FantLab ru

Все отзывы на произведения Сергея Жарковского

Отзывы

Рейтинг отзыва


Сортировка: по дате | по рейтингу | по оценке
–  [  1  ]  +

Сергей Жарковский «Двойной Герой»

JoshWP, 13 июня 10:12

Прекрасный острый, сочный, очень изобретательный, но правильный язык. Отчетливый и не банальный мир. Яркие герои. Даже на втором-третьем плане яркие.

Почему книг Жарковского так немного (да, те что есть Ооочень круты)?

Можно попридираться по поводу второй части, но не буду — понравилось тоже весьма. Хоть и недожал автор явно. Рекомендую. Непонятно почему мало оценок, мало отзывов, мало читателей — качественный продукт же. Странно...

Оценка: 8
–  [  2  ]  +

Сергей Жарковский «Эта тварь неизвестной природы»

VovaZ, 27 февраля 09:53

Сильный, атмосферный роман — бессюжетник. Не из простых в прочтении и восприятии.

Очевидно, что Жарковский ставит литературный эксперимент, пытаясь «адаптировать» «Пикник» к военно-уголовному колориту времён застоя. Вероятно, если бы в зоне отчуждения Чернобыльской АЭС водились бы какие-то «ништяки и гитики», примерно так бы всё это и выглядело.

Вероятно, уважаемые коллеги, принявшие роман за рядовое произведение в межавторском цикле «Сталкера», могут быть разочарованы. Здесь нет особого сюжета, читателю предоставляется самому восстановить последовательность событий, по ряду эпизодов. Автору это не важно. Считанные боевые сцены являются лишь необходимым антуражем для отражения человеческих отношений.

Сама “Зона”, собственно, куда более “очеловеченная”, чем в оригинале. Жарковский демонстрирует гибкость морали и образа жизни соотечественников, делающей из непознаваемого повседневное. Вероятно, автору было важно показать, что на его взгляд, любой стихийный социум в России обретает уголовные черты. Причём власти, вольно или не вольно, содействуют процессу, увы. Явно заметна дискуссия с гуманизмом Стругацких.

Произведение читается не слишком просто, как в моральном, так и в литературном смысле, однако увлекает.

Оценка: 8
–  [  8  ]  +

Сергей Жарковский «Я, Хобо: Времена смерти»

Т_ЕЛЕЦ, 23 июля 2019 г. 00:39

Давно читал, поздновато писать отзыв — подзабылось, поостыло. Разве что вспомнить своё радостное изумление: какой-то неизвестный Жарковский, а выдаёт такой высококлассный текст! Жива русская фантастика, жива! Ничто в этом романе не напрягло и не затруднило — ни «высокий порог вхождения», ни лингвистические эксперименты автора (над читателем, да), ни «внезапно попёршая фэнтезятина». Ни объём. Объёма мне как раз и не хватило (это я о втором томе, да). Я плавал в тексте, как рыба в воде, и было мне хорошо.

Пусть вместо отзыва будет стих:

Ожидать, дожидаться -что по лбу, что в лоб.

Но порой ожиданье становится хобби:

Ждут два года тринадцатый том Робин Хобб,

Я тринадцатый год жду второго Я, Хобо.

В 2022 году исправлю «тринадцатый» на «ШЫШнадцатый. Если доживу.

Оценка: 10
–  [  -1  ]  +

Сергей Жарковский «Я, Хобо: Времена смерти»

e371, 18 июля 2019 г. 20:38

Под конец книги я мог свободно говорить на языке космачей.

Нуивот.

Серьезнейшая вещь.

Флаг.

Оценка: 9
–  [  5  ]  +

Сергей Жарковский «Эта тварь неизвестной природы»

anagor1, 1 мая 2019 г. 22:46

«Каждый пишет как он слышит... не пытаясь угодить», — это по нынешним временам роскошь почти непозволительная. Рынок, однако! Надо угождать, ничего не поделаешь, приходится, особенно если речь о модной сталкерской теме. И угождают каждый во что горазд, более или менее успешно. Набивают свои авторские листы, получают свои гонорары — и все довольны, и пишущие, и слышащие/читающие.

Беда Жарковского в том, что он угождать, видимо, не умеет. Он пишет вот именно как слышит. А слышит он, скажем так, весьма необычно. Слух у него не то чтобы совсем неизвестной природы, но сильно не той, что у читателей, привыкших, чтобы им угождали. «Потребитель всегда прав», однако. А тут такое...

У меня, увы, слух тоже не тот. Я бездарно здоров психически и морально. Нет, я слышу этот странный, выверенно корявый язык, он засасывает, погружает в себя и не отпускает, внося слабоумные искажения в восприятие бытия. Но полностью ухватить тот месседж, который автор старается донести до меня, не могу. То есть, умом понимаю, что оный месседж высказан самим названием, ибо что есть человек как не «тварь неизвестной природы»? И в отдельных зарисовках, из которых, по сути, и состоит роман, эта природа как бы выпирает и типа высвечивается, и читаются они взахлеб, на одном дыхании, и вроде как я ощущаю этот «сокуровский» закадровый звук («Дни затмения» четко вспоминаются, и вовсе не из-за фамилии «Стругацкие», а из-за схожего привкуса шизы), но цельного восприятия как-то почему-то не получается, хотя особой потребности в сюжете за собой давно не замечал. И вроде как я чую, что в этом лоскутном полотне скрыта некая своя странная и даже, может быть, больная логика, и легкий привкус арканарской резни в германовских ощущениях, и тот факт, что это вроде как не окончательное произведение, а то ли обрывки чего-то более объемного, то ли начало чего-то более крупного, — но все-таки что-то не то.

Может быть, виной тому моя неспособность полноценно временно свихнуться в нужную сторону? Но «Хобо» же снес мозг к чертям собачьим — и это было круто! А тут как-то даже и мысли не было десятку поставить. Не было чуда, не было «Ах!» А было вполне ровное чувство удовольствия, примерно как от раннего Дивова, но и всё. И знаете, мне показалось, что это потому, что автор все же попытался угодить. Где-то, в каких-то неуловимых для меня моментах схалтурил по отношению к своему слуху. Я не способен это обосновать, но вот такая мысль у меня возникла и нагло влезла в этот отзыв, что тут сделать. Какие-то приемы, методы, мотивы, конструкции из «Мужской работы», или, может, из Ляха (шикарно покрошившего не менее «Пикника» популярную «Дюну») — вроде бы правильные, логичные, разумные, продажные, но, увы, режущие авторский слух... Мне кажется, для Жарковского рынок — как пресловутый ощип для кура. А без перьев, сколько крыльями не маши, не взлетишь даже на забор. Жалко, конечно. Или никому не понятный шедевр, или добротное, интересное, внятное, всасывающее... непонятно что.

«Лишний раз над башней ближней помахав руками лишний час и лишний раз дотошно убедившись только в том, что твердь воистину тверда, ты опустишь руки, словно раб цепной, который бревна ворошит и камни движет — и отчаянье пронижет плоть и кровь твою тогда. И совсем уже бесстрастно, ни контраста, ни пространства не боясь, уже у края, прямо в публику ныряя, прямо в черные ряды...» — это МЩ (у которого, имхо, те же проблемы).

Но последние слова этой сильнейшей песни: «...помаши еще руками: может, всё-таки взлетишь?»

Оценка: 8
–  [  1  ]  +

Сергей Жарковский «Эта тварь неизвестной природы»

varnav, 3 апреля 2019 г. 18:44

Похоже на «Очень мужская работа», в чуть ином месте и чуть ином времени. Такой спинофф мира Зоны мне очень нравится — он более мрачный и более серьёзный. В этом воплощении Зоны нет монстров, но при этом она гораздо опаснее. Присутствует немало интересных особенностей и деталей.

Книга состоит из коротких новелл и зарисовок из жизни разных персонажей, местами переплетающихся. Чем-то вспомнилась «Аренда» А. Кубатиева.

Да, как и в «Хобо» автор не утруждается объяснениями, но на мой взгляд это плюс а не минус.

Не совсем понятно зачем все и каждый ходят по Зоне обязательно с автоматами — ведь за всю книгу никто почти и не стреляет.

Стругацкие упоминаются к месту и не к месту.

Оценка: 9
–  [  1  ]  +

Сергей Жарковский «Эта тварь неизвестной природы»

vuslav, 6 января 2019 г. 10:50

Мне понравилось, в начале чтения было не очень понятно когда обрывается одно повествование и начинается рассказ от другого лица, но в целом свежо и интересно. Язык своеобразный, вещь которая выделяется. Рекомендую.

Оценка: 10
–  [  0  ]  +

Сергей Жарковский «2-Герой-2»

MarchingCat, 17 марта 2018 г. 12:34

Вторая книга менее стёбная — более крепкая как НФ, да и драмы прибавилось. Лучше всё стало. Много лучше. Пройдя короткую вводную часть с отсылками к первому роману, намертво втягиваешься в сюжет и отложить, пока не дочитаешь, сложно.

Бонусом — двойное раскрытие тайны текущей войны и всего происходящего в целом.

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
Только расслабишься, что всё ясно и осталось дочитать чем всё для героев закончится, как на тебе матрёшку, под разгадкой ещё одна разгадка, да какая... Да, самый финал, конечно, шибко неожиданный. Не оригинальный, нет. Но редко используемый ход, пусть и общеизвестный.

Оценка: 9
–  [  1  ]  +

Сергей Жарковский, Андрей Ширяев «Врата испуганного бога»

MarchingCat, 16 марта 2018 г. 21:09

Повествование начинается как космовестерн, но затем переходит в крепкий НФ боевик. Стёб над штампами жанра — в наличии. Бонусом — разухабистый язык повествования вообще и общения персонажей в частности. До «Я, Хобо» автору ещё расти и расти, но многое будущего гениального уже прослеживается и в этом романе. Но только элементы. «Врата испуганного бога» написаны в совершенно ином стиле и ключе. Довольно неформатно. Но вкусно. Это не боевичок «с собой в дорогу», это нечто оригинальное, сыгранное по старым нотам, из которых, казалось бы, ничего нового уже и не извлечь.

А кто не стал читать второй роман цикла — это зря. Вторая книга, при всех плюсах первой, вдобавок серьёзнее и драматичнее.

Оценка: 8
–  [  0  ]  +

Сергей Жарковский «Я, Хобо: Времена смерти»

komatoza, 5 февраля 2018 г. 20:57

Несмотря на оригинальный сюжет, обилие идей и общую оригинальность, Роман максимально недружелюбен к читателю. Обилие персонажей, терминов которые никто не расшифровывает и внезапные скачки действия. Всё это ждёт того, кто всё таки решится прочесть эту книгу. В общем не для казуалов.

Но я прочёл и мне даже понравилось) несмотря на диалоги составленные из технической фени и лексикона завсегдатаев бардовских фестивалей.

Любителям хардкорной НФ будет проще.

Моя оценка 7.

Оценка: 7
–  [  19  ]  +

Сергей Жарковский «Эта тварь неизвестной природы»

0shishiga, 8 января 2018 г. 19:57

Дабы не растекаться мыслью по древу, коротко и тезисно:

1. Гора родила мышь. Точнее, «гора» — увы, автор продемонстрировал, что ждать от него чего-то стоящего в обозримом будущем вряд ли стоит, увы и увы.

2. «Эта тварь…» печально вторична, причем практически везде. Текст едва ли не на треть повторяет «Мужскую работу» Зоричей и того же Жарковского, которая сама по себе была уже четвертой реальностью, если вести отсчет с «Пикника на обочине». Второй реальностью была игра от GSM «S.T.A.L.K.E.R.», третьей – книги ЭКСМО-АСТ серии «S.T.A.L.K.E.R.», а крыловский роман (и романы других издательств того периода про сталкеров) – именно четвертое воплощение темы. Но главное даже не фанфичность «Этой твари…» — автор попросту самоповторяется. Когда это начал делать Бушков, он закончился как писатель, но к тому моменту у Бушкова было издано уже около тридцати романов, и некоторые были весьма неплохи. Жарковский же имеет за плечами куда более скромный литературный багаж.

3. Неумение автора работать в жанре. Именно этот момент создает ощущение тягостного недоумения у читателя: «Что это было?» В «Мужской работе» Зоричи, большие мастера жанровой прозы, выдержали сюжет, хотя даже это не смогло сделать «Мужскую работу» заметной книгой – она попросту утонула в серой массе «сталкеровских» романов. В «Этой твари…» сюжет практически отсутствует, книга представляет из себя набор фрагментов, некую компиляцию из разрозненных записок, размышлений, самоцитат и отрывков, видимо, покоившихся в авторском столе. Это особенно грустно – «новая зона» могла бы стать глотком воздуха для любителей «сталкеровской» темы, а в итоге читатели даже не понимают, где происходит большая часть действия романа.

4. Попытка введения в текст Стругацких выглядит очень натужно и даже нелепо. Сразу становится ясно – автор любит и буквально боготворит писателей, но у него не хватило тонкости и мастерства придумать им должное место в тексте. К слову, у Лазарчука и Успенского с Николаем Гумилевым в свое время это получилось отменно.

5. Наконец, главное – герои. С ними в «Этой твари…» все не просто плохо, а просто ужасно. У нас часто любят обвинять авторов в том, что их герои картонные. В «Этой твари…» все несколько иначе – у Жарковского герои не картонные, а клонированные. Все они, начиная с генералов и заканчивая уголовниками, являются слепком, матрицей одного и того же человека – видимо, самого автора. Они одинаково брутальные, при этом одинаково рефлексируют, они выдают абсолютно однотипные реакции и эмоции. Не важно, кто перед нами, мужчина, женщина или ребенок, он всегда находится в состоянии некоего внутреннего надрыва, он сосредоточен, но грань истерики недалеко, до нее буквально пара реплик. Чуть только действие приобретает динамику – хлоп, готово, герои начали истерить. Истерики у персонажей «Этой твари…» тоже однотипные. В этом нынешний Жарковский сродни раннему Дивову времен «Мастера собак» и «Закона фронтира», там тоже были брутальные рефлексирующие люди, мужественно прячущие скупые слезы в уголках сурово прищуренных глаз, и чуть что – срывающиеся на крик.

Видимо, автор что-то такое почувствовал, когда работал над книгой, поэтому он попытался придать некоторым героям особые речевые характеристики, чтобы хотя бы в диалогах читатели могли отличить их друг от друга. Но и тут незадача – стремление к вычурности и оригинальности только отталкивает, начинаешь путаться в «неоязе от Жарковского» и хочется попросту отложить книгу.

Резюме: Я бы никогда не взялась за этот отзыв, если бы не те авансы, которые Жарковский получал в прошлом. Я не стала упоминать некоторые моменты, которые были бы уместны, если бы не существовало тех пяти пунктов, что приведены выше – о странном «сексуальном вывихе» в тексте (этот фрагмент романа вообще выглядит вставным зубом), о режущей глаз «антисоветскости» «Этой твари…», и еще много о чем. Повторюсь – эти вещи не столь важны и значимы в свете куда более крупных огрехов. Лично для меня период ожидания хорошего текста от автора «Я, хобо…» закончен. Dixi

Оценка: 2
–  [  3  ]  +

Сергей Жарковский «Я, Хобо: Времена смерти»

Алорн, 19 ноября 2017 г. 11:58

Именно с таким вопросом издательство «Эксмо», скорей всего, отправляло в печать роман Сергея Жарковского «Я, Хобо: Времена смерти». Если не читать книгу, а просто посмотреть на факты, окружающие ее, то картина становится очень интересной и начинает казаться, что «Я, Хобо» истинный шедевр.

Почему? Если вас не вводят в заблуждения многочисленные отечественные награды для фантастической литературы (а они и не должны), то один факт, должен склонить вас в пользу чтения романа Жарковского. «Я, Хобо» переиздали в серии Эксмо «New Fiction». Для тех, кто такие вещи не любит, то «New Fiction» эта серия, где выходят романы Мьевиля и Бэнска! Их книжки насилуют ваши мозги, но это чертовски приятное изнасилование.

Причем Жарковский единственный представитель нашей с вами страны в этой серии. Чем не повод познакомиться с автором, роман которого попал в столь элитарное общество?

Описывать сюжет «Я, Хобо: Времена смерти» можно бесконечно. А описать его так, чтобы не раскрыть некоторые секреты попросту невозможно, так что придется обойтись общими деталями.

Даже если начать с самого начала авторского рассказа, то все равно нарвешься на спойлеры, поэтому начнем не с пролога. Есть у нас герой, звать его Марк Байно. Его убивают. Прямо на первых страницах. Как и его команду. Но умирая, они все спокойно болтают между собой. Что это было? Жарковский все объяснит, но не сразу. Дело в том, что Марк входит в команду реаниматоров космического корабля, который отправляется на колонизацию очередной планеты для императора Земли. Лететь очень далеко, а корабль большой, поэтому чтобы долететь до места все его системы жизнеобеспечения отключают, и все пустые помещения закачивают специальной пеной. Весь экипаж (где-то тысяча человек) подвергают наркауту (что-то вроде анабиоза). Кто же пробудит экипаж, раз корабль толком не работает? Именно! Команда реаниматоров во главе с Марком Байно.

Но их же убивают в начале! Да, им вводят специальную бактерию Щ-11, которая быстро размножается в организме и убивают его, а по истечению определенного времени саморазлагаются и человек оживает! Не всегда, конечно. И это все только страниц 30 текста. Думаю про оригинальность авторских идей тут и говорить не стоит и так все понятно.

Теперь, когда вы узнали, такой маленький нюанс, приготовьтесь их встречать каждые десять страниц. Автор постоянно выкидывает на читателя новые идеи, иногда даже не объясняя, что они означают. Общая картина идей и сюжета романа, стандартна. Клоны, создание колонии, злые земляне, пропажа экспедиции и другие НФ-штампы. Но развитие этих штампов иногда просто потрясает.

Потрясение быстро сменяется головной болью, потому что сюжет скачет от персонажа к персонажу, и каждый раз приходиться привыкать к новым терминами или пытаться понять вообще что происходит. В голове возникают вопросы: где это я, что это было, а это что, а что это с ним. И ответы на них вы найдете не всегда. Чтобы понять, что это за книга, придется ее читать, рецензия тут явно не поможет.

Для тех, кто такое читать не собирается, все же немного опишу события романа. Марк Байно помимо того, что реаниматор, так еще и второй пилот. Когда корабль с поселенцами (а они, кстати, ни фига не поселенцы) прилетает в нужную систему, то не находит там следов экипажа, который должен был подготовить систему для колонизации. Некоторые строения уже возведены, но не единой живой души нет. Приходиться строить колонию своими силами, попутно пытаясь понять загадку исчезновения первого экипажа.

Когда колония более менее встала на ноги прилетают земляне. Сам сенатор Романов, якобы приближенный императора. И тут начинается узурпация власти и остальные штампы. Но потом Марк Байно всех спасает. Интересно? Ни капельки. Поэтому надо читать, слишком много нюансов.

Подводя итог сюжету, то минусов в нем, конечно, много. Рваные сюжетные линии, вечная смена персонажей. Особенно раздражает, когда появляется герои вообще из ниоткуда и непонятно до конца книги кто они такие, что им было надо и что с ними случилось. Раздражает и то, что приходится постоянно привыкать к новым терминам и автор любит до конца книги подбрасывать новые детали к уже кажущимися тебе понятными вещам. Что такое ЭТАЦ, что за хобо, робот БТ я так и не узнал. Примерное представление об этом есть, но авторского определения нет, так что остается гадать. И так всю книгу.

Ну и главное разочарование в сюжете, это финал. Байно взял и разрубил мечами шипоносец (здесь так называют космический боевой звездолет). Что это было? И так всю книгу. Противоречивые чувства. Тем более финал, подразумевающий продолжение должен как-то шокировать в хорошем смысле этого слова.

Авторский стиль Жарковского это что-то с чем-то. Про проблемы с сюжетом и донесением некоторых мыслей до читателя мы уже говорили. Как и про проблемы с представлением персонажей.

Конечно, развивать мозги читателя это хорошо, но не таким грубым способом, не давая в конце правильный ответ или логичное объяснение. Эти минусы могут отбить охоту читать «Я, Хобо» даже у заинтересованного читателя. Но плюсы стиля тоже существенны.

Жарковский попытался представить, как будут говорить люди в будущем. Язык персонажей в диалогах очень интересный, они используют некоторые слова, который, по видимому, придумал сам автор. Космач, пустолаз, серьез – это самые простые. Проблем с их пониманием не возникает. Все это способствует погружению в мир Жарковского, который еще более интересен.

Раскрывать некоторые подробности мира, значит наспойлерить. Поэтому пройдемся только по основным пунктам. Судя по всему, матушка Россия правит на Земле и в космосе, но она уже давно интернационализировалась. Правит Землей император Алекснадр Галактика. И это мы узнаем чуть ли не в конце книги, кстати. Земляне прокладывают в космосе Трассу. Сначала строят колонию на одной планете, потом строят там колодец, через который звездолеты могут летать очень быстро. И так 12 раз. То есть у Земли уже 12 колоний, а Марк Байно летит осваивать 13. Вот такая вот Трасса.

Ну и помимо описаний устройства колониальной политики Жарковский придумывает и описывает множество интересных вещей и технологий. Жизнь колонистов, системы связи, устройство кораблей и много чего еще. Обо всем об этом стоит прочитать самому.

***

Не прочитав роман Сергея Жарковского «Я, Хобо: Времена смерти» вы ничего особенного не потеряете. Он сложен, не приветлив к читателю и под конец сюжет становится попросту абсурдным. Но если все же вы дойдете до этой книги, то узнаете, что в России есть авторы, которые не боятся писать очень оригинальные вещи вопреки издательской политике и, к тому же, писать хорошо. Да, произведение имеет очень много минусов, но плюсы значительно их перевешивают.

Оценка: 7
–  [  9  ]  +

Сергей Жарковский «Эта тварь неизвестной природы»

beskarss78, 30 октября 2017 г. 12:39

Отличная форма и посредственное содержание

Добротно сбитый и выстроенный текст, с фактурными деталями и яркими персонажами. Не слишком большой.

По сути — мысленный эксперимент. А что если Зона проявится в Астраханской области, на ракетном полигоне, да еще в пиковые годы распада Союза.

Как будет реагировать государство на последних остатках советскости и на первых подергиваниях «новой России». При пустой казне, почти никаких управленческих ресурсах и практически полном равнодушии к людям.

Как поведут себя эвакуированные, а потом возвращенные. Возмущение, отчаяние, подобие бунтов, становление своего отдельного социума.

И социум этот вырос вокруг Зоны, от неё живет, и позволяет завозить довольно много всякого барахла.

Есть рискованные походы не-сталкеров, не-проводников (понты в том, чтобы не воспринимать подобные слова), есть гибель и пропажа без вести многих людей. Сорванные нервы и отъехавшие крыши. Добротные ужасы (обложка книги как бы намекает) и пригоршня баек.

Но эта рамка — уже практически канон. Что игрушка, что серия книг — отточили эту схему до бритвенной остроты.

Интересно, что там оригинального кроме не-сталкеров?

Автор подробно восстанавливает десятки названий и жаргонизмов, которые могут возникнуть именно тогда, в эпоху между кооперативным бумом и расстрелом Белого Дома. Надо вспомнить про фильм «Через тернии к звёздам», чтобы понять — откуда взялось прозвище карлика — Туранчокс. А про Тириона Ланнистера местная общественность была не в курсе.

Даже через двадцать лет кто-то уверен, что народ растлили именно через видеосалоны — и это сожаление тоже есть в тексте.

Попытка опереться на попов просто потому, что нет психологов — как раз из тех лет.

Ощущение, что ситуация не свалилась в полный кошмар лишь благодаря двум-трем относительно порядочным людям — и то, им ведь удалось просто притормозить падение.

Намек на расхождения братьев Стругацких во взглядах на государство.

Как сериал «На темной стороне Луны» — козыряет воскрешением «застоя», как «Жмурки» — вываливают на зрителя спутанные кишки 90-х, так и здесь — подана эпоха. Пусть она отражается в кривом зеркале.

Третьим слоем идут авторские приемы подачи материала.

Неумелые летописи, тщательные протоколы, интервью, отстраненные рассуждения. Просто куски текста, будто взятые из очередного триллера.

При всём винегрете — выдержка стиля и темпоритма. Чтобы читатель не заскучал, его надо все время удивлять, но не до мельтешения перед глазами.

И какие-то детали читатель должен постоянно додумывать сам. В голове должны увязываться фамилии, обстоятельства смертей и времена года.

Отсюда — постоянные сдвижки фокала. Кто вам рассказывает? Очередной не-сталкер? Самозваный летописец? Некий всевидящий голос, который точно знает, сколько и каких людей есть на Земле? Или автор собственной персоной говорит о своих личных ощущения?

Щелкает тумблер — и как бы включается новая камера.

Больше — ничего.

Эпический вопрос: «Зачем автор всё это написал», — ответа никоим образом не получает.

Да, есть пара шуточек-намеков с фамилиями коллег-писателей.

Присутствует некая мораль — за всё хорошее и против всего плохого. Ею обильно пропитан хеппи-энд.

Есть общая настороженность к государству, которая не переходит в фобию — потому как среди начальства находятся приличные люди. С ними можно договориться.

И?

Фраза «Ну, жизнь такая», — уже столько раз работала фиговым листком для книг серии «Сталкер», что изрядно поистрепалась.

Это проблема всех свободных продолжений.

Что сотой книги про Саракш, что тысячной — про Зону. Что стотысячного английского детектива по мотивам Агаты Кристи.

Не догнать, но согреться — вот на что может рассчитывать читатель.

И этим книга разительно отличается от лазарчуковского «Аборигена» — там финальный ералаш был кодой, объяснением множества странностей и намеков. Пусть и настолько странным, что в нем приходилось отдельно разбираться.

Здесь — нет. Сюжет и мир не входят в резонанс.

В остальном — хорошая книга, почти безупречная с точки зрения писательского ремесла.

Оценка: нет
–  [  12  ]  +

Сергей Жарковский «Эта тварь неизвестной природы»

fathersergiy, 31 июля 2017 г. 18:50

Ужасная, ужасная книга! В самом хорошем, если можно так сказать, смысле. Мир без надежды, без будущего, населенный несчастными бедованами, теряющими, постепенно, человеческие качества.

При прочтении возникают самые прямые ассоциации с «Очень мужская работа». Вплоть до прямых цитат и заимствований. По сути, автор переработал (и доработал) «Работу», перенес события в другое время, географический регион, сместил акценты и изменил тон повествования. Если «Работа» была насыщена юмором различного качества и оттенков, то в «Твари» все серьезно. Ну, может автор за кадром посмеивается, но как-то невесело. Текст нашпигован пасхалками различного сорта, по моему, даже, отсылки к «Хобо» присутствуют.

Очень мощная вещь, Жарковский, как он есть, автор «Хобо», только старше, мудрее и мрачнее. Всем любителям автора настоятельно рекомендуется. Любителям Стругацких – по желанию. Может зайти, а может и вызвать отторжение. Читающим желательно иметь жизненный опыт советского существования. Глубже проберет.

В любом случае читать этот многослойный пирог мне еще не один раз. Претензия только одна – мало, уважаемый автор, давай еще!

Оценка: 9
–  [  35  ]  +

Сергей Жарковский «Эта тварь неизвестной природы»

Miya_Mu, 29 апреля 2017 г. 02:39

(Хотелось бы начать отзыв с красивого слова «Братия», как и ненаписанные отзывы на лучшие романы по вахе; или даже «Братья по оружию», sapenti sat. Но это же надо объяснять, почему только братья и где сестры, и что такая концентрация мужского – в лучшем смысле слова – воспринимается преимущественно мужской частью сознания, …ну его, обойдемся без обращения).

Жарковский удивил, и удивил приятно. Если кто-то думает, что он прошел по лезвию ножа, балансируя между сточкером и римейком по «Пикнику на обочине», то нет, никакого лезвия, никакого сточкера и вот этого всего. Решение оригинальное и простое, даже лежит на поверхности, но тут сработало особое чутье наступающего будущего, так отличающее СЖ и сделавшее Хобо столь сильным и неповторимым.

Это надо объяснить.

Фантастика является таким специфическим жанром, в котором авторы регулярно опережают время – жители нашего гетто чувствуют это опережение спинным мозгом. Вектор всегда направлен в будущее, даже если речь идет о прошлом, такой закон жанра. Даже коммерческий фуфель, замешанный на вампирах и обыденности тайного мира, отвечает формирующимся настроениям публики, а если нет, если настроения установились как привычные и острота впечатлений стерлась, если автор не вышел сам из поля отмирающей повседневности и тормозит в ней читателя, вместо фантастики получается другой жанр, от мистической прозы до развлекательной литературы.

В лучшей мировой фантастике (англоязычной, как водится), последние пятнадцать-двадцать-кто больше–лет заметна тенденция просветительства, перевешивающая иногда фантдопущение. Апогей просветительства, возможно, мы находим у Стивенсона в его «Барочном цикле», но само движение началось минимум с восьмидесятых. Впрочем, Жюль Верн и Обручев тоже увеличивали сумму знаний читателя, так что вектор просвещения в жанре всегда присутствовал, так что давайте уточним – сейчас приоритет сместился с технологий и социальных изменений на оммаж к истории культуры. Это важно. Это отличает хорошую фантастику от анахроничной. Это связано с приходом в жанр высокообразованных авторов, читающих много и хорошо.

СЖ отрабатывает задачу в совершенстве; сама постановка вопроса – роман о Зоне, в котором непрерывно упоминаются Стругацкие со своим Пикником – это, друзья и соратники, заставляет мое сердце петь. АБС, обсуждающие проблему Зоны в парламенте! АС, которому волей автора подарены дополнительные годы жизни! Ходоки, которые читают «Пикник» и не хотят называться сталкерами!

Не говоря об упоминании Лема и вообще книг, как значимого пространства настоящих пацанов, — все это так естественно и на своем месте, что говоришь: мама дорогая, а что раньше-то другие святоотечественные фантасты не начали? (помню одну неудачную попытку, две чрезмерно усложненные и много ораментального использования историй, такскаать, фольклорных и удаленных, — но не той материи культуры, из которой сделано наше сегодня). И ведь не то чтобы прецендентов совсем не было, у англосаксов, на их англосакский манер, давно уже и полным ходом в массовой культуре идет культпросвет.

Есть, конечно, нюанс. Делать такой ход специально не получится, С.Ж. не планировал его, а позволил себе выразить себя – также, как в двух связках с Хобо и следующими книгами цикла, одна в начале Твари, другая в самом конце. Разведка донесла, что вписывал эти связки не специально и не планируя заранее, а, напротив, на чистом инстинкте человека, живущего в целостном мире, где только знай этот мир записывать, вместе с непрерывной работой памяти о любимых авторах и о своей авторской вселенной. Внятность авторского сознания всегда отражается в масштабе и выразительности произведения, в этом смысле СЖ недосягаем. Если выйдет киносериал, как задумано (роман, насколько известно, был заказан директором фильма и написан из того, что не уместилось в сценарий) и аудитория станет более массовой, чем у сложного для восприятия Хобо, все это сыграет на память о Стругацких в нескольких поколениях, дай-то нам всем, кто заинтересован в историчности общественного сознания.

Это, однако же, только одна сторона дела. Еще больше Жарковский удивил тем, насколько он повзрослел, как человек и как писатель. Сравнивая его ЖЖ (а я его прочла в свое время насквозь) и ФБ, это тоже можно заметить, но нам-то важен результат, выраженный в тексте. С результатом у нас все очень славно. Офигительно у нас с результатом. С.Ж., параллельно с историей Зоны – ожившие мертвецы в хозяевах бара, взрывы в порталах в момент перехода, внезапное благоволение Зоны по черт-знает-какому принципу, короче, все, что доктор прописал, — параллельно, говорю, с сюжетом, С.Ж. пишет литературу в большом её значении, выходит из гетто и идет куда зовут лучшие. Вот, скажем, Фолкнер. Кто Фолкнера знает и любит, вспомнит «Шум и ярость» в том отрывке, где рядовой идет пред автобусом сквозь невидимый туман. Кто не знает и не любит, ладно, пусть будет просто традиция серьезной литературы двадцатого века. Несколько кусков, не все, но там, где прочтете о смерти котенка и реверсом соедините историю в голове, удивитесь. Ну и в других местах, где больше, где меньше…я лично совсем не заинтересована в том, чтобы С.Ж. уходил из фантастики в боллитру, да и куда он из коллеи денется, но само событие нетривиально. Не то чтобы совсем никогда-никогда, но вот прямо чтобы сразу никто на ум не приходит, если искать сплетение классической фантастики и классической же литературы…Вместе с общей этической линией вплетения психологически сильных литературных частей несут, как писали с школьных сочинениях, особую смысловую нагрузку. Одно дело – социальная фантастика, которая вся об этике, другое – социальная фантастика одновременно с достоверно прописанными людьми и ситуациями, взыскующими этой этики. Ой, там очень достоверно, там прямо-таки христианское всепрощение и путевка в санаторий всем, кому не повезло родиться не в лучшем месте и не в лучшей обстановке, кроме совсем уж отморозков. Что-то я засомневалась, кажется, просто всем, без исключения.

Впрочем, это сложная большая тема, так что отмечу её пока что кратко, но держите в голове, ладно? Очень необычно для реальности нашей фантастики и очень серьезно.

Третье, что надо бы отметить, это само фантдопущения – кроме Зоны, разумеется, — на котором построен роман. Собственно, идея такова: «что будет, если отгородить от мира людей (так себе людей, не самый лучший материал), но создать им все условия для полноценной жизни». Подтекст, вроде бы, в том, что человеческая природа во много раз лучше текущего социального мира и до бесконечности лучше системы, — по крайней мере, автор в это верит так, что аж приятно за свою принадлежность к виду. И хотя это, возможно, основное в романе, но во-первых, оно и так на виду и его сложно будет пропустить, а, во-вторых, пусть уже пишут другие рецензенты, а я не смею более злоупотреблять вашим вниманием.

(оценки нет, пока не работает счетчик, или как он там называется. Разумеется, десять из десяти).

Оценка: 10
–  [  5  ]  +

Александр Зорич, Сергей Жарковский «Очень мужская работа»

nenas, 17 января 2017 г. 02:41

Одно из проверочных заданий для автора, считающего себя гением (Жарковский, разумеется, таковым себя считает, и нельзя сказать чтобы совсем незаслуженно) – может ли он написать роман с заданными ТТХ? Например, такой, чтобы он вписался в попсовую книжную серию из двухсот книг, и с точки зрения потребителя этой жвачки не особо-то и выделился? Между прочим, задачка нетривиальная. Жарковский ее решил успешно. Правда, не без помощи извне (Зоричи такие Зоричи) и со срывом всех мыслимых и немыслимых сроков: книжка вышла, когда уже и сама серия С.Т.А.Л.К.Е.Р благополучно сдохла. За это мы снизим авторам оценку на балл. Т.к. дорога ложка к обеду.

По самой книге. Неожиданный творческий тандем (вообще непонятно, как можно сотрудничать с Жарковским, с его-то норовом – но дисциплинированным Зоричам это как-то удалось) оказался удачным. Сюжет крепкий, хорошо простроенный, с поворотами и ложными ходами. Чудеса в решете присутствуют в нужном количестве и высыпаются из него вовремя. Заявленные тайны более-менее раскрываются. Мы даже узнаем, что такого удивительного произошло с главными героями (что «нечто есть», мы узнаем на первых страницах, что именно – на последних, все честно).

Что крайне не понравилось. Авторы позволили себе оставить неразгаданными множество непоняток, причем разных. Ну да, «Стругацкие разрешили не объяснять», и теперь уж, конечно, можно оставлять читателя с носом сколько душе угодно. Нет, не разрешали. Не заканчивать линии и оставлять непонятки десятками они не разрешали.

Оценка: 7
–  [  4  ]  +

Сергей Жарковский «Я, Хобо: Времена смерти»

osipdark, 10 сентября 2016 г. 14:33

По чистой случайности или же как-то иначе, но уже вторая прочитанная книга подряд из легиона новой российской фантастики. И опять же, совпадение или нет, но что первая, «Чапаев и Пустота» Пелевина, что данная, «Я, Хобо: Времена смерти» — обе мне понравились, приглянулись, и оценил я их почти что по максимально возможному высокому баллу. Но в отличие от книги Виктора Пелевина, на которую у меня ну ни коим образом не удается написать добротную рецензию или хотя бы отзыв, о романе Сергея Жарковского мне написать и хочется, и реальнее это сделать.

Для начала хочется сказать, что после грандиозного романа-эпопеи Сергея Снегова (так сказать, и тезки, и коллеге по писательскому цеху на территории «фантастического гетто» Жарковского), данная работа уже постсоветского периода являет собой вторую по значимости, масштабу и великолепию космооперу в советско-российской фантастике в общем, и в сегодняшней современной (также российской) в частности. Особенно становится данная истина понятнее при воспоминаниях о недавней громкой космооперы нашего производства — «Роза и червь» авторства Ибатуллина, которая и так по сути о-очень средняя, а при сопоставлении с полузабытыми «Временами смерти» и вовсе гаснет в ее тени. При том же данная книга, несмотря на заметное влияние англоязычной фантастики (что ни в коем случае не является чем-то негативным), выглядит, да и есть вполне российская. Русская (и опять же не в отрицательном смысле этого слова). При том же первая часть отечественной фантастической трилогии «Я, Хобо» (которую я долго считал дилогией) кроме того, что является довольно неплохой и качественной космооперой сама по себе, так еще и представляет оригинальную и грандиозную литературную работу. Попытка показать эволюцию языка настоящего, его будущую форму, тогдашне-завтрашний профессиональный сленг космонавтов-космачей, иной синтаксис пусть и кажется поначалу лишь запутывающим повествование выкаблучиванием автора, на деле удалась во славу. А когда представляешь Жарковского, который сидел и писал свое творение на практически выдуманном языке, становится как не по себе от всевозможных трудностей и масштабов проделанной работы...

...работы, которая еще не закончена. И, надеюсь, продолжение оной под заглавием «Солнечный удар», мы, читатели, скоро увидим и узнаем, наконец, раскрытие всех тайн и интриг, которые переполняют (постепенно заполняя весь текст «Времен смерти») роман. Надеюсь, что скоро я вновь погружусь в дневники капитана-Судьи Хобо Аба, который когда-то был обычным космачем (который космач как космач) на Тринадцатой Дистанции Трассы (будущий привет прокладчикам похожей Трассы из рассказа «Остров» Питера Уоттса, который тоже являет собой часть еще недописанного масштабного произведения — «Подсолнухи»), которая отстоит от Земли и Солнца на уже двести парсеков. Вновь погрузимся в будни космачей далекого и странного будущего (на самом деле не такого уж далекого и, видимо, не очень-то и странного), где правит Император Галактики Александр (возможно, Романов — что бы это означало...), в честь которого и прокладывают космические люди (искусственно выращенные клоны из генетического материала землян), отрабатывающие и проживающие свой срок за право получения Солнечной Визы. Или же право быть отданными Проматери посмертно... Надеюсь, что скоро мы снова погрузимся в мемуары о мемуарах Аба, его приключения, его странную жизнь после смерти, да и после жизни и вместе с ним осознаем до конца все множественные значения странных событий, описанных в этой книге. Этом первом томе трилогии о Марке Байно, который давно уже стал Хобо Абом.

Оценка: 9
–  [  17  ]  +

Сергей Жарковский «Я, Хобо: Времена смерти»

wolobuev, 16 августа 2016 г. 17:22

Сначала цитата: «Из одиннадцати капсул в обойме САП два-то уж наверняка сработают. Не надо вступать в контакт с грунтом напрямую, когда время жизни для нас пойдёт три минуты за шестьдесят секунд. Три этих-то минуты — и можно осмотреть САП, определиться с надёжными, засесть в капсулы, инициировать автоматику и приготовиться к смерти. САП работает наподобие кислородной пушки, что на Башне, только наоборот. В головке капсулы НР-процессор. Раз. Спасаемого убивает электрический разряд в сердце. Два. Пороховой заряд подбрасывает капсулу над корпусом. Три. Одноразовый процессор, настроенный на конкретную обстановку (это автоматически), взлопывает себя. Четыре. Какое-то время (отрицательное) капсула существенна парой, оригинал висит над корпусом, отображение — в паре сотен, к примеру, километров в зените. Пять. Смена сущностей. Отображение — над корпусом, оригинал — в зените. Шесть. Процессор выгорает. Отображение довлеет к оригиналу и совмещается с ним. Семь. Реанимация спасаемого. Шансы оторваться от грунта — огромные, спасательная модификация НРП слишком проста, чтобы сбоить. Шансы на реанимацию — вполне пополам».

Если вы думаете, будто мне, читавшему эту книгу, что-то здесь более понятно, чем вам, не читавшим, то вы ошибаетесь. Ни черта мне здесь не понятно, кроме интуитивно постигаемого (и следующего из контекста) описания некоего механизма спасения космонавтов. При этом, замечу, данный отрывок находится ближе к финалу. И всё равно. Не надейтесь, что автор где-то расшифрует вам все эти НР, САП и НРП. И да, так написана вся книга. От начала до конца.

Напряглись? Вот такая она, интеллектуальная российская фантастика. Говорят, Шампольон, ломая голову над египетскими иероглифами, изучал в минуты отдыха китайский язык. Ну а вы, чтобы отвлечься от «Хобо», можете полистать, допустим, «Ложную слепоту» Уоттса. :) Масштабы сопоставимы.

«Хобо» — это по сути, ворох электронной документации: отчёты космических рабочих, записи переговоров пилотов, протоколы заседаний дирекции. Автор просто оставляет вас наедине с этим нагромождением файлов, точно следователя, перед которым стоит простая задача: на основе сохранившихся данных разобраться в произошедшем. Не ждите объяснений, их не будет. Автор немилосерден и свою линию гнёт до конца. Но зато и ощущение достоверности происходящего — абсолютное. Вы не наблюдаете за этим миром — вы живёте в нём. И когда вам кажется, будто вы начали что-то понимать — хлоп, и рассказ вдруг перескакивает на какие-то совершенно иные сущности, причём, ведётся он от лица этих сущностей: не то людей, не то зомби, живущих неведомо как и неведомо где. И там тоже не ждите пояснений, воспринимайте как есть.

Начав с аллюзий на воскресение распятого бога, изнасиловав мозг и память мельтешением заковыристых имён и жаргонных словечек, в конце автор награждает нас ещё и невообразимой смесью фентези и квантовой физики. Но главный сюрприз подстерегает на последней странице, когда вы вдруг осознаёте, что всё это было лишь завязкой, а главные события — впереди. В общем, ждём, когда Солнечная империя нанесёт ответный удар. Одиннадцатый год ждём :)

Оценка: 10
–  [  18  ]  +

Сергей Жарковский «Я, Хобо: Времена смерти»

primorec, 13 июля 2016 г. 04:54

Я из тех, кто любит и ценит хорошие новости, потому, если выбирать, что сообщать первым — хорошую новость или плохую — предпочитаю сначала первую. Тогда, если повезет, маленькая ложка дегтя в финале воспринимается не фатально, а как нечто остренькое и необычное. Так и поступим.

Хорошая новость в том, что это действительно интересная и действительно фантастическая книга. Во-первых, Космос, причем, Космос дальний — неизвестные звезды, загадочные планеты и Великая Пустота. Во-вторых, этот Космос не киношный, когда ради яркой и красочной картинки нарушаются все известные физические законы, а научно-обоснованный, реальный, как картины Хаббла, холодный и подчиненный строгим правилам, пренебрежение которыми карается быстро и беспощадно.

Представьте себе, несмотря на многие и многие просмотренные шикарные фильмы о Космосе и прочитанные на эту тему фантастические книги, захватывающие и любимые, я верю, что будет все совсем не так, как нам пишут и показывают. И если вообще будет, то отнюдь не победно, показательно, с фанфарами, флагами, пафосными речами о первопроходцах и подвигах. А будет как в этом романе: будничная и тяжелая работа, опасная и изнурительная, где каждый шаг, вздох, слово описаны скупыми строчками инструкций(тех самых, написанных кровью). А еще будет много непонятного: событий, фактов, происшествий, которые будут более мистическими, чем научными, легенд и мифов, возникших из этого непонятного, когда немногие очевидцы даже не находят слов, чтобы описать увиденное.

И еще я верю, что столь глубокое проникновение в неизведанное навсегда разделит человечество на тех, кто ушел, предпочтя, волей или неволей, неизвестность и опасность, и тех, кто остался в уюте, тепле и знакомой опасности родного мира. Мы ведь очень гибкие и умеем приспосабливаться к самым разным условиям, таким, что и представить сейчас невозможно. Мы отправимся изменять Космос, но, скорее всего, Космос изменит нас. И этот последний факт потребует неимоверных усилий от разделенного человечества, чтобы через образовавшуюся пропасть прокинуть мосты понимания. И вся наша история говорит, что на этом пути будет много тяжелого, кровавого и несправедливого, пока не будет найдено приемлемое решение.

Все это стало для меня, читателя, хорошей новостью. Космос — опасный и непредсказуемый, холодный и полный недоступных пониманию тайн, с событиями и местами, для которых еще не придумали слов, где все не такое, как виделось в телескопы и предсказывалось уравнениями. Реалистичный мир первопроходцев, создавших идеальную социальную структуру для выживания в самых невероятных условиях. Добавим сюда недосказанность и таинственность, открывающие для читателя огромные возможности для работы ума и сердца. Даже мистический момент с мечами, печатями, божественными беглецами и силами творения на фоне чистого НФ вполне вписался в сюжет, не вызывая бури протеста в моей взращенной на Леме и Стругацких читательской душе.

Моя ложка дегтя совсем иная. Она, к сожалению, родилась из той массы слов, за которую роман чаще всего хвалят. Будучи фактически профессиональным переводчиком с русского разговорного на русский письменный, я на своем опыте знаю, как сильно отличаются два этих языка. Поверьте, речь 90% людей не имеет ничего общего с письменным изложением: она полна несогласованных слов, слов-паразитов, профессионального сленга, специфических терминов, и лишенных смысла (или имеющих таковой) эмоциональных вставок. Изложенная дословно на бумаге, она представляет обычно бессмысленный и не несущий информации набор слов. Как понимаем друг друга? Да благодаря дополнительной информации: мимике, жестам и чтению эмоций.

А теперь объясните, зачем весьма специфическую разговорную речь воспроизводить дословно, множественно и постоянно в романе? Многие скажут: но ведь создан целый словарь из новых и весьма старых русских слов и устойчивых выражений, добавляющий атмосферы, эмоциональной насыщенности и реалистичности. Замечательно! Но... Зачем так много? Помниться, было такое слово «Массаракш». Одно единственное яркое слово-эндемик для целой планеты Саракш, обозначающее практически все эмоциональные состояния героев. Но... все знали, какие за ним прятались общеизвестные слова и выражения. И что они значили. Вот это она и есть — вершина мастерства в переводе с разговорного на письменный: написать так, чтобы не было ни одного бранного слова, но все услышали через обычные слова, без многоточий и одиноких букв, самые яркие русские выражения и накал страстей.

Или другой момент. Множество деталей и подробностей, которые к сюжету не имеют отношения. Считается, что такая детализация «оживляет» мир. А по мне, так один эпизод, когда новоиспеченный губернатор колонии падает в обморок от красоты и богатства земного корабля, внес в «оживление» больше, чем все описания механизмов, их названий, назначений и способов применения вместе взятые.

Как всегда, сказанное — всего лишь мое частное мнение читателя. Моя личная ложка дегтя, сделавшая целую бочку несколько горьковатой,

как всякая плохая новость, и неожиданно скучноватой, из-за явной избыточной концентрации. Но, все же.. .Я благодарна автору и роману, которые помогли преодолеть мою вечную подозрительность к отечественному НФ. Прочту ка я еще что-нибудь из нашего.

Оценка: 8
–  [  4  ]  +

Сергей Жарковский «Я, Хобо: Времена смерти»

vokula, 22 июня 2016 г. 21:09

После первого прочтения десять лет назад (скорочтением, «по диагонали» — так уж получилось) впечатлён особо не был. Явно мне «в минус» — не распознал потенциала автора и книги. Перечитал на этой неделе — да на фоне нынешнего состояния русскоязычной фантастики это просто «пр-р-релесть«! Придётся присоединиться к когорте ждущих вот уж который год продолжения...

Оценка: нет
–  [  11  ]  +

Сергей Жарковский «Я, Хобо: Времена смерти»

MTS-Dimka, 2 июня 2016 г. 22:47

Научной фантастики и фэнтази я перечитал МНОГО, но:

Таких убойно смешных книг как «Врата испуганного бога» и «2-Герой-2» не встречал, не помню, не дышу.

Ну а тут, с «Хобо», вместо привычного для фантастики созерцания сюжета через окно или окошечко, или даже выглядывание в приоткрытую форточку — влетел с разбегу головой в это самое окно, и вместе с осколками стекла упал в.

В тернии.

Тернии, ведущие к звёздам. Живым, родным, бесконечным и беспощадным.

Роман (а пока лишь его треть) — трансцендентен, от слова совсем. Жестокая непролазность написания -есть любовь к истинному Читателю, любовь не к внешнему описанию далёкого мира -а к зашвыриванию читателя-салаги, мордой в шлюз, к суровым серьёзам на грани (ну вот и всё...) смерти.

Вся «магия» в книге — всего лишь пока не познанная технология, как фильм «Звёздные войны» на ноутбуке перед средневековым крестьянином.

Лично мне, напротив, переход из великолепной «железки» в мистику- понравился и дал истинный масштаб первоначального повествования.

Не дописано- да. Многое так и не понятно- да.

Это мешает? Нет, это помогает.

Сергей, ты и я — одной книги. Спа!

Оценка 10 (десятка)!

Оценка: 10
–  [  3  ]  +

Сергей Жарковский «Я, Хобо: Времена смерти»

ru_ND, 19 мая 2016 г. 13:48

Объемно, неожиданно, пронзительно, не допилено, местами сумбурно, впечатляюще, немного непонятно, стилистически эффективно, интригует, запоминается. Очень неоднозначная книга, но понравилась, как не нравятся многие вылизанные до блеска космооперы. Жесткая такая, некорректная и захватывающая. Не соглашусь, что это НФ, потому что ничего не объяснено на техническом уровне, скорее помесь боевой с приключенческой. Определенно нужно прочесть, хотя бы ради бы. Флаг.

Оценка: 8
–  [  5  ]  +

Сергей Жарковский «Я, Хобо: Времена смерти»

Lunetta, 30 ноября 2015 г. 22:14

Доброе Утро/Добрая Ночь.

Каждый раз, начиная писать отзыв к только прочитаной книге, задаюсь вопросом, с чего бы начать?

В голове роються всевозможные восхощения, типа: Ух, ты! Класс, блин! Зашибись! И пр. Глубинные, но не информативные.

Поэтому, попорядку: взялась читать, пойдя на поводу любопытной аннотации и восхищенных отзывов.

Скажу сразу, аннотация не совсем верно отображает сюжет книги, а в середине повествования мне казалось, что она вообще не про то.

Никогда не ведитесь на заманчивое описание, всегда лучше прочитать первые несколько страниц.

Во-вторых, язык. Он просто невозможен. Совершенно не удобоваримый. До 100стр. примерно. Потом вникаешь. Цепляет.

Когда начинаешь читать, думаешь: что за ерунда? Что за бред? Потом думаешь, зачем??? Потом- как?! А затем: что за ерунда, что за бред?!

Жаль, что второй части нет, не издана. (

Книга хорошая, интересная. Очень любопытный мир. Герои... любопытны не менее. Но именно мир, задумка автора, сам сюжет так затягивает.

Иногда не возможно спать, не дочитав.

Отмечу, что, что бы такое вудумать, надо не хило мозг вывернуть на изнанку. Сначало себе, потом читателям.

Скажу честно, некоторые описания и сокращения мнебыли совершенно не понятны. С датой и временем только под конец разобралась. Вот как-то так. :-)

И кстати, конец не показался мне ужасным. Вполне себе конец. Как и вся по сути книга: смешать, но не взбалтывать.

Нуивот.

Флаг.

Оценка: 8
–  [  2  ]  +

Сергей Жарковский «Я, Хобо: Солнечный удар»

Ren_Gen, 22 июня 2015 г. 18:04

ДА КОГДА ЖЕ УЖЕ!!!

upd: неужели в этом году? неужели Азбука?

Оценка: нет
–  [  3  ]  +

Сергей Жарковский «Я, Хобо: Времена смерти»

smykov, 10 мая 2015 г. 21:42

Мощный роман, оставляющий сильное послевкусие. Автор великолепно передал микромир строителей трассы — от жаргона, до обычаев.

Оценка: 10
–  [  20  ]  +

Сергей Жарковский «Я, Хобо: Времена смерти»

anagor1, 12 апреля 2015 г. 12:23

Этот роман — явление в русской литературе! Да, явление, ни много ни мало! Я раньше такого не читал никогда. В фантастике, во всяком случае, на подобные эксперименты никто вроде бы до Жарковского не решался. Это ж насколько надо быть самоуверенным в плане стилистики, чтобы эдакое задумать и создать?!

А суть эксперимента проста. Вместо того чтобы описывать мир далекого будущего: мир космачей, детей колбы, мир далекой, полумифической поначалу Земли, тот мир, в котором автор разворачивает действие своего романа, — он, автор, просто взял да и написал весь роман на языке этого самого мира. Да, конечно, в любом сколь-нибудь профессиональном литературном произведении, тем более написанном как бы от первого лица, присутствует стилизация речи. Но, как правило, цель ее — показать принадлежность героя к какой-то социально-культурной группе, придать его характеру шарм. Чистая техника. А у Жарковского стилистика имеет фундаментальное значение! Его герой и талантами-то не обладает (якобы) литературными, но он пишет как дышит, как чувствует и как думает, он рассказывает о событиях со своей точки зрения, в собственных терминах и понятиях.

И вот этим наглым приемом автор насильно и грубо просто-таки заталкивает читателя в мир своего романа, резко и неумолимо делая сей мир контрастным, реальным, как бы не давая и повода усомниться, что всё так и было (будет?), не оставляя несчастному читателю места для мысли, что это всего лишь фантазия. Герой-рассказчик живет всем этим, и либо ты живешь вместе с ним, либо закрываешь книгу и продолжаешь проживать в своем, понятном и близком тебе, мире.

Читать «Времена смерти» можно ТОЛЬКО полностью «нырнув» в текст. А в электричке, поминутно отвлекаясь на разговор с соседом — не выйдет.

Роман сделан как набор файлов-записей, адресованных главным героем самому себе. Себе — другому, забывшему себя, но не потомкам и тем более не предкам. И поначалу читатель, живущий (якобы) в 21 веке, чувствует себя в тексте романа как чужак в чужой стране. Все вокруг дико и непривычно. Продираешься сквозь незнакомые смыслы, как сквозь джунгли. Даже некоторая нарочитость, мне кажется, имеется в первых главах, чтобы уж совсем как обухом по голове, чтобы все те, кто морально не готовы к такому варианту подачи материала, закрыли книгу и... естественным образом отсеялись из числа ее читателей. Эдакое презреньице демонстрирует Сергей Жарковский к недостаточно подготовленной аудитории: «Эксперимент это, знаете ли! Так что фиг вам! Не понимаете, не хотите — и не надо!» Заслуживающий внимания критики, роман «Времена смерти» точно так же обречен на невнимание и непонимание широкого читателя. И критика ведь может тоже не принять, отражая настрой масс.

Вот я и говорю — самоуверенность-то какая!

Однако, к середине романа и читатель пообвыкается, и сюжет раскручивается, простой, незамысловатый, производственный такой, но плотный, интригующий, с яркими характерами, куваевский — необычная стилистика глаз режет все меньше.

Кое-что из стилистических приемчиков начинаешь улавливать явно. К примеру, пропущенные местоимения, приводящие к обрезу предложений на предлоге. Еще кое-что. Но и сама конструкция фраз, видимо, чуть иная. Длина, фонетика. Кажется, берется «нормальный» текст, и в нем режется все лишнее, лишь бы смысл сохранить. Ну, или не так, не знаю. Факт: какие-то иные, незаметные без отстраненного анализа, аспектики стиля оставляют меня, читателя, в мире романа, не дают вынырнуть. А ряд «стебных» словечек-заморочек, как мне показалось, указывает на скрытую самоиронию автора по поводу своего стилистического эксперимента. Попервоначалу «реябт» я воспринял так: «А-а-а, волгоградское издательство не смогло привлечь хорошего корректора...»

И кабы роман весь был таким, какова его первая половина, меня бы, пожалуй, подобная игра... ну, то есть, игра — она ведь игра и есть. Мило, любопытно. Да.

Но со второй половины роман начинает просто-таки на глазах меняться. Будто камера, сфокусированная поначалу на ближний план, вдруг быстро отъезжает, и пространство романа растет как на дрожжах — ты вдруг охватываешь взглядом уже всё мироздание целиком, современное главному герою, но охватываешь-то, черт возьми, подготовленным уже взглядом, со сложившейся «локальной» этикой, даже со стереотипами некоторыми в этом самом взгляде, которые, только-только сформированные, теперь приходится ломать об колено и заново перестраивать систему оценок происходящего действа...

И вот тут-то... — о-о-о!

Ну, во-первых, во всей красе раскрывается «обычно-литературный» талант автора. Блистательно-лаконичные жизнеописания членов ханы (это типа такая банда хобо, а хобо — это которые к SOC-переменным... э-э-э... в общем, читайте лучше сами), совершенно роскошное поведение «бога» Яниса Порохова, сумасшедше достоверное психологически; да просто откуда не возьмись дикий, завораживающий темп развертки сюжета, точные, жесткие и плотные образы героев — всё, всё, что нужно для классной, на самом деле классной книги. Мрачноватое литературное изящество высшего сорта пронизывает вторую половину романа. Да нет, весь роман. Просто понятно это становится только в конце.

А во-вторых, оказывается, «Времена смерти» — это всего лишь завязка истории, всего лишь завязка, — во блин! — но еще не сама история...

И вот что, реябта, я хотел бы спросить в финале: «Автор! Где вторая часть?!»

(с) 2007 г.

UPD Прошло 8 лет. И хочется, но как-то уже тише и с сомнением, повторить вопрос: «Ну автор, ну ёмаё... где же вторая часть-то?»

Оценка: 10
–  [  4  ]  +

Сергей Жарковский, Елена Афанасьева «Сказка PRO»

С.Соболев, 11 марта 2015 г. 14:44

Когда технология непостижима умом и неописуема словами, она воспринимается как магия.

Сильно далёкое будущее. Люди научились закупоривать свои планеты от внешних угроз и проблем, чтобы спокойно заниматься спокойными делами. Продвинутые ученые дошли-таки до реализации идей Николая Фёдорова об оживлении всех ранее умерших.

Оценка: 10
–  [  0  ]  +

Сергей Жарковский «Я, Хобо: Времена смерти»

printd, 11 мая 2014 г. 13:12

Это не фантастика, это футурология. Окончание... да забудьте про него, кто же будет издавать футурологию без фантастики?

Оценка: 9
–  [  5  ]  +

Сергей Жарковский «Я, Хобо: Времена смерти»

vitasw, 11 апреля 2014 г. 11:43

Изя Шнеерсон, что на Малой Арнаутской жил, имеет огромные огорчения за безбожно испоганенный одесско-еврейский язык.

Очень и очень сложный слог, причем усложнено намеренно и искусственно, что очень и очень ухудшает мое мнение об романе. И вместо того, чтобы получать удовольствие от прочтения вынужден концентрироваться и переводить абракадабру на нормальный смысл. И только перед самым финишем смог хоть как-то унять довольно сильное раздражение подобным «искусством слога».

Это был большой такой, ведровый половник дёгтя.

А в остальном...

А в остальном я имею сказать большое почтение... Очень и очень занимательная история. Мир, предложенный автором довольно таки живуч и логичен. (Да, все что не касается непосредственных событий нарисовано очень редкими штрихами, но понять и ощутить вполне возможно). Весь антураж твердой НФ соблюден и без излишеств — как раз вмеру. Герои живые, с легко понимаемым характером и правдивыми поступками. Стилистика и построение отдельных сюжетов да и всего произведения вцелом выверены очень хорошо и держит в напряжении от самого начала и до конца. Тут тебе и напряженные технические проблемы, и детектив и боевик — все очень интересно и захватывающе.

Книга будет интересна для всех, кто смог пробиться через первые десять страниц.

Оценка — 7, только из-за сложного слога

Оценка: 7
–  [  11  ]  +

Сергей Жарковский «Я, Хобо: Времена смерти»

kastian, 25 ноября 2013 г. 02:40

Довольно странные ощущения от книги. Даже оценку поставить сложно — как минимум твердая семерка есть, а вот как максимум? С первого раза очень сложно сказать, перечитать надо будет разок как минимум (а есть подозрение что и несколько). Поэтому ограничимся положительными моментами, замеченными с первого (для приличия заметим) слегка сумбурного прочтения.

Язык — автор действительно интересно работает с языком. Это не «Катали мы ваше солнце» и не «Заводной апельсин». И даже не «UnLunDun», так меня зацепивший. Это нечто другое, более глобальное (в смысле масштаба), и более сложное (естественно, не в упрек вышеназванным — ключевое слово — «другое»). Как минус — показалось, что иногда упор был больше на форму, чем на содержание. Хотя могло и показаться — все-таки требуется контрольное прочтение, на свежую голову.

Второе. Иногда в процессе оценки произведений современных отечественных фантастов, в голову закрадывается коварная мыслишка «...да это не очень, это тоже не фонтан, но для нашего — не так уж и плохо». «Хобо» — редкий случай, когда данный расклад не канает — имхо книгу вполне можно сравнивать на равных с зарубежными, что не может не радовать.

Сюжет — даже и не знаю что сказать. Книга начинается, с того что с места в карьер бросает читателя в эту странность, усугубленную языком, что наблюдение за ней даже отвлекает от сюжета. То бишь, повторяю еще раз — контрольное прочтение.

Кстати заметка постфактум — автор не Филип Дик, но что-то неуловимо общее есть.

В общем и целом — книга все-таки рекомендуется к прочтению, не смотря на свою странность (редкий, кстати, случай, когда блямба на обложке (второе издание) действительно совпадает с содержанием книги). И приятно, что есть еще на отечестве писатели спобные на нечто своеобразное и нестандартное.

Оценка: нет
–  [  41  ]  +

Сергей Жарковский «Я, Хобо: Времена смерти»

Miya_Mu, 2 сентября 2013 г. 01:43

Без вступления и прочих реверансов, ладно? И без всякой последовательности.

Что я думала, пока читала Хобо:

А. Помните машину времени из Понедельника, на которой можно было попасть в описываемое будущее? Привалов ехал по «советской» стороне, и там, в общем, все было классно, прилетали звездолеты и девушки, выскочив из морозильных камер, бежали их встречать с огромными синими цветами в руках. Зато на стороне западного описанного будущего все время что-то рвалось, человек в шрамах бежал по выжженной земле, отстреливаясь и, кажется, еще какие-то внеземные монстры, не помню уже в деталях.

В комментарии на Бэнкса я написала, что самым сильным впечатлением этой зимы для меня стал Бэнкс; в ретроспективе уже могу сказать, что не только этой зимы но и вообще последних лет, следуя прямо за Домом Петросян. Хобо в моей личной топографии оказался еще (и гораздо ещее!) более значимым, чем Бэнкс, поэтому так или сяк, я о них думала вместе, пока читала первую четверть Хобо.

Обратите внимание, какая насмешка — Бэнкс создал и развил мир Полудня, Жарковский – людей со шрамами на выжженной земле, пардон, людей, живущих в условиях затруднительных. Какая удивительная инверсия от того, каким нам представлялся мир в счастливом детстве. Оставлю это без комментариев, но будем держать в уме.

Бэ. Кроме того, с первой страницы до последней, клянусь моим е-ридером, я думала: мать-перемать! Это непереводимо лингвистически и нетранскрибируемо смыслово. Я даже не знаю, сможет ли понять Хобо русскоязычный, но никогда не живший в России человек – а если поймет, то поймет про нас ВСЕ. Однако бог с ним, с этим условным русским, но не советским, и даже не пост-советским. Непереводимо, как есть, непереводимо.

И вот читаю я Хобо, читаю, ощущаю всякие чувства и думаю разные мысли, а параллельно тук-тук, тревожное такое, дискомфортное — а что бы произошло, если бы автор был англоязычным? Взорвал бы он мировую литературу или только слегка расшатал бы, а потом удовлетворился яхтой и виллой и пошел писать хобо-сериал, что тоже, согласитесь, было бы совсем неплохо? И знаете что, дурацкий это вопрос – не для нас эти сады наслаждений, какая-то у нас неправильная карма.

В Хобо есть отдельный такой небольшой сюжет, прямо-таки проходной сюжетик о том, как мэр Города отправляется с визитом на инспекторский «Наум Черняков» и видит там небывалую, невиданную роскошь, целые деревья, небо и даже море (вспоминаем звездолеты Бэнкса, да?). Свой бумажный вариант книги я сейчас отдала дочери, а в электронном подробности не найду, но будьте уверены, что перепад давления у человека извлеченного из глубокой неосознаваемой бедности и доставленного в абсолютное изобилие описаны лучше, чем у множества классиков (а это вообще частая тема в боллитре). И вот что интересно, сталкиваясь с этим изобилием, он изумляется, но не вожделеет его, не желает растовориться в нем, а желает вернуться к своей работе и своим людям. Представления не имею, что вкладывал в этот сюжет автор, но для меня именно этот момент стал точкой полного смещения сознания и, в своем роде, откровением. А я-то думала что все про себя уже знаю и что все мотивы собственных поступков более-менее мне уже понятны.

Цэ. Ergo, думала я, пока читала, «а сколько их упало в бездну?», не англо-пишущих и не попавших в брэнд одновременно? Тут происходит вторая переоценка, активированная книгой, теперь по отношению ко всему культурному полю, пардон за выражение.

Дэ. Item, пришла я к выводу, все наши представления о нашей собственной литературе и нынешней культуре не то чтобы нечеткие, а вообще крайне условны, отраженные в зеркале мирового (не)одобрения и собственной истерии потребления (развлечений, гламура и духоподъемной философии) этаким размытым конденсатом. Третьим результатом хирургического вмешательства романа в мою приятную досель читательскую ипостась стало то, что я вдруг оказалась разадаптированной к литературе развлекательной и пустопорожней. Что, вообще говоря, безусловное благо, — я давно и безуспешно пыталась избавиться от идиотской привычки читать все подряд после какого-то уровня годности (возможно, само понимание годности и уровня резко изменились).

Все вместе означает, что автор выходит далеко за рамки обычного писательского воздействия. Ну то есть в моей системе координат, поскольку Хобо перетряхнул мою картину мира, а это эффект нечастый.

Что я могу сказать на уровне эмоций:

«Война и мир» отечественной фантастики. Весь аромат шестидесятых, выплеснувшийся в семидесятые и дотянувший до восьмидесятых – мы так жили, да. В студенческих общежитиях; на кспшных сборах; работая за энтузиазм и только потому, что так правильно; в поисках запрещенной и дефицитной музыки и книг. Когда друзья значили больше или как минимум столько же, что и семья; когда пили жуткую дрянь и ели весьма однообразно, но не придавали этому никакого значения.

Совершенно неважно, что финал открыт – это история о жизни целого социума, она и не обязана быть завершена. Недописанность каких-то сюжетных линий не мешает совершенно, в принципе, и так все понятно, ну а что нет торжества американской, пардон, советской мечты, так ее и в жизни нет. Какой ХЭ и какая завершенность в «Войне и мире»? Нельзя и даже не нужно ждать от Хобо классической структуры романа.

Наконец, я совершенно убеждена что Хобо – это только первая ласточка какого-то нового литературного поколения. Он слишком другой, чтобы не принадлежать будущему и слишком сильно сцеплен корнями с нашей классикой, чтобы укатиться за горизонт. Он слишком легко читается и слишком силен, чтобы не проникнуть внутрь всей русской литературы, выходя за пределы фантастики, и не посеять там свои семена.

Последний абзац требует пояснить его и раскрыть подробней, но как-нибудь в другой раз. Пока что предлагаю квест, который растянется лет на двадцать – следить, как в русской литературе начнут прорастать эти семена и формироваться новый жанр, некий фантастический гиперреализм . И Сергей Жарковский пророк его)).

И, кстати, будет ужасно жаль, если этот жанр станет кристаллизоваться медленно.

PS. И уже совершенно распоясавшись, добавлю — по масштабу сопоставим с «Войной и миром», по эмоциональному фону и выписанности деталей – с «Андреем Рублевым» Тарковского, по работе с языком – с «Палисандрией» Саши Соколова.

Читается же...ну, наверное, как «Звездные дневники Йона Тихого», до неприличия вкусно, просто обожраться и умереть молодым.

Оценка: 10
–  [  21  ]  +

Александр Зорич, Сергей Жарковский «Очень мужская работа»

Miya_Mu, 29 августа 2013 г. 05:59

О такой простой и эссенциальной вещи писать, друзья мои, сложно. Ну вот табуретка – что можно сказать о табуретке, что она выражает идею табуреточности? Ерунда какая-то. А сказать, сами понимаете, хочется, то ли по-дамски, с ахами и охами, то ли прямо наоборот, со скупым «ну дык...хорошая вещь, нашенская...».

И вот пока я пребывала в раздумьях, чем же меня так зацепило – ну хорошо написано, даже безупречно, но ничего вроде нового — Андрей Чертков, человек и пароход, в свою очередь, имеющий прямое отношение к фэнской среде и наследству АБС, выложил в своем ЖЖ такую вот ссылку http://www.youtube.com/watch?v=Thwwd3S9rmA&feature=player_embedded .

А что делает нормальный среднестатистический человек, когда заканчивает смотреть запись Флойдов две тысячи одиннадцатого года? Он тут же открывает помпейский вариант того же концерта 1972 года. Все же видят, да, какое совпадение по датам? Все, наверное, но мне просто в удовольствие повторить – Пикник на обочине издан в том же семьдесят втором. Было у меня какой-то плаксивый период, когда смотреть записи того времени казалось невозможным, сердце просто разрывалось от того, какими сияющими и прекрасными были Моррисон, тогда еще король ящериц, Плант весь в золотых кудрях и Блэкмор весь в кудрях черных (Одетта и Одиллия), живой еше Болан, тонкий и звонкий Федоров из Аукциона, БГ, прекрасный, как рождественский пирог, Дженис Джоплин, королева Вудстока, Траволта как оживший эйдос американской мечты и вообще все-все-все.

Это же не для одной меня больная тема, да? И бог бы с ним, что был лесной эльф – стал городской тролль, сияния жалко. Хочешь-не хочешь, а держишь это в уме; правду сказать, я и отечественную фантастику не читаю, потому что был этот фаворский свет – и кончился.

Ну вот смотрю я, значит, концерт Флойдов одиннадцатого года, на который у меня раньше смелости не хватало, а там на первой же минуте записи в клубах света стоит черным силуэтом этакая горгулья, лысый такой гриф с вытянутой шеей, сгорбившись над гитарой, покачивается и играет, мать моя женщина, как бог в первый день творения. И оказывается, что эта горгулья и есть Гилмор, который в том же помпейском концерте, молодой, красивый и наглый, играл по сравнению с собой нынешним как подпасок бога, потому что часть его гения еще распылялась на гордость и удивление самому себе.

Если кто не понял, это не о Жарковском с Зоричем и не о сравнении их с АБС, свят-свят-свят, а о том, что средь шумного бала случайно, среди бесконечных повторов, коммерческого и инфантильного УГ и редких-редких новых явлений вдруг так вот раз! и продолжается та же музыка, без былой витальности и упоения, зато с полной сосредоточенностью на самой музыке. Потому что когда надежды на новый чудный мир развоплотились в сломе времен, музыка, слово, рассказанная история остались, а значит, останутся и дальше.

Я, конечно, готова поверить, что ОМР задумывалась как пародия на сточкер (хотя почему, мне не понятно) или что это реквием по всем нашим надеждам, вывалянным в политике и рекламе, но вот честно говоря – мне совершенно параллельны все эти соображения. Мне, вообще говоря, достаточно свидетельства того, что у нашего поколения, наблюдавшего закат одной эпохи, есть возможность вонзиться в рассвет новой; да еще и с такими запасами памяти, что ого-го.

Это, конечно, вообще никакая не рецензия, а сплошные эмоции; чтобы сказать хоть что-то умное, добавлю вот что: мне кажется не совсем справедливым приписывать всю книгу одному Жарковскому. Он, конечно, гений, спору нет, зато Зоричи люди организованные и цивилизованные, так что очень удачное получилось сотрудничество, — и первоматерия гениального, но хаотического сознания структирировалась и цивилизованные люди оторвались в свое удовольствие и нашли применение своему недюжинному интеллекту.

Оценка: 10
–  [  8  ]  +

Сергей Жарковский «Двойной Герой»

ismagil, 14 августа 2013 г. 17:19

Давно и изощренно колонизованная Галактика живет мирной жизнью: крейсера бороздят просторы, планеты лелеют национально-культурную идентичность, бандюки льют лавэ, закулиса точит планы, казаки наглаживают нагайку, а цыгане почесывают хитиновую головогрудь. Все нормально, в общем, вот только то там, то тут вспухают пузыри, из которых валят некоммуникабельные истребители загадочного происхождения. Так получилось, что уконтрапупить их может только перевоспитанная мегерой-генеральшей странная парочка, которую с недоумением составили туповатый лабух-ирландец и шустрый хакер-болгарополяк.

Сергей Жарковский не очень любит свой дебют, написанный в соавторстве с Андреем Ширяевым. В принципе, поначалу его можно понять: первая четверть первой книги дилогии «Двойной герой» полностью оправдывает рамки издания (серия «Фантастический боевик» издательства «Армада», 1998 год). Это такой безнадежно юмористический текст с экспрессивными шутками, искрометными диалогами и прочей стыдобенью типа «случалось сие нарушение редко, но уж ежели когда случалось», которая тогда служила признаком хорошего тона и тонкого вкуса, да и сейчас, говорят, чему-то служит.

Тем удивительнее, что во второй четверти повествование выпрыгивает на два корпуса и дает нормального такого Жарковского, классную, хорошо придуманную и очень живую космооперу, тут и там уставленную тепличками, из которых чуть позднее и вымахнул колосс «Хобо». Но интересна дилогия, понятно, не как теплица и не как образец работы с упрямым соавтором. Она сама по себе очень интересна, стабильно, с сотой где-нибудь страницы первого тома и до последней, срывающей читателю башню — и энергия взрыва несет-несет эту башню весь второй том, не позволяя моргнуть или зажмуриться.

«Теперь — о деньгах. Деньги были большие. И достаточно о деньгах. К делу.»

Жарковский, давай следующего «Хобо» уже.

Оценка: 8
–  [  13  ]  +

Сергей Жарковский «Я, Хобо: Времена смерти»

Halstein, 24 июля 2013 г. 10:32

Странная книга, так и тянет сказать «экспериментальная». Эксперименты со всем: стилем, сюжетом, идеями. И результат у экспериментов тоже разный. Пройдемся по основным особенностям:

Язык, стиль, атмосфера происходящего — почти что на «отлично». Детально описанные «будни» по освоению космической целины, специфическая терминология первопроходцев, особенности их психологии и субординации — все это достоверно, свежо, оригинально. Когда «космачи» расконсервируют корабль и проводят стыковку с заброшенной станцией, ощущения будто смотришь документальный фильм. В качестве ложки дегтя же выступает некоторый китч с использованием «крепких» слов и всяческих англицизмов. Особенно странно смотрится именно второе: по тексту Земля — единое государство с Императором во главе, в команде первопроходцев фамилии самые разные — откуда тогда в речи все эти «войсы», «таймы» и прочая? Сразу возникает вопрос: а на каком языке тогда говорят? На русском? Если так, и он стал международным — почему используются англицизмы? Английский стал чем-то вроде латыни для «техников»? Так это нигде не оговорено. При желании, конечно, объяснение придумать можно, но его отсутствие в книге упорно наводит на мысль «добавлено для красного словца». На деле может и не так, но осадок остался.

Сюжет и темп повествования тоже «с изюминкой». Начинается все как производственный научно-производственный роман с элементами триллера. Прилетели, провели первичную рекогносцировку, начали строительство, попутно пытаясь выяснить, куда подевалась «команда встречи». Неплохо. Может несколько затянуто, но подсознательно это все воспринимается как убедительное вступление к более активным сюжетным ходам. Однако время идет, а в книге сплошь ремонт и разговоры о ремонте — начинаешь немного ворчать: как там, сюжетное продвижение будет или все ограничится загадкой пропавшего «авангарда»? Ворчишь, но терпишь благодаря стилю. И тут начинается вторая половина. Сюжетные события наконец-то начинаются происходить и все бы хорошо, если бы не одно «но». Это «но» есть осознанное и повсеместное использование автором приема «выдавай информацию обо всем в романе по крупицам и ничего сразу». Обо всем — это значит вообще обо всем. О мире и его устройстве. О цели похода первопроходцев. О их биографии. О месте нахождения. О том, что случилось раньше. О специальных терминах и сокращениях в их речи. Персонажи уже раз двадцать упомянут какой-нибудь АСИУ, прежде чем вы по контексту поймете, что это вообще такое — и так во всем от мелких деталей до сюжетообразующей информации.

В принципе, это прием интересный: он заставляет читателя собирать своеобразную мозаику, чтобы понять происходящее, а значит шевелить мозгами и ловить контекст с повышенным вниманием. Насколько такая «сборка паззла» интеллектуальна и «для интеллигентов» — вопрос дискуссионный, но дополнительные ощущения увлекательности и достоверности она-таки дает. В первой половине романа. И именно за счет его неспешности и «производственной» тематики, когда есть время подумать и расставить все по своим местам. Но вот начинается вторая половина, активизируются сюжет, появляются новые загадки, явления, сущности, персонажи — и под этой волной наша мозаика превращается в невнятную мешанину фрагментов, ведь автор по-прежнему скуп на информацию. Зря, по-моему. При половодье на плотинах открывают шлюзы для сброса воды, чтобы она не затопила окрестности — в своем романе автор этого не сделал.

Необходимо также заметить, что автор выдвинул несколько замечательных идей и гипотез. Однако отсутствие информации даже в конце романа оставляет их почти что «висящими в воздухе». Отличная идея относительно метода строительства Трассы и того, что у нее есть конечная Цель. Но что это за цель так толком и непонятно, все ограничилось парой каких-то символичных образов. Идея приспособляемости к другим планетам — тоже очень даже интересно. Но вновь мысль так и осталась неразвитой или слишком невнятно изложенной. Кто такие мистические «гхосты» и что им надо, что все-таки в точности случилось с достопамятным «авангардом», кто такой Судья и как очутился там, где он есть? Ничерта не понятно — сплошь туманные намеки и общие фразы. Из-за этого концовка, действительно, выглядит нелепо.

В общем, не знаю, что и сказать. Сочетание отличного стиля и оборванных сюжетных линий, неплохих идей и тотальной недоговоренности. Читается временами с большим интересом, а временами с трудом. Решайте сами — я рассказал все, что мог.

Оценка: 7
–  [  13  ]  +

Александр Зорич, Сергей Жарковский «Очень мужская работа»

ismagil, 20 мая 2013 г. 21:01

В особый военный округ под патронажем ООН «Чернобыль» прибывает жесткий инспектор с особыми полномочиями. Он должен построить служивых, опросить выживших, свести к минимуму число трупов, в том числе живых, и выяснить, почему страшные, но привычные чудеса перескочили вдруг в другой, совсем пугающий регистр. А заодно понять, случайно ли Зона поломалась ровно в тот момент, когда именно он, инспектор, прибыл сюда для ежегодного сафари – но на сей раз в компании упырька-зятя, почти открыто мусолящего булыжник за пазухой.

Небольшая оговорка. Книга подписана двумя авторами. Про Александра Зорича я слышал много и только хорошее, с одним из носителей псевдонима счастливо зафренжен, но с творчеством почти не знаком – хватило двух рассказов из антологии про Чужого. Я не знаю обстоятельств и деталей удивительного соавторства, но «Очень мужскую работу» воспринял как повесть одного автора – Сергея Жарковского. Зорич, судя по библиографии, приведенной на его сайте, с такой оценкой согласен. Нуивот (с). Отсюда и пляшем.

Общественности о Сергее Жарковском доподлинно известно немного. Он окончил Литинститут, живет в небольшом волжском городе Волжском (чем не мантра?), временами пронзает ядовитым верлибром внезапные околофантастические дискуссии и является автором лучшего романа десятилетия «Я, Хобо» (так написано на обложке переиздания, автора высказывания я знаю, он врать не будет).

Теперь, значит, про смешное. «Очень мужская работа» (в девичестве «Сталкиллер IV» или «Сталкеров в ад не берут») относится к так называемой проектной прозе, которую я всю дорогу недолюбливал, а сейчас так просто презираю и считаю одним из (хоть не единственным и не главным) могильщиком отечественной фантастики. Насколько я понимаю, повесть писалась под серию с точками, но была добита, когда точки оказались финальными. И эта повесть, перенасыщенная формальными признаками «сточкера» (Зона-брутал-зомби-юмор-мутанты-патрон-в-патронник), является лучшей фанткнигой не десятилетия, конечно, но прошлого года. Что больше свидетельствует о годе, понятно, но и о книге тоже – вполне.

Я, конечно, не слишком объективен. Я слишком люблю прозу Жарковского. С другой стороны, к чтению я приступал со сдержанным раздражением: я тут, как все мои товарищи, который год продолжения «Хобо» жду, а мне сталкиллеров подбрасывают.

В любом случае, мне очень понравилось. Очень. Понравились щедрость автора, насовавшего в не слишком толстый томик годную для эпопеи пачку подсюжетов. Понравилось обилие поворотов, нелинейность и многослойность событий с постепенным раскрыванием левых стенок, наглая полифония героев. Понравилась глумливая интонация с постоянными высверками подлинности. Забавно, что в серию с точками «Сталкиллер» вписался бы как влитой, и даже продался бы минимально достаточным тиражом – правда, под вопли оскорбленной в лучших чувствах форумной школоты. Вопли, в принципе, и без того в наличии. Хороший маркер, между прочим.

Ну и хорошая помощь в ожидании Хобо. Нового, лучшего и только для нас.

Оценка: 9
–  [  12  ]  +

Сергей Жарковский «Я, Хобо: Времена смерти»

sguschenka, 11 апреля 2013 г. 23:09

Да-а, Автор ну и натворил ты дел?

Ну как так можно было? Написать столь потрясающую книгу и так ужасно завалить концовку.

Такое ощущение, что ты Автор, случайно оставил написанную на три четвертых книгу на столе, её обнаружил подросток лет 12-ти пересмотревший чудовищных фэнтезийных аниме и закончил её за тебя.

В общем, за космическую часть книги большой и жирный тебе плюс (стиль, бытовые мелочи,сюжет, придуманные и описанные технологии — твердая 10-ка), за всё что происходит после посадки на планету — огромный минус ( сюрр-бред и мистика без каких бы то ни было причин — 4-ка или даже 3-ка по 10-бальной). Ну и средняя арифметическая 7( хотя если бы мне не столь понравилось начало, была бы 5).

С печалью отмечу, что продолжения не жду, ибо концовка была чудовищна.

Если меня когда нибудь спросят как можно испортить Потрясающую Книгу, я отвечу — читайте «Я, Хобо: Времена смерти»

Оценка: 7
–  [  5  ]  +

Александр Зорич, Сергей Жарковский «Очень мужская работа»

fathersergiy, 22 марта 2013 г. 12:36

Не согласен с тем, что это чисто сталкерская книга. И абсолютно не согласен, что только для фанатов С.Т.А.Л.К.Е.Р. В любом случае тут больше Пикника на обочине (вместе с Жуком в муравейнике и Волны гасят ветер), чем С.Т.А.Л.К.Е.Р. И достаточно много тут Я-хобо. Короче, неожиданно хорошая вещь.

Оценка: 8
–  [  4  ]  +

Александр Зорич, Сергей Жарковский «Очень мужская работа»

Dimson, 13 февраля 2013 г. 09:18

Тоже не знаю, кого здесь из уважаемых соавторов больше, да и не хочу ломать голову над данным вопросом. Написано хорошо, что-то зацепит поклонника чистого незамутнённого «сталкерства», кому-то по душе придутся едкие сатирические и пародийные элементы на нашу фантастику. Из минусов (и этот минус серьёзен) — ощущение детектива, в котором какой-то гадёныш выдрал окончание, и мы так и не узнали кто убийца. Кто его знает, будет ли продолжение (сужу по книжным полкам магазинов моего города — книга не сказать чтобы влёт продавалась), но авторы, поматросившие читателя, а потом бросившие, просто обязаны его написать.

Оценка: 6
–  [  10  ]  +

Сергей Жарковский «Я, Хобо: Времена смерти»

mick_ekb, 1 февраля 2013 г. 22:06

Черт, — думал я, — такое замечательное произведение, а ни о каком Жарковском я никогда не слышал. Так глубоко все описано, даже язык у космачей свой, особенный. Столько загадок на квадратный метр. Своя терминология, свой язык, свой дискурс и своя философия отношений. Свой понятийный аппарат и четкая логика развития сюжета. Почему же Жарковский не суперзвезда твердой НФ? Все потому, что мало придумать завязку. Нужно придумать развязку. Это как если бы в очень напряженном детективе произошло убийство в запертой комнате, у всех алиби, около трупа полно странных улик, вокруг ошиваются разномастные сектанта, все закручено до предела... Читатель ждет разгадки, а писатель сам не знает, кто тут убийца. Потому что его дело — завинтить сюжет, а развинтить можно когда-нибудь потом.

Сложные построения, сложная композиция, лакуны — это признак проработанности книги. Но проработанность должна раскрываться, а загадки решаться. Бушков запутался в Свароге (хотя тут жанры несопоставимы), многие серии просто изжили себя, а здесь мне пока даже не ясно, есть ли какая-то целостность в принципе. Или автор ждет старости, а разгадки сюжета записывает в мистическую тетрадь, которая куда-то пропадет после его смерти. А была ли тетрадь?

7 авансом, вдруг во что-нибудь выльется.

Оценка: 7
–  [  2  ]  +

Сергей Жарковский «Я, Хобо: Времена смерти»

fathersergiy, 12 декабря 2012 г. 15:00

Неоднозначная вещица. Претензий множество, но о них не хочется. А в общем довольно захватывающе, атмосферно и необычно. Не отпускает до конца. Концовка немного ... не вписывается в общую атмосферу. Как-то так.

Оценка: 8
–  [  3  ]  +

Александр Зорич, Сергей Жарковский «Очень мужская работа»

Feanor Ajwen, 4 ноября 2012 г. 06:08

Неплохая книга, но чисто «S.T.A.L.K.E.R.»-овское произведение.

Сюжет лихо закручен. Тут вам и Чернобыльская зона, спецслужбы, сталкеры-трекеры и катастрофа планетарного массштаба.

Язык написания приемлимый, роман читается легко. Недостаток — обилие терминов, значение которых объясняется страниц через 20-30 после первого появления в тексте. Динамика развития сюжета приемлимая, но присутствуют и затянутые фрагменты. В наличии немного специфического юмора. Герои — сталкеры Тополь и Комбат из романов Александра Зорича («Полураспад», «Беглый огонь», «Клад стервятника»). Скорее всего будет продолжение, на это намекает эпилог.

Роман «Очень мужская работа» можно порекомендовать для прочтения только фанатам игры и цикла «S.T.A.L.K.E.R.».

Оценка: 8
–  [  0  ]  +

Сергей Жарковский, Андрей Ширяев «Врата испуганного бога»

Lуna, 29 октября 2012 г. 19:18

Книга оставила смешанное впечатление, первую половину заставляла себя читать, во второй стало поинтересней. Язык действительно на любителя, иногда даже теряешь первоначальную мысль, читать сложновато, но постепенно привыкаешь...Не скажу что не понравилось, но продолжение читать не буду.

Оценка: 6
–  [  11  ]  +

Сергей Жарковский «Я, Хобо: Времена смерти»

afreg, 27 октября 2012 г. 15:31

Вручили мне эту книгу со словами «Гениально, невероятно, читай!»

Прочитал.

Начнем с хорошего. Присутствует атмосфера, зубодробительный язык, продравшись через который видишь его органичность, продуманый, многоплановый мир, неординарность подхода. Читал с огромным удовольствием, в голове картинки постоянные, великолепно!...

Но тут случился конец книги.

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
В котором мы видим нового супергероя. Он еще более супергерой, чем трэшовые персонажи Головачева. Чесслово, не могу представить варианта развития событий, который бы меня отвратил больше. И фиг бы с ним, если бы книга оборвалась на внезапном обретении суперсилы. Скомканное — но все таки завершение было бы. Нет — нас ждет продолжение, в котором, судя по всему появятся «более супергеройные» супервраги, с которыми ГГ будет бороться в масштабах звездных систем. Потому что меньшие масштабы при его то-силах — это не комильфо совсем. Опять какая-то Головачевщина.
Все впечатление от книги испортилось.

Шестерка за работу автора по созданию глубокого и многослойного захватывающего мира.

Оценка: 6
–  [  9  ]  +

Александр Зорич, Сергей Жарковский «Очень мужская работа»

dimon1979, 2 октября 2012 г. 14:59

Не знаю по какой причине эта книга не вышла в основной серии «Сталкер», но на мой взгляд пропускать это произведение нельзя ни одному любителю вселенной, да и людям не знакомым с миром после Чернобыля, будет очень интересно узнать мнение неожиданного творческого тандема — Жарковский — Зоричи.

В этой книге предостаточно всего, что необходимо для полноценного боевика, но кроме этого авторы сделали настоящий подарок любителям загадок и тайн. Построенный в виде расследования одного очень необычного происшествия, этот роман постепенно вводит читателя в курс происшедшего и шаг за шагом показывает происходившие события с разных сторон.

Как это ни странно, но придраться совсем не к чему. Все участники событий описаны четко и подробно, каждому придумано несколько «скелетов в шкафу», разные характеры и линия поведения. Сюжет развивается стремительно, постоянная смена декораций не дает заскучать читателю, неожиданные повороты и запутанные интриги, все это в комплексе позволяет авторам развивать свое произведение в любом направлении.

Очень приятно, когда не ждешь от книги ничего необычного, а потом неожиданно получаешь настоящий подарок, именно таким сюрпризом и стал для меня роман «Очень мужская работа». Надеюсь авторы продолжат свой творческий тандем и мы увидим продолжение этой истории, потому что всех разгадок мы в конце книги не найдем, а узнать поподробней о происшедшем очень хочется.

Оценка: 9
–  [  14  ]  +

Сергей Жарковский «Я, Хобо: Времена смерти»

gelanege, 20 сентября 2012 г. 00:31

Я, конечно, верю отзывам, что стоит прочитать первые 30 страниц и будет хорошо, но честно признаю — не смог. Весьма мозголомное начало, слишком тяжелая стилистика для чтения — книги все-таки читают для того, чтобы получить удовольствие, а не перечитывать каждый абзац по три раза, не улавливая смысл.

Оценка: 2
–  [  15  ]  +

Сергей Жарковский «Я, Хобо: Времена смерти»

MarchingCat, 5 августа 2012 г. 22:13

Краткий отзыв. Тут место только эпитетам:

Поразительно. Великолепно. Гениально.

Отзыв.

Я в шоке. Это одно из лучшего из фантастики из прочитанного мною за поледние годы. А из русскоязычной фантастики — просто лучшее. без всяких «из». Настоящая Современная Фантастика. Без всяких скидок. Если попытаться с чем-то сравнить, то самое близкое что приходит в голову — это Дэн Симмонс с его «Гиперионом» или Питер Уотс с его «Ложной слепотой».

Перед нами кусок мира будущего, (кусок — потому что Земли в книге вообще нет. речь идёт именно о космачах) продуманный до последней мелочи. Профессии будущего, технологии будущего, сленг будущего, формы общения будущего... Продумано всё. до последней мелочи. Погружение в этот мир будущего происходит уже на 5-6 десятке страниц и ты начинаешь жить в этом мире вместе с героями книги.

Огромное количество принципиально новых технологий, которых не было ещё ни у одного писателя-фантаста. Жарковский не терпит штампов. Тут нет приевшегося анабиоза или прыжков через гипер-космос. Тут всё новое. Новое и продуманное до мелочей — от описания применения технологий поминутно до... психологических вариативных последствий оных! И всё это так написано, что совершенно не скучно, ничуть не нудно, а наоборот — читается запоем, на одном дыхании.

Рекомендую всем, кто любит реальную научную фантастику. Мощную. Настоящую Фантастику, а не тупые боевики. Тем, кто обожает Альфреда Бестера, Айзека Азимова, Джеймса Херберта и Артура Кларка. Тем, кто смог понять и оценить Гениальное Великолепие авторов новой волны — Дэна Симмонса, Питера Уотса, Колина Уилсона, Иэна Бэнкса, Грега Бира. Список авторов столь различен, потому что я говорю не о тематике, а о качестве произведения. о степени его новизны и силы.

P.P.S. Хьюго автору! Да и Небьюла тоже.

Оценка: 10
–  [  7  ]  +

Сергей Жарковский «Я, Хобо: Времена смерти»

ibn_valid, 3 августа 2012 г. 17:03

Стесняюсь громких слов, но сказать их придётся. Несмотря на всяческих обслей, это совершенно научная фантастика. Подобное кажущееся несоответствие встречалось последний раз у Павлова в «Волшебном локоне Ампары». Вообще фантастика Жарковского по степени проникновения в мелочи похожа на павловскую. За это и нравится. Потому и жду продолжения. Хочется, знаете ли, пожить в будущем, пусть даже и в таком. Именно пожить.

Оценка: 10
–  [  7  ]  +

Александр Зорич, Сергей Жарковский «Очень мужская работа»

С.Соболев, 2 августа 2012 г. 00:20

Это не боевик и не новеллизация, это «роман-допрос». Множество загадок, несколько героев, одна тюрьма, ни одной разгадки.

Оценка: нет
–  [  15  ]  +

Сергей Жарковский «Я, Хобо: Времена смерти»

Gorhla, 11 апреля 2012 г. 19:18

Автор с названием, конечно, дал маху: ужасный симбиоз Азимова и популярных «чёрнорубашечных» постапокалиптических серий, даже если таковым и не является, всё равно производит отталкивающее впечатление.

Но будет: проверенный человек посоветовал прочесть. Такими советами не разбрасываются.

Открыл.

Закрыл.

«Ч... что? О чём это вообще? Что происходит? Какой четырёхпалубный шипоносец? Не, так дело не пойдёт!»

Снова открыл.

Вчитался, переходя с привычного слайдерского полёта над страницами в глубинное перепахивание литературной целины. Пришёл к выводу, что да — в кои то не лжёт аннотация на переплёте: Иванов от фантастики. ↵

Первые тридцать, наверное, страниц — краш-тест: те, чьи мозги не выдержат, отвалятся. Так Ж. застраховал свою книгу от случайного — буде такой случится — потребителя и приберёг для Читателя. Дальше мягче, хотя разогнаться автор вам не позволит нигде. Огромное количество русско- и англоязычных аббревиатур, обильная терминология, также выдуманная, изящные я своей изломанности обороты. Нет, автор ничего не сделал просто так, вплоть до 12+1. ↵

Персонажи — тут хуже. Сколь удачно вышло обращаться с железом — тема, видно, родная,- столь неуверенно автор выводит портреты. И всё поначалу бы ничего — живы-живёхоньки, НО! Чем дальше, тем больше зловесёлых, ироничных, находчивых, таких обаятельно-залихватских в своём профессионализме однотипных космачей. То ли Симонов с его один-другого-суровее коммунистами, то ли Перумов с великомогучими сверхгероями. Один чёрт — похожи. Тут, продолжая сравнение с Ивановым — историк выигрывает, не напрягаясь. ↵

Сюжет... ооо, можно долго; буду краток. Первая половина — ок, с большой буквы Ок! производственный научно-фантастический роман в эпоху победившего постапокалипсиса — круто! Это, чёрт побери, Ве-ли-ко-леп-но! Пусть Ж. иногда придаёт чрезмерное значение подъёму финтифлюшки А из пункта Б. в точку Х. — простим. Но, стоит завертеться интриге с двойной Новой Зелёной — и ах, очарование испаряется. Сюжет — как шестерня с тряпкой — жуёт, жуёт, жуёт... Непонятные персонажи, относительная мотивация их — не лучший фон для космической драмы космического же масштаба. идея — супер, реализация пока не выдающаяся, но всё равно хорошо. ↵

Итог: крепкий самобытный фантастический роман, настоящая заявка на фантастику, какой она должна стать в ближайшие лет двадцать. Не идеально, но очень качественно. Желаете поразмыслить — «Хобо» к вашим услугам, любите Панова — мимо денег.

Оценка: 8
–  [  3  ]  +

Сергей Жарковский «Я, Хобо: Времена смерти»

mist, 21 марта 2012 г. 16:21

С одной стороны великолепное начало. За производственную повесть из жизни космачей готов поставить 9, а многие места тянут и на 10. Это и быт и продуманный образ жизни, и особый язык и образ мыслей. Но дальше все впечатление портит мистико-фентезийная составляющая. У меня она вызвала впечатление рояля в кустах.

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
Император строящий трассу ради какой-то фиговины. Ножик которым можно взорвать звездолет.

Если опустить эти странные детали, то это одно из лучших «космических» произведений которое я прочитал.

Оценка: 8
⇑ Наверх