Премия Аэлита 1994

<< назад к описанию премии


 Аэлита / Аэлита
Дата проведения:  1994 г.

Фестиваль в Екатеринбурге славится своим демократизмом. Приезжать может любой вне зависимости от членства в КЛФ, вне зависимости от того, начинающий ты автор или «мастодонт»; даже ненавистникам фантастики дорога открыта — приезжай и действуй-злодействуй. А уж кого организаторы желают обязательно видеть на «Аэлите», тому присылаются официальные приглашения.

Дважды, когда устроители находили спонсора, «Аэлита» проводилась на турбазах (Хрустальная, Биатлон), обычно же гости размещались в гостиницах города; основные торжества проводились в крупных ДК, секции и семинары работали в помещении редакции и ДК Автомобилистов.

Количество секций каждый раз варьируется, но вот основные: фантастиковедение, обмен опытом клубной работы, фэн-пресса, библиография НФ, секция детских КЛФ, семинар начинающих авторов, объединение любителей творчества Стругацких, ролевые игры, книгоиздание и книготорговля.

За все годы существования «Аэлиты» торжественная церемония открытия назначается на пятницу, но фэны подъезжают кому как приведется, и фактически праздник фантастики начинается со вторника (а то и с понедельника), и официальное торжество лишь констатирует факт — «Да. Началось».

В нынешнем 1994-м, не считая екатеринбуржцев, на «Аэлиту» прибыло 63 человека из 31 города СНГ, в том числе представители Украины, Казахстана, Азербайджана, Молдавии и Приднестровья.

Из писателей были: екатеринбуржцы Александр Крапивин, Сергей Другаль, Александр Больных, новосибирец Геннадий Прашкевич, Владимир Васильев из Новониколаевска (Николаева — Ю.З.), москвичи Александр Громов и Андрей Щербак-Жуков, томич Юлий Буркин, и, ваш покорный слуга, Сергей Орехов представлял Барнаул.

Я участвовал в работе литературного семинара. На семинар привозят (и присылают) рукописи не только начинающие, пробующие себя в фантастике авторы, но и уже имеющие публикации. Приезжают, чтобы узнать мнение, получить первые отзывы. И в этом году рукописей было много; рекомендованные сразу «ушли в работу» к издателям, которые сидели здесь же и внимательно слушали, выбирая «жертву».

О чем говорили на «Аэлите», о чем спорили? Ну понятно же, о судьбе фантастики как жанра. Я не буду распространяться на тему «Что такое фантастика», описывать ее цели и задачи, упаси Бог! И у любителей ее, и у противников давно сформировались собственные оценочные критерии, как и у меня свои. Хотел бы только отметить новые тенденции. Если «на заре человечества» научная фантастика пропагандировала какую-нибудь научную идею, изобретение, открытие, и весь сюжет строился на этом, а следующая волна в фантастике поднимала на щит вопросы социальные, общечеловеческие, «пробовала на зубок» наши общепринятые ценности, то теперь большее развитие находит фантастика отвлеченного мира, фантастика «второй реальности», позволяющая уйти от сегодняшних проблем, и фантастика... вернее сказать, фантастический реализм — обычные события и факты дня сегодняшнего, поданные под необычным углем зрения, отчего все переворачивается с ног на голову, и наше Сегодня просто не узнать, а если и узнать, то с трудом превеликим.

Вторая обсуждаемая тема — западная фантастика. Наш читатель увидел столько, что и не ожидал даже. Но в чем обозначилась проблема? Издатели, стремясь успеть выбросить книгу на рынок и быстрее окупить затраты, забыли, что дело имеют с литературой, что незамедлило отразиться на качестве перевода. В давешние времена профессионалу-переводчику с трудом удавалось опубликовать свои перевод. В наше же время появился такой термин — «экспресс-перевод». Это когда текст-подстрочник кое-как приводится в соответствие с нормами русского языка (сравните построение предложений у немцев, англичан, японцев, русских, и вы поймете, о чем идет речь), затем выбрасываются все описания, оставляется так называемое «экшн-экшн», диалоги и — вперед, в типографию. В результате кому-то попадает Толкиен «Северо-запада», а кому-то любого другого издательства; первые в восторге, а вторые не возьмут в толк, с чего бы от этой серятину балдеть. Да, чуть не забыл! Еще откуда-нибудь заимствуется картинка на обложку, чаще всего не соответствующая содержанию. Или еще вариант (чему я сам не раз был свидетелем), когда художнику говорится: нарисуй то-то и то-то»; и художник берется за работу, даже не читай книги.

Еще говорили о судьбе «Аэлиты»-95. Вопрос совсем не праздный. Устроители фестиваля опасались, что не соберут в этом году «кворума», но, как уже понятно, «кворум» был, люди приехали. Но, но, но... Не было в этом году ни фэнов-москвичей и петербуржцев, ни волгоградцев. Надо отдать должное — ребята из этих городов составляли актив фэндвижения. Слухи ходили самые разные, но бесспорным было одно — представители вышеперечисленных городов пытаются создать нечто альтернативное «Аэлите» и сплотились вокруг «Интерпресскона», на котором Борис Натанович Стругацкий вручает свои персональный приз «Бронзовую улитку», отмечая тем самым наиболее понравившиеся ему произведения. Что ж, попытка — не пытка. Таких попыток уже достаточно случалось — и «Комариная плешь» в Керчи, и «Шлях» под Киевом, и «Волгокон» в Волгограде, и даже что-то происходило совсем недалеко от нас, под Бийском, и в далеком Красноярске... Но Екатеринбургская «Аэлита» жила и намерена жить и впредь.

Мысль вроде бы здравая: а почему, действительно, не организовать свой фестиваль, придумать свой приз, ведь на Западе есть не только «Хьюго». Но получалось так, что на «Волгоконы», «Плеши», «Шляхи», «Аэлиты» приезжали одни и те же люди, и явилась миру новая категория фэнов — «профи».

Теперь, похоже, действительно наступило время размежевания по региональным квартирам, у каждого будет свой праздник фантастики. Я не хочу сказать, что это плохо, потому что не знаю, насколько это хорошо. Я никогда не встревал в эти споры. На мой взгляд, не о чем спорить. Хочется волгоградцам проводить свой «Волгокон» — проводите; есть свой приз — вручайте. А спорить, кто главнее и что престижнее — удел чиновников от литературы. Я знаю, что Барнаул — Столица Мира, и мне достаточно этого знания.

Не раз Москва хотела «переместить» «Аэлиту» к себе. Помню прецедент, произошедший, кажется, в 1989 году. Какая-то барышня из Министерства культуры (какой-то там отдел по работе с самодеятельностью) вышла на сцену — такая бодрая, как «Пионерская зорька», — и заявила залу: «Ребята, мы вас всех забираем!» «Куда?» — спросили ее из зала. «С сего момента, — отвечает барышня, — «Аэлита» будет проводиться под эгидой Министерства культуры!» Поднялось такое свисто-топанье-улюлюканье, что барышню буквально сдуло со сцены. Возмущение фэнов сводилось к одному: «Хватит нам московских командиров и командиров вообще хватит!» Анархисты? — спросит кто-то. Да нет, просто к тому времени клубы любителей фантастики уже существовали почти в каждом городе (и не по одному, в нашем Барнауле их было аж три!), и был уже избран свой (в то время союзный) совет КЛФ. Москва же традиционно попыталась прибрать к рукам готовую структуру. Довелось быть свидетелем и другого случая. «Аэлита»-92 проводилась на базе МВД по биатлону. Уже по окончании всех торжеств, в последний день, собрались за одним столом писатели, издатели, редакторы, актив фэнов, и Виталий Бабенко, талантливый писатель-фантаст, один из лидеров издательства «Текст», предложил финансовую помощь «Уральскому следопыту» в проведении следующего фестиваля, но с условием — вручать «Аэлиту» в Москве. Обсуждали недолго, выведя следующее резюме: «Аэлита» — изобретение города Свердловска, пусть в нем и остается, а Москва пусть придумает свое.

На фестивале царит удивительная дружеская атмосфера. Все общаются со всеми. Это, конечно, не значит, что можно подойти, скажем, к лауреату или именитому гостю и, хлопнув того по плечу, заорать: «А-га-га! Достал-таки я тебя, однако!» Нет, конечно. Но если действовать в рамках норм поведения в обществе, то интересующий вас автор не откажет в отдельной беседе, а то, глядишь, и книжку подарит или пригласит на рюмку-другую кофе.

О фэнах. Фэнами называют тех, кто не может жить без фантастики. Здесь не играют роли ни возраст, ни должность, ни что-либо еще Главное — человек любит фантастику и зачинивается ею до самозабвения. Фэны классифицируются в зависимости от того, какой вид фантастики они потребляют: научную, фэнтэзи, социальную и т. п. Мое долгое общение с ними показало, что расстояние для них не преграда, едут туда, где что-то интересное происходит, едут, чтобы посмотреть, а если удастся, то и поучаствовать. Последние два года выделили категорию фэнов, у которых средств хватает только на дорожные расходы (в этом году появились еще и те, у кого деньги были только на приезд в один конец — до Екатеринбурга). Эти люди нелегально селятся в гостиничных номерах у своих более состоятельных сотоварищей по движению, либо живут в редакции (в буквальном смысле слова), либо где-то как-то пристраиваются еще. Зачастую они привозят с собой массу книг или другого товара, чтобы продать и тем самым хоть что-то поиметь на обратный путь. И, увы, им почти ничего продать не удается, поскольку привезенные ими книги есть почти у всех приехавших на фестиваль. Они часто занимают в долг (безвозмездно). Все эти люди первое время питаются тем, что привезли с собой из дома, а затем тем, что приносится в редакцию сотрудниками: там — чашка кофе, там — бутерброд, там — огурец... И после этого мне кто-то еще будет говорить, что фантастику у нас не любят!!!

Почему люди едут на «Аэлиту»? Бесспорно — посмотреть на церемонию вручения главного приза и на лауреата и самим поучаствовать в сем действе. Но что так же бесспорно — едут ради общения, ради общения с себе подобными. Отдадим должное ребятам из «Уральского следопыта», это очень терпеливые люди, они стоически выносят все выпадающее на их долю за время фестиваля.

Закрытие проходило в ДК Автомобилистов. Главный приз — премию за лучшее фантастическое произведение года «Аэлита» — получил новосибирец Геннадий Мартович Прашкевич за повесть «Спор с Дьяволом» и цикл «Записки промышленного шпиона».

Я Геннадия Мартовича знаю давно. Мы познакомились на Всесоюзном семинаре молодых фантастов в Юрмале в 1990 году. Он — мэтр, привезший с собой на семинар троих новосибирских авторов; я — начинающий, приехавший хоть и по приглашению Союза писателей СССР, но без «опекуна», но поскольку все сибиряки, сошлись быстро. В тот год в отделявшейся Латвии начались трудности с табачными и спичечными изделиями, но я привез с собой из дома коробок «Спичек хозяйственных», а у него был запас сигарет... Геннадий Мартович — постоянный почетный гость «Аэлиты». В этом году в Екатеринбурге выходит его двухтомник.

Андрею Щербак-Жукову, начинающему писателю из Москвы, вручили приз «Старт» за книжку «Сказки о странной любви». Если «Аэлита» вручается за лучшее произведение года, то приз «Старт» вручается начинающим за первую книгу, признанную экспертами лучшей в сезоне (подчеркиваю — за книгу, а не за публикацию). Вот здесь и начинаются те споры, которые постоянно сопутствуют «Аэлите». И вообще, вручение призов и премий — самый больной вопрос, подолгу затем муссируемый в различных литературных и фэновских кругах.

Не миновал споров и Щербак-Жуков. Его книжка выпущена тиражом в 500 (пятьсот!) штук, объем — 64 страницы. Встает вопрос, кто ее читал? Сами понимаете, до широкого круга читателей она просто не дошла. Но автор сразу разослал книжку по экспертам (учись крутиться, провинция!), которые и утвердили кандидата на приз. Уже потом, когда отгремели тосты и речи, все задались вопросом — а как так получилось? Мое мнение — «Старт» следовало бы отдать томичу Юлию Буркину за книгу «Бабочка и василиск» и прилагающуюся к книге пластинку с собственными песнями автора, иллюстрирующими книгу. Книга Буркина вышла тиражом 5000 экз, объем — 416 страниц; в книгу вошли лучшие его повести, написанные в разное время, а запись пластинки потребовала титанических усилий и как автора, и как финансиста (спонсоры! спонсоры! спонсоры!). Чувствуете разницу — 500 и 5000? Но... Но Буркин не додумался распространить комплект по нужным адресам. И здесь вырисовывается проблема, о которой тоже говорилось на «Аэлите». Тиражи упали до 20 тысяч, а это означает, что книги разойдутся в основном там, где издались. И, скажем, книжку С. Лукьяненко «Рыцари сорока островов», изданную тиражом 30 тыс. экз. петербургским издательством «Terra Fantastika» («Terra Fantastica» — Ю.З.) и получившую приз «Старт» в прошлом году, в нашем Барнауле просто не увидят (и не увидели). И вообще, что касается всех этих голосований... Я никогда не понимал, когда мне говорили: «У нас самые крутые эксперты, они читают все и очень грамотно оценивают». И каждый раз на «Аэлите» появлялось несколько книжек, которые эти эксперты не читали, потому как до них они не дошли (опять же, пример с томичом Буркиным). В конечном итоге, мнение эксперта — это его личное мнение и не больше, понравилось-не понравилось — все кончается этим. Другое дело — престиж приза. Но мир изменился. В прежние времена лауреаты издавались и раскупались в первую голову. А теперь хоть ты трижды лауреат «Аэлиты» или «Бронзовой улитки», или просто нелауреат, книжный рынок диктует свои законы.

О чем еще говорили на празднике фантастики? Обо всем. Помимо разговоров были речи: речи приветственные, речи торжественные, речи застольные. Еще были встречи и со старыми друзьями, и деловые, и многообещающие. Был и приятный сюрприз для меня. Наша с братом повесть «Серый» попала в сборник фантастики «Поиск»-92, вышедший в прошлом году, и мне вручили два авторских экземпляра, которые я с превеликой гордостью привез домой.

Сергей ОРЕХОВ

 
 
Премия «Аэлита» Геннадий Прашкевич "Спор с дьяволом"
Премия «Старт» Андрей Щербак-Жуков "Сказки о странной любви: Фантастические произведения"
  Иконки:
— лауреаты
— номинанты