Премия Аэлита 1987

<< назад к описанию премии


 Аэлита / Аэлита
Дата проведения:  1987 г.

24 апреля обрела своего владельца седьмая наша «Аэлита». К лауреатам прошлых лет — Александру Казанцеву, Аркадию и Борису Стругацким, Зиновию Юрьеву, Владиславу Крапивину, Сергею Снегову и Сергею Павлову — присоединилась теперь Ольга Ларионова. Приз, носящий прекрасное женское имя, вручен представительнице прекрасной половины человечества...

А теперь о своеобразном «рекорде»: на вручении «Аэлиты» присутствовали нынче посланцы 58 клубов любителей фантастики из 48 городов, в общей сложности — 152 гостя. В 1983 году, на который пришелся предыдущий пик в развитии нашего клубного движения, в Свердловске гостили «лишь» 35 КЛФ из 34 городов...

Самокритично признаемся, что редакция не избежала проколов и накладок. Так, вопреки традиции не удалось обеспечить гостей апрельским номером журнала (что, однако ж, и впрямь было мудрено при полном отсутствии розницы). Не удалось соблюсти «единство места»: вручали-то «Аэлиту», как обычно, в ДК автомобилистов, а вот в следующие дни уже почти что родной для нас зал был занят. Даже приличную погоду «удержать» не сумели — теплая весенняя сушь на глазах гостей вдруг сменилась столь отчаянно-обильным снегопадом, что невольно шутилось: где как, а в небесной канцелярии отношение к клубам любителей фантастики по-прежнему остается, мягко говоря, прохладным...

На «Аэлите»-87 встретились представители едва ли не всех регионов необъятной страны — от Владивостока, Хабаровска и Комсомольска-на-Амуре до Тирасполя и Одессы, от Мурманска до всех трех кавказских столиц. Встретились — ровнехонько за 5000 дней до начала третьего тысячелетия (как выяснилось, именно таков оказался промежуток между нынешним 24 апреля и 1 января 2001 года). В жизни многих это была первая поездка в апрельский Свердловск с его праздником фантастики, на нем обнаружилась даже молодая чета из Грузии, включившая участие в «Аэлите»-87 в свое свадебное путешествие.

Что же смогла предложить редакция «Уральского следопыта» представителям этих не слишком притязательных в смысле удобств и привилегий, но зато удивительно жизнестойких, как показало время, самодеятельных общественных образований?

По общему мнению, удачным был торжественный вечер в ДК автомобилистов.

Традиционная уже выставка фантастической живописи молодых свердловских художников, книжный киоск, среди иных книг продавший, как никак, 300 экземпляров сборника «Поиск-86» и 150 — красочного свердловского переиздания повести Я. Ларри «Необыкновенные приключения Карика и Вали»; очередная НФ викторина, новинка этого года — выставка-конкурс газетных страниц КЛФ... Все это уже создавало особенную атмосферу общности интересов.

Аплодисментами встретили собравшиеся кинохронику восемьдесят первого года — сюжет из киножурнала «Советский Урал», посвященный первой нашей «Аэлите». Повеселились, глядя на шаржированные портреты предыдущих лауреатов. Явно по душе пришлось предложение назвать кандидатов на премию 1988 года — мы записали никак не менее двух десятков произведений последних лет. Внимательно слушали выступления писателей — В. Крапивина, В. Бабенко, С. Другаля, наконец, самой «Аэлиты»-87 — остроумной, как всегда, Ольги Ларионовой...

Север Гансовский в окружении южан

С энтузиазмом была воспринята собравшимися и новая инициатива журнала — учреждение, совместно с объединением «Уралгеология», приза имени И. А. Ефремова.

Писатель и ученый, первопроходец-геолог, немало поработавший и на Урале, Иван Антонович Ефремов своими книгами выводил советскую фантастику на новые орбиты. Именно ефремовская «Туманность Андромеды» стала тридцать лет назад той вехой, что обозначила рождение новой советской фантастики. Фантастики, которая устремлена не на пять — десять лет вперед, а в безграничные дали будущего, которая видит в этом будущем отнюдь не слащаво-розовые частные стычки лучшего с хорошим, а самые серьезные конфликты и проблемы, которая приучает своего читателя ежечасно помнить, думать и заботиться об этом будущем в нашей повседневности.

Совершенно естественным было специальному призу за вклад в развитие советской фантастики дать имя И. А. Ефремова...

Георгий Иосифович Гуревич, первый лауреат нового приза, именно в этот день — 24 апреля — отмечал свое 70-летие. Ровесник Октября, он пришел в фантастику сразу после войны: первая его повесть («Человек-ракета») была напечатана еще в 1946 году. Много повестей и романов, сборников рассказов выпустил он за эти четыре десятилетия, активно работает и сейчас: только в 1985 году вышли одна за другой три новые его книги — роман «В зените», сборники повестей и рассказов «Только обгон» и «Учебники для волшебников». Особо нужно бы упомянуть о его литературоведческих книгах: первая из них, «Карта Страны Фантазии» (1967), во многом способствовала утверждению права фантаста на выдумку, рассеивала туман вокруг диаметрально, казалось бы, полярных требований к фантастике, общедоступно объясняла эти требования многожанровостью фантастики, настаивала на необходимости и у писателей-фантастов каждое конкретное произведение судить по законам, по которым оно написано.

На официальное, организованное общение был у клубов лишь один день — суббота. Да и та — в усеченном виде, поскольку с утра состоялось выездное заседание Российского совета по фантастике и приключениям, прошедшее — вполне в духе новых веяний — при открытых дверях, с участием всех желающих. Вел заседание С. Гансовский, посвящено оно было нашему журналу. Фантастику «Уральского следопыта» обстоятельно проанализировал московский критик В. Гопман, о «приключенцах» говорил В. Черняк, о ежегодном семинаре молодых авторов в Малеевке (последние два года — в Дубултах) — Н. Беркова. Выступали и читатели.

Разговор, естественно, не ограничился обсуждением журнала. Шла речь о модном сегодня политическом романе и о бедственном, без преувеличений, состоянии книгоиздания фантастики в нашей стране, о других заботах и нуждах этого вида литературы.

На семинаре работали две секции. У фантастиковедов были зачитаны любопытные и обстоятельные сообщения, которые могли б войти в любой сборник научных работ:

«О методике исследования фантастики» А. Киреева (Киев), «Что значит имя?» Р. Арбитмана (Саратов), «Опыт библиографии ленинградской фантастики» Ю. Флейшмана (Ленинград), «О библиографическом указателе «Мир глазами фантастов» В. Казакова (Саратов) и другие. Теория фантастики, ее частные и общие вопросы, библиография и критика НФ (особенно текущая) крайне не разработаны, запущены у нас; здесь — простор для пытливых исследователей, тем более молодых, увлеченных и энергичных, чей взгляд на фантастику свеж, современен и покамест не скован сложившимися традициями, установившимися мнениями и авторитетами. Разумеется, тут же встает вопрос о сохранении и публикации подобных сообщений: жаль, если, отзвучав в Доме работников культуры, они останутся неизвестны вне его стен. Может быть, кому-то из сильных КЛФ, живущих уже в условиях хозрасчета, задуматься над этим вопросом? Предвидим кивок в сторону журнала: почему бы нам самим, высказав к тому же идею заочного КЛФ и НФ тетради, и не заняться публикацией наиболее любопытных докладов? Тут не поспоришь, сверхзаманчиво! Да вот только тетрадь-то наша будущая, к сожалению, слишком тонка, нам бы ухитриться как-то совладать в ней с материалами вот этого самого заочного КЛФ, — а в иных из докладов, о коих речь, по двадцати и более машинописных страниц...

Во второй секции шел обмен опытом работы КЛФ. И здесь, разумеется, были сообщения, достойные публикации в гипотетическом сборнике. Но в целом — о столь наболевшем, жизненно важном для всех собравшихся, для каждого представляемого ими клуба шел здесь разговор, что, конечно же, никак не возможно было обойтись без вспыхивавших то и дело бурных дискуссий. Это был (конечно же) в самом чистом виде — рабочий семинар, которых так не хватает, увы, нашим клубам.

Клубы остро нуждаются в методических советах и разработках, к нам то и дело приходят письма со слезными мольбами о чем-либо подобном — и мы абсолютно бессильны помочь, поскольку никакой такой методики для рассылки у нас попросту нет, она если и существует — то, очевидно, в каждом клубе своя и в единственном экземпляре. Тиражируются-то, распечатываются в клубах только планы работы, эмблемы да билеты, которые, конечно, любопытны, но заменить методику вряд ли способны.

А то, что иной раз выпускают общество книголюбов и центральные библиотеки, во-первых, целенаправленно к нам в редакцию не попадает, а во-вторых, при ознакомлении (которое все равно когда-нибудь да случается) вызывает у нас, да и не только у нас, чересчур негативные эмоции, чтобы еще и распространять эти образчики некомпетентно-бюрократического творчества. Поверьте, выбрано не самое сильное выражение: время лечит и обиды, и раздражение, и досаду. А без них — можно ли читать такие, скажем, це-у из стольного града Москвы: деятельность КЛФ должна быть обращена внутрь клуба, а ни в коем случае не вовне!.. библиографией фантастики можно заниматься лишь под руководством специалиста-библиографа!.. обсуждению в КЛФ подлежат лишь отрецензированные центральной прессой книги центральных же издательств!.. самостоятельное творчество членов КЛФ должно сводиться к выпуску стенгазеты!.. обсуждать собственные литературные опыты в КЛФ можно лишь в присутствии профессионалов: критиков, писателей, на худой конец — журналистов! Мы здесь вольно процитировали инструктивные материалы из журналов «Клуб и художественная самодеятельность» и «Библиотекарь» да брошюру с претенциозным названием «Твой друг — фантастика», распространенную года полтора назад Всероссийским обществом книголюбов...

В последние год-два, предшествовавшие апрельскому (1985 года) Пленуму ЦК КПСС, кто-то усмотрел в клубах любителей фантастики, ни много ни мало, рьяных проводников тлетворной буржуазной идеологии... Предположения абсурднее просто быть не может, но — определенные меры были приняты, по всей стране в клубах пошли проверка за проверкой (в одном из КЛФ — 16 проверок за полтора года, поверите ли?!), работа клубов была привычно заформализована (читай: засушена, сведена к отчетному бумаготворчеству), не оттого ли и сникли надолго многие сильные прежде КЛФ?

Но КЛФ оказались жизнестойкими — не потому ли, что вовсе не сиюминутно-эфемерное это явление, что потребность в них (и не на год, не на два: надолго!) продиктована самой жизнью? Сегодня мы уже не пугаемся неформальных объединений по интересам — напротив, с великой энергией создаем их, нередко даже на пустом месте... Пора, очевидно, и за клубами любителей фантастики признать право на самостоятельность в поисках своего пути. Да, в отличие, скажем, от легализованных ныне «металлистов» или «брейкеров», здесь, в КЛФ, не уповают на первородную истинность ощущений, здесь — думают, мыслят! Во всяком случае, учатся этому, ибо всерьез относиться к фантастике и не задумываться о будущем — нашего общества, всей планеты — невозможно: нонсенс! Не случайно самодеятельные семинары КЛФ и до провозглашения Рейганом политики «звездных войн» проходили, как правило, под одним девизом: «Фантастика — за мир и прогресс»...

24-26 апреля нам и нашим гостям катастрофически не хватало времени. Оно и понятно: трудно совместить праздник с деловым совещанием. Посланцы КЛФ успели-таки побывать в редакции, посмотреть музей «Уральского следопыта», встретиться и пообщаться неформально с В. Крапивиным, С. Другалем.

Но, и упустив многое из-за цейтнота, наши гости, хочется в это верить, получили и увезли с собою главное, за чем ехали: радость от встреч и общения.

Виталий БУГРОВ // Уральский следопыт.- 1987.- № 9.- С. 56-57

Статья про Аэлиту-87 в газете «Молодой дальневосточник»

 
 
Премия «Аэлита» Ольга Ларионова "Соната моря"
Премия им. И. Ефремова Георгий Гуревич
  Иконки:
— лауреаты
— номинанты