Алиса Селезнева родила ...


  «Алиса Селезнева» родила девочку, но Кир Булычев узнал об этом из газеты

© Сергей Лишанский


Если спросить у сегодняшних девочек и мальчиков, кто автор увлекательных повестей и рассказов об Алисе Селезневой, без сомнения, все, как один, ответят: «Кир Булычев!» А вот назвать его по отчеству мало кто сможет, и если на улице кто-то хочет поговорить с писателем, то обращается к нему обычно Кир-Кирыч. Впрочем, до какого-то времени даже некоторые друзья моего убеленного сединой собеседника вовсе и не догадывались, что солидный ученый-востоковед, доктор исторических наук И. В. Можейко и любимец детворы Кир Булычев — это один и тот же человек.

Живет Игорь Всеволодович в самом центре Москвы, в красивом высотном здании, выстроенном специально для работников кино: артистов, режиссеров, операторов. Здесь его все знают и любят, ведь по его сценариям было поставлено множество различных фильмов как для детей, так и для взрослых.

Живет он вместе с супругой — известной московской художницей Кирой Алексеевной Сошинской. Она его самый первый читатель, а значит, и наиболее строгий критик всех его произведений. Кстати, многие из них она к тому же и проиллюстрировала.

Естественно, мой первый вопрос к писателю был об Алисе. Ведь наверняка каждому хочется узнать, какие новые захватывающие приключения пережила она за последнее время.

— Ну что ж, могу порадовать юных любителей фантастики. В газете «Пионерская правда» и журнале «Одноклассник» недавно напечатана повесть «Привидений не бывает», а в столичном издательстве «Армада» вышла новая книга об Алисе Селезневой. Я думаю, кто захочет, тот сам ее прочтет. Вряд ли нам сейчас стоит говорить о каких-то подробностях сюжета.

— Согласен с вами. Ну тогда давайте-ка вспомним дни минувшие. В конце 80-х огромный успех выпал на долю сразу двух ваших экранизаций. Я имею в виду «Гостью из будущего» и «Лиловый шар». И, наверное, многим из наших читателей интересно было бы узнать, поддерживаете ли вы дружеские контакты с режиссером-постановщиком П. О. Арсеновым и исполнительницей главной роли Наташей Гусевой?

— С Павлом Оганезовичем мы регулярно перезваниваемся, потому как живем довольно далеко друг от друга и для личных встреч не всегда удается выкраивать время. Что касается Наташи, то я ее видел только раз в жизни — на съемочной площадке, да и то как-то мимоходом. Правда, не так давно читал интервью с ней в одной из московских газет. Она вышла замуж и родила девочку. Что еще?.. Получила новую квартиру, сейчас, понятное дело, не работает (по специальности она биохимик) — ухаживает за ребенком. В кинематограф, по имеющимся у меня сведениям, возвращаться не собирается.

— Игорь Всеволодович, а вам нравятся другие экранизации Кира Булычева?

— Пожалуй, только «Золотые рыбки» и «Шанс» режиссера Александра Майорова.

— А из детских мультиков?

— Более-менее меня удовлетворяет качество постановки только «Тайны третьей планеты». Ко всем же остальным мультфильмам, созданным по моим сценариям, у меня есть существенные претензии.

— Ну что ж, автору всегда виднее... Извините за такой немножко нескромный вопрос, но не считаете ли вы себя одним из зачинателей жанра отечественной детской фантастики?

— Нет, ибо вообще не усматриваю какой-либо четкой границы между фантастикой «детской» и «взрослой». Ведь вся литература так или иначе имеет устойчивую закономерную тенденцию к самоомолаживанию. Так, например, «Приключения Гулливера» и большая часть написанного Жюль Верном, предназначалась когда-то для зрелой аудитории, сейчас это читают в основном дети. То же можно сказать и о русской литературе: Беляев, Булгаков, Обручев... С другой стороны, в наше время стала стираться и незыблемая прежде грань между авторской сказкой и художественно-фантастическими произведениями. Наиболее характерные примеры — хорошо известные всем «Карлсон» и «Пеппи — Длинныйчулок», а что касается отечественных авторов, можно вспомнить Антония Погорельского с его колоритной «Черной курицей...».

— А на каких книгах вы сами воспитывались и росли?

— Первым моим самостоятельно прочитанным произведением был рассказ Сетон-Томпсона «Домино». Это знаменательное для меня событие произошло в первом классе. Вообще же надо сказать, что в годы моего детства ситуация была в корне иной, чем сейчас: тогда читали то, что удавалось достать, то есть какого-то особого выбора не было.

— И все же, что именно из детской отечественной литературы оставило в вашей памяти наиболее глубокий след?

— На этот вопрос я могу ответить с ходу, без всяких колебаний. Это были «Приключения Травки» Сергея Розанова — книга, которой я восхищаюсь и поныне. Правда, справедливости ради, отмечу, что вторая ее часть «Алюта — воздушный слоненок» уже не так меня тронула.

— А из фантастики?

— Если говорить об отечественной, то это «Голова профессора Доуэля» Александра Беляева и «Плутония» Николая Обручева, а из зарубежной — «Затерянный мир» Конан-Дойла.

— Игорь Всеволодович, а почему столь популярные в свое время «Приключения Травки» кажутся нынешним детям уже не такими интересными?

— Я думаю, потому что сама по себе жизнь стала намного живее, энергичней. Ведь у Розанова, как, впрочем, и у Мартти Ларри или, допустим, Лидии Чарской, сюжет развивается словно в замедленной съемке, и ребятам часто не хватает терпения дочитать книгу до конца. Чего не скажешь о видеоиграх, где ход событий вообще меняется с калейдоскопической быстротой.

— А кому-нибудь из современных писателей удалось «оседлать» этот бешеный ритм?

— Как мне кажется, лучше других чувствуют характер и запросы своих маленьких читателей Эдуард Успенский и Григорий Остер, ну а из лириков, пожалуй, Валентин Берестов.

— В вашей квартире столько интересных вещиц и картин, что сам собой напрашивается вопрос о ваших коллекциях.

— Вы правы: есть у меня несколько любопытных коллекций, и прежде всего — богатейшая коллекция головных уборов. Кроме того, я собираю русские должностные знаки, поскольку вообще серьезно занимаюсь их изучением. Недавно даже специальную книгу по ним подготовил. В былые времена каждый служащий в России от дворника до городового и камергера, выходя на работу, обязательно надевал свой особый должностной знак. Не знаю почему, но до меня этой темой никто должным образом не занимался. К тому же у меня много польских военных знаков, потому что к польской истории я, откровенно говоря, неравнодушен. Что касается картин, то они, как вы должны были догадаться, принадлежат главным образом кисти моей супруги.

В гостях у Кира Булычева был

Сергей Лишанский

 

источник: Официальная страница писателя