Рецензии на фантастические ...


Вы здесь: Авторские колонки FantLab.ru > Рубрика «Рецензии на фантастические книги» облако тэгов
Поиск статьи в этом блоге:
   расширенный поиск »

  

Рецензии на фантастические книги


Внимание!

Данная рубрика — это не лента всех-всех-всех рецензий, опубликованных на Фантлабе. Мы отбираем только лучшие из рецензий для публикации здесь. Если вы хотите писать в данную рубрику, обратитесь к модераторам.

Помните, что Ваш критический текст должен соответствовать минимальным требованиям данной рубрики:

  1. рецензия должна быть на профильное (фантастическое) произведение,

  2. объём не менее 2000 символов без пробелов,

  3. в тексте должен быть анализ, а не только пересказ сюжета и личное мнение нравится/не нравится (это должна быть рецензия, а не отзыв),

  4. рецензия должна быть грамотно написана хорошим русским языком,

  5. при оформлении рецензии обязательно должна быть обложка издания и ссылка на нашу базу (можно по клику на обложке)

Классическая рецензия включает следующие важные пункты:

    1) Краткие библиографические сведения о книге;

    2) Смысл названия книги;

    3) Краткая информация о содержании и о сюжете;

    4) Критическая оценка произведения по филологическим параметрам, таким как: особенности сюжета и композиции; индивидуальный язык и стиль писателя, др.;

    5) Основной посыл рецензии (оценка книги по внефилологическим, общественно значимым параметрам, к примеру — актуальность, достоверность, историчность и т. д.; увязывание частных проблем с общекультурными);

    6) Определение места рецензируемого произведения в общем литературном ряду (в ближайшей жанровой подгруппе, и т. д.).

Три кита, на которых стоит рецензия: о чем, как, для кого. Она информирует, она оценивает, она вводит отдельный текст в контекст общества в целом.

Модераторы рубрики оставляют за собой право отказать в появлении в рубрике той или иной рецензии с объяснением причин отказа.

Модераторы рубрики: Aleks_MacLeod

Авторы рубрики: Viktor_Rodon, Gourmand, be_nt_all, St_Kathe, Нариман, tencheg, Smooke, sham, Dragn, armitura, kkk72, Dark Andrew, Pickman, fox_mulder, Нопэрапон, Vladimir Puziy, Aleks_MacLeod, drogozin, shickarev, glupec, rusty_cat, Optimus, CaptainNemo, Petro Gulak, febeerovez, Lartis, cat_ruadh, Вареный, terrry, Metternix, TOD, Warlock9000, Kiplas, NataBold, gelespa, iwan-san, angels_chinese, lith_oops, Barros, gleb_chichikov, Green_Bear, Apiarist, С.Соболев, geralt9999, FixedGrin, Croaker, beskarss78, Jacquemard, Энкиду, kangar, Alisanna, senoid, Сноу, Синяя мышь, DeadPool, v_mashkovsky, discoursf, imon, Shean, DN, WiNchiK, Кечуа, Мэлькор, Saneshka, kim the alien, ergostasio, swordenferz, Pouce, tortuga, primorec, dovlatov, vvladimirsky, ntkj666, stogsena, atgrin, Коварный Котэ, isaev, lady-maika, Anahitta, Russell D. Jones, Verveine, Артем Ляхович, Finefleur, imra, BardK, Samiramay, demetriy120291, darklot, пан Туман, Nexus, evridik, Evil Writer, osipdark, nespyaschiiyojik, The_Matrixx, Клован, Кел-кор, doloew, PiterGirl, Алекс Громов, vrochek, amlobin, ДмитрийВладимиро, Haik, danihnoff, Igor_k, kerigma, ХельгиИнгварссон, Толкователь, astashonok, sergu, Lilit_Fon_Sirius, Олег Игоревич, Виктор Red, Грешник, Лилия в шоколаде, Phelan, jacob.burns, creator, leola, ami568, jelounov, OldKot, 240580, Календула, dramaturg-g, Анна Гурова, Deliann, klf2012, kirborisov, tiwerz, holodny_writer, Nikonorov, volodihin, =Д=Евгений, А. Н. И. Петров, Valentin_86, kvadratic, Farit, Alexey Zyryanoff, Zangezi, MadRIB, BroonCard, Paul Atreides, Angvat, smith.each, Evgenii2019, mif1959, SergeyProjektPo, NIKItoS1989, Frd981, neo smile, cheri_72, artem-sailer, AnnaK2401, intuicia, Vadimnet, Злобный Мышалет, mr_logika, bydloman, Double Black, georgkorg



Страницы: [1] 2  3  4  5  6  7  8  9 ... 432  433  434

Статья написана 21 мая 19:52

Юность гения, или Неожиданный Цезарь

imperator-vrata-rima

Юный Гай из древнего патрицианского рода Юлиев занимался тем же чем и все мальчишки восьми лет от роду. Проказничал, дрался, исследовал мир. До того времени, пока не пришло время серьезного обучения. А за ним первого и кровавого столкновения со взрослой жизнью.

Столкновения, после которого молодой Гай Юлий оказался брошен в бурные воды политической и экономической жизни Рима, стоящего на пороге гражданской войны. Без опыта, с минимумом знаний, почти без союзников, всего с парой надежных людей. Но быть может не зря наставник видел в нем упорного человека, способного многого достичь?


Историческая беллетристика занимает важное место среди чтения подрастающего поколения. Рассказы о воителях, правителях и героях седых времен древности, причем поданные не сухим языком летописей, а сочным слогом романа. С подробностями, будто раздобытыми авторами с помощью машины времени, и вольным, местами чересчур, обращением с фактами.

Англичанин Конн Иггульден — один из типичных представителей этой самой беллетристики в ее современном варианте, ориентированном на подростков. Его «Император» ярок, сочен, подробен и без проблем меняет мелкие исторические подробности, если это нужно автору для общего развития сюжета. А порой и просто так, потому что может (причем автор, судя по послесловию, вполне неплохо разбирается в настоящей римской истории).

То нам встречается упоминание империи, причем не в контексте власти магистратов — imperium, а в контексте государственного устройства, и это когда на дворе вовсю доцветает республика. То на дороге попадается старший (возможно высший?) магистрат всего с один ликтором (один единственный ликтор был положен лишь весталкам). Причем в его фасциях гордо торчит топор, хотя топор вкладывался в эти самые фасции лишь за пределами города. То родство Цезаря с Гаем Марием заявляется через мать, хотя оно шло через тетку, которой в романе нет вообще, как и сестер Гая. То легионы поголовно и вовсю пользуются личными наименованиями, хотя эта практика в большинстве случаев пришла позднее. То живут Гай с родней не в городе, а в загородном поместье, да и смерть отца выглядит абсолютно иначе, чем в реальности. То "муж всех жен и жена всех мужей", как частенько величали Цезаря современники, сохраняет невинность аж до 14 годочков. То некоторые нюансы конфликта Суллы и Мария (а особенно его завершения) в варианте Иггульдена крайне далеки от реальности. То…




Статья написана 21 мая 13:54

Маргарита — это ведьма. Во-первых, имя. Оно, скажем так, нестандартное и восходит к древнегреческому “маргаритес” — жемчуг. Жемчужина — это такая штука, которую очень непросто достать. Она спрятана в раковине, на дне моря, надо приложить много усилий, чтобы раковину добыть, но вовсе не факт, что в ней окажется жемчужина. Но, уж если вы достали правильную раковину, ваши усилия вознаградятся сторицей.

А еще жемчуг ассоциируется с молодостью, красотой, чем-то редким и драгоценным. И имя Маргарита было одним из эпонимов Афродиты, богини любви. Настоящая любовь встречается, быть может, еще реже, чем настоящий жемчуг, и шанс встретить ее так же невысок, как шанс найти жемчужину. Без заботы, без человеческого тепла, без прикосновения к живой коже жемчуг умирает. Как любовь.

Во-вторых, и это на поверхности — Фауст. Те же Дьявол, Мастер и Маргарита. Являтся ли Воланд Дьяволом, или его ипостасью, очень непростой вопрос. Не претендуя на глубокие теологические изыскания о Добре и Зле, о Дьяволе и Б-ге, скажем, что Воланд, как нам кажется, является неким связующим звеном между истинным Творцом и человечеством. Назовите его аватарой Создателя или любым другим именем, это не изменит его сути. Он не творит зло, хотя судит и воздает по заслугам. Но воздает по заслугам во всех смыслах. И в плюс, и в минус.

В Евангелии от Матфея говорится “да воздастся каждому по делам его”. Ну а все Евангелия стоят на едином основании. “Барух даян эмет”. “Благословен, судья праведный”. В нашем понимании Воланд не ассоциируется с добром или злом, но с некой силой, которая регулирует наш мир, помогает ему двигаться определенным путем, а мы воспринимаем ее поступки, как добро или как зло.

В третьих, прослеживается явная ассоциация со схемой “Он и Она”. “Ромео и Джульетта” и многие другие произведения, в которых есть четко очерченный Он и не менее четкая Она. Однако, у Булгакова, есть вполне определенная, яркая Маргарита и некий Мастер. В названии самого Мастера нет. Он не ощущается, он безлик. В книге он, на самом деле, тоже не человек. Он — идея. Функция. Он — то, что пишет роман о Христе и Понтии Пилате, но о не личность в полном понимании этого слова. Когда роман дописан, безымянный мастер проваливается из своей жизни и из любви Маргариты в по своему уютный, удобный, ничего не требующий и безопасный мирок сумасшедшего дома. В каком-то смысле это уход от ответственности за судьбу романа, за Маргариту и за самого себя.

Маргарита оказывается одновременно Музой и ангелом-хранителем мастера, или, если хотите, тем существом, которое поддерживает огонь мастера, не давая ему угаснуть, пока существует цель, пока роман не дописан, пока в существовании мастера есть хоть какой-то смысл. Но забежим вперед. Роман Булгакова окончен вместе с поисками Маргариты. Ее мастер найден и кажется, что движущая Маргаритой сила, это не столько любовь, сколько инерция, жалость, сострадание, эмпатия. Оказывается, что цикл созидания окончен и в дальнейшем существовании мастера нет никакого смысла. Только подобный смерти покой.

Очень трудно поверить, что Маргарита останется возле мастера на протяжении обещанной ему вечности. Маргарита — это движение, жизнь, буря, а мастер после написания романа — это стагнация. Кенотаф наоборот. Тело без могилы. Пустая оболочка, лишенная настоящего, лишенная души. Мастер в конце романа — это только прошлое, к которому он сам уже потерял всякий интерес.

Любовь — это живая субстанция. Она не может жить без постоянной подпитки, без живого взаимодействия, без прикосновений, без тепла. Любовь не может держаться на том, что было в прошлом. Она, как цветок, жива, пока есть живые корни. Лиши ее почвы, она увянет.

У каждого из них, у мастера и у Маргариты есть своя вечность. Вечность мастера — его роман и обещанный ему Воландом покой. Вечность Маргариты — гроза, буря, движение, постоянное стремление вперед. Мастер в ее вечности — эпизод. Поэтому вопрос не в том, как будет существовать Маргарита с мастером там, куда послал их Воланд. В том лишь, сколько она там вытерпит. Все-таки, она ведьма. Прежде, когда ей становилось невмоготу, она выходила на улицу, и шла, куда глаза глядят, открывая новый мир. Так будет и на этот раз.

Слово “мастер” имеет много значений. Это не только специалист, но и учитель, наставник, тот, за кем следуют, повелитель. Поэтому настоящего Мастера, которого надо писать с большой буквы, зовут Воландом. И Маргарита уже принадлежит к его свите, даже если на данный момент этого не осознает. Но будет там телом и душой. Рано или поздно. Ибо настоящее ее место там.

© Земфира и Юрий Супоницкие.


Статья написана 20 мая 17:31

Пётр Воронин. Прыжок в послезавтра. – Новосибирск: Новосибирское книжное издательство, 1973. Обложка художника А.Д.Шурица.


Когда-то я писал о романе ленинградского фантаста Георгия Мартынова (1906-1983) «Гость из бездны» (1962), в котором советского дипломата Дмитрия Волгина, скончавшегося в Париже в 1953 г. укладывают для транспортировки на родину в герметичный свинцовый гроб, наполненный инертным газом. А наши потомки гроб находят и, благодаря такому удачному способу «консервирования», воскрешают героя аж через девятнадцать веков. Мартынов пользуется созданной им фантастической ситуацией не только для того, чтобы продемонстрировать величайшие достижения коммунистического общества далёкого будущего, но и показать неизбывную тоску человека, вырванного из своего времени, мучительно пытающегося найти своё место в грядущем…

О рефлексиях своего современника Павла Погодина, оказавшегося в будущем, рассказывал в повести «Странник и время» другой ленинградец, писатель Геннадий Гор (1907-1981). Любопытно, что эта повесть опубликована в том же 1962 году, что и роман Мартынова. Правда, у Гора герой находится в анабиозе всего лишь 300 лет, а одной из причин, по которой он оказался в состоянии «временной смерти», было не только желание поучаствовать в необычном эксперименте, но и стремление увидеться с женой Ольгой, отправившейся в длительный космический полёт. Больше всего меня в этом произведении поразило, что супруги Погодины, занимаясь удовлетворением своих научных и личных амбиций, безжалостно и навсегда бросают шестилетнего сынишку Колю. Жена отправляется в глубокий космос, муж в глубокий анабиоз, а их малыш – в детский дом… Коля будет расти без родителей, он никогда больше не увидит папу с мамой. Когда потомки спрашивают героя, как он мог пожертвовать своим мальчиком, Павел холодно отвечает: «Во-первых, я жертвовал не им, а прежде всего собой. Мой мальчик был окружён заботой». Честно говоря, мне даже читать дальше расхотелось…

С упомянутыми выше фантастическими работами двух питерских Геннадиев я ознакомился ещё в шестидесятые, а вот повесть новосибирца Петра Воронина (1924 — 1974) «Прыжок в послезавтра», вышедшая отдельным изданием в 1971 году и переизданная в 1973-м, попала мне в руки лишь через полсотни лет после первой публикации. Своеобразный анабиоз: эта книга как бы где-то спала, и вот, спустя десятки лет, открыла для меня свои страницы...

Пётр Воронин. Прыжок в послезавтра. – Новосибирск: Западно-Сибирское книжное издательство, 1970 г. (по факту вышла в феврале 1971 г.).


Советские писатели Пётр Воронин и Георгий Мартынов были участниками Великой Отечественной войны, фронтовиками являются и главные герои рассматриваемых произведений. Похожи и сюжеты. Не стану утверждать, что повесть Воронина – калька с романа Мартынова «Гость из бездны», но серьёзное сходство легко просматривается. Герой «Прыжка в послезавтра» инженер-строитель Валентин Селянин, как и Волгин в «Госте из бездны», оказывается в очень далёком коммунистическом будущем, предварительно замёрзнув в тундре. Потомки находят его в глыбе льда и, используя продвинутую медицину послезавтрашнего дня, успешно воскрешают. Далее начинается знакомство героя с жизнью в грядущем, успехами науки и грандиозными изменениями на коммунистической Земле, где «из каждых десяти человек девять занимаются научной работой».

Рисунок художника И.М. Малюкова к изданию 1970 года.


Селянин, как и Волгин из романа Мартынова, терзается сомнениями, нужен ли он новому миру… Ведь вокруг – «биологизированная» техника, практические нанотехнологии (только называются они по-другому) и космические лифты — ликосы. «Перемены восхищали Валентина, рождая гордость за человеческое всемогущество. Перемены пугали Валентина, потому что убеждали его в собственном ничтожестве». Но постепенно герой осваивается и обзаводится замечательными друзьями, ведь в прекрасном обществе грядущего все люди бесконечно добры и максимально отзывчивы. Автор даже устраивает герою, страдающему от неразделённой любви (в прошлой жизни его любимая женщина Ольга вышла замуж за другого) счастливую встречу с Элей, прапрапрапра…внучкой Ольги, невероятно на неё похожей. Похожей только внешне, но не характером: у Оли характер был скверный, а Эля – сущий ангел. Девушка из будущего немедленно влюбляется в Валентина и целомудренно лечит его душевные раны.

Титульный лист издания 1970 года.


Рядом с многоумными и талантливыми потомками Селянин чувствует своё интеллектуальное несовершенство (так было и с Волгиным в «Госте из бездны»), но выход есть – надо лишь пройти процедуру «экспресс-запоминания». Находит применение и военный опыт Селянина. Появление в опасной близости от Земли оранжевого шаровидного тела, не отвечающего на сигналы, приводит к гибели сотрудников космической научной станции «Артур-9» на одном из астероидов. Потомки, давно забывшие о врагах и войнах, вводят фронтовика Селянина в срочно созданный всепланетный Комитет защиты, и Валентин начинает по-настоящему ощущать свою важность, нужность и непосредственную причастность к делам и чаяниям человечества будущего…

Пётр Воронин. Прыжок в послезавтра. – Новосибирск: Новосибирское книжное издательство, 1973.


Персонажи в повести Петра Воронина «Прыжок в послезавтра», как и во многих других произведениях отечественной фантастики советского периода, малость картонные, сюжет вяловат, лучшее здесь, по обыкновению, осторожно борется с хорошим… Но надо сказать, что я читал эту повесть не без интереса. Это первое НФ-произведение Воронина, до этого он (кстати, достаточно опытный беллетрист, автор нескольких книг), в фантастике замечен не был. К сожалению, писатель слишком рано ушёл из жизни (опухоль мозга, как следствие фронтовой контузии и две тяжелейшие операции в 1961 и 1968 гг.), а ведь наверняка мог бы успешно продолжить свою работу в НФ-направлении. Возможно, мы потеряли в его лице достойного фантаста…

По тексту повести видно, что Воронин уверенно работает с фантастическим антуражем, основательно разбирается в научных аспектах затрагиваемых в повести проблем и хорошо знаком с «матчастью», то есть, с мировой и советской литературной фантастикой, доступной в те годы. В тексте есть отсылки к роману Герберта Уэллса «Когда спящий проснётся» (1899), упоминаются космические лифты, придуманные Константином Циолковским (знаменитый Артур Кларк напишет о них лишь в 1979 г. в романе «Фонтаны рая»), потомки используют для общения микростанции на мочках ушей – близкий аналог нынешних наушников и мобильной связи.

Рисунок художника И.М. Малюкова к изданию 1970 года.


В повести есть и другие любопытные моменты, например, описанное автором коллективное мышление, применяемое в чрезвычайных ситуациях, и уже упомянутые мною «экспресс-запоминание» и биологизированная техника. Интересно придуманное им распределение обитателей Земли по рангам: чем важнее научная идея человека, чем ценнее для планеты проект, над которым он работает, тем большим количеством энергии доверено ему распоряжаться. Например, существует звание «рабэн», то есть, распорядитель большой энергии. Соответственно, «расэн» – распорядитель средней энергии, а «рамэн» – распорядитель малой.

Рисунок художника И.М. Малюкова к изданию 1970 года.


Повесть Воронина «Прыжок в послезавтра» стала одной из ступенек на лестнице развития советской фантастики. Лестницы, оборвавшейся в бездну... И для автора, в связи с его безвременной кончиной, и в целом для советской фантастики, предрекавшей нам счастливое и светлое, но так и несбывшееся коммунистическое будущее… Тем не менее, позволю себе жизнерадостно закончить этот материал бодрыми словами из финала повести Петра Воронина: «Капсула просигналила зелёным глазком: «Всё в порядке». Валентин вздохнул. Он далеко не был уверен в себе самом и в своей судьбе. Однако он твёрдо понимал одно: за счастье надо бороться».


Статья написана 18 мая 01:42

Каждый месяц Алекс Громов рассказывает о 9 книгах

«Мунтадир посмотрел на нее.

— Так вот ради чего ты на это согласилась?

— Я согласи-илась, — протянула она слово с сарказмом, — потому что понимала, что не мытьем так катаньем меня заставят за тебя выйти. Я подумала, лучше уж я пойду на это добровольно и заодно вытрясу из твоего отца все приданое до последней монетки. И быть может, однажды уговорю тебя его свергнуть.

Пожалуй, это было не самое мудрое решение, но Нари все меньше и меньше волновало, что о ней думает новоиспеченный супруг.

Мунтадир вмиг побелел как полотно. Сглотнув, он допил остатки вина, после чего развернулся и пересек комнату. Открыв дверь, он на гезирийском обратился к кому-то за ее порогом. Нари мысленно отругала себя за несдержанность языка. Она могла чувствовать к Мунтадиру что угодно, но Гасан был решительно настроен поженить их, и если Нари испортит ему планы, король, несомненно, придумает для нее какое-нибудь страшное наказание.

— Что ты сделал? — спросила она, когда он вернулся, с нарастающей тревогой в голосе.

— Заказал тебе стакан этого странного цветочного чая.

Нари удивленно захлопала глазами.

— Это было вовсе не обязательно.

— Мне захотелось. — Он встретился с ней взглядом. — Потому что, жена, откровенно говоря, ты наводишь на меня страх, и я не прочь завоевать твое расположение».

Шеннон А. Чакраборти. Медное королевство

Восточное фэнтези – но не для Востока, а для Запада. Вторая книга трилогии о государстве джиннов и девочке Нари, которая долго жила на улицах Каира времен французского завоевания, промышляя то целительством, то мелким мошенничеством. А потом случайным образом произнесла заклинание, взбудоражившее весь тот мир, который даже на Востоке обычно существует только в сказках. Она оказалась отнюдь не человеческого рода, отсюда ее удивительные способности. Но и они не могут защитить Нари




Статья написана 16 мая 21:06

Вампирский апокалипсис

pererozhdenie

При попытке увеличить срок жизни и ускорить регенерацию организма гомо сапиенсы в очередной раз наломали дров. Породив чудовищ. Планету захлестнул смертельный вирус, убивающий массу людей, а остальных превращающий в обезумевших, агрессивных, жаждущих людской крови «прыгунов».

Привычному миру и цивилизации настал конец. Сохранилось лишь несколько колоний, где продолжалась относительно нормальная жизнь. Остальное население Земля превратилось в «вампиров», среди которых царят 13 самых первых монстров непредставимой силы.

Но у остатков человечества есть последняя надежда. Маленькая девочка Эми. Носитель улучшенной формы того же вируса, что разрушил цивилизацию и создал Дюжину. Вот только хватит ли этой надежды, чтобы не дать людской расе окончательно исчезнуть с лица Земли?


Вирусный зомби-апокалипсис весьма популярный и разнообразный поджанр фантастики. Кто то, как Андрей Круз и его многочисленные последователи рисуют живописные, но простенькие полотна о выживании. Кто-то пытается копать глыбже, показывая глобальную и щемящую картину борьбы с врагом, как тот же Макс Брукс в «Мировой войне Z». Кто-то смотрит, как может выглядеть наша цивилизация после конца, и к чему приведет совместное существование людей с нелюдьми. К примеру, Мира Грант , или Сергей Лукьяненко.

Профессор английской филологии техасского университета Райса Джастин Кронин в своем цикле совместил практически все эти аспекты поджанра, сделав, правда, акцент на постапокалиптическом житье человечества.

The Passage фактически состоит из трех неравнозначных по объему частей, каждую из которых можно было бы развернуть в полноценный роман.

Первая рассказывает о предыстории появления вируса. О мире, в котором зародилась операция «Ной». Он не сильно отличается от нашего, хотя по некоторым критериям жизнь тут похуже. Разгул терроризма, взрывы с кучами жертв, войны даже в тех местах, где у нас все спокойно, фактически уничтоженный Новый Орлеан, превратившийся из разрушенного ураганом города в огромный промышленный комплекс. В общем, налицо творческое развитие автором наших сегодняшних проблем и неурядиц. И вот на этом щедро унавоженном поле появляется некий загадочный хантавирус, способный серьезно улучшить человеческий организм. Потенциально.

Вторая часть романа кратенько описывает развитие эпидемии и гибель цивилизации. Это самый небольшой раздел книги, плюс процесс показан глазами людям находящимися далеко от эпицентра событий. Похоже, как раз гибель старого мира автора интересует слабо.

Плюс, как вскоре выясняется, весь предыдущий текст лишь затянувшаяся многосотстраничная экспозиция.

Но экспозиция крайне важная для дальнейшего развития событий, ведь в ней мы знакомимся с Дюжиной (с одним из них наиболее плотно) и Эми.




Страницы: [1] 2  3  4  5  6  7  8  9 ... 432  433  434




  Подписка

Количество подписчиков: 856

⇑ Наверх