Издательство Геликон


Издательство «Геликон»

Годы существования: 1918 – 1923

Описание:

Издательство «Геликон» первоначально работало в Москве в 1917-1918 годах и, среди прочих весьма немногочисленных изданий, выпустило альбом гравюр А. Дюрера и «геликоновскую» жемчужину московского периода: работу Эфроса и Тугендхольда «Искусство Марка Шагала» — первую из известных книг об этом художнике. А основал «Геликон» Абрам Григорьевич Вишняк (1893-1944), имевший репутацию молодого богача и эстета. Вишняк, изучавший филологию в Московском университете, был сыном состоятельных родителей — его отец, Григорий Владимирович, держал в Киеве шелкопрядильную фабрику. Начиная с античного названия издательства (оно дано в честь древнегреческих гор, где, по преданию, от удара копытом Пегаса возник источник Иппокрена, в котором купались музы) и кончая изысканной издательской маркой работы В. Масютина, на которой изображена одна из муз-геликонид, — все отражало эстетский характер самого Вишняка. Абрам Григорьевич с юных лет увлекался античностью, изучал латынь и греческий. Позже, увлекшись современной литературой, он стал читать европейских писателей в подлинниках. Особенно любил Гийома Аполлинера и Алана Фурнье.

В 1919 году, в разгар Гражданской войны, Вишняк вместе с женой Верой Лазаревной Аркиной и двухлетним сыном покинул Россию и, проехав через Турцию, Италию и Францию, прибыл в Англию, где в одном из лондонских банков у Веры Лазаревны были некоторые сбережения. Из Англии Вишняки перебрались в Берлин, поселились на улице Бамбергер и уже с сентября 1921 года продолжили выпускать книги под маркой «Геликона», но с указанием двойного места издания: «Москва-Берлин». Это, по понятиям того времени, говорило о лояльности издателей к Советской России. Советские власти в свою очередь не препятствовали, разумеется, под бдительным оком цензуры, ввозу книг Вишняка на территорию большевистского государства. Значительную финансовую поддержку Геликону оказывал доктор медицины Ю.Б.Штейнберг — владелец завода медицинского оборудования под Фрейбургом.

В Берлине «Геликон» сосредоточился на выпуске современной литературы. Достаточно назвать такие имена, как Андрей Белый, Алексей Ремизов, Борис Пастернак, Марина Цветаева, Федор Сологуб, Илья Эренбург, Виктор Шкловский, Михаил Гершензон, чтобы представить себе масштабы и серьезность деятельности Вишняка. Издательств тогда было немало и в Берлине, и в других эмигрантских центрах — Париже, Праге, Софии, Белграде, Риге, Харбине. Почему же столь известные авторы были заинтересованы в сотрудничестве именно с «Геликоном»? Скорее всего, их привлекала высокая культура издательства, уделявшего много внимания оформлению книг. С Вишняком сотрудничали Василий Масютин и Эль Лисицкий, Натан Альтман и Фернан Леже Все издания были отпечатаны в небольших берлинских типографиях скромно, но аккуратно и изящно. Иллюстрации, заставки, концовки и буквицы, как правило, были черно-белые, штриховые, и лишь обложки иногда бывали двухцветными. Часть тиража Вишняк выпускал специально для библиофилов: примерно 100 экземпляров каждой книги печатались на особой бумаге, а затем «одевались» в твердые переплеты.

Наиболее печатаемым автором «Геликона» стал Илья Эренбург, с которым Вишняк подружился. «Необычайные похождения Хулио Хуренито и его учеников» впервые увидели свет именно в «Геликоне» в 1922 году, а затем были многократно переизданы в России. Позже Эренбург вспоминал: «Издательство, выпустившее «Хулио Хуренито», называлось поэтично — «Геликон». Горы, где обитали некогда музы, не оказалось; была маленькая контора на Якобштрассе, и там сидел молодой человек поэтического облика — А.Г. Вишняк. <...> Эмигрантские критики называли его «полубольшевиком». Он внес в берлинский быт нравы московской зеленой богемы <...> Я подружился с ним и с его женой Верой Лазаревной...»

А вот что пишет Ариадна Эфрон, дочь Марины Цветаевой, которая неоднократно, вместе с матерью бывала в конторе издательства. «Контора его — для него — весь мир. Стол, который стоит у окна с толстым стеклом и на котором разложены все издания «Геликона» — чужих изданий на своем столе он не терпит; три шкафа с книгами; над ними — китайский божок. За стеной, в маленькой комнатке, стучат на машинках сквозная барышня-секретарша и иногда молодой человек разбойного вида — сам себя печатающий Эренбург. Посещают Геликона самые разнообразные личности: какой-то старый господин с часами на обрывке собачьей цепи (золотая цепочка продана!), худые унылые вдовы писателей, приходящие в надежде на то, что Геликон будет выдавать им пособие за мужей; судорожно пляшущие на стуле литераторы, надеющиеся облагодетельствовать Геликона переводом своей же книги на испанский язык... Всё, что никому понадобиться не может, приходит (на двух ногах) и притаскивается (в портфелях) к Геликону, он старается никого не обидеть, но все ругаются, что он мало платит...»

Из книг других авторов стоит назвать «Россию в письменах» Алексея Ремизова (1922), сборник стихов Бориса Пастернака «Темы и вариации» (1923), повесть Федора Сологуба «Барышня Лиза» (1923). Особняком на этом фоне стоят три книги, вышедшие в 1922-м: две Тургенева («Казнь Тропмана: Из литературных и житейских воспоминаний» с иллюстрациями Марселя Слодкого и «Песнь торжествующей любви» с рисунками Василия Масютина) и одна Гоголя («Нос» с рисунками Масютина). Издание произведений безгонорарных классиков, всегда востребованных на рынке, было попыткой укрепить свое дело и, именно в 1922 году — в период расцвета издательской деятельности «Геликона», Вишняку удалось даже на какое-то время стать владельцем собственной типографии в Берлине.

В начале 1922 года «Геликон» выпустил книгу стихов Цветаевой «Разлука». Вишняк откликнулся на просьбу Эренбурга помочь Марине Ивановне выпустить новый сборник, чтобы собрать денег на поездку к мужу в Прагу, попавшему туда после поражения Белой армии. Абрам Вишняк — любивший поэзию и разбиравшийся в ней, сам изредка писавший для себя, — восхищался Цветаевой. Уже по его инициативе им была издана другая книга ее стихов — «Ремесло», он же предложил ей перевести повесть Гейне «Флорентийские ночи» и убеждал Марину Ивановну подготовить книгу прозы из дневниковых зарисовок московской жизни 1917-1919 годов. Роман, возникший между поэтессой и издателем, стал поводом для создания еще одного замечательного произведения Цветаевой — «Флорентийские ночи». Его основой стали ее девять подлинных писем к Абраму Вишняку и одно его ответное письмо, переведенные на французский. История этого романа изложена Юрием Клюкиным в подготовленной им книге «Марина Цветаева. Девять писем с десятым, не вернувшимся, и одиннадцатым — полученным» (М., 1999). Роман Цветаевой с Вишняком длился всего несколько недель, 31 июля 1922 года Цветаева, разочарованная и опустошенная, покинула Берлин и уехала в Прагу. А спустя три месяца получила письмо от Вишняка, которое позже поместила в свою эпистолярную повесть.

Наряду с книгами Геликон выпускал и периодические издания: еженедельный «Бюллетень Дома Искусства в Берлине» (1921) в редколлегию которого входили Н.М.Минский, А.М.Ремизов, С.Г.Сумский-Каплун и литературный ежемесячник «Эпопея» (1922-1923) под редакцией Андрея Белого.

Издательская деятельность Вишняка резко пошла на убыль к концу 1923 года, когда экономические условия в Германии изменились. Тяжелым ударом для эмигрантских издательств стал введенный советским правительством запрет на ввоз в страну заграничных изданий. В начале 1924 года Вишняк был вынужден свернуть свою деятельность. «Кончился «Геликон», — писала из Берлина писательница и переводчица Н.И.Петровская. — Буквально зарос травой «забвения» его закрытый подъезд. Окна с опущенными ставнями — как глаза с бельмами. И Вишняк обедает два раза в месяц» За два с половиной года существования издательства в Берлине Геликоном было напечатано около 50 названий книг и журналов; всего же, начиная с 1917 года, под маркой «Геликон» вышло порядка 60 изданий.

Год спустя Вишняки перебираются в Париж, предварительно отправив сына к бабушке в Бельгию. Спустя некоторое время Абрам Григорьевич вернулся к издательской работе, но уже в качестве редактора. Его имя можно встретить на альбомах, посвященных Анненкову, Браку, Дерэну, Кислингу, Руо, Сюрваже, Цадкину и Чирико. Лишь изредка в Париже Вишняк возвращался к своей собственной издательской деятельности. Уступая просьбам все того же Эренбурга, он выпустил три его книги: «В Проточном переулке» (1927), «Москва слезам не верит» (1933) и «Испания» (1937). В Париже Вишняк ведет достаточно замкнутую жизнь. Его имя почти не фигурирует в эмигрантской прессе того времени. Среди немногих писателей, с которыми он продолжал дружить, — Адамович, Замятин и Ходасевич.

При оккупацией фашистами Парижа, Вишняки недооценили нависшую над ними опасность. Абрам Григорьевич мог спастись, если бы уехал по поддельным документам, как делали тогда многие. А у Веры Лазаревны, родившейся в Америке, вообще была возможность легального выезда. Однако они не сделали ни того ни другого, наивно полагая, что, если будут выполнять предписания оккупационных властей, то с ними ничего не случится. Вишняка арестовали 22 июня 1941 года и отправили в концентрационный лагерь Грос Розен, — три года спустя, работая там на соляных копях, он умер от силикоза легких. Его жену немцы забрали год спустя, она тоже погибла в лагере.

©borch для fantlab.ru (по материалам сети)

На фото: А. Вишняк с сыном Женей (Жаком). Бельгия, 1925 год.

Литература:

— Рус. книга. 1921. №9, стр 21;

Леонид Юниверг «Абрам Вишняк и Марина Цветаева»

— Клюкин Ю. М. Цветаева и А. Вишняк // Болшево. 1992. Вып. 2.

— Вишняк А. Г. // Русский Берлин. 1921-23 /Л. Флейшман, Р. Хьюз, О. Раевская-Хьюз, // Париж, 1983;


Страна:
СССР
Город:
Москва-Берлин
Куратор:
БорЧ

Издательство прекратило своё существование.


Всего изданий:
15



  Фильтр: -



Внесерийные издания



Тринадцать трубок

1923 год

Описание: Обложка работы Любови Козинцовой.


Шесть повестей о легких концах

1922 год

Описание: Художник Эль Лисицкий.


Три рассказа

1922 год

Описание: внутренние иллюстрации Ф.-П. Блюма


А все-таки она вертится

1922 год

Описание: Обложка и иллюстрации Фернанда Леже.


Жизнь и гибель Николая Курбова

1923 год

Описание: Иллюстрация на обложке Л. Козинцовой.


История гибели Европы. Трест Д. Е.

1923 год

Описание: Обложка художника В. Константиновского


Спецификация Идитола: Прозроман ускоренного типа

1923 год

Описание: Внецикловый роман.
Иллюстрация на обложке Л. Козинцовой.

Куратор — БорЧ

⇑ Наверх