Рецензии


Вы здесь: Авторские колонки FantLab.ru > Рубрика «Рецензии» облако тэгов
Поиск статьи в этом блоге:
   расширенный поиск »

  

Рецензии


Внимание!

Данная рубрика — это не лента всех-всех-всех рецензий, опубликованных на Фантлабе. Мы отбираем только лучшие из рецензий для публикации здесь. Если вы хотите писать в данную рубрику, обратитесь к модераторам.

Помните, что Ваш критический текст должен соответствовать минимальным требованиям данной рубрики:

  1. объём не менее 2000 символов без пробелов

  2. в тексте должен быть анализ, а не только пересказ сюжета и личное мнение нравится/не нравится

  3. рецензия должна быть грамотно написана хорошим русским языком

  4. при оформлении рецензии обязательно должна быть обложка издания и ссылка на нашу базу (можно по клику на обложке)
Модераторы рубрики оставляют за собой право отказать в появлении в рубрике той или иной рецензии с объяснением причин отказа.

Модераторы рубрики: Славич, kkk72, Dark Andrew, Aleks_MacLeod, sham, volga

Авторы рубрики: tencheg, Smooke, sham, Dragn, armitura, kkk72, Dark Andrew, Pickman, fox_mulder, Нопэрапон, Vladimir Puziy, Aleks_MacLeod, drogozin, shickarev, glupec, rusty_cat, Ruddy, Optimus, CaptainNemo, Petro Gulak, febeerovez, Lartis, cat_ruadh, Вареный, terrry, Metternix, TOD, Warlock9000, Kiplas, NataBold, gelespa, iwan-san, angels_chinese, lith_oops, Barros, gleb_chichikov, Green_Bear, Apiarist, С.Соболев, geralt9999, FixedGrin, Croaker, beskarss78, Jacquemard, Энкиду, kangar, Alisanna, senoid, Сноу, Синяя мышь, DeadPool, v_mashkovsky, discoursf, imon, Shean, DN, WiNchiK, Кечуа, Мэлькор, Saneshka, kim the alien, ergostasio, swordenferz, Pouce, tortuga, primorec, dovlatov, vvladimirsky, ntkj666, stogsena, atgrin, Коварный Котэ, isaev, lady-maika, Anahitta, Russell D. Jones, Verveine, Артем Ляхович, Finefleur, imra, BardK, Samiramay, demetriy120291, darklot, пан Туман, Nexus, evridik, Evil Writer, osipdark, nespyaschiiyojik, The_Matrixx, Клован, Кел-кор, doloew, PiterGirl, Алекс Громов, vrochek



Страницы: [1] 2  3  4  5  6  7  8  9 ... 203  204  205

Статья написана вчера в 14:15
Размещена также в авторской колонке NataBold

*Рецензия написана в рамках конкурса Бесконечная история

Я этот роман помню еще по СИ. Что тогда, что сейчас он вызывает у меня стойкие ассоциации с Бесконечной войной Холдемана и Стальной крысой Гаррисона. Антураж первого и характер — второго. Как и Скользкий Джим Гаррисона, это несомненный Марти Сью с феноменальными способностями и невероятной удачей. Спасает его от читательского "фи" только невероятное же обаяние. Образ бесспорно удался и вышел живым и симпатичным. Плюс, несмотря на все свои Марти-замашки, вроде общей хамоватости и неприятия авторитетов, он, в отличие от большинства подобных характеров, все же остается хорошим, по-настоящему хорошим, человеком.

Стрелок космической армады, он бросает все, когда его командира и лучшего друга внезапно переводят в другой сектор, на наземные операции. Спонтанное решение оборачивается целым рядом непредвиденных проблем. Лучший друг и наставник, с которым Агжей много лет делил одну каюту — совсем не тот, кем его привыкли считать, а для того, чтобы добраться до него и снова воевать плечом к плечу, нужно пройти через ад штрафбата.

Автор очень бережно следит за тем, чтобы не испортить героя, откровенно подыгрывая ему в начальных главах. Очень показательно добивание выживших в первой наземной операции. Повинуясь логике ситуации, герой готов уже и сам стать экзекутором, но автор аккуратно вынимает его из образовавшейся моральной "вилки" и подвергает наказанию, хоть и мучительному, но в данном случае — милосердному Глава о "спасении" Дьюпа еще углубляет эту же тему. Психологическое вытеснение, которое демонстрирует автор своим "хотя на самом деле все было не так" — закладывает один из основных конфликтов книги. Герой по-прежнему находится в той самой вилке, снова и снова пытаясь решить для себя, когда и ради чего убивать можно. Что плохо, этот конфликт до конца не решен. Хуже того, развязка нивелирует и ставит под сомнение его ценность. Он убивал из чувства мести, мучаясь потерей? Охотно верю, привязанность к Дьюпу, его постоянное присутствие в романе в качестве активного персонажа даже при том, что физически Дьюп исчез, прописывает и обосновывает такую реакцию от и до.

скрытый текст (кликните по нему, чтобы увидеть)

Но узнав, что его с очень трезвым расчетом всего лишь разыграли втемную, герой особо не мучается и без долгих метаний раскрывает объятия новоявленному родственничку. Сколько там народу без суда и следствия казнил Агжей, считая, что лучший друг и наставник мертв?
Финальная развязка с чрезвычайно легким примирением с новыми обстоятельствами начисто перечеркивает все предыдущие моральные терзания героя. А ведь "правильность" Агжея — тот стержень, на котором держится и герой, и вся книга.

Когда автор вдруг вынимает этот стержень не остается ничего. От слова "вообще". У Агжея нет собственных целей.  Свою эпопею он начинает из желания найти дорогого человека, доказать ему что-то. Но очень скоро лишившись этого ориентира, дальше он скорее плывет по течению, не задумываясь особо о том, что с ним происходит. Я понимаю, "дурак", и тут сложно требовать что-то с героя. Но можно было бы спросить с автора. Автор никак не наказывает героя за его бездумность. Наоборот, герой был и остается везунчиком. Как результат внутреннее напряжение очень скоро падает. Внешне происходят разные события, но неразрешимых, интересных внутренних конфликтов нет, либо автор ловко уводит героя от осознанного выбора, сводя ситуацию к "либо мы, либо нас". И в то же время в тексте романа несколько раз прослеживается мысль, что это "мы — нас" условно, и в этой войне нет однозначно правых, все хороши.

Так герой и приключается до финала без внятной внутренней позиции, и даже в финале какую-то цель и какой-то смысл он находит не сам. Их ему щедро дарят любимая женщина, своей волей решившая, что герою нужна полноформатная семья. И лучший друг, наставник, почти отец, заявляющий на последний протест героя против происходящего: умеешь воевать, воюй.  И правда, дурак. Космического масштаба.

В заключении можно отметить блестящую композицию, где почти каждая история имеет структуру самостоятельного рассказа, со своей завязкой, развитием действия и кульминацией, и где одновременно каждый рассказ встроен в структуру большой арки сюжета. Это отлично.

Однако очень грубой ошибкой выглядит смена фокала в паре заключительных глав. В выбранной манере повествования такой прием недопустим.

Читать роман на сайте Author.Today


Статья написана вчера в 07:30
Размещена также в авторской колонке evridik
     Продолжая извлекать из памяти Изданного За Последнее Десятилетие романы наших авторов, которые уже всем известны, а мне ещё нет, я наткнулась на роман Юлии Зонис и подумала, что знаю этого автора только по малой форме. «Щас исправимся!» – сказала я себе, и недолго думая исправилась, уложившись в какие-то 10 дней (читала вечерами после работы). События романа не то что промчались у меня перед глазами, они на крейсерской скорости пронеслись мимо моего неподготовленного ума и оставили такой отпечаток протектора, что я судорожно вспоминаю, читала ли я когда-нибудь что-нибудь столько же научное, мистическое, закрученное и русским языком написанное. Нет, кажется, не читала. «Инквизитор и нимфа» стали моим личным открытием этой весны.


     Аннотация: Конец третьего тысячелетия. Столетняя война с лемурийцами, потомками землян-колонистов, овладевшими секретами генетической пластичности, истощила Конфедерацию Земли, Марса, Венеры и миров Периферии. А где-то на горизонте еще маячат союзники лемурийцев — атланты, оцифровавшие сознание. Единственное, что пока спасает Конфедерацию от поражения, — Викторианский орден, объединение людей с телепатическими способностями.
Марк Салливан в свое время не пожелал вступить в орден — эмпату с низким R- и O-индексами там рассчитывать не на что. Но от миссии, предложенной главой внешней разведки викторианцев, не отказался. В космическом захолустье погиб отец Франческо, лицейский наставник Марка. Не исключено, что в деле замешан миссионер с Геода, одной из самых загадочных планет Периферии. Марку намекают, что, если удастся обвинить геодца в убийстве, у слабого эмпата есть шанс существенно развить свои способности и занять очень высокое положение в ордене...


     Аннотация щедро делится с читателем экспозицией, так что фантастикой роман можно смело обзывать и показывать пальцем. Но только ли это фантастика? Научные изыскания и обоснования радуют душу тяготеющего к крепкой фантастике читателя, а временный мистицизм необъяснимого – ум гуманитария. Только гуманитарию здесь особо ничего не светит: Зонис раскрывает все источники, находит все причины, чтобы сюжет оказался завязан и в конце раскрыт в полной мере. Может, более внимательный читатель и найдёт какие-то микроскопические провесы, но на фоне вопросов, поставленных таким образом, что от романа не оторвёшься, они выглядят незначительными.
    Роман щедро сдобрен ксено-элементами (атомная первая часть), разбавлен любовной трагедией (сахарная вторая) и заякорён чёткими причинно-следственными связями одних событий с другими. Огромный пласт истории будущего показан читателю, чтобы он осознал всю масштабность истории, и в этой истории пытаются рваться навстречу спасению крайне противоречивые персонажи. Их нельзя назвать Капитанами Америка, и слава богу, ведь от кого бы тогда читатель приходил в сперва восторг, потом ужас, следом уныние, а затем опять восторг? Капитаны Америка такие чувства порождать не умеют, они прямолинейны, а герои Зонис как пластилин, и тем хороши. Их невозможно раскрыть за пару страниц, надо прочесть роман от и до, чтобы понять, кто такой Марк Салливан, что из себя представляет Лаура Медичи, а что или кто есть Ван Драавен, звезда первой части романа.
      Сюжет «Инквизитора и нимфы» выстроен на фантастике космоса, на покорении дальних рубежей, столкновении с иными разумами. Всё это подаётся в своё время и в нужных количествах, так что ощущения перегруженности блоками информации не возникает. Вот тут у нас переживания героя, тут – немного истории открытия межпланетных тоннелей, а тут вот сразу – открытие, приводящее к очередному пониманию сюжетного завитка. Всё очень туго скручено, из прошлого героев протянуты ниточки в их настоящее, читатель заинтригован одновременно минувшим и грядущим, так как Зонис определённо умеет рассказывать. В этой космической составляющей есть все плюсы лучшей зарубежной фантастики, и, честно признаюсь, я временами забывала, за чьим авторством читаю роман.
     Несмотря на то, что я хочу причислить «Инквизитора и нимфу» к НФ жанру, я не могу совсем исключить лёгкую ноту чертовщинки, которая венчает что первую, что вторую части и придаёт научным открытиям оттенок мистики. Конечно, в итоге всё пояснено, но через что прошёл наш герой Марк Салливан, чем оказался якобы миссионер Ван Драавен, иномирянин – это настолько на грани фантастики и вымысла, что поневоле вспоминается Булгаков и почему-то Гоголь.
      Раскрытые герои, масштабные миры, вопросы, на которые найдены ответы – всё это даёт мне право считать «Инквизитора и нимфу» эпопеей, умещённой в скромные 300 страниц, и рассчитывать на продолжение, не уступающее по красочности данному произведению. Математически я всё хотела сложить поименованных в названии персонажей, чтобы получить два, но биология всё время давала один, и это отличный ход, решила я, дочитывая и анализируя роман, отличный ход, Зонис.
9/10


Файлы: 63086.jpg (50 Кб)
Статья написана 23 марта 08:59
Размещена также в авторской колонке vvladimirsky

Редко так бывает: отличная книга от абсолютно незнакомого автора. Вот с Беннетом мне определенно повезло. Искренне надеюсь, что продолжение напечатают — и оно окажется не хуже первой книги.

И скажите теперь только, что я не люблю фэнтези! 8-)

Фридрих Ницше, Чайна Мьевиль и Сальвадор Дали: интриги, скандалы, расследования


Роберт Джексон Беннет. Город Лестниц: Роман. / Robert Jackson Bennett. City of Stairs, 2014. Пер. с англ. Марины Осиповой. — М.: АСТ, 2017. — 560 с. — (Мастера фэнтези). 2500 экз. — ISBN 978-5-17-089272-3.

Фэнтези без богоборчества как Арбат без матрешек: вроде все на месте, а чего-то не хватает. В хорошей, годной фэнтези герои просто обязаны бросить вызов предначертанию, показать кукиш небесам. Роберт Джексон Беннет отрабатывает эту сюжетную схему по полной: богов в его «Городе Лестниц» режут прямо на улице, при большом скоплении народа, пером под ребро. Кажется, весь этот роман вырос из одной фразы Фридриха Ницше — правда, едва ли не самой цитируемой из всего его философского наследия: «Бог мертв: но такова природа людей, что ещё тысячелетиями, возможно, будут существовать пещеры, в которых показывают его тень. — И мы — мы должны победить ещё и его тень!».

Когда-то (в исторической перспективе совсем недавно, меньше ста лет назад) миром, где разворачивается действие этой книги, безраздельно правили обитатели Континента. Вывозили с далеких островов невосполнимые природные ресурсы, обращали непокорных в рабство, драли с соседей три шкуры, не задумываясь о последствиях. Сверхдержавой Континент сделали боги, которые любили являться к пастве, творить чудеса и лично вершить расправу. Но однажды все изменилось: жители Сайпура, сильнее всего пострадавшего от, простите за выражение, колониального гнета, научились убивать бессмертных. И все перевернулось с ног на голову: боги умерли нехорошей смертью, рабы обрели свободу, инфраструктура, целиком построенная на чудесах, обрушилась с треском и грохотом, а крошечный Сайпур оккупировал огромный дезорганизованный Континент.

Все эти события эпического масштаба, впрочем, произошли задолго до начала действия романа. Со времен оккупации минули десятилетия, но в Мирграде, Городе Лестниц, бывшей столице Континента, по-прежнему неспокойно. Убит профессор Ефрем Панъюй, создатель новой исторической школы Сайпура, без малого гений, ученый, который мечтал изменить отношение соотечественников к завоеванной стране. То ли грубое вторжение чужаков в область сакрального довело до ручки ревнителей старины, то ли дотошный исследователь действительно докопался до чего-то такого, до чего докапываться не стоило: меньше знаешь — крепче спишь. Для расследования инцидента в город прибывает Шара Комайд, лучшая ученица Ефрема, историк, большой знаток полузабытых ритуалов и утраченных магических практик, а по совместительству — опытный агент спецслужб. Ну и наследница одного из самых славных родов Сайпура — этот факт еще сыграет свою роль в повествовании. Ее расследование приведет к глобальным политическим переменам, а сама Шара невольно повторит подвиг далекого предка. Прошлое отбрасывает густую тень на события настоящего, а история двух народов куда сложнее, чем в школьном курсе, одобренном местным Министерством образования...

На страницах этой книги Роберт Беннет по большей части соблюдает конвенции, принятые в фэнтези, но на самом деле с «классикой жанра» «Город Лестниц» соотносится примерно так же, как психоделический «Убик» Филипа Дика — с наивной НФ «золотого века» американской фантастики. Сам автор предпочитает определение «speculative fiction» — в неточном переводе то ли «спекулятивная», то ли «умозрительная литература». Разумеется, критики сравнивают Беннета с «новыми странными», Чайной Мьевилем, Джеффом Вандермеером и тэдэ — для автора, который настолько сам по себе, вне категорий и рубрикаций, что дух захватывает, это неизбежно. «Город Лестниц» удивительная книга: начинается как детективный роман-фэнтези, постепенно набирает силу философской притчи, перерастает в историю о столкновении и взаимопроникновении культур — но при этом не теряет ни детективной интриги, ни эпического размаха. Герои, каждый со своим характером, своим норовом и комплектом скелетов в шкафу, прямо-таки фонтанируют обаянием, а фантасмагорические панорамы Мирграда свели бы с ума Сальвадора Дали. Никакой высокопарности и розовых соплей: сакральное тут обсуждают преимущественно в разговорном стиле, ловко жонглируя в непринужденной беседе сложными абстрактными понятиями — хотя, как показывает автор в эпиграфах, сменить регистр и нагнать пафоса ему раз плюнуть. Наконец, еще одна козырная карта Беннета — самоирония: «Какая продуктивная у нас была встреча! Тайны, интриги, расследования! Историко-культурные реминисценции!»... Короче говоря, здесь есть все то, чего никак не ждешь от писателя, о котором первый раз слышишь. Роберт Джексон Беннет далек от звездного статуса, а «Город Лестниц» не удостоился ни одной из крупных литературных наград — другим романам писателя в этом смысле повезло больше. На русский язык ни одно его произведение до сих пор не переводилось: для российского читателя это настоящая темная лошадка, мистер Икс, tabula rasa. А вот гляди-ка: с первого залпа — в яблочко! Какие только чудеса ни случаются в подлунном мире...

Неизвестно правда, насколько этой меткостью автор обязан двум отечественным писательницам, переводчику Марине Осиповой (более известной под псевдонимом Ксения Медведевич) и редактору Наталии Осояну. Но этот вопрос мы оставим любителям конспирологических штудий и полиглотам со стажем.


Источник:

Онлайн-журнал "Питерbook", сайт Петербургской книжной ярмарки ДК им. Крупской, 27.01.2017

Предыдущие рецензии в колонке:

(ссылки на рецензии кроме трех последних убраны под кат)

— на книгу Кэтрин Валенте «Сказки сироты. Города монет и пряностей»

— на книгу Майкла Суэнвика «Полет феникса»

— на книги Александра Етоева «Порох непромокаемый. Сказки города Питера» и «Территория книгоедства»




Статья написана 23 марта 06:15
Размещена также в авторской колонке atgrin

Филип Дик. Солнечная лотерея

Очень диковский дебют

Уже первый роман «великого и ужасно поехавшего» Дика восхищает неудержимой фантазией, неиссякаемым изобретательством и большой плотностью событий на квадратную площадь текста. Несмотря на то, что сама по себе книга по величине не особенно большая (менее двух сотен страниц), вместилось в неё преогромное количество самых разнообразных вещей.

Меня всегда поражало, насколько гармонично Филип Дик умел сплетать воедино в своих произведениях самый низкопробный pulp (там и здесь разбросаны внешние атрибуты-маркеры крутых детективов, сай-фай боевиков, гуманитарной жвачки а ля «сам себе психолог за пять минут») с глубокими философскими идеями, размышлять на тему которых не то, что далеко не каждому будет интересно, но и вообще не всем дано. «Солнечная лотерея» – яркий пример такого романа. Дебютный, но уже очень диковский.




Статья написана 22 марта 23:30
Размещена также в авторской колонке Evil Writer

Джон Барт "Химера"

В тот самый момент когда, кажется, что литература исчерпала себя, обязательно найдется книга, что перевернет ваше сознание. К несчастью русского читателя, самые главные, самые самобытные и уникальные романы Запада до нас доходят с огромным опозданием. Всяческие массовые фэнтези, НФ, детективы и прочая поп-литература будет пусть не в счет. Я говорю о том, что разбивает разум читателя на осколки и заставляет собирать его по паззлам. Таких книг к вящему сожалению много и не все они доступны на данный момент для нашего читателя.

На скромный взгляд рецензента, постмодернистская литература до нас доходит семимильными шагами и проза Джона Барта здесь не исключение. Я, конечно, не говорю о таких идолах как Томас Пинчон или там Дон Деллило. И в ряд с ними встают имена не меньшей значимости: Бартелми (70% переводов на наш язык), Уильям Гэддис (ни одного), Дэвид Фостер Уоллес (ни одного, готовится выход ключевого романа на русском языке). И все они значимы. А еще Хеллер, Кувер, Перек, Остер, – а это все только малое культурное влияние жанра постмодернизма.

Джон Барт во многом является классиком интеллектуальной стороны постмодерна. Признан, велик, имя его ставится в один ряд со школой черного юмора как Воннегут и Хеллер. Впрочем, как и Воннегуту, Барту не была чужда фантастика в обширном смысле этого слова. Но изданные на русском романы «Конец пути» и «Плавучая опера» к фантастике отношения не имели.

Отношения «Химеры» и высокой литературы непростые. Перед нами не просто роман, а закрученная как спираль прямая с множеством узелком, пометок, а то и разрывами в пространственно-временной связи произведения. Читать «Химеру» без знания материала древнегреческих мифов и сказок Шахерезады, это то же самое, что пытаться применить математическую формулу без понимания куда подставлять значения – занятие безнадежное. Для начала надо приготовиться. Ничего просто и прямого в книге нет. Для начала сюжет. Три повести склеенные между собой сначала вызывают много вопросов. «Дуньязадиада», «Персеида», «Беллерофониада» – это один роман и сие стоит запомнить. Удивительно то, как автор их склеивает, используя элемент метапрозы, чем и шокирует, когда сталкиваешься с перекликанием сюжета. Но это лишь крохотная часть фишек романа, и в ней можно запутаться.

В принципе каждая часть это продолжения жизни знакомых героев мифов и сказок, после занавеса произведений. При этом каждая история снабжена своими исключительными находками и интеллектуальными играми. Так по всему тексту разбросаны лингвистические шутки, числа Фибоначчи, сложными формулами и просто диким-диким уровнем аллегорий, аллюзий, скрытых цитат, отсылок и просто огромного количества пасхалок – что мне сразу напомнило произведения другого постмодерниста – Томаса Пинчона. Культурный багаж писателя Барта неизмеримо огромен. И не странно, что «Химера» так легко соотносится с любимыми произведениями автора как «Сказки тысячи и одной ночи», плюс «Океан Сказаний» Сомадевы.

По существу перед читателем выражаясь клише: мифологическое фэнтези. Но Барт никакое не фэнтези, а настоящая интеллектуальная литература. Все его истории закручены настолько лихо, что вскоре кружится голова. И роман не зря носит своё название, он как заядлый зверь Химера спаян из кусков, сшит из частей из разных животных. Но только читателю придется самому расчленить весь текст, собрать его по кусочкам в то, чем он должен быть.

Рекомендовать «Химеру к прочтению всякому – было бы безумием. Несмотря на все заимствования и некоторую фэнтезийность, это, прежде всего сложная, наполненная необычным сюжетом, головоломками и недетским содержанием книга. Древнегреческие герои ругаются, много говорят о сексе, вспоминают всякие жестокости и прочие страсти. Арабская линия практически аналогична. Но написано все великолепным и четким языком. Стилистика Барта выдержана в близкой к Набокову манере письма. Настолько она витиевата и красива, мощна и поэтична – врезается в память и остается там. Читать Барта это истинное удовольствие для тех, кто обожает максимальную литературность, уникальные лингвистические приёмы, сложные системы из семиотических значений.

И да, Бартелми – уже упомянутый постмодернист времён самого Барта – будучи преподавателем Хьюстонского университета включал «Химеру» в список чтения для студентов. Довольно необычный, но в тоже время интересный способ прививания новых форм и значений молодому поколению.

Вердикт: о Барте и его книге можно говорить долго, размышлять, расфасовывать, складывать на свой лад. Чтобы найти свою истину, книгу нужно прочитать и прочувствовать. Приятного чтения всякому, кто со смелостью решит отыскать все ключи к повествованию.


Страницы: [1] 2  3  4  5  6  7  8  9 ... 203  204  205




  Подписка

RSS-подписка на авторскую колонку


Количество подписчиков: 670