техники при абсолютном нуле содержания.

Выстроен рассказ опереточно. Финальные эпизоды с набегающей толпой театральны до отвращения, финальный финт предугадывается задолго до, и вообще очень типичен для Набокова

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
(он любит расписывать эту ситуацию – некто умер, а родственнику не сообщают и вытанцовывают круги вокруг. И как пишет, как пишет-то, соловьём заливается. Залюбуешься прям.)
Никакой жизненности, ничего настоящего – так, накидали клоунаду для ценителей слов.

В общем, ниже пятёрки рука не поднимается поставить – потому что развешивать слова автор мастер. Но по большому счёту весь этот рассказ – фальшивое, ненужное враньё.

Оценка: 5
–  [  6  ]  +

Борис Априлов «Приключения Лисёнка»

Frontier, 2 ноября 2015 г. 02:58

Да ладно! Неужели никто не читал?

Отличнейшие истории, интересные и детям (как веселые и увлекательные сказки), и взрослым (на самом деле очень остроумные и неглупые). Легко написанные, живые, и вообще-то очень глубокие. Про путешествия и приключения, дружбу, взаимовыручку, но еще про разлуку, про настоящую мудрость и болтовню, ей прикидывающуюся — да вообще почти про все... Трудно пересказывать, лучше взять и прочитать.

Очень люблю и берегу книжку, хотя она уже по страничкам разваливается... (у меня 1976г. издания)

А Лисёнок – один из самых обаятельных героев.

Лишь одно огорчает – где-то там есть продолжение, но его не переводили на русский... (( Что делать?..

Чесслово, хоть болгарский учи (

Оценка: 10
–  [  7  ]  +

Сергей Лукьяненко «Шестой Дозор»

Frontier, 2 июня 2015 г. 03:14

Мы все умрем! (с)

Ха-ха, вообще, конечно, мастерство не пропьёшь, так что книга читалась легко и быстро. По большей части. Вот начало — подкачало, и в первый заход я забросила книгу надолго из-за унылейшего пролога с подростками, а потом начала читать со второй главы. Ну не умеет Лукьяненко писать про подростков. Пролог не нужен, пусть там в конце и болтается важная в дальнейшем мысль о «привычном зле», и начало тоже многословное, зато дальше пошло-поехало.

Читая, ловила себя на том, что 1-3 Дозоры помню хорошо, а 4й и 5й совершенно изгладились из памяти. Что там было с этим Тигром? Что за тень Кости побили на 6м слое Сумрака? Ну ладно, из контекста в общих чертах это стало понятно, но всё же я редко настолько прочно забываю прочитанные книги, мда. Однако, я думаю, из Шестого кое-что осядет.

Как обычно, сюжет лих, разудалист и слегка нелогичен (зачем составлялось послание из тяпнутых? зачем вообще были покушения и вся суета сует?) Слабые стороны Лукьяненко тоже никуда не делись. Есть не очень удачные шутки и сценки, есть не особо уместные пошлые намёки. Все подростки очень «типичные» (и слегка картонные, и опять с этими своими проблемами), все героини почти одинаковые, даже герои в общем-то похожи (втч который не сапиенс!), все вполне могли бы поменяться репликами друг с другом. В связи с этим, ни один герой меня по-настоящему не тронул. Ни в одно многовековое существо я не верю; ну да ладно, это всё у Лукьяненко и раньше было, обычные промахи.

Ляпы, ошибки, опечатки – ну, чёрт с ними. Крупный ляп мне встретился только один – на стр. 330 Антон пересказывает Арине НЕ ТО кровавое послание! (ранняя версия? Кстати, вот здесь очень хорошо заметно, насколько буквальный текст самого послания, в общем-то, неважен для сюжета)

Атмосфера Дозоров, конечно, вообще не та (сравним 1 и 6 книги). Впрочем, она уже давно постепенно видоизменялась, начиная где-то с 3его тома; при желании, это даже можно списать на «изменившееся мировоззрение» главгероя, и т.п. Поскольку я – не фанат серии вообще, к метаморфозам её отношусь легче, чем большинство вышеотписавшихся обиженных читателей. Однако новая атмосфера сама по себе мне очень понравилась, а не будь книга связана с Дозорами, воспринялась бы ещё лучше – и вот почему:

Теперь главное: о хорошем и очень хорошем. Возвращаясь к атмосфере собственно Шестого, в принципе, это немного такой стёб над Дозорами. И, удивительное дело! Может, как раз благодаря тому, что автор относился к вещи несерьезно, в книге ощущается этакая творческая раскрепощенность, которая обычно встречается только у очень молодых писателей (чем они и подкупают). А тут – у взрослого автора с отлично подвешенным языком. И как же это круто! Как будто писал некоторые куски не человек Лукьяненко, а его ничем не скованный талант. Вот за это хочу поставить большой плюс (и накинуть балл за смелость). Вообще-то, ИМХО, Лукьяненко шутит довольно принуждённо и, как бы это, слегка выпендрёжно. А здесь помимо старых тяжеловесных шуток вдруг из ниоткуда появился очень лёгкий, веселый, живой юмор. (Наверное, именно там, где автор сам относился несерьезно). Некоторые находки – просто блеск! На заклинании «терки» я хохотала. И когда героев пробило на старомодную речь. Вообще некоторые сценки («Вы репетировали?») и реакции персонажей бесценны («Может, мне спеть песню потерянной и найденной дочери?») («Иногда они возвращаются»). Ну стёб же! Не-не-не, как хотите, это просто отлично! Ещё порадовал Завулон, который трусит безо всякого романтического флёра и вообще безумен. О, и в книге почти нет морализаторства и псевдофилософских рассуждений, а также злых выпадов, как будто Лукьяненко внезапно освободился от оков, очистил чакры, на всё забил и обратил весь яд в беззлобные шутки. (Хотя нет, всё же не могу пропустить выпад в сторону Питера. Я даже не про то, что парадной опять досталось (а вот поребрик на сей раз уполз). Но я категорически не признаю богомерзкий ЛЧП и отвечу на все намёки по поводу «отсутствующей» у Питера ауры: «Ничего ты не знаешь, Джон Сноу»). В целом, возникло ощущение, что автор отнесся к истории легко, даже несерьезно, и при этом вдруг нашёл свой стиль – более ненавязчивый, и при этом более точный, и чуть-чуть абсурдный (вот это я вообще люблю). Короче, от меня огромное спасибо за чувство творческой свободы.

Удивительное дело, как эта новая лёгкость пошла книге на пользу, и главное, не в ущерб идее. Потому что по фундаментальным «общедозорным» темам про Свет, Тьму, добро, зло, равновесие и как они друг с другом соотносятся — книга расставляет точки над ё, и очень верно расставляет, на мой взгляд. Финал (то, что в нём серьёзно) мне понравился.

И когда история уже закончена, на стене вдруг эпично повисает огромнейшее ружьё. Я про то, как Н. собирается разбираться с синей сволочью, если она соберётся. Вообще, при всей абсурдности и залихвацкости – ну, крутейший же мог быть поворот! Хотя, тут автор ещё оставил себе лазейку, и, в принципе, если талант его вывезет, может получиться крутая история. Когда-нибудь потом. А может и не получиться. Вообще.

Вот как-то так.

Оценка: 6
–  [  9  ]  +

Алан Мур «Хранители»

Frontier, 15 апреля 2014 г. 22:10

«Хранители» впечатлили!

Давно уже так не захватывало художественное произведение! Была мысль просто ознакомиться, но уже с 3ей главы не оторваться. Сильная вещь!

Как раз пример того, как понятные идеи и прямой, внятно прописанный сюжет совмещаются с глубиной и неоднозначностью характеров, поступков, и мира в целом.

Чётко сделано. Герои прямым текстом, совершенно прозрачно озвучивают свои взгляды, убеждения и основные идеи. А сама ситуация при этом неоднозначная. И мир не приукрашенный. Из-за прозрачности не сразу осознаёшь, какая внизу глубина.

Наверное, сильнее всего цепляет именно то, что всё честно проговаривается впрямую, без вот этих вот элитарных «вычитайте скрытно между строк», или этакого подмигивания «кушайте, но под маской простенького комикса я вам подсовываю...» – что любят некоторые постмодернисты (в самом таком подходе есть некая двуличность, не находите?). Нет, здесь этого нет; маски сняты, всё в открытую, в лоб прописывается – и при этом очень глубоко и по-настоящему.

Помимо сильного идейного каркаса, продуманны все мелочи. Это восхищает. Всё идёт в дело. Плакаты на стенах и заголовки газет. Даже совершенно не бросающиеся в глаза сюжетные подробности, вроде того, как Роршах дважды выламывает дверь Филина и советует поставить замок покрепче; или даже то, как он крадёт сахар – все эти детали потом неумолимо сработают так же незаметно на третьем плане. Здорово выполнены визуальные решения: ракурсы, умелый переход к флэшбекам. Очень символична вставная история; а некоторые эпизоды – просто готовые художественные образы: когда, хм, человек с плакатом проходит по луже крови и оставляет за собой кровавые следы.

Просто здорово!

Сюжет на высоте. Авторы слегка подыгрывают читателю, иногда позволяя догадаться чуть раньше героев, но не раньше, чем нужно по сюжету. Есть повороты, которые вообще невозможно угадать, не зная о них заранее. Есть очень сильные моменты (про Филина I в конце 8 главы) и вообще весь финал.

Одним словом – впечатляет.

Для тех, кто раньше не сталкивался с графическими романами, скажу: у меня тоже была какая-то инертность к новому жанру. Ну, этакий «комикс с серьёзной миной», и без него обойдёмся, книг нормальных много. Теперь скажу: однозначно читать! Не знаю, подсяду ли на графические романы в дальнейшем, но конкретно «Хранители» – мощная вещь!

Ставлю 9, а то и все 10 – подожду (лет 5-10), надо проверить временем.

Сейчас впечатления очень сильны.

Оценка: 9
–  [  15  ]  +

Алексей Пехов, Елена Бычкова «Ловцы удачи»

Frontier, 6 октября 2012 г. 02:07

Пехову не удался лихой приключенческий роман для подростков (да, это вообще написать непросто, вот очередной пример).

Что не так? В первую очередь, по-моему, вот что: в «ЛУ» безнадежно взрослый автор сделал натужную попытку вернуться в юность — и с треском провалился.

В книге много элементов «мультяшности» – яркий фентезийный винегрет, невероятные стечения обстоятельств, картонные злодеи, благородные ГГ и их друзья и т.д. Нету самого главного – юношеской лихости и безбашенности. Где атмосфера «нам море по колено»? Мировосприятие так называемых «ловцов удачи» удручающе приземлённое, и сами они по натуре нисколько не приключенцы. А ведь книгу с полным набором штампов мог спасти только лихой сюжет. Её стоило бы писать бесстрашно, нарочно игнорируя «правду жизни» и «здравый смысл», тогда бы проглотились эти чудесные совпадения, невероятные расы и т.д. Подросткам плевать на «матчасть», «обоснуй» и логику ;) В приключение можно кинуться как в омут с головой, если оно достаточно безумно.

Автор вроде бы и пытается... Но он, кажется, и сам себе не верит. Пехов для этой книги удручающе взрослый, и пишет он как будто бы с оглядкой. И он всё обосновывает. Откуда герой знает язык людей, где он достал денег на первых порах. Как он сбивал со следа погоню, как подыскивал корабль, как потом долго летел на корабле... Как он проходил таможенный контроль (и его чуть не задержали!), как он искал себе жильё на чужом острове, как он подсчитывал, за сколько луидоров удастся продать артефакт маргудцев. А потом очень основательно стреколёт себе добывал... Как бы сказать, это всё достаточно жизненные перипетии – но вся эта бытовуха подростку «фиолетова будет». И она работает против всех остальных приключений в книге. Вроде книга про полёты, про свободу... и тут у нас эта гномья основательность сталкивается с мультяшным приключенческим сюжетом.

От этого, ИМХО, и происходят все проблемы книги. И унылость шестичасовых гонок (так им, видимо, пытались придать реалистичности), и бросающаяся в глаза картонность персонажей, нелепость злодеев. И общее ощущение «фальшивой ёлочной игрушки».

Мне кажется, автор просто уже не смог вернуться к легкому юношескому мировосприятию – хотя, видимо, честно пытался.

При этом в книге есть кое-какие серьёзные темы, но вышеперечисленный картон их убивает напрочь.

В итоге ни мультяшки, ни относительно серьёзной книги не получилось. Получилась натянутая, временами нелепая история. И никаких чудес на виражах ;((

Оценка: 3
–  [  48  ]  +

Вера Камша «Отблески Этерны»

Frontier, 19 мая 2012 г. 21:15

Поскольку невозможно разбирать всерьёз недочитанную (и кстати на данный момент недописанную) книгу, я поваляю дурака и оставлю на неё несерьёзный и развлекательный отзыв.

На самом деле, ситуация с Этерной нарисовалась анекдотическая: весь цикл в своей эволюции в общих чертах повторил путь своего героя Окделла.

Вначале перед нами был положительный молодой фентези-эпик, определённо подающий надежды (неоднозначность ситуации, интриги, явно какая-то масштабная задумка, ну и Первый Маршал), хотя и не безупречный (общая неоригинальность, сноски, ненужные длинноты, местами откровенная фальшь, ну и Окделл) – одним словом, не идеальный – но от него ждали развития и все недостатки спускали ему с рук, потому что он был интересен.

Но через пару томов началось какое-то свинство: мир раздулся и стал расползаться в плохо воспринимаемую кашу. Герои уменьшились, начали размножаться делением, как бактерии (у всех появились функциональные двойники), были покрашены по методу «моральной аллергии» на морально-положительных и морально-отрицательных и начали источать какой-то идеологический запашок. Короче, началось разложение, недостатки пошли разрастаться, как раковая опухоль, былые достоинства как-то запропали («цикл как подменили!», огорчились наиболее чуткие читатели и перестали ему доверять). Но многие ещё верили в молодой эпик! Хоть он и раздражал, и портился, нет-нет, да и проблёскивало в нём что-то многообещающее – то неожиданная интрига, то яркий второстепенный образ. Читатель кидался от одного к другому с надеждой: ну, наконец-то! ну, вот щас раскочегарится цикл! У него всё будет! В общем, народ верил в лучшее, хотя тревожные звоночки заливались вовсю.

Эх, читатель, ты ещё не знал, с кем имеешь дело.

Наконец, даже оптимистам стало ясно: в этом цикле – уже не будет. Он безнадежен. Он попросту плох. В нём уже не осталось неоднозначности (здесь иные разочарованные читатели, перегибая палку, в запале начинают утверждать, что её никогда и не было, и им это даже было видно с самого начала). В нём уже и мыслей особых нет – всё громче звучит одна на все случаи жизни прямая как палка идеология (местами довольно агрессивная), под неё прогибается вся картина мира. Ведь может же автор выдавать желаемое за действительное, если ему так хочется? «Право имеет?» Конечно, имеет и всё может, он же автор, царь и бог – захочет, так вообще весь текст перепишет. Тут-то читатели поняли, что с этим эпиком уже всё. То есть, с тем эпиком, который начинался в КнК, уже всё, и теперь пошёл какой-то другой. Можно тихо отойти в сторонку и пронаблюдать издалека: чем он кончит-то? ;)

Просто удивительно, что до сих пор преданные читатели цикла как будто не замечают подмены, продолжают звать его «многообещающим», «неоднозначным» (он уже не откликается на этот зов, или откликается: «не надейтесь, это в прошлом»), «разноплановым», «интересным» и всячески оправдывать: «он хороший, он просто болеет». Многие, скорей всего, любят его по инерции, закрывая глаза на прошедшие метаморфозы. Хотя некоторые «любят его именно таким». Слышатся их возмущённые голоса: «Он, цикл, не ухудшился – это он так улучшился!» Ну, для тех, кто сидит внутри, там, в этом коллективно вымышленном мире, и верит в него – оно так и есть. Для меня, снаружи, этот цикл (как и аватара этого цикла в тексте) дичает и впадает одновременно в склероз и маразм.

Если говорить конкретно, что было и что стало? Я считаю, что чем дальше, тем более антихудожественной становится эта «очень большая одиночная книга». Нет, её можно читать, но она разваливается на куски и малопригодна для целостного восприятия. Стиль её, если коротко – «тихо сам с собою я веду беседу» (в первых книгах было хотя бы понятно, что при этом происходит, в последних персонажи репортёрствуют в духе акынов, временами их сносит потоками сознания). Размышления в книге сводятся к распутыванию интриг. Интриг, действительно, много, и запутанных — хоть вешайся. (Часть этих интриг запутались сами в себе; другие мурыжатся и мурыжатся из тома в том, чтобы кончиться пшиком – т.е. являются чистой воды информационным шумом. Третьи (совсем удручающие) ведут нас к необходимости выяснить, кто чей настоящий отец, кто настоящий Повелитель, кем на самом деле был чей-то прапрапра, и кого 400+ лет назад подменили в колыбели, и нет бы это хоть где-нибудь прямым текстом сообщалось – всю эту сантабарбару нам предлагают самостоятельно выискивать между строк; более того, она принципиально важна для понимания сюжета! Так что нравится, не нравится – тебе придётся думать, читатель, кто с кем когда-то там, если ты хочешь понять, с чего вдруг нынешний Повелитель – не Повелитель, да и вообще хоть что-то понять). Также удивляет страсть автора к лишним без кавычек персонажам, которые множатся, как головы у гидры (на каждого убитого хорошего человека автор выдумывает «новых два» ещё лучших! Вот бы так, да в реальном мире – все войны бы кончились). Они, может, нелишние как люди, и было бы замечательно послушать отдельно их истории, но здесь и сейчас они ЛИШНИЕ как персонажи, т.е. просто мешают. Говорят, они тут нужны для «эффекта полифонии», но по-моему они создают эффект шума и ещё — эффект рассеивания внимания. Знаете, если включить одновременно несколько пластинок, полифония скорей всего не получится – а получится какофония. И здесь она есть! В этом хаосе читателю не на что опереться, кроме услужливо подсунутых чёрно-белых персонажей («Не знаю, кто они и куда идут, но вон тот – точно мерзавец. Ну вот, уже хоть что-то стало понятно»). Тем грустнее встречать иногда (всё реже и реже) отдельные удачные сценки.

Кроме того, есть другой любимый приём автора — «ломка стереотипов», по ходу цикла он превращается в какую-то манию разрушения. Стереотипы – это то, что автору досталось от прежних поколений приключенческой и фантастической литературы. Они, замшелые, стоят уже давно, и, возможно, уже устарели, но автор их не строил, он только разрушает. В первых книгах это было эффектно и неожиданно, и даже где-то полезно для читателя, но потом автор так увлекается, что начинает разрушать уже то, что выстраивал сам же в первых томах (этакое саморазрушающее поведение), уже даже не сами стереотипы (их не осталось), а малейшие намёки на стереотипы, любые читательские ожидания, вообще всё, включая несущие сюжетные опоры. Ну, если главным художественным приёмом взять деконструкцию, в итоге закономерно получатся развалины. Текст лежит в руинах, чудом выжившие читатели погребены под обломками.

В общем, налицо идейно-художественная (я вкладываю смысл в оба слова) деградация (это исчерпывающий термин). При этом, я понимаю, почему многие считают, что появилась «реалистичность» – весь этот информационный хаос в Этерне сильно напоминает то, что происходит в реальном мире: всюду перекрёстные противоречивые данные, огромное количество бессмысленных сведений, кругом враньё, и т.д. Так при искусственности большинства характеров и ситуаций создаётся эффект «жизнеподобия», хаоса жизни, в котором читатель дрейфует, тут и там слушая обрывки сплетен. С другой стороны, нельзя забывать, что Этерна – авторский хаос, и он умело подтасован. В частности, в её мире очень легко понять, «кто чего стоит». В то время как в жизни как раз это и тяжело – люди вечно преподносят неожиданности, никак не укладывающиеся ни в какой тип – сильные дают слабину, «нерукопожатые» проявляют человечность, глупые медленно и мучительно умнеют – а, да что говорить о жизни! Так вот, нарочная примитивизация героев в последних (последних ли?) книгах Этерны вызывает, с одной стороны, определённое огорчение у здравомыслящих читателей – и именно она особенно нравится фанатам. Эк автор! Вот как людей по полочкам разложил! Фанаты души не чают в цикле – там всё «правильно» преподносится, и люди «как надо», с ними «всем всё понятно», и это на фоне общего жизнеподобия. Ну и как отказаться от этого? Окделл, помнится, тоже создал себе «псевдореальный» мир с удобными образами друзей, и ни за что не хотел менять своих взглядов в сторону усложнения.

Вот в таком плачевном виде подходит к финишу наш героический эпик. В общем, для меня этот цикл «скорее мертв» и пребывает в загробном мире. Оттуда он может послужить для выживших хорошим примером «как не надо было писать фентези-эпик». Автору хотелось наглядно продемонстрировать деградацию – и это удалось! Хотите узнать, как при неплохих, в общем, начальных задатках можно деградировать в нечитаемость? (В случае персонажа автор предлагает корнем бед некий изначальный «моральный изъян», но я не могу воспользоваться аналогией, потому что «изначальный моральный изъян» для книги – это автор). Отказаться от «как есть» в пользу того, «как надо было бы». Окделл отказывается от реального (для него) мира в пользу удобных фантазий об этом мире, Камша отказывается описывать внутренне противоречивую реальность в пользу реальности с правильно (по её мнению) расставленными акцентами. Этапы процесса очень сходные, равно как и результаты. Цикл и Окделл, каждый на свой лад, сперва тормозят, тормозят, параллельно подменяют всё больше и больше действительности желаемым, из-за чего деградируют и разваливаются, не достигнув финала.

На мой взгляд, книга – это прекрасный пример того, как «путь Окделла» выглядит не в очищенном книжном мире, а в реальности. Цикл, пожалуй, не так инфернален, как прототип, и в нём даже под конец (как бы он ни был плох) можно найти достойные куски (для меня это были отдельные удачные битвы, которые, при их всевозрастающем занудстве и зашкаливающем пафосе, автор пишет с душой). Да и вообще, даже некоторые нефанаты находят, за что его до сих пор можно любить.

Поскольку мой отзыв развлекательный, я и не пытаюсь «расставить точки над ё» или «вынести вердикт кому бы то ни было», или там поставить крест на эпической могиле. Может быть, цикл в последнем томе ненадолго восстанет в предрассветных сумерках и закончится как-нибудь достойно. (Мне даже хочется верить в такой итог!). Хотя — как финальный аккорд отменит 6(+) мутных предпоследних томов, которые УЖЕ существуют? Они же никуда не денутся. И мне как-то не слишком интересно скитаться по развалинам художественного произведения, где до последнего тома всё не удается добраться; только дочитаешь предпоследний — опять попадается предпоследний! Так что – ладно уж. Наверное, знак судьбы. Нынешний предпоследний пролистываю по диагонали, даже начать его толком не могу. Дальше читать не вижу смысла, разве что в эпилог через пару лет загляну ;)))

Оценка: 3
–  [  14  ]  +

Фёдор Достоевский «Бедные люди»

Frontier, 15 апреля 2012 г. 23:12

«Бедные люди» — далеко не самое любимое произведение у Достоевского, и не лучшее на фоне остального творчества. Однако, это 10, особенно по сравнению с окружающей литературой.

По совпадению, буквально вчера я его прочитала впервые, и пишу по горячим следам:

- это действительно художественное произведение. Я имею в виду, что оно обладает художественным эффектом: в нём целое больше суммы частей. Оно начинается, как должно, и кончается там, где надо. Частично информация раскрывается в тексте, частично домысливается, многое остается в недомолвках — но совершенно понятно, что там за кадром. Всё вместе складывается в целостную картину. Это полнокровная, живая история. Книга для ума, для сердца и для художественного вкуса.

- это несколько разных характеров, которые развиваются, растут, причём это видно по их речи и по темам, которые они обсуждают в письмах. Очень внятные индивидуальности на периферии.

- это восхитительный, завораживающий язык. Художественный язык — который отвечает тому же правилу: он больше, чем сумма слов. Выхватывая фразы, слова — этого языка не поймаешь. Он просто берёт и переносит в другое пространство — самим своим строем (тут мне не хватает собственного языка, чтобы выразиться точнее).

- это книга (как и все у Достоевского), которая пробуждает в человеке человека.

Можно, конечно, сказать: тут затянуто, там многословно, и вообще!.. Можно сказать: да, всё это здорово, но по сравнению с «Братьями Карамазовыми», «Идиотом», «Преступлением и наказанием», и т.д...

По глубине чувств, по смысловой наполненности — это 10.

остальной Достоевский 10+

Оценка: 10
–  [  0  ]  +

фантЛабораторная работа «Перекати-небо»

Frontier, 31 июля 2011 г. 05:31

Хоррошо! Эх, тут и приключения, и странствия, и дальние края, описанные с восхищением и любовью. Свежо, художественно и убедительно.

Написано уверенно. Легкий, образный язык. Есть интрига, история разворачивается и неожиданно, и логично. Хорошо сделано. И при этом – живо, атмосферно, красочно. Целый мир в рассказе! Фантастический и настоящий мир. А это нечасто удается.

Живой главный герой – подросток в сменившихся обстоятельствах. Но недостаточно глубокий, недораскрытый — это если воспринимать рассказ как законченный. И финал поспешный: внезапно город оказался живым (предпосылок к этому не было), тут же внезапно согласился путешествовать... цели наметили – всё, конец. Мир и история требуют развития, тогда все «подвисшие» моменты можно будет объяснить. Вещь мне не кажется законченной, ведь потенциально в ней заложено гораздо больше, чем реализовано.

Рассказ, наверное, мог быть глубже, но даже сейчас он — самый атмосферный и гармонично выполненный. Из прочитанного – мой фаворит на конкурсе.

А после конкурса – продолжения!

Оценка: 8
–  [  0  ]  +

фантЛабораторная работа «Так хочет Бог»

Frontier, 31 июля 2011 г. 04:20

Рассказ-агитка. Общий посыл ясен с первых же строк: смотрите, это плохо. Автор с всевозрастающей ненавистью описывает отвратительного главного героя.

Слог сносный, но вещь неоправданно многословна. Там, где можно обойтись несколькими штрихами, автор расписывает, расписывает с каким-то упоением. Всё уже понятно, с первых строк понятно, что за человек, но автор всё треплется и треплется, а герой остается совершенно таким же, как в начале, ни на йоту не изменяется – и стоило столько про него писать? Зачем тянуть это всё, разжевывать? Несколько слов – и образ готов. Сильный образ. Вместо этого автор многословно пишет, как будто наслаждается самим процессом, своим презрением к негодяю. События описаны искусственно. Погромы сквозь «призму видения героя» — просто беспомощны. Герой же реагирует так, как автору нужно по задумке, и выглядит редкостно ходульным, жизни в нем не чувствуется.

С самого начала было ясно, что декорации до некоторой степени условны, персонажи чернобелы, что все это – игры с абсолютностями (окончательно мерзкий герой, абсолютно несправедливая травля пришельцев и т.д.). Поначалу оно ещё читалось – можно было представить, что нам описывают будни «обыкновенного фашиста», и до какого-то момента рассказ сохранял здравость. Но потом он чем дальше, тем больше сбивается в пересказ, становясь до зубной боли предсказуемым, ненатуральным и оторванным от реальности. В момент выборов президента бредятина зашкалила и унесла с собой обломки правдоподобия и здравого смысла. Если до того голос автора-рассказчика звенел от ярости, то тут он, скажем так, сорвался на фальцет. «Сто рук взмыло вверх» – ну уже ни в какие ворота, извините... Резко вычертились кулисы спектакля, автор брызжет слюной со сцены. Уже захромали стиль и ритм, диалоги превратились в обмен лозунгами («Мудрое решение! Политика невмешательства!»), в ход пошли немыслимые космическо-божественные аргументы. Автор отчетливо теряет чувство реальности, его несет, несет до конца, где рассказ со всего маху влетает в религию как муха в стекло. с теми же последствиями.

Довольно странным смотрится призыв «думать своей головой», когда сам рассказ по сути – идейный брат им же порицаемых «агиток», игра в одни ворота. Ничего нового автор не сказал – семь страниц агитки. Ни вдумчивой аргументации, ни критики – одни надрывные эмоции. Ненависть так и хлещет.

Краткий итог: Нельзя писать такую явную пропаганду, даже когда намерения у автора благие. А дать петуха в рассказе — и вовсе стыдно.

Оценка: 2
–  [  0  ]  +

Полина Кузаева «Юм»

Frontier, 30 июля 2011 г. 02:01

Сентиментальный рассказ, написанный «ото всей души», но при этом неуверенно и неточно.

Что понравилось: атмосфера волшебного мира, с заклинателями облаков, участливо склоняющимися фонарями и взволнованным сердцем, стук которого можно заглушить только в часовой мастерской. Свежо и живо. Еще понравилось само стремление к художественному стилю. Мечтательному, но без «красивостей», без самолюбования или упивания своим слогом. Здесь поэтичность к месту, она соответствует волшебному миру и создает его атмосферу.

Что не понравилось: качество исполнения. Возможно, это авторский эксперимент со стилем, но так или иначе — «Юм» разит ученичеством. С первых строк видно, что у автора «слабая рука». Стиль не проработан, местами автор с ним просто не справляется. Сами-то фразы построены изящно, поэтически, но не вычитаны, и об них через раз спотыкаешься:

...«увидел перед собой мальчонку, чья ладошка утопала, наверное, в отцовской руке». Понятно, что «наверное» по авторской задумке относилось к «отцовской руке», но фраза построена так, что поначалу читаешь «ладонь утопала, наверное» (но так, наверное, и не утонула). Нельзя же так писать.

«Грузный мужчина смотрел на меня, надо признать, совершенно справедливо, как на идиота» – неуклюжее предложение.

По сюжету, герой встает в позу перед первым же встречным и толкает поэтический монолог. В другом рассказе это смотрелось бы неадекватно; здесь же возвышенный тон предполагает, что можно «поведать свою историю» первому встречному, равно как писать письмо «весь день и всю ночь», и пр. Если бы стиль был в порядке, это воспринималось бы органично, «в духе» произведения. Но стиль попросту небрежен:

«Спустившись с башни, я не знал, куда себя деть»

...«заложивших уши... подушками» – чересчур сказочно. не представляю.

«как чуден наш Юм зимой, когда все становится серебряным, и тогда даже мысли святые» – «когда-тогда» режет слух.

...«которую мне потом пришлось полюбить. Ведь я не мог равнодушно относиться к тому, кого любила моя Птичка» – может быть, «к той», ведь речь шла о бабушке? или «к тем», если их много?

Мелочи, но они-то все и губят. Всю сказочную атмосферу убивает эта неряшливость.

Усугубляют впечатление дешевые философствования не к месту:

«Ведь часто вызывает раздражение то, что нам не по карману, возрасту или фигуре»

Какое напыщенное, высокомерное замечание.

В общем, с этим надо что-то делать. Не получится нарисовать изящную вещь неуверенной дрожащей рукой – необходима отточенность движений (в данном случае – слов).

Что оставило равнодушным: собственно, сентиментальная история. Банальная, лирическая, бестолковая. Но впрочем, не могу засчитывать в минус – не мое это просто.

Тема... нну, рассказ-то о том, как поменялись чувства героя, а не образ жизни. Но, будем считать, соответствует.

Стремления у автора, конечно, хорошие, но по владению стилем это даже не середняк. Мог быть выразительный рассказ, но вышел неуклюжий. Красивые вещи пишутся красивым языком. Вот эти «теребил руками глаза» и пр. нужно вычитывать и вымарывать.

Оценка: 4
–  [  0  ]  +

Александр Бузакин «Результат: …»

Frontier, 23 июля 2011 г. 05:47

О! С первых же строк – хорошо сделано. Наконец-то попалась нормальная, цельная вещь, а не «черновик идеи». Читать приятно.

И это рассказ строго по теме. Резкая смена как проверка готовности к воинской службе. Вот она, эта смена, собственно, и раскрывает характер героя.

Рассказ несколько поспешный, однако в качестве не теряет. Язык простой, но емкий. Герой тоже простой, но убедительный. Все сцены уместны (хотя поначалу песня немного коробила). Концовка хоть и не взрывная, зато полностью объясняет происходящее. Немного высперенный слезодавильный эпизод про мать (царапнул меня, здесь перегиб) оказался ключевым – вот, собственно, почему герой пошел на испытания. Эх, не пройдет он проверку, конечно же. Ну и слава богу.

А портит рассказ «стандартность» степной миссии. Хотя это тоже объяснимо сюжетно, но хотелось бы антуража пооригинальнее – читалось бы интереснее.

Рассказ не блестящий, но выше среднего, и к тому же по теме. Из прочитанного на данный момент вообще лучший.

Автору спасибо.

Оценка: 7
–  [  0  ]  +

фантЛабораторная работа «Крысоед»

Frontier, 23 июля 2011 г. 04:00

Постапокалиптика стучит пеплом в сердце... Увы, мы дошли до того, что уже невозможно сказать что-то новое в этом жанре. Вот и здесь — стандартный антураж: «темная зона», штрафбат и прочие штампы. Заявленный в заглавии крысоед – некоторый элемент оригинальности, как и абсолютный мрак вокруг. Но ненатурально здесь практически все.

Главному герою не веришь ни на минуту. Человек бредет в кромешной темноте, поддерживает дружеский разговор с какбэ бессловесным монстром (!) без видимого волнения, только вежливенько этак жалуется. Где эмоции? Слова «Я боюсь», не вызывают у читателя ни страха, ни сопереживания. Так не думает человек смертельно напуганный, так не думает даже человек привычный – так статист подает реплики. Автор пытается «будничным тоном» рассказать нам суровую, безэмоциональную историю в духе постапокалиптики – но получается скорее «тон выходного дня» – доверительная и местами расслабленная беседа в пустоте. Сам способ создания крысоедов не выдерживает никакой критики (хоть бы мутагеном их каким полили, а то – чудеса адаптации), к тому же описан чересчур пафосно. «Тьма заполняла меня изнутри...» и прочие дела. Где-то там, посередине самооправдательного монолога романтического крысоеда проскальзывает и остается без должного авторского внимания сложный и спорный момент — убийство друга. Это ведь кульминация монолога — но совершенно мимо сознания проходит — ну, убил, жалко. Дальше жить стал. Телепатия вон даже прорезалась.

Плюс, стиль всего монолога в корне неправильный. Сельский тон какой-то. «Ох, как мы потом жалели, что запихнули их туда!» – это горюют бабуськи на скамеечке, а не монстр вспоминает, как превратился в чудовище. Лютая ненависть к экспериментаторам смотрелась бы достоверно. А что тут: «Да и глаза мне стали без надобности» — ну не вписывается же в атмосферу совершенно.

Мораль рассказа очень проста: нельзя делать из людей крысоедов, не по-людски это. Достойный вывод, только вот не стоило гнать его прямым текстом: «если они захотят возродить чистилище, мы снова придем и вырежем всех». Эх.

По-настоящему хорошо получился в рассказе только самый последний абзац. Еще неплохи шептуны – этакое пугало, которого все боятся, но в кадре оно ни разу не появляется – удачный прием, расширяет описываемый мир. Другое дело, весь мир глубоко вторичен. Оправданием автору может послужить только то, что вопросы он ворошит серьезные, глубокие, хотя, конечно, слишком уж картонные декорации.

Тема есть, да. Но вообще вещь написана очень искусственно, итог – ниже среднего.

Вот так. Извините, автор.

Оценка: 3
–  [  0  ]  +

фантЛабораторная работа «Хэппи энд»

Frontier, 19 июля 2011 г. 13:35

Ах-ха-ха. Вот рассказ крепко написанный. По крайней мере, автору удалось выдержать выбранный стиль, хотя временами фразы слишком уж рубленые. Сюжет становится все более абсурдным, гротескным, но так и было задумано. Все шло хорошо, пока ближе к концу стёбового рассказа не началась совсем другая история. Героиня-маньячка встречает человека, на которого у нее не поднимается рука, и вот тут становится уныло. Нам предлагают посочувствовать кому-то из них («Ты убил мою подругу»), кажется, всерьёз. Если вы действительно хотите серьёзности, автор, то 6 миллиардов жертв – это то, с чего придется начать, и эта цифра напрочь лишает жалости. Если же вы хотите, чтобы эти 6 миллиардов по-прежнему воспринимали как чёрный юмор и фарс (как «тот первый миллион»), не надо давить слезу. А идею «исполнение заветного желания не приносит радости» можно реализовать и с меньшими жертвами.

Тема формально присутствует.

В общем — слабо.

Оценка: 3
–  [  1  ]  +

Андрей Таран «Лекарство от чумы»

Frontier, 19 июля 2011 г. 05:20

Итак, приступим. Рассказ о чуме, с примесью пафоса и чернухи, написан связно, но инфантильно.

Несостоятельна здесь вся «матчасть». Рассказ, конечно, писался для идеи. Ну хорошо, идея. Потенциально интересная, с поворотом — но поставленная в дешевых декорациях.

Первое же, что царапнуло (хотя и мелочь, но в коротеньком рассказе ничто не должно царапать) – несоответствие масштабов. По первым абзацам казалось, что это развитый город- порт (не городишко там какой), мэр у них есть, и вдруг – на всех единственный лекарь.

Второе (уже существенно) — искусственные диалоги и недостоверные герои. «Что происходит, почему ты ничего не делаешь?» – истерит мэр, «бегая по кабинету». Театрально, беспомощно истерит. О нет, совсем не так мэр города станет требовать действий от единственного компетентного лица. Далее, магистры герою «не поверили». Вот просто не поверили. И никто, ни один учёный человек не задумался и не проверил, а почему лекарь жив-здоров уже пятый день подряд (кстати, вот так вот стоять пять дней и кричать «почему вы мне не верите?» — это тоже достаточно бредово).

Третье и главное – неубедителен сам герой. «Единственный в городе лекарь» пассивен и ведет себя, как подмастерья – лишь честно выполняет свою работу, и всё ждет от кого-то распоряжений. Даже имея на руках рецепт панацеи, он продолжает надеяться «на кого-то», несет весть в столицу вместо того, чтобы на скорую руку наладить производство лекарства. Затем, получив от ворот поворот, совсем теряется и бредет бесцельно, по-прежнему ничего не пытаясь предпринять самостоятельно.

Уместнее было бы сделать его подростком. Мастер послал со склянкой в столицу, там мальчишке не поверили, он отчаялся, и т.д. до конца. Как он нашел сверстницу и ее мать, решил помочь... Рассказ, кстати, сразу стал бы пронзительным, эффектным, и более правдивым. Нелогичные действия героя и окружения (а на самом деле – неумение автора достоверно описать) получили бы объяснение и не мозолили глаза, позволяя сфокусироваться на главной идее (которая просила лучшего воплощения).

Тема (про «резкую смену») всплывает и в начале рассказа, и в конце – на мой взгляд, оба раза удачно.

Но в целом – ниже среднего. Простите, автор.

Оценка: 3
–  [  16  ]  +

Дмитрий Колодан «Время Бармаглота»

Frontier, 9 июля 2011 г. 18:16

Вещь на удивление понравилась, поэтому хочется ее поразбирать.

Для начала, об «Алисе», т.е. о выбранном антураже. Мне выбор понятен. Если рассматривать «Алису» как книгу о взрослении, точнее, о том, как ребенок воспринимает взрослый мир (а мир этот абсурден) – становится видно, что книга Колодана наследует эту идею и своеобразно развивает. Можно сказать, это — книга о том, как наш современник воспринимает наше время. Но «Алиса» – вещь на все времена, а «Время Бармаглота» – повесть сегодняшнего дня. Она _больше_ для своего поколения, чем для человечества.

Герой книги, Джек – наш современник, родился и вырос в мире, который считал нормальным – но оказался в новом мире, ненормальном и даже чудовищном – в котором теперь вынужден жить. Что мы видим в этом мире? Освобожденное от гнета «ужасного Бармаглота», Зазеркалье что-то не выглядит радостным – там, где ходит Джек, видна неустроенность и даже запустение. Здесь живут (плохо) и работают несчастные селениты, которые однажды рухнули с небес на землю, ибо до того жили, оказывается, на Луне. Искалеченные падением, они ноют об утраченной родине. Типаж узнаваемый, даже знакомый.

А как дела организуются в этом мире? Отличный пример – то, как Ван-Белл собирается в экспедицию (самое главное — ведь собрался). Исчерпывающий образ.

Все это вольно или невольно вызывает ассоциации не отвлеченные, а очень конкретные.

Смотреть под таким углом интересно, но это, конечно же, не единственный вариант, а только один из. Вся книга построена по «принципу калейдоскопа». Каждая сцена – это отшлифованное стеклышко, самостоятельное. Вместе они складываются в узор. Можно посмотреть, какая картинка из стеклышек сложилась, а потом повернуть и посмотреть иначе. Задумка хорошая, калейдоскоп вертеть интересно. Кое-какие ходы автор подсказывает и проговаривает, другие можно рассматривать самостоятельно.

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
вот, ситуация с Плотником: «вычитаниями» Плотник, конечно, оттягивал грядущую абсолютную пустоту — и сам же приближал ее, создавая человека-устрицу, пустого из пустых.

Но, к сожалению, с калейдоскопом что-то не так — в него закралась кривизна, и складывающимся узорам недостает симметричности, ясности. Их можно только смутно угадывать. Поэтому, собственно, читатели не видят никаких узоров, а вещь нравится тем, кто любит разглядывать стеклышки.

Книга написана хорошим языком. Хотя в целом подзатянута (особенно это чувствуется после первого разговора с Бармаглотом). Автор работал над образами, тщательно выверял отвратность Бармаглота (отличный персонаж) или деятельности Плотника, но местами все же перегнул, или недотянул? — сфальшивил, короче – эти разложенные по столу жертвы идут мимо сознания. Вот птица вместо песенки пришлась кстати. А расчлененка там, где ее уже ожидаешь (ответ Плотника, второй разговор с Бармаглотом) не играет.

Органично вписались отсылки к Кэрролу. Абсурд сделан со вкусом и по большей части мне нравился. Книга хороша мелочами. Как Джек с Беллом пошли по барам, например. Хороши и отдельные фразы, с учетом двусмысленности: «В пивных барах устрицы часто выглядят лучше, чем они есть на самом деле» – отлично. И таких много. Изредка встречались и корявости. «По правде говоря, он не получил ответа ни на один из своих вопросов, а те на которые получил — не задавал.» – даже читать тяжело. Это не завиток, а загогулина. Попадались моменты, сделанные неуклюже. Мне не по вкусу были конкретные отсылки к современной музыке, выглядели как-то чужеродно. Момент «воспоминание о дискотеке» тоже показался слабым, диссонирующим с остальным текстом.

При очередном повороте калейдоскопа (в последней трети книги) можно заметить аналогии с фильмом «Останься» Марка Форстера, и рассмотреть всю книгу в этом ключе. Но если в фильме странности имели корни в реальном мире, то Колодан, моделируя очень похожую ситуацию, идет дальше и задается вопросом (прямо по тексту): а вдруг наоборот? Если первичны странности, и они-то и создают, подтасовывают себе ложные воспоминания? И впрямь, кто ж может поручится...

При всем при этом, главный минус — у книги нет стержня. Рассыпаются эти осколки. Подбор стеклышек в калейдоскопе интересный, но неправильный, хотя я сходу не могу сказать, что было лишним или чего не хватило. Наверное, не хватило автору опыта, чтобы собрать (пользуюсь его аналогией), «птицу из птиц и из птиц». Отдельности хороши, но целостного, живого произведения из них не получилось. Нет цельности, и вещь рассыпается. Я говорю не о вымышленном мире (он таков, как есть), а о художественном произведении, о книге. Она не производит эффект, не оглушает, не очищает – просто местами нравится, местами дает повод задуматься, ну и кому-то может оказаться близкой к сердцу.

Мне кажется, близкой книгу делает это ощущение потерянности в безумном, неожиданно нагрянувшем мире (который невозможно принять разумом), характерное для нашего времени. Вокруг – бред, кошмар, но это же жизнь! И вот, устав ходить кругами и стоя перед распахнувшейся, почти желанной пустотой, герой (молодой еще человек) ищет для себя хоть какие-то причины продолжать жизнь, хотя «в ней нет никакого смысла».

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
В итоге, свою причину он находит.

Тема далеко не нова, конечно, но для каждого поколения она звучит животрепещуще.

В концовке при желании тоже можно заметить перекличку с «Останься» (в книге ситуация обратная).

------------

Вообще же, книга будит воображение, наводит на размышления и ассоциации. Ну, и много души в нее вложено, тоже видно.

За творчеством автора постараюсь следить. Интересно, как будет развиваться этот «калейдоскопический» подход, и какой будет вещь с точно подогнанными стеклышками. И еще хочется посмотреть, что Колодан напишет, обращаясь не к мучительному «сегодня», а к вечности.

Оценка: 7
⇑ Наверх